Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Доний Надежда Васильевна

Полуденная звезда

Молитва О, почему, когда молила я Тебя, Творец, остановить мгновенье, Ты гнал его, усмешки не тая, Быстрей стрелы в туман исчезновенья? Пред музыкой колоколов весны Не дав мне и минуты преклониться, Качнул в другую сторону весы Добра и зла карающей десницей. Ты видишь все - я пред Тобой грешна И, более всего, грехом неверья. За это ль, кровью чувств обагрена, Плачу тоскою раненого зверя? За это ль, жертвой тщетной суеты Сопротивленья центробежной силе, Лечу я в бесконечность пустоты Частицей разлетающейся пыли? Потух мой взор, бессилием распят. И, выдохнув, остановилось время. О Господи, не дай узнать распад! Яви альтернативу этой теме! На приеме Он был не в духе – фрак ли узкий, Иль собеседник был не тот, Иль оттого, что не по-русски Звучал Московский анекдот. У входа хроникеры-хамы Ругали новый тренд Картье. С послом кокетничали дамы, Пришедшие "в одном белье." Все как всегда. Тоска и скука. И вдруг – она! Волшебный сон... Во взоре – сдавленная мука. В избиге шеи – сладкий стон. Грустна, бледна как привиденье, С печатью тайны на челе Она проследовала тенью Через зеркальный зал Palais И скрылась из виду. Мужчины, Невольно взглядом проводив Беглянку, выпрямили спины, Все, как один, поверив в миф О Еве, что, вкусив познанья От яблока добра и зла, Огонь любви без колебанья Бессмертью рая предпочла. Нечеловеческая сила Его из кресла вырвав вон, Необоримо уносила За ней вослед. То был не он, Не светский лев – гроза гордячек. Живой – средь мертвых душ и тел, Влюбленный насмерть, словно мальчик, За ней не шел он, а летел! Презрев былое как ошибку, Он об одном просил Творца: Дать шанс вернуть ее улыбку, Стереть печаль с ее лица. В груди – пожар. Все чувства – новы. В мозгу – нетленных слов узор. Он шел за ней, на все готовый: На риск. На подвиг. На позор. Плечи Лишающие дара речи, И жизнь дающие мечте, Ее припудренные плечи И бюст в глубоком декольте Его коснулись дуновеньем Морского бриза на заре. И луч улыбки на мгновенье Блеснул в зеркальном серебре. Одна-единственная встреча – И каждой ночью в темноте Восходят солнцем эти плечи Пред ним в дрожащей наготе. Высота С крутых вершин, в осатаненьи ветров, Свистящих в острых частоколах скал, Раскинувшись на сотни километров, Слезит глаза земного дна оскал. С ума сводящий вид! Суровый, дикий, Как рвущий легкие предсмертный вдох, Как волю подавляющие лики Иного, как свой дух явивший Бог. Щемящий вкус необъяснимой власти. Крушение незыблемых основ. Взрыв умственных границ. Лученье страсти. Разгадку вечных тайн сулящий зов. На высоте не все в тебе – земное. Жива и та счастливейшая часть, Что, словно крылья за твоей спиною, Вздымает вверх и не дает упасть. И, вниз спускаясь за насущным хлебом, О жалкий червь, не забывай о том, Что сладость бытия дается Небом, И что оно, как и Земля, - твой дом. Притяжение Ты – мой обвал. Лечу, от боли воя, Не понимая, собственно, – куда. Девятый вал, Накрывший с головою. Парализующая ум беда. Кошмарный сон, Мой личный Ватерлоо - Разгромом воли завершенный бой. Ни свет икон, Ни звук Святого Слова Не в силах заслонить тебя собой. Тоскою доведенная до грани, Опять стою у бездны на краю. Опять тебя ищу я на экране. И нахожу. И вновь отраву пью... Блюз Пали алмазные росы В сумрак озябшей травы. Вы опоздали, вопросы. Ответы – мертвы. Пали в бессилии руки. Рухнул созвучия мост. Мы – диссонансные звуки В мелодии звезд. Равновесие Чем дальше ты ушел – тем стал мне ближе. Закон баланса стрелку гнет к нулю. Пусть никогда тебя я не увижу. Пусть! Если это значит, что люблю. Человеку Взгляни в природы естества Бесчисленные лица. В них всех - лишь жизнь. Она права. Природа - не убийца. Пытаясь что- нибудь согнуть, Не гни того, что гибко. Когда упругость - это суть, Давить и гнуть - ошибка. Желая нежность слов сберечь, Не вспоминай былого. Любовь - всегда прямая речь. Сегодняшнее слово. О солнце дня от хмурых туч Не ожидай ответа. Ищи в глубинах сердца луч Немеркнущего света. Не собирай от суеты Ржавеющих сокровищ. Что на Земле оставишь ты, Когда глаза закроешь? Прихода ночи не страшись. Скажи "Прощай!" земному. Тьма - лишь ступень в другую жизнь, Лишь переход к иному... Вечер у камина Dom Perignon. Камин. Медвежья шкура Темнеет удивленно из угла. Зачем я, враг снобизма и гламура, Сюда пришла? Рыдают умирающие свечи В овалах затуманенных зеркал. Зачем с тобой делю я этот вечер? Чтоб ты мне лгал? О, вечные вопросы без ответа! О, страсти по несбыточному дрожь! Забуду ль откровение Поэта, Что слово – ложь? Слово и чувство О, страсти так часто безмолвны! Молчанье – их шепот и рёв. Их рябь – океанские волны. Иж дрожь – сотрясенье основ. Но если вливаются в слово, Из слов выбирают одно – Такое, значенье какого Не может быть искажено. И это известное слово, Не лидер в словесном строю, Откроет, как тайну, вам снова Великую силу свою. Ни мгле, ни тумана покрову Не скрыть под собою его. Бессмертное, веское слово – Как «Всё» или как «Ничего». Но стоит его вам истратить - И вновь уже не повторить. Пусть сердце подскажет вам – прятать Сокровище или дарить… Поэту Анатолию Болгову Окунаясь в миры Ваших песен, В их лучей расходящихся сноп, Вижу грёз золотистые взвеси. Ощущаю небесный озноб. Там пурпурные гроздья рябины Охмеляют нетронутый снег, И сурового моря глубины Оттеняют задумчивый брег. Там ледового царства равнины Улыбаются взору хитро, И Сиянье сапфиро-рубинно Цветом Севера полнит нутро. Там во мраке мерцает надежда, Надвигаясь незримо на Зло. И сомкнутые холодом вежды Неустанно пророчат тепло. В Ваших строках Великое Нечто Варит зелье из тайн бытия, Смотрит в душу и пьет бесконечность Из Поэзии чудо-ручья. Силы духа тягчайшее бремя Вы несете, как факел во тьме. И глядит изумленное время На пылающий вызов зиме. И, над суетным взмывши туманом, Я мятущейся лире внемлю. Верю в строки без тени обмана. Верю в жизнь. И дышу. И люблю… Полуденная звезда Как хочется чувствовать нотки безумья, Вносящие пламя в речь! Но всех моих чар в их итоговой сумме Не хватит, чтоб так увлечь. Как хочется быть для тебя чем- то большим, Чем то, что я есть сейчас! Но жизнь, как азартом охваченный гонщик, Уверенно жмет на газ. И падает время подстреленной птицей, Не зная само - куда. В тускнеющем небе не может родиться Полуденная звезда... O sole mio Светило, согревающее Землю, Не самая ли яркая звезда? С тех пор, как я ночному небу внемлю, Я больше не могу ответить "Да". Другой звезды, пылающей далеко, Сияние доходит до меня. Ее лучей Божественного тока Мне не сравнить с усталым солнцем дня. Десятком тысяч юных солнц блистая, Сквозь пыль и твердь космического льда И сквозь миров немыслимые дали Свой нежный свет мне шлет моя звезда... Дыхание любви Я без дыханья любви, Как степь без влаги грозы – Не поднимусь в изобильных хлебах. Слова скупые твои – Всего лишь капли росы На пересохших от жажды губах. Но, словно зова с небес, Но, словно шума весны, Но, словно солнца лученья на льду, Изведав силу чудес, Что мне одной лишь видны, Я этих слов зачарованно жду. Ты без сиянья зари, Как странник в темной ночи – Во тьме не видно пути к очагу. Остановись и замри. Послушай ночь, помолчи, И разведи свой костер на снегу. И в жарком танце огня Растает холод сырой. Печаль и сумрак отступят от вежд. Тогда забудь про меня - Спеши на встречу с зарей, Что брызжет свежестью юных надежд… Жизненный закон Есть у великих истин У каждой – свой резон. Быть может, и у жизни Разумный есть закон… Но прост он или сложен, Волна он или гладь, И кем он нам положен – Дано ли нам понять? То слепы мы, то зрячи. То злы, а то добры. Как на резинке мячик – "Челнок" чужой игры. Иллюзию свободы Реальностью зовем. И просветленья всходы Серпом безумья жнем. Но Высшего примера Сигнальные огни – Любовь, надежда, вера – И в нас горят они. И мы живем, как Боги. Дерзаем и творим. Ущербны и убоги, Мы с Небом говорим. Пусть мы не много знаем. И путь наш - дикий лес. Но разве жизнь земная Не чудо из чудес? А кто швыряет камень В то, что не понял он, – Навряд ли сдаст экзамен На жизненный закон. Поэту - мыслителю Посвящается Александру Сумею ли я выбрать верные слова, Из тех, которых в речи не бывает густо, Чтоб описать Вам Богом данное искусство Из нити слов ткать откровений кружева? Вы видите иначе, бросив зоркий взгляд На то, что видим мы неискушенным глазом. Вся улица для Вас – в расплавленных алмазах, А не в банальных лужах, что в ночи блестят. Вы слышите молекул хриплый говорок, И звуки, что хранит ажурный лед снежинок. А истин и иллюзий странный поединок И жжет и ослепляет правдой Ваших строк. Бескрайний универсум тайн своих и сил Вам за талант и честность жалует крупицы. И заставляет сердце учащенно биться Объятый Вашей мыслью вечный путь светил… Иронию Вы льете в мед лукавых уст, Вплетаете в венец глупца лопух сарказма, Но в воспаленных венах закипает плазма От Ваших слов, в которых дышит магма чувств. Поэт, певец дождя, философ и эстет, Вы грусть свою под маской клоуна сокрыли, Нарисовав с натуры, по законам были, Несовершенства мира подлинный портрет. …………… О, грустный клоун! Верьте – расцветет земля И напитает воздух ароматом лилий. Развеется мираж, и люди без усилий Под маскою шута узнают короля. Слово о смерти Всё – горсть золы. Так в чем же каяться, Когда достигнута черта? Отвес скалы. Дыханье хаоса. Удар. Безмолвье. Темнота. Но что есть смерть? Не в ней ли кроется К свободе духа тайный ключ? Голгофы твердь. Крест. Кровь – И Троица Льет с ликов животворный луч… *** Хотелось бы быть для тебя откровеньем Высот и глубин. Сотрясеньем основ. Но что моя жизнь? Еще пара мгновений. Связать не успею и нескольких слов. Хотелось бы быть твоим внутренним зреньем, Чтоб видеть и чувствовать так же, как ты. Но вспыхнeт ли сердце лучом озаренья В закатном предчувствии чар темноты? Хотелось… Но лжи и нелепости быта Не смею желать ни тебе, ни себе. Прости... Дверь в чертоги желаний закрыта В моей не совпавшей с твоею судьбе. Не говори мне слов пустых Сергею Ты говоришь, а я молчу - И так от этого устала, Что, наконец, сказать хочу В преддверии финала: Не говори мне слов пустых. Я их наслушалась довольно. Судьба патронов холостых - Проигранные войны. Чтоб две мечты в одну связать, Открой мне то, что вечно ново. А если нечего сказать – Не говори ни слова. *** Как у быстрой воды нет большой глубины, Нет у лестного слова большой цены. А у слова, что в непреходящей цене, Сила в непрозреваемой глубине. Как в небесных высотах нет звездам числа, Нет в добре пересчету частицам зла. Но к сокрытому злу наши очи слепы- По крупинкам не переберешь крупы. Без греха и без боли душа так редка, Как ни разу не дрогнувшая рука. Как редка средь лжецов, подлецов и ворья Правды, чести и совести колея. Но и праведный путь, полный пота и слез, Далеко не всегда магистраль до звезд... Пробуждение О тысяча проклятий! Просыпаюсь... Злой ветер веткой яви бьет в окно. Как будто кто - то дергает за палец И шепчет, что окончено кино. И звуки жизни хаотичным током Врезаются в симфонию зари. И гасит небо мутно - серым оком Поэзии цветные фонари. О, магия желанной, теплой силы, На сердце навевающая сны, В которых все так ярко и красиво, Что осень дышит воздухом весны! Те сны, где чувства не разбиты страхом, Где он - со мной, и я так молода, Где надо лбом его алмазом Шахом Горит неугасимая звезда. Продлись же, сон, не рви меня на части, Не отключай иллюзий метроном! Пока витаю в их незримой власти, Мне будущее кажется не сном. Но бьет мой час - и сладость заблужденья Летит стрелой к смертельному нулю. Неугомонный ветер пробужденья Не зря бесился. Я уже не сплю... Компромисс Спор о жизни на планете – Это спор слепцов о свете. Никому не победить, Коль не знать, о чем судить. Но без крыльев мы, похоже, К истине взлететь не сможем. Даже вряд ли мы, увы, Прыгнем выше головы. Что ж, тогда мы, как враги Неопределённости, Будем славить сапоги - Символ приземлённости. Лишь бы на мажорной ноте Ощущать себя в полете К тайнам нашей жизни. Бог с ним, с блеском истин… Время Его тянут, считая резиною, И сжимают в железный кулак. Покрываются кожей гусиною От сознанья, что жизнь – его шлак. Его чтят и ругают. С ним борются, Чтоб прервать или остановить. Все напрасно – нельзя с ним поссориться. Ни убить нельзя, ни оживить. Его поступь в каменья и платину Замыкают, как в кубок – вино. Но ходить, и бежать, и летать оно Так умеет, как нам не дано. Жаром тщетной борьбы опалённые Знают – не изменить ничего. Лишь укрытые счастьем влюблённые Просто не замечают его. Отстают от него, нагоняют ли, Или точно с ним в ногу идут – Равнодушно и нудно, как маятник, Время в прошлое чертит маршрут. *** Я ожидаю смс, Письма в два слова, Как высшей милости небес. Как рока злого. До остального до всего Глухонемая, В себе я снова ничего Не понимаю. Швыряю гордость в сети бед, Как в воду – камень. Он канет, и всего-то след – Вода кругами… Какая власть играет мной, какая сила? Я ни о чем подобном Небо не просила! Но в чем и сколько я себя ни убеждаю - Как ожидала, так и ожидаю... *** Да, я знаю, это просто глупо – В поединок с временем вступать. Чувств не разогреть тарелкой супа. Мерзлоты лопатой не вскопать. Да, я знаю, это так нелепо, Чтобы яркость крыльев мотылька, Всколыхнув восторгом сумрак склепа, Пылью отуманила века. Да, я узнаю дыханье тени, Близость угасанья, вкус утрат. Вижу траекторию паденья В точно обозначенный квадрат. Но, быть может, я еще сумею Ослепить бродячую беду, Аурой слабеющей моею Заслонив любимую звезду… Мир, где всегда чего- то не хватает Снежинки, все вложив в последний вальс, Касаются земли - и тут же тают. От их прощальных слез блестит асфальт. Так грустно... И чего - то не хватает. Но вот уж голубеет небосвод, Бес опьяненья над землей летает. И солнца луч в потоках вешних вод Резвится. Но чего - то не хватает. Шумят лесов зеленые моря. Нектар лугов пьет зорька золотая. Нет и следа от сплина ноября. Чего ж еще? Чего же не хватает? Уж осень задает роскошный пир, И дух довольства в воздухе витает. Но, видимо, таков он, этот мир, Что в нем всегда чего - то не хватает. А космос шепчет мне о мире том, Где розы никогда не увядают. Как? Страсти пыл сковать бессмертья льдом? Нет. Лучше пусть чего - то не хватает... Рубаи Смесь из пользы и вреда, Жизнь текуча как вода. И бессмысленна, похоже, Как без тока провода. Гитаристу Струны – нервы. Звуки – муки. Ты не первый, Взявший в руки Этот трепетный овал, Кто в полет меня позвал. Но на воле, На просторе Ветер боли, Туча горя Омрачают наш полет, Застилая небосвод. Видно, нет без боли счастья, Словно целого без части. Рвется, мечется душа, В сетях струн едва дыша. И поет твоя гитара, Что по жизни ходят парой Свет и тень, как «нет» и «да» – Неразлучны никогда. Сердце жжет стрелою звука Полурадость - полумука... Последняя ночь зимы Еще метель от злости бесится, Поземкой белит тротуар. Еще огрызок булки-месяца От стужи кроется в муар Набрякших снегом нерастраченным, Беременных разладом туч, И рвет лицо порывом смачным Бес-ветер, липок и колюч, А уж по тучам окна звездные, Как дыры в бездну, разбрелись. И на рассвет билеты розданы - Линяет черной власти высь. На бледном небе что-то правится – Вершит природа тайный сдвиг. И, оседлав восхода миг, Летит лучом Весна-красавица! Маскарад иллюзий Лысый бредит чубом. Старый - крепким зубом. Лишь чего не может быть, Человеку любо. Но на то и сказки, Чтоб, смешав их краски, Счастья радугой расшить Черный бархат маски. Жизнь - иллюзий маскарад, Ложь чудес бумажных. А за что ей всякий рад - Разве так уж важно? Но, когда погаснет свет В отшумевшем чуде, За собою разный след Оставляют люди. И важнее во сто крат В этом деле тонком, Чтоб следов неровный ряд Не мешал потомкам. *** Подними к восходу руки, В свет небесный окунись! Слышишь, рвутся жизни звуки В розовеющую высь: Птичий шебет, хруст проталин, Токи вод - весны послы, И жужжание миндалем Одурманенной пчелы. А твои послы - две феи Несказанной красоты, Две лесные орхидеи, Словно первый снег, чисты. В ласках ультрафиолета Тает утра колдовство. Сколько в нем тепла и света От привета твоего! Не полечу Взорвался болью позвоночника Момент рождения крыла. Черчу границу крыльев росчерком Меж "стала" и "была". Но синий ветер озарения, Пронзив непрочный щит виска, Уж рвется в мозг. Беда прозрения, Как никогда, близка. Прерву полет к мечте заманчивой. Иллюзий разожму тиски. На долю, что не мне назначена, Не подыму руки. Сила То разгораясь, то затухая, Без смысла, поводов и тем, И оглушительная, и глухая, Идет война. Всего со всем. Без компромиссов и без пощады, Сжигая все пути назад, Взаимной ненависти снаряды Слагают песню канонад. И лишь любовь из пожара битвы Вздымает в небо белый стяг Как знак спасенья. Как звук молитвы. Как к милосердью первый шаг. И тот, кто слышит сквозь гром тротила, Как пробивает лёд трава, Тот понимает, какая сила Всегда жива… Потерявшаяся весна В облака укрывшись наспех, От мороза чуть бледна, В их летучих, нервных ласках Робко греется луна. Дремлют воды, недвижимы, Льдом ревнивым пленены. Где же тайные пружины Потерявшейся весны? Птиц молчанье, призрак неба Над усталой дымкой дня, Матереющего снега Грязно-серая броня... Свет так тускл, а сумрак - жидок В сонном ветре полутьмы. Может, то предсмертный выдох Обессиленной зимы? Или шепот райских гурий Из-за мутной пелены О затишье перед бурей Жаркой, яростной весны? Высь Алмазной крошкой выложена высь. Взгляни в нее, замри и удивись! Какие с ней сравнятся купола, Когда она - жива, а ночь – светла? Но редко вспоминаем мы о ней Под радугой искусственных огней. Рабы фальшивых блесток новизны, Не знаем настоящему цены. Будь хоть весь свод небесный на кону, Вверх даже не взглянув, пойдем ко дну. Всё, к сожаленью, так. А почему - Неведомо, похоже, никому... Справедливость Бездумный риск в опасных играх В могилу свел не одного. Но Бог дал кошку для того, Чтоб мы могли погладить тигра. На каждый минус есть свой плюс - Жив справедливости союз. Юность О, юность! Глупое, слепое счастье. Доверчиво раскрытый клюв птенца. Не ведая клыков, о хищной пасти Ты судишь разумением яйца. Твои цвета дерзки, ярки и звонки, Как впившиеся в ночь прожектора. В ушах почти что рвутся перепонки В раскатах грома твоего "Ура!". Ты - гимн весне. Ты - вера в честь и совесть. Надеждой обогретый непокой. Ты - гордых целей пламенная повесть, Написанная смелою рукой. Несешься ты вперед, срывая стремя, Сбивая в кровь коленки и бока. Скорей, скорей! Уходит твое время - Ты так неумолимо коротка! «Странный» вопрос Почему, когда мы видим тьму, то говорим обычно, что ничего не видим? Разве тьма - это ничто? Двоим Не спрашивай, могу ль простить твою вину. Я не отвечу. И рук, плетьми повисших, я не протяну Тебе навстречу. Предавший раз, как люди верно говорят, Предаст еще раз. Пришла пора страдать, приняв обмана яд, В молчаньи. Порознь. Ну почему же счастья хрупкое стекло - Синоним боли? И почему мы мерим и добро и зло Пудами соли? Какая кость не хрустнет под давленьем лжи И расстояний? Какое око разглядит красу души В ее изъяне? Гореть ли нам в огне вершины бытия Иль преисподней, Укажет, без сомненья, Высший Судия. Но не сегодня. Никогда Никогда – решительное слово. В сердце клин вбивающий обет. В нем, как будто в сети без улова, Никакого будущего нет. Не спеши, мой друг, повесить бирку Вечности на призрачный покой. Твоего пути бесстрастный циркуль Чертит схему не твоей рукой. Отчаявшемуся Темнеет берег незнакомый, Совсем не тот, что ты искал. Но, ветром бешеным влекомый, Спешит твой челн к подножью скал. Померк последний луч заката. Ночная буря правит бал. И волны дыбятся горбато, Терзая челн, за валом вал. Но шторм не принял этой жертвы, Отдав ее скале - врагу, И ты лежишь, спасен от смерти, На незнакомом берегу. Лежишь и плачешь, путник бедный, Как над могильною плитой, Над поглощенной дикой бездной Разбитой вдребезги мечтой. А утром- солнце молодое Согреет твой холодный взор Высокой нивой золотою Долины изумрудных гор. И пышный сад в лучах восхода Раскинет ветви над тобой. Зашепчет о любви природа Помилованному судьбой. С улыбкой та, что солнца краше, На пир роскошный позовет, Где горы яств, где хмеля чаши, Где под шампанским млеет лед. Там нежной лиры вздрогнут струны, Сверкнет и вспенится бокал. И ты в объятьях девы юной Забудешь берег, что искал. Мужчине Грудь открой свирепой боли, Если лучшего достоин. И окажется, что в поле И один бывает воин. И окажется, что можно Победить и в одиночку. Только как же это сложно С нервов сдернуть оболочку... Только как же это страшно, Когда рушатся основы, Когда гибнет день вчерашний И не наступает новый, Когда нет в конце тоннеля Ни малейшего просвета... Вспыхнет свет! Но только к цели Есть одна дорога - эта.

Дата публикации: 30.06.2013,   Прочитано: 1824 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды