· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Баша Виолетта

Занавесилась туманами Русь



Занавесилась туманами Русь

Я сегодня жгу мосты, ну и пусть, 
И с судьбою в споре вышла ничья. 
Занавесилась туманами Русь, 
Загрустила у святого ручья. 

И веселых песен здесь не поют, 
Где ж вы, курские мои соловьи? 
Я б оставила московский  уют, 
Да не пустят меня думки мои. 

Крепко горечью нап`илась. До дна, 
Только дно темно да ил у реки, 
Не упасть бы - день как ночка темна, 
Заберите меня в степь, васильки. 

А под Курском  - разноцветие  трав 
Разметалось по полям  на ветру. 
Ангел мой, ты был, конечно, неправ, 
Не оставив мне приют на юру. 

Да и все мы нынче мечемся, как 
Мотыльки вокруг лампады времен. 
И пытаемся то эдак, то так 
Выжить, комкая обрывки знамен. 

И у речки Сейм вода уж не та - 
Не прозрачная и мелкая гладь. 
Впрочем,  видно, всё - пустая мечта, 
Снова речку хоть во сне увидать. 

Там, где бродит мое детство в репьях, 
Да в кувшинках, что по пойме цветут, 
Полюбила я навек соловья, 
Курским  посвистом  его нарекут. 

И живу я у столицы в плену, 
Ну а вы - вы разве нынче вольны? 
Взять бы хлеб, да за кусок проклянут, 
На куски разрезав сердце страны. 

Разворочено, разбросано. В прах 
Затоптали домик мой на юру. 
… 
Заблудиться бы сейчас в ковылях, 
Разметавшихся в полях на ветру… 

16.08.09 




А в России тихо как на погосте

Нет во мне давно ни слез и ни злости, 
Лишь озноб да  пепелище  до неба.   
А в России тихо как на погосте, 
Заблудился Бог - сыскать тебя где бы? 

Что ж покинул ты нас,  тихий мой, добрый? 
Посмотри, еще мы живы, но скоро 
Ты пошлешь с небес последней дорогой 
Луч неяркий, и умчишь нас как скорый… 

И заплачут у реки клен с березой, 
И прольется дождь от края до края. 
А Россию вечным снегом заносит, 
Что и летом душу влёт выжигает. 

Белый ветер -  то ль конец, то ль снежинки. 
То ли к будущей зиме сон приснился? 
Тихо колокол звонит как в поминки. 
Он оставил нас,  так и не явился… 

17/08/09 





Россия. Не называй её уродиной...

" Родина. 
Пусть она уродина,
 но она мне нравится,
хоть и не красавица…"
(Юрий Шевчук)


Не называй ее уродиной,
Негоже так Россию звать!
Зову ее  любимой Родиной,
Мою страдающую мать. 

Не называй ее унылою!
Хоть со слезами на глазах, 
Сравню ее с березкой милою,
С журавушкою в небесах. 

Войною жгли ее, реформами
Душили, втаптывали в грязь. 
Вскипала кровь ручьями горными,
С кириллицей сражалась вязь

Арабским скакуном без привязи, 
Дома взрывая и сердца. 
Смерть уносила русских витязей - 
Могилам не было конца. 

Дороги фронтовые скатертью,
Кровь  за порогом - сон в пургу. 
Целую руку старой матери,
Хочу спасти и не могу.

Мне б сохранить тростинку тонкую,
Мне б  растопить  столетний лёд,
Отдать б ей и душу звонкую,
И сердце, раненное влёт. 

Уходит наше поколение,
Уходит в это небо, Русь. 
Пред нею встану на колени,
К земле заснеженной прижмусь.

…

Ознобно, буднично и просто,
Надев терновый твой венец,
Ушел в Крещенские морозы
Вот в эту землю мой отец. 

11.02.2010





Шли ангелы руинами Цхинвала

Когда повисла в небе тишина, 
Такая, что замолкли даже звезды, 
Такая, что короткая война 
Закончившись, застыла у погоста, 

Когда пересчитали всех живых, 
И услыхали в пустоте кварталов, 
Как гром, разбивший небо, резко стих, 
Увидев, как людей осталось мало. 

И трупы еще с улиц не снесли, 
В свинцовых тучах вдруг светлее стало, 
С небес на землю ангелы сошли, 
И побрели по мертвому Цхинвалу. 

Шли мертвые меж душ едва живых, 
Белее цвета  госпитальной ваты. 
И тишина как оголенный стих 
Была щемящей, как лицо солдата. 

Когда повисла в небе тишина, 
С небес  спустившись, словно с пьедестала, 
Как знак, что не закончилась война, 
Шли ангелы руинами Цхинвала… 





Аритмия души

На каждый вздох людской законом чётности 
Положен выдох. Но  до обречённости 
Извечно поровну тепло, идущее 
От душ, светящихся  неравнодушием, 

И холод душ других, что в той же степени 
Теплом удушливым скуёт как цепью вас. 
По океанам душ  они с насмешкою   
Дрейфуют - айсберги вполне успешные. 


Кого вы встретите, кому откроетесь? 
Огням ли встречных душ? Поклон мой в пояс им… 
Или   дрейфующей программе битовой 
По океану душ. По Ледовитому. 

И не от злобы, не 
            от чьей-то 
            чёр-но-сти - 
Сердца  в разрыв идут 
            от чьей-то 
            чёрствости! 
Не аритмией мышцы сердца рушатся, 
Они в разрыв идут от равнодушия... 

1.08.09 





Россия раненных сердец. Год 2009

Век неизвестный, век тревожный 
В преддверье катастроф и бед. 
И снова, как всегда, итожит
Декабрь цепочку смутных лет. 

Стремительный, неугомонный,
Предкризисный и роковой,
Отпетый колокольным звоном
По Патриарху. Над Москвой

Грустит декабрь колокольным
Мотивом, русскою тоской.
Но ангел расправляет вольно
Крыла над вечною страной. 

И тихо плачет в поднебесье, 
Роняя снег на дерева, 
И чертит вспышками созвездий
Любви светлейшие слова. 

Россия, свет мой уходящий,
Терновый свой сними венец. 
Край несказанный, настоящий - 
Россия Раненных Сердец. 





***

Христос воскрес. Но на кресте распята 
Россия, чья безмерная усталость
Почти что с безразличием к стигматам 
Своим - вот все, что нынче нам осталось. 

Христос воскрес. Так отчего так грустно?
Мы примем раны как Франциск Ассизский. 
Но с болью Иоанна Златоуста
Поймем, как небо накренилось низко. 

И братья уж не братья. И продажны
Успешные чины при слабой власти, 
И если б им пришлось отречься дважды,
То было б от кого. Матфея страсти

Сданы в утиль. И исповедь фальшива. 
На Крестный ход идут как на собранье,
По случаю из пыльного архива 
Достав толь святость, то ли покаянье. 

Христос воскрес.  Не здесь и  не прилюдно,
Не в ваших телешоу. И не ждите!
А на душе  и  больно и остудно:
Спаси Россию, спасшийся Спаситель!

22. 04. 09





Посолонь

ПОСОЛОНЬ - по солнцу, по теченью 
солнца, от востока на запад 

Алексею Серенину 

По течению солнца с востока на запад, 
От Курильской гряды до Балтийских ветров - 
Колокольчиков звон, трав некошеных запах, 
И озерный туман кораблей-островов, 

Тихий ангел, по-детски слетевший с карниза, 
В позолоте церквей - щедрый Яблочный Спас, 
И скитов простота, их неброская близость 
К небесам цвета синих доверчивых глаз. 

По течению солнца, по звездам, по росам, 
По полету коней, по мерцанью стрекоз, 
По стремнинам речным, по туманностям звездным, 
По весенним потокам березовых слез, 

Узнаю тебя, Русь родниковых рассветов - 
По просторам полей, погруженных в огонь 
Заревой, где, на краешке лета 
Нам с подсолнухом вместе навек - посолонь. 

И по фрескам Рублева над смутным столетьем, 
По обителям раненых душ и сердец, 
По убитым отцам, не родившимся детям, 
По надевшим до срока терновый венец, 

По костям в девять ярусов в русских болотах, 
По лесам, иссеченным нарезкой траншей, 
По церквям, потерявшим в веках позолоту 
Куполов, по тифозной смертельности вшей 

На фронтонах Гражданской длиною в столетье, 
Не оконченой с Русью войны затяжной. 
По огням приграничья, восставшим стеною 
Войн локальных, сомкнувшихся в круг над страной. 


По течению солнца с востока на запад, 
От Курильской гряды до Балтийских ветров - 
Где малиновы звоны да ладана запах, 
Да озерный туман миражей- островов, 

По течению солнца, по травам, по росам, 
По земле, уходящей уже в небеса, 
Уходящей, но все еще млечной и звездной 
Узнаю тебя, Русь - Божья Матерь в слезах… 





Почему эти птицы на север летят?

Моему погибшему другу, 
одному из лучших молодых поэтов России 
и талантливому ученому 
Денису Коротаеву

А ТАКЖЕ ПОГИБШИМ ПТИЦАМ РОССИИ

"Почему ж эти птицы на север летят,
Если птицам положено только на юг?"
Владимир Высоцкий


В мандариновых рощах лиловый закат. 
Океанский прибой навевает им сны. 
Почему ж эти птицы на север летят?
Что им надо в снегах необъятной страны?

Где стреляют на взлете. Где рубят с плеча.
Где не верят святым. Где пророков казнят.
И не каждой дано долететь до земли.
Почему ж эти птицы на север летят? 

Почему, лишь весной зашевелится лед, 
Затрещит, покачнув четверть суши земной, 
Юных птиц вожаки направляют в полет, 
Неокрепшие души зовут за собой. 

Им лететь сотни верст на такой высоте, 
Где разреженный воздух смертелен и чист. 
И последней молитвою станет для тех,
Кто погибнет, сородичей клекот и свист. 

И не зная законов людских и границ, 
По тому лишь, как сильно он легкие рвет, 
Воздух с привкусом крови, пьянящий всех птиц, 
Им подскажет, куда направлять свой полет.

И когда исхудавших, израненных птиц
Поредевшую стаю вожак перечтет, 
В гордом блеске сухих опаленных глазниц
Он уже своих бывших птенцов не найдет. 

Ну а в этом краю леденящих ветров 
И израненных душ выживают лишь те,
Кто дышать горьким привкусом крови готов 
На смертельно опасной для птиц высоте. 





Если птицы летят на север. Погибшим поэтам России

Актеру Олегу Далю. 
А также - 
первопроходцам и погибшим поэтам России

Если птицы летят на север, 
Веря только чутью и судьбе, 
Это - не праздный выбор, 
Это - вызов себе. 

Вверх по вертикальной стене
С завязанными глазами. 
Карабкаться или сдаться - 
Мы выбираем сами! 

Десять шагов. Дальше - 
Сумасшедшая нежность. 
К ушедшему. 
По вертикали.
В вечность. 

Земля Санникова …
воздух разрежен …
за облаками… 
эту дорогу - мы выбираем сами… 

…Эй, человек, почему тебе не сидится дома? 
Что - знакомо?! 

И в мире - равнодушно стороннем
Успеть прокричать 
По-беловороньи… 





Горе - колокол

Где-то девочки живут - зорьки юные,
Выпускных балов принцессы прекрасные, 
А дожди мои звенят горько - струнами,
И от слез глаза давно ой да красные. 

Не осталось для меня света- радуги, 
Только ветер тучи рвет, только ярится - 
И хотела бы взлететь - да все падаю, 
И лицо белым бело - что ж не нравится?! 

Обернулся край родной - эх да Колымой. 
То ль погост на посошок, то ли в горле ком, 
Стосковалась по тебе, мил ты сокол мой,
Только нет тебя со мной, милый, рядышком. 

Замерзают на Руси птицы бедные: 
Крылья сломаны судьбой - снеговым плащом. 
Почему ж мне снятся сны только светлые,
И во снах ты молодой, да - и жив еще!

Подошел ты со спины - тихо плакала,
Приобнял да говоришь: - Вот он я, не плачь! 
… По кому ж колокола? Ах, обмякла я: 
Как пронзительно играет судьбу трубач! 
…
Мне б остаться в этих снах, где ты - свет живой,
Мне б остаться там, где мы были молоды,
Ты смеешься, ты стоишь за моей спиной… 

… Но звонит вновь по тебе горе - колокол…





Реквием Тысячелетия. Под гимн разрушенной страны

Век фантастических свершений. 
Век не свершившихся прогнозов. 
Неистовый, преступный гений, 
В костер бросает туберозы, 
На человеческие кости 
В огне горящие, взирает. 
Расколотый в нейтрино космос 
На звездах "Prodigy" играет. 
В разрывах бомб, сердец и судеб
На фоне атомной грибницы,
Он точно знает все, что будет,
Прикрыв безумье плащаницей. 
Под криминальные разборки
Колокола звонят к обедне. 
Часы твердят над книжной полкой 
Свой реквием тысячелетью. 
В осенних сумерках зияют
Провалы взорванных подъездов.
Эфир на доллары меняют
Ростовщики телесиесты. 
Под героиновое хобби
Любовь низвергнута до страсти.
Народ в похмелье от утопий
К шаманам тянется за счастьем.

И сумасшедшим навевая
Успокоительные сны,
Приходит эра Водолея
Под гимн разрушенной страны. 





***

Этот воздух - терпкий и горький - 
По не сбывшемуся ностальгия.
Чистым золотом за пригорок
Закатилось солнце России.

Где же удаль твоя и  гордость?
Все то плачешь дождями косыми.
И пьяны от тоски и боли
Колокольные звоны России.

В бездорожье да по бурьянам,
Мимо сел опустевших и сирых,
Да с народом от горя пьяным
Умирает душа России.

С каждым новым разрушенным храмом,
С каждым новым погибшим сыном,
В нерожденных, в ушедших рано
Умирает душа России. 

Это воздух - хмельной и горький - 
От рождения и до тризны -
Ностальгия сквозь долгие годы
По великой моей Отчизне… 

1996 





Постмодернизм

Постмодер-вниз! 
Постмодер-вверх! 
Постмодернизм! 
Ров. Волчий мех. 
Меня рвет словами - 
кровью в бинты. 
Привет - молодые! 
Были битлы? 
Мне - триста лет! 
Я выполз из тьмы! 
Смак! Поворот!(1) 
Мы не правы? 
А вы? 


Рифмы разбив - 
стакан в темноте - 
Осколки души - 
те - да не те! 
Мой мир - закон 
строя и слов, 
Вычерчен он 
с нуля до основ! 
С вершины сорваться 
скорей не спеши - 
Выверен путь 
осколков души! 
Тише!... 
Пиши! 


В глуши… 
грохот вех - 
Эпоха скользит - 
в кровавый снег! 
Падая, думать, как жить - 
гаснет свет 
Постмодер-вниз - 
в постмодер-снег! 
Холодно! холодно! холодно! - 
- Но 
стынет огонь 
и не греет вино 
Давно… 
дано? 


Да, но… куда 
летит наша жизнь? - 

Постмодер-правды - 
постмодер-лжи! - 
В луже лежит! 
- Отдыхает, никак? 
Эй, человек! 
- Как ты? 
- Пустяк! 
Ты пустяки 
на судьбу нанижи - 
Рваные раны 
собакой лижи… 
Лужи 
лжи… 

…мы- еще -жи-вы! (?) 
А вы? 
Были? 
Ль? 
Вы? 
Львы!!! 


* 
"Сентябрь сколачивает стаи"…(2) 
Пластинка - 
старенький винил 
По-питерски в туман истаял 
Но по-московски загрустил 
Гитарный лад 
будь он неладен 
Лесной народ уходит петь 
Кострами пахнет птичья стая 
Лесных поэтов и на треть- 
-е здесь всегда гитара 
На первое - стихи и флирт 
Дымок костра 
чреватый чаем 
И мы уже не замечаем 
Когда закончился наш спирт 
На утро - 
стук сосновых шишек 
И ветер 
рвущий паруса 
Палаток 
спор седых мальчишек 
И жук 
ползущий по часам 
Лежащим 
возле изголовья 
Двух спальников - 
двух островов 
Четырех тел 
тепло - 
Любовью 
Он все это 
назвать не смел… 

Сгорел………. 


* 
Мы вас породили 
Сломав времена - 

Постмодер-люди! 
Постмодер-страна! 

На стадионах - 
Постмодер-смех! 

Холодно! Холодно! - 
Постмодер-снег! 

На перепутьи - 
ростками души 

Постмодер-люди 
Постмодер-лжи! 

Сломана! 
сломана! 
сломана! - 
жизнь! - 
Постмодер-державы 
постмодер - лжи! 
… 
Пиши!... 


* 
Смешно, не правда ли, смешно?(3) 
Недолго жил - 
ушел давно 
Но… 
Гамлет 
снова 
ищет 
путь 
И гул затих 
и вновь подмостки(4) 
И кто-нибудь 
когда-нибудь 
Взойдет на тот же перекресток 
Ветров 
- и станет во весь рост - 
С гитарой 
или с пулеметом - 
Узнаем ли мы 
Ланцелота - 
Придет? 
Дождемся ли? 
Вопрос! 


* 
И все же вечности испив - 
такой паскуды! - 
Пока жива! пока жива! пока жива я! - 
Проклятьем в небо 
вновь и вновь 
кричать я буду! - 
Как догорали его гусли-самогуды -(5) 
И пламя ярилось как рана ножевая! 


* 
P.S. 
Цифрами в скобочках в тексте указано, где использовались 
точные или измененные фразы из стихов: 

(1) - Андрея Макаревича, 
"Мир однажды прогнется под нас" ( "Мне триста лет, я выполз из тьмы")
http://www.a-pesni.golosa.info/janka-zanka/machyna/odnazdymir.htm

"Смак" - так называлась авторская передача на ТВ Андрея Макаревича, 
"Поворот" - одна из самых известных его песен;

(2) - Александра Городницкого, 
"Элегия" ("Сентябрь сколачивает стаи")
http://www.bards.ru/archives/part.php?id=6362

(3)- Владимира Высоцкого, 
"Прерванный полет" ("Смешно, не правда ли, смешно?")
http://www.kulichki.com/vv/pesni/kto-to-vysmotrel-plod.html

(4) - Бориса Пастернака 
"Гамлет" ("Гул затих. Я вышел на подмостки.")
http://shaov.narod.ru/texts/Glossar/Pasternak_Gamlet.htm

(5) - Дениса Коротаева 
"Догорают мои гусли-самогуды"

18 . 09. 2006 





Головою с плахи солнце покатилось... Рождество

Головою с плахи солнце покатилось.
Сумерки скончались где-то в подворотне.
Что сверкало, пенилось, билось и искрилось,
Разметала вьюга ночью новогодней.

Тьма накрыла город, разогнав прохожих.
Электрички встали в Кратово и в Сходне.
Весть о Посещеньи пробежала дрожью,
Леденящим свистом в лестничном пролете.

Страх безлюдных улиц режет чёрный ветер.
Пиррову победу празднует сегодня.
Кто явился в город под конец столетья?
Сатана пирует -
 - Рождество Господне!

То ухмылку прячет, руки потирая.
То с телеэкранов, радуясь, хохочет.
Вкрадчивой свирелью души собирает.
В опустевших храмах колобродит ночью.

В опустевших душах тот же чёртов ветер!
Ваше счастье! --
-- слишком !--
-- вкусно !--
-- пахнет !--
кровью!--
…Покидал Господь нас как-то на рассвете.
Горевал не узнан. Оставлял с любовью.


Если вновь вернется, будет вновь казнен он!
И в ближайшем храме отзвучит молебен.
...Но быть может где-то
у седой иконы
Кто-то вдруг заплачет, 
рухнув на колени.


Кожею шагреневой на ладони сжалось
Время. 
Словно море 
под песок уходит.
Мы не стали лучше. 
Нам осталась малость:
На витке последнем - 
.... Рождество Господне...

январь 1996 





***

"Мы были высоки, русоволосы. 
Вы в книгах прочитаете как миф, 
О людях, что ушли, недолюбив, 
Не докурив последней папиросы"
(Николай Майоров)

Мы рано родились, уйдем до срока.
Чтоб вам потом запомниться как миф.
Помедлив у предельного порога,
Уйдем, не домечтав, не долюбив. 

По одиночке упадем как звезды.
Но небо станет чуточку светлей 
В момент паденья. И светить непросто,
Но землю согревать в сто крат трудней. 

Мы родились, когда страна скорбела,
Оплакивая гений палача, 
И тень его почти и не успела
Коснуться наших судеб. Но с плеча

Катилась грандиозная эпоха,
Как с плахи безрассудство королей. 
Непостижим был замысел у Бога, 
Но не судить казалось нам честней. 

Росли мы, беспокойные скворчата,
В стране, до неба врытой в вечный снег. 
И старшие, из тех, шестидесятых, 
Нам завещали свой двадцатый век. 

Свершений век безумный и огромный, 
Кровавый, гениальный и больной.
И как сейчас нам не было бездомно - 
Тогда мы жили вместе со страной. 

И мы наверно в чем-то виноваты,
За то, что не успели, не смогли, - 
Последние романтики, ребята
Семидесятых. 
Наши корабли

Неслись за горизонт, летели в космос. 
…А наши песни вновь звучат. 
Как миф. 
Но… 
падают до срока наши звезды. 
По одиночке. 
И … не долюбив.





***

В Москве сегодня дождь,
Дождь присно, и вовеки,
Осенних листьев дрожь, 
Ты, чуть прикрывший веки,
Забылся полусном, 
Устав от нашей жизни...
И осень за окном,
По всей моей Отчизне
Качает фонари, 
Швыряет золотые,
Но станут до зари
Леса почти седыми... 
И эта вот рука,
Родней которой нет,
И серебро виска,
И золото монет
Наверное и есть
То, что в снегах и в боли
Россией назову,
И горькою судьбой...
А в Галилее солнце
Наверное сейчас,
Да бог с ней, с Галилеей,
Вот этот, без прикрас,
Останется со мной,
Мой край - в дождях, в снегу,
Ознобный мой, больной,
Как выстрел на бегу,
Где не живут - парят,
Где что ни день - дождлив,
И правда, говорят,
Что бог наш - терпелив...

2006





Куда бредёшь ты, одинокий волк?

В ответ на стихотворение  Александра Муленко 
(Емельяна Ивановича Пугачёва) "Волк"

Когда ты стар, и не осталось сил, 
Когда закат дотлел уже давно, 
И у родных заброшенных могил
Так зябко, так безлюдно, так темно,

Куда бредешь ты, одинокий волк?
Ты выгнан стаей, замкнут в странный круг,
Где одиночество лишь знает толк,
В том, как надежней заковать испуг 

Пред этой ночью, мраком, пустотой
Полей, снегами полных до краев,
Пред этой страшной русской красотой - 
Седин в висках и боли зимних снов,

В которых был ты молод и силен,
В которых стая верила тебе,
Куда идешь ты? Снегом занесен
Твой путь. И что еще сказать судьбе?

Что сердце ноет, мерзнет кровь? … Да... Но-
ет сердце и стучит едва...
Что все, кого любил, ушли давно,
Туда, куда не долетят слова... 

Куда идешь ты, одинокий волк? 





Албена

Ни томная Ница, ни пышная Вена…
Здесь меньше Европы, но больше Вселенной.
Здесь меньше покоя, но больше простора.
Здесь флаги чужие рвет ветер с востока.

Здесь море умеет штормить вдохновенно.
Здесь осень всерьез, и судьба переменна. 
От Бургаса к Варне, от Ялты к Несебру
Что кажется югом - лишь вешки на север …

И волнами дождь, и сентябрь не греет, 
И берег исхлестан нагайкой Борея… 
У Черного моря судьба одинока: 
На север - дорога. На запад - дорога. 

Ни томная Ница, ни пышная Вена -
Серебряной рыбкой мерцает Албена. 
Здесь наши святые, и имя у Бога.
И говор турецкий. И ветер с востока… 





***

От войны до войны - передышка в бою.
Вместо Бога - хирург. Словно ангел - сестрица.
… Я сегодня тебя так же сильно люблю,
Как большую подбитую сильную птицу…

Эта россыпь заката над кувшинной рекой,
Отражаясь в воде, заиграла с травою. 
Этот горький медовый степной полевой
Пепелящий ознобный июнь под Москвою. 

А в Москве растекается зноем асфальт.
И мосты сожжены, и молчат телефоны.
И хватают за горло, и бьют наугад - 
То измена любимых, то звон похоронный. 

Век пошёл под откос. Ну да кто ж тут судья?!
И прошёлся Афган по лицу нервным тиком.
На костре прокоптилась рыбешка твоя.
Плачет тихая речка лягушечьми криком. 

Нам еще пару дней оставаться в раю.
Водку пить у костра, чтобы немного забыться.
… Я сегодня тебя так же нежно люблю,
Как большую подбитую сильную птицу… 

Пахра, 1995 





Русский вальс

Из ниоткуда невыразимый и светлый
Белый, и синий, и красный с тоскою
Приходит мотив трехцветный…

Зимняя ночь. Ты у окна в белом. 
Чертит февраль контур домов мелом. 
Отблеск свечи на бледном лице алый.
Как ты похожа на пламя свечи стала. 

Как ты похожа на давний февраль белый. 
Чертит февраль знаки судьбы мелом. 
Белые хлопья бросив в рассвет алый.
Наша судьба снова свечой стала. 

Из ниоткуда птицей, парящей над пеплом,
Белый, и синий, и красный с тоскою 
Приходит мотив  трехцветный. 

Не уходи с наших полей грустных.
Не покидай наши больные души. 
На этой, омытой вином красным,
На этой, блаженной, родной части суши. 

Синяя ночь. Ты у окна в белом. 
Не уходи. Дай пережить время.
Ну почему путь наш всегда крестный?
Ну почему нам на земле тесно? 

Белая ночь. Ты у окна в белом. 
Кто подсказал строки тоски синей? 
Из ниоткуда птицей, парящей над пеплом -
Му-зы-ка - 
Вальс мой трехцветный - 
Рос-си-я. 

1990 





Крестный след

Ты идешь и не знаешь как - 
Добрести до конца пути,
Повстречается вдруг река,
У которой все в наледи, 

Этот лед на реке как сон,
Сколько б ни было ему лет - 
За спиной чей-то злобный взгляд,
И недобрый петляет след. 

В этом холоде есть одно,
Что спасает в конце пути - 
Вдалеке чей-то светлый взгляд,
От которого не уйти. 

Не река ведь была, а жизнь.
Что-то радости Бог не дал?
Ну а крест раз поднял - неси 
До конца, коли сам поднял! 

Не сегодня, не завтра, нет! -
Что-то сдвинется, треснет лед. 
И по наледи за тобой
Может быть, не один пройдет.

Будет каждый второй - герой. 
И не вспомнят, за кем прошли,
Каждый первый, а не второй 
Не поверит, что так могли!

По эпохе нашей скользя, 
Словно спичкой светя во мрак, 
Скажут горько: "Так жить нельзя!", 
Не поверив, что можно так!

Не поверив рассказам тех,
Наших страшных, кровавых лет. 
Но припомнят - 
шел здесь Один. 
И оставил 
свой Крестный
…. След. 





В моей растерзанной стране. 
Даниилу Хармсу

В широких шляпах, длинных пиджаках,
С тетрадями своих стихотворений,
Давным-давно рассыпались вы в прах,
Как ветки облетевшие сирени…
(Николай Заболоцкий)

23 августа 1941 года Даниил Хармс вышел из дома и был арестован
В тюрьме он попал в психушку 
Умер в "Крестах" от голода и истощения 2 февраля 1942 года в блокадном Ленинграде.

Я не имею больше власти 
В моей растерзанной стране 
С пером своим наедине 
Кричать сквозь смех, 
Сгорать от страсти, 
Писать шрапнелью по стене 
"Крестов". В безумье впасть. И
Уйти с презреньем к этой власти 
В блокадный лед, в кровавый снег. 

Судьбой юродивых на плахе 
Венозной рифмой строк скупых 
Чертить свой оголенный стих 
Сурьмой столетий по бумаге, 
Свинцом отмерены часы: 
До февраля тянулся август… 
Сам Берия - кремлевский Аргус 
Генералиссимуса - прахом 
На беспристрастные весы

Истории уложит даты.
… чеканен век как шаг солдата…





Год 93-й

Осень. Конец столетья.
Меж площадей знакомых.
Год девяностой третий -
Дата эпохи слома.

Ветер кроваво-красный
В год - От - Реченья - Третий -
Листья летят над царством,
Красной крупой столетья.

Непредсказуем ливень.
Век ли его окрасил?
Тот, что всегда был синим -
Нынче - кроваво-красный.

Или не так. Все просто,
Ливень как ливень - синий.
Листья кровавят осень -
Кровь течет по России.

Стекает с телеэкранов,
Стреляют по окнам танки -
Не поднимайтесь с диванов -
В дома к нам явились янки.

Художник рисует натуру -
Юная до неприличья,
То ли хмельная дура,
То ли власти обличье -

С названием Дермо Кратья,
Потягивается, зевает.
И криминальная братия -
Из танков - в Россию - стреляет.

Ветер гонит глумливо
Плакат по асфальту: Ельцин,
Мокнет, косится криво
Липнет к забору тельцем,

Боров - листвой припорошен,
Свиная ряска - хлеб суки,
И партбилет заброшен,
И окровавлены руки.

И уходили в небо
Не сдавшиеся батальоны.
Год Девяносто- Не- Быль -
Врезан в сердца патроном. 






На одноимённое стихотворение Леонида Корнилова

"Понимаешь, не умер Сталин, 
Просто кончилась выплавка стали…"
Леонид Корнилов 

Понимаешь, не умер Сталин, 
Просто кончилась выплавка стали. 
Но когда русский воин очнется - 
Эта сталь в кого надо вопьется! 

Мы, наверно, другими стали, 
Ждать спасенья и верить устали, 
Люд, принявший чужой устав - 
Это шлак, разрушающий сталь. 

Но однажды, народом став, 
Мы поймем, как рождается сталь - 
И с невиданной прежде силой 
Распрямится пружиной Россия! 

*
Автор не сталинист, образ Сталина возник в стихотворении Корнилова, 
однако у меня он символ сильной власти и порядка. Только символ. 
Хотя я прекрасно понимаю и минусы его правления, в частности вопрос 
о репрессиях. Это - национальная трагедия. 
Но главное - победа в Великой Отечественной, какими бы жертвами 
она не была оплачена, с какими бы тактическими ошибками не проходила, 
была нашей. И в бой солдаты шли под лозунгом "За Родину, за Сталина". 
Не нам судить нашим отцов. 
С нашей страной считались. 

*
Шлак конечно же не разрушает сталь, если говорит о химии
 процесса. Разрушает человеческую сталь человеческий шлак.




 
***

Игорю Талькову 

Поэты не рождаются случайно. 
Ворвался в мир он как предвестник бед - 
Отмеченный трагической и тайной 
Судьбой - России пламенный поэт. 

Поэты не приходят раньше срока, 
Назначенного свыше им судьбой. 
С посланием от всеблагого Бога 
О том, что скоро будет со страной. 

Неумолимо выходил на сцену, 
Когда качался трон у алтаря, 
Как гладиатор, шел он на арену, 
И падала на Третий Рим заря 

Кровавая. А пел он о России, 
Так пел, что онемела в страхе Русь, 
Увидев в нем то ли Конца мессию, 
То ль всадника с библейским знаком. Грусть, 

Нет, жуткая тоска о лучшей доле, 
О том, что миллионы полегли, 
О порохе дорог, о бранном поле, 
Над чьим сиротством плачут журавли. 

Мишенью стала белая полоска, 
Светившаяся нимбом в волосах, 
Он шел на сцену как на плаху - просто, 
Без пафоса, чтоб утопить в слезах 

Страну. Легко забывшую мессию, 
Когда пришли иные времена. 
Россия, помнишь? Бедная Россия… 
…Испившая кровавого вина. 

29.07. 08





Последняя исповедь бомбрадировщика Ту22М3

Приказ - на Запад! 
Взревели двигатели!
Сердце мое горит! 
Я - бомбардировщик! 
Я - бомбардировщик!
Ту -22 М3! 
Который там главный? 
Молись напоследок! 
Настал твой судный час!
Дано мне право! 
Мне имя - "бэкфайер"! 
Труб иерихонских глас!
Я - ангел-носитель 
Боеголовок!
Твой праведный суд и закон! 
Окончены игры! 
Довольно уловок!
Что мир мне!
Что Рим! 
Что Содом! 
И тот, кто во мне, 
Отдает приказы: 
- Вперед! 2М - на закат!
Один удар - за все и сразу! -
Нейтронной дорогой - в Ад! 
Приказ - на Запад! 
И нет мне равных!
Мне ненависть 
Богом дана! 
И тот, который
Ваш мир возглавил,
Зовет меня "сатана"! 
… Но что это? Что? 
Приказ возвращаться!?
И был учебным полет? 
Он предал меня, 
Тот, который лет двадцать
Меня за собой ведет! 
Не подчиниться ему не в силах,
Я взвился в смертельной дуге!
Пусть тот, который 
Сидит за пультом,
Вырвет меня из пике! 
Ведь был же приказ - 
На Запад! И точка!
И у горизонта - смотри! -
Вижу уже 
Мыса Рока заточку -
Западный край Земли!
Но он сказал - 
Обратно! А значит -
Мне надо верить ему!
Тому, которому
Я предназначен,
И исповедь чью - приму!
Сейчас в пике 
Мы покончим разом
С мукой сомнений и дум!
Но был мой разум 
Смущен приказом!
И был раскален мой ум! 
И я в девять g 
Кидаю друга, 
И делаю разворот -
Домой, на базу! 
А в сердце занозой 
Жила стальная бьет.
Все так же ревут
Два мощных мотора. 
Но болью душа горит! 
Я - бомбардировщик! 
Я - бомбардировщик!
Ту-22М3!
Не знал я тогда, 
Не думал, не ведал, 
Что дома нас вовсе не ждут. 
И если б мой друг 
Меня бы не предал -
Мы оба знали маршрут! 
В отставку - его. 
Меня порежут!
Уж лучше эскадра в раю! 
И я со всей силой 
В землю врезаюсь
В последнем 
Своем 
Бою!






Я - Миг-35! Хроника несостоявшегося боя

"А город подумал, ученья идут..."
Роберт Рождественский, "Огромное небо"

К стремительным взлетам 
Мне не привыкать, 
Я - Миг 35,
И рожден я - летать!

Невидим радарам,
Сильнее я Зевса!
Готов я к ударам
По целям наземным!

Сказали, что в Штатах 
Есть F22,
И что он сильнее -
Пустые слова!

Я создан был сильным,
Я создан был добрым, 
И вот я взвиваюсь
В стремительной "кобре",

Но что это? "Raptor" - 
Мне мчится навстречу 
В смертельной атаке -
Чтоб сгинул я свечкой?

Откуда здесь он?
Почему здесь летает?
И тот, кто во мне,
Его не ожидает!

Заданье известно,
И цели известны,
Поблизости Штаты 
Проводят совместно

С Европой ученья. 
Но что-то не так?
И "Raptor" в атаку
Заходит. И знак

Мне шеф подает - 
Атакуй же, герой!
Но вражий пилот
Передал мне: "Постой!"

Он вышел на связь,
Он кричит мне - по-русски!
"Серега, здесь я,
Николай я, из Луцка!"

"Нас предали власти,
Загнали нас в НАТО,
Мне дали приказ 
Стать чумою крылатой,

Мне дали машину
Под флагом чужим,
И за Украину
Я должен служить!

Но помнишь, мы вместе 
Учились во Львове,
Оксанку ты помнишь
С смугляною бровью?"

Нарушив приказ,
Я пошел на восток,
Я вышел из боя
Сжимая платок

Платок, что на счастье 
Дала мне Оксанка,
Моя украиночка, 
Жинка. Смуглянка. 

Едва разошлись мы,
Сменив наш маршрут. 
А Харьков подумал -
Ученья идут. 





Соловецкие острова

Между сосен - песок да трава. 
Сон ли это, быль или небыль?
Соловецкие острова.
Край земли между морем и  небом.

Неуместны любые слова.
Родом мы - от Бориса и Глеба. 
Смертна плоть. А душа права - 
От рожденья глазами - в небо. 

И умолкнет лихая молва.
… Не свинцом. Не единым хлебом...
Соловецкие острова. 
Край земли, уходящей  в небо. 
 
1996 





***

"Будет такое время на Руси, когда ангелы не 
будут успевать принимать души умирающих". 
Серафим Саровский

И сына своего послать на крест,
И только это называть Любовью?
А на Руси колокола окрест.
И грудь в крестах. И травы в изголовье.
А это значит - истина проста,
И нет Пути значительней и строже.
Наш вечный Путь - дорога до креста.
Распятие. И Воскресенье Божье.
И все же, если все еще дрожит
Свет готики, алеющей в закатах,
Запомните распятую когда-то
Россию, что позволила вам жить.
Мою Россию, грусть мою, печаль,
Где по озерам расплескалось небо.
В лесах - Перун и сказочная небыль.
И близок Бог. И необъятна даль.





***

Россия птицею над бездной
Почти столетие парила,
И чёрным вороном над пеплом
Судьба вослед за ней неслась.

Но неразрывной тонкой нитью
Беда нас всех соединила -
Каким-то чудом сохранилась
Истории живая связь.

Я серебро люблю на чёрном,
Но пепел стал с отливом крови,
И траур в нынешнем столетьи
Носить мне видно суждено.

Россия яблоком печёным
Спеклась на дьявольской жаровне,
И горький воздух лихолетья
Я пью как терпкое вино. 

29 октября - 7 ноября 1994 г

из книги "Середина сентября"
1994





Мой современник. Леониду Корнилову

На стихотворение Леонида Корнилова 
"Мой современник, соплеменник" 

Да, Леонид, я - современник, 
И без сомненья - соплеменник, 
Стоящий очередь в "обменник", 
И пленник этих грустных лет. 


Я - ваш сокамерник по грусти, 
От устья Камы к Волге устью - 
Во мне болит Святая Русь, и - 
Сурьмой по сердцу чертит след. 

Я - ваш по горьким дням ровесник, 
Певец эпохи, грустный вестник, 
Юродивый, кричащий песни 
Предчувствия всех наших бед, 

Сокурсник кризиса в России, 
Лишенной доблести и силы, 
Все ждущей - Бога ли? Мессии? - 
Во тьме предательства и войн, 

Но вот смывает ли нас время? 
Ведь мы - поэтов русских племя, 
Повыбитое … Ну же, в стремя - 
И по коням! Нам - не впервой! 

Не смоют нас ни воды Леты, 
Ни ругань СМИ, ни их фуршеты, 
И отблеск будущей победы 
Едва ли уж коснется нас, 

И пусть ее мы не увидим, 
В своей стране мы как Овидий - 
В изгнании. Но с нами - видит 
И Бог, и праведный народ! - 

Надежда, Родина и Вера - 
И счет устав вести потерям, 
Я в это так упорно верю, 
Что с этой верой - море вброд 

Легко пройти. Я даже знаю, 
Что не дойду, и вы. Но крайний, 
Малыш, идущий вслед за нами, 
Увидит, как придет конец 

Годам предательств. Черным датам. 
Что ж нам еще - Руси солдатам? 





Суздаль

Бей, православный колокол русский. 
Грустно мне, грустно, белый мой Суздаль. 
Что же весной то так холодно, пусто?
Золотом вспыхни, светлый мой Суздаль. 

Что-то под сердцем томит, нарастает.
Медлит весна. Все никак не настанет. 
Грустного в храп поцелую коня.
Нет никого родней у меня. 

Поднял звонарь хороводы вороньи.
В небе зажглась золотая корона. 
Ты сохрани и запомни меня, 
Белый мой Суздаль с глазами коня. 

1996 





Полынное столетье

Давай с тобой зайдем 
В знакомый погребок. 
Ну как не побывать 
У дядюшки Гиляя! 

Век в колыбели спит, 
Еще не вышел срок, 
И тот, кто ляжет в снег, 
Пока в снежки играет. 

Здесь счет еще в часах. 
Поэты здесь в чести. 
На ятях и фитах 
Замешано наречье. 

Давай с тобой зайдем 
В знакомый погребок, 
Где Панина поет, 
И догорают свечи. 

Там юный календарь 
Сменяться не привык. 
И нет еще в нем дат 
Суровых и печальных. 

Пока упругость сердца 
Не соизмерил штык - 
Пусть греется душа 
Теплом первоначальным. 

Давай с тобой зайдем
В старинный погребок,
Где в будущем светло,
Туманно и тревожно.

Где белые стихи
Стекают с красных строк,
И прячется мятеж
В российском бездорожье.

И не найдешь угла, 
Куда б он не достал.
И не найдешь лица,
Чтоб снегом не покрыло. 

Каленая стрела
В стрелка же и вошла.
Без края, без конца
Холмы, бугры, могилы. 

Давай с тобой зайдем
В знакомый погребок
На три войны назад,
У века в изголовье.

Давай с тобой зайдем
В старинный погребок,
Зайдем и посидим,
И время остановим. 

Зайдем и помолчим.
Нальем себе вина. 
Российская судьба -
Что век - то лихолетье. 

Пока горит свеча,
И Панина поет.
Пока не подошло
Полынное столетье. 

 1987-1991 



Дата публикации: 13.10.2010,   Прочитано: 2363 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды