Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Доний Надежда Васильевна

По льду реки невыплаканных слез

Дверь Поднимаясь к тебе, от волненья считаю ступени. Как игрок на курок, нажимаю на кнопку звонка. И, зажавши в кулак жуткий месяц тоски и терпения, Устремляю свой взгляд в равнодушное дуло глазка. Перед дверью, как перед судьбой, в ожидании ответа Я дрожу от макушки до пят, словно шест на ветру. Бьются доли секунд, как века, о ребро парапета, Убивая меня тишиной в том, задверном, миру. Но твой голос, взорвавший мой слух, - этот зов вожделенный - Я вдохнула, как воздух спасения, лишь он прозвучал. И глазок уж не дуло, а точка исхода вселенной. Дверь уже не барьер, не конец, а начало начал! * * * О тебе - неразменные, вечные, Как небесных высот синева, Животворною силой отмеченные, Но несказанные слова. О тебе - неизменно абсурдные, Как свеченье глубин темноты, Как сияние моря, лазурные, Но несбыточные мечты. К страстной исповеди зовущие, Как не смытые с сердца грехи, Для тебя - мои главные, лучшие, Не написанные стихи. Желание От глаз, из царства гроз - Такой гипноз, Что по спине мороз От сладких грёз! От губ - Сахары зной Такой волной, Что тает свет дневной Передо мной! Плен рук - такой магнит, Что мозг звенит И крошится гранит Былых обид! В крови такой накал, Что блеск зеркал, Ударив в твой бокал, Багровым стал! И так мне эта жуть Сковала грудь, Что просто ни вдохнуть, Ни выдохнуть! Встреча Наша встреча не случайна. Указав дорогу в ад, Мне она открыла тайну Обретений и утрат. Наша встреча не напрасна. От нее в моей крови Вирус горькой, но прекрасной Неотвеченной любви. Словно солнца луч прощальный, Словно след ушедших дней, Этой встречи отблеск дальний Жив еще в душе моей. И за то, что светел вечер, Что не тлею, а горю, Со слезами эту встречу До сих пор благодарю. * * * В магнитном поле Твоей улыбки Себя теряю... Забыв о боли, Те же ошибки Я повторяю. Едва окрепнув, Беды не чуя, Машу крылами. Совсем ослепнув, Опять лечу я На то же пламя. И кто ответит, Зачем я злую Судьбу пытаю? Мне солнце светит! И я целую Его и - таю... Прозрение Не могла на тебя наглядеться, И наслушаться не могла. Нужно было куда-нибудь деться Из безвыходного угла. И, собрав последние силы, Улетела я далеко, Чтоб забыть о тебе, мой милый, Навсегда. На веки веков. Я сражалась с собою стойко, За безволье себя кляня. А зачем? Потому лишь только, Что ты не любил меня? Разве, если б я очерствела, Стало б легче на свете жить? Чем дышала бы, если б сумела Эту нежность в себе убить? Разве мне бы тогда открылось, Сколь глубок расставанья след, Безгранична Господня милость И прозрачен вечерний свет? Я ловлю его лучик слабый, Нервно сумочку теребя. Разве жизнь я любить могла бы, Если бы не любила тебя? * * * О, я не верю Вам, как берег алый Не верит клятвам утренней зари. Как дереву не верит лист опалый, И уходящей ночи - фонари. Но верю в Вас, как в небо верят птицы, Как в море - глаз и сердце рыбака, И, как младенец, не успев родиться, - В упругость материнского соска! Я верю в Вас так слепо, так всецело, И разуму и воле вопреки, Что в жертву Вам и душу я и тело Несу, презрев предчувствие тоски. * * * Расставанье с любимым - разрыв сустава. Раскол монолита. Распад молекулы. Это обломки сверхпрочного сплава. Это осколки разбитого зеркала. О, Господи, смилуйся! Видят едва ли Свой путь уходящие в даль друг от друга. Не дай им узреть, что любые дали Послушны закону порочного круга! * * * Берлин-Москва, и я опять в России - В котле сплошных экспериментов, где Все также в моде, и все также в силе Неписаный закон любви к беде. Земля немых страдальцев и героев! Твоих овец остриженных стада Прощают тем, кто шерсти куш утроив, Их по миру пускает без стыда. Страна воров, пророков и поэтов, Страстей и лени, мата и икон, Пустившая в расход звезду советов, И капитал метнувшая на кон. На виражах ты не снижаешь скорость, Сбивая слабых, как слепых котят. Лес нынче рубит молодая поросль И щепки во все стороны летят. Я не хочу судить о том, что было, Или гадать, что ждет в грядущей мгле. Хочу всего лишь, чтоб моя могила Была в России, на родной земле. * * * Конечно, это он! И я не стану прятать В смущенье восхищенья своего. Будь это сладкий сон, Негаданная радость, Иль звезд надменных злое колдовство. И опоздал вопрос - Свободен он иль связан. Мы пламенем одним обожжены. В глазах сиянье рос, В глубокой коме разум, Сердца одним предчувствием пьяны. И пусть горячий лоб Взорвется жаром страсти, Ошпарит горло нежности вино, И с ног собьет потоп Нахлынувшего счастья! А что придет затем, не все ль равно? * * * В распахнутую дверь Войти, мой друг, поверь, Не так легко, как может показаться. Пример тому - урок Ошибочных дорог Испорченных умом цивилизаций. Я знаю, где-то ждет Открытый настежь вход В чудесный мир гармонии с природой. Но нам в него войти - Что пересечь, прости, Бродвей в час пик слепому пешеходу. Летим без тормозов На неумолчный зов Тех ценностей, что нам диктует мода. Левей или правей - Кругом сплошной Бродвей, И нам в аффекте гонки не до входа. Влюбленной женщине Ну как Вас уберечь От страшного удара, Какой Вы уготовили себе?! С кем ищете Вы встреч - Не только Вам не пара, Он - точка в изменившей Вам судьбе. Он Ваш слепящий сон. И лесть его, и грубость Для Вас одной - волшебное питье. И даже если он Сейчас Вам скажет глупость, За блеск ума Вы примете ее. Он Ваш лукавый луч Осеннего заката, Ваш ложный шанс на солнце в ноябре. Он - вспышка гневных туч, Он - роковая карта В заведомо проигранной игре. Как нас обоих жаль! Ни пороха, ни перца В Вас больше не осталось и следа. И гордая печаль Мое объемлет сердце В стремительном паденьи в никуда. Но в этот горький час Негаданной утраты, Прощаясь с нашим солнечным вчера, Я понимаю Вас. Любовь сильнее правды. Вся правда мира - дым ее костра. Возражение поэту "...лишь только тех мы женщин выбираем, которые нас выбрали уже..." О нет, не тех мы женщин выбираем, Кто из-за нас теряет свой покой. Совсем других. А позже мы взираем На этот выбор с грустью и тоской. Живой воды сердечного привета Никто в пустом колодце не найдет. И, в тщетных поисках тепла и света, Самим себе мы предъявляем счет. Но мы ли выбираем, в самом деле? Не кажется ли вам, что это он, Бессменный страж вселенской карусели, Небесных сил таинственный закон? Нездешней мудростью блистая ярко, Он наделяет каждого из нас Иллюзией бесценного подарка - Свободой выбора любимых глаз. И в лабиринте колдовской спирали Мы любящих обходим стороной... Ах, если б тех мы женщин выбирали, Каким бы счастьем был наш путь земной! * * * Прощай, утраченная молодость моя! Быть может, медленно, бесстрастно умирая, Познаю я иную прелесть бытия, Вкусив от щедростей растительного рая? Иль суждено мне тлеть в дыму былых страстей Подобно плохо прогоревшему полену, В сыром нутре своем хранящему дождей Слепую преданность березовому плену? Иль, может быть, тоской насытившись своей, Решит душа, что плотский мир ей слишком тесен, И пропоет весенней ночью соловей Ей песнь прощальную, сладчайшую из песен? Что будет послано- сокрыто в вечной мгле. И мне ли, смертной, спорить с Высшими делами! Молю смиренно лишь о ветре, что в золе Упрямо треплет угасающее пламя... * * * Что в пламя адова огня Я увлекла тебя невольно- Ведь мне самой давно не больно - Прости меня. Прости меня... О, если б я любить могла, Тебя достойней не нашла бы. И луч надежды, даже слабый, За солнце я бы приняла. Но мне не нужно ничего. Ни от тебя, ни от другого. Того единственного слова - Уж мне не вымолвить его. Мужу Мой милый, я знаю, свою судьбу Искал ты немало дней. Но лишь на моем упрямом лбу Прочел ты о встрече с ней. Мой нежный, ты пел о любви другим В глубокой ночной тиши. Но все заглушил единенья гимн Твоей и моей души. Мой мудрый, сквозь тучи житейских гроз Всегда тебе брезжил свет. И как ты умел на любой вопрос Разумный найти ответ! Мой щедрый, непросто нам было жить В пути к другим берегам. Но как ты последнее мог сложить К усталым моим ногам... Мой верный, я знаю, какой ценой Хранил ты любовь мою. И я тебе преданною женой До дна ее отдаю. И если из жизни раньше меня Тебе суждено уйти - Одна встречу свет последнего дня. Ты там меня подожди. * * * Ты никогда мне не принадлежал - Ни в звездный час высокого полета, Ни в грозный час крутого поворота, Ни в час паденья грудью на кинжал, - Ты никогда мне не принадлежал. Лишь чашу слез с тобою я пила. И боль твою я, как могла, гасила. Какая-то неведомая сила Нас часть пути одним путем вела. И чашу слез с тобою я пила. Но, как ни странно, мне она была Дороже всех иных переживаний, Всех обретений и завоеваний - Столь сладостной та чаша мне была. А отчего - сама не поняла... * * * Не ждала от тебя этих слов. Но когда они вдруг прозвучали, Вместо звона колоколов Слух прорезали нотки печали. В остывающей мутной крови Нет ни блеска, ни цвета, ни жара. В ней лишь слабая тень от любви - От бесценного Божьего дара. Слишком поздно! Прокисло вино. Что исчерпано- не обновится. Уходящей любви все равно, Чья под ней проскрипит половица... * * * Кого любила - того любила. Не перед вами держать ответ. Вам не отнять ни того, что было, Ни уж, тем более, чего нет. Не разделить вам моей печали И утешенья не подарить. И потому - лучше б вы молчали, Чем о любви плохо говорить. * * * Теперь уж не помню я, Было ли это, Иль только приснилось мне... Шкатулка резная В квадратике света И вьющийся снег в окне. Раскрытая книга, Роскошные розы, Разобранная постель. Свидетелем мига Отрыва от прозы Был старый тихий отель. Желания ртутью Зашкалило градус Термометра наших чувств. Божественной сутью Наполнилась радость, Вливаясь в уста из уст. По воле небесного Дирижера Мы плыли в иных мирах Под звуки чудесного Звездного хора. Но... все рассыпалось в прах... От сладкого мига Остались лишь слезы, Утихнувшая метель, Забытая книга, Поникшие розы, Нетронутая постель. * * * В последний раз тебе, прости, Как дура, действую на нервы, Сжигая все свои резервы, Чтоб искру нежности спасти. Но ты закрыт на все замки И я, полна неясной боли, Одна спускаюсь против воли По темной лестнице тоски. Еще пульсирует в висках Тепло любви, но блекнут очи, Число ступеней все короче, И нет уж крепости в ногах. Вздыхает вечность у колен, Огонь надежды убывает, И холод тихо наплывает Как сна необоримый плен... * * * Я вглядываюсь в серое небо До серебристых мошек в глазах. Исчез он, словно вовсе и не был, Твой белый самолет в небесах. На каторгу напрасного боя За то, чтоб не старела весна, Мы отправлялись вместе с тобою. Но до конца дошла я одна. Измяла меня жизнь, искрутила, Утыкала иголками бед - Таких, что и одной бы хватило, Чтоб серым светом стал белый свет. Едва передвигаю я ноги, Мне каждая ступенька - гора. И чувства мои стали убоги, И мысли уж не те, что вчера. Ты улетел, а с неба навстречу Мне серая глядит пустота... Прости, я на звонок не отвечу. Увы, не разомкнутся уста. * * * Твоя любовь не так проста, Чтоб вбить лишь штампик в паспорт. Как приговор она крута, И если бьет - то насмерть. Как сфинкс загадочна она, Как финский нож- опасна. Но как росток она юна, И как заря - прекрасна. За лучик этой красоты Снесу любые муки. Лишь одного боюсь - что ты Скользнешь в другие руки. * * * Какой мужчина! Сотрясенье мозга! Но у меня, конечно, шансов нет. Когда он рядом - я не тверже воска, Который только плавится в ответ. Увы, уже ни перца нет, ни соли, Ни меда женской магии во мне. Я вся - одно лишь пламя, символ боли. Я - нерв свечи, дрожащей на окне. Твоя рука Твоя рука груба, жестка. Но когда я была на грани фола, Танцуя соло, Великодушна и легка, Она передо мною вдруг раскрылась, Как Божья милость. И, оторвав меня от пола, Спасла от фола. Твой голос Мы давно уж не вдвоем Радуемся маю. Что мне в голосе твоем? И сама не знаю... Но в плену его игры С чувств смываю копоть. Вижу новые миры. Слышу звездный шепот. Но, пьяна его вином, Сердцем растревоженным Я мечтаю об ином - Прежде невозможном. * * * Не уродина и не красавица - Я не нравлюсь тому, кто мне нравится. И от этого каменной крошкою Пересыпано все мое прошлое. В потускневшие дали глядящее, Обесцветилось настоящее. Непроглядною мглою покрытое, Спит грядущее как убитое. И лица светоносные линии Погасили морщинки уныния. Я плыву - не плыву. Волны вспучились. Я живу - не живу, только мучаюсь. * * * Я помню вечер в ресторане. Полупустой и мрачный зал. Ты вдоль измученной герани Паркет шагами нарезал. Я помню - сел со мною рядом, Сказал, что веришь в чудеса И дерзким, чуть звериным, взглядом Мне в сердце самое впился - И вспыхнул космос перед нами, Открыв сокровища свои, И светоносными волнами Повлек нас к берегу любви. В параличе сладчайшей муки Мы плыли в райские сады, И восхитительные звуки С ближайшей падали звезды. Но ты внезапно взор свой жадный Прочь от моих безумных глаз Отвел - и купол неоглядный Свернулся, скорчился, погас... Ты поднялся - и все померкло. Ни звука больше, ни луча. Лишь в глубине большого зеркала Рыдала белая свеча. Взгляд По каким ударила клавишам! Какой музыкой взорвалась, Упиваясь в сердце ужалившим Взглядом страстью раненых глаз! Зов бессмертного искушения В глубине этих глаз застыл. Но, увы, тогда для решения У меня не хватило сил... Отчего тогда не узнала я Счастья подлинного лица? Приняла большое за малое. Свет начала - за боль конца. А теперь - все счета оплачены. Жизнь ушла. Но забвенья яд, Как вино, пью за тот, охваченный Столбняком восхищенья, взгляд! * * * Я рассказать могу, Как ягоды в снегу Особым наливаются нектаром. Но, как вода в песок, Их драгоценный сок, Не нужный никому, уходит даром. Тебе- не рассказать... Я подойти могу И к другу, и к врагу С весной в глазах и неразменным словом. Лишь вздох моих духов - И старый мир грехов Волшебным им покажется и новым. К тебе - не подойти... Я угадать могу, Кто у кого в долгу. Кто мерит малой мерой, кто - великой. И разницу тотчас Определю на глаз Меж доброю травой и повиликой. Тебя - не разгадать... * * * Не то чтоб рада я была Вниманью твоему, Но тихо блещут зеркала Твоих очей сквозь тьму. Не то чтоб музыкой богов Звучал твой голос мне, Но в тишине без берегов Мне тяжелей вдвойне. Не то чтоб дружеской руки Искала я тепла, Но без нее своей тоски Я б не перенесла. Ты для меня не страсти дрожь, Не пламя на ветру. Но, просто, если ты уйдешь - Я без тебя умру. Глаза Кому-нибудь, быть может, зеркала Души твои глаза, а мне - иное: Два мощных небом вскормленных крыла, Играющие силой неземною. До умопомрачительных высот Они в одно мгновение подъемлют. Гудит висок и прошибает пот, Когда я с тех высот гляжу на землю. Твои глаза - спасительный наркоз. Касаются они открытой раны Дыханьем моря, лепестками роз, Вуалью предрассветного тумана. Но грянет гром - и грозный Люцифер Из их глубин внезапно проступает. Низверженная им из вышних сфер, От потрясения теряю память. И плавлюсь я в горниле этих глаз, Как воск, со всей моей защитной сталью. И, уничтоженная, в сотый раз Их магией я снова воскресаю! Твои глаза - между мирами мост. Волшебный мост меж "вечно" и "сегодня". В них вижу я и свет холодных звезд, И пышущее чрево преисподней... * * * Для тебя под Новый Год Свечи зажигаю, Хоть и знаю, что придет Всед за мной другая. Для тебя глаза горят И пылают щеки. Хоть и знаю-всем подряд Ты даешь уроки. Затаившись, словно мышь, Жду вторые сутки. Хоть и знаю - забежишь Лишь на две минутки. Но смеяться не спеши, Что себя сжигаю. Я секрет твоей души В муках постигаю. Неразбуженной любви Выучу уроки, И тогда уже твои Запылают щеки! * * * Отпускаю. Прими его, небо! Как же трудно мне было ладони разжать! Не дал Бог мне волшебного хлеба, Чтоб могла им его удержать. Отпускаю рукою горящей. На ладонях ожог от безмерной беды, От утраты во тьму уходящей Прежде ярко сиявшей звезды. Как же больно и жутко, мой милый, Словно в вены вливается чуждая кровь. Ах, с какою же дьявольской силой Хлестанула по сердцу любовь! А на ветке осины засохшей Старый ворон в печали недвижно сидит. Как и я, он, от горя оглохший, Мертвым взором в пространство глядит... В память о первой встрече Вошел, взглянул - и выбил главное Из-под опоры бытия. И мне на миг ошибкой странною Вся жизнь представилась моя. Мне стало вдруг яснее ясного, Что свет души из мглы лица - Посланник самого опасного Благословения Творца. Что этот трепетный, жемчужный, Чуть влажный блеск в его глазах И есть смертельное оружие Из мастерской на небесах. Что лишь одно, как знак прощения, Зерно любви во тьме греха Сияет смыслом и значением. Все остальное - шелуха. Ошеломленная прозрением, Я жизнь увидела иной. И пропасть в это измерение Сама разверзлась подо мной! * * * У прошлого в долгу, За ним еще бегу, Но ревности твоей огнем обманным Я залечить уже, похоже, не смогу Твоих измен зияющие раны. К чему опять прощать? Давно пора кончать Разыгрывать отыгранную карту. Поставлю на другую. Стоит лишь начать - И куражу достанет, и азарту. А ты- да бог с тобой! Ступай любой тропой. Пусть кто-нибудь другой пьет эту чашу. Я ухожу, прости. И твоего пути Цветами чувств я больше не украшу. Романс "Ужин" Один единственный, такой, Который был мне нужен, Он разделил судьбу с другой. Со мною - только ужин. И с грустью жизнь в мои глаза За ужином взглянула, И виноватая слеза С ее ресниц скользнула. А вдохновенные слова Огнем по жилам льются. И так кружится голова, Что звезды вихрем вьются! От света отступает тьма Без тени возраженья. Над нами плачет жизнь сама, Прося у нас прощенья. Но запоздалых слов тепло Уж не согреет сердца. И в то, что навсегда ушло, Не отворится дверца. Признаний сладкое вино, Иллюзий наших вьюгу, Я пью, но знаю, что оно Нас не вернет друг другу. Погасла тонкая свеча. Окончен поздний ужин. Луны последнего луча Последний жар остужен. И, охладевшею рукой С несуженым прощаясь, В свой растревоженный покой Я тихо возвращаюсь. Спасибо, жизнь, за этот взлет, За эту вспышку света, За звезд безумный хоровод И пряный запах лета. Диалог Несовместимы, как капель и вьюга, Непримиримы, словно свет и тень, О, как по-разному мы друг на друга С тобой взглянули в тот осенний день! Комком невысказанного желанья Повис в пространстве твой немой вопрос. Как неисполненное обещанье, Немой ответ был холоден и прост. Жемчужный блеск Как створки ракушки морской, Своей жемчужины прекрасной Лелея девственный покой, Плотней сжимаются напрасно - Так крепнет трепетный союз Меж двух сердец, упруг и нежен. Но тщетна прочность этих уз. Увы, разрыв их неизбежен. О, ни цепей, ни скорлупы Любовь и красота не знают. И линией своей судьбы Нам вновь и вновь напоминают О том, что жизнь- костер страстей На поле битв за миг блаженства, За гимн побед под хруст костей, За власть и силу совершенства. Костер отчаянной войны Без перемирий и без плена, Без той и этой стороны, С собою и со всей вселенной. В его огне горят года, Надежды, клятвы и молитвы. И остается навсегда У тех, кто выжил в этой битве Печаль усталости в глазах, Завоеваний привкус горький, Прядь перламутра в волосах Как отсвет жемчуга на створке. Так стоит ли весь это ад Подобных жертв, иль меньших даже? Кто знает... только вновь блестят Пустые ракушки на пляже. * * * Я знаю, он сказал Вам, что меня он не любил. О, как ему хотелось в это верить! Ведь ни умом не охватить того, что он разбил, Ни мерой никакою не измерить. И, как испуганный ребенок, у беды в тисках, Еще не в силах осознать утраты, У Ваших ног он просто ищет тот волшебный шкаф, В котором можно спрятаться от правды. Но Вас, великодушную, прошу простить его, За то, что сам с собой играет в прятки. Коль он Вам мил - он Ваш, а мне не нужно ничего. Со мной останутся стихов тетрадки. * * * Так много тонкого достоинства В чертах усталого лица, Что с безотчетным беспокойством Гляжу - и верую в Творца. Крылами птицы потревоженной Вздохнули брови, ожил взгляд, И я ловлю навстречу брошенный Незримой молнии разряд. Ослеплена внезапной нежностью, От потрясения дрожу. И устоять пред неизбежностью В себе я сил не нахожу... * * * В тумане зеркала усталого Чуть брезжит отблеск лучших лет, И призрак чувства запоздалого Шлет еле уловимый свет. А прежде - в бархатном сиянии Какие дали рисовал Мои заветные желания Отображающий овал! В его глубинах электричеством Страстей сжигаема дотла, Я, как в карбункуле магическом, Нетленной юностью цвела. К стеклу бесстрастному приклеенный, Зачем ты мне так сладко лгал, Туман, счастливый и рассеянный, Старинных дымчатых зеркал? * * * Когда он говорил, вокруг стихали звуки, Бесцветным фоном падавшие ниц. И женские глаза, дремавшие от скуки, Вдруг окрылялись взмахами ресниц. Как будто бы змеи невидимое жало Искусным заклинанием жреца Счастливых жертв недугом страсти поражало, Вонзаясь словом в сонные сердца. Когда он сверху вниз глядел на то, что было Привычной вещью для обычных глаз, Струилась из него загадочная сила, Стекляшку превращавшая в алмаз. Как будто бы слепых он исцелял водою Из родника хрустальной чистоты, Их очи омывая истиной простою, Что мир - другой при взгляде с высоты. Когда он приходил туда, где было плохо, И где на помощь уж никто не звал, Без слов, без суеты, без тягостного вздоха Он просто становился за штурвал. Как будто бы корабль из рифового плена Он в бурю выводил на глубину. И рядом с ним казалось море по колено Всем тем, кто со стихией вел войну. Когда он разгибал натруженную спину Пред тем, как новый узел разрубить, Я понимала: он - и есть такой мужчина, Кого бы я всю жизнь могла любить. * * * Ну что Вам стоит улыбнуться мне? Хотя бы из учтивости, ей-богу! Я бреши в Вашей не пробью броне, И Вам к другой не перейду дорогу. Приветливости Вашей милый жест Я также не сочту за обещанье. И не повешу Вам на шею крест Навязчивого обожанья. О, я не потревожу Вас ничем. Хотя бы и улыбкою случайной, Но улыбнитесь! А зачем? Зачем - Пусть остается лишь моею тайной. Ненависть Не дай вам Бог когда-нибудь изведать Вкус оборотной стороны любви. Сталь взгляда, щек фарфоровую бледность И пурпур губ в запекшейся крови. Немногое больнее этой боли - Без перерыва, меры и границ. Злой боли, обращенной в сгусток воли, Способной в пыль измолотить гранит. Познав накал и ярость этой страсти, Как раб, вы ей становитесь верны, И рады быть ее послушной частью, Солдатом ею начатой войны. О, ненависти лик неотразимый, Отмеченный особой красотой, Влекущей вас с неодолимой силой В слепящий смерч, за гибельной мечтой! И вы несетесь на Голгофу эту Сбив шляпу, оторвав от глаз ладонь, С восторгом - но не птицы, взмывшей к свету, А мотылька, летящего в огонь. * * * Храни вас небо, хоть в огне геенны Гореть я вам могла бы пожелать За то, что чувств, познавших яд измены, Несу в себе пожизненную кладь. За безответной страсти дни и ночи, За верности моей тугую нить, Да что там говорить- за все что, впрочем, Вы так и не сумели оценить, Прощаю вас и не держу обиды. Насильно мил не будешь никогда. И, коли кто на вас имеет виды, То пусть зажжется новая звезда. Но, зная вас, предвижу гром и пламя, Жестоких битв кровавые следы. Есть звезды с очень острыми углами. Храни вас небо от такой звезды... * * * Тот, кто брал меня в жены, Знал ответ на вопрос, Чем клинок обнаженный Притягательней роз, Чем молчанье страшнее Пары злых кулаков, Чем рубище ценнее Сребротканых шелков. Тот, кто брал меня в жены, Верным рыцарем был. Не слегка был влюбленным, А любил-так любил! За меня - хоть на плаху, Хоть сквозь стену огня. Головой, не рубахой, Рисковал за меня. Тот, кто брал меня в жены, Не тебе был чета. Взор - как с древней иконы. Золотые уста. Деликатен и тонок, Кремнем был он в огне. Рядом с ним ты - ребенок. И - забудь обо мне. Парадокс любви Отдаю - хоть все забери! И готова держать пари, Что, чем большим с тобой делюсь, Тем богаче я становлюсь. Когда плавлюсь в тебе, как снег, Я - оттаявший человек. Растворяюсь в тебе, как соль, И уходит из сердца боль Одиночества и тоски. Сладко в водах твоей реки. Когда всю себя отдаю - Из источника счастья пью. Ты, как хочешь, это зови. Я зову - парадокс любви. * * * Как странно и больно! Ни взгляда, ни слова Вы не обронили, я не подняла. Но знаю, что мимо чего-то большого Я только что с глупой улыбкой прошла. О, силы небесные, как уловила Я эти беззвучные колокола? Быть может, Вы были моей половиной, А я мимо Вас, не споткнувшись, прошла? Прошла без единого шанса вернуться, Как в рыхлую землю уходит вода. И счастье когда-нибудь Вам улыбнуться Рассталось со мной в этот миг навсегда. Как тесно от легкого прикосновенья Неосуществленного к чуткой душе! Всего лишь одно роковое мгновенье- И то, что могло быть, не будет уже... * * * Тень пальмы, бокал лимонада И моря бескрайняя гладь. Все, как нам мечталось, не надо Лишь было о ней вспоминать - О женщине с огненным взором, Меня расстрелявшим в упор Немым ликованьем, в котором Прочла я себе приговор. В тот миг даже солнце погасло, И все потемнело вокруг. В тот миг я искала напрасно Тепла твоих преданных рук. Отвергнута, смята, забыта Как зонт дождевой в ясный день, Сошла я со звездной орбиты В забвения черную тень Подобно отчаянной искре, Скользнувшей из пламени вниз. Но силы ответить на выстрел В раздавленном сердце нашлись. Презрения душем холодным Соперницу я обдала. И мимо с величием тронным Походкой царицы прошла. И - ты улыбнулся мне нежно, И взял меня под руку вновь. Прошли мы, болтая небрежно, Про чью-то чужую любовь. Однако, с тех пор того вгляда Несу непосильную кладь. И словно дыханием ада Объята Морская безбрежная гладь. * * * Ты видишь свою дорогу - Все впадины и высоты. Похоже, угодно Богу Открыть тебе было- кто ты. Не тот, кто на солнце прямо Недрогнувшим взглянет оком, И смаху разрубит рамы Навечно забитых окон. Не тот, кто поспешно судит Неправого вкупе с правым. Не тот, от кого убудет, Как только умолкнет слава. Ты тот, кто не метит в башню, Не тронутую веками, И тот, чей успех вчерашний Не канет, как в воду камень. Как зыбкий мираж покоя, Неуловимо-опасный, Ты что-то постиг такое, Что лишь единицам ясно. Ты тот, чьи дела весомы, И чьи суждения здравы. Алмаз со светом особым, Не требующий оправы. Ты знаешь свою дорогу От старта и до финала. Зачем же угодно Богу, Чтоб я ее тоже знала? Бездарному актеру Салонной лести узелки- Лишь фон для безразличья. Не расставляй свои силки. Я не твоя добыча. И метким словом не искри - Все это я слыхала. Нет вдохновения внутри Допитого бокала. А твой бокал давно уж пуст - Я это ясно вижу. Пусть мед с твоих лукавых уст Неискушенный слижет. Я неподдельной страсти лик И в рубище узнаю. Жар ее пламени велик, И мощь в ней - неземная. В ее объятьях мотыльком, Отвергшим зов фиалок, Любой сгорает целиком, Беспомощен и жалок. И не отпустит никого, Кого б ни заманила Она дыханьем своего Ревущего горнила. Так не тяни меня назад, В фальшь твоего искусства. Меня, прошедшую сквозь ад Божественного чувства. * * * Меж нами неприступные преграды И тысяча непроходимых миль. Но как прямы, как дерзки твои взгляды, Все это истирающие в пыль! Твои слова ни трепетны, ни грубы. Их суть темна, как око полыньи. Но как красноречивы твои губы В слепой попытке вплавиться в мои! Как смерч, внезапен и всепожирающ, Ты чувства, словно сор, взметаешь ввысь, Чтоб вылепить из них, что пожелаешь И, наигравшись всласть, швырнуть их вниз. Нет, ты не тот, кто мог бы сердцу сниться, Окрашивая нежность в цвет огня. Но чувствую: я в шаге от границы, И смерч несется прямо на меня. * * * По льду реки невыплаканных слез, Меж снежных берегов остывшей страсти Тащу я воз нежданного несчастья, Катком забот давя прямой вопрос. Мне холодно, но я еще борюсь И, зная цену прошлого с тобою, Тяну сама все то, что тянут двое В одной упряжке. Словом, a la russe. Но сколь бы ни был тяжек этот воз, Не он источник нестерпимой боли, А вставший дыбом, как бурьян средь поля, И выпивший всю кровь мою вопрос. Мучительный вопрос к себе самой: Неужто я, прошедшая сквозь грозы И блеск светил, сквозь тернии и розы, Плечом к плечу, рука в руке с тобой, Я, беды отводящая рукой, Дыханьем заживляющая раны, Влекущая в волшебные туманы, В твоих глазах бледнее той, другой? В ответ - лишь твои лживые слова, Натянутость улыбки, резкость тона, И жалкий шанс, один из миллиона, На то, что нежность все -таки жива. Но так я верю в то, что ты не трус, Что, замерзая, все еще борюсь. * * * Всегда сама решаю, Куда мне курс держать. Тебя не приглашаю За нас двоих решать. И, как бретер, рискую - Быть или не быть. Легко ль тебе такую Бедовую любить? Но при одной лишь мысли, Что завтра ты уйдешь, Сказав, что щи прокисли, Меня бросает в дрожь. И я мгновенно слабой И глупой становлюсь, Свой минус самый главный Переплавляя в плюс. * * * Хочу проститься. Лети, как птица, Не оставляя за собой следа. За солнцем, сокол, Лети высоко, Ко мне не возвращайся никогда! А я - из пены В объятья сцены, Огнем притворной страсти жечь толпу. Я не летаю. Увы, я знаю, Что у меня начертано на лбу. Прощай, мой милый, Обнять нет силы. Ты - в синеву небес, а я - на дно. В твоих нирванах Поля тюльпанов Пусть бросят солнца луч в мое окно... * * * Мне нравится, когда Вы говорите, Что зло я растворяю без остатка В лучах души, что я для Вас - открытье, И в то же время, все-таки, загадка. Мне нравится, когда Вы говорите В тени олив чужого мне Синая, На древнем, как сама Земля, иврите, Что я живу, цены себе не зная. О, если б снова в юность окунуться, Принять за Бержерака Казанову! Но как бы ни хотелось обмануться, Доверившись ласкающему слову - Увы... А Вы, надеюсь, не в обиде, Что я не плавлюсь в лести сладком зное. Вы больше ничего не говорите - Боюсь не оценить и остальное. Не настолько Ты расстался вчера с Наиною - Победила гордая полька. Я могу казаться наивною. Но, все-таки, не настолько. Снег припудрил пустые улицы. Полька в прошлом. Возникла Ольга. Я могу быть слепою умницей. Однако же, не настолько. Вот и Ольга слезой обильною Орошает барную стойку. И она, значит, не всесильная, А так...постольку-поскольку. Уделяешь своим красавицам Сердца крохотнейшую дольку. Все они тебе чем-то нравятся, Но, стало быть, не настолько. Ухожу. Не могу быть милою, У которой не роль, а ролька. Может быть, тебя и любила я, Но, видимо, не настолько. * * * Разбитый в кровь, на грани транса, В пылу священного огня О, как отчаянно ты дрался, Как ты боролся за меня! Прочь разлеталось аргументов И обстоятельств воронье, В безумном пламени момента Горело прошлое мое. Расплавив на добытом ложе Нас разделявшую межу, Ты стал мне во сто крат дороже Всего, чем в жизни дорожу. Так почему ж в одно мгновенье Куда-то в бездну унесло И рук твоих прикосновенье И слов бесценное тепло? Стою пред этой страшной бездной, Внезапной стужей сражена, А надо мной с улыбкой пресной Струит печаль свою луна. Как будто вестница финала, Паря над заревом любви Навстречу мгле, одна лишь знала: Век страсти краток - се ля ви! Онлайн Не тушью по бумаге Ты входишь в жизнь мою. Мы скрещиваем шпаги Совсем в другом бою. В живых словах тупица, Острю с тобой онлайн, Не смея подступиться К опаснейшей из тайн. Ты в цифровом формате Умна, добра, тонка, Предчувствием объятий Дрожит твоя строка. Полдневным зноем прерий Горит твоя душа. И я почти уверен - Ты так же хороша! А если нет? А если Я мед иллюзий пью? Летаю, сидя в кресле, Без голоса пою? Мечусь меж расставаньем И встречей наяву - Ведь разочарованья Я не переживу. Не в силах прикоснуться К коварнейшей из тайн, Я не могу проснуться, Люблю тебя онлайн. Звезда Весенний дождик взбудоражил лужи. Поправив мой намокший воротник, Он голосом, который много глубже, Чем до мозга костей в меня проник, Сказал, что я - звезда в поре расцвета, Мерцание несбыточной мечты, Волнующее кровь игрою света С увы, недостижимой высоты. И, попрощавшись вежливо и сухо, Он тихо удалился навсегда. Лишь слово, одурманившее ухо, С тех пор звучит бессмысленно - звезда... Амулет Мы встретились на перекрестке Еще не пройденных дорог. Воротником твоей матроски Играл, как флагом, ветерок. И у костра, за кружкой чая, Сверля глазами чернозем Небес, и звезд не замечая, Мы говорили обо всем. Мечтой твои горели взоры, Надеждой теплились мои. Мы были молоды и скоры На суд о чести и любви, О целях, вехах и дорогах. И каждым выбран был свой путь. Ты был со мной и смел и робок, А я - кокетливой чуть-чуть. Ты говорил: "Пойдем со мною - С тобой я горы б мог свернуть. Мы станем мужем и женою". Но каждым выбран был свой путь... И мы расстались в тихий вечер На весь остаток наших лет. На память о чудесной встрече Ты подарил мне амулет. Быстрее птицы жизнь летела. От лютой стужи и огня, От мыслей злых и злого дела Твой оберег спасал меня. Надежный щит от всех напастей - Он оправдал себя сполна. А коли не было мне счастья, Так разве в том его вина? Как незаслуженную милость Храню заветный амулет. Жалею ли, что не сложилось? Быть может, да. Быть может, нет... Очкарику Света рыжее пятно На асфальт упало. Что тебе не все равно, Я и раньше знала. Только что ж ты был за принц Или ясный сокол? Взгляд сквозь пару бледных линз Никого не трогал. Но однажды, в хмурый день, Из небесных кружев Вышло солнце, смыло тень И нырнуло в лужи. И к ожившим зеркалам Прикоснулось чудо. В небе я его ждала, А оно- повсюду. Даже в стеклах тонких линз Вспыхнув, растворилось. И божественная высь Синих глаз - открылась. О любви Быстрым взглядом все шансы взвесила И включила легкую музыку. Улыбнулась светло и весело. Ни один не напрягся мускул. За стеной не больной, не раненый - В маске смерти лицо убитого. А в гостиной звучит признание И шипит вино ядовитое. Искрометный кубок рубиновый Полыхает огнем решенья. Брудершафт с убийцей любимого - Ослепительное отмщенье! Не те Лишь блеснула радужным жемчугом зубов - Вот и свита верных рабов. По плечам рассыпала кудри золоты - И раскрыли юноши рты. Выпустила искорки из темниц ресниц - Пали добры молодцы ниц. Лишь один, что девице всех милее был, Ниц не пал и рта не раскрыл. Что же проку ягодке в дивной красоте, Коли те, что пали, - не те? Безумие Не пои меня, дождь освежительный, Отрезвляющей влагой своею. Мудрость пить из ковша небожителей Я, безумная, не умею. Рельсы дыбятся блеском накатанным, Вьются змеями драме навстречу. Под роскошным хитоном агатовым Знаю, чьи он целует плечи. Шпалы, дергаясь, рвутся мне под ноги, Как взбесившиеся половицы. Никакие святые угодники Не заставят остановиться. Акробатка его гуттаперчевая С ним сейчас, за веселой пирушкой. В сотый раз боль в мозгу проверчивая, Понимаю - была игрушкой. Знаю все. Так зачем себя мучаю И спешу убедиться воочию? Неужели, чтоб нежность живучую Не спасло ничто этой ночью?! Поздно... Дрожат все атомы души Как провода под током. Остановись, не вороши Боль в сердце одиноком. Еще могу избегнуть зла, Пока зигзагом силы Любовь меня не обвила И не преобразила. Пока безумия чело Моим челом не стало, И то, что с кровью отошло, Из тлена не восстало. Пока ритмичною волной Бьет жизнь из-под рубахи. Пока утратить свет дневной Не шевельнулись страхи. Оставь меня, пока еще Могу просить об этом. Хотя уже овалы щек Горят пунцовым светом. Я знаю, яркой станет мгла. Густым -дурман сирени. И счастья острая стрела Пронзит и слух и зренье. И я с сияющим лицом Прощусь со здравым смыслом. Но лишь на миг другим концом Качнется коромысло - И купидона легкий лук Не защитит от боли. О, знаю я, как много мук Таится в этой доле! Но поздно, поздно. Образ твой Врос в мякоть каждой клетки - И я трепещущей листвой Целую силу ветки… Не приду Сонный ветер раздевал юную березу. Алых листьев кружева таяли в пруду. Я из сердца своего вынула занозу. Слушать вместе листопад больше не приду. Слишком долго я ждала. Слишком долго тлела В колчане твоей любви главная стрела. До тех пор пока вся кровь не перегорела. И теперь во мне одна черная зола. Позолоченную грудь дремлющего парка Нитка спаренных следов больше не прошьет. Не расступится для нас крон склоненных арка, Чтоб в открывшуюся высь поманить в полет. Отрешенною листвой не прошепчет ветер О великом и простом в чуде бытия. И не вспыхнет вновь огонь, так щемяще светел, В очаге, в котором страсть теплилась моя. А за парком горизонт тих и безмятежен. Лиловеют от зари птицы на лету. Но закат уж никогда так не будет нежен. Отстрадала за двоих. Больше не приду. Пенальти Ольге Уже не говоришь ты о надежде Пройти со мною жизнь рука в руке. В моих глазах не тонешь ты, как прежде, И не целуешь жилку на виске. В ненужность дел втыкая мозг и руки, Все чаще вечерами я одна. Грызу гранит неведомой науки, Предчувствием отчаянья полна. Мне ясно - ничего не получилось. Нам не дойти с тобою до венца. Пора бы все отдать судьбе на милость, Забыв морщинки твоего лица. Но я чего-то жду еще. Быть может, У слабости иду на поводу, Иль у надежд напрасных. Но чего же Я так нетерпеливо, нервно жду? Считаю тупо трещины в асфальте И лужи, где блестит закат в крови. Я жду прямого, мощного пенальти - Смертельного удара по любви. Говорят Не заводи, говорят, подругу - Бросит, предаст, обманет. Кругл мой стол. Я одна по кругу. Стул подруги не занят. Не доверяй, говорят, мужчинам - Только одно им нужно... Сопротивляюсь словно пружина, Внутренне и наружно. Мне говорят, возьми себя в руки, Не отдавайся чувству. Я задушила сердечные муки. В сердце отныне пусто. Фальши полна, говорят, панорама. Не верь своему глазу. С тех пор гляжу исключительно прямо. По сторонам - ни разу. Что же за жизнь - вопрос на засыпку - Ни для души, ни для тела? "Жизнь без проблем", отвечают с улыбкой. "А что ты еще хотела?" Звезды любви твоей <Вариация текста на музыку известного романса "Снился мне сад". (Ст. Е. Дидерихс, Муз. Б. Борисова.) Памяти мужа Близок рассвет. На бескрайнем просторе В сладостной дреме вздыхает волна. Звезды на небе, звезды на море, Звездами нежность полна. Ты говорил: путь осилить непросто, Но поведет нас небесная нить - Гимном сердец вдохновленные звезды Будут в пути нам светить. Жизнь мы ковали из воска и стали, Лихом судьба обжигала не раз. Но в вышине неизменно блистали Звезды надежды для нас. Тает закат. В угасающем взоре Слезы прощанья, как звезды, горят. Звезды любви твоей в счастье и в горе Тихо со мной говорят. * * * Только жест, лишь вздох руки - И напрягся воздух! И запели в нем смычки О высоких звездах. Только слово - и тепла Волны смыли весла. Раскалилось добела, Что годами мерзло. Только взгляд - и синева Нежит высь растроганно. Я пронзительно жива И на все способна! * * * Что Вам во мне? Не Вам я отдала Моей весны вишневое кипенье. Звонили не по Вас от нетерпенья Сходившие с ума колокола Желанья. И восторга первый стон - Он выпит был не Вашими устами. Огнем греха пылавшими цветами Я для другого украшала стол. Кто я теперь? Почти пустой бокал. В нем стыл когда-то отблеском холодным Тот хмель, что опьянить кого угодно Бы мог, но где он? След его пропал… Зачем я Вам, талантом и умом Свернувшему негнущуюся шею Безвестности, и ставшему мишенью Лишь для противника в себе самом? Кто на вершине - тот всегда один. Здесь, рядом с Вами, никому нет места. Вас одного достойная невеста - Не женщина, а славы сладкий дым. Быть может, я мила Вам потому, Что, как и Вы, гореть уж не способна, Но, хворосту промокшему подобна, Умею это скрыть в густом дыму? Но что тогда могла б я дать в ответ? Стать рифмы экзотической виньеткой Харизме Вашей? Иль марионеткой, По Вашей воле пляшущей? О, нет! Не стоит трогать дремлющего лиха. Позвольте мне уйти легко и тихо. Коллеге-автору Прелесть умных шуток Ваших, Грусть сводящую к нулю, Прозе дел весь день отдавши, С нетерпением ловлю. В безвоздушье замороки, Где так пресен взгляд вперед, Я вдыхаю Ваши строки, Как больная - кислород. И спешит румянец тонкий Переспорить скепсис уст, И привычный суп поденки Обретает острый вкус. Мозг, расслабившись в улыбке, Примеряет новый код: В шуме ветра голос скрипки Без усилья узнает. В лужах видит арабески Непорочной синевы. Неужели в этом всплеске Виноваты только Вы? * * * Я слышала о Вас. Ваш тонкий юмор Впечатал свой неизгладимый след В блеск Ваших, вызвавших немало шума, С изяществом одержанных побед. Я слышала о Вас, но, зная цену Из полулжи взрастающей молвы, Не ожидала, что пройти сквозь стену, Нас разделявшую, рискнете Вы. Один, без свиты, в ореоле драмы Предсмертных красок гаснущего дня, Вы подошли представиться, и прямо, Внимательно взглянули на меня. Во взоре Вашем не было ни лести, Ни восхищения фальшивых нот. Увидев нас, Ваш антураж на месте Застыл, не смея двинуться вперед. В высоковольтном поле от скрещенья Двух взглядов-шпаг зажглась моя звезда, Метнувшая в Вас молнию отмщенья За Ваших женщин, павших в никуда. И отлетело тайны покрывало! Потух Ваш взгляд, поникла голова. И больше ничего не выдавало В Вас светского стареющего льва. Добив Вас шуткой, я ушла в тот вечер С победою, сославшись на дела. И с горечью, что после этой встречи Не быть мне больше тем, чем я была… Поэту По дерзости пера, по дрожи нимба Вокруг звенящих, бьющих током строк, Я чувствую тебя, где бы ты ни был, И в ком бы ты явиться мне ни мог. Пронзая слова адскою машиной Простор бескрайней дали голубой, Зовешь меня на новые вершины, Еще не покоренные тобой. Углами драмы сердце рвешь на части. Ласкаешь рифмы пенистой волной, Вином глаголов утонченной страсти Поишь из чаши неги неземной. Великих тайн сокрытые приметы В магическом сцепленьи слов ловлю, Любуясь нервным росчерком поэта Над пустотой, стремящейся к нулю. Заложник непреодолимой жажды Несбыточного, ты - костер в снегу. А я, вдохнувши дым его однажды, С тех пор лишь им одним дышать могу. В стихах ты только мой, с кем бы ты ни был - Нет в храме ни вторых, ни третьих мест. Поэзии твоей всю тяжесть глыбы Несу в себе, как самый сладкий крест. * * * Я все сказала. Больше нет ни слова В моем сложившем крылья словаре. О да, когда-то я была готова Сиять Вам майским солнцем в декабре. Огонь надежд в стихи переливая, Не ручейком - рекой для Вас текла. И не было теплей дыханьем мая Ласкавшего Вас моего тепла. Но Вы его тогда не оценили. Лишь улыбнулись, спрятав взгляда лед. В рассвета подрумяненной ванили На много лет исчез Ваш самолет. Так что ж теперь вдруг ищете Вы встречи, За морок слепоты себя кляня? Зачем Вы мне звоните каждый вечер И попусту тревожите меня? Вам, видит Бог, я не желаю злого. В молчании моем упрека нет - Я просто все сказала. Нет ни слова, Что я могла бы вымолвить в ответ. О превратностях страсти Ты говоришь, что в розах жизнь пройдет. Я молода, красива и здорова. Но если хвори черного покрова Проклятье мне на голову падет И исказит оно мои черты, И скрючит тело, и надует вены - Не Афродитой, вышедшей из пены, Предстану пред тобой - что скажешь ты? - О дорогая, что тебе взбрело? Зачем ты говоришь мне о болезни? К чему нам это сумрачное " если"? Не накликай непрошенное зло! Но коли горя непосильный груз Меня согнет, лишив былого нрава, Вольет мне в кровь смертельную отраву, Кто будешь ты - мой рыцарь или трус? - О милая, опять ты о своем! Какое горе может приключиться? И что тебя так тянет на горчицу, Когда с тобой так сладко нам вдвоем? Все вижу: ты не рыцарь, не Сократ. Куда меня ведешь - и сам не знаешь. Беспечным мотыльком в саду порхаешь, Сегодня розе, завтра астре рад. Все знаю, но лечу вниз головой В плену пульсирующей счастьем боли, Как сонный зомби - без ума, без воли, В твой омут, что зову своей судьбой. Крик души Oставь меня, презренная тоска! Не много света в жизни мне осталось. Но силится отнять и эту малость Твоя рука. Отнять тепло последнего луча? По крайней мере - не тебе. Лишь смерти. Пусть за чертой уже ликуют черти - Гори, свеча. И пусть сияет, словно нежный лал, Чистейшим светом чувство без границы, Что Бог своею щедрою десницей Мне ниспослал. О, не спеши настигнуть по следам И погрузить меня во мглу сомненья. За пламени бесценные мгновенья Я все отдам. Прочь с глаз моих, тоски голодный зверь! Сорвать с меня еще успеешь платье. Еще приму тебя в свои объятья. Но не теперь! Не может быть О Боже, чем я так обескуражена? И почему? Больным предчувствием душа заряжена. Все как в дыму... Прошила обреченно подсознание Бессилья нить. Пульсирует в мозгу, как заклинание,- "Не может быть!" Перешибает все остатки мужества Бессмертный яд. Прошу у неба на пороге ужаса Пути назад. Молчание Мне не взять твоего молчанья Эверест. У подножья несу отчаянья Горький крест. Как без воздуха, я без слова Твоего. Ничего не надо другого. Ничего… Лишь бы в буквах твоя немая Билась речь, Словно сердце в груди, снимая Гору с плеч. Омару Хайяму Воспев любви и хмеля трепетный цветок, Ты вечность соблазнил нектаром откровенья, Поэт, мудрец, ценитель и знаток Сокровищ мимолетного мгновенья.
Дата публикации: 30.07.2012,   Прочитано: 3573 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды