Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Никифоров Сергей (род. 1950)

Заводи шарманку

Два стихотворения собакам 1 Пес кудлатый, весь в репьях, Положил на лапы ухо. Грустно… Ведрами старуха Прогремела второпях, Дождик каплет сонный, мелкий По заржавленной тарелке, Покосившийся забор Опоясал старый двор… Здесь недавно голосили, Был здоровый в рясе поп, И простой, дощатый гроб За ворота выносили… Прохудилась в будке крыша - Толь менять давно пора - Гавкнуть что-ли, вдруг услышат Хоть с соседнего двора! Может кость дадут на ужин, Или хлеба - все еда… Тяжко жить, куда уж хуже, Без хозяина - беда… 2 Подзаборная дворняга, Шелудивый обормот, Как зовут тебя, бедняга? Где твой дом и чей твой род? У задка трухлявой хаты, Где бесхозное пырьё, Ты, приблудный пес лохматый, Отыскал себе жилье. В чем повинен, брат мой сводный? Или так уж грозен рок, Что облезлый и холодный Хвост твой жмется между ног? На тебя в проем оконный Из избы гляжу пустой… Где хозяин твой законный? Где товарищ верный твой? Вот жестянка у порога - Похлебай пакетный суп… Извини, что так немного, Не подумай, я не скуп - Точно так же я неволен В череде бездомных дней, Точно так же бит и болен, Без родни и без корней… Мы - Руси своей заплаты, Штопка в рваные края… Пригласить тебя бы в хату… Жаль - и хата не моя. *** Поэзия… Русская… Русское… Хочется выговориться - без терминов - отвориться немного, глянуть вольно, вопросительно чуть, как впервые, узнавая… Без сносок… Без точек зрения… Не в спор… Только из желания не растерять остатки, камертон найти - подышать естеством и нуждами земли своей - рождённым здесь, взрощенным здесь… Стоят церкви, древние стоят, каменные, деревянные, по берегам рек и озёр, завершая ландшафт, намечая нечто новое, подтянувшееся звоном к небесам - СОЕДИНЯЮЩЕЕ… Стоят памятники, оставшиеся стоят, выжившие… Звучит фольклор - песни поются хорошие, танцы танцуются, игры играются - звучат памятники, оставшиеся звучат, выжившие… Памятник… Память… Хотелось бы по этому камертону проверить звучание души земли нашей сегодняшней… Но растерялся, рассыпался смысл древний из слов, звуков - не складывается русское из памятников только! Как бы текла себе река полноводная, тенистая, спокойная и перестала - ушла в землю - ищи ее! Где пробьются её воды, то-ли родниками в остатках глухомани непорубанной, то-ли дождиком небесным окропят?… Можно-ли знать это? Как вкус не утратить? Чувства, мысли - неразделимы с проживанием их в природе, чуткая душа просится звучать в унисон с природой - не человек важен с его мыслями, а ощущение значимости происходящего в природе… Рождается интонация, не отношение "к" - умелое изображение цветом, словом - но звучание "в"… Русь… Русское… Строится памятник, строится саркофаг, пирамида культуре, культуре народа, который был… Памятник - память… Памятник - захоронение… Не проморгать бы в умилениях лубочными подделками чувств живое, живущее сегодня, не узнанное, потому как не умеет изображать, а живет и дышит тем, что дает жизнь сегодняшняя и душа наша всегдашняя… Ах, как хочется ухватить ускользающее, как хочется назвать! Поэзия… Русская… Стоят церкви, древние стоят, каменные, деревянные, завершая ландшафт, СОЕДИНЯЯ… Слово, чувство - проживание вместе с землей своей, звучание "в", завершение нужд земных, внезапный озноб благодарности в высочайшем порыве духа - молитвенном ощущении Единства, Красоты, Целесообразности… Русь… Поэзия… Культура… Пересохла река. Пробиваются где-то родники, ручейки… Как найти, опознать?… Собрались у бывшего русла заросшего чертополохом и ностальгическими ударами бубна вгоняют и без того изломанные души в конвульсии "крестовых шествий", где и вовсе не выжить… А уже брошены камни в фундамент памятнику-захоронению культуры русской… Не проморгать бы… Памятник - он дешевле, чем живое пестовать. А живое собирать по крупицам, не на одежды глядя, нет! - вслушиваясь в звук, в интонацию - вспоминая, вспоминая… Как хочется назвать, осознать то, чем душа жива, трепетна… И как понять не называя? У реки На тихую поверхность туманной реки, на край, где песок отражается в зеркале, из прохладной вечерней дымки возникло, скользнуло и опустилось бесшумно белое перо птицы - весточка далекого мира. Вода мягко приняла вечернего посланца небес. Невидимые волны, побежавшие от "пришельца", разбудили, спящую неподалеку, возле густого корневища камыша, большую рыбу. Перо лежало на отмели. Рыба не могла подплыть к нему и, остановившись поодаль, она равномерно шевелила жабрами, покачивая тёплую воду, и долго глядела на странный предмет, который, будь он поближе, можно было тронуть носом или, рассыпав на поверхности серебро чешуи, окатить "незнакомца" звонкой россыпью капель... Была туманна река и застывший берег над ней. И там, где песок отражается в зеркале, лежало перо. А совсем рядом, прорезав поверхность воды, виднелся темный плавник большой рыбы. Так и замерло все В мглистом вечернем ожидании, пока ночь не окинула мир черным оком своим, объединив под прохладным крылом застывший берег туманной реки, белое перо птицы, отразившееся в зеркале воды, темное лезвие плавника большой рыбы и того, кто, затаив дыхание, встретил, прилетевшие из бездонной ночи, изумрудные звезды. Отпущаеши ныне… На стыке стихий, На изломе пространства Обнажается Истина - Зарождается Жизнь, Умножая себя в зеркалах Отраженных друг в друге… Отпущаеши ныне… На безбрежную пашню, Истекающую паром Желания, На жадные отвалы чернозема, Уходящие за горизонт к звездам, Встань, Немыслимый, Гордец Ясноглазый! Соедини, лежащее в ногах твоих, Плодородие Со светящимся вкруг чела твоего Бесконечным звездным небом, Пробуди Бессмертия Звук! На каждой доле Великой Симфонии Страдания огромны, Не нами заказаны, Но исполняемы. Ты, Светлый, Без лиры в руках пришедший, Себя ожививший, Горестен взгляд твой, Уста усилием сомкнуты. Есть в твоей осанке угроза и милость… Поэт, Обнадеживший мир песнопениями, Не произнесший ни слова, Как нужно тебе лежащее под ногами, Как рвется душа твоя К звездам! Все с тебя началось, Все на тебе сходится. Встань, Отринутый, На обезлюдевшее поле Надежд и Желаний наших, Замкни собою разлом обновления, Объяви о рождении СМЫСЛА! На стыке стихий, На изломе пространства - На тенистом берегу Задумчивой русской речки Туман собирается, Ложится пластами Между стогов на луговине, Уходит дальше на пашню, Прячет от дотошного взгляда Необозримую нашу жизнь… И между снов и явью Чудные слова приходят, Как бесшумный полет ночной птицы, То-ли видел, то-ли слышал - "Ныне отпущаеши Раба Твоего, Владыко, По глаголу Твоему С миром…" Памяти А. Тарковского Во вселенной, В урочище света, Как ладонью слеза со щеки - Равновесье нарушилось - Где-то Уронили из млечной строки СЛОВО… Боже, недремлющий пастырь, По излучинам рек В заповедных лесах И дыхании трав Под дождем, омывающим души, Сегодня - ненастье… И на отмелях нет пескариных забав, Жизнь замедлила бег - Стало тише и глуше. Вспомни, Господи, Лоно Твое Пряных завязей жажды, Тенистой прохлады купель, Ночь с ворсистостью фетра, Где серебряных рос ранним утром капель, Там однажды Ты видел чудное литьё - Мастер Чистого Ветра Из взгляда глубин Сквозь ресницы куги, камыша, Из дождя на полях И крестьянского хлеба, Почти не дыша, Сделал оттиск живой Колокольного неба И, заплакав, ушел - Незнакомый Один. Весна Вот весна! Не дает мне соскучиться - Я осел, как апрельский сугроб. Ох, придется мне нынче помучиться И побить себя истово в лоб! Что же зимние дни не кружили, Ровным пульсом давили виски И так холодно-матовы были, Как глаза на прилавке трески? А весна, как обрыв, как обвал - Искалечила все, поломала - Я такого еще не встречал, Ты со мной так еще не играла! И земля под ногами пошла, Руки ищут опору напрасно - Не осилить такого узла - Он завязан давно и опасно. Но паденья боюсь, как огня - Аж по коже мороз пробегает - Отпустите меня! Отпустите меня! Кто же держит и кто отпускает? Может зимний покой не дает Мне расстаться с возвышенной скукой И на льдину ступить в ледоход - Что ж, зима, ты связала мне руки?! Возлелеял душевную лень, Размечтался, как мишка в берлоге - Вот и первый с капелями день Бьет наотмашь мне солнцем с порога! Дай мне силы твои, о, весна! Дай мне смелость, решительность слога, Иль солгали, что мне суждена Необычная в поле дорога? Нет, не лгали - я верю в полет. Я сейчас просто слаб, как спросонья. Я проснусь и сомненье пройдет, Слабость в лужах весенних утонет. Ты, которую брошу я вдруг, Ты, которая примет случайно - Буду вам только искренний друг, Но не больше, иначе - молчанье. Вот весна, ошалела разгульная, Так и тычет меня под бока, И терзает, пытает - иду-ли я?... Ах ты, рыжая, что ж - по рукам! *** "… Я жить в позоре не хочу Но умереть за что не знаю." Н.А. Некрасов Как концом папиросы, Жгут на сердце приметы - Постоянны вопросы, Неизменны ответы… Облекаем обеты Душным летом в молчанье - Нам завещана в чайной От селедки бумага И ночного оврага Пересохшая глина, Проходящие мимо Разноцветные спины… Жизнь бродячего мима Коротка и жестока - Заблудился, родимый, В двух шагах от истока! Так и жизни не хватит, Пылью лето охватит, Схватит жаром дыханье, Только боль на прощанье - Душно летом молчанье… Кто-то в осень случайно Перепутает двор и окно, и балкон… До чего же хитер этот "он" - Норовит указать на погасшее поле… Для чего мне снежинки прикалывать к дням, Если сладким ликером каплет на пол неволя?! Дым вчерашнего братства - Дань безумным хорам… Вспомни звонкое утро В незашторенных окнах, Где синица смеялась Сквозь сосулек капель!... Как одежда намокла, Тянет душу усталость. Понадеялись - омут. А опомнились - мель. Оттого так тревожно В осень ветки черны - Утонуть невозможно! Выплыть - нет глубины… И мелькнет в подневольи Меж ослабленных струн Берег речки и поле, И бегущий табун. Памяти В. Смолдырева Вздох отлитый из нежного запаха лопнувших почек, Взмах ресниц над небесною синью печально-двукрылый, Губы тонкой чертой у застывшего трепетно моря, Взгляд несущий напиток Любви и забвенья. Протяни мне в ладони душистое яблоко солнца, Замани меня в сети лукавого призрака счастья, Обними меня далью зовущей призывно и страстно, Напои меня жизнью в которой лишь ты ОБЪЕКТИВНОСТЬ! Мы - открытая книга религий, надежд и дерзаний! Мы - великая тайна глубоких озер, опыленья! Мы - счастливый пасьянс многоликой и мудрой природы! Будут тысячи зорь полыхать в нашем робком мгновеньи, Будут горы покорно стелиться под ноги коврами, Будут ветры сливаться в могучую Песню Свободы, Будет сердце единым с загадочным пульсом вселенной. Потому что Любовь - это крыша над миром из солнца и песен! Потому что Любовь - это жизнь вознесенная к звездным прогалам! Потому что Любовь - это самое нужное в мире искусство! Триптих 1 Побредет ночной пустыней, Обнищает на восходе. Над озерами-слезами Освятится холм забытый, И уснет свечи огарок Под заброшенною кровлей, И глаза окошек пыльных Разглядят камыш упругий, На пороге рано-рано Оглянется одинокий И - забудется, И - сгинет В восходящем к миру Свете. 2 Потеряет в белом поле, потеряет СЛОВО, На белым-бело случайно Потеряет след. Отряхнут ветра туманы, Обнажится Ясный Берег И бревенчатая память О неслыханной разлуке С Богом - Шепотом вдохнет. 3 Берег наш - Великое Отсутствие! Камыш трепещет, собирая блики солнца С поверхности воды, Прохладный поцелуй, Пыльца души тенистых ароматов - Память… Великое Отсутствие - Наш Берег. Памяти Д. Морозова Я уйду навсегда на нехоженый берег, Где молитву слагает серебристый камыш. Без тяжелых забот и ненужных истерик, Не спугнув Поднебесную Чистую Тишь. От меня отойдут пустотелые лица, Запотелые руки, державшие страх, И душа отлетит неразгаданной птицей, Оставляя земле остывающий прах. Пробежит по волнам огоньков вереница, Вспыхнет ветер, сгибая покорный камыш - Так случилось, что мне суждено удалиться, Не спугнув Поднебесную Чистую Тишь. Триптих "Осень" Мечты Обращаются В злость - Кость не кинули - Сгинули! Задумчиво смотрим в горсть - Пу-сту-ю! Рыбий скелет на тарелке, Опустевшее платье актера - МАСКА Ветры дуют, Холодные воры, Остыла за пазухой грелка - Зябко… Вязко… *** Опускается пепел ТИ-ШИ-НЫ На ладони последнего зноя, Как тревога Остывшего поля, Как тщета обветшалой соломенной крыши Удержать на завалинке темной Кусочек Живого Тепла. *** Открываю ладонь И гляжу на сплетенные линии жизни - На прожилки листа Уносимого Ветром куда-то. Флейта Где-то Запела тихо флейта, Как вздох прохладный неба, Неразличим никем, Как шорох ветра в безветерьи Глубокой ночи Души моей. Я вспомнил - Так было в раннем детстве На старом чердаке - Я видел небо В проем окна сквозь паутины сеть И слышал звук Далекий И манящий. И звук тот Объединял в себе Дремавших голубей под крышей, Хлам домика под снос, И влагу глаз моих, глядящих в небо, И трепет пальцев, Трущих пыль стекла. Всему Приходит свой черед - Так день забудет утро И ночь забудет вечер, И только флейта Будет мне напоминаньем О призрачном единстве бытия... Первый снег Первый снег, Он залепил глаза окон, Запорошил тропу во двор - Вот и закончился последний спор, Кто был любим а кто влюблен. Первый снег, Под ним тепло твоих следов... Но мир сегодня разведен - Ему нет дела до невест и жен - Сегодня нет у нас долгов. Только звук осени еще тревожит - В прошлом себя беспечно оставляем... Снег! Как воздух чист и осязаем - На белом ложе весь мир - пришла зима К нам в сад на ветку красным снегирем. Первый снег. Ко мне зашел мой старый друг И стало ясно все без слов Нам, пережившим пустоту разлук, Где суета, а где любовь. Первый снег - Мне не забыть тот чудный миг, Как-будто ветер детских грез, Мне тайну мудрых, позабытых книг С пьянящим холодом принес... Только звук осени еще тревожит - В прошлом себя беспечно оставляем... Снег! Как воздух чист и осязаем! На белом ложе весь мир - Пришла зима К нам в сад на ветку красным снегирем. Молитва Догорает мечта - Летняя сказка - Воск ожиданий душных ночей. А на губах гуляет ветер бездомный - Пора простить миражи пустынь, Печальность взоров чердачных окон - Ведь свет осенний скользит по крышам, По черепицам увядших дней. Господи Боже Спасения моего! Днем вопию и ночью пред Тобою - Да внидет пред Лицо Твое Молитва моя... Стынет полем пустым Жизнь на ладони - Дым бездорожья, осени тень. Уходят сны в знобящий сумрак разлуки Где тишина встретит листопад. Устанут лица, забудут руки И ляжет ветер в ладони сердца, И тихим вдохом отпустит нас. Господи Боже Спасения моего! Днем вопию и ночью пред Тобою - Да внидет пред Лицо Твое Молитва моя. Утром вздрогнет камыш, Капли роняя В звонкое небо чистой воды - Опять рассвет целует мирную землю, Целует нас, не узнавших миг, Не разглядевших В венцах замшелых, Под старой кровлей Тепло и радость, Дымок приюта - Родимый дом... Господи Боже Спасения моего! Днем вопию и ночью пред Тобою - Да внидет пред Лице Твое Молитва моя... Цветаева Площадь - булыжный стол, Гул колокольный в лицах. Смотрите, ведут на престол Новоявленную царицу! Вздох над собором - ох! Рук ошалелых - лес! Рев оголтелых ртов Сполохом до небес. Взгляд у царицы смел, Поступь тверда, легка - Бог мой мне так велел! Я же - его рука. Пить мне теперь, не напиться, Жаром гореть лицу... Ах, до чего ж царица Под стать своему венцу! Кубок за край налит, Перстней кровав цвет... Пейте, Господь с Вами! Долгих Вам царских лет! На окраину моей судьбы На окраину моей судьбы пришел состав По колее, заросшей травою... Эй, машинист, не торопись, дай время мне вспомнить, Каких гостей встречаю, откуда - Так долго ты был в пути - Дай время мне вспомнить... Осень Студит ветром лицо, Космы туч, как память, рвутся... Пришел состав на мой перрон пустынный, Сквозь пыль дождя плывут глаза вагонов. Эй, машинист, кого ты вез, скажи мне, В разбитом, истерзанном вагоне? - Надежду... В пустом вагоне лишь мусор и тени... Осень Студит ветром лицо, Космы туч, как память, рвутся... Ты где сейчас, призывная колдунья? Среди дорог твой образ затерялся... Эй, машинист, второй вагон целее - Кому я еще назначил встречу? - Должна быть там вера... В пустом вагоне Разбросаны карты... Осень Студит ветром лицо, Космы туч, как память, рвутся... Какая блажь могла случиться с ними? А в горле хмарь, а по лицу дождинки... Эй, машинист, кого везешь в теплушке, скажи мне? Цветы совсем завяли... - Должна быть любовь там... В углу вагона седая старушка... Осень Студит ветром лицо, Космы туч, как память, рвутся... Откуда ты, забытое созданье? Прости меня, я не тебя встречаю! Эй, машинист, куда ты затерялся? Откликнись! Кого ты звал любовью?... Лишь тучи и ветер... - Сыночек, здравствуй, Любовью зовусь я... Осень... Мы уходим вдвоем В незаметный прогал облаков... Оставив долг земле, ее земное, уходим в даль С забытою старушкой... Осень... Странная песня Странная песня Дивного края Мне приснилась - Белые мхи в синем лесу Музыкой были без слов, Звучащей во мне. Странная песня, Вся растерялась, Никак ее не найти. Странные люди Берега солнца Мне приснились. Жесты их рук, взгляда покой Музыкой были без слов, Звучащей во мне. Странная песня, Вся растерялась, Никак ее не найти. Странная правда Раннего утра Мне приснилась - Белый пингвин В холоде стен Слушает песню без слов О дивной стране Странную песню Земных одиночеств... Улетай Кто решил тебя сделать ручной и домашней?! Кто пленил серебристую песню ручья?! Кто купил этот пар над весеннею пашней?! Где ты, Родина? Как ты? Сегодня ты чья?! Не сдавайся, родная, ведь так без тебя одиноко В этих сваях бетонных, не слышащих звезд. Ты и здесь и нигде, твое сердце далеко, Там, где млечных чертогов раскинулся мост. Отбивайся, Отчизна, пригоршнями алой рябины! Пряным медом стогов на зеленых лугах! Никакой для тебя золотой середины - Только воля и свет в поднебесных мирах… Уходи! Убегай! Улетай с облаками и ветром - Твои слезы - лишь капля росы, запечатанной в след… К нам пришли землемеры с лукавым, не божеским метром - Просто с горстью холодных, блестящих монет. Крышей рваной, улыбкой беззубой старухи Выставь, милая, лики последних икон! От отцов нищеты до потомков разрухи Колокольный отчаянно-долгий трезвон. Не пожар… Не потоп… Так уходят от крова В стругах наших надежд тени предков и лет - Без прощальной кутьи и последнего слова - Просто так - в никуда, просто было и - нет… Отчаяние Как потерянный мальчонка В суете вокзальных склок, Я до боли в перепонках Оглушен и одинок. Мне бы выбраться из мрака Хоть кого-нибудь найти... Я давно вот так не плакал - Без надежды, без пути. Тесно, душно - ноги, руки, Горы сумок и узлов, И бессмысленные звуки Бьют из красных, влажных ртов. Закричать? Но в этом гаме Как услышать, как понять? Я один. И даже маме Сына вряд ли отыскать. Любовь Я тебя потерял В паутине дремотного мира, Там где страсти ума не повенчаны с сердцем огнем. Я тебя потерял!! Обрывал лоскуты суеты и расчета, Струпья ревности, жадности домовладельца - Я тебя потерял навсегда!! Разве мог я тебя увести из проклятого дома безумца, Пожелавшего в кокон вплести мимолетную НЕГУ ЛЮБВИ? Я тебя потерял, Получив лишь секунду волненья, Только оттиск мелькнувшего в небе лица, Лишь мгновенье одно, изменившее все в моем мире, Переставив местами понятья и ценности лет. Я тебя потерял! Сохранился лишь образ БОГИНИ - БЕСКОНЕЧНОЙ ЛЮБВИ За пределами мыслей, желаний и слов. Псков Над рекой Великой Купола, Как святые лики В зеркалах. Чаек крик дробится В тишине, Темные бойницы По стене. Волны сонно катятся На песок, Ветер лижет (ластится) Мне висок. Кто такой, откуда я - Не понять! Стены серогрудые - Благодать! Сердце растревожено - Лепота - В камнях не ухоженных Теплота. И чужой, не здешний я, Вдруг замру, Воду в руки грешные Наберу. И в ладонях сдавленных Древний Кром, Словно мной оставленный Отчий дом. Купола и звонницы - Север, Русь... Что забыто, вспомнится - Я вернусь. Прощание По белому полю поземкой шуршащей, Ветрами, шумящими в кронах над чащей - Все чаще я слышу мелодию света, Все чище за облаком жду я ответа. Две радуги - крылья - взлетели над полем! Какая неволя?! Себя-ли неволим? Тенями плывут вдоль по длинной дороге Курганы сомнений, лощины тревоги... Не боги, конечно! Прислушайся, друже - Над берегом птица прощания кружит - Как воды кружат и уносятся в море, Где тучи и ветер не ведают горя. Как капля души, как молекула духа - Все тоньше и в высь, за пределами слуха! Оставим молельнику темные своды - Прославим раздолье и воздух свободы!... Но берег извилист и чащи дремучи - Везучим простится слеза невезучих, Как звездам, летящим из недр вселенной - Сверкнула, сгорела - и стала нетленной... Весенняя пашня прощается паром, Осинник грибами и пряным угаром... Прощай же и ты, мой заплаканный гений Несбывшейся славы больных поколений. Из Пскова Рано утром над собором Солнце встало в два венца, А моим заветным сборам Нет начала и конца. Над водою крики чаек, Под мостом сырая тень, Купола волна качает, Начиная новый день. Все законной чередою Поплывет в иные дни И волна с другой волною Реки вовремя сроднит. Только я никак не в силах, Собирая день по дню, Отыскать не то чтоб милых, Мало-мальскую родню. Только солнце с куполами, Только светлый лик реки, Только тень перед глазами - Две раскинутых руки... Андрей Рублев Тарковского У меня сегодня бессонница - Все глаза проглядел в ночи - Всё мерещится будто звонница, Безголосая, но кричит... И не то чтобы мне неможется - Завернись себе, да лежи, Но тревога, моя острожница, Надо мною всю ночь кружит. Что за звуки? Откуда колокол В сердце бухает без конца - В лисьей шапке на площадь волоком Верховой тащил чернеца. В наше время?! Откуда, святыя, Перстенями набитый вор, На тела наступая мятые, Поджигает пустой собор?... Не болезнь-ли, горячка черная, За меня, отощав, взялась - Разодрались до крови вороны, А под трупами снег да грязь, Рясы, бархат, иконы, конницы - Порвалась временная связь. И молитвы немые звонницы Тихо шепчут, к земле склонясь. О любви Жизнь безнадежно заболела - Скривились лица - Как ты посмела, нагая жрица, Своим лобзанием открытым Врываться в тени Застывших мумий и сталактитов, В торосов мерзлых хитросплетенье?! Как ты посмела румянцем алым, Почти пожаром Любви и песен, Дразнить слепую самообманом Сырую плесень?! Но ты посмела - Дрожи, о жрица! Пурпур камелий В зрачках дробится И отблеск жара На нежной коже, И дым угара На хмель похожий. Но не подумай, что петь осанны Толпа собралась, усмешки сальцем - К столбу! На хворост! Покайся, Жанна!... Ну что ж ты медлишь - огонь по пальцам.... Так незаметно слетают годы, Как листья моды, Как вереницы белесых хлопьев На пепелище алмазной копи... Приметы Солнце засветло зашло - В жизни нет таких примет. Старый дом пошел на слом - Пыль, как дым от сигарет. Майский лед, январский сад - Попади куда хотел. Выбираем наугад - Остаемся не у дел. Темный омут нынче мель, Парус сгнил, укрыт травой - Вот прошел последний хмель - Что же делать нам с тобой? Облака в горах лежат, Синева золы темней... Майский лед, январский сад - Мир людей и мир теней. Вот и жизнь свила кольцо - Вмиг рассеялся дымок И скрипучее крыльцо Позабыло поступь ног... Кто-то карты раскидал На столе из звездных стай И насмешливо гадал.... На кого - поди, узнай... У окна Крыши, снег сквозь веток сети - Я сижу перед окном Ускользающих столетий Не прижившийся в своем. Тусклый свет далеких окон, Трости гнутые антенн - Мой привычный, стылый кокон Четырех недвижных стен. Где-то ты в тепле и неге Над стопой журналов мод... Мы в разъезде, мы в разбеге, Может, день, а может, год. Я засох от ожиданья Светлой рифмы и любви. Ты на миг прерви вязанье, Краем сердца позови. И тревожная невзгода, И застывшая беда - Тени нашего разброда - Растворятся навсегда! И неважно - порознь, вместе - Что гадать и что рядить? Для любви не нужно лести - Нужно просто - жить и... жить... Снова дует в щели ветер, Снег и крыши за окном... Нет нам дела до столетий, Им до нас - Живем... Живем... Осеннее настроение Все задумчивей и тише В дымке поступью осенней Лист усталый и остывший Опустился на колени... Вот, пришла пора скитальца Расставаться с берегами - Руки зябко спрячут пальцы, Хрустнет лужа под ногами... Вот и я закончил лето - Буйство запахов и красок. Видно, будет мне за это "Правка лиц", "сниманье масок"! И, хватив судьбою лишка, Я уйду, дождем омытый, В свой заброшенный домишко - В свой приют, давно забытый. Где в углу калачик стыло Греет пальцы - дышит... дышит... Шепчет -"было...", плачет - "было..." А его никто не слышит. Только лист своей ладошкой Прочертил судьбы заломы - Гость последний за окошком... Мы знакомы?... Да, знакомы... Гроза Наклонилась туча синяя, Горизонта скрылась линия. С борозды, крылами шаркая, Воронье поднялось, каркая. А у тучи космы спутаны, Шевелится словно спрут она. И неймется даже лешему - Холодит от тучи плешь ему. И лягушки заливаются, Желторото раздуваются - Ничего-то им не хочется, Просто так себе хохочется. Я иду, пиная мшанники, - Мне под тучей, как в предбаннике, С лешаками и лягушками, Как с друзьями и подружками. Шире шаг! Иду под ливнями! Пусть гроза сверкает бивнями, Пусть болота расползаются, Громы страшно огрызаются - Я иду по бездорожию С улыбающейся рожею! Хохотну я в тьму ужасную - Эх, живу не по-напрасну я! Пасхальное Все придется отдать, Все придется вернуть, А иначе нам - вспять, А иначе - не путь... Всех придется простить, Всех придется обнять - Нам иначе не жить, Нам иначе не встать... Все припасы достать, Все износы подшить - Рано нам умирать, Хоть не велено жить. Все, что песня лесов, Все, что воздух полей - Тени тех голосов Нам родней и милей! Весь вдохнуть небосвод, Ветер вылакать весь, А иначе - уход, А иначе - не здесь. Все, что к вечности - зрим, Все, что к правде - лицом... Мы проходим за Ним Под терновым венцом. Конец октября Распустиха, ветер, слякоть, Холодов с утра аванс, Неба пасмурного мякоть - Октября последний шанс Разглядеть в сырых заборах, В почерневших деревах, В сгнивших листьях - жизни шорох И невнятный тихий страх, Что мешает согласиться И принять немой закон - Хрупкой линией родиться Разрисованных окон... Поздно - пар души осенней Поднимается с земли. И все гуще ночи тени, И все четче звезд угли, И глоток холодной грусти Забирает сердце в плен, И гонца неслышно впустит Наступивших перемен... Завет Небо спускается в руки, А ты не тянешься ввысь, Боишься с собой разлуки - С корнями ветви сплелись. А что за цветок, помилуй, Чьи лепестки навек? Не разделился, милый, На тело и человек. И за ручья прохладой В ладонях не рассмотрел, Что тебе в жизни надо, А что от нее хотел... И по судьбе незрячей, Свой завершая день, Нищенкою бродячей Души волочится тень... Ищет хотя бы лучик, Просит небесный свет - Может в разрыве тучи Вспыхнет Его Завет... Уолт Уитмен Я один В том, что я расскажу И другого не будет Во всех искрах вселенной, Что спускаются ночью на наши глаза, Что в полуденном зное Застилают рассудок. Я один. И наверное, спутаю я Очередность заката с рассветом, Перепутаю боль с вожделеньем, Разделю нераздельное И, оступившись, Все опять попытаюсь объять и разъять… Я один. Ненадежность моей закамуристой фразы Всем понятна И веры ей, вроде бы, нет… Только что-то, ведь, есть В этих пальцах, Стучащих по клавишам стертым - Что-то знают они! Я один. Повторю тыщу раз не стесняясь - Я один! Единица. Я - атом, частица, Я то неделимое, Что давно разделили умы На великое множество разных частиц, Неделимое в сути. Я один. Изначальное наше родство так доступно, Хотя мы в разделе Несусветных понятий, Порожних рассудочных мнений, Конституций, законов, Философий, религий, Любимых, знакомых и слов… Повторю я и детям своим- Я один. Отвечающий, ждущий и слабый, Восхищенный, горюющий… Тот, который взирает на множество мира, Видя в этом единство - Не место, не символ, не действие, - Только сок наших взглядов на жизнь, Разделивших сородичей клана людей По нелепым приметам - По способу их созиданья И по способу их разрушенья… Я один. Я и вышел один для того, Чтобы все разузнать о себе, Все испробовать, все пережить И словами, которые верными станут в процессе письма, О себе рассказать. Не для качества нового племя, Не для выводов праздных, Которые тащат с собой Обозначенность льющейся Жизни, Не для тех, кто в тоске и мытарстве Пытается приступом взять Совершенство, Не для тех, кто в надежде ребячьей Любовью слюнявит пороги, Не для тех… Я единственно взялся за эти слова - Для себя. Пусть осудит меня объективный, Не стремящийся в этой вселенной Получить для себя - Даже камень, уверен, Промолчит, создавая себя для грядущих материй. Только я для себя вам читаю стихи и пою свои песни, Только я для себя, Неразумный и грешный, Разный в мыслях, делах и поступках, Врун, безбожник, Надежный товарищ и враг - Только я для себя Попытаюсь создать из тумана Назиданий никчемных, Учений сторонних, Пустых изречений, Из крупиц неоформленных смысла, Зачатков рассудка, Из гордыни начала и страха конца - Из всего, что касается жизни В самых странных, немыслимых формах, Из слепого тщеславья, которое то же во мне - Только я для себя, Разглядев и поняв Каждый вздох свой и каждую мысли тропу, Я, сознавшись себе, в том, какой я, Что я делаю в каждый момент своего бытия, Без прикрас, без распутства мечты, Без обмана надежды, Которая якобы знает, Что рожден я для "высшей судьбы" - Я попробую в каждый подаренный день Написать о себе Для себя . С парадоксами правды и лжи, С нежной грустью, печалью, любовью - Все возможное выведу в чистое слово Для себя… Лишь тогда Слово может помочь Тем, кто ищет Свое в этой жизни Среди разноцветья оберток, призывного блеска рекламы И причудливых масок Спешащих куда-то людей. Земляничная поляна - вспоминая И. Бергмана Я из дома уйду вдоль по улице странной, пустынной, дремотной, За окраину, полем на берега витый обрез, Холостой и растерянный, новый, пустой, беззаботный, Я войду одиноко в тенистый и призрачный лес. На пеньке у тропинки присяду, нездешний бродяга… Земляника цветет, рассыпая вокруг хоровод - Все живое парит, как хмельная, душистая брага, Отправляя свой хмель в ожидающий дань небосвод. И, отбросив весь груз, что за годы затарился лишку, Со щеки отерев просоленую грустью слезу, Буду тихо смотреть на спешащего в дом муравьишку, Буду робко встречать подходящую молча грозу. А твоих волхований глазами, губами - не встречу… Взгляд уйдет в небеса, растеряв на поляне свой прах. У пенька в землянике, в седых облаках не замечу - То-ли обморок был, то-ли сон, то-ли всплеск, то-ли взмах… И не буду тебя целовать, опрокинув в траву поднебесье, Где журчаньем прохладным молитву бормочет ручей, Где от птиц улетает их долгая, гулкая песня, - Мне найдется приют, долгожданный, свободный - ничей… И, уже подходя с замираньем к заветной калитке, Оглянусь во вчерашний, испуганный грозами, день… Улыбнусь на прощанье ползущей по пальцу улитке В земляничного савана влажную, теплую тень. Осенний блюз Жизнь растекалась по осенним лужам, Ветвей затихших оголялась суть. И был я в этот день, и мальчиком, и мужем, Боящимся в окно за шторы заглянуть... Всего один сквозняк с потерянной снежинкой, Один бездомный лист, закрученный судьбой - И я уже в пути, оторван половинкой, Хотя и остаюсь испуганно собой. И вижу зим седых холодные останки, И слышу новый зов весны и вздутых вен, И прошлого в углу - и валенки, и санки, И будущих утрат разбитый манекен. Я понял, как глубок тот малый промежуток, Что палец приложил к немеющим устам, Как идеально глух и бесконечно чуток К поверженной листве и зреющим садам. И, падая в отвес земного отголоска, Последнего к зиме бесчувственного сна, Пересечет мой путь жемчужная полоска - Луч света между штор закрытого окна. Отпусти! Отпусти меня с Богом, Не держи на краю У себя под порогом - Ни в аду, ни в раю. Я не встретил покуда Благодати огня - Ни Христос, ни Иуда Не призвали меня... Отпусти меня с Богом Пыль почистить с колен - Полу-искренним слогом Не зажечь этот тлен. Полустанки и полу... Полусвет, полу-грех - В ожиданьи раскола Византийский орех. Полу-прост, полу-сложен - Не понять, не сберечь - Для чего мир положен На отточенный меч? И по гуще, и с края, Отбиваясь от пут, Я заветного рая Вижу рваный лоскут... Отпусти меня с Богом - Сам пойду (не проси!) По забытым дорогам Незнакомой Руси. Путь Сплелись в клубок души тревоги - Конец обидам и дарам. Судьбы истоптанные ноги Свернули в придорожный храм… К тебе, всемилостивый Боже, К Тебе мой недостойный слог - В Твоем вселенском звездном ложе Я жизни суть найти не мог. Нам тут земной привычней гений И в хороводе суеты, И в череде торговых бдений Потухли нимбы и кресты. Виновен, добрый мой Хозяин! Виновен глупый Твой слуга, Как нерадивый хуторянин Продавший пашни и луга… За то клеймом на сердце выжжен Неумолимый, тяжкий грех И каждый в том грехе унижен, И разделен оброк на всех… Горят оплавленные свечи, Бьет в купол колокольный крик И на опущенные плечи Глядит немой и строгий лик… Куда идти теперь скитальцу, Каких открытий ожидать? По указующему пальцу Молить какую благодать? Но - полумрак и нет ответа, И в отпущение елей, Как призрак масляный Завета, И дух изгнания скорбей. Но я молю не снисхожденья И строгий суд принять готов За миг мельчайший пробужденья И вдох свободный от оков... Была б тропа в подлунном мире Ведущая к Тебе в чертог, Я б каждым словом из Псалтыри Исцеловал бы Твой порог… Но путь незрим - открой глаза мне! Хочу увидеть под конец Тобой построенный на камне, Нетленной радости дворец… И скрылся лик - свеча угасла, А в потемневшем закутке В лампаду подливала масло Старушка дряхлая в платке… Прощай, согбенная ключнИца, Я покидаю темный храм - Иной дороги половица Скрипя, легла к моим ногам. Смахнув усталость и потери, Жизнь открывает новый лист - И свет в распахнутые двери Вдруг ослепителен и чист! И ухожу я в те просторы, Где мир не тронутый рукой Со мной заводит разговоры Листвой над тихою рекой. Там хор ветров и вод теченье, Там мир могучий и простой… Оставив Бога в заточеньи, Сражен я Бога красотой! Читая Ап. Павла "Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе" Ап. Павел Повинуясь слепым и лукавым законам, Мир вершит на земле свой отчаянный путь, Отдавая Тебя на храненье иконам, Отрывая от сердца нетленную суть. И уже через край потемневшие лица, И уже за предел блеск призывный реклам… Только чудится мне - у опушки криница, И пшеничные волны летят к облакам. И не надо стараться доказывать поле, И не надо доказывать истово лес Тем кто вырос в холодной, бетонной неволе Вдалеке от Твоих заповедных небес. Знать, приходит пора от тебя - в бездорожье, Мир сусальных фасадов и злых алтарей, - В ту обитель души, что безмерно дороже, Где небесный Спаситель и наш Архирей. От всего, что призывно и приторно мАнит И репейником виснет к ногам на пути, От того, кто красиво и нежно обманет, - Нам придется однажды неслышно уйти… От бахвальства клобуков и царственных кресел, От, несущей лишь власть на себе, головы… Во Христе я безумен, оборван и весел! Мир же мудр за Христом и несчастлив, увы… Тишина "Только в "не-мысли" вы познаете Божественное". Ошо Жду тишины, неведомой, бездонной Под мыслей рой гудящий саранчи, И под законов лязг, шагающих колонной, И под страстей свистящие бичи. Куда девать все эти звуки, лица? Весь мусор тлена вывезти и сжечь! Но даже в одиночестве сновидца Я слышу мыслей путаную речь. Молчи, молчи, заносчивый грабитель - Ты дан мне Вышним в качестве слуги! Не для того построена обитель, Чтоб ты на стол поставил сапоги. Не обольщайся, твой триумф не вечен - Я этот гнет сумею превозмочь!… Но каждый день проигран и увечен, И каждый день одна и та же ночь.. И на губах невысказанность слова, И по щеке горчины мокрый след, И падая, и поднимаясь снова, Ищу снадОбье от коварных бед. О, как очистить все приделы храма, Как разрешить навязчивый вопрос?! Не этим-ли был "болен" Гаутама И сорок дней в пустыне жил Христос? Куда уж мне, могучие скитальцы, Рабу асфальтов, бутиков, реклам!? Я и любовь держу кольцом на пальце Прикованной к гранитным берегам. Не так продал, иль обменял невольно, Иль в долговую вязну кабалу, Но плачу я беспомощно и больно, Просеивая памяти золу. Как ночью огонек заблудшим в чаще, Сквозь мыслей лес, сквозь мира барыши, Ловлю Твой взгляд бездонный и молчащий - Ценнейшую жемчужину души. Вспоминая Хайяма Вся жизнь - страданья, слезы и молитвы. Вся жизнь - карабканье из бездны в высоту. Вся жизнь - лишь поле для духовной битвы, Как путь тяжелый, праведный к кресту. И вот, остался шаг один, один лишь волос - Превозмогаю тяготенья плен!... И слышу я с небес суровый голос - Ты перестань кряхтеть и встань с колен! Остановись и посмотри минуту. Хоть напоследок ты себе не лги - Какую чушь, какую грязь и смуту Принес ты в чистые, безвинные круги. Старался ты, потел в борьбе упорной И, надрываясь, плакал небесам. Но груз, пригодный только для уборной, Ты мог оставить без сомненья там! Иди назад, пиши в стихотворенье , Что в нашем мире нужен только тот, Кто принесет любовь, покой, смиренье, А не мешок бессмысленных забот. *** Заводи шарманку Дорогой вперед. В жизни всё изнанка, Всё наоборот. Дальняя дорога, Ковыли да лес. Если нету Бога, Знать остался бес. Если нету счастья По людским сердцам, Значит из ненастья Выбирайся сам. Эх, куда дерюга, Осень, дождик стыл. Скоро зимней вьюгой Охладится пыл. В суете вокзалов Погрустив уснём. Всё нам было мало Всё нам нипочём. А в пустом кармане Плесневелый грош. Кто теперь обманет? С нас чего возмёшь? Брага по стаканам На отходе дня Тёмный лес - родня нам, Звёзды нам - родня. А с родными чаша Вдвое хороша. Эх, ты, доля наша, - Русская душа! Ежевичник в чайник, Да грибной дымок. Где ты мой начальник, Недоступен, строг? Где моя родная, Твой ворчливый тон? Звёзды мне моргая, Просветляют сон. А на перекате Жерех бьёт мальков. Нет в моей зарплате Гнутых пятаков. Получил авансом Вечную печаль. Лунным дилижансом Отправляюсь вдаль. Про меня не нужно Кривотолки мять. Белой струйкой вьюжной Появлюсь опять. Заберусь под двери пылью снеговой. Может кто поверит Это я, живой. Заводи шарманку Дорогой вперед В жизни всё изнанка Всё наоборот. Дальняя дорога, Ковыли кругом. Не найти без Бога Нам родимый дом.
Дата публикации: 02.12.2014,   Прочитано: 1091 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды