· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Лобанова (Бешкарева) Лада Генадьевна (род. 1970)

Абсолютно легкое дыхание



*   *   *

Я долго возводила из песка
Дворец, что время не смогло б разрушить...
Но поселилась в нем одна тоска,
Печальною струной терзая душу.

Хотелось, чтобы вместо потолка
В нем было небо - голубым, знакомым...
Но только грозовые облака
Нависли над моим печальным домом.

Мне чудилось, что, стены возведя
Руками разведу беду... Да только
В пустых углах, обиду бередя,
Лишь Ваша тень гостит порой недолго...

И вот уже рассыпан мой дворец,
Песчинками сочится меж ладоней.
Нет будущего. Прошлому конец.
Есть только боль бесчисленных агоний.

Ну, что ж. Пускай все валится из рук,
Пусть все родное станет незнакомым...
Я так светло любила Вас, мой друг,
Что мне не жаль разрушенного дома.





Ветер

Ветер на плато, ветер.
Хлещет, терзает, студит...
Где-то на белом свете
Есть города и люди.

Где-то, в покое праздном,
Ждут тебя в кухне теплой
И говорят о разном
Глядя во двор сквозь стекла.

В мягкой прохладе ветел,
Там, где асфальты гладки...
Здесь же - упрямый ветер
Ломится к нам в палатки...





*   *   *

О чем ты шепчешь мне, мой старый дом?
О тишине, о снеге за окном,
О времени, что так необратимо?
Тебе чуть слышно вторит не спеша
Загадочная добрая душа -
Мой славный пёс с глазами пилигримма.

Тихонечко в окно стучится птица.
Ей, видно, как и мне сейчас не спится
От мыслей рокового колеса,
Которое сомнет - и не заметит,
Что стало чуть темней на белом свете,
И вьюгою сочатся небеса

Мой старый дом, не бойся вьюги этой,
Пускай себе свирепствует по свету
Все заметая на своем пути.
А мы с тобой теперь должны учиться
Не открывать окна замерзшей птице-
Последнего тепла не отпустить.

Мой старый дом, и будет все равно,
Что совесть души нам начнет царапать....
Но прыгнет на окно - в четыре лапы -
Забавный пес. И распахнет окно.





Плачет небо

Плачет небо мокрой пылью,
Облаков надорван стяг.
От усилья до бессилья 
Лишь один неверный шаг.

Одиночества и грусти
Сей союз - непогрешим.
Не дано найти в капусте
Детище своей души.

И забыться труд напрасен,
Что-то там, в груди, болит...
Только, все же, мир прекрасен -
Даже плачущий навзрыд.

Ожиданием удачи
Станет вновь весна дразнить...
Мокрой пылью небо плачет.
Плачет. Плачет, чёрт возьми.




*   *   *

Здесь все по другому...
Здесь горы растут из земли.
Их скалы, их кручи - 
Как сон, как преданье, как небыль...
И мы здесь - как дома...
А в небе плывут корабли - 
Суровые тучи, 
Укрывшие синее небо.

А мы здесь - как дома.
А нам и тепло, и легко -
Пусть холод и дождь,
Ведь они нас совсем не пугают...
До боли знакома
Завеса костровых дымков,
И звездная дрожь,
И закаты,
Что кровью пылают.

Мы родом отсюда -
Мы были когда-то травой,
И елью, и птицей,
И этим кровавым закатом,
И этой, как чудо, 
Упавшей на нас тишиной,
Звездой, что искрится...
Мы всем этим были когда-то.

Поэтому что-то, волнуясь, 
Трепещет в груди,
Поэтому мы так стремимся 
Сюда возвратиться,
Заботы забыть,
К синеоким вершинам придти
Чтоб горного ветра хлебнуть,
И, оттаяв, забыться...





*   *   *

С тихим звоном плывут планеты
И в седом Мирозданьи
Я одна... И гнетет рассвета
Ожиданье...

Искорежены судьбы наши 
Волей злою
И под дудки чужие пляшем
Мы с тобою...

Так беспомощно, так нелепо
Ожиданье...
Одиночество - это пепел,
Тлен желаний.

Ожиданье-терзанье-мука -
Мыслям тесно!!!
...Если ты мне протянешь руку
Я воскресну

Зимний холод сменю на лето,
Дверь открою...
Будут тихо звенеть планеты
Нам с тобою...





Август

Звездный август пришел, долгожданный,
Погостит - и уйдет в никуда.
Так лучистая тает звезда
Самых призрачных грез и желаний...

В стороне от сомнений и бед
Он ветра в колыбели качает,
Хода времени не замечая
Разливает свой сказочный свет.

Но, охвачен осенним огнем,
Вдруг рванет - прочь от этого рая,
И уйдет... Мы останемся в нем,
Словно в кубики, в звезды играя...





Старогоднее новогоднее

Чтобы жить и чтобы выжить
Много надо ли ума?
Миг расплаты ближе, ближе -
Принесет его зима.

Непреложно, непрестанно,
В снежный вихрь, под ветра свист,
Новогоднему роману
Расстилая чистый лист.

Что в финале - я не знаю.
Не гадалка, не пророк.
О счастливейшем мечтаю
Между песен, между строк.

Что развеется туманом?
Что рассыплется снежком?
Дед мороз в тулупе рваном
Со своим бредет мешком.

Да в мешке его прореха...
По старинке, как всегда,-
Вместо счастья, вместо смеха
Только снег. И пустота........





Где-то там...

Где-то там, под облаками,
Где ни боли, ни обид -
Разведу беду руками,
Пусть же облачком летит.

Ты подуй сильнее, ветер,
Унеси беду мою
В уголок на белом свете,
В неизведанном краю

Чтобы канула, как камень,
В черный омут без следа...
Над землей, под облаками
Я останусь навсегда.

Буду жить в предверьи чуда -
Ни о чем не загрущу,
Все обиды позабуду
А себя - сама прощу.

Поселюсь, смотря победно,
Не в раю и не в аду...
Прилетайте! Ваши беды
Я руками разведу.





...Из кончиков пальцев...

А на улице снег. Ну, декабрь, привет!
А из кончиков пальцев струится жизнь.
И какие-то новые рубежи
За собою зовут в эфемерный свет

Вот бы – лето! Да только опять зима…
И остатки тепла укрывает снег…
Переделать сайт. Не сойти с ума.
И хотя бы немного замедлить бег.

Просто так – чтоб успеть погладить шнурки.
Передышка. Тайм-аут. Or not too be?
Видно, встала сегодня не с той руки…
Все нормально. Ты только ты только сплеча не руби.

Если коротки руки – не удлинить, -
Дотянусь ли туда, где сияешь Ты?
Но пока между нами – хоть тонкая – нить,
Не пугает клыкастый оскал пустоты.

И неслышно крадется к нам Новый год,
Книгу Судеб по полочкам разложив…
Все не так, как дОлжно, наоборот….
…Но из кончиков пальцев струится жизнь…





Сейчаса просто нет

А ты молчишь. И телефон оглох.
Ночь-хищница готовится к прыжку.
Забыло небо радуги дугу,
И кто-то в нем скулит – должно быть, Бог…

Дрожь пальцев и сердечный перестук,
Тошнотный ком, который не сглотнуть…
И позади – кривой неверный путь,
А впереди – глухая боль разлук.

А что сейчас? Сейчаса просто нет.
Горчит любовь. Пугает пустота.
Я снова – не такая и не та…
Жизнь снова – полу терпкий полубред.

С трясущимися пальцами нет сладу…
Ведь я всегда за все плачу сполна.
Щербато с неба скалится луна
И ты молчишь… А я шепчу – так надо.





Наши судьбы

Наши судьбы отмеряны, скомканы, сглажены,
Швы на них не срастаются и пути не свершаются.
Злые Боги, в замочную глядя скважину,
Над усильями нашими потешаются.

Мы хотим и смышлеными быть, и быстрыми,
И во всем не количеством брать, а качеством…
Но пока на семь раз отмеряешь пристально
Кто-то ловкий придет – и отрежет начисто.

В этом мороке кто-то когда-то учил
Отвечать на пощечину кроткой улыбкою…
Так зачем, дружок, тратить прорву сил?
Наливай да пей – будешь с рыбкою.

И не будет вокруг ни темно, ни обгажено,
А уж если блестит – непременно сокровище…
Злые Боги в замочную смотрят скважину…
И откуда ж взялось их такое сонмище?…





Наши мальчики

Наши мальчики, крылья расправив, летят в неизбежное.
Не простившись ни с кем, так легко, между звездами - в ночь.
Что нам память о них, что наполнена горькою нежностью?
Даже если б хотели, мы б им не сумели помочь.

Я не рву больше пальцев тугими гитарными жилами.
Не решат ничего эти звуки - калечь, не калечь...
И уходят они, наши мальчики, так неожиданно...
Даже если б могли, мы бы их не успели сберечь.





Дракон

Поборники Закона и Покона,
Вот вы опять со мной накоротке,
А я внутри себя ращу дракона,
Чтоб было с кем гулять на поводке.

Так повелось, что их боятся люди
Дракон вам не какой-нибудь щенок.
А мой... А мой умильно-добрым будет
И станет спать на коврике у ног.

Из миски есть, купаться в ванне с пеной
И подставлять доверчиво живот...
И лишь потом - не сразу, постепенно,
С анастезией, он меня сожрет.





О лете

Становиться нежною да кроткою
Не было причин
Лето… Ты сухое и короткое
Как рукоять камчи

Лето полынно-горькое
Вгрызлось во сны
А послевкусье тянется до зимы
Пенья не помню птичьего
Что за вздор?
Лишь из окна больничного
Зелень гор
Выцвело небо
Маревом давит грудь
Нежности мне бы
Кротости хоть чуть-чуть…

Лето в уставшем городе
...Так легко
Лето катилось под гору
Колобком…





Ботанический бульвар

Ботанический бульвар,
Где в кольцо сомкнулись кроны.
И закатный жжет пожар
Кожу рук его зеленых.

Положившись на авось,
Под зеленой аркой этой,
Мы - не вместе и не врозь -
Простояли б до рассвета...

Но иди же - Бог с тобой,
Обо всем мы помолчали.
Меркнет вечер голубой
С ярко-звездными очами.

Он меня проводит сам,
Задыхаясь в быстром беге,
По космическим часам
Отсчитав минуты неги

И неверие в беду
В миг на дальний план отставив...
Так в безвестность я уйду,
В темноте бульвар оставив...

Пусть расплачутся дождем 
Опустевшие аллеи...
Одиночество вдвоем
Во сто крат, поверь, страшнее...





*   *   *

Что толку верить, и надеяться
На то, что все еще наладится?
Уже не сложится, не склеится,
И не сотрется, не изгладится.

Уже беда свои объятия
Раскрыла - хищная и хитрая.
Остались траурные платья,
Осталось греться лишь поллитрами

И вновь писать стихи банальные,
По сути - никому не нужные
Порой - слезливые, печальные,
Порой - напыщенно-натужные

И помнить, помнить - до безумия,
До боли в горле, до агонии
Твои глаза при полнолунии
А в них - пощечину иронии...





Не страшись ночной тиши

Не страшись ночной тиши - в ней спасение.
Причитает темнота струной медною.
Покидает, знать, тебя невезение
Станет легким долгий путь, жизнь - безбедною.
Рассказать тебе без слов, сердцем трепетным,
Как порадует тебя твоя долюшка?
Не страшись ночей, мой сокол серебряный,
Ночи - это те же дни, лишь без солнышка.

Ночь дает покой и пристанище,
Наполняет сказками кОробы
Жарких прежде судеб пожарище
Тоненьким дымком не чадило бы.
Пусть верны твои опасения -
Тяжело найти рай потерянный...
Даже если ложь во спасение -
Все равно - не лги, мой серебряный

Ни себе, ни мне... Тонкой кромкою
Пробегу к звезде яркой нА небе
Для тебя сложу песню звонкую
Тишиной ночной проскользну к тебе,
Опьяняя добрыми сказками
О дороге светлой, нехоженной...
Спи, хороший мой. Спи, мой ласковый.
Серебру ржаветь не положено...





Бред

Неделя, другая - мы сбились со счета -
Уходят степенно за грань бытия.
И в буйном разгаре оленья охота...
Беги, мой олень. Ведь охотник - не я...

Не мне твое сердце держать на прицеле,
Готовясь к прыжку от азарта дрожать...
Проносятся мимо недели...Недели...
Ни их, ни тебя я не стану держать.

Охотник придет - неприступен и грозен,
Уменьем стрелять и оружьем богат.
И не пожалеет... Пусть ты грациозен,
Но ведь, на беду, ты еще и рогат....





Осеннее

Ну и что, что осень? Наплевать.
Сколько их таких, холодных, было?
Я уйду по улицам гулять 
И глотать осенний ветер стылый.

Будет дождь струиться по щекам
Вместо слез - и радости, и боли...
В песне ветра - странная тоска,
Что тревожит душу и неволит...

И, дождем омытая, душа -
Чистая, как ливневые струи,
Воспарит - безумствуя, греша,
В первый раз от осени ликуя....





*  *  * 

или песня Золушки

Явилась молчаливая Беда...
К чему теперь бессильные упреки,
И телефон, уснувший навсегда,
И боль от слез, жестоко жгущих щеки?
К чему мне этот мир, такой пустой,
И серости, и скуки неизбежность?
Беда, Беда, не приходи, постой!
Не прогоняй любовь мою и нежность!

Бессильно опустились плечи вниз -
Ничто не вызывает интереса.
...На белом скакуне умчался Принц
Искать свою жестокую Принцессу....
А Золушке к тому не привыкать,
Что в жизни все - совсем не так, как в сказке...
Принц от любви ушел любовь искать...
Ушел за лаской, не поддавшись ласке...





*   *   *

В полусне, в полубреду
По-над пропастью бреду.
Кроме гулкого паденья
Ничего уже не жду.

Скрылось солнце в облаках.
Безразличны боль и страх...
Отпустила я синицу,
Что была в моих руках.

Что ж, пернатая, лети!
Нам с тобой не по пути.
Мне до смутной цели надо
Обязательно дойти.

Вольным воздухом дыши,
От меня скорей спеши,
Потому что я сегодня
Оказалась без души.

Тихо крутится Земля,
Сыпят пухом тополя...
И летит моя синица,
Превращаясь в журавля...





*   *   *

Упомнишь ли все? И кому это, граждане, нужно
Пытаться вернуть, даже в памяти, прошлые дни.
Нес время несет, в утлой лодочке сбившихся дружно,
В страну белой замяти, где лишь коряги да пни.

Пока мы едины. Но гниль начала свое дело.
И нет больше веры значительным самым словам.
Проблемы, седины.... А синяя пташка взлетела.
Поймай её первым, по нашим пройдя головам.

Пока мы - все вместе. Но каждый уже одиночка.
Плывем на край света, откуда, зачем - позабыв.
Где честь? Где бесчестье? Где станет последняя точка?
Кто выдержит этот безумно тоскливый заплыв?





*   *   *

Снова ночь за окном
Неделимое делит на части.
Златокудрым руном
Простирается вдаль Млечный путь.
А заветный Парнас
Стал лишь сказкой о прожитом счастье.
Эта сказка - о нас.
Не предай её, не позабудь.

А вокруг - все темней.
Это небо темнеет от гнева.
Звезды гасят огни
В неземной, неживой тишине.
Но разорвана нить
Между мной и задумчивым небом.
Звезды будут светить.
Но светить они будут не мне.

И грядущая осень
Остудит вскипевшую душу
Охладит, заморозит,
Добавит покоя во сны.
Будут сниться они - 
О счастливом, забытом, минувшем - 
Как туман. Как огни
Навсегда отшумевшей весны.

Значит - время стареть.
И пора уже остепениться,
Чтоб ладони согреть
У костра, что горит на пути...
И в алмазах земля.
И все дальше любимые лица...
Крест несут не скуля.
Лишь бы было, куда донести.





*   *   *

Ты хочешь знать - за что и почему.
Оставь. Зачем? Мы так не правы оба!
Как водится - ни сердцу, ни уму
Не принесет добра глухая злоба.

Сумей над злобой этой воспарить
И станет боль и призрачной, и зыбкой...
Не стоит ненавидеть. Стоит жить -
И каждый новый день встречать улыбкой.

Тогда и одиночество уйдет -
Дни выбелят твоей обиды копоть...
Так не криви ж в бессильном гневе рот.
Любовь тонка. Её нельзя заштопать.





*   *   *

Нежность к озябшему городу
Город озяб и укутался в пух облаков.
Он так устал от снегов.…А январь к половине.
То ли челюскинцем, то ли пингвином на льдине
Он уплывает – стремительно, споро, легко…
Город озяб и ощерился строем антенн
И гололед постелил нам под ноги дорожкой.
Ночь. Не горят фонари. Только звездные крошки
Сыплются в хитросплетение каменных стен
Снег на тебе, на подростке, бровями седыми…
Верный мой – ты потерпи. Потерпи до весны.
Узы зимы непривычны тебе и тесны.
Зимы играют с такими, как ты, молодыми.
Переживем мы с тобой этот мраморный плен.
Брызнет листва из беременных зеленью почек
Видишь – тихонько уходит зима между строчек...
Чувствуешь – только коснулись и холод и тлен….





Никогда, никогда...

Начинаем неделю, привычно включив Outlook.
Отключаем эмоции. Пусть там горит что угодно.
Посылаем подальше все эти "внезапно" и "вдруг".
Мы с тобою до пятницы вновь совершенно свободны

Ну, а в пятницу - дел миллион упадет на хребты
А объять необъятное - с каждой неделей труднее...
Вот и копим дела. И, как водится, копим мечты.
Только вот на бегу улыбаться, прости, не умеем.

Разучились давно. Ни к чему нам пожатия рук
Мы в упряжке одной - так зачем отвлекаться на песни?
Ты представь - это больно, ведь души сгорают не вдруг.
Ты поверь - это страшно. Сгоревшей душе не воскреснуть.

И случится зима. И под сердце вползут холода.
Серебристый комок этих змей так остер, обтекаем…
Ну, а как выживать в этом мире вселенского льда
Мы с тобой никогда, никогда, никогда не узнаем

Море нам - по колено. Любая гора по плечу.
Смерти нет, говоришь? Значит, эта к собачке стучится.
В понедельник с утра наш Создатель задует свечу.
Жаль, что чуда уже никогда, никогда не случится.





*   *   *

Знаешь, очень хочется стать счастливой.
А ты в своем цейтноте бежишь куда-то.
Открытая для нежности, стою тоскливо
Там же, где всегда, перебирая даты
Ты опять блуждаешь в сыром тумане
Заплутал в трех соснах, не ищешь выход...
Я пО миру иду - и мир тот странен.
Моцион для сердца на вдох и выдох

Для хвоста зарядка уже не в моде.
Искру раздувал? Поглотило пламя...
Самое смешное - ведь все проходит.
Но не для меня. Только вот не с нами.
Ты идешь по Мальмо - и небо сине
Про Полтаву шведы давно забыли...
А в Алма-Ате - вновь то снег, то иней
И я дышу на пальцы - совсем застыли.

А тебя держали жена и дочка
А потом держала жена вторая
Может, надо было поставить точку - 
Только вышла жирная запятая
И в таком дурацком калейдоскопе
Замелькали даты, событья, лица...
Знаешь... Я надолго застряла в ..опе.
Извини... Так хочется застрелиться.





*   *   *

Здравствуй, милый мальчик Кай.
Здравствуй, мой дружок занятный
Видишь - в небе облака
Очень нежно пахнут мятой
Под сияющей луной
Распахнуло крылья небо...
Ты так долго был со мной,
Только жаль, моим ты не был
Только жаль, не довелось
Нам подняться в небо это...
Вместе мы - как будто врозь.
Ни вопросов, ни ответов...
К новой Герде привыкай.
Помнишь, как была легка я?
Но не думала, что Кай
Вырастет, и станет - Каин
Ничего давно не жду
Все проходит понемногу
Знаешь, я живу в аду
И теперь не верю в бога
И совсем себе не льщу
Ни к чему мне, мой хороший.
И привычную тащу
На плечах усталых ношу.
Не пришло твое письмо -
Пусть в помарках, пусть измято...
Жизнь моя была лишь сном.
Облака в нем пахли мятой...





*   *   *

Греюсь чаем. Вот черт! А ведь хочется кофе.
Ты, как водится – там. Я, как принято – тут.
С каждым вздохом на шаг приближаюсь к Голгофе.
И меня, наконец-то, должно быть, распнут.

Я опять не вписалась в твое веселье.
Все на круги своя – как когда-то давно.
Ты не знаешь, бывает от чая похмелье?
Если да – то, наверное, это оно.

В промежутках меж прошлым и настоящим
В мире сильных женщин и слабых мужчин
Счастье было… Призрачным… И… завалящим…
Завалилось – пропало. Ищи-свищи.

Свысока о секундах – маразм, конечно.
Не успеешь уснуть, как трубят подъем.
На фига было складывать слово «вечность»?
А сложил – так бери теперь все, что в нем.





*   *   *

Проснуться. Увидеть, что нет ни одной СМС.
Немножко свихнуться. И тут же немножко взбеситься.
Потом усмехнуться. Подумать – «попутал же бес!»
Икаром влететь. После вспыхнуть. Конечно – разбиться.

Потом кропотливо себя разбирать на куски,
Чтоб позже сложить – станет ладно, и даже красиво.
Следы заметать в облаках, высоки и легки.
И бредить стихами. И бредить стихами тоскливо.

Найти миллионы избитых, затасканных тем…
А Бог твой смеётся… Ты слышишь? Нам нами смеётся.
Все только затем, мой хороший, все только затем,
Чтоб просто понять, что уже ничего не вернется…





..с..тихо..сложение...

Моим друзьям, выпускникам театральной 
студии театра "Бенефис" 1994 года, и не только...
                        
Дорогие мои, вспоминайте меня иногда.
Я все та же - сквозь мглу километров и прожитых лет
Занимаюсь сложеньем - слагаю недели в года.
Я все там же - где степь необъятна и долог рассвет

И все так же спасенья ищу в синегорье своем,
В синеве, где так много ветров и так мало людей...
Ведь пока не окончена жизнь. И оконный проем
Скоро-скоро затянется рябью весенних дождей

Не написанных писем гудит растревоженный рой,
Жалит нервы мои оголенные... Стыдно - да что ж,
Если вся моя жизнь оказалась бездарной игрой.
Если запах подмостков давно в мои двери не вхож...

Только чувствую кожей, как вы далеки, далеки.
Только знаю - я вас никогда, ни за что не предам.
И пока умножаю тепло на пожатье руки
Расстояния делят нас, делят нас напополам...





Абсолютно легкое дыхание

Как хочется зажмуриться от боли,
От тянущей - ни шатко и не валко.
А радио орет. Там Дитер Болен.
Так болен, что его ужасно жалко.

Не страшно. Зарастет как на собаке.
Прочитано. От корки и до корки.
Я нынче знаю, где зимуют раки.
И знаю, кто их них свистел мне с горки.

Узлом вязали. Гнули - и согнули.
Теперь не кровь - вода сочится в вены.
Меня не обойдет шальная пуля
И я не научусь ходить сквозь стены

Ты слишком долго пожимал плечами.
Теперь я говорю сама с собою.
И Окуджаву слушаю ночами.
Парам-пам-пам. Труба. Трубы. Трубою.

Бредя во тьме шарахнуться о стену
Забавно даже. И привычно в общем.
Урок достал. Хочу на перемену.
И не тому училась, между прочим.

И, кажется, подкралось раставанье.
Закон соединенья душ - что дышло.
И аппппсолютно легкое дыханье.
Такое, что его уже не слышно.





*   *   *

Ну, здравствуй, долгожданный!
Явился наконец - 
Веселый и желанный,
Как унисон сердец,
И трепетный, и буйный,
Неведомо-родной,
Кипящий, многоструйный,
Задорный и шальной,
Врывающийся резво
В рассветную купель...
Мой вдумчиво-нетрезвый,
Мой дорогой апрель!





Весенний авитаминозззз

И остается только пустота.
А остальное все уже не важно.
Горела жизнь солдатиком бумажным.
Не догорела - знать, не так проста.

И мы пьяны весной - в дымину, в прах,
И - мордочек попроще не бывает...
Всё - пар и дым. Который тает, тает.
Идем назад. От цели - в двух шагах.

И - вместо гор - сворачиваем окна.
И что-то там еще несут нам сны...
Отяжелело небо и промокло.
Мы до́жили.  Мы дождались весны.





*   *   *

Достало. Так вялотекуще, как шизофрения.
Устала. Достало в апреле дыханье зимы.
Теперь мы с тобою, конечно, немножко иные.
И, знаешь, наверное даже не очень-то мы...
Я снова молчу. Да и ты не стремишься услышать -
О чем и зачем...И лениво плывут облака.
И я поднимаюсь за ними все выше и выше...
Мотор вместа сердца. Да жаль - не крыло, а рука.
А значит - я просто балласт. Значит, где-нибудь сбросят
И держат пока для того в полусжатой горсти...
Но знаешь, душа безнадежно, тихонечко просит
Свободы...И ты не жалей - отпусти. Отпусти...


Дата публикации: 02.04.2011,   Прочитано: 2192 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды