· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Помренин Константин Дмитриевич (род. 1963)

Экзерциции любви

Поэма-фантазия



* * *

Пусть небеса глупые
Над нами смеются,
Волосы, губы твои
Музыкой льются.

Память моя хитрая
Щадит меня часто.
На дереве митровом
Листом не качаться.

С Христом не беседовать
В райских кущах.
На скуку и беды я
На Землю опущен.

К чему же спасение,
Милая грешница?
Мое нетерпение
Богом не тешится.

На куполе желтом,
Как сияние,
Данное чертом
Обещание. 




* * *

Бог зажигает звезды
На теле природы.
Милая, звездный поезд -
Калейдоскоп свободы.

Я - перегрин вселенной.
Ты - миры и миры.
Сделаюсь вечно пленный
В кандалах мишуры.

На обертках планеты
Из тряпья облаков
Познаю я радость эту
Сладости и оков.

И небесные своры
Ангелов и чертей
Пусть не бросают взоры
На заблудших детей.

Целая пропасть мира,
Времени чешуя -
Все уныло и сиро,
Если не ты и я. 




* * *

Милая давай поплаваем
По весне:
Зелеными травами -
Ты ко мне,

Воздушными потоками -
Я к тебе,
Березовыми соками -
Сам к себе.

Ты - такая быстрая,
Как мотылек.
Я тебя, чистую,
Слегка увлек.




* * *

Ха-ха-ха, милая,
Ха-ха-ха.
Жизнь постылая -
Не без греха.

Тра-ля-ля, чудная,
Тра-ля-ля.
Ночь паскудная -
Три рубля.

Да-да-да, славная,
Да-да-да.
Жизнь - забавная
Ерунда. 




* * *

Ты шьешь воздушные платья
Из шелка и вдохновенья.
А я творю, как заклятья,
Стихи до осоловенья.

Линии тонкие водишь,
Пространство деля на холсте,
Так, словно, как я, находишь
Изобилие в простоте.

Сшиваешь кусочки ткани
В причудливо строгий макет.
В языковом океане
Я тоже у рифмы аскет.

Когда изделье готово,
И проходит первый восторг -
Сюжет увлекает новый,
Ведь с богом бессмысленен торг. 




* * *

Имя твое - ветер,
Попавший в трубу органа.
Играют именем дети,
Как шариком от сарбакана.

Милость твоя - чудо,
Как в январе - фиалки.
Долго, смиренный, буду
Ждать в клобуке и с палкой.

Песня твоя - небо,
В звездах моих желаний.
Жажду ее, как хлеба,
Как подмастерья - знаний.

Время немилосердно.
Что ж, обречен природой,
Буду любить усердно
И обрету свободу. 




* * *

Тело твое - вселенная,
Волосы - черные скалы.
Грудь твоя совершенная
Волю мою сломала.

Глаза, как потоки света,
Уносят меня в Нирвану.
И вижу я только где-то
Рук твоих меридианы.

Я - как Васко да Гама
В твоем океане.
И к берегам тем самым
Все никак не пристану. 




* * *

Ты - цыганка, ты - шалунья,
А по карме я - бродяга.
Подари мне косу кунью -
Будет виться вместо стяга.

Закочуем по дорогам,
Пятки - в саже черноземной.
И в земле, забытой богом,
Нас посадят в дом казенный.

Мы исчезнем ночью лунной,
Убежим по звездной нити.
Ты - в шелках и с ярким бубном
Я - веселый и в подпитьи. 




* * *

Милая, твоя графика,
Линий твоих прелести -
Словно знойная Африка
Вся в первозданной целости.

Милая, твоя пластика,
Движенья твои кошачие,
Это - просто фантастика,
Или мечта ребячья.

Милая, твоя музыка,
Такта шаги согласные -
Как золотые бусины
На полотне атласном. 




* * *

Все - эстетика, милая,
Слава - патока слов,
Деньги - опора хилая
Без сумасшедших снов.

Еще разочаруешься
В самостроительстве.
Еще ты напируешься
В богоглумительстве.

Все суть суета, милая,
Любовники - тени,
Учителя унылые -
Продолженье лени.

Ах, ты не застрахуешься
От сумашествия.
Ах, ты не накукуешься
Будет пришествие.

Все это - говно, милая,
Жизнь - просто копейка.
Судьба твоя постылая -
Невезений змейка.

А иногда обкуришься -
Не так уж тошно.
А иногда зажмуришься,
Как бы нарочно. 




* * *

Гей, стряхни печали,
Милая шалунья.
Ведь тебя зачали
В май на новолунье.

Ведь тебя купали
В снеговой купели.
Ведь тебе, как Кали,
Канвы веды пели.

Вспомни, как летала
К Мэкрэтрику в гости,
Черепа катала
И играла в кости.

Вспомни, ворожила
По руке и нити.
Вспомни, как служила
Томной Афродите.

О тебе грустили
Демоны и боги.
И тебя простили
Гоги и Магоги.

Чернокнижник новый,
Ставлюсь головой,
Я уже готовый
Верный Фауст твой. 




* * *

Эх, затоскую - загуляю.
Эх, еще ваньку, непутевый, поваляю.

Ты не любишь, ты меня жалеешь.
То забудешь, то чуть-чуточку согреешь.

Сколько харь я разобью в угаре,
Чтоб, ублюдки, не жалели, а ругали.

Скольких баб я высмею и брошу,
Чтоб не говорили, дуры: "мой хороший".

Видно, суждено мне с богом биться,
На тебя сердиться и молиться. 




* * *

Вступая под своды храма,
Ты забудь про стыды.
Здесь солнцеликий Брама
Вкушает любви плоды.

Здесь шестирукий Шива
Смуглую Кали объял.
Здесь любовь не фальшивит
Под щитом одеял.

Всепроникающий Кришна,
Все растворяющий свет.
Здесь ничего не слышно
И, кроме бога, - нет. 




* * *

В старой пьесе Шекспира
Гамлет любил Офелию.
На кофте из Кашемира
Она носила камелию.

Она любила читать
Роман Шарло де Лакло.
Откуда же было знать,
Что ей тоже не повезло?

Милая, я - не Гамлет,
Я более сумашедший.
Знаменем или саблей
Махал я в жизни прошедшей.

Терял я, бывало, веру,
Женщин бросал без счета.
А мне так хотелось верить
Без всякого в том расчета.

Да, и ты - не Офелия,
Ты - девчонка покруче.
Твое любовное зелие
Многих еще замучит.

Давай-ка, станцуем танец,
Не вечно же мучиться.
Не будь я такой засранец,
У нас еще все получится. 




* * *

Если песню Соломона
О прекрасной Суламифь
Уподоблю я канону,
Станешь вечной словно миф.

Если Данте Алигьери
Мне подарит пару строк,
Ты конечно будешь верить
В наш с тобой счастливый рок.

Если классик милый, Пушкин,
Вдохновение мне даст,
Покраснеют твои ушки.
Я на сальности горазд.

Если Лоркины проказы
Сфантазирую в тоске,
Ты отдашься, падла, сразу
Как цыганка на песке.

Если мне Иосиф Бродский
Присоветует писать,
Ты не будешь так по-скотски
Одного меня бросать. 




* * *

Что такое жизнь поэта?
Это - вечная влюбленность.
Это - гости с того света.
Это - мира завершенность.

Это - дикое желанье
Вдохновенья и свободы.
Это - мука ожиданья
Настроенья и погоды.

Что такое жизнь поэта?
В ней есть женское начало.
Как ни сладостна победа,
Даже этого мне мало.

Я мечтаю о пределе
Отречения и страсти.
И живут в едином теле
Две различнейшие власти.

Что такое жизнь поэта?
Это поиск идеала.
Не могу найти ответа
На вопрос: чего мне мало?

Удовольствия страданий,
Огорчения потери,
Сумашествия мечтаний,
Веры или же безверья?

Приглашаю в жизнь поэта,
Дорогая, дорогая.
Без тебя все скучно это.
Моя свечка догорает.

Ты - моя святая муза,
Идеал и чувство меры.
А иначе жизнь - обуза,
Как религия без веры.

Ты сама - как жизнь поэта,
Ты не ищешь в ней причины.
Для тебя такси - карета,
А святители - мужчины.

И в своей игре желанья
Ты доходишь до предела.
В страсти черпаешь познанья
И большое видишь в целом.

Откровение поэта -
Право слово, не пустяк.
Я люблю тебя за это
И за то, и просто так.

О тебе одной мечтанья,
Я творю и я желаю.
Точка, строчка, запятая...
Таю, таю, улетаю... 




* * *

Откажись от семьи. И имущество
Распродай.
Надень на себя могущество.
Волю дай.

Верь, непредосудительны
Сны.
Жизнь твоя омерзительна
Без новизны.

И когда лишь одна останешься
Сиротой.
Ты со мной не расстанешься,
С пустотой. 




* * *

Чтоб мои эльфы порхали
С чаши на чашу цветка,
Ты, темноглазая Кали,
Гонишь для них облака.

Пусть благодатная темень
Легкие скроет тела.
Пусть беспощадное время
Их не коснется крыла.

Луг мой, покрытый туманом,
Ждет нас с тобой в полуночь.
Холм наш стоит истуканом,
Гонит незваного прочь.

Плащ я свой звездный надену.
Гей, однорогий, вперед!
Еду платить свою цену,
Чтоб продолжался полет.

Вижу я тролльи могилы.
Слышу там-тамовый бой.
Темная, вещая сила
Тянет меня за собой.

Здравствуй, моя дорогая,
Суженный твой чародей
Выдержит взгляд не моргая
Орков твоих и чертей.

Где же шабаш наш веселый?
Ну-ка, подайте луну!
Поле овсяных метелок
Телом тяжелым сомну.

Дуйте, фанатики, в трубы.
Скрипки мои, ваш черед.
Эй, мертвецы-жизнелюбы,
Славьте свободный полет!

Пейте, друзья мои, пейте
Воздух, хмельной как вино.
И ничего не имейте,
Раз будущее темно.

Милая, где же твой танец?
Чем же ты будешь платить?!
Вечности бледный румянец
Надо в грехе воплотить.

Кали, давай унесемся
В наши иные миры
Так, чтоб когда мы вернемся,
Стали глупы и стары.

Или давай поиграем
С жизнью и смертью в любовь,
Чтобы у самого края
Крикнуть: "Я верую вновь!" 




* * *

Гей, моя милая, гей,
Я - не твой апогей.

Да, моя милая, да,
Выше твоя звезда.

Пусть, моя милая, пусть
Легкой останется грусть.

Жить, моя милая, жить -
Значит - тебе служить. 




* * *

Хорошо лежать на травке
И былиночку сосать.
Сразу силы на прибавку.
Так и хочется писать.

Нет созданья эротичней
Майской божией коровки.
У меня обычай птичий,
Откушу ее головку.

Дорогая, совершенен
Мир букашек и растений.
Я устал от невезений
И судьбы хитросплетений.

Я люблю тебя любовью
Грустной, ясной и прозрачной.
Как мычание коровье,
Мое чувство многозначно.

Облака шалят на небе.
Их узор меняет ветер.
Как рисуночки на крепе -
Существа на белом свете.

Их поток - разнообразен,
Сочетание - случайно,
Путь анализа - заразен,
Жизнь - застенчивая тайна.

Ах, я сам поплыл за ветром
В свою новую природу.
Не измеришь амперметром
Ни блаженство, ни свободу. 




* * *

В ночь заветную Купалы
Ты мне в зелени являлась.
В светлых термах Каракалы
Ты, развратная, купалась.

Я искал тебя в кибитках
У цыганок и монголок.
Рылся раз в твоих пожитках
И нашел луны осколок.

Я сидел в кафешантане
Рядом с садом Тюильри.
В этом славном балагане
Тебя было целых три.

А когда конкистадором
Брал чужие города,
Все таскал тебя с позором
За собой туда-сюда.

И в эпоху декаданса
Петербургские салоны
Заходились от романса,
Где тебя сравнил с Мадонной.

О тебе мечтали графы,
А порою и маркизы.
Я им слал по телеграфу
На дуэль свой грозный вызов.

Вавилонские блудницы
И афинские гетеры
Начинали молодиться,
Тебя делая примером.

А когда я в Тегеране
Закурил крутой гашиш,
Ты явилась мне в тумане,
Показав свой милый шиш.

Все китайские матросы
Мне клялись наперебой,
Угощаясь папиросой,
Что они греблись с тобой.

Я пошел в кино с похмелья.
Вижу, черт меня дери,
Ты - в картине Бунюэля,
На экране шесть на три.

И прообразом плаката
(Там где чья-то мать зовет)
Послужил давно когда-то
Твой роскошнейший перед.

Впрочем, Врубель, знаю тоже,
Не царевну рисовал -
Над твоей прожженной рожей
Бедный классик колдовал.

В общем, некуда мне деться
И никак не сохраниться.
Не успел я оглядеться
А уже пора влюбиться. 




* * *

Любовь моя - геометрия.
Творец велик как Фалес.
Его не коснулись поветрия.
Храм его - девственный лес.

Чувства мои - фигуры
На небесах души.
Изображеньем натуры
Разум мой не грешит.

Я люблю отчуждение.
Тело мое, прости:
Ты мне - как принуждение,
Другие мои пути.

Я черчу на небе терпения
Имя и образ твой,
Словно снова ищу решения
Теоремы с одной кривой.

Разнообразие - пошло.
Хочется вечно искать,
Чтобы ты стала прошлым
И возродилась опять.

- апрель-май 1993 -
Дата публикации: 04.04.2011,   Прочитано: 2057 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды