· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ
в свете духовной науки

ДЕЯНИЯ АПОСТОЛОВ


I

Мое первое слово, о друг Божий, касалось нового начала, которое Иисус положил Своими делами и Своим учением вплоть до того дня, когда вознесся Он в выси, силою Святого Духа указав путь избранным Им апостолам. Во многих сущностных свидетельствах явил Он им Себя, пройдя путем страданий, как Победитель над смертью. В течение сорока дней открывался Он их видящим душам и говорил им о Мистерии Царства Божия.

И когда Он таким образом был среди них, то велел им: не покидайте Иерусалима, там ждите исполнения Отчего обетования, о котором вы слышали от Меня. Иоанн крестил вас водою; но вам нужно креститься Духом Святым, и до того времени осталось не так много дней.

И они, сойдясь вместе, спрашивали Его: Господи, означает ли это, что Ты также вновь восстанавливаешь царство для народа израильского? И Он сказал им: это не ваша задача - знать времена и сроки, которые Отчая Основа Мира установила в подобающем Ей всевластии. Вы же должны воспринять силу, что нисходит на вас: силу Святого Духа; а затем вам надлежит стать Моими свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и в Самарии и вплоть до последних пределов Земли.

И, сказав это, Он стал у них на глазах возноситься, облако приняло Его, и они больше не видели Его. И когда их взор был еще обращен к Небу и они всматривались в него, вдруг предстали им в духовном облике два мужа в белых одеяниях и сказали: вы, мужи Галилейские, что стоите здесь и смотрите на Небо? Сей Иисус, вознесшийся перед вами на Небо, некогда придет вновь в подобном же образе откровения, в каком вы видели Его теперь переходящим в небесные сферы.

Тогда они покинули вершину Масличной горы, что находится близ Иерусалима на расстоянии субботнего пути,* и возвратились в Иерусалим.

*Масличная гора находится менее, чем в километре от Иерусалима. Тут, видимо, имеется в виду расстояние, на которое позволялось ходить в субботу. Прим. рус. перев.

И они вошли в дом и поднялись в верхний зал, где происходила Вечеря. Там собрались они: Петр и Иоанн, Иаков и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков, сын Алфея, Симон Усердный и Иуда, сын Иакова. В душевном единстве предались они молитве вместе с женщинами и Марией, матерью Иисуса, и с Его братьями.

В один из тех дней Петр, став посреди братьев - а их тогда собралось около ста двадцати, - сказал: вы, мужи и братья, должно было исполниться слово Писания, которое Дух Святой изрек устами Давида, указуя на Иуду, приведшего преследователей Иисуса. Ведь он принадлежал к нашему кругу и имел то же самое поручение судьбы, что и мы На деньги, полученные им за свое злодеяние, он купил участок земли Там он повесился и низвергся в бездну, и расселся, так что выпали все его внутренности. Это сделалось известно всем людям в Иерусалиме, поэтому они прозвали на своем наречии ту землю Акельдамах, что значит "земля крови". Ибо в книге Псалмов сказано: пустынным и одиноким станет его дом, никто не будет там жить, и: достоинство его перейдет на другого.

Итак, надобно, чтобы один из шедших вместе с нами все то время, когда Иисус Господь делил с нами Свою Жизнь, от Иоаннова крещения до дня, в который Он вознесся от нас, стал вместе с нами провозвестником Его воскресения.

И решили избрать одного из двух: Иосифа, называвшегося Варсавою, которого также прозвали правоверным*, и Матфия. И, молясь, они сказали: Господи, Ты, Которому ведомы все сердца, укажи нам, кого из двух Ты выбираешь для служения и апостольства, которое оставил Иуда, чтоб идти своим путем. И они бросили о них жребий, и выпал жребий Матфию. И он был причислен к кругу двенадцати апостолов.

*Можно также перевести: "обращенным из язычников". Прим. рус. перев.


II

По прошествии пятидесяти дней ожидали они в единодушном благоговении наступления праздника Пятидесятницы. И внезапно раздался из духовных высей звук, похожий на шум мощного ветра, и наполнил весь дом, в котором они собрались. И явились их видению огненные языки, подобные пламени, и разделились и почили по одному на каждом из апостолов. И все они исполнились Святого Духа и начали говорить на иных языках; каждый говорил то, что внушал ему Дух.

В то время в Иерусалиме находились иудеи, из всех народов под небом преданные Духу люди. Когда раздались те голоса, они поспешно собрались во множестве, и каждый в смятении слушал их (апостолов) говорящими на его собственном языке. Вне себя от изумления, они говорили: вот, все они, говорящие здесь, разве не галилеяне? Как это происходит, что каждый из нас слышит их говорящими на языке, в котором он родился: парфяне и мидяне, и эламиты, жители Месопотамии, Иудеи, Каппадокии, Понта и Малой Азии, Фригии и Памфилии, люди из Египта, Ливии и Кирены, римляне, живущие здесь, иудеи и прозелиты, критяне и арабы? Все мы слышим их возвещающими величие Божие на наших языках. Все были вне себя и не могли понять, что происходит. Один говорил другому: что из этого будет? Иные, насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина.

Но тут встал Петр вместе с другими одиннадцатью апостолами и громким голосом возгласил собравшимся: мужи иудейские и все живущие в Иерусалиме, да будет вам известно, и внемлите словам моим: они не пьяны, как вы думаете, ибо сейчас лишь третий час дня, но это исполнилось слово пророка Иоиля:

В последние дни, - так говорит Бог-Отец, - изолью Я Дух Мой на всю земную жизнь. Тогда ваши сыновья ваши дочери станут изрекать духовное слово, ваши юноши пробудятся к созерцанию Духа, и ваши старцы будут видеть просветленные сны.

Да, истинно, в те дни изолью Дух Мой на служащих Мне - на мужчин и женщин, и в них пробудится дар пророчества. Произведу Я чудеса на Небе и знамения внизу, на Земле: кровь и огонь и облачные столпы дыма. Солнце станет темным, а Луна красной, как кровь. Все это будет предшествовать наступлению великого дня Откровения Христова. Всякий, кто призовет тогда Имя Христа, станет причастным спасению (исцелению).

Вы, мужи израильские, слушайте мое слово! Иисус из Назарета, Сам удостоверивший Божественную Основу Мира деяниями высшей силы, чудесами и знамениями, которые, как вы знаете, Божественный мир через Него совершил среди вас, Он но предопределению Божественной воли и Божественному предведению принесен в жертву. Недостойными руками вы пригвоздили Его ко кресту и убили. Но Бог-Отец воскресил Его, расторгнув узы смерти и упразднив власть смерти над Ним. Уже Давид говорит о Нем:

     Мое душевное око постоянно зрит Господа предо мною.

     Он стоит одесную меня, дабы я не поколебался,

     Потому ликует мое сердце и веселится мой язык.

     Также и моя земная оболочка может надеяться на новое бытие.

     Ты не позволишь моей душе погрузиться в бездну.

     Ты не даешь тому, кого Ты освящаешь, подпасть тлению.

     Путь жизни указал Ты мне.

     Радостью наполняешь Ты мое сердце, когда я созерцаю Лик Твой.

Мужи и братья, да будет позволено мне со свободным мужеством сказать вам о праотце Давиде. Он умер и был погребен; и гробница его до сего дня у нас здесь, где мы теперь находимся. Будучи же пророком и зная, что Бог клятвенно обещал ему отпрыска от семени его посадить на Его трон, он прозревал будущее и говорил о воскресении Христа: бездна смерти не имеет над Ним никакой власти, и Его земные оболочки не достанутся тлению.

Этого Иисуса, о Котором мы говорим, Бог-Отец воскресил, чему все мы свидетели. Десницею Божией вознесен Он, и обетование Святого Духа вручено Ему Отцом. Потому излил Он силы, которые вы видите и слышите.

Давид не был вознесен в небесные сферы, но он сказал:

     Господь бытия сказал Господу моему:

     Воссядь одесную Меня.

     Я желаю врагов Твоих низвергнуть и положить к подножию ног Твоих.

Так знай же, весь дом Израилев, как очевидное, что Сего Иисуса, Которого вы распяли, Бог-Отец сделал Господом и Мессией, Помазанником.

Слышавшие это чувствовали, как слова проникали им в сердце. И они сказали Петру и другим апостолам: что же нам делать, мужи и братья? Петр ответил: измените ваш способ восприятия и постижения мира и да крестится каждый из вас во Имя и силой Иисуса Христа, дабы исцелиться (спастись) от власти греха. И вы воспримете дары Святого Духа. Ибо обетование принадлежит вам и вашим детям, а также и всем тем, кто живет далеко и воспринимает призыв нашего Господа из Царств Божиих.

И долго еще говорил он, свидетельствуя и призывая людей: ищите освобождения и исцеления от фальши, в которой живут люди нашего времени! И открывшиеся его словам крестились. Обратилось в тот день около трех тысяч душ.

С преданностью внимали они учению апостолов, совершали торжество Причастия, преломления хлеба и молились. Все души были наполнены чувством близости Бога. Многие чудеса и знамения совершались через апостолов. И приходившие к вере во всем заботились об общине. Они продавали свои имения и всякую собственность, а выручку делили на всех, по потребности каждого. Они твердо придерживались правила изо дня в день собираться в святилище. Преломление хлеба они совершали от дома к дому и принимали дары с радостью и сердечностью. Они славили Бога и несли соприкосновение с духом дальше, всем людям. Господь же ежедневно увеличивал общину тех, кто соприкасался с Его исцеляющей (спасающей) силой.


III

Однажды Петр и Иоанн отправились около девятого часа молитвы к храму. И был принесен туда один человек, парализованный от рождения. Каждый день его сажали у дверей храма, называемых Красными, просить милостыню у приходящих в храм.

Увидев Петра и Иоанна, собиравшихся войти в храм, он попросил у них милостыню. Петр с Иоанном взглянули на него и сказали: посмотри на нас! Тот повернулся к ним, ожидая получить от них подаяние. Но Петр сказал: у меня нет ни серебра, ни золота; но что я имею, то и хочу тебе дать: во Имя Иисуса Христа, Назарея, встань и ходи! И он взял его за правую руку и поднял. И тотчас же сила устремилась в его ноги, и суставы стали крепкими. Он вскочил на ноги и мог стоять и идти и вошел вместе с ними в храм, подпрыгивая от радости и славя Божественную Основу Мира. И весь народ увидел его ходящим и услышал, как он славит Бога. Он был известен им как нищий, сидевший у Красных ворот храма; и изумились они и были совершенно вне себя от того, что с ним случилось.

Поскольку исцеленный не отходил от Петра и Иоанна, то весь народ устремился к ним и с любопытством окружил их в притворе, называемом Соломоновым. Увидев это, Петр начал говорить к народу:

Вы, мужи израильские, что дивитесь этому и зачем смотрите на нас, как будто мы собственной силой и благочестием сделали так, что он может ходить? Бог Авраама, Исаака и Иакова, Бог наших отцов открыл истинную Сущность Иисуса, Своего Сына, Того, Кого вы предали перед лицом Пилата и от Кого вы отреклись, когда Пилат своим судом хотел освободить Его. Вы отреклись от Святого и Праведного и вместо Него просили освободить вам убийцу. Основателя и Водителя жизни убили вы, но Бог-Отец пробудил Его от смерти; мы свидетели Его Воскресения. И поскольку этот, кого вы видите и знаете, уверовал во Имя Его, то это Имя стало в нем силой, и внутренняя связь с Ним даровала ему на глазах у всех вас исцеление.

Впрочем, братья, я знаю, что действовали вы по неведению, как и ваши начальники. Но Отчая Основа Мира благодаря тому дала исполниться возвещенному Ею устами всех пророков: что Христос, Которого Она послала, должен был пострадать. Так измените же теперь ваш душевный строй, обратитесь к Нему, и вы освободитесь от своих грехов. Тогда, рано или поздно, наступит срок, в который вы переживете совершенно новое воодушевление пред Лицом Господа, когда также и к вам будет послан Тот, Кто должен к вам прийти: Христос Иисус. Небесным сферам надлежит хранить Его в себе до того времени, когда все бытие 6удет приведено к своему первоисточнику. На протяжении эонов Бог уже возвещал об этом устами святых пророков.

Моисей говорил: Господь Бог ваш воздвигнет вам из среды ваших братьев пророка, как меня. Слушайтесь Его во всем, что Он будет вам говорить. А те души, которые не станут слушать Его слов, исторгнутся из своего народа и будут оставлены на погибель.

Все пророки, начиная от Самуэля, немалое их число, говоривших к нам, все они говорили о нашем времени. И вы - сыновья этих пророков и завета Божьего, который Бог-Отец заключил с вашими отцами, когда говорил Аврааму: и в семени твоем благословятся все ветви человечества на Земле. О вас было подумано прежде всего, когда Бог-Отец пробудил от смерти Своего Сына. Он послал Его благословлять вас по мере того как каждый в отдельности освобождается от пут власти зла.


IV

Когда они так говорили к народу, приступили к ним жрецы и начальник храма вместе с саддукеями, досадуя на то, что они учат народ и, говоря об Иисусе, возвещают воскресение из мертвых. Поэтому они наложили на них руки и взяли их на ночь под стражу, поскольку уже наступил вечер. Но сила веры во многих из слушавших ожила; и было таких около пяти тысяч.

На следующее утро собрались в Иерусалиме архонты и старейшины, и учителя Писания, а с ними Анна, верховный жрец Кайафа, и Иоанн, и Александр, и вообще все из рода верховных жрецов. Они поставили их на середину и стали задавать им вопросы: какой силой и во имя кого вы совершили это? Тогда Петр, исполненный Святого Духа, сказал: вы, вожди народа, и вы, старейшины, если ныне мы стоим перед судом за благодеяние, которое мы оказали этому больному человеку, и должны отвечать, какой силой он был исцелен, то да будет известно вам и всему народу израильскому, что сей человек, стоящий теперь перед вами здоровым, исцелен Существом и силой Иисуса Христа, Назарея, Которого вы распяли, а Бог-Отец пробудил от смерти. Он - строительный камень, который вы, строители, объявили негодным; но Он стал камнем основы и краеугольным камнем. И нет ни в ком ином спасения (исцеления); нет другого имени под небом в роду человеческом, кто мог бы привести нас к спасению (исцелению).

Видя прямодушие Петра и Иоанна и, в то же время, заметив, что это простые миряне, они изумлялись и между тем узнали их, что они принадлежали к кругу Иисуса. Видя же стоявшего перед ними исцеленного человека, они не знали, что сказать против этого. И велев им удалиться из собрания совета, они стали рассуждать о том, что им делать с этими людьми. (Они говорили:) через них явно действует дух, о чем известно всем жителям Иерусалима, и мы не можем этого отрицать. Но чтобы это не разгласилось дальше в народе, мы должны запретить им впредь говорить с кем-либо об этом Имени. И они снова позвали их и строго запретили им говорить и учить об Имени Иисуса.Но Петр и Иоанн ответили: посудите сами, справедливо ли пред Лицом Бога нам слушаться более вас, чем Самого Бога? Мы не можем молчать о том, что видели и слышали. Они же, пригрозив, отпустили их, ибо не имели никакого повода, чтобы наказать их, а кроме того, они не могли не посчитаться с народом, потому что все славили Бога за совершившееся, тем более, что человеку, с которым произошло чудо исцеления, было более сорока лет.

Когда их отпустили на свободу, они пришли к своим и рассказали, что говорили им верховные жрецы и старейшины. И единодушно, возвысив молитвенно голос к Богу, они сказали: о Владыка Мира, Ты, сотворивший Небо и Землю, и моря, и все, что в них, Ты устами нашего отца и Твоего сына Давида, исполненного Святым Духом, сказал:

     Зачем беснуются народы и куют пустые замыслы?

     Цари земные и князья собираются вместе

     против высочайшего Господа и против Христа, Которого Он послал.

Поистине, в городе сем объединились они против Иисуса, Твоего Святого Служителя, Помазанника Твоего, Христа: Ирод и Понтий Пилат, народы мира и колена Израилевы. Но сделать они могут лишь то, что уже определено Твоею рукой и Твоею волей.

А ныне, Господи, воззри на их угрозы и дай Твоим служителям силу со всем прямодушием возвещать Твое слово. Простри руку Твою и дай совершиться делам исцеления, знамениям и чудесам во Имя и силой Иисуса, Твоего Святого Служителя.

И когда они так молились, сотряслось место, где они собрались, и все они исполнились Святого Духа и со свободным мужеством возвещали Мировое Слово Божие.

Пришедшие к вере имели одно сердце и одну душу несмотря на то, что число их было велико. Никто из них больше не рассматривал свое имение как личное достояние; во всем они придерживались общины. И апостолы с большой силой свидетельствовали о Воскресении Иисуса Господа. Великая благодать была на всех. Ни один среди них не испытывал нужды. Ибо все, у кого были земли или дома, продавали их, а выручку приносили и складывали к ногам апостолов. А потом каждому давалось все, в чем он нуждался.

Так, Иосия, прозванный апостолами Варнавою, что значит "сын духовного слова", левит с Кипра, продал землю, которой владел, а выручку принес и положил к ногам апостолов.


V

Другой же человек, по имени Анания, вместе с женой Сапфирой, продав свое имение, утаил, с ведома жены, часть полученной выручки, а другую часть принес и положил к ногам апостолов. Тогда Петр сказал: Анания, зачем впустил ты в сердце супостата, зачем ты обманул Святого Духа, утаив часть выручки за свое поле? Чем ты владел, не твое ли было? И тем, что ты приобрел от продажи, разве не волен ты был распоряжаться по своему усмотрению? Как могло тебе такое прийти на ум? Не людей, а Бога обманул ты.

Когда Анания услышал эти слова, то упал и умер. И великий страх объял всех слышавших это. И молодые люди встали, положили его на носилки и понесли хоронить. Часа через три после того пришла его жена, не знавшая о случившемся. Петр спросил ее: скажи, за эту ли цену продали вы землю? Она ответила: да, за эту. И Петр сказал: вы что, сговорились испытывать Дух Господень? Вот, слушай, раздаются у двери шаги тех, кто похоронил твоего мужа. Они вынесут и тебя. И в тот же миг она упала к его ногам и умерла. И когда юноши вошли, то нашли ее мертвой и, вынеся, похоронили рядом с мужем. Великий страх охватил всю общину и всех узнавших об этом.

Через руки апостолов совершались среди народа многие знамения и чудеса. Всегда вместе, в душевном единстве приходили они в притвор Соломонов. Из посторонних никто не осмеливался подступать к ним, народ же почитал их чрезвычайно. Постоянно возрастало число тех, кто через веру находил путь ко Христу, множество мужчин и женщин. Повсюду на кроватях и носилках на улицы выносили больных, дабы хоть тень проходящего Петра упала на них. Множество народа стекалось из городов, расположенных вблизи Иерусалима. Они приносили с собой больных и мучимых нечистыми духами, и все исцелялись.

Но тут вмешался верховный жрец со своим окружением и с принадлежащими к партии саддукеев. Полные зависти, они схватили апостолов и бросили их в общую темницу. Но Ангел Господень ночью открыл двери темницы, вывел их оттуда и сказал: идите, встаньте в храме перед всем народом и возвещайте полную весть о высшей жизни. И они пошли в предутренних сумерках в храм и начали учить.

Между тем верховный жрец и некоторые из его людей созвали синедрион и всё собрание сынов израильских. Затем они послали в темницу слуг, чтобы те привели апостолов. Но слуги не нашли их в темнице и, Возвратясь, сообщили: мы нашли темницу запертой со всей тщательностью и надежностью, и стража стоит у дверей, но когда мы вошли туда, то не нашли там никого. В растерянности слушали их начальник храма и верховные жрецы; они не могли понять, что случилось.

Затем пришел некто и сообщил: вот, мужи, которых вы бросили в темницу, стоят в храме и говорят к народу. Тогда начальник храма пошел со слугами, чтобы взять их. Но они не отважились применить силу из страха быть побитыми камнями. Они повели их без принуждения и поставили в синедрионе.

Верховный жрец обратился к ним и сказал: мы настрого запретили вам говорить об этом Имени, и вот, вы весь Иерусалим наполнили своим учением. Вы хотите на нас возложить кровь этого Человека. Тогда Петр, стоя в кругу апостолов, ответил: Бога подобает слушаться более, чем людей. Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы прибили ко кресту и убили. Отчая Основа Мира возвысила Его в Водителя и Подателя спасения (исцеления), в Исполнителя Её деяний, так что благодаря Ему людям открылся путь к преображению их восприятия и понимания мира и к освобождению от греха. Мы сами свидетели того, что говорим, и вместе с нами свидетельствует Дух Святой, Которого Бог-Отец дает тем, кто следует Его воле. Услышав это, они воспылали гневом и решили их убить. Тогда в синедрионе поднялся один фарисей по имени Гамалиэль, учитель закона, человек уважаемый и любимый всем народом. Он велел вывести апостолов на короткое время и затем сказал: вы, мужи израильские, хорошо обдумайте, что вы хотите сделать с этими людьми. Ибо не так давно явился Февда, выдавая себя за кого-то великого. К нему пристало около четырехсот человек. Когда же он был убит, то рассеялись все его последователи и от всего того дела ничего не осталось. После того, во время переписи явился Иуда Галилеянин и многих побудил отступиться от нас и принять его сторону. Но когда его не стало, то и его последователи рассеялись по всем ветрам. Так вот, хочу я ныне дать вам совет: отстаньте от этих людей, оставьте их. И если их воля и действия происходят от человеков, то все это кончится само по себе. Ну, а если это происходит от Божественной воли, то вам их не уничтожить, сами же вы в конце концов окажетесь богопротивниками.

Они послушались его и, вновь призвав апостолов, наказали их и отпустили, велев не говорить об Имени Иисуса.

Они же, покинув заседание синедриона, радовались, что удостоились принять бесчестие за Имя Христа. И они непрестанно изо дня в день учили в храме и в домах и возвещали Евангелие Христа Иисуса.


VI

В те дни быстро возрастало число учеников, и среди говорящих по-гречески возникло неудовольствие по поводу евреев, что те в оказании ежедневной помощи обходят вниманием находящихся на ступени испытаний. Тогда двенадцать созвали всех учеников вместе и сказали: это нехорошо, что мы в заботах о столе забываем слово Божие. Итак, милые братья, выберите из вашей среды семерых мужчин, проявивших себя как носителей духа и мудрости. Им поручим мы попечение о всех недостатках, а сами полностью посвятим себя молитве и служению Слову, Предложение это понравилось всем, и избрали Стефана, человека, исполненного сильной веры и Святого Духа, а с ним Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена и Николая, прозелита из Антиохии. Их поставили перед апостолами, и те в молитве возложили на них руки.

А Божественное Слово росло, и число учеников в Иерусалиме неудержимо увеличивалось. Даже из жрецов многие последовали призыву ступить на путь веры.

Стефан же, исполненный присутствия Духа и Божественной силы, совершал в народе великие дела и откровения Духа. Некоторые из синагог либертинцев и иудеев, живущих в Кирене, Александрии, Киликии и Малой Азии, затеяли спор со Стефаном, но не могли противостоять мудрости и духу его слов. Тогда они подговорили некоторых сказать: мы слышали, как он произносил хулу на Моисея и на Бога. И так они возбуждали народ и старейшин и учителей Писания, и в конце концов на Стефана напали, схватили его и привели в синедрион. Там они начали возводить на него ложные обвинения говоря: этот человек не перестает поносить святые места и закон. Мы слышали, как он говорил: Иисус Назарей эти места разрушит и переменит обычаи, которые нам ввел Моисей.

И тут все сидевшие в синедрионе взглянули на него и увидели, что 15 лицо его сияет, подобно лику Ангела.


VII

Тогда верховный жрец сказал: так ли это? И он ответил: вы, мужи братья и отцы, слушайте! Бог света откровения явился нашему отцу Аврааму, когда он был в Месопотамии, еще до переселения его в Харан. И Он сказал ему: оставь твою землю и землю твоих кровных родственников и отправляйся в землю, которую Я тебе укажу. Тогда оставил он землю халдеев и переселился в Харан. А после смерти своего отца пошел он дальше и пришел в эту землю, где вы теперь живете. Но Бог не дал ему на ней наследства ни на стопу ноги. Он лишь обещал ему со временем дать ее во владение его потомству. Однако у него тогда еще не было сына. И Бог сказал: твои потомки будут как переселенцы жить в чужой стране; в рабстве и мучениях они пребудут лет четыреста. Но народ, которому они будут принуждены служить, судить буду Я. И Он еще сказал: после того они покинут ту землю и станут служить на этом месте Мне. И даровал Он ему завет Божий, печатью которого является обрезание.

Итак, породил он Исаака и обрезал его на восьмой день. А Исаак породил Иакова, Иаков же - двенадцать праотцов. И праотцы продали Иосифа из зависти в Египет. Но Божественная сила была с ним и вывела его из всех испытаний, и наделила его привлекательностью и мудростью пред фараоном, царем Египта. И тот поставил его начальником над Египтом и над всем своим домом. И вот, пришел голод на всю землю египетскую и ханаанскую, а с ним тяжелые испытания судьбы, и отцы наши не находили никакого пропитания. Иаков же услышал, что в Египте имеются запасы зерна, и послал туда наших отцов в первый раз. А когда они пришли во второй раз, Иосиф открылся своим братьям. Так стала известна фараону семья Иосифа. И послал Иосиф к Иакову, отцу своему, сказать, чтобы пришел он к нему со всей своей кровной общиной, в которой было семьдесят пять душ. И Иаков отправился в Египет, и скончались - сам он и отцы наши, и были принесены в Сихем и погребены в гробнице, которую Авраам купил у сыновей Хемора в Сихеме.

А по мере того, как приближалось время исполнения обета, данного Богом Аврааму, народ в Египте разрастался и умножался, пока Египтом не начал править другой царь, который не знал Иосифа. Он стал обманывать наш народ, и страдали наши отцы и были принуждаемы бросать своих детей на погибель. В это время родился Моисей; он был любим Богом. Три месяца возрастал он в доме своего отца, а потом, когда был брошен, взяла его к себе дочь фараона и воспитала, как собственного сына. И был Моисей научен всей мудрости египетской И стал сильным в своих словах и делах.

Когда же исполнилось ему сорок лет, пришла ему на сердце мысль посетить своих братьев, сыновей Израиля. Увидел он, как обижают одного из них, поспешил ему на помощь и отомстил за обиженного, убив египтянина. Он надеялся, что его братья теперь распознают в нем того, чьей рукой Бог хочет даровать им освобождение. Но они его не узнали. На следующий день выступил он перед ними, когда они дрались между собой. Он захотел их примирить и сказал миролюбиво: мужи, одумайтесь, ведь вы братья. Зачем вы обижаете друг друга? Но тот, который обижал своего ближнего, оттолкнул его и сказал: кто поставил тебя начальником и судьей над нами? Не хочешь ли ты и меня убить, как вчера убил египтянина? От слов этих Моисей убежал и жил как чужеземец в Мидии, где у него родилось два сына.

По прошествии же еще сорока лет явился ему в пустыне горы Синай Ангел в пламени тернового куста. Моисей весьма изумился дарованному ему видению. Когда же он подошел поближе, чтобы разузнать получше, раздался голос Господа: Я есмь Бог твоих отцов, Бог Авраама и Исаака и Иакова. И объял тогда Моисея страх, и не смел он больше смотреть. И Господь сказал ему: сними обувь с ног твоих, ибо место, где ты стоишь, свято. Я видел страдания твоего народа в Египте и слышал стенания его и нисшел, чтобы освободить его. Итак, Я посылаю тебя в Египет.

И его, этого самого Моисея, которого они отвергли, сказав: кто поставил тебя управлять и судить нас? - Сам Бог послал руководителем и освободителем и дал ему силу Ангела, который явился ему в терновом кусте.

И вот, он вывел их, творя знамения и чудеса в Египте, на Красном море и в пустыне в течение сорока лет. Сей Моисей говорил к сынам Израиля: Пророка воздвигнет вам Бог из среды ваших братьев, как меня. Таков он был, управлявший народом в пустыне, действовавший совместно и с Ангелом, говорившим к нему на горе Синай, и с нашими отцами. Он воспринял живое слово, чтобы передать его нам. Но наши отцы не захотели слушать его и следовать за ним. Они оттолкнули его от себя и вновь обратились сердцем своим к Египту.

И вот, сказали они Аарону: сделай нам богов, которые бы шествовали перед нами. Мы не знаем, что случилось с этим Моисеем, который вывел нас из Египта. И изготовили они тогда изображение тельца, и стали приносить ему жертвы, и ликовали перед делом своих рук. Тогда Бог отвернулся от них и оставил их служить воинству звездных духов, как об этом сказано в книге пророков: вы, те, кто из дома Израиля, совершили ли вы хоть раз заклание и принесение Мне жертвы в продолжение сорока лет в пустыне? Вы святыню Молоха объявили своей и служили звезде бога Ремфана, и поклонялись изображениям, которые сделали сами. Изгоняю Я вас еще дальше Вавилона.

У наших отцов была в пустыне святыня, в коей проявлялось присутствие Бога. Учредил ее Тот, Кто говорил Моисею, как построить ее по образцу, им виденному. Этой скинией завета владели отцы наши. Она стала принадлежать им после того, как вместе с Иошуа (Навином) они принесли ее в землю, которой владели чужие, языческие народы. Бог изгнал те народы от лица наших отцов, и так было до дней Давида. Давид смел стоять пред Лицом Бога, в соприкосновении с Его Духом, и он молил позволить ему построить жилище Богу Иакова. Но впервые только Соломон построил Ему жилище. Однако ж высочайшая Божественная Сущность не живет в доме, который можно построить человеческими руками. Таков смысл слов пророка:

     Небо - Мой Трон, и Земля - подножие ног Моих.

     Что за дом хотите вы построить Мне, говорит Господь,

     и какое место желаете Мне указать, дабы Я упокоился там?

     Не Моя ли рука сотворила все это?

Вы жестоковыйные люди с необрезанными сердцами и ушами, вы постоянно загораживаете путь Святому Духу. Как поступали ваши отцы, так поступаете и вы. Кого из пророков не преследовали ваши отцы? Они убивали тех, кто предвозвещал пришествие Подателя добра. А вы теперь стали предателями и убийцами Его. Вы приняли закон, посредством которого Ангелы хотели передать людям свой порядок. Но закона этого вы не соблюдаете.

Слушая это, они неистовствовали сердцами и скрежетали зубами.

Стефан же, исполненный Святого Духа, взглянул на Небо и узрел свет Бога-Откровения и Иисуса одесную Отчей Основы Мира. И сказал он: вот, моему созерцанию открыто Небо. Я вижу Сына Человеческого одесную Бога. Тогда возопили они громко, стали затыкать себе уши и ринулись все на него, и вывели за город, и стали побивать его камнями. Выступавшие свидетелями складывали свои одежды к ногам одного юноши, по имени Савл, и побивали Стефана камнями. Он же

молился: Иисус Господь, прими дух мой. И, упав на колени, он воззвал громким голосом: Господи, не вмени им это во грех. Сказав это, он испустил дух. Савл же, полный возбуждения, принимал участие во всем, что происходило, когда они убивали Стефана.


VIII

В те дни началось большое преследование общины в Иерусалиме. Все, кроме апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии. Преданные Богу люди похоронили Стефана, и был у них большой плач по нем. Савл неистовствовал против общины, врывался во все дома, хватал мужчин и женщин и отдавал их в темницу.

Между тем рассеявшиеся по всем направлениям ходили по стране и благовествовали Слово. Так, Филипп пришел в один город в Самарии и возвещал его жителям о Христе. Большие толпы народа сошлись послушать Филиппа, и были они как одно сердце и как одна душа, когда внимали ему и когда видели духовные деяния, которые он совершал. Из многих одержимых с громкими криками выходили нечистые духи, и многие с парализованными телами или ногами исцелялись. Великая радость царила в городе.

А прежде того некий человек, по имени Симон, занимался в том городе магией. Он вводил жителей Самарии в состояние экстаза, а себя выдавал за великого предводителя человечества. Все, от мала до велика, слушали его и говорили: в нем воплощена высокая духовная сила. И поскольку ему удавалось магическими средствами ввергать их в экстаз, то уже долго они следовали за ним.

Когда же пришел Филипп со своим провозвестием Царства Божия и Имени Иисуса Христа, то многие были захвачены этим, и мужчины и женщины крестились. Даже в Симоне пробудилась вера, он крестился и не отходил от Филиппа, глубоко взволнованный большими знамениями и деяниями, которые тот совершал.

Когда же апостолы, остававшиеся в Иерусалиме, услышали, что самаряне приняли Божественное Слово, то послали туда Петра и Иоанна; и те, придя, молились за тех людей, чтобы они восприняли Святого Духа. До того времени еще ни на кого в Самарии не сходил Святой Дух. Крестясь, они только соединились с Именем и Силой Иисуса Господа. И теперь те, на кого апостолы возлагали руки, воспринимали Святого Духа.

Когда же Симон увидел, что возложением рук апостолов даруется Дух, то принес им деньги и сказал: дозвольте и мне причаститься этой полноте власти, дабы тот, на кого я возложу руки, также воспринимал Святого Духа. Но Петр ответил ему на это: твои деньги да погибнут вместе с тобой, если ты думаешь, что даруемую милость Божию можно купить. Ты по сути чужд Божественному Духу, и не будет тебе в Нем части, ибо сердце твое не чисто пред Лицом Бога. Измени свое понимание и восприятие мира и освободись от фальши в своем существе. Моли Господа, чтобы простил Он помыслы твоего сердца. Я вижу тебя полным горькой желчи и запутавшимся в узах зла. Тогда Симон сказал в ответ: помолитесь за меня Богу, чтоб не постигла меня судьба, о которой вы говорите. Они же и далее продолжали свидетельствовать и возвещать слово Христа, а потом возвратились в Иерусалим. На обратном пути они принесли благую весть еще во многие селения Самарии.

Однажды Ангел Господень сказал Филиппу: встань и иди в полдень на дорогу, которая ведет из Иерусалима в Газу. Дорога та проходит через пустыню. И он встал и пошел туда. И вот, эфиоп, евнух и вельможа эфиопской царицы Кандазы, хранитель всех ее сокровищ, приезжавший в Иерусалим на поклонение, возвращался домой. Сидя на своей колеснице, он читал книгу пророка Исайи. Тогда Дух сказал Филиппу: следуй за этой колесницей. Филипп подошел и, услышав, что он читает пророка Исайю, сказал: понимаешь ли ты смысл этих слов? Тот ответил: как мне их понять, если никто не наставил меня? И он попросил Филиппа взойти на колесницу и сесть рядом с ним. Место, которое он читал, было следующее:

     Подобно овце, был Он ведом на заклание,

     и как агнец перед стригущим его безгласен,

     так не отверз Он уст своих.

     Своим смирением Он уничтожил суд,

     что свершали над Ним.

     Кто расскажет Его историю?

     Жизнь Его взята от земного плана.

Тогда евнух сказал Филиппу: прошу тебя, скажи мне, о ком говорит здесь пророк? Говорит ли он о себе или о другом? И Филипп начал в связи с Писанием возвещать ему об Иисусе.

Продолжая так путь, приехали они к воде, и евнух сказал: посмотри, там вода; что препятствует мне принять крещение? И он остановил колесницу. Филипп сказал ему: если веруешь от всего сердца, то можешь креститься. Он ответил: верую, что Иисус Христос - Сын Божий; и, сойдя с колесницы, они оба вошли в воду, Филипп и евнух, и он крестил его. Когда же они вышли из воды, Филипп был удален Духом. Евнух больше не видел его и полный радости продолжал свой путь. А Филипп оказался в Асдоде и, возвещая, прошел через все города до Цезареи.


IX

Савл был полон страстной ненависти и жажды искоренять учеников Христа. Он обратился к верховному жрецу и просил направить его в синагоги Дамаска, дабы тех, кто и там ступил на этот путь, мужчин и женщин, связав, привести в Иерусалим.

И когда он был в пути и приближался к Дамаску, вдруг осиял его свет с Неба. Он упал на землю и услышал голос, который сказал ему: Савл, Савл, зачем ты преследуешь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? И воспринял он ответ: Я есмь Иисус, Которого ты преследуешь. Встань и иди в город, там ты узнаешь, что надлежит тебе делать. Люди, сопровождавшие его, стояли в оцепенении. Они слышали голос, но никого не видели.

Савл поднялся с земли и когда открыл глаза, то ничего не видел. За руку пришлось вести его в Дамаск. И три дня оставался он слепым, ничего не ел и не пил.

В Дамаске жил один ученик, по имени Анания. Господь, явившись в духе, воззвал к нему: Анания. Он ответил: вот, я здесь, Господи. И Христос сказал ему: встань, пойди на улицу, называемую Прямой, и там в доме Иуды спроси Савла из Тарса. Он теперь молится и в видении созерцал, как к нему идет муж, по имени Анания, возлагает на него руки и к нему возвращается зрение. Тогда Анания сказал: Господи, я слышал от многих, сколько страданий причинил он Твоим святым в Иерусалиме. Он теперь и сюда пришел с полномочиями от верховного жреца сажать в темницу всех, кто призывает Твое Имя. Господь ответил ему: иди, ибо он есть орудие, избранное Мною. Ему надлежит понести Мое Имя пред народами и царями и пред сынами израильскими. Но Я хочу также показать ему, какие страдания он должен взять на себя, служа Моему Имени.

Тогда Анания встал и пошел в (тот) дом и, возложив на Савла руки, сказал: Савл, брат мой, меня послал Господь, Иисус, явившийся тебе на пути. Ты должен снова прозреть и исполниться Святого Духа. И в тот же миг словно чешуя отпала от его глаз, он снова мог видеть и, встав, принял крещение, опять начал есть и вошел в силу.

Несколько дней провел он с учениками в Дамаске. И тотчас начал возвещать в синагогах, что Иисус есть Сын Божий. Все слышавшие его изумлялись и говорили: не тот ли это, кто в Иерусалиме преследовал всех исповедавших это Имя? да и сюда не затем ли пришел, чтобы вязать их и вести к верховному жрецу? А Савл лишь развивал тем большую силу слова и вызывал немалое замешательство среди иудеев Дамаска, объясняя им, что Иисус есть Христос.

Через несколько дней иудеи решили убить его, но Савл узнал об их намерении. День и ночь караулили они у (городских) ворот, чтобы поймать его. Ученики же ночью спустили его по стене в корзине. Придя в Иерусалим, он попытался примкнуть к кругу учеников, но все боялись его, не веря, что и он стал учеником. Тогда Варнава взял его и привел к апостолам и рассказал им, как на пути тот видел Христа и как Христос говорил к нему. Он рассказал также о том, как смело проповедовал он в Дамаске, вступаясь за Имя Иисуса. И начал он в Иерусалиме свободно приходить к ним, мужественно и открыто возвещать Имя Христа и говорить и спорить с говорящими по-гречески иудеями. Тогда и эти попытались убить его. Когда братья узнали об этом, то отправили его в Цезарею, а оттуда - в Тарс.

Для общин же по всей Иудее, Галилее и Самарии на некоторое время наступил покой, и они, умножаясь числом, посвящали себя благоговейному служению, следуя путем Христа, В них возрастала внутренняя сила, которую они воспринимали через Святого Духа.

В те дни Петр, обходивший все общины, посетил также и тех, кто в Лидде пекся о спасении. Там нашел он одного человека, по имени Эней, который уже восемь лет, парализованный, был прикован к постели. И Петр сказал ему: Эней, силой Иисуса Христа ты можешь исцелиться. Встань со своей постели. И он тотчас же встал. Все жители Лидды и Сарона, видевшие это, обратились ко Христу.

В Иоппии жила одна ученица, по имени Тавифа, что в переводе означает "лань". Она была неутомима в совершении добрых дел, с любовью помогая ближним. И вот, она заболела и умерла. Ее омыли и положили наверху, в зале, где совершалась трапеза. А поскольку Иоппия расположена недалеко от Лидды, то ученики, услышав, что там находится Петр, послали к нему двух человек просить его: приди к нам без промедления. И Петр встал и пошел с ними; и когда он пришел, его тотчас же отвели в залу. Там собрались все женщины. Плача они стали показывать Петру разные одежды, которые сшила Тавифа, когда была жива. Тогда Петр, велев всем удалиться, стал на колени и начал молиться, потом, обратившись к телу, сказал: Тавифа, встань! И она открыла глаза и, увидев Петра, села. Он подал ей руку и помог встать. Затем он позвал братьев и женщин и вывел ее к ним живою. И стало о том известно во всей Иоппии; и многие благодаря вере почувствовали себя связанными со Христом.

И довольно долго оставался Петр в Иоппии в доме Симона кожевника.


X

В Цезарее в то время жил один человек, по имени Корнелий, центурион из так называемого Италийского легиона. Он был благочестив и со всем своим домом принадлежал к числу людей набожных. Многие дела, исполненные любви, совершал он среди народа и благодаря молитве находился в постоянном общении с Божественным миром..

Однажды в девятом часу дня он имел в видении отчетливое переживание: Ангел Господень приблизился к нему и позвал его: Корнелий! Он же, взглянув на него, испугался и сказал: что, Господи? И Ангел сказал ему: твои молитвы и твои дела, исполненные любви, проникли в те выси, где они пред Лицом Бога вписываются в сознание и память высшего мира. Пошли ныне людей в Иоппию и позови к себе Симона, называемого Петром. Он гостит сейчас у Симона кожевника, дом которого стоит у моря. После этих слов Ангел отошел, а Корнелий позвал двух жильцов дома, а также одного преданного Богу солдата из числа своих подчиненных и, рассказав им обо всем, послал их в Иоппию.

На следующий день, когда они были в пути и уже приближались к городу, Петр поднялся на крышу, чтобы помолиться. Было около шестого часа. И почувствовал он голод. Когда же ему приготовили есть, душа его выступила из тела. Он увидел, как открылось небо и оттуда опустился некий сосуд. Это было подобно большому распростертому полотну, за четыре угла опускаемому на Землю. В нем находились все животные Земли: четвероногие, пресмыкающиеся и птицы небесные. И голос сказал ему: встань, Петр, принеси жертву и ешь. Но Петр сказал: помилуй, Господи, я никогда не ел ничего неосвященного или нечистого. Тогда в другой раз голос сказал ему: что Бог очистил, ты не лишай святости. И так случилось трижды, раз за разом, а затем сосуд с содержимым вновь поднялся на небо.

Когда же Петр недоумевал, что бы могло означать это видение, вот, пришли посланные Корнелием люди. Узнав, где находится дом Симона, они остановились у ворот и, крикнув, спросили, здесь ли живет Симон Петр. Петр между тем еще размышлял в душе об увиденном. Тогда Дух сказал ему: вот, пришли три человека, которые ищут тебя. Встань, спустись вниз и отправляйся с ними без всяких сомнений, ибо Я послал их. Тогда Петр спустился вниз и сказал тем людям: вот, я тот, кого вы ищите. За каким делом вы пришли? Они отвечали: начальник наш Корнелий, служитель добра, человек благоговейный и уважаемый всем народом иудейским, воспринял откровение святого Ангела, повелевшего звать тебя в его дом и послушать твоих речей. Тогда Петр пригласил их как гостей в дом.

А на другой день он отправился вместе с ними. Некоторые братья из Иоппии сопровождали его. Через день они пришли в Цезарею. Корнелий уже ждал их и собрал у себя родственников и ближайших друзей. И только Петр появился в дверях, Корнелий пошел к нему навстречу и с глубоким почтением поклонился ему в ноги. Но Петр поднял его и сказал: встань, я такой же человек, как и ты. И, беседуя с ним, он вошел в дом.

Когда же увидел он там многочисленное собрание, то сказал: вы знаете, что иудею возбраняется общаться с людьми иного происхождения и заходить к ним в дом. Но Бог мне велел, чтобы я ни одного человека не считал неосвященным или нечистым. Потому я пришел без колебаний, как только меня позвали. Итак, спрашиваю вас: для какого дела вы призвали меня? Тогда Корнелий сказал: теперь уж будет четыре дня, как я молился у себя в доме. И вот, около девяти часов передо мной внезапно возник сияющий облик в белых одеждах и сказал: Корнелий, твоя молитва услышана, и твои благие дела вошли в сознание высшего мира. Пошли гонцов в Иоппию и пригласи к себе Симона Петра, который гостит у Симона кожевника в доме у моря. И тотчас же послал я к тебе, и ты хорошо сделал, что пришел. Теперь мы все собрались здесь пред лицом высшего мира и хотим услышать обо всем, что тебе поручено Господом.

И Петр начал так. Он сказал: лишь теперь впервые я поистине переживаю, что перед Богом внешне нет никакой разницы между людьми. Во всех народах Его Божественное благоволение покоится на каждом, кто в благоговении приближается к Нему и служит добру. Бог-Отец через Иисуса Христа послал к сынам Израиля как исполненную любви весть о мире Мировое Слово. Сей есть Господь всех людей. Вы слышали о действии Слова, Которое, изойдя из Галилеи, пронизало всю Иудею. После того, как раздался призыв Иоанна креститься, пришел Иисус из Назарета. Бог помазал Его Святым Духом и великой силой. Вы знаете, как Он, благо творя, ходил по Земле, неся исцеление (спасение) всем попавшим под власть супостата. Сила Бога-Отца была с Ним, и мы свидетели всех деяний, которые Он совершил в Иудее и в Иерусалиме.

40 Они убили Его, прибив ко кресту, но Бог-Отец воскресил Его на третий день и дал ему открыться, однако не всем людям, а тем, кого Бог приготовил быть свидетелями, то есть нам, которые ели и пили с Ним по воскресении Его из мертвых. И поручил Он нам возвещать о Нем людям, свидетельствуя, что Богом было Ему предопределено живых и мертвых приводить к решению. Он Тот, о Ком все пророки говорили, что всякий связавший себя с Ним обретет благодаря Его сущностной силе освобождение от грехов.

И в то время, как Петр говорил, на всех слушавших его низошел Святой Дух. Христиане из иудеев, пришедшие с Петром, были вне себя от изумления, что дар Святого Духа излился также и на неиудейские народы. Они слышали их говорящими языками и славящими Бога-Отца. Тогда Петр сказал: кто мог бы теперь отказать вам креститься водою, когда и вы, точно так же, как я, восприняли Святого Духа? И он объяснил им, как надлежит креститься во Имя и Силою Иисуса Христа. И они просили его еще несколько дней остаться у них.


XI

Апостолы и братья в Иудее услышали о том, что также и неиудейские народы восприняли Бога-Слово. И когда Петр снова пришел в Иерусалим, то приверженцы обрезания заспорили с ним и стали упрекать его: ты ходил в дом к необрезанным и сидел с ними за одним столом.

Тогда Петр начал рассказывать им все с самого начала: я находился в городе Иоппии и был погружен в молитву, когда мне в отвлеченном от тела созерцании дано было переживание. Я увидел сосуд, подобный большому распростертому полотну, за четыре угла спускаемому с неба. И опустился он прямо ко мне. Когда же я заглянул во внутрь, то увидел всех земных животных: всех четвероногих, всех диких животных, всех пресмыкающихся, а с ними птиц небесных. Потом я услышал голос, сказавший мне: встань, Петр, принеси жертву и ешь! Но я ответил: еще ни разу, о Господи, неосвященное или нечистое не входило через мои уста. И снова раздался голос с неба: что Бог очистил, ты не лишай святости. Так было трижды, раз за разом, а потом все снова поднялось на небо.

И вот, в тот же час к дому, в котором мы жили, подошли три человека, посланные ко мне из Цезареи. И Дух сказал мне, чтобы я без всяких сомнений шел с ними. Шестеро сопровождали меня, и мы пошли в дом того человека. И он поведал нам, как видел Ангела у себя дома, который сказал ему: пошли гонцов в Иоппию и попроси Симона Петра прийти к тебе. Он скажет тебе слова, которые и тебе, и всему твоему дому укажут путь к спасению (исцелению). Когда же затем я начал говорить, Дух Святой низошел на них, как мы это сами пережили вначале. И тогда вспомнил я слово Господа: Иоанн крестил водою, а вы будете крещены Духом Святым. Итак, если Бог-Отец дал им такой же дар, как и нам, после того как они через веру связали себя с Иисусом Христом, с Господом, то подобает ли мне препятствовать Божественной Воле?

Выслушав это, они перестали возражать и, восславив Божественную Основу Мира, сказали: видно, Бог-Отец также и языческим народам открывает путь к изменению их душевного строя, ведущий к истинной жизни.

Между тем рассеявшиеся в мире в результате гонений, наступивших после гибели Стефана, дошли до Финикии, Кипра и Антиохии и принесли Слово, сначала только иудеям. Но некоторые из них, с Кипра и из Кирены, придя в Антиохию, стали говорить также и с греками и принесли им весть об Иисусе Господе. И рука Христа действовала в их деяниях; и множество людей, придя к вере, обратилось ко Христу.

Весть о том достигла общины в Иерусалиме, и они послали в Антиохию Варнаву. Когда же он пришел туда и увидел Божией милостью одаренную духовную жизнь, то возрадовался и стал поощрять всех неустанно соединяться в полной самоотверженности сердца со Христом, ибо он был человеком, в котором жило добро, был исполненный Святого Духа и сильной веры. И много людей нашло путь ко Христу. Потом Варнава отправился в Тарс искать Савла и, найдя его, привел в Антиохию. В течение целого года они смогли действовать в той общине и наставлять многих людей. И там, в Антиохии, ученики впервые стали называться христианами.

В то время в Антиохию из Иерусалима пришли пророки. Один из них, по имени Агав, встав, предвозвестил по духовному вдохновению, что великий голод грозит пасть на все народы. Было это в правление цезаря Клавдия. Тогда ученики принесли свои пожертвования, кто сколько мог, и послали помощь братьям в Иудее, поручив Варнаве и Савлу передать собранное старшим.


XII

В то время царь Ирод поднял руку на некоторых из общины. Иакова, брата Иоанна, он убил мечом, и увидев, что это благосклонно принято иудеями, вслед за тем взял и Петра. Тогда как раз были дни опресноков, когда он велел схватить его и бросить в темницу и приказал сторожить его четырем отделениям солдат, каждое по четыре человека, намереваясь после Пасхи выставить его напоказ народу.

Но, когда Петр был в темнице, община неустанно обращала свои молитвы о нем к Божественному миру. И вот, в ночь перед тем как Ирод хотел выставить его перед народом, Петр, скованный двойными цепями, спал между двух солдат, а у дверей стояла другая стража, охранявшая темницу.

И предстал ему Ангел Господень, и яркий свет озарил помещение. Ангел, толкнув Петра в бок, разбудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с его рук. Тогда Ангел сказал ему: опояшься и обуйся. И он сделал так. И Ангел продолжал: завернись в плащ и следуй за мною! И он последовал за ним. Но он не сознавал, что делаемое Ангелом было действительностью. Он думал, что это просто образное переживание.

Пройдя первую и вторую стражу, они пришли к железным воротам, ведущим в город, которые сами растворились перед ними. Они оказались на свободе и пошли по улице, но тут внезапно Ангел исчез. Петр же, придя в себя, сказал: теперь я знаю, что Господь действительно посылал Своего Ангела, чтобы освободить меня из-под власти Ирода и от всех опасностей, что грозят мне от иудейского народа.

Когда же он осмотрелся, то понял, что находится возле дома Марии, матери Иоанна, называемого Марком. В том доме собралось много народа, и они молились. Петр постучался в наружные ворота, и служанка, по имени Рода, вышла послушать. Когда же узнала она голос Петра, то, позабыв от радости открыть дверь, побежала в дом и объявила: Петр стоит у ворот. Но ей ответили: в своем ли ты уме? Она же стояла на своем, что это действительно он. И они сказали: это его Ангел.

Петр же продолжал стучать в ворота. И когда они наконец открыли ему, то при виде его были совершенно вне себя. Он же, дав знак рукою, чтобы они замолчали, рассказал, как Господь вывел его из темницы. И он добавил: известите Иакова и братьев; а потом вышел и отправился в другое место.

С наступлением дня между солдатами воцарилось большое замешательство. Они не знали, что произошло с Петром. Ирод приказал искать его, но его не нашли. Тогда, допросив солдат, он велел собираться в дорогу и отправился из Иудеи в Цезарею. Там он остался, ибо намеревался затеять войну с жителями Тира и Сидона. Но те, единодушно сойдясь в решении, пришли к нему и, склонив придворного вельможу царского Власта на свою сторону, просили мира, потому что их область зависела от царской области, откуда к ним поступало продовольствие.

В один из специально установленных для того дней Ирод облачился в свои царские одежды, взошел на трон и стал открыто держать речь. Народ при этом восклицал: это говорит бог, а не человек! Но тут Ангел Господень поразил его за то, что он для себя притязал на тот блеск, что принадлежит лишь Божественному миру. Черви изъели его, и он умер.

Слово же Христа росло и ширилось. Варнава и Савл, исполнив свое поручение в Иерусалиме, возвратились обратно (в Антиохию) и захватили с собой Иоанна, прозванного Марком.


XIII

В Антиохийской общине как пророки и учителя действовали: Варнава, Симон, по прозванию Нигер, Луций из Кирены, Менахем, школьный товарищ тетрарха Ирода, и Савл. Они жили, предаваясь таинствам и душевным упражнениям, когда Дух Святой сказал им: отпустите Мне Варнаву и Савла для совершения деяния, на которое Я призываю их. Тогда они в душевных упражнениях и молитвах возложили на них руки и отпустили.

Ведомые Духом Святым, они пришли в Селевкию и оттуда отправились на Кипр. Достигнув же города Саламина, начали они в иудейских синагогах возвещать Божественное слово. С ними был Иоанн, служивший им.

Потом они прошли через весь остров до Пафоса и там встретили иудейского мага и лжепророка, по имени Вар Иисус. Он принадлежал к кругу приближенных управителя города, Сергия Павла, человека весьма разумного, который призвал к себе Варнаву и Павла и пожелал услышать от них Божие слово. Однако Элима - маг (таково его имя в переводе) - стал им препятствовать, желая отвратить управителя города от пути веры. Но Савл, он же Павел, исполнившись Святого Духа, взглянул магу в лицо и сказал: ты весь наполнен притворством и легкомыслием, сын супостата и враг добра. Перестанешь ли ты мешать ясному пути Христову? Вот, рука Господня на тебе: ты ослепнешь и долго не увидишь Солнца. И тотчас же объяли его мрак и тьма, и он стал трогать все вокруг, ища, кто бы вывел его за руку. Когда управитель города увидел это, то сердце его взволновалось, и он весь отдался учению Христа.

Покинув Пафос, Павел и сопровождавшие его прибыли в Перг в Памфилии. Там Иоанн отделился от них и возвратился в Иерусалим. Они же, идя от Перга, достигли Антиохии в Писидии. И в субботу вошли они в синагогу и сели среди собравшихся. После чтения из книг закона и пророков начальники синагоги послали сказать им: вы, мужи и братья, если желаете сказать народу слово, укрепляющее душу, то сделайте это.

Тогда поднялся Павел и, дав знак рукою, сказал: вы, мужи израильские, и вы, люди из круга служащих Богу, послушайте! Бог народа израильского избрал наших отцов; и увел Он народ в чужую землю египетскую и оставил там до полного его развития. Затем десницей высокой Божественной Власти народ был выведен из чужой земли и сорок лет вел жизнь в пустыне. Затем, истребив семь народов в земле Ханаанской, Бог раздал им ту землю по жребию. И так всё оставалось четыреста пятьдесят лет, и давал Он им судей до времени пророка Самуэля. В то время потребовали они царя, и дал им Бог Саула, сына Кисова, из колена Вениаминова. Так прошло сорок лет. Когда же взял Он его от них, то поставил им царем Давида, о котором Сам сказал, свидетельствуя: Я нашел Давида, сына Иессея, мужа по сердцу Моему, он будет исполнять Мою волю. Из его-то потомства Отчая Основа Мира по обетованию воздвигла Иисуса, Спасителя Божьего народа. Путь Ему приготовил Иоанн, возвещая всему народу израильскому крещение, ведущее к изменению строя души и способа постижения мира. Когда же Иоанн пришел к цели своего пути, то сказал: я не тот, за кого вы меня принимаете; но вот, за мною идет Некто, перед Которым я настолько мал, что не достоин развязать обувь на Его ногах.

Вы, мужи и братья, вы, сыновья рода Авраамова, и вы, пекущиеся о богослужении, к нам послано несущее спасение (исцеление) Мировое Слово. Люди в Иерусалиме и их начальники не узнали Его. Читая из субботы в субботу слова пророчества, они, осудив Его. сами исполнили их: не найдя в Нем никакой вины, достойной смерти, они потребовали от Пилата, чтобы он убил Его. Когда же они исполнили все пророчества, написанные о Нем в священном Писании, то сняли Его с креста и положили в гробницу. Но Отчая Основа Мира пробудила Его от смерти. В течение многих дней являлся Он потом тем, которые пошли с Ним из Галилеи в Иерусалим. Они теперь являются Его свидетелями перед народом. Также и мы возвещаем вам: данное нашим отцам обетование Бог исполнил для наших детей. Он воскресил Иисуса по слову второго псалма:

     Ты Сын Мой, ныне Я породил Тебя.

А о том, что Он воскресит Его, так что никакая сила распада не будет иметь над Ним власти, сказано:

     Я дам вам Святыню, на Которую уповал Давид.

В другом же месте он говорит: Ты не дашь Твоим святым подпасть тлению. Давид, послужив в свое время воле Божией, почил и приложился к отцам своим, и подпал тлению. Тот же, Кого воскресил Бог-Отец, тлению не подпал.

Итак, да будет известно вам, мужи и братья: в Нем возвещается вам избавление от грехов и от всех уз моисеева закона, которым вы (больше) не можете оправдаться. В Нем всякий соединяющийся с Ним обретает истинное бытие. Берегитесь, чтобы не пришло на вас предсказанное пророками:

Смотрите, вы, презирающие, подивитесь и стойте пристыженные!

Я совершаю в ваши дни деяние, и если вам расскажут о нем, вы не поверите.

Когда же они покидали синагогу, то собравшиеся просили их поговорить с ними и в следующую субботу. И после того, как собрание разошлось, многие иудеи и набожные прозелиты последовали за Павлом и Варнавой; и те говорили с ними и наставляли их, как божественное присутствие Духа сохранить живым.

В следующую субботу почти весь город собрался послушать слово Божие. Когда же иудеи увидели множество народа, то исполнились зависти и стали возражать на слова Павла и высмеивать их. Павел и Варнава сказали им прямо: перед вами в первую очередь надлежало бы возвестить слово Божие. Но поскольку вы отвергаете его и сами признаете себя недостойными жизни вне времени, то мы обращаемся к языческим народам. Ибо так заповедал нам Господь:

     Я посадил Тебя быть светом народам,

чтобы Ты был спасением (исцелением) для людей вплоть до края Земли.

Когда неиудеи услышали это, то радость охватила их, и славили они слово Христа. Вера становилась живой во всех, кого касалось это слово, и они чувствовали жизнь, которая проходит через все эоны. По всей земле распространялось слово Христа.

Но иудеям все же удалось посеять возбуждение среди некоторых знатных набожных женщин и среди начальников города, и те начали преследовать Варнаву и Павла и изгнали их из своих пределов. Они же отряхнули пред ними пыль со своих ног и пришли в Иконию. А ученики радовались и исполнялись Святого Духа.


XIV

Когда же они были в Иконии, то собрали в иудейской синагоге людей и говорили так, что множество иудеев и греков в сердце своем было захвачено услышанным. Но те иудеи, которые были неспособны последовать за ними, возбудили неприязнь к братьям в душах неиудеев.

И всё же они пробыли там довольно долго, свободно говоря о Христе, Который являл Свое присутствие, когда возвещалось слово о Его милостивой воле и когда Он давал откровениям и деяниям духа совершаться через их руки.

В конце концов народ в городе разделился: одни остались в сообществе с иудеями, другие - с апостолами. Кончилось это тем, что в среде как неиудеев, так и иудеев и их вождей разразилась буря. Они уже хотели схватить апостолов и побить их камнями, но те, узнав об опасности, удалились в города Ликаонии, в Листру и Дерб, и в прилегающие к ним области. Там и пребывали они, возвещая Евангелие.

В Листре жил один человек, который не имел силы в ногах и вынужден был сидеть. Он был парализован от рождения и никогда не ходил. Когда Павел говорил, он был среди слушавших. Взглянув на него, Павел понял, что он полон доверия к целящей силе духа. И громко сказал он ему: поднимись и встань на ноги. И он тотчас вскочил и начал ходить.

Когда народ увидел, что было совершено через Павла, то возвысил свой голос, говоря по-ликаонски: боги приняли облик человеческий и низошли к нам. И они назвали Варнаву Зевсом, а Павла, поскольку он был носителем слова, Гермесом. Зевсов жрец из храма, расположенного близ города, привел к городским воротам волов и принес венки, и хотел вместе с народом совершить большое жертвоприношение.

Но апостолы Варнава и Павел, услышав о том, разорвали свои одежды и, бросившись в народ, стали громогласно увещевать: мужи! что вы замышляете? Мы совершенно такие же смертные люди, как и вы. Нашим провозвестием мы хотим как раз отвратить вас от пустых образов и обратить вас к Богу Сущему, Носителю жизни, Который сотворил Небо и Землю, и моря, и всех их существ.

В прошедшие времена Он давал всем народам идти их естественными путями, хотя и не переставал открываться им, наделяя доброй силой, посылая дождь с неба, даруя плодоносные годы; ваши сердца наполнял Он питанием и радостью.

И, говоря так, они едва убедили народ не приносить им жертвы.

Но потом пришли иудеи из Антиохии и Иконии и увлекли толпу на свою сторону. Они побили Павла камнями и, думая, что он уже мертв, вытащили его за город. Но когда ученики собрались вокруг него, он поднялся и пошел в город.

На следующий день он вместе с Варнавой отправился в Дерб, и там возвещали они Евангелие. А когда они приобрели большое число учеников, то вернулись в Листру, Иконию и Антиохию, повсюду укрепляя души учеников и призывая их твердо стоять в вере, ибо ведь только через многие испытания находим мы доступ в Царство Божие. И повсюду в общинах с молитвой и в духовных упражнениях они путем рукоположения устанавливали старейшин, вверяя их действию Христа, с Которым они были связаны в своем сердце. Пройдя через Писидию, они достигли Памфилии и возвещали Слово в Перге. Потом они спустились вниз до Атталии и оттуда морем отправились в Антиохию, где божественным присутствием Духа им была дана задача, которую они исполнили. Они собрали там общину и поведали ей обо всем, что Бог совершил через них, а также о том, что и неиудейским народам отворена дверь веры. И долгое время они оставались в кругу учеников.


XV

И пришли туда некоторые из Иудеи и поучали братьев: если вы откажетесь от обрезания, установленного Моисеем, то спасения вы не найдете. Из-за этого возникло большое волнение, и Павлу вместе с Варнавой пришлось ожесточенно спорить с ними. В конце концов было решено, что Павел и Варнава и с ними некоторые другие пойдут в Иерусалим к апостолам и старейшинам и там выяснят спорный вопрос.

Итак, община проводила их, и они отправились в путь через Финикию и Самарию. Повсюду они рассказывали об обращении языческих народов и тем вызывали большую радость среди всех братьев.

Когда же пришли они в Иерусалим, то были приняты общиной, апостолами и старейшинами и возвестили о тех деяниях, что Бог сотворил через них. Тогда подступили к ним некоторые из христиан, бывшие прежде фарисеями, и сказали: язычников нужно обрезывать и обязывать их соблюдать Моисеев закон.

Апостолы же и старейшины собрались вместе, чтобы разобраться в этом вопросе. И возник ожесточенный спор; тогда поднялся Петр и сказал: мужи и братья, вы знаете, что от наших первых дней сам божественный мир пожелал, чтобы через мои уста неиудеи восприняли слово Евангелия и нашли путь веры. И ведавший сердца Бог дал им свидетельство и даровал им Святого Духа, как и нам. Он не сделал никакого различия между нами и ими и просветил их сердца силой веры. Зачем теперь вы хотите еще раз испытывать божественный мир, возлагая на плечи учеников такое тяжелое ярмо, которого не могли нести ни наши отцы, ни мы сами? Как добрый дар Иисуса Господа живет в нас вера, которая ведет нас к исцелению (спасению). Их же путь в точности подобен нашему. Тогда умолкло все собрание и стало слушать Павла и Варнаву, которые рассказывали, какие знамения и деяния духа Бог сотворил через них среди неиудейских народов.

При общем молчании начал затем говорить Иаков: вы, мужи и братья, послушайте мое слово. Симон изъяснил, как Бог первоначально обратился к языческим народам, дабы составить из них такой народ, который мог бы нести Имя Божие. И это совпадает со словами пророков, которые можно прочесть в Писании:

     Потом обращусь и вновь воссоздам обрушившуюся обитель Давидову.

     Что в ней разрушено, Я восстановлю. Заново должна она быть возведена.

     Ибо и другим людям надлежит искать Господа, всем народам мира;

     Мое Имя должно раздаваться над ними.

     Так говорит Господь, Который ныне исполняет то, что уже эоны стояло пред Его Духом.

Посему вот мое мнение: не следует возлагать ненужное бремя на тех, кто из неиудейских народов обращается к Богу. Их нужно лишь обязать не оскверняться культом идолов, эротическими культами, тайными культами и церемониями, где прибегают к внушению и используют кровь. Моисей от самых первых времен имеет своих провозвестников; во всех городах каждую субботу в синагогах читают его слово.

И вот, апостолы и старейшины, и вся община почли за правильное избрать из своей среды достойных людей и послать их вместе с Павлом и Варнавой в Антиохию. И были избраны: Иуда, называемый Варсавой, и Сил - ведущие мужи среди братьев. Им поручили передать следующее письмо:

Апостолы, старейшины и братья шлют братьям из неиудейских народов в Антиохии, Сирии и Киликии свой привет. Мы слышали, что некоторые из наших своим учением привели ваши души в замешательство и неясность, чего мы им не поручали. Посему мы единодушно решили избрать мужей и послать к вам с нашими возлюбленными братьями Варнавой и Павлом. Всей душой своей они преданы Имени и Существу Иисуса Христа, нашего Господа. Так поручили мы Иуде и Силу также и устно изъяснить вам все сие. То воля Духа Святого и наша, чтобы не возлагать на вас никакого бремени, кроме самого необходимого: вам надлежит держаться вдали от жертв обманчивым богам, от церемоний, в которых используется кровь, от тайных культов, где прибегают к внушению, и от эротических культов. Соблюдая сне, поступите правильно. Будьте здравы.

Отправленные пришли в Антиохию и, собрав там общину, передали ей письмо. Прочитав его, они обрадовались и почувствовали себя убежденнее и увереннее. Иуда и Сил, также обладавшие пророческим даром, принесли братьям большое духовное утешение и укрепили их силу. После того, как некоторое время они действовали подобным образом, они были с миром отпущены братьями назад к тем, кто их послал. Но Сил решил остаться, и Иуда ушел без него.

Павел и Варнава пребывали в Антиохии, уча и возвещая Евангелие и что еще говорил Господь.

Через некоторое время Павел сказал Варнаве: пойдем опять посетим братьев во всех городах, где мы уже возвещали слово Господа. Нужно посмотреть, как обстоят у них дела. Варнава хотел взять с собой в путешествие также Иоанна Марка, но Павел был того мнения, что его лучше не брать, поскольку уже в Памфилии он оставил их и не пошел с ними делать то, что им надлежало. Отсюда произошло между ними разногласие, так что они решили разделиться. Варнава взял Марка и отправился с ним на Кипр. Павел выбрал себе в спутники Сила и, предав себя милостивой воле Христа, покинул братьев.

И он прошел через Сирию и Киликию, неся общинам новую силу.


XVI

И пришел он в Дерб, а оттуда в Листру. И вот, был там один ученик по имени Тимофей, сын иудейки, ставшей христианкой, и грека. Братья в Листре и Иконии высоко ценили его. Павел захотел взять его с собой и совершил над ним обряд обрезания. Сделал он это ради иудеев тех мест, ибо все знали, что отец его был грек.Переходя из города в город, они поручали общинам придерживаться тех установлений, к которым пришли апостолы и старейшины в Иерусалиме. И общины вновь укрепились в вере и ежедневно возрастали числом.

Но когда затем они прошли через Фригию и Галатию, то были удержаны Святым Духом от провозвестия слова в Азии. А когда они пришли в область Мисии и намеревались идти далее в Вифинию, то Дух Иисуса не позволил им сделать это. Итак, миновав Мисию, они ушли в Троаду.

И было там Павлу ночью видение: перед ним предстал некий македонец и просил его: приди в Македонию и помоги нам. После этого видения мы тотчас же решили отправиться в Македонию, ибо нам стало ясно, что сам Божественный мир призывает нас возвещать там Евангелие.

Итак, мы покинули Троаду и поплыли прямо в Самофракию, а на другой день - в Неаполь. Оттуда мы пошли в Филиппы, главный город Македонии, римской колонии. В том городе мы пробыли несколько дней.

В ближайшую субботу мы отправились за городские ворота к реке, где по обыкновению должно было быть молитвенное место. Мы сели и начали разговаривать с собравшимися там женщинами. Среди слушавших нас была одна, по имени Лидия, торговка пурпуром из Фиатиры, принадлежавшая к кругу набожных людей. Христос открыл ее сердце, и она приняла то, что говорил ей Павел. Когда же она вместе со своими домашними крестилась, то обратилась к нам с просьбой: если вы считаете, что я соединилась сердцем со Христом, то придите пожить в моем доме. И она убедила нас.

Однажды, придя к месту молитвы, встретили мы одну служанку, владевшую духом прорицания, которая, выступая как оракул, приносила большой доход своим господам. Она постоянно следовала за Павлом и за нами, восклицая: эти мужи - служители высшего Бога, они возвещают вам путь спасения! Так поступала она в течение многих дней. В конце концов Павел не вытерпел и, обратившись, сказал духу: Именем Иисуса Христа повелеваю тебе, оставь ее! И тотчас же дух покинул ее. Но когда ее господа увидели, что рухнули их надежды на дальнейший доход, то схватили Павла и Сила и потащили их на рыночную площадь к архонтам и, приведя их к начальникам, сказали: эти люди возмущают наш город. Они иудеи и возвещают мораль, которой нам, римлянам, не следует ни принимать, ни исполнять. Народ также восстал на них и, военачальники, сорвав с них одежду, велели бить их палками. Долго били их, а потом бросили в темницу и наказали темничному сторожу крепко их стеречь. Получив такой приказ, он запер их в самом глубоком тюремном подвале, забив им ноги в колоду.

В полночь начали Павел и Сил в молитвах и гимнах восходить к божественному миру, а другие заключенные слушали их. И вдруг разразилось большое землетрясение, так что заколебались стены тюремного фундамента. Одним ударом все двери отворились и оковы слетели со всех заключенных. Тюремщик, проснувшись, увидел, что все двери тюрьмы открыты. Тогда он схватил свой меч, чтобы заколоть себя, так как подумал, что заключенные бежали. Но Павел крикнул ему: не причиняй себе зла, ибо мы все здесь. Тогда он велел подать свет и побежал вниз. Дрожа от страха, пал он ниц перед Павлом и Силом, потом вывел их наружу и сказал: государи мои, что сделать мне, чтобы спастись? Они сказали: уверуй в Иисуса Господа, и ты вместе со всем своим домом обретешь спасение (исцеление). И они возвестили ему и всем бывшим в его доме Божественное слово. И в тот же час ночи, взяв их к себе, он омыл им раны и немедленно крестился, сам и все его домашние. Он привел их в дом, накрыл стол и возрадовался со всем своим домом, что к ним пришла животворящая сила веры.

Когда же наступил день, военачальники послали жезлоносцев с повелением освободить тех мужей. И темничный надзиратель передал эти слова Павлу: военачальники прислали гонцов с повелением освободить вас. Итак, идите с миром. Но Павел сказал: они нас без суда всенародно били и бросили в темницу, хотя мы являемся римскими гражданами. А теперь нас хотят тайком освободить? Нет, пусть придут сами и освободят нас. Служители передали это военачальникам. Те, услышав, что они являются римскими гражданами, испугались и пришли, говорили с ними и, выведя, просили покинуть город. Итак, они покинули темницу и пошли в дом к Лидии. Увидев там братьев, они ободрили их и отправились дальше.


XVII

Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, пришли они в Фессалоники, где была иудейская синагога. Павел, по своему обыкновению, пошел к ним и три субботы говорил с ними о слове Писания. Он объяснил и показал им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых; и он сказал: Сей Иисус, о Котором я вам возвещаю, и есть Христос.

Некоторым это показалось убедительным, и они примкнули к Павлу и Силу. Это были, главным образом, набожные греки и с ними немало знатных женщин. Иудеи же, исполнившись зависти и подговорив на рыночной площади опустившихся людей, пустили их волновать толпу и привели весь город в неистовое возбуждение. Затем они пошли к дому Ясона, чтобы взять их и вывести перед народом.

Но не найдя их, они потащили Ясона и некоторых из братьев к начальнику города, крича: в нашем городе появились зачинщики беспорядков, готовые во всем мире вызвать мятеж, а Ясон держит их у себя! Все эти люди выступают против повелений цезаря и почитают царем другого, Иисуса. И, говоря так, им удалось толпу и начальников города ввести в заблуждение. Но когда Ясон и другие предоставили поручительство, их отпустили.

Ночью же братья без промедления отправили Павла и Сила в Верию. Прибыв туда, они пошли в иудейскую синагогу. Люди там оказались благороднее, чем в Фессалониках. Они восприняли слово с большой отзывчивостью, ежедневно исследовали Писание, чтобы проверить услышанное. И многие из них, знатные гречанки и большое число мужчин, пришли к вере. Когда же иудеи в Фессалониках узнали, что Павел возвещает Божественное слово также и в Верии, то пришли туда и стали и там возбуждать и возмущать народ. Тогда братья без промедления отправили Павла морским путем далее, а Сил и Тимофей остались там. Сопровождавшие Павла проводили его до Афин и, получив от него наказ к Силу и Тимофею, чтобы они поскорее пришли к нему, отбыли.

Поджидая их в Афинах, Павел страдал духом, видя весь город целиком и полностью предавшимся призрачным богам. И начал он в синагоге говорить к иудеям и набожным людям, а на базарной площади - к прохожим.

Однажды заспорили с ним некоторые из философов эпикурейской и стоической школ. Одни сказали: что, собственно говоря, хочет сказать этот суесловь? а другие: кажется, он хочет возвестить о новых богах, говоря об Иисусе и о воскресении. И они взяли его с собой и повели в ареопаг, говоря: можем ли мы узнать, что это за новое учение, которое ты отстаиваешь? Чуждо звучат твои слова для наших ушей. Мы хотели бы знать, что кроется за ними. Афиняне же все и живущие у них иностранцы ни в чем не проводят время охотнее, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое.

Павел стал посреди ареопага и сказал: афиняне, по всему вижу я, как преданны вы богам. Я прошел по вашему городу и осмотрел ваши святилища. Там нашел я алтарь с надписью: неведомому Богу.

О Нем-то, Которому вы поклоняетесь, не зная Его, я и возвещаю вам. Божественная Сущность, сотворившая Космос и всех существ в нем, Господь Неба и Земли живет не в том храме, который строят руками. Также служение, подобающее Ему, совершается не человеческими руками. Как может нуждаться в человеке Тот, Кто Сам всем людям дает жизнь и дыхание и всякое бытие? Из единой Сущности произвел Он творчески весь человеческий род, обитающий ныне по всему лицу Земли. И в месте его обитания Он так ограничил и упорядочил времена и пространства, чтобы люди искали Божественную Сущность и имели страстное стремление почувствовать Ее и созерцать. Она близка любому из нас, ибо мы живем и творим, и пребываем в Ней.

Ведь и некоторые из ваших поэтов говорили: мы род Божественный. Ну, а если мы Божественного рода, то можем ли мы представлять себе Божественную Сущность подобной будь там золотому, или серебряному, или каменному произведению искусства, созданному человеческим духом? Божественный мир ныне оставляет времена неведения и требует впредь от всех людей повсюду изменить их способ восприятия и постижения мира. Однажды - так определил Бог - должен был прийти день, в который человечеству необходимо найти то свое направление, которое ведет к бытию Божественного Добра. Через одного человека должно было это совершиться. Через Него всем открывается путь веры. Его пробудил Бог-Отец от смерти.

Когда же они услышали о воскресении из мертвых, то одни начали издеваться, но другие сказали: об этом мы бы хотели послушать тебя еще. Итак, Павел вышел от них, и некоторые, присоединившись к нему, исполнились силы веры. Среди них был также Дионисий Ареопагит и одна женщина, по имени Дамарь, и еще некоторые другие.


XVIII

После того Павел покинул Афины и пришел в Коринф. Там он нашел одного иудея, по имени Аквила, родом из Понта. Вместе со своей женой Присциллой он недавно прибыл из Италии, поскольку Клавдий повелел всем иудеям покинуть Рим. Павел пришел к ним и работал с ними, так как и они владели ремеслом ткания палаток.

А каждую субботу он говорил в синагоге и привлек к себе как иудеев, так и греков.

Когда же Сил и Тимофей пришли из Македонии, то Павел побуждаем был Словом свидетельствовать иудеям, что Иисус есть Христос. Но поскольку они отнеслись к нему враждебно и стали насмехаться над ним, то он отряс свои одежды и сказал им: ваша же кровь да придет на ваши головы; а я теперь чист и свободен и могу целиком обратиться к народам мира.

И он ушел оттуда и пришел в дом одного набожного человека, по имени Тит Иуст, дом которого стоял возле синагоги. Начальник же синагоги Крисп со всем домом своим стал христианином; и многие коринфяне, услышав слово, были в сердце захвачены им и приняли обряд крещения. Однажды ночью в видении Христос сказал Павлу: не страшись и не молчи, ибо Я с тобою, и никто не наложит на тебя руки и не причинит зла; имеется еще немало Моих людей в этом городе. И он оставался там год и шесть месяцев, уча слову Божию слушавших его.

Когда же Галлион стал проконсулом Ахайи, иудеи единодушно напали на Павла и привели его пред судилище, и сказали: он научает людей почитать Бога так, как запрещено законом. Но когда Павел поднялся, чтобы говорить, Галлион ответил иудеям: если бы речь шла о преступлении или о злонамеренном поступке, то я, иудеи, выслушал бы вас до конца. Поскольку же вы пришли из-за спора о слове и именах, и о законе, который действует среди вас, то разбирайтесь сами. В таких вопросах я не хочу быть судьей. И он велел им идти из судилища вон. Тогда все напали на Сосфена, начальника синагоги, и стали бить его прямо возле суда, но Галлиона это нимало не заботило.

Павел еще долго оставался там, а потом простился с братьями и на корабле отплыл в Сирию. Присцилла и Аквила сопровождали его. В Кенхрее он обрезал себе волосы, так как принял обет. И прибыл он в Эфес. Там он оставил их, а сам пошел в синагогу и говорил к иудеям. И они просили его остаться с ними подольше, но он не согласился и, прощаясь, сказал: мне нужно предстоящий праздник провести в Иерусалиме, но я вернусь к вам, если на то будет Божья воля. Итак, он покинул Эфес и прибыл в Цезарею, оттуда сходил в Иерусалим, приветствовал общину и тут же отправился в Антиохию.

Недолго пробыл он там и начал новое путешествие, проходя по порядку Галатию и Фригию, повсюду укрепляя братьев.

В те дни пришел в Эфес один иудей, по имени Аполлос, родом из Александрии, человек слова, сильный в науках. Он был наставлен в следовании путем Христа и пламенным духом обстоятельно говорил и учил о судьбе Иисуса. Но он получил лишь Иоанново крещение. И начал он чистосердечно выступать в синагоге. Когда Присцилла и Аквила услышали его, то пригласили его к себе и точнее объяснили ему Божественную тропу. А когда он затем вознамерился идти в Ахайю, то братья написали к тамошним ученикам, убедительно прося их принять его. И, придя туда, он оказал немалую помощь тем, кто через соприкосновение с Духом пришел к вере. Он все снова побеждал иудеев, открыто доказывая им с помощью Писания, что Иисус есть Христос.


XIX

В то время как Аполлос был в Коринфе, Павел проходил через верхние области и пришел в Эфес. Там он встретил группу учеников и спросил их: восприняли ли вы Святого Духа после того, как пришли к вере? Они ответили: мы еще ничего не слышали о Святом Духе. И он спросил: так какое крещение приняли вы? Они сказали: Иоанново крещение. Тогда Павел сказал: Иоанн крестил крещением, которое ведет к изменению строя души и постижения мира; когда он говорил к людям, то делал это для того, чтобы указать им на Того, Кто шел за ним, на Иисуса; так приводил он их к вере. Выслушав это, они приняли обряд крещения во Имя и Силой Иисуса Господа. И когда Павел возложил на них руки, то Дух Святой низошел на них и они заговорили языками Духа и пророчествовали. Это был круг из двенадцати человек.

И стал он ходить в синагогу и в течение трех месяцев откровенно излагал там, в чем состоит его посланничество. С большой силой слова и убедительно говорил он о Царстве Божием. Но когда некоторые зачерствелые и закрытые люди стали при всех поносить Божественный путь, то он оставил их и стал собирать вокруг себя только учеников, и ежедневно говорил с ними в школе Тиранна. Так продолжалось в течение двух лет, и все жители Азиатской провинции могли слышать о Христе, как иудеи, так и греки.

Необыкновенные доказательства высшей силы являл Божественный мир рукою Павла. Достаточно было взять платок или пояс, которые носил на себе Павел, и приложить к больным, чтобы те исцелились и злые духи вышли из них.

Некоторые из бродячих иудеев попытались использовать Имя Господа Иисуса в форме заклинания против одержимости злыми духами. Они говорили так: я заклинаю вас Именем Иисуса, Которого возвещает Павел. Это пробовали делать семеро сыновей иудейского верховного жреца Скева. Однако злой дух ответил им: я знаю Иисуса, и мне известен Павел, а вы кто? И человек, одержимый демоном, напал на них и, одолев, забрал над ними такую власть, что они, нагие и избитые, бежали из того дома.

Вскоре это стало известно всем иудеям и грекам в Эфесе, и напал на них страх. Имя Иисуса Господа обрело величие и уважение. Многие обратившиеся к вере приходили и открывались, и исповедовались в своих делах. И многие предававшиеся магическим искусствам приносили свои книги и открыто сжигали их; когда подсчитали стоимость тех книг, то получилась сумма в пятьдесят тысяч серебряных монет. С такой силой возрастали величие и мощь Христова слова.

После всех этих событий Павел постиг в духе план идти через Македонию и Ахайю в Иерусалим; и он сказал: побывав там, я должен буду увидеть Рим. И он послал двух из своих помощников, Тимофея и Эраста, в Македонию, а сам еще на некоторое время остался в Азии.

В то время произошло немалое возмущение из-за вопроса о (духовном) пути. Один серебряных дел мастер, по имени Деметрий, изготовлявший серебряные копии храма Артемиды и тем доставлявший ремесленникам немалый доход, собрал своих людей и всех, кто занимался подобным ремеслом, и сказал: мужи, вам известно, что наше ремесло приносит нам неплохой доход. А теперь посмотрите и послушайте, как этот Павел не только в Эфесе, но почти по всей Малой Азии совращает целые толпы людей и привлекает их на свою сторону, говоря, что делаемые человеческими руками боги неистинные. А это угрожает нам тем, что не только пострадает наше ремесло, но и храм великой Богини Артемиды будет оставлен в пренебрежении. Ее божественному величию грозит падение несмотря на то, что культ ее свято чтится по всей Азии и во всем человечестве.

Эти слова привели слушавших в большое возбуждение; они закричали: велика Артемида Эфесская! И весь город наполнился смятением; все устремились в одно место, к театру. И, схватив Гайя и Аристарха, спутников Павла из Македонии, они потащили их с собой. Павел хотел остаться в толпе, но ученики не допустили этого. Также и некоторые из начальников провинции, бывшие его друзьями, послали к нему просить его не ходить в театр.

А там одни кричали одно, другие другое. Все население города пришло в беспорядочное бурление, многие же вообще не знали, зачем они туда пришли.

Некоторые из толпы ухватились за Александра, которого выдвинули вперед иудеи. И Александр дал знак рукой, что хочет говорить. Но когда узнали, что он иудей, то закричали все в один голос и кричали около двух часов: велика Артемида Эфесская!

Но наконец блюстителю порядка в городе удалось успокоить толпу, и он сказал: вы, мужи Эфесские, нет такого человека, который не признавал бы, что город Эфес является хранителем храма великой Артемиды и нисшедшего на Землю Зевса. И здесь вообще не может быть двух мнений, а потому успокойтесь и не поступайте опрометчиво. Вы привели сюда этих людей, которые ни храму не причинили никакого вреда, ни Богини нашей не порочили. Если же Деметрий и с ним другие художники имеют на кого-нибудь жалобу, то пусть идут со своим делом в суд. Для чего существуют проконсулы? Перед ними надлежит им решать свои споры. А если у вас есть еще какие-либо желания, то это надлежит решать в законном народном собрании. Теперь же мы стоим перед опасностью быть привлеченными к ответу за произведенное сегодня смятение, ибо у нас нет ничего, чем мы могли бы оправдать это сборище. Сказав это, он распустил (собравшийся) народ.


XX

Когда же смятение улеглось, Павел призвал к себе учеников и, ободрив их, простился с ними и отправился в Македонию. Проходя через те земли, он повсюду словом своим вливал в общины большую силу. В конце концов он пришел в Грецию, где оставался три месяца. Когда же он вознамерился отправиться далее, в Сирию, то ему стало известно, что иудеи замышляют недоброе, и он решил идти назад через Македонию. Сопровождать его отправились Сосипатр, сын Пирра из Верии, Аристарх и Секунд из Фессалоник, а с ними Гай из Дерб и Тимофей, а также Тихик и Трофим из Малой Азии. Они, уйдя вперед, поджидали нас в Троаде. После дня опресноков мы на корабле отплыли из Филипп и через пять дней прибыли к ним в Троаду. Там мы оставались семь дней.

В первый день недели мы собрались вместе на праздник преломления хлеба, и Павел сказал нам, что на следующий день собирается отбыть; до полуночи беседовал он с нами. В верхней зале, где мы собрались, было достаточно факелов. Один юноша, по имени Евтих, сидел на подоконнике; во время продолжительной речи Павла он крепко уснул и, покачнувшись, сонный упал вниз с третьего этажа. Когда его подняли, то он был словно мертвый. Тогда Павел, сойдя вниз, нагнулся к нему, обнял его и сказал: не тревожьтесь, душа его в нем. И он снова поднялся наверх, преломил хлеб и, начав его есть, продолжил свое собеседование, пока не занялся день, а тогда отправился в путь. Отрока же повели домой живого, и все испытывали чувство большой внутренней силы.

Мы отправились вперед, до Асса, на корабле, чтобы оттуда плыть дальше вместе с Павлом, как он решил. Сам он предпочел идти туда пешком. Встретившись в Ассе с Павлом, мы приняли его к себе на корабль и отплыли в Митилену. На следующий день мы отправились дальше мимо (острова) Хиоса и причалили на Самосе. Днем позже мы были в Милете. Павел решил непременно миновать Эфес, чтобы больше не терять времени в Малой Азии. Он спешил во что бы то ни стало ко дню Пятидесятницы попасть в Иерусалим.

Но из Милета он послал в Эфес гонцов, велев пригласить к себе старейшин общины. Когда они пришли, он сказал им: вы знаете, что с первого дня, как я ступил на землю Малой Азии, я был с вами, служа Христу со всем смирением и преданностью среди слез и многих испытаний, приготовленных мне злоумышлениями иудеев.

Вы также знаете, что я не утаил от вас ничего, могущего быть вам полезным, и что я не уставал, говоря с вами, уча вас открыто и по домам. Я хотел свидетельствовать перед иудеями и греками об изменении строя души и постижения божественного мира и о сердечной связи с Иисусом, нашим Господом. И вот, теперь я, пребывая в связи с Духом, отправляюсь в Иерусалим и не знаю, что мне там предстоит. Ведаю лишь об одном, о чем из города в город возвещается мне через Святого Духа, что оковы и тяжелые испытания ждут меня. Но я ни на что не взираю и жизнью моей не дорожу, лишь бы мне идти моим путем и мочь исполнять служение, которое я принял от Иисуса Господа и которое состоит в том, чтобы свидетельствовать о Евангелии даруемой благодати Божией.

И вот, я знаю, что уж не увидите вы лица моего, все вы, среди которых я странствовал, возвещая Царство Божие. Потому свидетельствую сегодня празднично перед вами, что чист я от всякой крови. В моем провозвестии я не утаил от вас ничего касательно воли божественного мира.

Итак, заботьтесь о себе и обо всем стаде, куда вы Духом Святым поставлены блюстителями. Вам надлежит быть пастухами общины Божией. Бог приобрел ее Своею Кровью. Я знаю, что после моего ухода в ваши ряды ворвутся лютые рыскающие волки, которые не пощадят стада. Из вашей собственной среды восстанут люди, проповедующие заблуждения, чтобы сбить учеников с их пути и увлечь их за собой. Потому бодрствуйте и помните о том, что я в течение трех лет и днем и ночью, без устали, среди слез научал каждого в отдельности внутреннему пути.

А теперь передаю вас действенной Силе Христа и слову, в котором ощущается Его милостивая воля и содержится сила, чтобы строить и Божественное наследие передавать всем тем, кто стремится пронизать себя Духом. Не вожделел я ни серебра, ни золота, ни одеяний. Вы знаете: вот эти мои руки послужили нуждам моим и тех, кто был со мной. И всегда я хотел бы повторять вам, что это правильно - среди хлопот и труда поддерживать нуждающихся в помощи. Я бы хотел запечатлеть в вашей памяти слово Иисуса Господа, Который сказал: Дающий блаженнее берущего.

После этих слов он вместе со всеми преклонил колена, чтобы помолиться. Великая печаль наполнила их сердца, и, бросаясь Павлу на шею, они целовали его. Большую боль причинили им его слова о том, что они уже не увидят его лица. И проводили они его До корабля.


XXI

Когда же мы, расставшись, отплыли, корабль взял курс прямо на Кос, откуда на следующий день мы отправились к Родосу и затем в Патару. А потом, найдя корабль, шедший в Финикию, взошли на него. На горизонте нашему взору открылся Кипр, но мы оставили его слева и поплыли в Сирию и пристали к берегу в Тире, куда кораблю надлежало доставить свой груз. Найдя там учеников, мы пробыли у них семь дней. Основываясь на духовных переживаниях, они говорили Павлу, что ему лучше не ходить в Иерусалим. Когда окончились дни нашего пребывания там, мы отправились дальше, и нас провожали все, с женами и детьми. Они вышли с нами за город, и там, на берегу моря, мы преклонили колена и молились. А потом, простившись друг с другом, мы взошли на корабль, а они возвратились домой.

Корабль шел из Тира дальше, в Птолемаиду. Прибыв туда, мы приветствовали братьев и оставались с ними один день. А на следующий день мы пошли в Цезарею и остановились там в доме Филиппа, одного из

семи благовестников (евангелистов). У него было четыре дочери - обладавшие даром пророчества девицы. Мы пробыли у него несколько дней. В эго время из Иудеи пришел пророк, по имени Агав. Он навестил нас и, взяв у Павла пояс, связал им себе ноги и руки и сказал: Святой Дух говорит: человека, которому принадлежит сей пояс, иудеи в Иерусалиме свяжут таким вот образом и выдадут народам мира. Услышав это, мы и тамошние братья приступили к Павлу и старались отговорить его идти в Иерусалим. Но он ответил: к чему ваши сетования? Зачем вы сокрушаете ими мне сердце? Я готов в Иерусалиме не только моей свободой, но и жизнью пожертвовать во Имя Иисуса Господа. И поскольку он не дал переубедить себя, то мы прекратили наши старания и сказали: да будет воля Господня!

После тех дней мы собрались и пошли в Иерусалим. С нами были некоторые ученики из Цезареи, и среди них Мнасон, житель Кипра, бывший учеником с самого начала, у которого мы должны были остановиться. В Иерусалиме нас радостно встретили братья.

На следующий день Павел пошел с нами к Иакову, где собрались все старейшины. Он приветствовал их и подробнейшим образом поведал им о том, как через его служение божественный мир действовал среди народов. Выслушав его, они прославили Бога, а потом сказали ему: брат, ты видишь, сколько тысяч среди иудеев пришли к вере и в то же время остались ревностными исполнителями закона. Они теперь слышали, будто бы иудеев, живущих среди языческих народов, ты учил отпасть от Моисея, говоря, что не надо обрезать новорожденных и незачем придерживаться старых обычаев. Что теперь будет? Скоро они узнают, что ты здесь. Сделай же, что мы тебе скажем. Есть среди нас четыре человека, принявшие на себя обет. Возьми их к себе и очисться вместе с ними. Дай им денег, чтобы они остригли голову. И все тогда узнают, что слухи, которые ходят о тебе, ничего не стоят, что, напротив, ты сам тщательно соблюдаешь закон.

Что же касается неиудеев, которые приходят к вере, то мы наше решение изложили письменно: они не должны участвовать в жертвоприношениях призрачным богам, в жертвах, связанных с кровью, в тайных магических культах и в эротических культах.

Тогда Павел пригласил тех людей к себе и начал вместе с ними обряд очищения. На следующий день он пошел с ними в храм и объявил там день, в который завершится очищение, то есть когда для каждого из них будет принесена жертва.

Когда семь дней уже подходили к концу, иудеи из Азии увидели его в храме, возмутили весь народ и наложили на него руки, крича: мужи израильские, помогите нам! Этот человек повсюду учит всех поступать против народа, против закона и против этого святого места; он уже греков ввел в храм и осквернил святое место. Перед этим они видели его в городе с эфесянином Трофимом и подумали, что Павел приводил его в храм.

Весь город пришел в движение, собралось множество народа. Они схватили Павла, вытолкали его из храма и тут же захлопнули за ним дверь. Когда же они задумали его убить, то до начальника войска дошел слух, что весь Иерусалим охватил мятеж. Он тотчас же взял отряд солдат с центурионами и устремился на толпу. Они же, увидев начальника и солдат, перестали бить Павла. Тогда начальник, приблизившись, взял его и велел сковать двойными цепями, а потом стал расспрашивать, кто он такой и что сделал. В толпе одни кричали одно, другие другое. Из-за шума он не смог узнать ничего определенного и велел отвести его в лагерь. Когда же они подошли к лестнице, то солдаты были вынуждены понести Павла на руках, чтобы уберечь его от насилия толпы, теснившейся вокруг и вопившей: убейте его!

Перед тем как войти в лагерь, Павел сказал начальнику: могу ли я тебе кое-что сказать? Тот сказал в ответ: ты и по-гречески говоришь? Так не ты ли тот египтянин, который на днях учинил бунт и увел в пустыню четыре тысячи разбойников? Павел сказал: я иудей из Тарса, что в Киликии, гражданин небезызвестного города. Я прошу тебя, позволь мне поговорить с народом. Он позволил, и Павел, став на ступени, дал знак рукою народу. Наступило глубокое молчание, и Павел начал говорить по-еврейски:


XXII

Вы, мужи, братья и отцы, выслушайте теперь мое оправдание перед вами.

Когда они услышали, что он говорит к ним по-еврейски, то тишина стала гробовой. И он продолжал:

Я иудей, родившийся в Тарсе Киликийском. В том городе рос я, и у ног Гамалиэля получил воспитание в точном соответствии с отчими законами, так что стал таким же ревнителем Бога, как все вы теперь. На этом пути я ушел так далеко, что заглянул смерти в глаза. Я связывал и передавал в темницу мужчин и женщин. Верховный жрец и все старейшины могут подтвердить это. Получив от них полномочия, я отправился к братьям в Дамаск. Мне хотелось и там вязать отступников и пересылать их в Иерусалим, где они могли бы понести наказание.

Когда же я был в пути и приближался около полудня к Дамаску, вдруг осиял меня великий свет из духовных миров. Я упал на землю и услышал голос, сказавший мне: Савл, Савл, зачем ты преследуешь Меня? И я ответил: кто Ты, Господи? Он сказал мне: Я Иисус Назарей, Которого ты преследуешь. Бывшие со мною, хотя и видели свет, но голоса, говорившего ко мне, не слышали. И я спросил: что делать мне, Господи?

И Господь сказал мне: встань и иди в Дамаск. Там тебе скажут обо всем, что тебе назначено делать. Поскольку же от сверхземной силы того света я лишился зрения, то бывшие со мною отвели меня в Дамаск за руку.

Там ко мне пришел Анания, благочестивый в смысле закона человек, пользовавшийся большим уважением среди всех иудеев, живущих в Дамаске. Подойдя ко мне, он сказал: брат Савл, открой глаза. И я тотчас же открыл глаза и увидел его. Он сказал: Бог наших отцов предопределил тебе познать Его Волю. Ты созерцал Господа высшей жизни и слышал голос Его. И тебе надлежит быть Его свидетелем перед всеми людьми и возвещать о том, что ты видел и слышал. Почему ты и теперь все еще колеблешься? Встань, крестись, очистись от грехов и призови Его Имя.

Когда же я вернулся в Иерусалим и молился в храме, то случилось так, что я отделился от себя и увидел Его, и Он сказал мне: поспеши и оставь Иерусалим, ибо здесь твоего свидетельства обо Мне не примут. И я сказал: Господи, им известно, что я от синагоги к синагоге вязал и бросал в тюрьму тех, кто в вере связан с Тобою. И когда пролилась кровь Стефана, Твоего свидетеля, я стоял рядом и стерег одежду убивавших его и вполне одобрял их. И Он ответил мне: отправляйся в путь. Я посылаю тебя в дали мира к народам Земли.

До этих слов они его слушали, а потом закричали: прочь его с лица Земли! Не может быть, чтобы он остался жить. И они громко вопили, рвали на себе одежду и бросали кверху пыль. Тогда начальник велел увести его в лагерь. И он хотел бичевать его, чтобы выяснить, почему так негодуют против него. Когда же Павла стали привязывать ремнями, то он сказал стоявшему рядом с ним центуриону: разве вам позволено римского гражданина бичевать без суда? Услышав это, тот поспешил к начальнику и сказал: что ты делаешь? Этот человек римлянин. Тогда начальник подошел к нему и спросил: скажи, ты действительно римлянин? Он сказал: да. Тогда начальник сказал: я за большие деньги приобрел это гражданство. А Павел сказал в ответ: я же и родился римлянином. Тотчас же отступили от него намеревавшиеся его бичевать, а начальник был в страхе, что велел связать его, римского гражданина.

На следующий день, желая достоверно узнать, в чем обвиняют его иудеи, он велел освободить его, созвал верховных жрецов и весь синедрион и вывел Павла перед ними.


XXIII

Павел, глядя в глаза членам синедриона сказал:

Вы, мужи и братья, до сего дня я осознанно пребываю на правильном пути, ходя пред Богом.

Тогда верховный жрец Анания велел стоявшим рядом с ним ударить Павла по губам. Но Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена побеленная. Ты посажен, чтобы судить меня по закону, а сам попираешь закон, веля меня бить. Тогда стоявшие вокруг сказали: как смеешь ты стыдить верховного жреца божия? Павел сказал им в ответ: я не знал, братья, что это верховный жрец; ибо написано: против вождя твоего народа не смей произносить недоброго слова!

Тут узнал Павел, что одна часть из них были саддукеи, а другая -фарисеи, и он возгласил в синедрионе: вы, мужи и братья, я фарисей и сын фарисея, и я стою перед судом за чаяние воскресения мертвых.

И когда он это сказал, то среди фарисеев и саддукеев возник спор, и собрание разделилось. Ведь саддукеи говорят, что нет ни воскресения, ни Ангела, ни Духа, тогда как фарисеи признают и то и другое. Поднялся большой крик, и некоторые учителя Писания из партии фарисеев, встав, кинули в бой такие слова: мы не находим ничего предосудительного в этом человеке; быть может, Дух пли Ангел говорил ему.

Поскольку же междоусобица все возрастала, то начальник стал опасаться, как бы Павла в ней не разорвали на части, и он велел когорте войти, взять его из их среды и отвести в лагерь.

В следующую ночь Христос явился ему и сказал: не бойся; как ты свидетельствовал обо Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе сделать это в Риме.

Когда же наступил день, иудеи созвали собрание и поклялись не есть и не пить до тех пор, пока не убьют Павла. Давших эту клятву было более сорока человек. Они пошли к верховным жрецам и старейшинам и сказали: мы дали священную клятву не есть и не пить, пока не убьем Павла. Вы теперь вместе с синедрионом дайте знать начальнику войска, чтобы он еще раз привел его к вам, будто бы для того, что вы хотите поточнее исследовать его вину. Мы же, прежде, нежели он достигнет этого места, готовы его убить.

Об этом замысле услышал сын Павловой сестры, бывший как раз там. Он пошел в лагерь и сообщил о нем Павлу. Тогда Павел подозвал одного из начальствующих и сказал: отведи этого юношу к начальнику войска; он хочет его кое о чем предупредить. Тот отвел его к начальнику и сказал: взятый под стражу Павел позвал меня и просил привести к тебе этого юношу, он хочет тебе что-то сказать. Тогда начальник взял его за руку и, отведя в сторону, спросил его с глазу на глаз: так что ты хочешь мне сказать? Он ответил: иудеи решили просить тебя привести завтра Павла в синедрион под предлогом точнее исследовать его вину. Откажи им, ибо более сорока человек из них составили против него заговор. Они поклялись ни есть, ни пить, пока не убьют его. Они уже приготовились и только ждут твоего согласия.

Тогда начальник войска отпустил юношу, сказав: никому не рассказывай, что ты сообщил мне об этом. И он позвал двух своих подчиненных и приказал им: приготовьте двести пеших солдат, семьдесят всадников и двести опытных пращников, чтобы в третьем часу ночи отправиться маршем в Цезарею. Приготовьте также лошадей, чтобы Павла целым и невредимым доставить к правителю Феликсу.

И он написал письмо следующего содержания: Клавдий Лисий шлет высокочтимому правителю Феликсу свой привет. Сей человек был схвачен иудеями, и они хотели его убить. Тогда я вмешался с отрядом солдат и отнял его у них, узнав, что он римский гражданин. Пожелав выяснить, в чем они его обвиняют, я отвел его в их синедрион и нашел, что его обвиняют в спорных мнениях, касающихся их закона. Но какой-либо вины, могущей привести к смертной казни или к заключению в темницу, на нем нет. Затем мне сообщили, что против него готовится заговор, и потому я без промедления послал его к тебе и обвинителям велел с их делом против него отныне обращаться к тебе.

Солдаты, согласно приказу, взяли Павла и ночью повели его в Антипатриду. На следующий день они послали с ним далее всадников, а сами вернулись в лагерь. А те, придя в Цезарею, передали правителю письмо и представили ему Павла. Прочтя письмо, он спросил его, из какой он провинции и, узнав, что он из Киликии, сказал: я выслушаю тебя, когда явятся твои обвинители. И он велел держать его под стражей в претории Ирода.


XXIV

Через пять дней верховный жрец Анания с некоторыми из старейшин и с ритором Тертулием отправился к правителю жаловаться на Павла. И когда привели Павла, Тертулий начал свое обвинение так:

Уж долгое время благодаря тебе, достопочтенный Феликс, мы наслаждаемся миром, и твоему попечению обязаны мы благоустройством народа. Всегда и везде с большой благодарностью признаем мы это. Но, чтобы много не утруждать тебя, прошу, выслушай нас кратко со свойственным тебе снисхождением.

В сем человеке мы видим вредителя, который среди всех иудеев в мире возбуждает мятеж. Он является предводителем секты Назареев и пытался даже осквернить храм. Мы взяли его и хотели судить по закону. Но тут вмешался начальник войска Лисий и силой вырвал его из наших рук и велел обвинителям обращаться к тебе. Таким образом, ты сам можешь составить себе представление и суждение обо всем, что мы против него выдвигаем.Иудеи единодушно поддержали его и подтвердили, что так это все и было.

Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, в ответ на это сказал: я знаю, что уже много лет ты являешься судьей этому народу, и потому со спокойным духом я буду защищать перед тобой мое дело. Ты можешь легко проверить, что всего двенадцать дней тому назад я пришел в Иерусалим для поклонения. И никто не видел, чтобы я при этом с кем-либо говорил в храме или вызывал волнение в народе, или в синагоге, или где-либо еще в городе. Они никак не могут доказать тех обвинений, которые выдвигают против меня. Но я открыто признаюсь тебе в том, что на том пути, который они называют сектантским, я служу Богу-Отцу, твердо стоя на всем том, что написано в законе и в книгах пророков. Меня, при взгляде в духовные миры, воодушевляет та же надежда, исполнения которой ждут и они: что существует воскресение как для служителей, так и для противников добра.

Я постоянно пред Богом и людьми стремился сохранять мое сознание и совесть незамутненными. По прошествии многих лет я пришел теперь, чтобы исполнить мой долг любви перед моим народом и принести мои жертвы. И как раз в то время, когда я совершал обряд очищения в храме, они меня и нашли. И не был я ни с толпой, ни среди возмущения. Это были некоторые иудеи из Азии, которые увидели меня там; им и надлежало бы явиться перед тобою и принести свои обвинения, если они действительно имеют что-либо против меня. Наконец, пусть эти скажут, какую они нашли во мне неправду, когда я стоял перед синедрионом. Лишь на одно слово могут сослаться они, что, стоя среди них, я громко объявил: за воскресение мертвых стою я ныне перед вашим судом.

Выслушав это, Феликс отсрочил дело, ибо он уже много знал о пути. Он сказал: когда придет начальник войска Лисий, я обстоятельно разузнаю об этом деле.

И он велел одному из начальствующих стеречь Павла так, чтобы не стеснять его покой и никому из его близких не мешать посещать его и служить ему.

А через несколько дней Феликс вместе со своей женой Друзиллой, которая была иудейкой, велел позвать Павла и слушал его рассказ о внутренней жизни, которая проистекает из связи в вере со Христом Иисусом. Когда же Павел заговорил об истинном бытии и о самовоспитании, и о предстоящей мировой развязке, на Феликса напал страх, и он сказал: на сегодня достаточно. Когда будет время, я опять позову тебя. Но в действительности он надеялся также получить от Павла денег, поэтому довольно часто приглашал его к себе и разговаривал с ним.

По прошествии двух лет Феликса сменил Порций Фест. И, желая доказать свое расположение к иудеям, Феликс оставил Павла в заключении.


XXV

Прибыв на место своего правления, Фест через три дня отправился из Цезареи в Иерусалим. Там верховные жрецы и начальники иудейские приступили к нему с обвинениями против Павла и просили проявить к ним благосклонность и перевезти Павла в Иерусалим. Они при этом намеревались убить его по дороге.

Однако Фест ответил, что Павел должен оставаться в Цезарее, куда и сам он вскоре возвратится.

И он добавил: если кто из вас хочет, пусть отправляется со мной и там изложит свои обвинения, если за этим человеком действительно что-то имеется. И пробыл он там около восьми или девяти дней, а затем возвратился в Цезарею.

На следующий день сел он на судейское место и велел привести Павла. Когда же он появился, то пришедшие из Иерусалима иудеи окружили его и стали забрасывать бесчисленными тяжкими обвинениями, которые, однако, были не способны доказать.

Павел сказал в свою защиту: ни против иудейского закона, ни против храма, ни против цезаря не погрешил я. Фест, желая показать свое расположение к иудеям, спросил Павла: готов ли ты отправиться в Иерусалим, чтобы я там допросил тебя по этому делу? Павел в ответ сказал: я стою перед судейским креслом цезаря, так и суд надо мною должен совершаться здесь. Против иудеев я не совершил никакой несправедливости, как ты и сам об этом хорошо знаешь. А если бы я совершил несправедливость, достойную смерти, то не стал бы смерти избегать. Если же в обвинениях, которые они выдвигают против меня, не содержится ничего, то никто не может выдать меня им. Я взываю к суду цезаря.

Тогда Фест, поговорив с советом, сказал: ты взываешь к цезарю, так перед цезарем и предстанешь.

Через несколько дней царь Агриппа и (его сестра) Береника прибыли в Цезарею поздравить Феста. И поскольку они оставались там продолжительное время, то Фест изложил царю дело Павла. Он сказал: имеется здесь один человек, которого Феликс оставил в заключении. Из-за него, когда я был в Иерусалиме, явились ко мне верховные жрецы и старейшины иудейские и потребовали судить его. Я им ответил, что у римлян не принято судить человека, пока ему не будут представлены его обвинители и не будет дана возможность защититься от обвинений.

Когда же они пришли сюда, я без всякого отлагательства, на другой же день сел на судейское место и велел привести того человека. Но обвинители, обступив его, не могли, собственно говоря, предъявить ничего такого, что я мог бы признать действительным. Дело здесь идет о спорах по вопросам их религии и о некоем Иисусе, Который умер, а Павел утверждает, что Он жив. Поскольку же я в этом вопросе несведущ, я спросил его, не желает ли он отправиться в Иерусалим и там подвергнуться судебному разбирательству. Но он с этим не согласился и потребовал, чтобы ждали решения цезаря о нем. Итак, я велел содержать его под стражей, пока не представится возможность отправить его к цезарю.

На это Агриппа сказал Фесту: мне бы тоже хотелось раз послушать этого человека. И Фест ответил: завтра же ты сможешь его услышать.

На следующий день Агриппа и Береника с военачальниками и знатнейшими особами города явились с большой пышностью в приемную залу. По приказу Феста был приведен Павел. И Фест сказал: царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите человека, из-за которого немало иудеев в Иерусалиме и здесь приходили ко мне и кричали, что он не смеет более оставаться в живых. Однако я так и не смог выяснить, что совершил он достойное смерти. Поскольку же он взывает к наивысшей власти, то я решил послать его туда. Но у меня нет ничего определенного, что я мог бы написать о нем августу, поэтому я представил его вам, в особенности тебе, царь Агриппа, дабы по рассмотрении было мне что написать. Ибо, мне кажется, бессмысленно отсылать заключенного и ничего при этом не сообщить о его вине.


XXVI

Тогда Агриппа сказал Павлу: тебе позволяется сказать о себе, что ты сам хочешь. И Павел простер руку и начал свою защиту.

Я почитаю себя счастливым, царь Агриппа, что могу сегодня на все выдвигаемые против меня иудеями обвинения ответить перед тобой, ибо ты отменный знаток всех обычаев и спорных мнений иудеев. Посему прошу тебя выслушать меня великодушно.

Что жизнь мою от юности я проводил в среде моего народа, в Иерусалиме, - об этом знают все иудеи. Те, кто знает меня с ранних лет, могут засвидетельствовать, если захотят, что жизнь мою я вел по законам наиболее строгой партии в нашем вероисповедании, что я рос фарисеем.

И вот, теперь я стою перед судом за то, что питал надежду на исполнение данного нашим отцам божественного обетования. Двенадцать колен нашего народа день и ночь с неустанным усердием предавались святому служению, взыскуя исполнения сей надежды. И за эту-то надежду, о царь, меня преследуют иудеи. Что ж, находите ли вы что-либо нелепое в том, что Бог воскрешает умерших?

Правда, некогда и я думал, что и мне надлежит ожесточенно бороться против Имени Иисуса Назарея. Так я и поступал в Иерусалиме. Получив от верховных жрецов власть, я немало святых заключил в темницу и в оковы. А когда их убивали, то я подавал за это голос. Во всех синагогах я с пристрастием стремился к тому, чтобы их наказывали и принуждали к хулениям. Сверх всякой меры неистовствовал я и преследовал их даже в чужих городах. Для этой же цели отправился я в Дамаск, имея самые широкие полномочия от верховных жрецов. И тогда среди дня на дороге осиял меня и бывших со мною, о царь, свет с Неба ярче блеска самого Солнца. Все мы упали на землю, и я услышал голос, сказавший мне по-еврейски: Савл, Савл, зачем ты преследуешь Меня? Своим противлением ты все равно не освободишься от жала. Я сказал: кто Ты, Господи? Господь ответил: Я Иисус, Которого ты преследуешь. Теперь поднимись и встань на ноги твои. Я явил Себя твоему созерцанию, дабы сделать тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и того, что Я еще открою тебе в будущем. Я освобождаю тебя от твоего народа и от всех других народов и связную тебя с теми, к кому Я тебя посылаю. Открой им глаза, дабы они от тьмы обратились к свету, от власти сатаны - к божественным мирам. Им надлежит стать причастными к преодолению болезни греха и к тому наследию, что получат пронизанные духом люди, если в вере свяжут себя со Мною.

Я не воспротивился, царь Агриппа, небесному видению и сперва в Дамаске, в Иерусалиме и во всей Иудее, а потом среди всех народов стал призывать к изменению душевного строя и способа постижения мира, к преданности Богу и тем деяниям, что следуют из измененного строя души и постижения мира. За это иудеи схватили меня в храме и попытались убить. Однако ж заступничеством Божьим, что пережил я, стою я еще и поныне здесь и свидетельствую перед малым и перед большим. При этом я не говорю ничего иного, кроме предсказанного пророками и Моисеем: что Христу надлежит пострадать, что Он будет первым, Кто воскреснет из мертвых, и что Своим Словом Он принесет народам великий Свет.

Когда же он таким образом защищался, Фест громко воскликнул: безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до безумия. Но Павел сказал: нет, высокочтимый Фест, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла. Царь понимает меня. И я чистосердечно обращаюсь к нему. Я убежден, что из всего этого ничто не было скрыто от него. Ведь не в темном же углу это происходило. Веришь ли ты, царь Агриппа, пророкам? знаю, что веришь. Тогда Агриппа сказал Павлу: еще немного - и своими словами ты сделаешь меня христианином. Павел сказал в ответ: хотел бы я молить Отчую Основу Мира, чтобы - уж не знаю, сколько для этого недостает - не только ты, но и все, кто слышит меня сегодня, стали подобны мне, кроме моих оков.

Тогда царь, и правитель, и Береника, и все сидевшие с ними поднялись и, выйдя, говорили между собой, что этот человек не совершил ничего такого, что заслуживало бы смерти или заключения в тюрьму. И Агриппа сказал Фесту: можно было бы его освободить, если бы он не взывал к суду цезаря.


XXVII

Когда же решено было плыть нам в Италию, Павла и некоторых других заключенных передали центуриону Августова легиона, по имени Юлий. Мы взошли на адрамитский корабль, направлявшийся в некоторые места на малоазийском побережье, и отплыли. С нами был Аристарх, македонец из Фессалоник. На следующий день приплыли мы в Сидон. Юлий относился к Павлу весьма дружественно и позволил ему посетить друзей и запастись всем необходимым.

Когда же мы отправились дальше, то были вынуждены обойти Кипр 5 (с востока) по причине встречного ветра. Так прошли мы через море вдоль берегов Киликии и Памфилии и пристали к берегу в Мирах Ликийских. Там центурион нашел александрийский корабль, направлявшийся в Италию, и пересадил нас на него. Много дней плыли мы, едва продвигаясь вперед из-за неблагоприятного ветра, и, наконец, с большим трудом достигли Книда. Дальше мы поплыли мимо Салмона к берегам Крита и вскоре прибыли в одно место, называемое Добрая Гавань, близ города Ласея.

Меж тем прошло довольно много времени и наступила пора, опасная для плавания, ибо уже и пост миновал. Павел предостерег корабелыциков и сказал им: мужи, я вижу, что плавание наше не будет благополучным, большие опасности угрожают не только грузу и кораблю, но и нашим жизням.

Но начальник больше доверял кормчему и капитану корабля, чем словам Павла. Поскольку же и гавань не годилась для перезимовки, то большинство склонялось к тому, чтобы плыть дальше. Решили, если удастся, добраться до Феникса и там переждать зиму. Эта гавань на (южном) побережье Крита защищена от ветров, дующих как с моря, так и с суши. Тут как раз подул южный ветер, и они решили, что им удастся осуществить свое намерение: подняли якорь и поплыли вдоль побережья Крита.

Но очень скоро погода испортилась, налетел вихрь, который называют эвроклидоном - большим северным ветром. Он подхватил корабль, и противостоять ему не было никакой возможности. И мы носились, отдавшись волнам. Когда нас занесло под защиту небольшого островка, называемого Клавда, мы с большим трудом смогли уберечь спасательную лодку. Мы втащили ее на борт, а кроме того, употребив спасательные средства, обвязали корабль. Из страха быть отнесенными к Сирту, пришлось свернуть парус и так отдаться на волю волн.

На следующий день, поскольку буря не утихала, начали выбрасывать груз, а на третий день мы собственными руками побросали за борт все корабельные инструменты и вещи. В течение многих дней мы не видели ни солнца, ни звезд. Буря с неослабевающей силой охотилась за нами, и исчезла всякая надежда на наше спасение.

Уже долго все оставались без еды; тогда Павел, став посреди, сказал: мужи, вы не послушались меня и ушли с Крита, где мы убереглись бы и от этого несчастья, и от понесенного ущерба. Но теперь я призываю вас: не теряйте мужества. Ни один из вас не погибнет, мы лишь потеряем корабль. Ибо в эту ночь мне явился Ангел Бога, Которому я принадлежу и служу, и сказал: не бойся, Павел! Тебе надлежит предстать перед цезарем, и вот, Бог дарит тебе жизнь всех плывущих с тобою. Итак, мужи, соберите ваше мужество. Я верю Богу: все будет так, как Он сказал мне. Нас должно выбросить на какой-нибудь остров.

В четырнадцатую ночь, когда нас носило по Адриатическому морю, моряки почувствовали в полночь, что мы приближаемся к земле. Закинули лот и намерили глубины двадцать сажен. А еще чуть дальше лот показал пятнадцать сажен. Теперь возникла опасность налететь на скалы, и потому с кормы бросили четыре якоря и стали с нетерпением ожидать дня.

И тут экипаж попытался бежать с корабля. Делая вид, что хотят бросить якорь с носа, они стали спускать на воду лодку. Но Павел сказал центуриону и солдатам: если те не останутся на корабле, то вам не спастись. Тогда солдаты перерубили тросы, на которых висела лодка, и она упала в море.

Когда же, наконец, забрезжил день, Павел потребовал, чтобы все поели. Он сказал: сегодня четырнадцатый день, как вы пребываете в страхе и ожидании, без еды, не принимая никакой пищи. Поэтому я настоятельно прошу вас поесть; это пойдет вам на пользу. Ибо ни у кого из вас и волос с головы не пропадет. Сказав это, он взял хлеб, в присутствии всех произнес, обратясь к Божественному миру, слово благодарственного благословения, разломил его и начал есть. Тогда все приободрились и тоже начали есть. Было же нас всех на корабле двести семьдесят шесть душ. Наевшись, стали облегчать корабль, сбрасывая в море груз зерна.

Когда наступил день, было невозможно узнать, к какому берегу нас прибило. Меж тем мы разглядели бухту с отлогим берегом, к которому и решились, если окажется возможным, пристать. Итак, подняв якоря, мы предались морю и, распустив по ветру малый парус, стали править к берегу. Но тут мы налетели на косу, и корабль сел на мель. Нос корабля увяз и остался недвижим, а корму разбивало налетавшими волнами. Солдаты решили было умертвить заключенных, чтобы кто-нибудь, выплыв, не убежал. Но центурион, желая спасти Павла, не позволил им осуществить их намерение. Он велел тем, кто умел плавать, первыми прыгать за борт и вплавь добираться до берега, остальным же спасаться на досках и на обломках корабля. И таким образом все живыми выбрались на берег.


XXVIII

Итак, мы спаслись и узнали, что то был остров, называемый Мальта. Иноплеменники проявили к нам исключительное дружелюбие. Они разожгли огонь и, поскольку начался дождь и холод, приняли нас всех к себе.

Когда же Павел, набрав вязанку сухого хвороста, стал подкладывать его в огонь, то спавшая в хворосте змея проснулась от жара и сильно укусила Павла в руку. Жители острова, увидев змею, повисшую у Павла на руке, стали говорить между собой: должно быть, этот человек убийца, если его, спасшегося от моря, сила, воздающая по заслугам, теперь лишает жизни. Но он стряхнул змею в огонь и не потерпел никакого вреда. Они ожидали, что он или опухнет, или сразу упадет мертвым. Однако, прождав долгое время и видя, что никакой беды с ним не происходит, они изменили свое мнение и сказали, что он, должно быть, Бог.

Неподалеку от того места находилось поместье начальника острова, которого звали Публий. Он принял нас и три дня дружелюбно угощал. Отец Публия лежал больной, страдая лихорадкой и дизентерией. Павел подошел к нему, помолился, возложил на него руку и исцелил. После того события и другие больные на острове стали приходить к Павлу, и он исцелял их. И они оказывали нам большое почтение и принесли, когда мы уезжали, всё, в чем мы нуждались.

Через три месяца мы поплыли дальше; и опять это был александрийский корабль, пережидавший зиму на том острове. На его гербе был изображен знак Близнецов. И приплыли мы в Сиракузы, где пробыли три дня. Оттуда мы отправились в Регий. Через день подул южный ветер, и за два дня мы добрались до Путеол. Там мы встретили братьев, которые упросили нас пробыть с ними семь дней. Наконец мы достигли Рима. Тамошние братья, услышав о нас, вышли нам навстречу до Аппиева Форума и Трех Гостиниц; увидев их, Павел возблагодарил Отчую Основу Мира и исполнился уверенностью. Когда же мы пришли в город Рим, Павлу было позволено занять отдельное жилище вместе с солдатом, стерегшим его.

Через три дня Павел созвал наиболее влиятельных из иудеев и, когда они пришли, сказал им: вы, мужи и братья, не совершив ничего против народа и отчих обычаев, я, однако же, как заключенный был в Иерусалиме предан в руки римлян. Они, допросив меня, хотели отпустить, поскольку не было на мне никакой вины, достойной смерти. Но иудеи воспротивились, и я был вынужден потребовать суда цезаря; впрочем, не для того, чтобы возводить обвинения на мой народ. По этой причине я и позвал вас, желая поговорить с вами. За надежду Израиля я ношу эти цепи.

На это они ему ответили: мы не получали о тебе никаких писем из Иудеи; и никто из приходивших к нам братьев не известил нас и не сказал о тебе ничего худого. Но нам хотелось бы от тебя услышать, как ты мыслишь; ибо об этой секте нам известно лишь, что она повсюду наталкивается на враждебность.

И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу. И он разъяснял и удостоверял им сущность Царства Божия, с убеждающей силой говорил им об Иисусе, ссылаясь при этом на закон Моисея и на пророков. И длилась эта беседа с утра и до вечера. Одни были убеждены его словом, другие остались к нему глухи. В конце концов между ними разгорелся спор, и после одного высказывания Павла они ушли. Это были значительные слова, которые Дух Святой изрек нашим отцам через пророка Исайю:

     Пойди к народу сему и скажи:

     слышать будете своими ушами

     и, однако ж, не поймете,

     и видеть будете своими глазами

     и, однако ж, не воспримете.

     В земной материи умерло сердце сего народа,

     их уши слышат с трудом, а глаза их закрылись:

     имея глаза, они не видят,

     имея уши - не слышат,

     имея сердце, утратили они понимание,

     и нелегко им изменить свой строй души и способ восприятия мира

     и обрести через Меня исцеление (спасение).

Итак, да будет вам известно: к народам мира посылается ныне божественное исцеление (спасение). Они услышат весть.

Целых два года жил Павел в месте, которое мог выбрать свободно, и принимал всех к нему приходивших и возвещал Царство Божие, учил со всей открытостью об Иисусе Христе, о Господе, и никто не мешал ему в том.



    Послания апостола Павла общинам>>
Дата публикации: 09.08.2009,   Прочитано: 2579 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды