· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Книжное собрание

Е.Л. Яшина

Паоло Веронезе

 


                    1

Судьба отметила Верону

Лишь с появленьем Веронезе

И привела его к амвону

Тропой бесстрашною аскезы.

Там претворил он сердца жар

В неподражаемость письма,

По вдохновенью божий дар

Черпая бережно весьма.

Там облачал он красок пир

В покровы чистых откровений

И, донося нам их мерцанье,

Воткал рубины и сапфир

В канву чарующих плетений,

Чей свет горит чрез расстоянья.


                     2

Судьба отметила Верону,

Ее воздвигнув над столицей,

Как венценосную Мадонну,

С которой вряд ли кто сравнится.

Она б могла гордиться, кстати,

Венком имен, расцветших скоро:

Паоло, званным Фаринати,

Батистой Анджело дель Мора,

Иль Доминико Брузозорче.

Учась у Джулио в Мантуе,

Затмив архаику и грезы, -

О, как их кисти стали зорче,

Но, век поныне знаменуя,

Лишь с появленьем Веронезе.


                    3

Лишь с появленьем Веронезе

Вновь засияли алтари.

Он сыном слыл каменореза,

Снискавши имя Кальяри.

Он отличался прилежаньем,

И мастерство пришло не вдруг,

По сохранившимся преданьям,

Был вхож в веронский тесный круг.

И лоном принятый богемы,

Беря уроки у Бодиле,

Он не последовал канону

И избегать стремился схемы;

В нем мысль ранняя бродила

И привела его к амвону...


                     4

И привела его к амвону

Потребность к истине пробиться,

Он исчерпал запас картону

И уж опять готов трудиться.

Намереваясь в мир шагнуть,

Себя забыв по воле неба,

Он рад свершить, рискуя, путь,

И не едино ради хлеба:

Исполнен жаждой обновленья,

Искусству ревностно служа,

Не тщась заботой бесполезной,

Пойдя вперед без промедленья,

Через преграды поспеша,

Тропой бесстрашною аскезы.


                    5

Тропой бесстрашною аскезы

Ступал он бодро день за днем

И восходил в эфир надзвездный

За синий высей окоем,

И, созерцая лик небес,

Он совлекал язык любви,

Взирая в сферы под отвес

И крепость чувствуя крови.

И проницая дух святилищ,

Там познавал вселенной строй

И обнимал светила шар,

И водворяясь в тьму узилищ,

В них обретал глубин покой.

Там претворил он сердца жар.


                     6

Там претворил он сердца жар,

Не в куще светских церемоний,

Вновь заалел его стожар

Красой божественной гармоний.

Из далей сладостных вибраций,

Чей лад струится на картины

Санта Мария делла Грация

И "Обрученье Катерины", -

Нас настигает гений фразы,

И поэтические строки

Ему - ответная мольба:

Так превращает кисть алмазы,

Их драгоценный блеск глубокий,

В неподражаемость письма.


                    7

В неподражаемость письма

Вплетал он злато и жемчужны,

Их безупречная тесьма

Расшила холст, искрясь наружно.

О, сколь ни краток Ренессанс -

Воскреснет славою Паоло,

Продлив блистательный альянс

В полотнах Риччи и Тьеполо,

И возвратится в новый век,

И возродит того, не чая, -

Кто в торжества явясь разгар,

Казался все еще далек

Своей эпохе, расточая

По вдохновенью божий дар!


                     8

По вдохновенью божий дар

Чистейшей влагою пролит,

Преобразуя легкий пар

В венецианский колорит.

Виченце, Мазер, Зал Совета,

Портреты знатные персон -

Палитра таит до рассвета...

И нас овеивает сон:

"Триумф Венеции" - над троном;

Меж возносимых ввысь колонн

Сидит Венеция сама,

Среди божеств и над балконом,

Десницей милость и закон,

Черпая бережно весьма.


                    9

Черпая бережно весьма

От царской власти и щедрот;

Одежд роскошная "кошма",

Внизу столпившийся народ,

В гирляндах облак знать и двор,

Вокруг - искусная резьба,

И конных всадников напор,

Им мощно вслед трубит труба.

Слетая, ангел из высот

Венец республике дарует,

Она - царица и кумир,

В ней - воплощенье всех красот,

В ней праздник пышет и ликует,

Там облачал он красок пир!


                     10

Там облачал он красок пир,

Еще не ведая чумы,

Еще пленительный сатир

Смущает робкие умы -

В античных виллах и дворцах,

Живописал Любовь и Мудрость

И примечал во всех концах,

И покорял размахом скудность.

Искал меж средств иных убранств

У Эмпедокла и Павсанья,

И в средоточьи их решений,

В игре классических пространств

Сокрыл секреты мирозданья

В покровы чистых откровений.


                    11

В покровы чистых откровений

Одел он своды Сан Франческо,

Сан Себастьяно; вне сравнений,

Он овладел искусством фрески.

В Санти Джованни э Паоло,

В Санта Корона, что в Виченце,

Склониться светлому престолу

Перед Марией на коленце

Пришли волхвы и пастухи.

В чудесных магов подношеньях -

Благоговейный плод познанья,

То вспыхли звезды, к нам глухи,

Отображаясь на строеньях

И донося нам их мерцанье.


                     12

И донося нам их мерцанье

На хлеве ветхом и дворце,

Чтоб миг блаженного узнанья

Воспрянуть мог и в простеце.

Здесь всюду высказана тайна:

В младенце с девою и крове

И умиляет нас нечайно

В осле, воле или корове.

В науке той непревзойден,

Напечатлел художник вместе

Мотив Христа и отзвук лир:

Уменьем дивным наделен,

В наряды скромные невесте

Воткал рубины и сапфир.


                    13

Воткал рубины и сапфир

На ткани трепетной "Вечери"

И разгорелся тайный "Пир"...

В Паоло свойственной манере.

Над аркой зданья занялась

И встала яркая звезда,

В высоком небе раздалась

И потускнела борозда.

Что книги Серлио, Кантари?

В древнейших линьях капители

Ни тени поздних наслоений.

Среди гостей и сам Кальяри,

Его глазами мы глядели

В канву чарующих плетений.


                     14

В канву чарующих плетений

Наш упадал, печалясь, взор.

На ветви каменных растений,

Переплетающих узор.

Не в нем воспет ли Элион?

И скорбен жест пред чашей ныне -

Род человеческий вскормлен

И напоен от сей твердыни.

Лишь то и вечно под луной,

И что избегнет увяданья -

Неброский нимб над головой,

Чей свет горит чрез расстоянья.


                    15

Чей свет горит чрез расстоянья,

Предвосхищенный "Браком в Кане"

И пламенит воспоминанье,

Грустя в очах Ла Белла Нани,

Сияет обликом богини,

Не узнан часто, но храним, -

Принадлежит одной святыне,

Восторг пред коей - несравним.

Она - итог святой Голгофы,

Огонь, чей отблеск нестерпим,

Его призыв подобен звону.

И полнотою дышат строфы,

Исток живой - неугасим;

Судьба отметила Верону!





Дата публикации: 10.11.2008,   Прочитано: 2419 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды