Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Орынянская Полина (Аполло)

Фиолетовый кот (юмор, басни, пародии)

Сонный стишок (тавтограмма) Сыпет, сеет снег седой, Сумерки спускаются. Сон спешит, старик смешной. Сниться собирается. Созывает старых сов, Старых сов, сознательных. Составляет список снов, Сам строчит старательно. Суетится, сух, сердит, Сумасшедший сказочник. Сомневается, сопит, Сморщивает складочки: Сниться сном смешным совсем? Скучным? Страшным? Смазанным?.. Солнца свет сошел со стен. Спите сладко, сказано. *** Ласковы любимого ладони. Лепестки любви ломают лёд. Льдистый ломтик лунного лимона Липкие лучи лениво льёт. Лёгкий лепет листьев: любит, любит... Локоны летящие лови Лентами... Лет лабиринты людны. Ломаная линия любви. Моя боль. Рецидив (тавтограмма) Радуга режет разум. Руки роняю разом. Ран раскроились русла - Розовое распутство. Ран раскровились реки - Роскошь рубинов редких. Рыжая рань рассвета Рубище рвёт. Раздета. Россыпь росы рябая... Рабство. Руины рая. *** Полно тебе, мой милый, Разве ты был несчастен? Осени горький воздух, Пряной весны закат… Ангел мой белокрылый, Демон поганой масти, Или ещё не поздно Жизнь отмотать назад? Полно тебе, хороший, Радость всегда случайна. Остановить не сможешь. Память - нелёгкий груз… Ангел мой, жребий брошен. Долго по мне скучай, но Омут - не море всё же… …Может, ещё вернусь. Хокку. Времена года * Мир в капле росы. Блуждая по вселенной, Смотри под ноги. * Тебе нравится Рвать лепестки ромашки. Цветок отомстит. * Свиданье с прошлым. Нет ничего печальней, Чем осенний пляж. * Гололедица. Наконец-то я возьму За руку тебя. * Хочется весны. Но седина не тает Подобно снегу. Безвозвратное (О как тщательно...) О как тщательно брила я ноги Перед первым свиданьем с тобой! Но расходятся наши дороги, Зарастаю опять, милый мой… *** allegrо Понимаешь, мама, очень странно: Федя в меня больше не влюблён. А Антон, конечно, очень славный, Но ужасно низенький Антон. С Пашкой мне, конечно, интересно, Но вообще-то Пашка толстоват, Ну, и в Аньку Пашка, если честно, Был влюблён, я знаю, год назад. Коля - скучный, Миша - и подавно. Вот Печорин - очень ничего! Мы сегодня с Ольгой Николавной Весь урок болтали про него. Он прикольный. Очень классный то есть. И с такой историей любви!.. Ну и ладно! Всё равно в Макдональдс Мы одни с девчонками пошли... Напьюсь! Напьюсь! А что ж? Душе потребен пир! Не всё же ангелом, ей-богу, притворяться. Когда б вы знали, как прекрасен мир, Когда на мне надет колпак паяца. Пивной бутылки чистый изумруд Сольется с самоцветами сознанья. Хрустальные шары профанам врут, И я у змея добываю знания. Воспетый скандинавом Ёрмунгад, Великий змей безбрежных океанов, Не ты ль сидишь на дне бутылки, брат, Не ты ль глаза мне строишь из стакана? Ты, Уроборос, свой сожравший хвост, Бессмертия и вечности служитель, Алхимиков и магов верный пёс, Бутылка разве - не твоя обитель? Кетцалькоатль - крылатый царь небес, Египетский Апоп, уральский Полоз... Так кто ж из вас кольцом свернулся здесь? Кто подает со дна бутылки голос? К какому змею попадаю в сеть? Кто мне толкует вечности законы? Я каждый раз пытаюсь разглядеть, Но лишь одно я вижу: он зелёный. *** Я стану маленькой придурочной старушкой С железными зубами и в очках, С кудряшкой пергидрольной на макушке, В нелепых допотопных башмачках. Я буду спать ночами беспокойно, Храпеть и чмокать жалобно во сне, И буду постоянно недовольна, Что внуки памперс не меняют мне. Я буду путать справки и лекарства, Глотать таблетки по сто раз подряд, Повсюду видеть подлость и коварство, Подслушивать, что люди говорят; Блестеть на всех подслеповатым глазом И крючковатым пальчиком махать... За всё за это извините сразу. Я эту бабку не желаю знать! Тот, другой Есть тот, кого со мною рядом нет. А тот, что есть, - не тот, что был бы нужен. Я пью на завтрак чай и ем омлет. Я ем омлет и чай я пью на ужин. Разнообразить хочется порой Своё меню хотя бы сортом чая. Но тот, кто есть, тот любит чай такой. А с тем другим я утро не встречаю. А вечером он вечно весь в делах. Каких-то. Если честно, я не в курсе. Такой он занятой, что просто ах. Ну, в общем, не до чая. Очень грустно. Однажды я спустила в унитаз Остатки чая и куски омлета. И - вон из сердца и долою с глаз Того, кто каждый день готовил это. И тот, другой, пришёл ко мне с цветком И коньяком в таком богатом штофе. А утром попросил глазунью он. И чтоб ему в постель подали кофе... *** allegro Я дурацкая, дура адская! Про любовь я смотрела сны. Все в Печорина или в Чацкого Были девочки влюблены. А мне Федю бы, только Федю бы. Он стихи мне читал год назад. Я смотрела потом в Википедии: У Есенина стырил, гад. Типа волосы цветом в осень... В первый раз про любовь запел... А назавтра меня он бросил И на физике с Анькой сел. Я, конечно, ему ни слова. Ну, там гордость и все дела... А потом он позвал - я снова С ним из школы домой пошла. Чуть меня не довёл до кондрашки - У подъезда поцеловал. А назавтра подсел к Наташке И диктант у неё списал! Я рыдала потом полночи. Да причём тут любовь?! Ерунда. Ты скажи лучше мне... Короче: Что я - хуже Наташки, да?! Нет, Артём, он, конечно, скучен. Пашка - друг, ну о чём ты там... Мне и Федя не очень нужен. Но ведь так же нечестно, мам! Ты, конечно, уж там как хочешь, Только после таких вещей Я решила теперь, короче: Замуж я не пойду вообще!!! *** Я влюблена. Прекрасно. Вот беда. И что мне делать с этим состояньем? Сойти с ума от счастья навсегда? Иль умереть, не приходя в сознанье? Еще податься можно в монастырь. Суровый быт любой лишает блажи. Там, соблюдая строгие посты, Свое-то имя позабуду даже. Неплох еще вот этот вариант: Сменить свой пол. Совсем. Категорично. Отправиться в какой-нибудь Тайланд И мальчиком вернуться симпатичным. Еще - завербоваться на Таймыр. Вот где мечты найдут свою кончину: Там находясь, разлюбишь целый мир, А с ним - отдельно взятого мужчину. Психолог может прекратить кошмар, Фрейдизмом приведя в негодность душу. Каренина - прекрасный экземпляр... Нет. Тьфу-тьфу-тьфу. Такого мне не нужно. Стать космонавтом - выход хоть куда. Рвануть к звезде, одной из самых ярких. Там инопланетяне навсегда Меня поселят в местном зоопарке... И способов таких не сосчитать, Какой-нибудь уж точно мне поможет. Но как бы перед этим мне узнать: А вдруг и ты в меня влюбился тоже?.. *** Я устала. Замучили будни. Столько дел - просто некогда жить. Что же быт этот, круглый, как бубен, Ни на миг не закончит бубнить? Мне б сбежать от него без боязни, Чтоб, пронзительной трелью звеня, По будильнику в шесть утро казни Начиналось, но не для меня. Я б в мирах параллельных летала, Я б меняла портал на портал, Мотыльком по астралу порхала, Как в астрале никто не порхал; Над лужайкою ярко-зелёной Я б висела себе в гамаке, Чтобы рядом - мужчина влюблённый, Чтобы пиво стояло в теньке... Я устала. Встаю очень рано. Дни мелькают, как титры в кино. А судьба диковатым шаманом Лупит в бубен - и ей всё равно. Монолог Творца Ах, как много красивых, манящих, волнующих Слов, Непонятных, влекуще-тревожащих, сочных, как манго, Под которым упрятанной тайны надежный покров И которые вальсом уносят, похожим на танго. В вихре звучных метафор, надежно утративших смысл, Крик Души замурован в кафтанчик прекрасного слога. И несет на плечах разнопестрый набор коромысл, Где в Ведерках беснуются мысли, в которых так Много. Они плещут, несутся в сознанье безумной волной. Захлебнись, мой читатель, восторгом, впитай мою лиру! Ничего не понятно? Да кто ты, приятель, такой? Сапогом ты мне в душу, излитую целому миру. Ты читай, не вникая. Я складно и страстно Пишу. И путям всех дорог на тропинках души одиноко. Я источник поэзии слогом своим иссушу. А дожди, намокая, наполнят его влагой мокрой... *** Ловлю стихи среди помех эфира. Схвачу за нить, распутаю клубок. И, если повезет, добуду миру Сокровища , накопленные впрок. Я не поэт. Я инструмент послушный. Я чистый лист, без пятен и без клякс. Я оболочка, медиум бездушный, И лишь покорно погружаюсь в транс. Я виртуоз, хватающий умело Лишь то, что мне положено схватить. Я бездарь, прозябающий без дела, Пока мне не дозволено творить. Когда ж на связь со мной выходит лира, Я оголтело пачкаю листок - Ловлю стихи среди помех эфира: Схвачу за нить - распутаю клубок... Часы с кукушками В моих часах испортилась кукушка. Сломалась, это ясно дураку. Закрылась и сидит в своей избушке. Я ей сказала: ты совсем ку-ку! Она молчала. Целый день молчала. Я опоздала всюду, где могла. И вот с утра всё, кажется, сначала. И тут уж я сказала ей: ага! А ну, довольно, хватит издеваться. Должна ты ежечасно куковать. Она в ответ: я разбросала яйца. Теперь пойду попробую собрать. Я говорю: напрасная затея. Но мне-то что. Давай, лети! Пока! И даже посмеялась я над нею И покрутила пальцем у виска. И стало время тикать непонятно. Потикает. Забудется. Всхрапнёт. И стрелки вразнобой по циферблату. И ночь не ночь, и день уже не тот. И вот однажды (может, потому что Она скучала всё-таки? А вдруг?) Ко мне вернулась блудная кукушка. И кукушат с ней ровно десять штук. И я теперь не вопрошаю слёзно: Скажи, кукушка, скоро ль мой черёд?.. Они кукуют все. До ночи поздней. Уже накуковали лет пятьсот. Дача Перцовки литр. Да что там пить двоим. И деду весело, и мне не то чтоб грустно. Чеснок. Редиска. Хорошо сидим. Ну и куда ж без квашеной капусты. А за окном щебечут все подряд, И голос сорвала уже кукушка. Я б тормознула, честно говоря. Но дед полез за новою чекушкой. Ну, а чего бежать мне от судьбы? Еды - как в пресловутом коммунизме. И манят глянцевыми шляпками грибы... Я их подозреваю в ботулизме. Я сроду Прометеем не была И стану им когда-нибудь едва ли. Зачем весь год я печень берегла? Чтоб вот сейчас орлы ее склевали? Пусти на грядки, дед! Хочу копать! Нам, городским, ваш сельский труд за диво. А на столе, смотрю... да вашу мать! Уже стоит пузырь - два литра пива. Какой костер, какой закат-рассвет, Какие там природные красоты. Я узник твой, а ты тюремщик, дед. Ну ладно, наливай уже, чего ты... *** Я, помните, любила вас когда-то, Наивно и по-детски, но увы! Когда я девочкой ещё была в десятом, Уже давно женатым Были вы. Прошло лет двадцать. Много или мало? И как-то между делом я (а что ж?) Об этой страсти дочке рассказала: Как вы входили в класс - я умирала, И весь урок меня бросало в дрожь… Она на фотку посмотрела и сказала: - Какой он страшный, мам, ну ты даёшь! Побег Искать спасенья в одиночестве. Исчезнуть из толпы людей. И думать мысль, какую хочется. И выражаться без затей. Придумать что-то философское, Чтоб убежать не просто так, Чтоб вроде цель была высокая, Чтоб дальше - свет, раз сзади мрак. Уйти в далекий скит отшельником Растить картошку и цветы. Гулять с собакой без ошейника. Молиться. Соблюдать посты. Стать диким, чистым, очень праведным. Себя - понять, других - простить. Узнать такое что-то главное, Что жизнь сумеет озарить, Что мне укажет путь к спасению, Изменит мир духовный мой… *** Так жить два дня. А в воскресение На электричку и домой. Чьи крылья лучше Порою спор, каким бы ни был важным, Бывает пуст, как из яиц отвар. Случилось так, что в комнате однажды Собрались муха, бабочка, комар. И стали крыльями друг другу похваляться. Жужжала муха: - Честно вам скажжу, Что ваши крылья - извините, братцы - Я жжалкими ужжасно нахожжу! И - бабочке: - Смотри, подружжка, ты жжж Как будто ковыляешь - не летишь. И эта жживопись, безвкусный эпатажж… Как погляжжу, так неприятно ажж! Мои жже крылья - это не мечта ли? Их - ангелам! Ах, как бы те летали! Пищал комар: - Пи-пи-рестаньте! Вы на мои-то крылья гляньте! Зудел: - Беззумно иззумительные! Сказзка! Безззвучные! От вазззз же шум и тряска. Тут бабочка вступила: - Господа! Всё, что вы говорите, ерунда. Красива я. Я мир спасу. А вы… Вы - просто насекомые. Увы. И ваши крылья - не грублю вам вроде я - На крылья просто жалкая пародия. И бабочка, красуясь в пятнах света, Презрительно крутила пируэты. А муха: - Только я летаю так, как должно! - И потирала лапками тревожно. Зудел комар: - Какое ззаблужденье! Летать, как я, - вот это ззагляденье! Вот так и препирались день-деньской, Летая по квартире городской. Но в тот же миг исчерпан был вопрос, Как распылил хозяин дихлофос. А таракан под плинтусом сидел, И дихлофос к нему не долетел. Не наломал ни копий он, ни дров: И крылья есть, и сам он жив-здоров. *** Мораль проста. Проста, как снежный ком. Летать решил? Летай в горах орлом. А если быть орлом не входит в планы, Эволюционируй в таракана. Несказка Ах ты мой мальчик, синие глазки, Кто тебе на ночь сказывал сказки, Сидя на краешке теплой постели? Ах, ну зачем же ты в это поверил? Думаешь, жизнь это долгая лета, Нега заката и нежность рассвета? Нет. Это жалкий кораблик бумажный. Это возможность не выжить однажды. Помнишь того одноногого дурня? Чем там романчик закончился бурный? Жалкий урод, полюбил балерину. Оба достались на ужин камину. Нету подснежников в чаще зимою. Парус краснеть может только от крови. Друг, улетевший в окно, разобьется. Холод Икара убьет, а не солнце. Семеро гномов - добрейшие души. И ни один оказался не нужен: Гном не заменит героя, нет речи, Хоть к шестерым еще влезет на плечи. Хочешь добыть себе спящую деву? Не для нее ли забросишь ты невод? И не она ли к последней странице Вздорною бабою оборотится?.. Правда - лишь полночь. С последним ударом Ты убедишься - жизнь прожита даром. И ничего уж не переиначить. Тыква и горстка мышей. Тьфу, мой мальчик… *** В комнате пляшут полночные тени. Шаркая, ведьма ушлёпала в темень. Реконструкция Разложи-ка мне душу по полочкам: Там, направо - всё, что хорошее, А налево - что делает сволочью. Для тебя даже маску сброшу я. Разбери ты меня по косточкам. Может, был мой скелет неправильным. Может быть, торопился божечка, И не то не к тому приставил он. Собери мои паззлы заново, Намешав бестолковой кучею. И тогда, может, лучше стану я. А то чувствую - что-то мучает... Возьми меня с собой на бал! Куда один ты поскакал? Возьми меня с собой на бал! Слуги ты преданней не знал, Чем твой покорный паж. Доверься мне. Я молод? Пусть! Зато я на тебя молюсь И смерти вовсе не боюсь. Она - пустая блажь. Что вижу я в твоих глазах? Тень недоверия и страх? Да я ничтожество и прах, Забудь! Быстрее в путь. Меня не можешь ты узнать, Я - смерд, а ты, мой рыцарь, знать. И под камзолом не видать Мою девичью грудь. Я все поставила на кон. Да что мне честь? Да что закон? Ты в ту красавицу влюблён. А я?! А как же я?! Возьми меня с собой на бал, Я той, что ночью ты ласкал, Подам отравленный бокал Чудесного питья! Ах, мой прекрасный феодал, Ты стольких девушек узнал, Но никогда не замечал Меня среди других. Но вот сейчас, когда она Пригубит смертного вина, Я отомщу тебе сполна За боль ночей моих. И перси мёртвые её Склюёт лихое вороньё. Я сердце разобью твоё, А дальше что - бог весть! Куда один ты поскакал? Возьми меня с собой на бал! *** Он мне кивнул. С собой позвал! Прекрасна будет месть! *** Я летала во сне, Я неслась над травой По зелёному склону к заливу. Всё звенело во мне От свободы такой, Я была беспробудно счастливой. Я проснулась и, тапок нашарив ногой, Оттолкнулась и... встала с кровати. Мир вокруг неплохой. Но какой-то другой. И погода нелётная, кстати. Завтрак Меня на завтрак скушало метро. Как кит креветку: хлюпнуло - и нету. И это ненасытное нутро Питалось мною час, наверно, где-то. Жевало, чавкало, мусолило, урча, А измусолив, выплюнуло в стужу. Я выжила. Но мучает печаль: Теперь оно доест меня на ужин… Учёный баран Бывает так: кто разумом бессилен, Решает вдруг, что он и есть мессия. Один баран был в грамоте силён - Бараний алфавит освоил он. Решил он, что теперь ему пора Заняться просвещением двора. Плоды учёности он целый день вкушал - Он всех учил и каждому внушал. Про экономику, про уровень культуры, Про важность букв и слов в литературе. С компостной кучи, выпучив глаза, Он так вещал, что в сказке не сказать! Но букв в том алфавите только две, И вся его наука - это "бе-е-е!" История была бы презабавна, Когда б не очень странный поворот: Весь скотный двор заслушался барана, Кивал башками, приоткрывши рот. Мораль у этой басенки проста: А вы чего хотели от скота? *** Помру в четверг, пожалуй, Часов в двенадцать дня. Ну, что такие пасмурные лица? Зато в субботу сможет Напиться вся родня, А в воскресенье - в хлам опохмелиться. Я к старости усохну Ну раза в два - а чтоб Потомки сэкономили прилично. Чем меньше будет бабка, Тем меньше будет гроб. Мне всё равно, а им небезразлично. Ещё я не желаю Страданья наблюдать, И потому (из принципа, заметьте!) Как раз к тому моменту, Когда мне помирать, Я надоем вам хуже горькой редьки! Но! Вас предупреждаю: Я вылечу в трубу Лет в сто - сто десять, даже с половинкой. Поэтому не стоит Раскатывать губу: Вы вряд ли попадёте на поминки! Постоялец По городу шуршит листвою ветер, Бумажками шуршит усталый ветер, Замучился и сдулся этот ветер, В окно стучится веткой и дрожит. А просто это ветер издалёка. Он прилетел ужасно издалёка. И, может быть, вы гостю издалёка Позволите у вас чуть-чуть пожить? Он будет вам на раны дуть послушно, Он будет вам из фена дуть послушно, На чай горячий станет дуть послушно, В любой момент залезет в пылесос. Одна проблема - он свистит, конечно... Ну... Что поделать, пусть живёт, конечно. Пустили. Тут же свистнул он, конечно, - Бумаги свистнул и в окно унёс. Просьба Принеси мне, Новый год, удачу. Я свою куда-то задевала. Может быть, оставила на даче, А в рюкзак другое напихала? Может, потеряла в электричке? Вышла, позабыв её на лавке. Радовалась жизни по привычке, А хватилась - нет её, мерзавки! Может быть, с осенними дождями Утекла она по гулким трубам? Расплескалась лужей под ногами, На неё ругались люди грубо… Или - дырка вот в моём кармане. Может, за подкладку провалилась? Может быть, я с ней валялась в ванне, А она взяла и растворилась?.. Если, Новый год, тебе не жалко, Мне нужна огромная удача! Я не то чтоб жадная нахалка, Но ведь потеряется иначе… Жёлтые враки Обо мне напишут враки На листах янтарно-жарких Капли дождика-зануды, Утомившего слегка. Обо мне и о собаке, Что со мной гуляет в парке. Только я читать не буду, Я не знаю языка. Я не вижу даже строчек. Капля - клякса - всё размазал. Пёс понюхал эти листья И на листьях ерунду. Дождь лопочет и лопочет, Пишет и читает сразу. Иностранец этот мистер. Мистер, хау ду ю ду? Но в ответ мне только ветер Хаудуюдует в спину. Уши сдул моей собаке, Стали уши кое-как. Пёс бежит и листья метит, Что с деревьев ветер скинул. По земле несутся враки - Много ярко-жёлтых врак. Вдруг прочесть их кто-то сможет? Да читайте, мне не жалко! Я другой уже не буду, А оправдываться лень. Ну и ладно, ну и что же! Мы гуляем - я, собака И противный дождь-зануда В мокрой туче набекрень. Мы …Та, во мне, цинична и нахальна. Я как плачу - ей смешно всегда. Ей родится б шлюхой привокзальной, Чьи грехи увозят поезда. Горько мне, обиды вспоминаю - Цыкает сквозь зубы, матерясь. Тяжело мне. Я совсем иная. Я чиста! А тут такая грязь. Я влюблюсь, а ей плевать на чудо. Щурит глаз, пускает дым в окно И бубнит: "Да брось ты, сука буду, Но любви на свете нет давно. Что ж ты вечно курицей да в ощип? Всё мечтаешь? Ты вокруг-то глянь!.." И ни разу не ошиблась, в общем, Грубая, бесчувственная дрянь… Я пою - она вздыхает тяжко, Я реву - ей горе нипочём… Так и уживаемся - ромашка С неприлично тёртым калачом. *** Ну, как ты там? Пьёшь пиво в кабаках? Грустишь по мне уже на пятой пинте? А я трезва, как стёклышко, пока. У нас зима. У вас там тоже winter. Сегодня дворник вымел тротуар И смёл с него следы моей собаки. А ты сейчас опять заходишь в бар. Куда ж ещё ходить в вечерней Праге? Сижу на кухне, чай почти остыл. По телеку идут бои без правил. Ты место дислокации сменил, Крушовице Будвайзером разбавил. В боевике кого-то потрошат, Орут соседи, нет от них покоя. Ты снова пишешь: Прага хороша, Полтинник за любое разливное. Пора мне спать. Гашу в квартире свет. Но только натянула одеяло, Ты пишешь: жаль, тебя тут рядом нет. Прекрасный бар, ты много потеряла. Встаю средь ночи, надо на горшок. Опять письмо: не дома я, однако, Зашёл тут в бар, хлебнуть на посошок. Ах, до чего гостеприимна Прага! Зубами скрипну. Слёзы оботру. И я по вам соскучилась, мужчина… С одиннадцати пиво по утру. Я с десяти топчусь у магазина. Мой аквариум Не оплакивай моё одиночество. В нём не так уж всё и плохо, как кажется. В нём луна, когда к утру обесточится, На бумагу с новой строчкой уляжется. Станет плавать серебристою рыбою, Заплывая за поля опрометчиво. Нет, вдвоём с тобой, конечно, могли бы мы... А одной мне тут ловить, в общем, нечего. Потому на эти звёзды алмазные Не клюёт, они уже еле теплятся. Рыба плавает себе безнаказанно, Бьёт хвостом по носу толстой Медведице. Вот такое одиночество странное. И в аквариуме этом наядою Не сегодня - завтра, видимо, стану я. Ты на небо в полнолунье поглядывай... *** Когда я уйду на пенсию, Мне будет под сотню лет. Закрутятся хитрым вензелем Конечности и хребет. Но утром по понедельникам, Закинувшись сотней грамм, Я буду бродить бездельником По улицам и дворам. А летом, всегда по вторникам, Как птичий утихнет свист, Я буду небесным дворником, Сметающим звёзды вниз. Когда же дыхнёт прохладцею Сентябрьская среда, Отправлюсь пешком на станцию Подсчитывать поезда. Потом, насчитав достаточно И даже немножко сверх, Куплю я билет (до дачи мне), И будет в тот день четверг. А в пятницу между травами - Увижу издалека - Кувшинками златоглавыми Навстречу сверкнёт река. Субботу просплю бездарно я. Назавтра с тобой вдвоём Мы сядем за стойку барную, По пиву себе нальём. И, если позволят зубы мне, Я к пиву добавлю стейк. А после опять придумаю, Что делать в ближайший век. Овца-советчица Бывает в жизни так: достоинств тьма, А толку нет, поскольку нет ума. Как раз похожий случай мне знаком. *** Одна овца гордилась курдюком. Была она краса и гордость стад - Не каждый отрастит подобный зад! И, чувствуя значительность и вес, Овца решила проводить ликбез И всем давать затеяла советы: Как пить, справлять нужду… про то, про это… Учила всех по поводу и без. Её завидев, кот на крышу лез. И даже бестолковой канарейке Она свои совала три копейки. Устали все от этой процедуры. Сбегали. Двор пустел. И только куры Кудахтали, таращились, кивали, Поскольку ни черта не понимали. Овца в аудитории нуждалась. Советы есть - народу нет. Вот жалость! И, в поисках блукая за посёлком, Овца случайно увидала волка. Тот, зайца удавив, по чести честь, Пускал слюну и собирался есть. Овце и счастья большего не надо! Пришла, тряся гузном, и встала рядом. И - волку: - Как ты кушаешь, бедняжка? Начни с другой, жирней другая ляжка! А волк - он что? Он зыркнул жёлтым глазом, Сказал: - Овца! - и горло вырвал разом. Не досчитались в стаде вечерком Овцы с её огромным курдюком. И не сказать, чтоб было очень жаль… *** Совсем проста у басенки мораль: Когда сильна не голова, а зад, Ты не давай советы всем подряд. *** Эй, весна, я соскучилась! Что же снег лежит кучами, И деревья раздеты? Эй, весна, ну и где ты? Ты в берлоге с медведями? Ты на даче с соседями? Ты в подвале с картошкой? Ты с цветами в окошке? Ты у сына в коробочке, Где хранятся верёвочки, Провода и шурупы? Выходи, это глупо! Может быть, ты в мешочке, Где хранятся у дочки Ниток спутанных залежи? Ну, давай, вылезай уже!.. Я искала неделями. Ну, куда её дели-то?! А потом оказалось, Что она не терялась. Я весну эту бедную Убрала вместе с кедами. И она... залежалась там. Извините, пожалуйста... Фиолетовое Когда с одышкой солнышко на сосны забирается и складывает сумерки лиловые в мешок, мне у вьюнка в объятиях так сладко просыпается, до слёз почти зевается - ну так мне хорошо! Я отражаюсь в капельках и строю каплям рожицы, анютиными глазками смотрю по сторонам. Сиреневые волосы от ветра заерошатся. Я пёрышком сиреневым На руку сяду вам. Пойду гулять я по полю. Люпины голенастые, лиловые и синие и даже голубой, навстречу шеи вытянут и скажут "здравствуй-здравствуй" мне. В лесу черника спелая, Нарву её с собой. И день проходит весело, и вам я так советую - лениться и бездельничать, болтать о пустяках. Я просто фея летняя, и всё мне фея-летово, и я порхаю бабочкой и сплю на васильках. Билетика не найдётся?.. Я однажды, наверное, всё-таки тоже умру. Раз - и нет. Ну, а там как угодно - хоть смейтесь, хоть плачьте. Полетаю в тоннеле, похожем на чью-то нору, На просвет - и в объятия к чёрту, а может, к Петру... К Дейви Джонсу - за век просолюсь на безумном ветру С мертвецами, что лыбятся так же, как Роджер на мачте. Ну а что? Это вам не в Эдеме питаться пыльцой, О высоком болтая с блаженными в платье пастушки, И, мечтая о змее, шарахаться с тоненьким "ой!" И курить не взатяг втихаря на троих по одной, От архангела пряча бычок за крылатой спиной… Там мне рома никто не плеснёт в оловянную кружку. Но куда попадёшь - неизвестно, конечно. Секрет. Это ж вам не на выбор - 3D, вип-места, кока-кола, Хочешь - триллер, а хочешь - вполне пасторальный сюжет... А поскольку не знаю, понравится там или нет, Я бы сразу купила ещё и обратный билет. Надо будет на входе спросить - не найдётся ль такого?.. Разговор с поэтом о нормальной работе Вы, кто хорей укладывает в штабели, Кто ямбами, как шурупами, смысл закручивает, Кто тянет строки, как иной строитель - кабели, Вы, дармоеды, делом занялись лучше бы! Когда рассвет в окнах встаёт зарёванных И где-то рабочий норму дневную мучает, - Бездарно, до пролежней, нянчите полудрёму вы, Пытаясь сюжет украсть у неё по случаю. А вам бы лопату в руки, пузырь да Задорнова, И душу не в стих паковать, а настежь так! Вы стали бы тоже читателем фольклора заборного, Которому ваши стишки на растопку разве что! Сосны насосов Рубин Михаил в тени запятой фонтаны фанаты кричат не в себе я я белый я черный я двадцать шестой куда подевались бумажные змеи и те кто немеет в тени запятой ты пяткой не чешешься значит не прыткий ты прыгаешь в омут крича колесо потом несуразно промокнув до нитки окрестным мучителям кажешься псом я смог бы еще не такое придумать я смог бы еще не такое сложить но смотрит настырно небесное дуло и слышно бессмертное с.ка лежи и ясно опять ничего не умею ни белый ни черный ни двадцать шестой фонтаны фанаты кричат не в себе я я тот кто немеет в тени запятой Пародия а сосны насосов и ели быть может пробит двоеточием в оба соска я черный я белый я зебра похоже лежу на дороге какая тоска меня затоптали изъездили с.ки я просто набор параллельных тире я мог бы рукой ковырять себе в ухе и пяткой долбить об чугун батарей но сосны насосов и ели и пихты ты к знаку вопроса попал на крючок но если не сможешь понять этот стих ты я дуло приставлю тебе и молчок еще не такого тебе нарифмую но может быть завтра сегодня устал когда бы по тексту нашел запятую давно бы в тени запятой отдыхал Путевая заметка Беги, дорога, я тебя люблю… От жёлтых листьев мало что осталось. Их ссыпали под ноги октябрю, И он ушёл по ним. Какая жалость! За октябрём, чихая и дрожа, Косматый и от заморозков красный, Придёт ноябрь, похожий на бомжа. Ужасный месяц. Грязный и несчастный. На лавке в сквере прикорнёт старик… Он слышал, будто есть на свете лето - Такая штука - что твой пуховик! И вот бы раздобыть такое где-то… Фиолетовый кот Небылицы облаков, Вереницы огоньков… По трубе по водосточной Слился день - и был таков. Солнце село, а потом Фиолетовым котом Вполз во двор ленивый вечер, Развалился под кустом. Облизал себе бока, И лежал он так, пока Не плеснула ночь-хозяйка В поднебесье молока. И рванул на небо кот: С крыш на трубы - и вперёд. Я в окно за ним смотрела - Всё под утро выпил, жмот. А потом он с неба слез И ушёл в соседний лес. Песенка Эту песню никто не услышит - Я её промолчу. Я её промолчу на крыше Солнечному лучу. Я с дождём пробегу по травам, Утаив от него мотив, Он с досады свернёт направо, Я налево смогу пойти, Чтобы там, на ковре цветочном, Промолчать ромашкам её, А на жёлобе водосточном Не болтать о ней с воробьём. И, качая ногой на туче, Не доверю её ветрам, А на самый на крайний случай Я запру её до утра На скрипичный ключ и басовый И повешу их на луне. Я не жадная - что вы, что вы! Просто песня - о тишине. *** Весенний пульс гремит, как дятла стук. На даче пёс скулит во сне анчуткой: Вдруг стало слишком много течных сук И незабудки выросли за будкой. Орут коты. Охрипли соловьи. Сосед вскопал соседке пару соток. И у меня дыхание сбоит: А вот бы мне вскопал участок кто-то! Чего-то жду от жизни без конца. А у шмеля совсем другая муза: Цветочной песней жёлтая пыльца Ложится на взъерошенное пузо... *** Иду к тебе. Мой путь тернист и труден, Лежит он в стороне от всех дорог Среди теней, сгустившихся в полудень И змеями струящихся у ног. Иду к тебе сквозь дебри ежевики, Трава, сплетясь, берёт меня в полон... Ну где же ты, далёкий, гордый, дикий, Мой громкий вскрик и мой счастливый стон? Иду к тебе, но силы на исходе, И думаю: быть может, не судьба? А вдруг ты стар и ни на что не годен? Надежда тает. Я уже слаба... Но что же? Ты у ног моих, красавец! Кричу - от жажды голос мой охрип - И на колени пред тобой бросаюсь, Мечта моя - роскошный белый гриб! Объяснительная мастера колбасного цеха А. Кунина, написанная по случаю его появления на совещании в маске, ластах, с зонтом и помидорами в собственном соку Товарищ начальник колбасного цеха, Я в маске и ластах пришёл не для смеха. (Зачёркнуто дважды, закапано потом, Поэтому трудно читается, что там). Прошу оценить ситуацию лично, Понять, как же личность моя ограничена (Последнее слово зачёркнуто рьяно, Написано сверху над ним - "многогранна"). Текущий момент (я приверженец прессы Про СПИД, НЛО и другие процессы) - Всему негативному истинный стимул, И с жизнью практически несовместим он. Вчера прочитал, что в далёком Тибете На пик Джомолунгма вскарабкались йети. Не то чтоб они мастера-альпинисты, Но так и сидят, не спускаются вниз-то. Ещё, никаких не имея резонов, Из штата Вайоминг сбежали бизоны. Причиной вулкан Йеллостон иль Обама, Но так и бегут, обезумели прямо! Быть может, британцы допились до белки, Но видят они то и дело тарелки. И вот как хотите, и вот хоть не верьте, Но лезут из них пучеглазые черти, Рисуют круги на полях Девоншира, Шифруя послание нашему миру Про вредность курения и винопитья (Не верю! Не брошу ни пить, курить я). Ещё на одном из центральных каналов Меня сообщение разволновало: Исландский вулкан, мол, Эйфья... для… бля… кудля Масонами с тайною целью подкуплен: Решили они, задымив всё, собаки, Содомским грешкам предаваться во мраке!.. Провидцы сказали: раз полная ж*па, То ждите в ближайшее время Потопа - Зальёт всё к чертям, ведь недаром же эти Повыше взобрались в китайском Тибете И, чуя уже литосферные сдвиги, Лохматыми пальцами крутят нам фиги. Там много ещё подходящих симптомов. Теперь я без маски ни шагу из дома, Без маски и ластов. И зонтика - да, блин! Поскольку ещё и разверзнутся хляби!.. А эту бутыль с помидорками, други, Я вот… по привычке... того… с похмелюги. Её мне всучила любовница Лида Как жертве распада ацетальдегида. (Про Лиду залито слезами и сыро - Они разругались на почве Нибиру.) Лишайте меня всех отгулов и премий, Но маску и ласты снимать не намерен! Декабрь, 20-е. Мастер А. Кунин. 2012-й год. Накануне… Избушка Вверх, по ступенечкам. Слышишь? Седьмая скрипит. Так по ночам, если ветрено, маются сосны. Это мой дом. Заходи. Удивительный вид Здесь из окна. Впрочем, ладно, сейчас уже поздно. Ты заплутал. Так бывает. Садись у огня. Чая? С лимоном, вареньем, а может быть, мёдом? В баньку пойдёшь? Изумительный пар у меня! Сам убедишься: такого не пробовал сроду. ...Это? Летучие мыши. Зимуют в избе. Чёрная кошка? Не верю в приметы. Ты тоже?.. Ну же? Покойно ли, сыто ли стало тебе? Славно. Теперь полезай-ка ты в печь, мой хороший. Как - для чего?!.. (Стали свечи коптить и мигать. Хриплый смешок прозвучал неожиданно тонко.) Кто я такая? Да полноте. Баба Яга. Вот дожила-то!.. * И бабка закрыла заслонку.
Дата публикации: 27.11.2014,   Прочитано: 1112 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды