· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Кольцова-Царева Екатерина

Стихотворения



***

Улетело горлицей
Что-то, не понять…
В опустелой горнице
Я одна опять.

Горькою печальницей
Будет плакать мгла:
Жёлтою купальницей
Загрустит земля.

Скоро слёзы-звёздочки
Ярко прогорят,
Спеленаю душу я
В траурный наряд.

В мире ж не изменится
Ничего опять.
Но... умчалось горлицей
Что-то... не понять!.. 





Вышло наоборот

Упругим парусом лёгкий тюль
В безмятежном летнем окне…
Не много ли нынче резиновых пуль
Выпущено по мне?

Под  лампой слепою в глухую темь
Синякам потеряла счёт.
Злой рок сразить наповал  захотел,
А вышло наоборот.

Не стала носить я тяжёлую бронь
И гнуться не стала долу,
И тайны тогда мне поведал огонь
В глухую тревожную пору.

И облачко, робко спустившись с небес,
Окутало пледом плечи,
И песни пичуг подарил щедро лес,
И сном убаюкали свечи.

Спасибо судьбе: с целым миром на ты,
Не одиноко мне.
И прячут улыбку за тюлем цветы
В безмятежном летнем окне… 




Ворота
 
Сыплются слёзы черёмухи
В спокойное зеркало вод…
Что же стоишь ты иноком
Около новых ворот?

Знаю: все беды отмолены,
Всё (без меня!?) прощено.
Только вот доски просмолены
На новых воротах давно.

Старые ж - с осени брошены,
Где безымянный ручей,
Где мною быльё не скошено,
Где мостик уже ничей…




***

Я  знаю, не сброшен звонницей
На землю последний звук. 
Сижу у стола затворницей,
Склоняю съестное - "лук".

Бежит "пищевою" строчкой
По белой канве, спеша, вязь,
И рифмочки, встав на носочки,
Глядят в черновую грязь.

Досадно поджавши губки,
В надежде откинув вуаль,
Ждут нервно мои голубки
Два слова: любовь и печаль!..




Странности рая
 
Улиткою - быстрые ноги,
Свирелью - молчание уст…
Романс на развилке дороги
Мне ветер поёт златоуст.

Поёт о загадочных странах,
Где пенный морской прибой
Не сводит с ума капитанов,
Поэтам внушает покой,

И где живописец, скучая,
Кидает ненужный мазок…
Подальше от странностей рая
На камни тернистых дорог!..




***

По бездонному чистому куполу
Белоснежная вязь облаков.
Ими солнышко нежно опутано
И ликует средь лёгких оков.

Заплутавшись в садах преднамеренно,
Улыбаясь, он путы не рвал…
Ангел - справа который - уверенно
"Свет в окошке", смеясь, написал!..




Я и Печаль
 
Одурманило майскою вьюгой
В лунном блеске задумчивый пруд…
На скамейке вдвоём с подругой,
Что Печалью люди зовут.

Обняла меня нежно за плечи -
Шёлком кожи рука холодит:
"Вытри слёзы, готовься к встрече:
Вон с улыбкою Радость летит!.."




***

Смотрел в глаза, слегка прищурив взгляд,
Пытливо, дерзко, юно и отважно;
А что в душе - иль грамм, или карат -
Я поняла: тебе совсем не важно.

Всего лишь взгляд  нежарких, в общем, глаз,
А сколько сплетен, толков, пересудов!..
...И всё напрасно: лёгкая остуда
Залила быстро сердце в этот раз…




***

Облака в оконце
Лебедями стали,
Улыбнулось солнце
Лебединой стае.

Спешно и сторожко
По небесной ниве
Солнечной дорожкой
Вдаль плывут лениво.

Лебединым пухом
Устлан к счастью путь,
Крикну: "Заберите
И мою вы грусть!

С ваших крыл напасти
Сдует ветер вмиг,
Станет песней счастья
Лебединый клик..."




Убегающее сердце

Не тревожа воды полотно,
Проплутавший во тьме лунный свет
Осторожно упал на  дно
На сто, двести иль тысячу лет.

Это в горьком экстазе луна
Схоронила там сердце своё,
Каждый вечер по небу одна
Надо мною печально плывёт.

Вот сердечко!... Как близко лежит...
Наклонюсь и возьму в ладошки.
Но... упрямое резво бежит
По серебряной лунной дорожке. 




Песня свеч

Утонуло небо
В сумеречной мгле,
Тихо заструился
Огонёк в окне.

Песня запоздалых
Двух печальных свеч
Словно дымный отблеск
Двух последних встреч.

Каплями надежды
Плачет ярый воск,
Я ль не наводила
В стылом доме лоск?

Я ли не топила
Печи докрасна?
Я ли не румянила
Белого лица?

Что же в жёлтой раме
Так неверен взгляд?
Почему поспешно
Повернул назад?

Почему другая,
Лишь кивнув слегка,
В рощу заманила
Милого дружка?

Смоченных слезами
Горьких "почему?"
Так и не осмелюсь
Я сказать ему. 




Залётная птица

Лист осенний ворвался в окно,
На раскрытую сел страницу.
Расстелю я души полотно,
Приманю я залётную птицу.

Будет песни забытые петь,
А неволить её не стану,
Суждено будет ей улететь,
Я тихонько раскрою раму. 




Кастальский ключ

Окропили живою водой
Землю тёплые нити дождя,
За своей путеводной звездой
Я последую, путь обретя.

И блеснёт вдалеке мне на миг,
Свято тайны чужие храня,
Чистотою прозрачной родник
В синеве восходящего дня.

Средь играющих струй, в глубине,
В золотой и звенящей тиши,
Зовом сердца откроется мне
Мир моей потаённой души.
                          23 июня 2010 года 




Рождение песни

Ну вот и расстались с тобою,
Мой звёздный, мой ласковый принц,
С другой ты теперь под луною
Ждёшь отблеска дальних зарниц.
Другую целуешь ты нежно,
Другой теперь даришь цветы,
И тонет бедняжка в безбрежном
Пустом океане мечты.
Нисколько её не ревную,
Напротив, мне искренне жаль,
Что сменит мечту голубую
Тоски и печали вуаль.
Что робко незваные слёзы 
Не раз затуманят ей взгляд,
Что скоро весенние грозы 
Спуститься с небес повелят...
...Но всё же  дуща, примирившись, 
Под скрипом пера будет петь.
И песня, однажды родившись,
Невольно сердца будет греть. 





Гармонист
              
Разлит по лазурному куполу
Призывной весны пересвист,
Калитка ещё не стукнула,
В пути ещё твой гармонист.
И зайчики - детки небесные,
Играют, не зная тревог,
Тихонько на белой скатерти
С повидлом ликует пирог.
Лишь только  гудки пароходные
Тоскуют на быстрой реке…
Придёт он к тебе по-походному:
С пустою душой, налегке.




Чужая

Я - за порог. А там... весна!
Задорный джаз гремели птицы,
Раскрыло небо ото сна
Лазурных глаз своих ресницы.
Как ослепляет солнца всплеск,
И как легко играют тени!
На горизонте франтик-лес
Застыл от неги и от лени…
Но то... причуды февраля.
Он кутюрье! Какие моды!..
Такой чужою я была
На этом празднике природы… 




***

 Салатная зелень весеннего леса
В волнующей дымке воды,
А где-то за тайной эфирной завесой
Есть прелесть какие сады!
Душистых магнолий прохладные тени
И роз без шипов хоровод,
В разумных трудах, без забот и без лени,
Живёт занебесный народ.
Живёт, позабыв про ретивое сердце,
Не ведая тайных мук…
Не надо садов мне заоблачных, вечных,
Оставьте мне сердца стук!..




Натуралистка

Ливнем льёт хрусталь небесный
Свет оранжевый на луг,
Было прозой - стало песней
Освещённое вокруг.

Подмигнул ромашке смело
Востроглазый василёк,
Робко кашка заалела
На лужайках вдоль дорог.

Перунову великану*,
Позабывшему покой,
Вон рябинка, улыбаясь,
Машет трепетно рукой.

Нежный жаворонка посвист - 
Ну, подружка, берегись! -
В окоём наполнил космос
Снизу вверх и сверху вниз.

Для природы жизнь - не скука,
Скучно жить привык наш род…
Я ж сачком поймаю звуки -
И скорёхонько - в блокнот!

*Перунову великану - дубу (дереву Перуна). 




***

Улетело в окно посланье,
С юным ветром умчалось вдаль.
У постели сиделкой Страданье,
А лекарство подносит Печаль;

И подушка от мыслей смята,
Стуком сердца постель горяча,
И полынью мне пахнет мята,
Блеском молний горит свеча...




Голос любви

Тик-так - поют часы,
Тук-тук - им вторит сердце,
Бом-бом - поют басы,
Скрип-скрип - от шкафа дверца.
Поёт весь мир кругом,
Горланит песни лихо,
И каждый голос - гром!..
Лишь у любви он тихий.




Бабочка

Закружило кокон паутинкой,
Хлёстко бьёт его судьба, смотри:
Два комочка - тоненькие льдинки - 
Рвутся из скорлупки, изнутри.
Им бы время в крылья развернуться,
Им сейчас отправиться б в полёт,
Но не рвутся путы, ах, не рвутся,
Только ветром кокон жёстко бьёт!
И ослабло маленькое тельце,
Замер жизни первый робкий звук,
Предвкушая радостное  дельце,
Паутинку дёргает паук.




Уходит вечер неохотно прочь...

Уходит вечер неохотно   прочь,
Земли скрывая грешное обличье...
И вот тот миг! И вот оно -  величье -
Волшебная чарующая ночь!

Благословляя  тьмы и света спор,
Всё утонуло в неге и покое, 
Зажёгся чьей-то трепетной рукою
Мерцающих светил нестройный хор.

В объятьях первозданной тишины,
Струящейся к истокам мирозданья,
Сонм ангелов, соприкоснувшись с тайной,
Незримо славит Бога в вышине.

Душевных струн таинственный мотив
Согласно слился с песнею природы,
И я лечу сквозь прожитые годы,
В безверье веру робко воплотив. 




Сады Семирамиды

    "Сад держится на сводах, в свою очередь поддерживаемых столбами 
    из плит, поставленных друг на друга, как кубики…" (Страбон)

Античность оставила миру в наследство 
Отважность строительной мысли:
В той толще веков, кем-то названной "детством",
Сады над землёю повисли.

Владычице ищет лекарство от скуки
День нынешний и вчерашний:
Ох, как надоели   Дорога Мардука
И Вавилонская башня!..

Парящее чудо - капризам награда.
Тут  пенье искристых фонтанов
В жару освежает шумящей прохладой
И лечит душевные раны.

Здесь пальмовых рощиц тенистые своды
ПоЯт всех медвяной росою -
Оазис блаженства средь пыльной  природы
Раскинулся вдаль полосою.

Поистине рай. Разливается мирра
Из  лон золотистых вазонов,
Где терпкость от белых божественных лилий,
И сладость - от звёзд анемонов.

Изящно-воздушен в саду кипарисном
Здесь сказочный дом наслаждений,
Чарующе-трепетно флейт серебристых
Сладкоголосое пенье.

Восторженных од благозвучных похвАлы
Ласкаются царского слуха,
Лениво качаются в такт опахала 
Из страусиного пуха.

В пьянящей истоме жемчужина мира*
Вселенной затмила сиянье:
Не в силах воспеть и волшебная лира
Алмазных каменьев сверканье.

Пред дивной звездой преклоняется даже
Мудрость свирепого века -
Несметных сокровищ крылатые стражи -
Быки с головой человека….

Падёт ниц заря: восхитительным светом
Син* факел наполнит хрустальный,
И ночь запоёт, дожидаясь рассвета,
Гимн тем садам величальный.

*Жемчужина мира - Семирамида.
*Син - бог Луны. 




Храм Артемиды

  

      "В ночь, когда родился Александр Великий, 
      храм был сожжён. Вероятно, Дианы 
      не оказалось дома"   (Цицерон).

Километрах в семи на восток от Эфеса,
В живописной земле, в благодатном краю,
Где лидийская армия грозного Креза,
Укрощала без боя жестокость свою;

В изумрудно-цветущей долине Каистра,
Под охранною сенью высокой горы,
Полыхал дивный храм от малюсенькой искры,
Чтоб в забвенье уйти до прекрасной поры.

И кружились над ним лебединые стаи,
Болью  в сердце врывался надрывный их клич,
Саван-крылья свои над огнём распластали,
Словно силились горе людское постичь.

А в прохладной тенистой  дубовой аллее,
Обагрённой всполохами грозных зарниц,
Соловьи бесподобно мучительно пели,
Гимном скорби звучала мелодия птиц.

И со страхом взирая на варварство, люди
Ждали мести Отца* за любимую Дочь*.
И пришёл судия, самый грозный из судий -
Небеса содрогнулись от ужаса в  ночь…

Двадцать лет пронеслось над уснувшим величьем,
Безучастным бурьяном порос к храму путь,
Тщетно дождик пытался былое обличье
Закоптелому чёрному лику вернуть...

Колыбельные песни ему пели ветры,
Щедро солнце поило своей добротой,
И родился он снова, как феникс, из пепла,
Чтоб ещё пережить славный век золотой.

*Отец - Зевс Громовержец , Дочь - Артемида  (Диана).




Царевна

Лунной пылью разбрызгалось небо:
Позолотой - узор по  канве;
Лёгким ветром - над рифмой победа,
Стёжкой дальнею - путь не ко мне…

Знаю, там, в терему,  у дороги,
Где не спит до рассвета звезда,
Глупой тенью стоишь у порога,
Труд напрасен: царевна горда.

До тебя ей казались невеждами
Двадцать пять удалых королей,
А вчера потеряли надежду
Девять отроков царских кровей.

Да не спорю: прекрасен как демон,
И твоя молодецкая стать!..
Знаешь, глупенький, все царевны
Выбирают себе под стать.

Для уютной домашней простушки
Принцем всяк, кто красив и богат, 
Кто не знает, как дарят пастушкам 
Рифм волшебных парадный наряд.

Ты ль мечта для капризной девицы,
Той, что  очи туманятся вдруг?
Полно плакаться! знай: ей сторицей
Вдохновенье - надёжный супруг! 




***

Над гибнущей мною валькирии
Тень крыльев могучих раскинули,
Решили привычкам вспять
Тело моё спасать.

"Валькирии, милые птицы,
Душу скорей отнесите
На остров Любви и Добра,
Отмойте её добела
От грязи земной, серой, липкой,
Чтоб встретил Всевышний с улыбкой:
"Лети с добрым ангелом в рай!"
Сказала б: "Отмоленной дай
По-новому, хоть немножко,
Увидеть зарю в окошке",
А после взойду без трудов
Под сень твоих райских садов…"




На голос Поэзии

Раздавлена  низменной ложью,
И в сердце занозой  - укор.
Слетелись  к печальному ложу
Подруги с туманистых гор.

Одна - с омертвелой водою,
Другая - с кастальской, живой.
...Вновь путь мой лежит за звездою 
На голос единственный Твой! 




Рыбалка

Мне сейчас подарком одиночество
И напевы розовой тоски...
В стихотворный омут, что ли, броситься,
Сжав от напряжения виски!..

Мне грузИлом - тень и слёзы прошлого,
Неводом - реалии и сон...
Выловлю я илом запорошенных,
Свежих зарифмованных сомов.

Бьются мелко щучки и пескарики 
В сетках скороспелых новичков.
Я ж удила тоже очень маленьких,
Глупеньких от важности бычков. 




Минотавр

В лиловом мраке притаилась ночь,
В плену у туч печальная звезда,
Никто не в силах больше мне помочь,
Опять стучат по рельсам поезда.

Опять Тезей, забывшись в тишине,
Нить Ариадны выронил из рук,
И мчится зверь неведомый ко мне -
Слепое воплощение разлук.

Возьми же меч, вступи в священный бой,
Чтоб в Лабиринт умчался Минотавр,
Ведь где-то там, под аркою крутой,
В руках судьбы благословенный лавр. 




***

Ты не придёшь… И значит я не зря
Перевернула прошлого страницу,
И отпустила глупую синицу,
И не ловлю в лазури журавля.

Опять передо мною чистый лист:
Как трепетны пера прикосновенья!
Уходят в ночь тревоги и сомненья,
Поёт зарю восторженный солист!..




***

Напою коня,
            накормлю овсом...
Усыплю тебя
            я глубоким сном.
Ты проснёшься вновь
            через много лет,
Там, где стол накрыт,
            там, где ждёт обед;
Где кругом светло,
             и где ясен взор,
Где на прошлое
             уж нашит узор,
И грядущему
             свой готов каркас,
Где нет ругани,
             только хвалят нас,
Где своё ещё
             младо-зелено,
Поучиться  у нас 
             ему велено;
И где старый дом
             милей нового:
В новом доме там
            болят головы;
Где пылает печь
            жарким пламенем,
Где укрылась ночь
            новым знаменем.
И красив узор,
           лучше прежнего,
Но не греет шёлк
           тела нежного.
         



Зарытый талант

           I.
			  
Чистым звуком колокольным
Напоён тот дальний луг,
Где когда-то мне невольно
Напророчил грусть канюк...

Громким клёкотом тревожным
Он округу огласил,
Как ведун седой, безбожно
Искры в сердце погасил.

Быстро плакальщицы-музы,
Дружно выстроившись в ряд,
Совершили над беднягой
Погребальный свой обряд.

С сердцем зло талант зарыли,
Не заметив робкий стук -
Тихо стоном сиротливым 
Огласил он скорбный  луг.     

И не слышат, и не внемлют;
Как печально, Боже мой:
На воздушных  белых крыльях
Возвращаются домой!

Ну а дома дождь-повеса,
Бор, грибочки и пеньки, 
Тихий блеск зарниц над лесом,
В нитях золота деньки…

Клики птиц, трудяга-ветер,
Шум садочков, синь небес,
Сонм мятущихся поэтов,
Кипы сваленных словес.

В общем, дома - воз с коняшкой -
Важных дел невпроворот.
Третий день уже  бедняжки 
Не выходят из ворот.


           II.
						  
На лугу, где  над могилкой
Расцвела плакун - трава,
Отдохнуть присела муза
Из соседнего села.

С лаской взора,  безмятежно
Подмигнула ветерку,
Улыбнулась очень нежно
В сизой  просини деньку, 

Поглядела на дорожку,
Передёрнула  платок 
И погладила сторожко 
Горько пахнущий цветок.

Из кувшинчика отпИла
И склонилась над бедой,
Тихо корни окропила
Родниковою водой.
 
Вот вздохнув, она привстала,
Подняла свой узелок
И тихонько зашагала 
На распутье трёх дорог, 

Чтобы выгнать очень тонко
Из души кому-то  сон...
Чу, проклюнулся  легонько
Из земли призывный стон…

Вот и всё.  И нет в помине
Тех натужных горьких мук,
Чистым звуком колокольным 
Огласился снова  луг. 




В ожидании будущего

Сквозь бисер утренней росы
Светает за окном,
Размерный бег ведут часы,
А на душе - погром -

Смущённых мыслей кутерьма:
"Иль радость? иль печаль?.."
Поди додумайся сама: 
"Иль жаль?.. или не жаль?.."

Махнула прошлому вослед,
И будущее - вот! -
На много зим, на много лет
Меня сегодня ждёт!.. 




***

Ночь лукаво глядит сквозь стекло,
Разметав начернённые брови,
Из камина струится тепло,
Пляшет весело дождик по кровле.

Унеслась вслед за ветром тоска,
Расплелись хороводы печалей...
Только плачет тихонько доска,
На которой детишек качали;

Только шепчет отверженный лист,
Только  тучкам сегодня не спится,
Только воздух и влажен, и мглист,
И кричит растревоженно птица;

И неслышно вздыхает скамья:
О любви тут велись пересуды...
Не скучаю сегодня лишь я,
Блеском лун намываю посуду!

Не смотри же ты, ночь, сквозь стекло,
И не хмурь насурьмлённые брови:
В засыпающем доме тепло
Под напевы дождинок на кровле.




***

Расплескалась грусть в золоте осени,
В журавлиной печальной молве,
В облачках тихоструйных, над озимью
Проплывающих вдаль в синеве;

В ручейке, умывающем камушки
В белоствольном весеннем краю,
В прибаутках о РУССКОМ Иванушке,
Что сам выпил судьбину свою;

В хороводах ромашек, дарованных
Утомлённой июльской порой,
В сокровенности губ нецелованных,
В переплясах с тоской вековой;

В причитаньях метелей над Родиной
О заветных, о лучших деньках...
...Не берёзами пахнет! Смородиной!*
Горек привкус хмельной на устах...

                                   15 июля 2010г.




Вечер над озером

Лаская шёлк озёрных простыней,
В лазури нежной чайкой кружит лето,
А самый страстный из июльских дней
Кладёт к стопам мелодию сонета.

С весла журчит заката влажный блеск,
Лелеет душу ив прибрежных шорох...
Чу!.. Звон стекла и брызг алмазный порох:
В осколках солнца карасиный всплеск!

Наканифолив новенький смычок,
Комарик струны пробует на скрипке,
На островке малиновом сверчок
Руладит гимны вечеру с улыбкой...

Но слаще  нет многоголосья птиц
Перед спектаклем царственных зарниц!

                                             20.07.2010. 




Голос рока, а также страх и дерзновение Хомы Брута

               "Кажется, как будто что-то другое воет, это не волк", - сказал
                Дорош.  Явтух молчал. Философ не нашёлся сказать ничего".
                                                       Н. Гоголь. "Вий". 

Смахнёт с лица дорожный пыльный грим
И у судьбы на тоненьком  пороге
Уляжется угрюмый пилигрим,
Блаженно протянув босые ноги. 

Чуть отдохнув, разложит  не спеша
Он на соломе ветхие пожитки
И, словно озорного малыша,
Погладит нежно гладкий корпус скрипки.

Затем смычком коснётся лёгких струн -                           
И первый стон... и вдохновенно лира,
Как о печальной двойственности лун,
Поведает о двойственности мира.

Как сладостен... как жуток каждый звук!
В нём боль стенаний дантовского ада,
В нём тайна отрешённых смертных мук,
В нём пир чумной - забвению награда!..

Из вечности   вливаются  в века
Холодным сном тревожные мотивы,
Ломает рок, как вешняя река,
Смятенных судеб тоненькие ивы.

В дни испытаний - порожденье Тьмы,
Итог безумного грехопаденья -
Столикий рок...  У роковой черты
Не мы ли замираем  в упоенье?..
 
                      ***
Не так ли ты, философ Хома Брут,
Изведал прелесть той бесовской трели?
Красавица и посинелый труп -
Вот суть глотка сомнительного зелья.

Непостижим, текуче-вездесущ
Встал пред тобою грозный облик Вия.
Так одинок, трагичен и ...могуч,
Ты... увлечён таинственной Стихией.

Ты силой духа Фауста сразил
В своём стремленье  жадно слиться с роком,
Постичь гармонию прекрасно-страшных сил
Задолго до отмеренного  срока.

Так  почему же гибель - твой удел?
За что тебе судьбы слепая участь?
Зачем взглянул за жизненный  предел,
Борясь с собой, и радуясь, и мучась?..

Ты не обрёл в своей душе Творца:
Звучало дико в Храме Божьем Слово.
Лишь с Утра ночь сняла свои оковы,
Разрушилась и магия кольца...

На зорьке вновь, смахнувши пыльный грим,
Но на другом на тоненьком пороге
Уляжется угрюмый пилигрим,
Блаженно протянув босые ноги.

Чуть отдохнув, разложит  не спеша
Он на соломе ветхие пожитки
И, словно озорного малыша,
Погладит нежно гладкий корпус скрипки...

                                 23.07.2010 г.
                                              



***

Меркнет свет белёсый за окошком,
Стелет ночь лавандовый  покров.
Юркнул вечер серенькою кошкой
В подворотни сумрачный альков.

Дышит небо хрипловато-влажно, 
Землю захлестнул седой туман,
Где-то заунывно и протяжно
Воет расходившийся полкан.*

Задремали вётлы у забора;
В тёмный мир, без края и конца,
Посылай, гармошка, переборы,
Заглуши мелодию "певца".

полкан* - здесь: синоним к слову "собака"




Пять картин

Розовых мыслей лукавое племя
Кисть и клише подарило на время.
Краски возьму - и под сенью куртин
Вмиг нарисую пять новых картин.

Алые зори, жемчужные росы,
С запахом пряным сенные прокосы,
Ясного неба лазоревый цвет -
Сохнет для утра парадный портрет!

Ветер ласкает верхушку берёзы,
Гладит бутон раскрасавицы-розы,
Тихо играет с листвой тополей...
Может, дневные картинки милей?

Летнего вечера яркие тени
Всё утопили в блаженстве и лени.
С томною негой приходит заря,
Холст обряжая в огни янтаря.

Ночь-чародейка расставила свечи,
Бархаткой лёгкой легла мне на плечи...
Ах, я забыла туман над рекой! -
Вот и ночной безмятежный покой!

Мысли порхают, как в поле стрекозы,
Славно рифмуются козы и лозы...
Миг - и сверкает (без пыльных рутин!)* 
Пятый шедевр под приютом куртин.
                                   
                            апрель 1993г., 30.08.2010

* Рутина - мн.ч. нет; рутин (ирон.) - авторский неологизм.  



Дата публикации: 13.10.2010,   Прочитано: 2406 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды