· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Ролич Ольга

Из разных лет



Из цикла "Раскрытый дневник":

*** Когда закат целуется с землей И шумный город тихо засыпает, Я понимаю, как мне не хватает Безмолвия... Стою перед свечой, Забыв ничтожных слов пустые звуки, И исчезает чувств земных накал... Благодарю, воздев в молитве руки, За то, что Ты меня ЛЮБОВЬЮ наказал. ________________________________________ "наказал" - здесь в значении "научил" *** "...от них же первый есмь аз". Я ненавижу тьму... Но ночь приходит, И упиваюсь этой тишиной. Одна она по-прежнему снисходит Ко мне - чуть взбалмошной.. взрывной. Я не люблю толпу... В ней много шума. Но, чтоб от одиночества не взвыть, Иду в объятья уличного бума В надежде: всё, что мучает - забыть. Не выношу предательство и ложь, И трусость слабых часто презираю... Всё понимаю, чувствую. И что ж? И лгу, и предаю, и ... умираю. *** Годы по'д ноги бисером брошены. Дни, как травы, под корень скошены. И помечено жирными грифами, Что еще не убито тарифами беспредельными... Не скудельными мастерами сосуды сделаны... Даже если топазом отделаны... Всё одно - над святыней глумление, коль не понято Восхождение. Что ж ва/л/яли тогда на завалинке? Души?.. Нет. Оказалось - валенки. Мысли в/через пространство *** Сквозь музыку четверостиший, Из кру'жев разноцветных слов Пронзительнее слышен зов, Хоть голос стал с годами тише. *** Между любимым и нелюбимым Нет разницы большой… Становится мир уязвимым, Когда ты проснулся душой. *** В пересекаемости линий Играет солнца тихий луч. А ты нетленен и живуч, Цвет ярко-голубых глициний. *** Когда заканчиваются ступени - Начинается Небо. Когда заканчивается Небо - Открывается ад. Моему февралю Ночь вздрогнула веткой каштана, Упавшей на мокрый асфальт. Вот так же всегда спонтанно Врывается мой февраль ... Жду по привычке вьюжного, А он шелестит дождями... Ах, сколько всего ненужного И суетного меж нами... Упасть бы душой нараспашку В твои ледяные ладони... Но веришь, мне снятся ромашки, Мой маленький лаццарони. "Не плачь!" - подставляю руки Ко лбу твоего смятенья: Тяжелые дни разлуки Окончены. Без сомненья. ____________________________________ лаццаро'ни (итал. - бедняк, нищий). Время Настоится! и будет сладким… с привкусом мяты. Отслоится… и верхний слой будет чист и светел. Чуть исправлены линии… край облаков примятый - Всё равно он - напиток целебный! в нём сто соцветий. Даже больше!.. и в каждом из них отражается Вечность. Отболит... Защитит... и Простит всю мою беспечность.

из "моя Осень"...

Нищенка Унизилась до невозможного: Бросалась под ноги, стеня, Молила каждого прохожего, Чтобы избавил от огня! Забыв про стыд, одежды сбросив, И с непокрытой головой, Бродила нищенкою Осень, Оплакивая срок земной... Китайский почерк Нет, не любви прошу... Любви не стою. Мне и намёка на неё не надо. Достаточно кристальною росою Упасть на шлейф желтеющего сада. Хранящего шаги случайной встречи, Где каждый лист - китайский иероглиф, А ивы, словно пагоды, у речки Льнут к солнцу, что в воде, - совсем продрогли! Вновь Осень принялась писать свой очерк. Ловлю дыханье... Изучаю почерк. Рябиновый ноябрь А за ночь вымерзла земля, И стала белою дорога. И, как невеста-недотрога, Стыдливо мешкает заря Отдать последнее тепло Остывшим городам и весям... Ноябрь гирлянды поразвесил, Украсив Осени чело. *** Хочешь, я буду твоей?.. навсегда.. без остатка! Глянец заплаканных сквериков - вот упоенье! Мудрая Осень, в объятьях твоих нежно-сладко осознавать себя малой частичкой творенья. Красноречива!.. и всё-таки немногословна. Щедрая - не предъявляешь потерям иска… Знаешь, я буду твоею бес-пре-ко-слов-но!.. Самозабвение - дар лишь для самых близких. *** Опровергая, докажи, Что неслучайное случайно... И все вселенские дожди - Хранители эдемской тайны... Сюрреализм осенних дней (пластичней, чем у Сальвадора) Рисует в памяти моей Атавистичный след укора. Как бездна бездну - так тебя зову!… Но так же неумело Слепая готика дождя Целует, ударяя тело… *** Давай ронять слова, Как сад - янтарь и цедру: Рассеянно и щедро… /Б.Пастернак/ "Не говори так часто о любви: слова теряют значимость и цвет…" - Коралловые звуки изживи, сорви ненужной памяти корсет, и, выкупив абонемент на сны, будь предсказуем… Губы астр дрожали. Сентябрь ушел. И долго - в знак вины - сады янтарь рассеянно роняли…

из цикла "о Любви"

*** Так посмеяться над Любовью: Распять ... и желчью напоить... И небо захлебнулось болью , И бОльше не дано любить. И я кричу в распахнутое небо "Прости! Я не могу Тебя вместить!.. Но помоги мне, кто бы рядом ни был, Не дай ему собой Тебя затмить"! *** Разговор с ап. Павлом " Любовь долготерпит, милосердствует...не завидует... не превозносится...не ищет своего..." (Апостол Павел. I Кор. 13.4) Ты говорил, любовь не мыслит зла? А я замыслила... Выходит - не люблю. Ты говорил , долготерпИт она? Я ни себя, ни ближних не терплю. Не ищет своего? - ты говорил . Я в поисках избила ноги в кровь... И каждый нищий дорог ей и мил? И не бесчинствует, не лжет любовь ? Не раздражается? Не перестанет быть, Надежду с верой твёрдо сохраня? И, чтоб звенящей медью не прослыть, Ты говорил , завидовать нельзя?.. Ты это людям говорил ?.. Так что, никто и не любил??!... *** "Днесь содержит гроб Содержащаго дланию тварь…" /Великая Суббота/ Я требую: верните мне Любовь! Такой, какой была она в начале, Когда еще "осанна" не кричали, И ничего не предвещало боль. Я требую! Снимите бременА С души, что стала раною сплошною… Смягчите эти жуткие побои… Не-вы-но-си-ма эта тишина… Я требую… да нет, я умоляю… Я вас Любовью ЭТОЙ заклинаю… *** Что может быть прекраснее Любви? Любить - блаженство! ...ненавидеть - мука... Всё терпит, ко всему благоволит Любовь, питаемая Духом! Всё побеждает, исцеляет вся, Имея Истину своей дорогой. Любовь ко ближнему - та самая стезя, Ведущая в любовь и к Богу. Одна Преображающая Сила. Всё без неё - НИЧТО, что прорекли… Пусть и тебе окажется по силам Стать в жизни сей наперсницей Любви. *** Одиночество без прикрас, Как же мне тебя не хватало! Даже в гавани синих глаз Места было ничтожно мало. Одиночество - Высота ! /А пророчили лишь паденья.../ Ах, завистливые уста, Можно ль с вами без преткновенья Дотянуться до Чистоты, Успокоиться Тишиною?.. ...Утешением мне - Кресты, Вознесенные над землею.

Из других циклов стихотворений

Доченьке в день рождения Благодарю!.. и в небо отпущу Свой тихий вздох, прося тебе защиты. Мы никогда с тобой не будем квиты: Как любишь ты - я столько не вмещу. Лишь осеню Крестом, когда ты спишь, И прикоснусь тихонько к волосам... Мои морщинки - счет твоим годам, Какой ты стала взрослой, мой малыш! И в этот день, который не забыть, Что стал мне в жизни дней других дороже, Молюсь, чтобы и ты узнала тоже, Какое это Счастье - мамой быть! *** Двадцатый век... ещё бездомней, Ещё страшнее жизни мгла (Ещё чернее и огромней Тень Люциферова крыла). А. Блок XX веку /из раннего/ Наш страшный век! - предательство и ложь. Друг другу - враг. Корысть - превыше чести. Наш жуткий век! - испорченный чертеж: Движенье есть, а жизнь стоит на месте. Безумие страстей, больной наш век!.. Сплошная цепь замысловатых кодов. О, как же страшно наблюдать калек... Зреть столько(!) нравственных уродов... Кот в стране мышей Хорошо в стране Мышиной! Ездят Мыши на машинах И живут, как мы с тобой, В доме с крышей и трубой. У мышат все дни в году, Рыбки плавают в пруду, Птички весело поют И сады весной цветут. Дружно эти мышки жили, Чистоту везде любили, Потому на мостовой - Ни соринки, ни одной. Так и жили, не тужили, Чудный город свой любили... Вдруг у городских ворот Сторож крикнул: "Кот идет!". И мышата задрожали, Всю работу побросали, Разбежались кто куда Хорониться от Кота. Нараспашку магазины, Стынут пирожки в корзинах, Даже рыбки, вскрикнув "Ой!", В ил залезли с головой. Дребезжат в домах окошки - Тоже испугались Кошки. И тот час из-за угла Показалась голова. Входит в город рыжий Кот И мышат к себе зовет: "Где вы спрятались, глупышки, Мышки - серые трусишки! Выходите поскорей Уважаю я мышей. Вы поверьте, я вам - друг, Я принес вам сыра круг". И поверили мышата, Хоть идти и страшновато, Только вкусно пахнет сыр, Запах сам плывет из дыр! Ну и Кот! Ну и проказник! Вот устроил мышкам праздник! И бочонок молока Прикатили для Кота. Ну, а мышки-ребятишки, Все в коротеньких штанишках, По расческе в руки взяли И Котенка расчесали... Так с тех пор живет тот Кот, Вовсе даже без хлопот, В дружном городе Мышей: Вместе жить-то веселей! . Приметы осени Ничего не случилось… просто снова приходит осень, Утонченный сентябрь увлекает каскадом чувств И, роняя янтарь беззастенчивых парков оземь, Разливает холсты - уникальнейший маг искусств! Ничего не случилось… просто - время оплакивать лето. А неправильный крой, разорвав, раздарить тротуарам. Я себя нахожу... это - осени тоже примета. ...и теряю тебя. Просто осень - бесстыжим авралом… ...вот и сентябрь Нарисую осень разноцветным мелом... Разукрашу чувства кистью неумело... Память в сердце бьётся - Птица в неволе... Нарисую осень - Время острой боли... *** Не потревожу... Нежность истекла, Как срок... И осень - как амнистия. По бездорожью из стекла душа босой всё лето шла... в Аравию ли каменистую?.. *** Вот и сентябрь. Обещают дожди... Затяжные. Капли, как люди, - похожи. И всё же - чужие... Гонят друг дружку по узким условным дорожкам... И исчезают бесследно на тёплой ладошке... Штопка Опять своей поруганной Мечте заштопываю крылья. Пусть не парить, но всё-таки взлететь - еще получится. Пока Удача у меня в попутчицах, Мне не страшны пугающие мили. Взлечу! И захлебнусь от солнца яркого... Взлечу!.. И что потом - моё падение?!... Ведь вышло из утёнка (слишком гадкого) В итоге белоснежное Творение! Ноль болевого футштока Влажное утро с фонарями больничного цвета. Красное зарево со стороны востока. В небе измятые черные складки вельвета И одиночка-луна -- ноль болевого футштока. Ноль... ничего не прибавишь и не отнимешь. Не умножается... да и не делится тоже. Ноль - в твоей жизни... и ничего не предпримешь... Чем к Абсолютному ближе - условия строже. Осеннее настроение *** Пустынный парк. Расстелены ковры. Янтарный блеск до головокруженья. Плакучих ив роскошные шатры, Чуть тронутые огненным свеченьем… И надо же, чтоб завтра умереть - Сегодня - так безудержно гореть! *** Осень швырялась обрывками фраз… И за слова цепляясь, Всё рассуждала, кто прав из нас, Медленно умирая… Тихо, - шептала, - не прекословь, Видишь, луна хохочет. Грязные лужи не славословь, Если душа не хочет... Ах, сумасбродная, разве в новь Всё, что так больно... очень… Тихо за плечи обнимет вновь Рыжая плакса осень. Весна... А однажды придёт весна... И придёт она как-то ВДРУГ, Разорвав хаотичный круг Грустных дней и ночей без сна. И захочется снова жить! И тонуть в океане слов, Сознавая, что всё, что "до" - Боль.. иллюзия.. миражи.. И отныне не будет горьким Вкус рябины и вкус потерь: Поздно… - Солнце! к чему теперь Ветхой осени отговорки?.. Глупо штопать вчерашний день, - Новый - нежен... светел... лучист! Неба чистого аметист Закрывает мой бюллетень. И на вытянутых руках /тонких... слабых ветвях ракиты/ Отдаю под Твою защиту Песню, прерванную в веках… Великая Пятница День скрылся за ночной вуалью. Густую тень дала скала. И выдыхали зеркала: "Что делать нам с твоей печалью?"... Весь мир был ужасом объят. Сегодня Пятница... и Бог...людьми...распят... Цветочная фантазия в летнюю ночь На пурпурный батист заката Парчой торжественной прохлады Ложилась ночь, сменив стаккато дождя на звёздные рулады. Таинственными были тени, Шептавшие о чём-то с ветром... Пионовое настроенье Ходило в тапочках из фетра по георгиновым дорожкам... Горели светляков лампадки... И флоксы в шёлковых одёжках Играли с примулами в прятки... *** Солнце упало за городом низко И потерялось во ржи... - Это простое гостеприимство Ты мне скажи? Ветер стучится в разбитые ставни, Рвется с крыльца на порог... - Думаешь, встречи бывают случайны На перекрестках дорог? Белый шиповник в углу под иконой Ладаном сладким вдохнет. А через ставенки на подоконник Белая ночь упадет... Пилигрим Сниму с лица усталый грим... Проверю пульс: стучит... неровно... Осуждена на жизнь "условно" - влачусь неспешно... Пилигрим. с улыбкой... с помыслом коварным... Добром торгую антикварным... *** Я вне присутствия зимы... Вне красоты её щемящей, Узором хрупкой бахромы Изящно душу леденящей... Безжизненные пасторали Отныне не зажгут меня... Под абажуром цвета стали Я вне присутствия огня... Вне времени. Вне ожиданья. Не страшно. Тихо. Не... любя. Я привыкаю - вне прощанья - Жить вне присутствия тебя...

Утешением мне - Кресты, вознесенные над землею

ПЕРВЫЙ ДОЖДЬ То ли после первого дождя, То ли просто после "Покаянного" - Ощущенье дивного и странного, Ничего не значащего "я"... * * * Одиночество без прикрас, Как же мне тебя не хватало! Даже в гавани синих глаз Места было ничтожно мало. Одиночество - Высота! /А пророчили лишь паденья.../ Ах, завистливые уста, Можно ль с вами без преткновенья Дотянуться до Чистоты, Успокоиться Тишиною?.. ...Утешением мне - Кресты, Вознесенные над землею. * * * Мы молимся за тех, кого мы любим... Так дай мне, Господи, молитву за врагов! Чтоб снисходить к ущербности их судеб, Без ненависти тягостных оков... * * * Обожженная красота. Упоенная тишина. Мне ль тебя не понять, не узнать, Желто-рыжая осени прядь? Не принять, принесшую вдруг Бархатистую ласку рук? Не расслышать из тихих уст Слабый вздох запоздалых чувств? Как тебя отблагодарить За твоё умение жить?! И когда уж надорвана нить - Сладкий запах цветов дарить... Как же мне тебя уберечь От излишних и суетных встреч? От ненужных и праздных фраз, От пытливых и пылких глаз? И в стремлении быть с тобой, Не нарушить бы твой покой! Не спеши счесть меня чужой, Даже если кажусь весной. * * * Натянута упруго жизни нить. Ослабить иль порвать - легко и страшно. Хватило б только сил благодарить За то, что Вы в неё вошли однажды... ВЕРА Святая вера, странствуя по жизни, Претерпит скорбь, страданья, нищету. Познав спасенья нашего главизну, Соединит любовь и простоту. Ум просветит и Промысел откроет, Подаст терпенье и надежды свет. Незлобием своим врагов покроет. Где веры нет - там и смиренья нет. Что ей до немощей чужих иль недостатков? И в прокажённом - образ Божий зрит! К чужой, склоняясь боли, молвит кратко: "Суд тем без милости, кто милость не творит". ЧИТАЯ ЦАРЯ ДАВИДА Мне так - не петь. Мне так - не славить. Мне так - никак не потерпеть. Мир для Тебя так не оставить. И сердцем так не возгореть! Так - не благодарить, не плакать. Сей нищиты не испытать. Одежды не носить в заплатах, Стихов таких не написать! ...Мне - лишь о помощи взывать. На Милость Бога уповать... * * * /епископу Софронию (Ющуку)/ Полночь. И в единственном окне - Слабое свеченье. В тишине - Воздеянье рук: Вы перед Богом. И в безмолвии таинственном, глубоком Молитесь за нас. Таким моленье Лишь у любящих всем сердцем может быть!.. Отболев уже давным-давно суетой и тщетным беспокойством, Вы, с завидным постояннством и упорством, Просите нас Духом обновить. ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ /Да лобзает он меня лобзанием уст своих! (Книга Песни Песней Соломона)/. Скажи, душа моя, Где тот, кого ты любишь? Где отдыхает он? И как его зовут? И как ты долго шла, Минуя сотни судеб, И только в нём нашла Отраду и приют? И, сбросивши хитон, Навстречу побежала, "Возьми меня к себе!" - Кричала в забытьи... Но зависти людской Так смертоносно жало: И мандрагоры цвет Стал цветом спорыньи... Теперь на площадях, По городам, по весям Ищи, душа, и тщись Вернуть его назад! Возлюбленный был твой!.. Но "за" и "против" взвесив, Не в силах обобщить, Ушел в свой дивный сад... ...Возлюбленный, беги! Но, если обернешься, - У ног моих - плоды, Что собрала тебе... Моя любовь крепка И пламенна, как солнце... Слова, как сталь, тверды: "Принадлежу ТЕБЕ!". НАБРОСОК /А.П./ Он что-то говорил о Гумилёве И облекал в каштаны купола. И нежность, проступая в каждом слове, Рождала Новое. Забытое Вчера Плескалось солнцем и искрилось... Вторя Полям, с уже созревшими хлебами… Он говорил о Вечности, не споря С моими непослушными губами… С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ! Пусть Свет Святого Рождества Прольётся в каждое сердечко, Где уготовано местечко Для вновь Рождённого Христа! И мановением Звезды Душа пусть в ясли превратится! Пусть мягко-снежные холсты Зима расстелит, - где родиться Любви, Терпению, Добру И Всепрощению без боли... По мягкому по серебру Скользят снежинками бемоли...
Дата публикации: 14.10.2010,   Прочитано: 1952 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды