Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Чжоу Александр

Услышать звуки мирозданья

*** Сколько золота под ноги брошено. Не поверишь, узрев наяву, Драгоценной осенней порошею Осыпает сегодня Москву. Что нажито, теперь разбазарено: Изумруды, рубины, парча, Красной шубой мздоимца-боярина Перед плахой сползает с плеча. Будут ночи тягучие, слёзные Беспокойные сны бередить, У кого-то раскаянье позднее Шевельнётся мышонком в груди. А когда за ветрами студёными К нам пожалуют вьюги вослед, Загорится над крышами сонными Несказанный Рождественский свет. *** "Почти у каждого пацана из Сибири матери или бабушки зашили ладанки или крестики..." С. Ямщиков В гимнастёрки вшиты ладанки, За плечом остры штыки, Площадь Красная парадная - В бой идут сибиряки. Снег стеною, небо серое, Звёзды видятся едва. Только духом, только верою Ныне выстоит Москва. Тем, что было заповедано И в душе сохранено. Впереди весна победная, Поминальное вино. Позади леса дремучие, Дом на взгорке у реки. Примут долюшку горючую Бабы, дети, старики. Им работа непосильная В радость будет день и ночь, Лишь бы рожь росла обильная, Лишь бы Родине помочь. Пусть не будет долго весточки, Издалёка ей лететь, Лишь надежде тонкой веточкой За окошком зеленеть. В чистом поле, у дороги ей, Где густые тополя. ...А назад придут немногие, Обезлюдеет земля. ...Образа, свеча горящая, И душа теперь светла, Богородица, скорбящая, Русь, как прежде, сберегла. *** Вагонная полка, каюта, Общага, чужая изба - Нигде не отыщешь приюта, Коль мачехой стала судьба. А может, живи образцово, Имей он и должность, и кров, И не было б вовсе Рубцова, Вернее рубцовских стихов. Постыла сиротская доля, Не дать за неё и гроша, В раздолье речное, на волю, Как ласточка рвётся душа. Туда, где у мира с поэтом Рождается кровная связь, Где в дальние годы приветно Звезда над полями зажглась. Дивеево Облака облегли синь небесную. Есть у русской земли сила крестная. Не услышать в пургу пенья птичьего, Не подмять Русь врагу, не постичь её. Пред иконой свеча негасимая, Знать, любовь горяча Серафимова. Солнца луч золотой, распогодится. У канавки святой - Богородица! *** Услышать звуки мирозданья, Жить бесприютно на земле, И после смерти - на челе Печать страданья... Раскрыта книга на столе, И вдруг, вначале потаённо, Из тёмной дали заоконной Нам шлёт привет печальным звоном Звезда полей. *** "Мной ещё совсем не понято, Что дитя моё в земле." Марина Цветаева Не судите, да не будете судимы. Наша страсть судить других неистребима. Не судите, вам никто не даст ответа, Не судите, всё равно вам дела нету, Что за окнами взрывается эпоха, Что в приюте умирает чья-то кроха. Нет вам дела и до той, что неустанно Молит Господа о Лебедином стане. А по улицам блуждают словно тени, Нет, не люди, силуэты сновидений, И на мелкие обломки мир расколот, И царят повсюду только страх и голод, И не радуются те, кто уцелели... Не судите, вы живьём себя не ели, А её осталось только половина, А вторая половина, где Ирина. Бесприютно одиночество людское, Их на всём, на белом свете только двое. И бредут в дневную полночь мама с дочкой. И ни строчки, и ни строчки, и ни строчки... Видения осени Поднимается ветер, задирист и свеж. Полыхнул буйным цветом осенний мятеж. От кленовых причалов, по зову земли, золотые, качаясь, плывут корабли. Словно ратники дружные, вставшие в ряд, тихо медью кольчужной берёзы звенят. И забыв, как сгорают дотла октябри, мимолётная радость сегодня царит... Закат в Митино Розовый контур серого дыма, Серое небо необозримо, Лишь у земли край его розов, Словно румянец горит от мороза. Аните День закончился - тих и не ярок Словно лента немого кино, Задремавшего солнца огарок Угасает за синим окном. И в дали, где сиренев и тонок Неба край и расстелена бязь, Весть о том, что родился ребёнок, Золотою звездою зажглась... В тёплом доме, в уютной кроватке, Да пребудет над ним благодать, Спит дитя безмятежно и сладко И от радости светится мать. Ель у дома застыла в поклоне И пророчит устами волхва Путь, сиянием звёзд озарённый, Для рождённых в канун Рождества! * * * "И свистят по всей стране, как осень, Шарлатан, убийца и злодей... Оттого, что режет серп колосья, Как под горло режут лебедей." С.Есенин "Песнь о хлебе" Отчего так сумрачно и снежно Сердцем он предчувствует беду? Дух его весенний и мятежный Бьётся рыбой, пойманной, на льду... Оттого ли, что в дали туманной Не видать родимое село? Оттого ль, что рано, слишком рано, Довелось подняться на крыло И потом, в чаду кабацкой славы, Рваться к небу из последних сил? Оттого ль, что косит серп кровавый Жизни человечьи на Руси? В те года чудовищных мистерий, На земле, забывшей про Христа, У народа он не подмастерьем, А душой и горькой песней стал. И его щемящее смятенье Отражает боль родной страны, И слова исполнены прозреньем, Скорбью и раскаяньем полны... Лебедей - собратьев тает стая И его уж близится черёд. Голова поэта золотая Словно колос наземь упадёт. *** Белоснежный плат У моей земли. Тихой песни лад, Ей душой внемли. Сколько было бед И обид. Не счесть. Только злобы нет. Только Вера есть. Бывших деревень, Брошенных полей Близок новый день И заря алей. *** Ольге Флярковской Мне ли быть взыскательней и строже? Лишь бы жар полночный не остыл, Лишь бы вновь марать по воле Божьей Белые тетрадные листы. Не изведать мелкого тщеславья, Благ мирских предчувствовать тщету, Самому себя скоблить и править, Слова обнажая правоту. И пройти свой путь, палимый зноем, С посохом в обветренных руках, И услышать ночью, как живое В роще бьётся сердце родника... Ду Фу Печальны мысли на исходе дня. И жалок птицы одинокий крик. Остыл очаг, в котором нет огня. Кому ты нужен, плачущий старик? Тебе осталось долгий ждать рассвет И вспоминать людей, которых нет. Седой туман клубится над рекой. И лунный диск над соснами застыл. И льётся в душу сладостный покой. И живы те, кого ты не забыл. В ночной тиши беседует с тобой Учитель и любимый друг Ли Бо. И оживают юные мечты, Которые истаяли как дым. С придворной лестью не ужился ты, Влекомый прямодушием своим. Нельзя служить в стране, где нет пути И слово "человечность" не в чести. Ты видел смутой сломленный Китай. И дым вдыхал пылающих столиц. И павших воинов не сосчитать, Что стали пищею для хищных птиц. Пока из плена ты спешил домой, От голода сынишка умер твой. Земля не вспахана который год, Простому люду не дают вздохнуть. И разве может обирать народ Чиновник, любящий свою страну? Но пусть ты беден, немощен и сед, Молчать не станешь, если ты поэт. Коль власть рождает не любовь, а страх, И честным не прокормишься трудом, То лишь в твоих останется мечтах Для всех бездомных выстроенный дом. Ты сам страдал и ведаешь, легко ль Всем сердцем ощущать чужую боль. Не греет кровь осеннее вино. "Холодной пищи" наступили дни. У старой джонки прохудилось дно. В твоих несчастьях некого винить. А может быть дела не так плохи, Пока в душе слагаются стихи? Владимир Святой В белокаменном храме смиренные иноки пели. Свет далёкой звезды отражался в крестильной купели. У икон золочённых горели медовые свечи, и, сияя, алмазные капли стекали на плечи. В той далёкой купели славянского князя крестили, что Владимиром звался, отныне он станет Василий. На крутом берегу он пребудет, восток осеняя. Да сплотит на века всех славян наша Вера Святая! В цареградской Корсуни под звуки молитвы творимой Словно ожило сердце, которое названо Крымом. И от Чёрного моря над вольною степью ковыльной на восток и на запад простёрлись могучие крылья. *** Три версты по лесу - ерунда, Коль идёшь по заячьим следам. И по снегу - три версты не крюк, Если лес твой задушевный друг. Души исцеляются в лесу, Я сюда печаль свою несу. А в бездушных, дымных городах Множатся поруха и беда. Пусть меня ведут от той беды Свежие звериные следы. В белый храм над спящею рекой, В белый лес, где радость и покой, И душа надеждами полна, И звенит лесная тишина, И горит вечерняя звезда, Что давно манит меня сюда... *** В отчем доме стыло пахнет склепом И бледны овалы наших лиц, В тишину вторгается нелепо Щебетанье беззаботных птиц. Ох, они распелись эти птицы, А июнь им, кажется, не рад, Да и есть ли повод веселиться, Если брата убивает брат. Нет страшней вражды единокровной, Оттого друг в друга целят злей Парни из Рубежного и Ровно На родной поруганной земле. Господи, помилуй Украину, Вразуми неправедную власть, Лишь бы только выжившего сына В каждом доме мама дождалась. Светлане Шумило Опять кровавая вражда, Где брат идёт войной на брата - Нам за безверие расплата, За ложью полные года. Не победить на той войне, Где ненавистью дышат груди, Где в изувеченной стране Друг друга убивают люди. Но близок долгожданный час, И мир придёт на эту землю. И золотой сияет Спас, Нас охраняющий издревле. *** Кровью дымятся плахи, Ой, как повсюду тихо, Едут по степи ляхи, Ляхи от слова лихо. С юга беда другая - Вновь, за живым товаром, Чёрную пыль взметая, Тучей идут татары. Скоро по землям диким Нас поведут полоном. Ужас - беззвучным криком, Горе - девичьим стоном. Те времена лихие Посланы как проклятье, Гордый томится Киев В лапах литовской знати. Колокола литые Город во тьме не будят. Голос Святой Софии Больше не слышат люди. И у немой святыни, Попранной и забытой, Плача об Украине, Инок творит молитву... Осень Елене Садохиной Лисий мех под ноги стелется. Клён горит, вот-вот расплавится. Здравствуй, Осень - красна девица, Светлоокая красавица. У тебя ли злата россыпи, У тебя ль каменья алые, Оттого ли лёгкой поступью Ты плывёшь по лесу павою? Над туманными полянами Нестихающий пожар творишь, Не царевной Несмеяною Ты у нас сегодня царствуешь. Впереди дожди печальные, Ночи тёмные и длинные. Над тобой поют прощальные Песни стаи журавлиные. А душе легко и празднично - Ты шепнула слово тайное: Всё, что смерти предназначено, Оживёт весною раннею. Лисий мех под ноги стелется. Клён горит, вот-вот расплавится. Здравствуй, Осень - красна девица, Светлоокая красавица! Осипу Мандельштаму Ты никуда не уехал, И не ушёл никуда. В серого неба прореху Глянет украдкой звезда. Зданий уснувшие своды. Тусклый фонарный маршрут. Талые невские воды С прежним величьем текут. Тянутся голые сучья. Летний окованный сад. Целой вселенной созвучья Скорбным хоралом звучат. Вслед за безумной страною Лёгких путей не искал, Только желтел за спиною Века звериный оскал. Славы посмертной не жаждал. Жить не стремился всерьёз. Просто вернулся однажды В город знакомый до слёз. *** Светлой памяти отрока Максима Трошина Не поёт соловушкo В тишине ночной, Русая головушка, Светлый мальчик мой... Улетел далёко ты, Нет пути назад, Лишь тоска глубокая Всё туманит взгляд. Зависть сатанинская Песню прервала, Сердце материнское, Ты не помни зла. Небеса высокие, Ангельский приют, Там святые отроки Землю берегут... Стаи журавлиные Правят свой полёт, За речной стремниною Колокол поёт. И плывёт над клёнами В золотую даль Русская, бездонная, Светлая печаль. Ангел В тишине безлунной ночи И в сиянье дня Ангел мой с любовью отчей Бережёт меня. Нелегка моя дорога, Ноша тяжела - Мне незримою подмогой Два его крыла. От обмана, от унынья, От слепых обид, Пролетая в небе синем, Ангел защитит. Ты узнаешь, он с тобою, Словно старый друг, Только с Верой и любовью Посмотри вокруг.

Дата публикации: 18.06.2016,   Прочитано: 361 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды