· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Коротаев Денис (1967-2003)

Итак




Вместо предисловия

***

Я не скажу вам, какой начинается век. 
Я не умею гадать по крапленой колоде. 
Я - человек. Это слово сегодня не в моде. 
Но я твержу все равно - человек, человек. 

Да, я не видел хрустальное кружево Анд. 
Да, я не слышал тибетские мудрые сутры. 
Но я умею во мраке предсказывать утро 
И на досуге листаю небес фолиант. 

Я не спою вам - паршивый Бог дал баритон, 
И не спляшу, к потолку поднимая колени, 
Но я спасу ваши души от скуки и лени. 
Да, я спасу, попросите же только о том. 

Нет, я не буду лукавить и эдак, и так, 
Вас, занятых, отвлекая от дела и быта, 
Но я скажу вам то слово, что ныне забыто. 
Я говорю. Я уже начинаю. Итак...



Глава 1. От первого лица

*** Позвольте представиться, я - идиот, Сбежавший без всяких причин От криков восторженной челяди, от Пожизненной драки за чин, От дюжины вдов и двух дюжин детей, От почести пасть на войне, От трех гильотин, ста нелепых смертей, От урны в Кремлевской стене, От бюста на Родине, от муляжа В музее какой-то мадам, От пахнущей пивом подстилки бомжа, От джинна по кличке "Агдам", От кепочки мэра, от рясы попа, От свиста меча палача, Тюремного шмона, балетного па, Штандарта, герба, кумача, От права расстреливать десять из ста, От сотого места в строю, От немощной тени на фоне креста, От хлопанья крыльев в раю, От мантии гуру, от клички "козла", От просьбы "Подайте пятак", От финки, что всажена кем-то со зла, От пули, что пущена так, От шпаги, пронзившей порочную честь, От ножен, пригревших кинжал, От яда, петли, да вестимо ли - счесть Все то, от чего я сбежал, И то, от чего мне еще надоест Гонять по земле, где давно Среди миллиардов расхватанных мест Свободно всегда лишь одно. *** Я не раб твой, о, Боже, Да и все мы - не стадо. Этот миф для кого же? Ну, не надо, не надо! Мне заказано место У подножия трона, Но и ты, если честно, Не похож на патрона. До смешного охочий Да на выдумку частый, Не прораб ты, а зодчий, Не пастух ты, а пастырь, Одиноко бредущий По вечернему небу, И тенистые кущи, И земную потребу Вопреки начертанью Променявший однажды На мирские скитанья И духовную жажду, На служение долгу И покорность идее... Не о том ли так долго Ты твердил Иудее? Но и ждущими свыше Не иначе, как чуда Так и не был услышан За молитвенным гудом. И, вторично распятый, Удалился тропою, На которой когда-то Я увижусь с тобою, И воскликну, итожа, Высшей тайны причастен: "Я не раб твой, о, Боже! - Оттого и несчастен..." *** Ну поставьте же крест на моей неуместной браваде! Ну поставьте же крест, не стараясь понять, отчего Я живу и живу с этом миром как будто в разладе, Не спеша присягать мимолетной планиде его. И не то, чтобы сердце сковала проклятая леность, И не то, чтобы резала бок, не жалея, шлея... Просто, миру умея простить очевидную бренность, Не желаю признать, что вот так же истлею и я. Да, я вечен, как жид, как огонь, и как кризис в России! Да, я снова и снова твержу, что вовек не умру, Приходя вновь и вновь в Ваши сны из полуночной сини, И опять и опять превращаясь в туман поутру... Что с того, что не слишком удачен, невечен, непрочен Этот мир, сотворенный из наспех подобранных слов?! Он не очень красив и немолод, зато - непорочен От наземных твердынь до небесных ажурных основ. Те же, кто приносили ему то ли дань, то ли жертвы, И поныне лежат на ступенях его алтаря. И уже не сказать, то ли живы они, то ли мертвы, То ли мир пошутил, бескорыстно бессмертье даря. Но я вечен, как жид, как огонь, и как кризис в России, Но я снова и снова твержу, что вовек не умру, Приходя вновь и вновь в Ваши сны из полуночной сини, И опять и опять превращаясь в туман поутру... *** Нет, я живу не так, не так - Не лучший муж, неверный сын, И неразменный мой пятак Теперь не больше, чем алтын. Нет, я пою не то, не то, По вдохновению и без, И в этом новом шапито Играю старый полонез. Нет, я люблю не тех, не тех - Ценитель душ, противник масс, Дитя возвышенных утех На фоне клоунских гримас. Но если б только мне уйти Из этих стен туда, туда, Где философия пути Прости, как пресная вода, Где, своевольна и быстра, Река пронзает ткань лугов, Где запах дальнего костра Милее запаха духов. Сквозь бездорожие и тьму, Неясной силою несом, О, как бы я бежал к нему, Когда бы то - не сон, не сон... *** Не просите быть любезным - Не подам вам ни гроша - От стояния над бездной Пообветрилась душа. Не просите быть хорошим, Благородным удальцом - Ежечасно видя рожи, Не обвыкнуться с лицом. Что-то сердце стало глухо К благодати и добру: Дайте мне с размаху в ухо - Я вам оба оторву!.. *** Я смертельно устал, Я в пути уже многие мили, Я иду день и ночь По векам, племенам и мирам. Я - неведомый вам Невредимый невидимый киллер, Что избавит в момент От старения, боли и драм. Этот скоро умрет, Этот станет бессильным калекой, Этот просто устал От печалей и бед без конца. Я приду в свой черед - Добровольно врачующий лекарь, Вместо суетных клятв Верный вечному слову творца. Не ищите меня, Не препятствуйте мне и не льстите. Я понять не могу Вашей тяги к предсмертным торгам. Я - не знающий ложь Неизбежный неистовый мститель, Воздающий сполна И клевретам своим, и врагам. И на всех языках - От аварского до суахили - Мое имя звучит Как надежда на лучший итог. Я - неведомый вам И целитель, и мститель, и киллер, Я - неведомый вам Непонятный непонятый Бог... *** Который век нам спорить суждено. Который век все яростнее речи. Откуда мы - не все ли нам равно, Чем лучше Синегорье Междуречья? Кто пращур наш - Сварог иль Иисус? И как нас звать - Славяне или Русы? Ответит всяк на свой капризый вкус, Но как порой разнятся наши вкусы! Кто говорит - нам много тысяч лет, Кто говорит - одно тысячелетье. Иной речет - мы пасынки планет, Иной - о, нет: обещанные дети. Нас назовут нездешним "Иоанн", Лета сочтут по шрамам и морщинам, И до поры погрузится в туман Наш давний спор без толка и причины. Мы - те, кто есть, а что до остальных - Не им судить о наших русских спорах, Им - тени стен, бетонных и стальных, А нам - ветра на северных просторах. Мы - те, кто есть. Иного не дано. Так отчего, оттачивая речи, Который век нам спорить суждено - Чем лучше Синегорье Междуречья?.. *** Я помер (Господи, прости!). Лежу в гробу, весь в черно-белом. Лети, душа моя, лети! - Я был тебе не лучшим телом. Я изводил тебя, как мог. Взять даже внешность, например хоть: Подслеповат и кривоног, К тому же - кариес и перхоть. Добавим волосы в ушах И скарлатину в раннем детстве... Едва ли ты, моя душа, Мечтала о таком наследстве!.. А я все жил (каков подлец!), И нате - помер благородно... Душа, пойми ж ты, наконец - Теперь свободна ты, свободна! А то ведь я еще блудил И тешил водкою утробу... Так что ж ты плачешь на груди И причитаешь подле гроба? Лети, душа! Отверзта клеть. Исчезли прежние оковы. Ты плачешь - некуда лететь?.. А ты найди себе другого! Зайди на сайт, слетай в кабак, Сходи на бал "Кому за тридцать". Ну сделай этот первый шаг, Не то - увязнешь во вдовицах. Но не подумай повторять Ошибок прошлого удела И не влюбляйся вдругорядь В свое потрепанное тело!.. *** Ну же, люди, я - здесь, Невесомый, как дымка лесная, Из греха и любви Я пришел, а вернее - возник. Та, в которой я есть, Ничего обо мне и не знает, Но узнает вот-вот - Через день, через час, через миг. Но я все-таки есть! И на вами неслышимой ноте Я еще не пою - Источаю молитву свою: Через сорок недель Вы меня как-нибудь назовете... Назовите меня! Как-нибудь, как придется - молю! Но я все-таки есть! И, пока я еще не за бортом, Я взываю не к вам - А, скорее, к создавшему вас. Что за глупая честь - Зваться гением лишь до аборта! Что за пошлая казнь - Умереть, не открыв даже глаз! Позовите меня! Пусть я стану и толстым, и лысым, Пусть я стану хромым Или подслеповатым чуть-чуть, Но я буду судьбой В эту книгу однажды записан... Позовите меня! Назовите меня как-нибудь!.. *** Не поднимайте головы! Не отрывайтесь от закуски! Я не поведаю, увы, Вам ровным счетом ни черта, Что бы не знали вы досель, - Лишь поприветствую по-русски Вином, похожим на кисель, И водкой, пресной, как вода. Не принимайте нас всерьез! Мы - словоблуды, лицедеи, Рабы давно забытых грез, Красивых женщин и вина. Мы - повелители умов, Но не носители идеи, Что к нам приходит из томов Толстого или Куприна. А время бьет наверняка, И ночь потворствует потерям, И снова красная река В слезой оставленных глазах, Но если мы уже в пути, И если мы во что-то верим, То это Нечто не найти На рукотворных образах. Мы не нарушим царство их, Но и пленимся им едва ли. Мы разойдемся при своих, Смывая святость или грим, Но все конечно же не зря, И то, что мы недосказали, При свете нашего огня Увидит новый пилигрим... *** Не спешите вывешивать стяг победный, Будто нас не осталось на этом свете: Мы еще не накрылись посудой медной, Но уже подписали свое бессмертье. Прокуроры вы наши и меценаты, Повелители бизнеса и искусства - Вы еще нас растащите на цитаты И расставите по миру наши бюсты. Да, вы слепы сейчас, но, прозрев когда-то, На похмельном пиру ли, на постной тризне, Превратите в момент в имена и даты Наши ставшие вашим гешефтом жизни. И не надо вам ныне глядеть игриво, Дескать, что они могут, юнцы-амебы, Вы еще нам поклонитесь в хвост и в гриву, И еще нас прославите, хоть у гроба, И еще нам споете свои стихири, Приглушив на минутку все "хали-гали", Похоронные хари склонив, как гири, Харакири не сделав себе едва ли, На скрижали навесив брюнетку-ленту, Наши строки завоете дружным хором, И, провидя весь ужас сего момента, Мы живем втихаря и умрем не скоро...

Глава 2. Кровью душ по глади судеб

*** День за днем, за часом час Было так и вечно будет - Наши книги пишут нас Кровью душ по глади судеб. Нашим книгам не впервой На болоте этом жабьем Увлекать нас за собой Камнем или дирижаблем. Наши книги нам не льстят, Верно - знают себе цену, И вовеки не простят Ни халтуру, ни измену, Словно мы не други им, Вечно держат на прицеле И ревнуют нас к другим, Что написаны доселе. И пока недвижна твердь, Эту власть дано иметь им И дарить нам жизнь и смерть, И бессилье, и бессмертье... *** Легко писать, когда ты нищ, Когда ты сир и худ, Когда ты небу - словно прыщ, И обитатели кладбищ Тебя к вечерне ждут. Легко писать, когда сума Свербит, как ореол: И нищета - почти кума, И ты почти сошел с ума, И все же - не сошел. Легко писать, когда ты пьян, И мысли далеки: Лишь знай - гляди себе в стакан И счет веди, как истукан: Две стопки - три строки... Легко писать, когда болезнь Съедает плоть и взор: Сама собой сочится песнь, И лезет с арией "Аз есмь!.." Настырный кредитор. А напиши-ка ты с мое, Когда всего - сполна, И есть работа и жилье, Друзья и даже - е-мое - Любимая жена!.. *** ...А время бросает нас дальше и дальше, И падает жизнь, как подстреленный вальдшнеп. И, радостно воя и вытянув выи, По следу подранка несутся борзые. Чьей будешь ты стаи - от птичьей до бычьей - Едино смиришься и станешь добычей. И вжикает жига, и ахает хота - Охота, охота, охота, охота. Охота нам биться - с собою, с другими, Во славу, за ради, на благо, во имя. Мы небо до боли крестили мечами И в битве с собою совсем измельчали, И в битве с собою почти победили, Да сделали шаг - и очнулись в могиле А где-то пообочь, по тропам проталым Влачились достойные нас идеалы. И путь был расписан от точки до точки, От стыдной болезни до пьяной заточки, От драчки за злато какой-то там пробы До им же в итоге расшитого гроба. И выбраться, что ли, наружу из ям бы, Да знать - не судьба, и - к хорею тут ямбы!.. *** Пой, музыка, пой, музыка, Паясничай, но пой! По тропочке по узенькой Веди над пустотой! В молчании ли, в шуме ли, Вызванивай мотив Во славу тех, кто умерли, На благо тех, кто жив! Пой, музыка весенняя, В которой на века - И шума наваждение, И Шумана строка. Пой, звонкое высочество, Для коего равны И Баха одиночество, И баханье волны. Пой, музыка служивая, Растапливая кровь, А коли будем живы мы - Споем друг другу вновь. И праздничное марево Обнимет небосвод. Пой, музыка, наяривай, И час, и день, и год. Пой, музыка нехитрая, Не ради, а за так В краю, где горе - литрами, А радость - на пятак; В краю, где редки музы, ну А демоны - толпой... Пой, музыка, пой, музыка, Паясничай, но пой!.. *** I will speak daggers Hamlet Я скажу вам со всей откровенностью: Разговоры о будущем - вздор. Даже звезды своей неизменностью Раздражают наш сумрачный взор. Что нам вехи, пути траектории? Не стесняясь решительных мер, Повороты библейской истории Мы на свой перепишем манер. Здесь не быть Исааку с Иаковом. Здесь Иуду объявят Христом, Здесь проклятие ляжет на всякого, Кто не стал ни рабом, ни хлыстом. Здесь уже не нужны провожатые В лабиринтах наследственных пут: Наши дети, по пьянке зачатые, Наших внуков по пьянке зачнут. Здесь подняли престиж подаяния, Здесь за маской не видно лица, Здесь грешат под зонтом покаяния Без конца, без конца, без конца... *) Я буду говорить резко. - Гамлет *** "...проза и поэзия пополнилась именами, появился многообещающий подрост" С.Михалков, речь на YII съезде СП РФ Я и рад сказать всерьез - Было б настроение... На Парнасе - опорос, Гнусное явление. Стало тесно кораблям В творческом фарватере - Наплодились тут и там Дети общей матери, И строчат навеселе, Не нуждаясь в поводе, Городские - о селе, Сельские - о городе. Кто глядит пророком вдаль С оптимизмом нытика, Кто толкует про мораль С носом сифилитика. Та поет о море грез - Что жует магнезию. Как посмотришь - жаль до слез Мать ее, поэзию. Там титан титана бьет, Будто ворог - ворога. А копнешь - один помет, Хоть зови кинолога. И плывут на белый свет Строки нудной повести: С голодухи - о судьбе, С выпивки - о совести. Лишь Парнас наводит грусть - Ни единой личности... Где б найти особый дуст - Против поэтичности? Я на всех языках замолкаю. Баста! Я могу написать то, что вы хотите - О народе хмельном, о масонских кознях, О прокрустовом ложе больших событий, Но излечит ли это от нашей розни? Я могу написать так, как вам угодно, Поелику надысь проработал Даля И могу староязом чиркать весь год, но Вы за эти стихи и гроша б не дали. А еще я могу торговаться долго, Свой рублевый талант продавая за сто, А теперь ради Бога и ради долга Я на всех языках замолкаю. Баста! *** Конечно - дуэль!.. Ах, какое красивое слово! Почти - "этуаль", Или, может быть, "тю э си бель"... Да, он не хотел Сказать ни дурного, ни злого, Но - все решено, И в итоге, конечно, дуэль! Конечно - дуэль!.. Теперь и не вспомнить, кто начал Тот спор ни о чем, Чей итог знали все наперед. Скучающий свет, Лишь о нашей дуэли судача, Уже заключил Пари, кто назавтра умрет. Проклятая честь!.. Ах, как трудно из рамок приличий Во имя святого Уйти, хоть на миг, хоть на час! Мы с ним не враги; Он мне даже вполне симпатичен, Но - все решено, И оружие сбоя не даст. И будет вино, Словно кровь непокорная литься, И будет иных Пьянить благороднейший хмель. Нелепый вопрос - Не угодно ли нам примириться... Да мы-то при чем? ВЫ хотите - так будет дуэль. Да будет дуэль Фавориткой любовных романов Кружить по земле, Поседевшей от стольких утрат! И скучен поэт, Не ушедший красиво и рано, И жалок эстет, Повернувший трусливо назад. Да будет дуэль Трофеи считать не лениться, Да будет земля Пухом тем, кто вкусил этот шик, Да будут на ней Среди прочих ремесел цениться Слуга, оружейник, Юрист, секундант, гробовщик... ------------------------------------------------ *) Etoile - звезда (фр.) **) Tu est si belle - Ты так прекрасна! (фр.) *** "По утрам сизовеют на травах свинцовые росы..." "Это прямо под сердце с пригорка пахнуло крушиной..." "Звезды в небе потухали гуще" "Рябина красная взойдет..." "Кричи, рябинушка, кричи!" (Вал. Сорокин) ...Я увидел наверх - Звезды в небе потухали гуще, Заалела трава, Зеленея в лиловой глуши, И рябина взошла, Соорудив еловые кущи, И, слегка пожелтев, На меня наорала - "Пиши!.." Я хотел написать Про свое босоногое детство, Но не хватило слов Для моих гениальных задач. Что ж мне делать, еси? И я вспомнил давнишнее средство, Что от кашля надысь Мне в очках присоветовал врач. Я негромко стоял, Любоваясь духовной вершиной. Пой, рябинушка, пой! Для меня и свинья - соловей. Эх, была - не была... И с Парнаса пахнуло крушиной, А потом и другим, Что, как водится, связано с ней... Письмо "оттуда" Итак, привет тебе, Май Далинг! Прошел уж год с тех пор, как я Уехал прочь от тех развалин, Где протекала жизнь моя. Ну что сказать тебе сумею На этом бланке в сорок строк? Я-таки раньше был евреем, А ныне - русский, видит Бог! Теперь живу я на Бродвее, Но тянет более в Элей: В бродвейских пабах много геев, А я пока еще не гей. С утра я делаю свой фитнесс, Затем имею скромный ланч. Налажен быт, надежен бизнес, Под сенью загородных дач Ютятся кактусы и канны; Садовник - просто молодец, А сердце просит, как ни странно, Большой соленый огурец... Но я отвлекся... В мире этом, Куда я рвался из Руси, На все права одно лишь вето: Ты беден? Бог тебя спаси! Да ничего. Пока спасаем Я странным ангелом своим, Что вел меня в Ерушалаим, И я попал в Ерусалим. Там всюду солнце, вечно лето, И есть условий для житья, Но изобилие при этом Таких мазуриков, как я. И я сбежал от них скорее, Призвав уменье и талант, И вместо старого еврея Стал новый русский эмигрант, Что весел редко, смотрит браво, Упорно учит новый гимн И чтит свое святое право - Топтать других и быть другим, Сгибаться пред стоящим выше, Того, кто ниже, оскорблять, А сердцу хочется услышать, Что президент - такая... Жаль, Мой бланк, похоже, исписался И вышел вял и бестолков. Увы, дитя, я потерялся Среди пяти материков. Ну вот и все... Привет всем нашим. Прости нелепое родство. Гуд-бай, дитя, учи свой Рашен. Я напишу на Рождество... *** Мимо ЦУМа, мимо ГУМа ли, Мимо старого Кремля Я иду себе и думаю - Как загадочна земля! Все с ней что-то приключается Непонятное уму... Вот сейчас Луна качается. Интересно - почему? Покачается да скроется До вечерней до зари. Вот сейчас фонарь расстроился. В смысле - стало его три. Оглушает, душу радуя, Полнозвучие начал... Вот сейчас я мордой падаю... Нет, смотрите, не упал! Сердце рвется во все стороны, И душа выводит гимн. До чего же это здорово - Не мешать одно с другим!.. *** Крикнул "Боже всемогущий!" - Тишина. Только вымолвил: "О, дьявол!" - Стук копыт. Неужели вездесущий - Сатана? Неужели Вседержитель позабыт? Крикнул "Боже, помоги мне!" - Не помог. Крикнул "Выручи, лукавый!" - Сразу "Что-с?". Вот и думай - что за гимны Грянуть в рог? Кто у нас сегодня главный - Бог иль босс? Крикнул Богу "Разуверюсь!" - Ухнул гром. Крикнул Дьяволу "Отважу!" - Хохоток. И такая, право, ересь - Все кругом, Что с набега и не скажешь - В чем он, Бог? Отзовитесь, кто сомненьем Не гоним! Как прикажете Свою наладить жизнь, Чтоб униженно не бегать За одним И при этом без другого Обойтись?..

Глава 3. Свет и ток

*** На закате, как в мираже, Небо - синего синее. Я убью того, кто скажет: "Это - лишь закон Релея; Этот цвет - лишь преломленье Кванта света слоем пыли..." Вы, постигшие ученье, О возвышенном забыли?.. Разве кванты и частицы Сердцу юному ответят, Что кричит ночная птица И поет бездомный ветер? Солнце - только сгусток плазмы, Небо - только пленка пыли... Ускользнем ли через лаз мы Из сетей, что сами свили?.. *** Мне непонятна ностальгия Грошовых строк. Я - проводник, моя стихия - Не свет, а ток. Я обречен служить, быть может, Десятки лет. А человечеству дороже Не ток, а свет. А человечество стареет, Но что мне срок? Я - проводник, меня согреет Не свет, а ток Мой посох в Лете не оставит Приметный след. Я - проводник, меня прославит Не ток, а свет. Но от прижизненной короны Хранит Господь, И снова сонмы электронов Пронзают плоть. Один порядок ими правит. Лишь он - мой Бог... Я - проводник, меня расплавит Не свет, а ток. *** Я вас очень прошу - Почитайте за высшую мистику То, что сходит туман На земную нагретую грудь, То, что розов закат, То, что год облетает по листику, Каждым сорванным днем Осеняя невидимый путь. Полагайте всерьез, В листопад намечая желание, Что упала звезда, А не мелкий космический сор, Что злодейство найдет Не раскаянье, так наказание, И обманется лжец, И десницей поплатится вор. Говорите взахлеб, Как дитя, каждой мелочи радуясь, Что кромешная тьма - Это сказка для сытых господ, Что любая гроза Неизменно таит в себе радугу И что каждая ночь Разобьется о новый восход. Не спешите сказать, Красоту убивая гримасками, Мол, наука давно Объяснила твои чудеса. Я вас очень прошу - Пусть хоть это останется сказками, Неземными, как свет, Недоступными, как небеса. *** Послушайте, маги, не скучно ли - пылью Развеивать жизнь, голытьбе на потребу?! Рожденному ползать пришейте вы крылья: Пускай причастится огромного неба. Да, он не взлетит, распугав трясогузок, Но только представьте, от радости млея: Ползет он, по гравию чиркая пузом, Крыла за собою вздымая, как веер. Воскликнут зеваки: "Не чудо ли это?!". А вы продолжайте творить увлеченно: Добавьте ума знаменитым поэтам, Добавьте души знаменитым ученым. Верните дежурного кролика в шляпу: Вам ближе планида иного покроя. Добавьте удачи шальному арапу, Добавьте веков Карфагену и Трое. Пишите же, маги, счастливую повесть Из жизни планеты, не ждущей итога. Добавьте циана пропившему совесть, Пока он не стал имитировать Бога, Пока он не дернул ладонью холеной За ручку, гашетку, за красную кнопку, Пока, бликом славы своей ослепленный, Он мир не отправил в военную топку. И все поразятся - "Уж маги - так маги! Да что там - МАГИстры чудесной науки!". И в дальнем ауле, и в ближнем продмаге Вам тут же простят ваши прежние трюки. И жители хижин, хрущоб и высоток Вам будут отныне горланить "Осанна!", Хоть ешьте вы шпаги, пилите красоток, И делайте все, что Богам не по сану... *** Здравствуй, яблоко, я - Ньютон. Я такой, как ты - зеленый. Погляди же хоть минуту На меня из тени кроны. Вот стою я под тобою, Важно свесившимся сверху С непокрытой головою, Что хранит парик и перхоть. Позабудь о прозябаньи, И наступит покрасненье У тебя - от созреванья, У меня - от вдохновенья. И, довольные безумно, Унесем дорогой разной Я - фингал на морде умной, Ты - пятно на попе красной. Наши спутные судьбины Разойдутся, верно, завтра, И меня - коню на спину, А тебя - свинье на завтрак. Не печалься, друг древесный! Ты - герой счастливой сказки. Мы б остались неизвестны, Если б я в тот день был в каске... *** Я говорил ей: "Мы - электроды. Мол, ты - катод, ну а я - анод. А от анода к нему, к катоду Поток свободно пойдет, пойдет..." Я говорил ей: "Мол, мы - частицы. Ты - электрон, ну а я - протон. Дай прикоснуться, дай причаститься, Дай зарядиться о твой кулон." Я говорил ей, склонясь в поклоне, Об энтропии земной глуши, О резольвенте, брахистохроне И экстремали моей души. Она сказала: "Не надо свиста!" Ну почему бы ей не понять, Что я не тормоз, а лишь резистор, И попросил бы не оскорблять. Я говорил ей: "Духовны раз мы, Должны быть выше мирских оков, И инфузорий, и протоплазмы, И этих, как их?.. Ну, дураков." Она сказала: "Уменьши громкость!" Я не уменьшил, и, теша спесь, Она, зараза, разбила емкость И повредила мой интерфейс...
Дата публикации: 14.10.2010,   Прочитано: 2469 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды