· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Батхен Вероника

Поребрик



Петербургу подарено


Символ веры

Иностранка в своей стране.
Инородное тело родины.
Ну куда возвращаться мне?
Дороги - пройдены!
Я - дома.
Уходя из Содома,
Не обернусь!
Пусть
      горит,
             истекая огнем и серой.
Верую
      в серый
              гранит
                     города.
Остаюсь навсегда заклейменной виной
Праматери Сары,
Иной.
Ино-родной.
Ино-планетной.
Удары
   сердца
Стеной
   Заветной
До конца света
Отделяют от этой земли.
Помолись!
Помолись за меня и прости за мое ино-верие,
Мать-Богородица.
Не отнять,
Не сорвать с воспарившей души лебединые перья!
Попытайся понять -
В моих венах под ветром Невы наводнение.
Перевяжете жилы - перекроете жизнь.
Обвинение
В ино-странности странно по сути своей -
Какие странности
Можно считать странней
В этой стране?
И что эталон,
Вавилон
Или башня Думы?
Вы угрюмы -
Предложите другой ответ!
Отрекусь от тюрьмы,
От сумы - нет.
Лучше хлеб с солью ветра, чем пир у Святой Земли!
Объясняю
Ино-сказательно,
Ино-странно…
Но обязательно
Вскрой рану!
Развяжи жилы, сестра…
Помолись, Пресвятая Мать и
Прости!

08.94




Лихорадочное

Горбится город, мокрый от пота.
Воздух распорот. Метаикота.
Кто-то стучится в пустые квартиры.
Сыро от стирки белья на ветру.
Дырки оконные ближе к утру
Тухнут. Мосты изгибаются сладко.
Дождик щекочет подошвы перил.
Постный пустырь, перекресток, палатка,
Складка земли… Полумесяц парил
В парковых петлях - мечеть замечталась.
Крошево крон с петроградских сторон
Света и сна. Ничего не осталось.
Пыль тополей, перекличка ворон…
Дом одряхлел, подтекла штукатурка,
Враз поседел обнаженный гранит -
Возраст. Предел. Полинявшая бурка.
Старческий тик. Запоздало звенит
Зябкий трамвай по замученным шпалам.
Тонкий фарфор из земли и костей…
Ваза. Узор. И решетка - оскалом!
Липкая грязь подвесных новостей.
Город трясется в осеннем ознобе.
Час малярии с полуночи до…
Клякса числа - будто номер на робе.
Рву календарь, пришиваю к пальто
Тающий желтый лист.

01.97



Романс Балтийского вокзала

Эрику

Литая Соломонова печать
Замкнула Каббалой чугунный пояс.
Полночный черт торопится встречать
Пустой, последний петергофский поезд.
Ах, Петергоф… Фонтаны и сады,
Балы, полы, паркеты, кабинеты,
На счастье клены в тихие пруды
Роняют желто-красные монеты.
Кабриолеты… Лошади резвы…
Струятся в ночь их вспененные гривы.
И на коленях у сухой травы
Прощенья просят плачущие ивы…
Осенний, замороженный Версаль -
Смесь роскоши с трущобами России.
Осенний дождь разбрасывал печаль,
А поезда как вдовы голосили…
Звезда моя! Потерянный в толпе,
В огне, на самом дне двора-колодца,
В саду камней я помню о тебе,
Пытаясь петь - ведь ночь еще вернется!
Две женщины на парковой скамье.
Две женщины, две линии, две темы…
Работа, как с деньгами, что в семье.
В плаще дождя все женщины - поэмы!
Пучок гвоздик в прокуренных руках,
Романы, планы, бледные идеи…
Гвоздики в серебристых облаках
Дичают, превращаясь в орхидеи.
Гвоздики отражаются в воде,
В замученной, больной воде канала.
Сквозь волны - зеркала стремлюсь к звезде,
Кричу, зову - она светить устала,
Как наяву… Потеха палачу -
Покои серокаменной столицы
Под плеть попали… Весело плечу,
Тепло руке, а дождь течет по лицам.
По лицам улиц, щупальцам мостов,
Ласкает изъязвленные колонны,
Теряется в сплетении кустов,
Узлах крестов. Целует галеоны,
Фрегаты, каравеллы, корабли -
Почетный флот Васильевского моря.
Зачем вас капитаны привели
В глухую гавань голубей и горя?
Дождь моет к рождеству Дворцовый пол
И чистит перья ангелу на шпиле,
По крышам дождь танцует рок-н-ролл…
Вино войны давно ветра допили.
Беспечные и страшные года.
Горит рекламой новая Голгофа.
Садится заболевшая звезда
В пустой, последний поезд Петергофа.
Горячий лоб, больная голова,
Безумные глаза влюбленной лани…
А вслед кричат избитые слова
Голодные, вокзальные цыгане…

09.95



* * *

Морозятнику

Спит облезлый барбос в одеяле бурьяна.
Слева скалится дом этикеткой "Джаз-клуб".
У портвейна вкус осени - терпкий и пряный,
А любовь - лишь шершавость обветренных губ.
Ты качаешь луну в колыбели квартала,
Я смотрю на асфальт цвета мокрых волос.
Осовелый трамвай потянулся устало,
Уползая во тьму, брызнул искрой с колес.
И, даруя покой от дневных фанаберий,
Ночь на улицы льет фиолетовый йод.
Мы остались одни, город запер все двери,
Остановим часы - пусть никто не войдет.
Да минует нас смерть, бог, война, все иное -
Нам на клавишах крыш дождь играет романс!
Но смотри - по Неве на кленовом каноэ
Лето в звоне листвы уплывает от нас…

09.98



* * *

"Моя голова - перекресток железных дорог…"
А. Башлачев

Вокзал…
Зал
Ожидания.
Здания,
Полные стука колес,
Встреч, слез…
Прощания -
На век,
на миг.
Снег…
Крик
Поезда, отъезжающего в никуда.
Тени,
Ступени,
Спящая женщина -
Как стена.
Сумка под головой,
Пошлая вонь.
Ей некого ждать,
Ей незачем жить,
Осталось спать
И пить
В зале ожидания.
Внимание:
Отправляется поезд до двери рая!
Вторая
Платформа.
Провожающих просят покинуть вагон,
Выйти вон -
Не проформа,
За билет в рай тоже надо платить!
- Пустить?
За так?
Ну, ты дурак! -
Крестом лягут рельсы,
28 по Цельсию.
Настраиваю флейту
По Фаренгейту.
Шум придорожный,
Тревожный,
Возможный
В одной отдельно взятой стране,
Где мне
Как всегда не находится места!
Кислое тесто
Месит невеста -
Пироги дороги для пира.
Дороги
Мира
Сцепились в гордиев узел зол…
Каменный пол,
Ноги, ноги, ноги, ноги -
Люди спешат в ад -
Ушел поезд в рай.
Проводник был не прав -
Билет туда не купишь,
Лишь
Заплатив!
Бурав голосов
Просверливает землю насквозь.
Засов
На двери, ведущей в рай.
Пора!
И дороги врозь.
Города - как колода Таро,
Карты в руки - куда
Отправляется поезд…

05.94



* * *

"Я изменяю среду обитания"
С. Глущенко
Твой город, до асфальта светский,
Укутан снежной паранджой…
Стучишься в дом… Казенный? Детский?
И слышишь голос. Но чужой…
Сгорают старые тетради
И корабли идут до дна.
Столбом на мертвой автостраде
Стоит Господь… Ничья вина.
Мир изменился. Незнакомо
Блестя, прищурилось окно.
Как монумент металлолома,
Воздвигся кран… Ища руно,
Находишь стертые монеты -
Ведь аргонавту грош цена.
А город рвет твои сонеты
И изменяет имена!
Не ждет гостей, не дарит плена,
Балы сменяя на бои,
Стирает все… И неизменны
Лишь тополя да воробьи.
И колокол последнего трамвая…

11.97



Пьяная колыбельная

Августу

Я на ниточке вишу…
Бог простит, судья карает,
На окошке бледный шут
Лунным яблоком играет.
За окошком фонари -
Началась игра в гляделки.
Кошки в шубах до зари
Начинают посиделки.
Дом надулся - он сердит,
Магазин под газом весел,
На карнизе черт сидит -
В переулок ноги свесил.
Тополь машет кулаком
Вслед нахальному КАМАЗу,
Черт швырнул в меня снежком,
Но конечно же промазал!
В подворотне вонь столбом,
На вокзале дым и давка,
На вокзальном лбу горбом:
"Прямо в ад - экспресс-доставка!"
Хочешь плакать - пей вино,
Может чокнешься, трезвея,
Крутят шарик в казино -
Кто вернется без трофея?
Фея, фея, разливай -
Будешь третьей да не лишней!
Спит заезженный трамвай,
Спит замученный Всевышний,
Спит усталый постовой,
Спит вахтер в обнимку с пушкой,
Постовой кричит совой -
Мнит во сне себя кукушкой!
Сколько лет прокуковал
В перекрестье трасс планеты,
Кто в ночи к тебе воззвал -
Тот познает сна сонеты…
Штрих свинца меж трех огней,
Профиль строгий, взор мятежный…
С каждым часом все странней
Завывает ветер снежный.
Сон в разгаре! Полночь бьет.
Тяжелы ее удары.
Постовой уж не поет,
В отдаленье тухнут фары.
Черт с карниза рухнул вниз,
Разогнав кошачью стаю…
Бедный рыцарь, обернись -
Улетая - улетаю!
Таю, таю как туман.
Баю-баю, спи мой светик!
Ослик был сегодня пьян,
А туман разгонит ветер.
Все обман, святая ложь,
Опасенье во спасенье,
Я усну и ты уснешь…
Завтра будет воскресенье.

11.95



Каннельярви

"Кто там скачет в холмах…"
И. Бродский

Холмы -
Уроды плоского.
Как сказано у Бродского…
Немы.
Изгибы плотского,
Извилины юродского
Сознания,
Создания
Зимы…
Не мы
устроили пир во время чумы,
Не мы
построили мир в границах тюрьмы,
Не мы
взрастили кумира у Колымы,
Ворвались в эфир на окраине тьмы -
не мы!
Рабы немы.
Мы - не рабы!
Мы заколочены в гробы
До зова ангельской трубы.
Подайте нам на топоры,
Будьте добры!
- Как грубы
Руки дарующего,
Как глупы…
Дарить добро -
Играть в Пьеро,
Творить - старо.
Горит порой мое перо,
Но от греха в ведро с водой
Святой, пустой…
А, впрочем, вздор -
Подайте лучше на топор!
Кто сможет выстрелить в упор,
Закончив бесполезный спор,
Срубить опоры и жлобы
Попрут на кладбище гробы…
Вы зря стараетесь, не надо -
Нас похоронят за оградой
И будут рады.
Вселенской Радой
Велят производить парады,
Раздать награды
Всем, подававшим на топор.
Так, что - будьте добры,
Не тушите костры,
Не храните дары,
До последней суры
Прочитайте Коран,
Переждите буран
И подайте на топоры!
Ведь трупы в гробах - это не мы.
Рабы немы.
Мы - не рабы!
Мы ушли в холмы…

05.95



* * *

Б. Беркгауту

Самое главное в сердце города -
Почувствовать стук,
Попасть в ритм,
Двигаться вместе с кровью…
Вдохни ледяной туман,
Пьяней от коктейля криков,
Купайся в море огней,
Покайся бродячей кошке
В семи бессмертных грехах,
Стань сильней!
Манекены сошли с арены
Мстить тем, кто может видеть.
Витрины торчат как раны.
Рассыпалась соль стекла!
Ночь без зла…
Спрячь глаза, соглядатай света!
Шаг назад за порог пикета,
Рок и стиснуты тормоза!
Смерть была…
Смерть была в зеркалах асфальта,
В асфоделях кудрявых кукол.
Мозаичным узором смальта
Оттенила кремлевский куколь.
Стань стеной!
Отрекись от распятых пятен!
Пять углов, переход понятен,
Понтий пьет, суд отложен на день.
Спи со мной!
Будь со мной, пока сердце бьется!
Отбоявшийся - отпоется!
За оградою остается
Город грез в золотой золе.
Куклы катятся в мавзолей -
Там теплей…
Самое главное в сердце города -
Почувствовать землю кожей,
Выжить, расставшись с жизнью,
Ждать на лунной дороге,
Когда же наступит дождь…

10.96



* * *

А учат ли чувствовать боль?
Каждый движется так, как он хочет.
Хлопочет по кухне или судам,
Собирает на храм,
Или машину, или жетон метро.
Хохочет над пьяным Пьеро, абонировав ложе.
Штурмует вершину, забитую как свинья,
Тонет в море вранья,
Тушит водкой вину,
Ищет: где полынья,
Слушает тишину.
Меняет свою жену на чужую гитару.
Линяет, сереет, летает во сне наяву.
Оседает в траву,
Или ходит гулять под дождем до скончания лета.
Ты ли это?
Прикоснувшись губами к запястью реки ты сумеешь почувствовать пульс?
Ты смирился с высокими лбами при бритых затылках?
На собачьих подстилках ты спал, не теряя себя?
Ты любил не любя?
Ты убил?
Ты попробовал время на вкус?
Опираясь на груз, ты умеешь вставать под плетью?
Третье тысячелетие спросит -
Где ты был в новогоднюю ночь?
Прозит! Я отморозила руки и ты знаешь, как мне помочь,
Если чувствуешь боль!
Прислушайся - город дышит в твоих ладонях…

01.98



Дата публикации: 13.10.2010,   Прочитано: 1903 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды