· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Поиск по сайту
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Фролова Елена Борисовна (род. 1969)

Песни

* * * Мама, мама, в сердце - рана, а на плечах - тоска. Ах, мой сыночек, в такие ночи любовь не может спать. Мама, мама, утром рано не я, а тот, другой, ее обнимет, навек отнимет и увезет с собой. Мой сыночек, этой ночью ты у ее дверей не жди ответа, но до рассвета пой о любви своей. * * * Нежная песня моя Плачет. . . Душе одиноко. . . Я доживу до тебя! Солнце приходит с Востока – Добрая песня моя, Ты-то откуда приходишь? Божие Слово тая, Путь в моё сердце находишь. В сердце растёт и звенит Зёрнышко Тайного Слова. . . Солнце уходит в зенит. . . Всё начинается снова. Нежная песня моя Плачет. . . Душе одиноко. . . Я доживу до тебя! Солнце приходит с Востока! * * * Быть может, год уже прошел, а может, дождь. Всё в том же месте ты дорогу перейдёшь. Всё те же сны вокруг, всё те же голоса… Быть может, год уже прошёл, а может, полчаса. Да, верно, год уже прошёл, и выпал снег. И кто-то выход не нашёл для всех, для всех. И кто-то страшной белизной отмечен был. И что случилось вдруг со мной, весь мир забыл. Я уходила впопыхах и, как всегда, С собою жизнь свою забрав, забыв себя, С собою время захватив, забыв любовь. И грустный вечный мой мотив вам слышен вновь, и грустный вечный мой мотив... А что смеялась невпопад - так Бог простит. Я убегала в листопад от горести. И дней непрожитых своих я груз несла Не за себя, а всё - за них; свою любовь не сберегла. Да, верно, год уже прошёл, и выпал снег. А всё же, знаешь, хорошо, Хоть вас и нет со мной, И я опять - одна, И этой страшной белизной обречена. * * * Когда живое сердце Плакать перестанет, Когда живая боль уйдёт, Когда разлука сквозь года Тянуть устанет По небу сонный самолет, Когда любовь моя От холода продрогнёт, Застынет и замрёт, Когда забытую меня Никто не вспомнит И только песенка найдёт Тогда моя звезда - Живая музыки вода Вновь запоёт, Тогда сквозь все года Твоя любовь меня найдёт. И всё, чему душа моя Вдруг улыбнется, Былое в сердце затая, Когда-нибудь к кому-нибудь Ещё вернётся, ещё вернётся песенка моя. Тогда моя звезда - Живая музыки вода Вновь запоёт, Тогда сквозь все года Твоя любовь меня найдёт. Когда живое сердце Плакать перестанет, Когда живая боль уйдёт, Когда печаль моя Печалиться устанет, Мне эта песенка споёт. Тогда моя звезда Живая музыки вода Вновь запоёт, Тогда сквозь все года Твоя любовь меня найдёт! * * * Цвет твоих крыльев белый, голубка, Цвет твоих крыльев – белый. Что мне с тобою делать, голубка, Что мне с тобою делать? Тает в ладони свет золотой, За окнами дождик плачет. Небо уронит в сердце живое Перышко – на удачу! Ах, мое сердце бьется, голубка, Как мое сердце бьется! Как тебе там живется, голубка, Как тебе там живется? Золото зерен-дней на ладони моей – Все, что есть, голубка. Ты улыбнулась мне - и растаял снег, Этот снег, голубка. Цвет моих крыльев черный, голубка, Цвет моих крыльев – черный. Сердце еще горячо, голубка, Сердце еще горячо! Нежность еще нежней, оттого, что с ней Так светло и хрупко. Ты улыбнулась мне - и растаял снег, Этот снег, голубка. Ах, мое сердце бьется, голубка, Как мое сердце бьется! Как тебе там живется, голубка, Как тебе там живется?! Плакать не стоит, - видишь, пустое Небо улыбку прячет! Свет золотой в радуге той Новой звездой маячит! В небе поют иначе! Что ж ты, голубка, плачешь?! Ах, мое сердце бьется… Как мое сердце бьется… Как тебе там живется?... Как тебе там живется?... Цвет твоих крыльев белый, голубка, Цвет твоих крыльев – белый. Что мне с тобою делать, голубка, Что мне с тобою делать? * * * Распускался день, Мой Дон Салидон, Как живая роза. Как живая роза, Мой Дон Салидон, Просыпалась песня. Просыпалась песня. Мой Дон Салидон, Озарялось сердце. Озарялось сердце, Мой Дон Салидон, Улыбалось небо. Улыбалось небо, Мой Дон Салидон, Обнимало землю. Обнимало землю, Мой Дон Салидон, По которой шел ты. * * * Моя печаль, моя любовь, уходит вдаль, а мне оставит только ветер, соль от слёз, слова всерьёз, шипы от роз, и пепел. Былого сна была весна, плыла луна над нами, но одна теперь пою печаль свою и знаю только, что люблю всё также я, но далеко свет за рекой растаял так легко. * * * Разлука смотрит на меня Твоими серыми глазами. Вспорхнула птица между нами. . . Вскочило сердце на коня, И мчится поперек огня, Не уступая своеволью, Переполняясь новой болью. . . За болью - даль, за далью - дым. . . А ты глядишь, не отрываясь, Как снег летит, переливаясь На уходящие следы Неразразившейся беды. . . И, если даже мир качнется Твоя любовь не обернется. * * * Сердце мое сожмется, Апостол День улыбнется, Раскроет ладонь, а там - Рай, обещанный нам... И наступит святая ночь. Я - ничья золотая дочь Светлымоблаком покачусь, Тихим помыслам научусь, Подтянусь к роковому краю И увижу дорогу к Раю... По дороге, ведущей к Раю, Увижу тебя, узнаю, Но спрячу лицо в ладонь - Ты душу мою не тронь! Сердце мое сожмется... Прошлое не вернется, Не улыбнется нам Все, что осталось там! За роковой чертой Только обрыв крутой... Только моя вина Плещется, как волна, Только луна и полночь, И никого на помощь! Это - дорога к Раю! Знаю, я это знаю! Это - дорога в жизнь! Только держись, держись... Сердце мое сожмется, Апостол День встрепенется, Раскроет ладонь, а там - Рай, обещанный нам, И ничего иного, Прошлого и больного... И никого окрест, Только из-под небес Крик журавлиной стаи Вырвется - и растает... Это дорога к Раю, Знаю, я это знаю! Это дорога в высь, Только держись, держись! * * * Ах, Вера, моя Вера, сестра моей души, Ах, где та злая мера - как пламя не туши, Как ветром не развейся, дождем не заливай, Не жди и не надейся - не кончится твой рай. Не кончится бессмертье твоих смертельных мук, И никуда не деться, не успокоить рук, Летающих в тревоге невысказанных фраз: Слова, мой друг, убоги, но живы еще в нас. Ты только будь живою, веселой, золотой. Я ухожу другою - я остаюсь с тобой. Перелетев за тучи, я вижу взмах руки. О, радуйся, не мучай бедой свои виски. Легко и без боязни душа моя теперь Глядит на новый праздник, на твой счастливый день. Ах, сверху все так просто: смотри, ликуй, люби. Прощай, мой верный остров, до будущей зари. Ах, Вера, моя Вера, сестра моей души, Ах, где та злая мера - как пламя не туши, Как ветром не развейся, дождем не заливай, Не жди и не надейся - не кончится твой рай. * * * Ах, матушка Ольга, дитя и причуда, Божественной сладости горькая весть, Согрей моё сердце, пронзи мой рассудок Единственной радостью - просто быть здесь. Единственным светом смущённой улыбки, Фонариком маленьким, тонким лучом Найди меня в этой кромешной и жуткой Реальной реальности живую ещё. Возьми мою душу в ладони рассвета, Укрой моё сердце платочком любви. Я слышу, я слушаю голосом ветра Поющую где-то не здесь, а вдали. Ах, матушка Ольга, блаженное сердце, Блаженная радость уставших людей. Ах, сколько нас, сколько, просящих согреться У печечки светлой молитвы твоей. Ах, матушка Ольга, дитя и причуда, Божественной сладости горькая весть, Согрей мое сердце, пронзи мой рассудок Единственной радостью - просто быть здесь. * * * Бежит слезинка по лицу - В ней лучик солнечный смеётся. Ах, счастье в руки не даётся. Ах, так и надо подлецу. Ах, так и надо мне упрямому, Нерасторопному и злому. Ах, так и надо мне живому, Едва живому, то есть пьяному Ах, был я молодцем лихим, Всё на журавликов поглядывал, И думал, где они грехи - Одни стихи. И будут рады нам Мне и стихам в любом дому, В любом дворце и подворотне. И были рады, были сотни Счастливых дней, ночей в дыму. И пламени страстей Не снижая скоростей Неслась на красный светофор Во весь опор, Асфальт колёсами круша, Моя красивая душа. Судьба меня уберегла, Дорога снами убаюкала, Разлука пела как могла, А время стрелками постукивало. И в баке есть ещё бензин, И сердце глупое всё бьётся, Но счастье в руки не даётся, И я один, один, один. И по Бульварному кольцу Иду без цели и без повода. И слёзы льются по лицу, А я иду, и мне всё - поровну. Туманит сонные мозги Вино весёлое и злое. А сердце, всё ещё живое, Стучит: "Беги, беги, беги!.." От самого себя бегу По кругу, по кольцу, по МКАДу, И, может быть, ещё смогу Догнать себя и сбить досаду. Но за спиной моей шаги, И голос ласково тревожный: - Сынок, родимый, помоги, ну, хоть немножко, если можно… * * * Белоснежный Пан, Хрупкий, как туман, Звонкий, как вода, Забываю? Да! Ваших губ ожог, Ваших слов прыжок, Угловатый жест... Не смотрите же! Что могу я знать?! Ваша белизна Света не спасёт Вот и всё! Вот и всё, о чём Прикоснусь плечом К Вашему плечу... Молчу! В сердце золотом Мой забытый дом. Пламя моих дум - Разве это ум? Видите звезду В глянцевом пруду? Но на дне ль пруда Светит та звезда? Так и мой рассвет, Сохраняя "нет", В глубине пруда Превратился в "да"! Но запел петух, И открылся слух, И пробилось в свет - Нет! Не моя вина, Что и без вина В сердце горячо! Что ещё? Белоснежный Пан, Был правдив обман, Не держите зла: Я - была! Белоснежный пан, Хрупкий, как туман, Звонкий, как вода. Забываю... Да. * * * Мой белый воробей живёт на свете белом, Чирикает как все другие воробьи. Но как бы он ни жил, и что бы он ни делал, Все песни об одном: о неземной любви. Своею белизной, что злобною мишенью, Смущает небеса и балует врагов, Но что ему до всех, он любит свою Дженни, Она глядит с небес и он на всё готов. Белый воробей, воробей белый, Сердце пожалей, пожалей нервы, Все тебе потом распахнут двери, Серое пальто, белые перья, Белая душа, нежное сердце, Дженни хороша, не переусердствуй, Не сорвись на «ля», не пройди мимо, Всё начнём с нуля, кто твоя прима? Белый воробей, небо бездонней От любви твоей, тянет ладони В солнечную высь белый прохожий. Сердцу улыбнись, Господи Боже! Мой белый воробей белее с каждым утром, Упрямая зима упрямо настаёт, Но смотрит на меня приветливо и мудро Мой белый воробей, и песенку поёт. Он радуется дню и не боится ночи, Чирикает всему, что Бог земле даёт. И я черкну ему на небе пару строчек: Люби свою любовь, а Дженни подождёт. Белый воробей, сердце забилось, Прилетай скорей, о, моя милость, Протянись во тьму, ниточка счастья, Всё теперь пойму, стану прекрасней, Ожидая день светлого чуда, Белая мишень, радость откуда Выстрелит в меня, белую птицу, Нежного огня дай мне напиться. . . Белый воробей, белая песня, Встала у дверей новою вестью Даль твоей любви выше, небесней, Только позови, Дженни воскреснет. Белый воробей, воробей белый, Сердце пожалей, пожалей нервы, Все тебе потом распахнут двери, Серое пальто, белые перья, Белая душа, нежное сердце, Дженни хороша, не переусердствуй, Не сорвись на «ля», не пройди мимо, Всё начнем с нуля, кто твоя прима? Белый воробей, небо бездонней От любви твоей, тянет ладони В солнечную высь белый прохожий. Сердцу улыбнись, Господи Боже!.. * * * Слегка качнутся небеса, И поплывет моя дорога. Душа натянет паруса И канет в Лету, в лоно Бога… У Бога тихая берлога, У птицы легкая рука. Лишь в сердце темная тревога, Как будто гул издалека. Завязалась душа узелком ожиданья. Распустилась душа лепестком состраданья. И скатилась с небес виноградинкой слова, Чтоб напитком чудес воскресить неживого. Бродяга Никто нигде не ждёт меня – Бродяга я, бродяга я. Увижу в небе журавля – Бродяга он, бродяга я. Стою один среди дождя Бродяга он, бродяга я. Без крова, хлеба и огня – Бродяга я, бродяга я. Иду по склону лет и дней За тихой тайною твоей. От января до декабря – Бродяга я, бродяга я. Ничто не остановит рек Я лишь усталый человек. Но без конца твердит земля: «Бродяга ты!» - Бродяга я. Покуда песенка жива, Я повторяю те слова, Которые в начале дней Я пел на родине своей. Но не борец и не герой – Иду безумный за тобой. И повторяю про себя: "Бродяга ты. Бродяга я." * * * Будто не было свободы отвязавшейся душе - Золотой, видать, погоды ждет, чтобы выпорхнуть уже К невесомому упрямству, неподвижному судье. Так мое непостоянство станет верностью себе. От еще одной потери сердце станет легче сна. Где-то - люди, где-то - звери, где-то - Бог, а я - одна - Растерявшаяся птица - не видать земли: всё - синь. Ах, душа моя, сестрица, раньше времени не сгинь. Будто не было свободы отвязавшейся душе - Золотой, видать, погоды ждет, чтобы выпорхнуть уже. * * * В сердце тихо любовь стучится. Никого не обижу больше. Улетела моя Жар-Птица, Мой серебряный колокольчик, Кто на душу мою в обиде, Кто за нежность мою в тревоге. . . Но никто меня не увидит На забытой людьми дороге. Завела я себя, слепую, В чащу леса, на дно колодца, И по людям живым тоскую А Жар-Птица-то не вернётся. . . Не вернётся - так и не надо, Нет во мне для обиды места. Золотая моя отрада, Стала Господу ты невеста. . . Не думай, не думай, не думай. Твой праздник не злой - угрюмый, Твой крик не пророк - добряк, Он миг свой потратил зря. И что ещё ждёт тебя, друже, Кого потерял ты в стуже Упрямых своих страстей? Ты выбрался из сетей, Ты выпрямился, подрос, И что за смешной вопрос О том, для чего ты здесь - Ты - радость моя, ты - весть. Ты - право моё на жизнь! А Бог не выносит лжи, Поэтому, друже мой, Пойдём-ка и мы домой - К уюту, к чайку, к судьбе, Друг к другу, к самим себе. * * * В чужие дали, В немую осень Мои сандали Меня уносят. Мои печали Полоской света Меня уводят В страну рассвета. В стране рассвета Все время лето. Проходят зимы, Как пилигримы, Проходят мимо, А я незримо Смотрю на это В стране рассвета. Куда уходишь? Очнись. Опомнись. Мой пароходик Спешит на помощь. И эта память Седого света, Меня не станет, Но знай, что где-то В стране рассвета Все время лето. Проходят зимы, Как пилигримы, Проходят мимо, А я незримо Смотрю на это В стране рассвета. Ванька-дурак Как Ванька-дурак - железный колпак Собирался войной на Войну. Война - не вина, Война - не жена, Война не нужна никому. А что Ваньку-дураку на его на веку Не досталось ни искорки, ни огоньку, Ни тепла, ни добра, ни улыбки с утра - Не сказал никому-никому. Зато ранней порой веселый герой Вышел в поле в броне боевой, В кандалах и цепях на побитых костях С железною головой. Ах, Ванька-дурак - Железный колпак, И на что тебе та Война? Ведь она - не жена, Налетит - и хана, и не будет Ивана. А Ванька-простак прямо в реку с моста Сиганул, и смешно самому, Ухватил за спину Чуду-Юду одну, Оседлал и пошел на войну. Эх, Ваньку-дураку весело на скаку, Он разбойные песни поет. А навстречу - Война, сыта да пьяна, Да не видит, куда идет. -Эй, куда идешь? Смотреть надо! А Ванька-дурак на коне подошел ко Войне Да и встал перед ней стеной. -Эй, Война-белена, что ж ты ходишь пьяна? И не совестно-то самой? И сама не живёшь, и другим не даёшь, Только знаешь, что пьёшь да бьёшь. Только горе да месть на пути твоём есть. Шла бы в царствие ты своё. -А? Что? - удивилась война – Это кто тут пьяна? Да взвилась медной пулей - Свистёж над ивановым лбом, А он - колпаком, И поймал ту Войну целиком. И с тех пор тот колпак не снимает дурак, Стережёт злую пулю-Войну. А что в сердце своём Он и ночью и днём, Каждый день, каждый час Всё молился о нас - Не сказал никому-никому. В. Матвеевой Веточка вербочки Сжата в моей горсти. Небо не сердится Спи, моя Верочка, спи. Нежность растаяла (Голос твой - ручеёк) Мир не исправила, Просто зашла на чаёк. Просто сложилось так (Богу всегда видней); В песню сложила, как В короб, остаток дней. Двери распахнуты Короб отныне пуст. Падает в пахоту Слово с небесных уст. Но мне грустно без тебя, одиноко. Не уходит золотая морока: Слышу песню, но не вижу лица И не будет этой муке конца. Не увижу я тебя, не узнаю, Потому что ты теперь - неземная, Потому что не о том говорю, Потому что так, как ты, не спою. Птичка певчая вспорхнёт - и растает. . . В моей жизни твоя жизнь прорастает, В моей песне твой горит свет. . . Кто заметил, что тебя - нет? Веточка вербочки Сжата в моей горсти. Небо не сердится Спи, моя Верочка, спи. . . Вечная любовь Вечной любви не бывает! Есть вечная мука И вечная память, Разлука, разлука И водка в стакане, Непруха, разруха, Бездарная жизнь! И больше – ни звука! – Чтоб не было лжи! Вечной любви не бывает! Есть вечные споры И вечный сквозняк, Границы, заборы, Грызня и резня, Седые обиды И сонный недуг, Жестокость Фемиды И глупость заслуг. Вечной любви не бывает! Есть вечная тема Для сонмища книг, Измена, замена, Узоры интриг… Резные оконца… Дубовая дверь… И утро без солнца… И жизнь – без потерь! Вечной любви не бывает! Виктория (Еще дымилось горе) Еще дымилось горе в моём сердце, Еще казался мне весь мир седым, Когда пришла ты душу обессмертить Своим порывом к радостям земным. Всё озарилось серебристым светом, Всё покорилось тайнам золотым, О, не спеши, душа с ответом Не принимай огня за дым. Виктория над роковой судьбою! Победа над отчаяньем безбрежным! Надежда, Вера встретились с Любовью, И Мудрость озарилась взглядом нежным. Что для тебя становится возможным, Я принимаю, остальное - прах, Весь мир объят огнём безбожным, И лишь твоей ладони взмах Божественен, прощаясь, утешая, Как горний снег твоих седин. Во мне бездонность воскрешая, Божественно и радостно любим. Не покидай бескрылых обещаний, Не приручай распутницу разлуку. Забытых лиц не вспоминай ночами, Любовь тебе протягивает руку. Виктория над роковой судьбою! Победа над отчаяньем безбрежным! Надежда, Вера встретились с Любовью, И Мудрость озарилась взглядом нежным. Виктория!! Виктория!! * * * Песня написана после просмотра фильма Сокурова "Мать и сын" Вот распахнулся день, Как Божии объятья, Родная чья-то тень Скользнула в белом платье Открылся взор вещей, Угаснул вещий голос И чей-то вздох - но чей? Задел тончайший волос Узорного ковра Беспечной паутинки: Небесная игра Из прошлого картинки, Распроданный сундук, Крылатые надежды. Далёкий нежный звук Из чьей-то жизни прежней. Родные купола С крестами нараспашку, Моя душа плыла, Похожая на пташку, Не задевая струн, Что звались проводами, Так и остался юн Мой голос в этом храме. * * * Посв. А.Деревягину Все птицы - как птицы. Птенцы - как птенцы. А этот упал из гнезда На землю чужую с чужой высоты Ему не летать никогда. И тянется маленький он И смешной губами в небесную синь. И песни растут, как трава, из него. О, радость, его не покинь! Пусть он, желторотый, не знает За что упал из гнезда, как чужак. Пусть только поет светлый голос его, Не знает, что все здесь не так Не ведает этот упавший с небес Ни зла, ни добра, ни души. Один-одинешенек, тайный певец, Не верит, что все еще жив Поет бесконечную песню свою, Сжимая земные сердца. О, Господи, дай ему силу твою, Чтоб выдержать все до конца. Безумный птенец, помолись за меня. Я тайну твою узнаю: Ты - вестник, ниспосланный в эти края. Тебя я встречала в раю. Все птицы - как птицы. Птенцы - как птенцы. А этот упал из гнезда На землю чужую с такой высоты Ему не летать никогда. Бескрылый крылатую песню поет, И сердце от счастья летит. Губами небесную синь достает, И Бог ему это простит. * * * Все слова мои - заклинания, Все дела мои - ожидания, Все дороги в одну слились. . . О, не мучай же - появись! День за днем - кораблекрушение Твоего-моего решения. . . Сердцу хочется крикнуть ввысь: О, не мучай же - отзовись! Ах, не золото - то молчание, На зелёной волне качание. . . Нету сил этот груз нести , О, не мучай же - отпусти! Пламя вырвалось из печи – Хоть кричи, хоть рукой стучи, Задыхаюсь в себе самой. . . Слышишь огненный голос мой?!… Серафиму Саровскому 1 вариант слов Вслед за облаком седым Собиралась птичья стая. Камень белый - Серафим, В землю черную врастая, Ни о чем не плачет - сух, Для души беда - отрада. Солнце белое для двух Умоляющих - награда. Солнце зноем опалит, Холод сердце не остудит. Так Расеюшка болит, Что окаменели люди. Черной ночью не черно, Белым днем еще белее. Матерь Божия давно Глаз на мир поднять не смеет. Вслед за облаком седым Улетит душа седая. Какмень белый Серафим, Богородица Святая. Из твоих молящих рук Белым голубем, молитвой Вырвется, как первый звук, На земную твердь пролитый К синим-синим небесам Улетела птичья стая. Слово тянется к устам, Песню новую слагая. И растают, словно дым, Русь молитвою спасая, Камень белый – Серафим, Богородица святая. Серафиму Саровскому 2 вариант слов Вслед за облаком седым Собиралась птичья стая. Камень белый - Серафим, В землю черную врастая, Тихим голосом поет Богородице молитву. Солнце красное встает, Поднимает день на битву. Горе с горем говорит. Мир - стоит, а время - судит. Так Расеюшка болит, Что окаменели люди. Тянет сон на дно реки. Правда рыбкой обернулась. Тянут невод рыбаки. Божья Матерь улыбнулась. К синим-синим небесам Улетает птичья стая. Слово тянется к устам, Песню новую слагая. И растает, словно дым, Русь молитвою спасая, Камень белый – Серафим, Богородица святая. Вслед за облаком седым Собиралась птичья стая. Камень белый - Серафим, В землю черную врастая, Ни о чем не плачет - сух, Для души беда отрада Солнце белое для двух Умоляющих - награда. Солнце зноем опалит, Холод сердце не остудит. Так Расеюшка болит, Что окаменели люди Черной ночью не черно, Белым днем еще белее. Матерь Божия давно Глаз на мир поднять не смеет. * * * Вспомню тебя - покачнётся земля, Станет иным мирозданье, Ты - беспокойная песня моя, Ты - моё Древо Желанья. Нежность сожмётся в упрямой горсти Всё упованье на Бога. Только бы вновь до тебя добрести По бесконечным дорогам. Так каждый миг - от тебя до тебя Переживаю разлуку, Ты - бесконечная песня моя, Сердце отдавшая звуку. * * * Голова кружится, день упал с дерева, Лишь одной музыке ты всегда верила, Об одной музыке ты в раю бредила, Бог держал день в руке, я тебя встретила. Дотянусь радугой до твоей радости, Музыкой надо бы, да земной сладости. Загорчит вымысел, заворчит весело, Бог у тьмы выпросил, я тебя встретила. Голова кружится, день упал с дерева, Лишь одной музыке ты всегда верила, Об одной музыке ты в раю бредила, Бог держал день в руке, я тебя встретила. За живой жалостью, за чужой смелостью, Всё тебя звалось мне, всё тебе пелось мне, Потянусь шёпотом, протянусь лепетом, К небесам шёлковым, я тебя встретила. Голова кружится, день упал с дерева, Лишь одной музыке ты всегда верила, Об одной музыке ты в раю бредила, Бог держал день в руке, я тебя встретила. Гуси-лебеди Гуси-лебеди летели, На поляночку присели. Серы крылышки сложили, Свои глазоньки смежили. Целый день летали Баю-бай-бай, А теперь устали Спи-засыпай. А один гусеночек, Серый лебеденочек Спать не хотел, На небо глядел. Из высокой дали Баю-бай-бай, Звезды выглядали Спи-засыпай. -Маленькие птички, Звездочки-сестрички, Научите братца, Как до вас добраться. Отвечают птички Баю-бай-бай, Звездочки-сестрички Спи-засыпай. -Как закроешь глазки, Сядешь на салазки. Сон салазочки поднимет И на небушко закинет. А уж на том свете Баю-бай-бай, Мы тебя и встретим Спи-засыпай. Закрывай-ка глазки, Будут тебе сказки, Будет тебе Рай Спи-засыпай. Дева-Богородица - Дева Богородица, Где душа находится? - Там душа находится, Где любовь живёт. - Дева Богородица, Где любовь находится? - Там любовь находится, Где печаль поёт. - Дева Богородица, Где печаль находится? - Там печаль находится, Где трава растёт. Нежность с Небом сходится, Зло с Добром расходится, Там, где Бог находится, Там душа живёт. Нежность с Небом сходится, Зло с Добром расходится. . . Там, где Бог находится Там любовь поёт. Нежность с Небом сходится, Зло с добром расходится. . . Где печаль находится, Там душа растёт. . . Деревянные крылья - Как подует ветер, побегу навстречу, Расправлю плечи и стану легче, Поднимусь на небо - увижу Отца, Расскажу Ему, что сделал сам Деревянные крылья! Что горит под ногами сырая земля, Что птицы летают, а людям нельзя, Что сердце не верит - и не поёт... Но прячется в дереве птичий полёт - Деревянные крылья! -Улетаю, улетаю... В небе радуга святая! В небе тает солнца шар, Но жива еще душа. Сердце - пламенный мотор! Я не знала до сих пор, Что живое пламя дня Вырастает из меня! -Как подует ветер, побегу навстречу, Расправлю плечи и стану легче, Поднимусь на небо - увижу Отца, Расскажу Ему, что сделал сам Деревянные крылья! Джанис Блюз-посвящение Д.Джоплин Джанис, научи меня Быть как солнце, жечь как пламя, Джанис, научи меня Разговаривать не словами. Джанис, научи меня Тратить сердце зря, ошибаться, Джанис, научи меня И в костре горя, улыбаться. Джанис, научи меня Быть такой, как все, даже хуже, Джанис, научи меня Видеть океан даже в луже. Джанис, где душа твоя, Отлетев, вершит революцию? "Джанис!" - так поёт Земля, Тишину твою - экзекуцию. Джанис, не тебе покой, Голос врезался прямо в сердце, Джанис, для другой такой Бог уже открыл в небо дверцу. Джанис, научи меня Быть как солнце, жечь как пламя, Джанис, научи меня Разговаривать не словами, Джанис!.. Дивеевские Ивановны Рано-рано дочки Ивана Поднялись на высокий бугор. Рано-рано дочки Ивана Заплелись в подвенечний убор - Пелагея - васильком - поднебесным цветком, Параскева - подорожником-утешителем, А Мария младшая - терновником-страстотерпцем. Спрятались Ивановы дочки в цветочки, Улыбаются, лепестками машут: - Будет вам горевать да плакать, бедные, бедные деточки человечьи, на хрупкой веточке времени качайтесь, пойте, дышите, пока ангелы утешители держат вас на руках, прорастайте зернышком радости в траве полыни. Любовь нахлынет, Тоска уймётся, Жизнь не вернётся. Но там высоко-высоко в небесной сини Седое облако - Святой Серафимий. За руку возьмёт, дальше поведёт, За руку возьмёт, не оставит. За руку возьмёт, дальше поведёт, За руку возьмёт, не оставит. И небесные сестрички Пелагея, Параскева, Мария Будут плыть над головой И светиться как звездочки На заре утренней. Не плачь, не плачь, сердце, Будет ещё время, Вернётся тоска и радость, Услышишь земное пенье, Увидишь родные лица, Узнаешь поймёшь и вспомнишь, Как долго дорога длится, Когда не приходит помощь. Как больно разлука ранит Вожжёю нетерпеливой Как тает луна в тумане Улыбки твоей счастливой. Как вспыхивает на солнце Слеза золотой звездою, Как смотрят через оконце Небесные на земное - Три девочки, три невесты, Несорванные цветочки, Три старицы поднебесных - Ивана Предтечи дочки. Рано-рано дочки Ивана Поднялись на высокий бугор. Рано-рано дочки Ивана Заплелись в подвенечний убор - Пелагея - васильком - поднебесным цветком, Параскева - подорожником-утешителем, А Мария младшая - терновником-страстотерпцем. Догорай, уголек Догорай, уголек, В моей печи, Засыпай, мой сынок, Не кричи. Никому не скажу (День и так пройдёт), Чью печаль сторожу, Чей - полёт. Ни заветов, ни слёз, Ни обид, ни битв Белый ветер унёс Серебро молитв. Укачаю твой сон, Да усну сама. На малиновый звон Набежит зима. Золотой петушок Раскричит зарю. . . До чего ж хорошо Здесь у нас, в Раю, Ни заветов, ни слёз, Ни обид, ни битв Белый ветер унёс Серебро молитв. Долго по свету идти (Николушка) Долго по свету идти, Долго счастья не найти, Долго мучиться в смятеньи, Но одно есть утешенье Загорелся день вдали, Загорелся свет любви То открыл окно в свой Рай Чудотворец Николай. Кто подарит снег зимой, Кто вернет меня домой, Кто любви меня научит, Кто пошлет счастливый случай? Улыбнутся небеса, Стихнут злые голоса Поспешит на зов людской Божий праведник Святой. Кто печаль мою утешит, Кто нужду мою поймет Я - весь грешен, ты - безгрешен, Помолись за мой народ! Николушка, Николушка, Ласковое словушко (солнышко) Не оставь меня в пути, Мне дороги не найти. Николушка, Николушка, Словушко-соловушка. Жизнь твоя святая Песня золотая. Домна Карповна -Домна Карповна, дверь открой! -Да нету двери у меня, Только звери у меня. -Домна Карповна, распахни окно! -Да заходила кошка И забрала окошко, А мне и не обидно, И без него все видно! -Домна Карповна, выходи во двор! -Да чего выходить-то? Я и так тут. Весь земной простор Мне - двор. А чё зовете-то? -Домна Карповна, песню спой! -А, это можно, Только ведь мне нужны, как бывало, Подпевалы Псы да кошки, Да еды немножко Для подпевал, Чтобы пыл не ослабевал! Только ветер в голове свистит, Заметает все мои пути, Все пути мои, дорожки белые. Человечья страна больна, И, наверно, в том моя вина... Не "наверно", а моя вина Плохо пела я! Значит, новые нужны пути, Чтобы песенка могла пройти, Докричаться, долететь, дотронуться До упругой синевы небес И рассыпаться на сто чудес, Слышишь, Господи, летит к Тебе Сколько звону-то?! Колокольная моя страна, Сердобольная моя струна, И невольная бежит волна, Разливая медь. Чтоб услышал нас Небесный Двор, Подпевает мне собачий хор! (Что, конечно, не казачий хор, Но неважно ведь). Разольется золотой рассвет, И увижу через сотни лет Я оставленный тобою след, Словно жаркою И упрямою босой стопой Проходил здесь звонкий голос твой, Потому-то здесь всегда Весна, Домна Карповна! - Домна Карповна, распахни окно! - Домна Карповна, дверь открой! - Домна Карповна, выходи во двор! - Домна Карповна, песню спой! Дорога домой Я знаю, я помню: По пояс в снегу К забытому дому Наощупь иду, К потерянной встрече Бреду наугад... Туманней и легче Дорога назад. Всё тише, всё тише Шаги по песку. Я вижу, я слышу Родную тоску И в окрике ветра, И в пене морской, И в радости лета, И в песне простой. Я знаю, я знаю, Что это смешно, Дорога шальная Шагнет сквозь окно, И ветер неловкий Стекло разобьёт... Смешные уловки, Но всё же - вперед! Я помню, я помню, Куда я иду: К забытому дому, По пояс в снегу. Наощупь, сквозь ветер, На голос родной. Серебряно светит Дорога домой. Дороженька (Подарил Боженька) Подарил Боженька Мне тебя, дороженька. Хожу по свету я, Ни на что не сетуя. Ни на что не сетуя, Завожу беседу я С ветром в чистом поле, Где душа на воле Песни напевает – Горе забывает. Подарил Боженька Мне тебя, дороженька, Небо да травушку, Да любовь-отравушку. Да любовь-отравушку – Злым людям забавушку, Добрым людям - горюшко. Золочёно горлышко Запоёт, заплачет, - Всё переиначит. Подарил Боженька Мне тебя, дороженька – Слева да справа Русская держава. Спереди да сзади Люди, Христа ради, Как и я, болезныя, Ходють, бесполезныя, В чаще бездорожия, Ищут Слова Божия. Дорожная цыганочка (Бьется сердце странника) Бьется сердце странника В Божьем рукаве. Выйду в поле раненько – Ветер в голове Зашуршит, заокает, Закричит своё: - Сердце одинокое Бог не отдаёт! Всё судьба дорожная Выжгла без огня, - - Что ж ты, осторожная, Смотришь на меня?! Не смотри, не жалуйся, Не буди мой страх, Уходи, пожалуйста… Горечь на губах. Выйди в поле раненько, Потянись к траве, - Видишь: сердце странника В Божьем рукаве Жмётся сонно, радостно К ласковой руке, - Оттого и благостно В золотой тоске. Уходи, пожалуйста! Горечь на губах. Сердце одинокое Бог не отдаёт! Жаворонок в небе (Бл. Евфросинии Колюпановской) Жаворонок в небе, Голуби на крыше, Куры на дворе. Кто тебе поверит, Кто тебя услышит В этой-то дыре? Больно ранит время Стрелками амура. Кто тебе поверит, Евфросинья-дура? -Пусть себе не верят, Пусть себе живут. Люди - они ведь не звери, А звери со мной поют. А звери тайком приходят И греются у огня. Они не меня находят, А то, что сильней меня. И смотрят они, как дети, Доверчиво и смешно, Как тихая радость светит Сквозь тучи в мое окно. Деточки-веточки Тянут Божьи деточки К небу высокому, Богу светлоокому: -Ты прими нас, Боженька, Такими как есть, Ты прости нас, Боженька, За то, что мы здесь Плачем и просим, Смеемся, поем, Зернышко бросим - Дерева ждем. Знаем-не знаем - Живем все равно К небу взлетаем И камнем на дно. Слезы - ручьми, А радость - рекой. Стали друзьями Огонь и покой. Жаворонок в небе, Голуби на крыше, Куры во дворе. Здравствуй, братец Ветер! Здравствуй, братец Дождик! Здравствуй, братец Снег! Выглянет с востока Солнце в небе синем, И взлетит высоко Птица-Евфросинья. Журавля тебе в небе А.Анпилову Журавля тебе в небе, мой друг, На протянутой к сердцу ладони. Отголоском прочитанный звук Твоей песни печальной не тронет. . . Разухабистой буре - мечте Да дано будет в снах разразиться Как растянешь судьбу на холсте, Так тебе все на свете простится. Даже Бог на своих небесах Не выдерживал муку такую. День, растерзанный на голоса, Напугал твою птицу святую. Как вернуть эту прежнюю жизнь Как с ней, прежней, навеки проститься? Журавлем в светлом небе кружить, Да с синицей-судьбой не ужиться. . . За взглядом - вздох За взглядом - вздох, за тишиной - страданье. . . Любой ответ - но нет тебя со мной. Не убивай меня напрасным ожиданьем, Не убивай меня любовью неземной. За каждый миг своей любви отвечу Перед твоей смущённою душой. Не обрекай меня на новую невстречу, Не осуждай меня на призрачный покой. За стаей птиц потянется другая, В которой мне покинуть мир дано. Не забывай меня! Я на пороге Рая! Не забывай меня, земную, всё равно!. . За окном седой снежок Эпиграф: О моей любви нежалкой - веретенце да прялка, да тоска приживалка, Бог да сума. За окном седой снежок Заметает прошлое. За стежком еще стежок Пой, моя хорошая! Пой - не думай ни о чём. В небе месяц светится. Встанет ангел за плечом Радость с горем встретится. Что-то миленький дружок Да тебя не радует. За стишком ещё стишок Тихо с неба падает. Под руками вьётся нить, В сердце море плещется. Как любовь остановить? Как с тобой не встретиться? Пряжа прячется в клубок, Небо - за порошею. Ничего, что сон глубок, Пой, моя хорошая! А как солнышко взойдёт, Выйдешь на крылечко. Там и суженый придёт, Принесёт колечко. За тайгой Жизнь наяву Кажется сном. Сонно зову День за окном Стукнет ногой, Брякнет замком, С бабой Ягой Кто не знаком? Сколько же снов В этой глуши! Сколько же слов, Зовов души Побеждены Тайной судьбой, Погребены Здесь, за тайгой! За тайгой Нет ничего. За тайгой Нет никого. Кто говорил ей: „Будешь моей. Будешь святой Радостью той, Что на земле Тает во мгле“? Кто говорил ей: „Солнца налей, Сердце согрей. Вырвись скорей Из темноты Будем на "ты“"? За тайгой Нет ничего. За тайгой Нет никого. Кто говорил мне: „Спрячься на дне Светлого дня Здесь, у меня, В тайной тиши Сердца души“? Кто говорил мне: „Песен в огне, Феникс, не пой! Верой слепой Не опаляй Божьи поля“? За тайгой Нет никого. За тайгой нет ничего. Кто ей говорил: „Я - Гавриил. Я - тишина. Ты не одна. В небо взгляни Мы не одни“? За что тебя любить За что тебя любить, печаль моя, тоска, Саму себя губить, в самой себе таскать? В самой себе таскать, качать и песни петь, За что тебя, тоска, лелеять и жалеть? За что тебя, тоска, лелеять и жалеть, В самой себе таскать, качать и песни петь? За что тебя любить, печаль моя, тоска, Саму себя губить, в самой себе таскать? В самой себе таскать, качать и песни петь, За что тебя, тоска, лелеять и жалеть? За что тебя любить, печаль моя, тоска, Саму себя губить, в самой себе таскать? В самой себе таскать, качать и песни петь, За что тебя, тоска, лелеять и жалеть? Зацепился луч за тучу Зацепился луч за тучу, Тянет луч телегу дня. Солнце яблоком могучим Нависает на меня. Упадёт, сорвётся с ветки Древо неба - так и быть, Душу выпущу из клетки Вольной птицею побыть. - Гой-еси, упрямый локон, Неземного седока. Проплывают мимо окон Сны, деревья, облака. Глянет в сердце конь уставший, Распрямится Бог-отец, И поскачет за отставшей Стайкой дымчатых овец. Раскудрявый, расхороший, Пьяный-пьяный светлый день, Надевай свои калоши, Отряхни рябую лень. Зацепляй лучом за тучу, Зачерпни живой воды, Дай ты жизни невезучей Увернуться от беды. Здравствуй, боль Здравствуй, боль моей любви, Здравствуй, сердце неживое. Ни о чём не говори Всё под твердью голубою. Душа улетела. Прощай, моё тело! Прощай, моя жизнь! Ведь ты так хотела, чтоб не было тела, Так душу держи! Удержишь ли душу мою золотую, Мою неземную любовь? Умру - не нарушу я клятву святую. Мы где-нибудь встретимся вновь. Душа улетела. Прощай, моё тело! Прощай, моя жизнь! Ведь ты так хотела, чтоб не было тела, Так душу держи! Земной печали звонкий лед "Конь унес любимую в далекие края…" А. Хвостенко Земной печали звонкий лёд Меня к безумию зовет, А сердце песенки поёт, А в сердце милая живёт, А в сердце сердце голосит, Улыбка в воздухе висит. . . Забудь меня, забудь меня, Ведь нету дыма без огня... Рассудок плавится, звеня , А в чистом поле нет коня – Умчался к дальним берегам, А всадник ходит по следам. . . Пойдёт направо, до куста – Эх, голова моя пуста! Налево, к небу, до моста – И так же песенка проста: Тра ля ляля, ля ляля ля, - Кругла родимая земля. Забудь меня, забудь меня, Ведь нету дыма без огня, Где нету дыма без огня – Там нет меня, там нет меня. Там ничего такого нет, К чему приделать бы куплет. Уходит золото в зенит, А в голове опять звенит, Звенит и плавится гранит... Моя любовь меня хранит, Печаль за облаком живёт И Богу песенки поёт. Знаешь, я видела во сне В.Евушкиной Знаешь, я видела во сне, Как ты летаешь, Как бережно ты к небу приникаешь Метущейся и нежною душой. Таешь. Меня одну на свете оставляешь, Я видела во сне, как ты летаешь, Ты издали махнула мне рукой. И небо любит тебя, Ты слышишь, любит тебя, Так тихо любит тебя, Как я не умею, прости. * * * Золотеет пламя дня, Я живу среди огня. Всё-то радует меня. А за дальнею звездой Ходит парень молодой, Незатронутый бедой. А моя беда-вода Не уходит никуда. Не уходит никуда. Вот и я немолода. Всё кажется, я руки подниму И обниму большое небо. И непонятную войну остановлю, Но где б ты не был, Да сохранит тебя Господь И моя светлая любовь. Но никто не скажет мне Скоро ль кончиться войне? Сердце прячется во мне. Я стою над тишиной. Никому не быть со мной. Умолкает голос мой. А моя беда-вода Не уходит никуда. Не уходит никуда. Вот и я немолода. Всё кажется, я руки подниму И обниму большое небо. И непонятную войну остановлю, Но где б ты не был, Да сохранит тебя Господь И моя светлая любовь. * * * Золотой тишиной И улыбкой смешной Стала я для тебя, Человек мой родной. Светит солнце больней, Стали ночи длинней За высокой стеной Мне одной. И беда - не беда, И вода - не вода... Так и я для тебя Пропаду без следа. Никому не скажу, Что на сердце держу, Только тени одной За стеной. Это сон, это бред, Это солнечный свет, Это вечная грусть, Ну и что, ну и пусть! В золотой тишине Снова кажется мне: Слышу голос родной За стеной. И беда - не беда, И вода - не вода... Так и я для тебя Пропаду без следа. Никому не скажу, Что на сердце держу, Только птице одной Над стеной. Готланд * * * Золотыми крыльями Проложи дорогу ветру. Золотыми, сильными Крыльями вернись к рассвету! Золотыми мыслями Окружи мой дом! В сердце мое выстрели Золотым стихом! Золотая птица дня, Я твой праздник не нарушу. . . Помнишь ли еще меня? Горе выбралось на сушу. . . Никому не говорю, - Только сердцу, только Богу. . . Твоим пламенем горю – Сквозь меня веди дорогу! Птица за морем летает, Обо мне не вспоминает! Ветер вдаль меня уносит- Здравствуй, осень! Здравствуй, осень - Лишь за то, что была крылата, - В моем сердце любовь распята. . . И, ожидая безнадежно И, ожидая безнадежно Любви и мира за окном, Моя душа светло и нежно Поет о граде золотом. . . Когда-нибудь и в этом мире Наступит благостный покой, Но не сердись, Земля, мне мимо Пока лететь, я за тобой Вернусь. . . Вновь обретая бессловесность, Словами по ветру летя, Тебе дарую свою нежность, Мое унылое дитя – Земля моя, - разлука Нас не навечно разорвет, Я вне тебя - стрела без лука,- Меня любовь к тебе вернет. И, ожидая перемены, Еще в обличии моем, Поет во мне душа Вселенной О граде золотом. . . * * * - Из какой кручи К берегам этим Ты пригнал тучи, Золотой ветер?! Ты пригнал тучи, Солнце упрятал, Дождик певучий В небе заплакал! - Дождик певучий, Чем на нас падать, Ты скажи лучше, Чем помочь надо?! Ты скажи лучше, Где живет Лада, Золотой лучик Сердца отрада. Я пойду к Ладе За живой силой, За живой силой Для земли милой. - Да не дай, Лада, Не златы клады, Не еды сладость, А мою радость. Я возьму радость В теплые руки, В теплые руки, А слова - в звуки. Я пролью звуки Сквозь свои руки Да на те кручи, Где висят тучи. - Ты лети, радость, Да к земле милой, Ты скажи, радость, Что со мной сила. Упади слева Да на те кручи, Прогони с неба Темные тучи. Иоанну-Крестителю (Шел Иоанн) Шел Иоанн, светом озаренный. Плыл Иордан по пустыне сонной. Шел Иоанн, время торопилось. За Иордан солнышко садилось. Плыл Иордан, в небо упирался. Шел Иоанн, миру улыбался. За Иордан опускался вечер. Шел Иоанн Господу навстречу. По золотой лестнице с ночлега Бог молодой опускался с неба. Плыл Иордан, серебрилось лето. Шел Иоанн Нового Завета. * * * Е.Смольяниновой Как жила-то жила Птица певчая, Жизнь беспечная, Душа вечная? И не в доме жила, А по небу плыла, Раскрывая крыла, Чьим-то кровом была. То не день, то не ночь, То Господняя дочь Божью песню несёт, О спасеньи поёт. Да и то благодать На земле пострадать, Белый свет повидать, Богу душу отдать. И по небу лететь, Птичью песенку петь, Злое горе забыть, Человека любить. Ах, спасибо, Господь, За небесную плоть, За земную любовь, За всё то, что я вновь Увидала с небес, Возвращаясь к тебе. Всё, чем жизнь дорожит В твоей длани лежит. 01.12.1995 * * * Катай меня по небу В лодочке рук, Мой Ангел, мой нежный, Мой солнечный друг. Никто не увидит Шальную звезду, А я к тебе с неба В ладонь упаду. В ладонь упаду Ладонь обожгу, Прости меня, Ангел, Шальную звезду. Катай меня по небу В сердце своем, Я знаю, ты помнишь И имя мое, Я знаю, ты видишь И то, чего нет, Мой Ангел, мой нежный, Мой солнечный свет. Над нами лишь полночь, Под нами - беда, Но в небе сияет Шальная звезда. Неси меня, Ангел, Сквозь тысячи лет Туда, где за нами Потянется след, Туда, где за нами Откроется Путь... Но прошлое пламя Уже не вернуть. Растает улыбка, Качнется вода, И маленькой рыбкой Проснется звезда. * * * Когда бы не время, когда бы не сила, Что нежность со страстью сплетает упрямо, Иную бы душу в себе я носила, И имя иное дала бы мне мама. А с этою жизнью, а с этой бедою Что делать?… Разбитое сердце не плачет. Печальное небо веду за собою, Прозрачные крылья за облаком прячу. Когда бы звезда, что глядит без участья, Сказала бы, сколько ещё мне скитаться По белому свету за призрачным счастьем, И нужно ли счастью со мною встречаться? Когда бы не время, когда бы не сила, Что движет и временем, и мирозданьем, Иные бы мысли в себе я носила, Иное б искала всему оправданье. * * * Когда я устану жить, Когда я устану петь, К себе меня привяжи, Чтоб сердце моё согреть. Когда я устану петь, Когда не смогу летать, Чтоб глупо не умереть, Позволь мне тебя желать, Позволь мне тебя жалеть, Позволь мне тебя любить, Когда я устану петь, Когда я устану плыть В неведомые края К невидимым берегам, Позволь мне, любовь моя, Прибиться к твоим губам, Уткнуться в твоё крыло, Не плакать и не спешить, Чтоб солнце моё взошло В просторах твоей души. ? * * * Конь скачет, Пылится дорога. День обезумел От страсти Бога, А я не хочу Верить в удачу Сердце плачет: Не умирай, Не улетай В Рай! Будет Любовь, Будет и свет, Ночь позовёт А меня нет. . . Конь скачет, Дорога пылится. Что это значит? Белая птица В небе кружится Белая птица, Не умирай! * * * Кто кому рассказывал Золотую сказку? Кто меня наказывал За тоску и ласку? На разлуку жгучую Обрекая душу, Кто меня заучивал, Кто меня разрушил? Яблоками-ядрами Падая на крышу, Кто меня разглядывал, Кто меня услышал? Помыслом безумным Над землёю рея, Кто меня придумал, Кто меня навеял? * * * Куда уносится печаль Моих разлук и песнопений, Когда усталого плеча Касается твой нежный Гений. Вздох ангела в твоих губах Живёт как тайнопись улыбки, Как растворившаяся в снах Победа радостной ошибки. ...Призрачность твою уняв, Я отрекаюсь от сомнений, И взгляд, пробравшийся в меня, Мне дарит чудеса видений, И гений нежности парит Над головою просветлённой, - И этот день нас повторит В иных мирах, в иных влюблённых. ...Всё рассветнее звезда, Всё безмятежнее разлука, Ибо не будет никогда Её для нас - и даже звука Не остаётся для неё В безмолвной музыке дыханья И всё воздушнее твое Крылатое плеча касанье. Лада Не знает выше Твоей награды Всё то, что дышит, Ой, Лада, Лада. К каким словам, И к каким усладам Меня звала Ты, Ой, Лада, Лада. Ой, Лада, Лада, Для рук - прохлада, Для губ - услада, Для глаз - награда. Из сна любого Меня - живого Возьми в ладони, Ой, Лада, ой не... Не уходи, Не бросай беднягу, За охами На ухабах лягу. Не будет сердце Больное биться, Помилосердствуй, Ой, Лада-Птица! Ой, Лада, Лада. Для рук - прохлада. Для губ - услада. Для глаз - награда. Идет из сада Святая Рада, Моя баллада, Ой, Лада, Лада. Ой, Лада, Лада, Для рук - прохлада, Для губ - услада, Для глаз - награда. Ой, Лада, Лада… * * * Лети, лети, лепесток, Через запад на восток, Через север и на юг, Соверши волшебный круг. Взлети высоко легко, Шепни Богу на ушко, Что жду не дождусь того, О чем не прошу его, О чем не прошу, но жду Так радость бежит по льду, Не видя, что лед трещит, Не зная, что пощадит Ее невесомый бег Родившийся человек. День и ночь шелестит трава: -Для чего жива, для чего слова, Для чего права? - шелестит трава. И растет высок Над травой живой Золотой цветок. Подойду я к тому пруду, Где растет высок золотой цветок. Протяну ладонь, и родной огонь Запоет в ответ и протянет мне Золотой рукой не святой покой, А сплошной поток расцветных тревог, И высокий звук неземных разлук, И чужой рассвет на исходе лет; И всему итог - хрупкий лепесток моей любви. Лети, лети, лепесток. Свети, свети, моя душа. Расти, расти, моя любовь, Чтоб отпустить, но удержать На самом краешке беды От самой горькой из разлук, Над черным омутом воды Я удержу тебя. Лети!.. Взлети высоко легко, Шепни Богу на ушко, Что жду не дождусь того, О чем не прошу его, О чем не прошу, но жду - Так радость бежит по льду, Не видя, что лед трещит, Не зная, что защитит Ее невесомый бег Родившийся человек. * * * Лишь то – не вечное - роднит Изголодавшиеся души И мукою странною манит, И заставляет слушать, слушать: Ах, что там сердце говорит, О чем оно теперь вздыхает? Его нельзя угомонить, Оно не может без печали. Какие странные дела творятся В собственном рассудке: Еще обета не дала, А уж иду навстречу муке. А уж иду, закрыв глаза, На эшафот своих желаний. Уже не держат тормоза Чужих, нелепых обещаний. Но открываются глаза, И видно все без искажений, И светит молнией слеза, И льется дождь из сожалений. И повторяется одно: -Не оставляйте эту муку, Не уходите - все равно Вам не понять сию науку, Вам не простить себе вовек Неудержавшихся стремлений. И вы пускаетесь в побег, А я пускаюсь в удивленье. Лодочка Посвящается кошке Машке Лодочка, лодочка Мамина туфля. Маленькая мордочка Смотрит на меня. Уплывает лодочка, С кошкой на борту, Подожду немножечко И за ней пойду. Лодочка, лодочка Девочка-Земля. Укачало лодочка Кошку у руля. И плывет, старается, Звезд едва касается Жизнь моя качается Только б не отчаяться. Уплывает лодочка По ручью-лучу. Вырасту немножечко Тоже научусь Отправляться в плаванье В маминой туфле, Уходя из гавани, Вспомню о тебе Лодочка, лодочка, Девочка-Земля! Любушка (Бл. Любушке Рязанской) С посвящением Л.Захарченко Три года жила за печкой, Три года молилась Богу. Три года сверчок беспечный - Единственный брат и друг. Три года из жизни вечной, Казалось бы, и немного, Да только, поди, попробуй, Три года стоять вот тут: Слева – стена, справа – стена, А под ногами – бездна, Над головою – Бог. Это тюрьма – но для ума, А для живого сердца И этот уголок – широк. Любушка, Любушка, Божья голубушка, Сердце – за печкой, Душа – в небесах. Разве не люди-то, Господи, любят так, Всё равно любят Сквозь горе и страх. Любушка, Любушка, Божья голубушка, Птица небесная, А здесь – на земле: Странная, Убогая, Дурочка безногая. Но солнечная дорога Открылась простой убогой, И выросли ноги-крылья, И бездна сомкнула рот. И вышли из заточенья Безумье и вдохновенье, И с этого вот мгновенья Любовь по земле идёт. Слева – луна, справа – луна, А под ногами – полночь, Над головою – Бог. Сразу видать, что без ума. Но вновь спешит на помощь Безумная любовь. Любушка, Любушка, Божья голубушка, Сердце беспечно, Коль душа в небесах. Разве не люди-то, Господи, любят так, Все равно любят Сквозь горе и страх. Любушка, Любушка, Божья голубушка, Птица небесная Здесь, на земле. Странная, Родная, Хоть и не земная. Любушка, Любушка, Божья голубушка, Марина -Иосиф -ты М.Гершенович Марины забытье, Иосифа жужжанье, Трепещет свет в твоей ночи Я отдаю себя на растерзанье Стихам твоим - о, только не молчи!. . Живу, как прежде, в смутной передряге, Подрагивают дрожки на камнях. А где-то вдалеке, у каверзной коряги Ты прячешься, запутавшись в грехах, Как в строчках, буквах, измереньях, И путы некому разъять! Мой друг, моё к тебе теченье Способно солнце раскричать! Кричу, захлёбываюсь, праздную, бунтую, Стою, как водится, на пламенных углях Но всё -пустяк, когда тебя, святую, Ведут на казнь - о, содрогнись, земля! Твои же собственные дети, Стихи твои --твои ученики! Тогда мне кажется, что всё на свете Такие злые пустяки, И только тёмное пространство Свечою надо мной горит. . . Маринино непостоянство Иосиф всуе повторит, И я одно увижу ясно: Там, на упавших небесах Горят два имени, безгласно Качаясь звёздами в Весах! Мой бедный князь Мой бедный князь, невозмужавший, Из обезумевшей сбежавший Страны, кому вы вновь Доверили свою любовь? В чужих просторах, как в тисках Уж старомодного мундира, Опять вы гибнете в стихах Невозмутимого кумира. Кому доверили судьбу свою И родины несчастной, Как розы нежные в снегу, Так обречённо вы прекрасны. В унылость и ненужность дней, Мешая яд переворота, Вы всё тоскуете о ней, Но рядом вечно кто-то, кто-то, Но не она, ах, как тоскливо: Вино в руках, в глазах истома, И разве это справедливо Так умереть вдали от дома?! Мой бедный князь, мой разорённый, Что в силах вас развеселить? Да разве что дурак влюблённый, Такой, как я. Давайте пить! Давайте выпьем до конца Всю горечь дней на нас сошедших, За скорбность вашего лица, За прелесть мыслей сумасшедших. За то, что Новый год в округе, За то, что мы ещё живём, За то, что больше нас не будет Таких одних, таких вдвоём. . . Молитва Блаженного в июле Гули-гули-гули-гули… Сохрани от пули, Господи, голубя! Гули-гули-гули-гули… Сохрани от голода, Господи, город мой! Гули-гули-гули-гули… Сохрани от боли Ветер в поле! Сохрани от бури Ночь в июле! Ночь в июле ярче дня! Видишь, Господи, меня? Видишь, сердце золотое На Твоей лежит ладони, Словно в легкой зыбке, Ждет Твоей Улыбки! Когда улыбнется небо Рассеятся тучи гнева, Качнется от счастья пьян Веселый Космодемьян! Пройдут золотой тропою Идущие за Тобою Блаженные чудеса В июльские Небеса. Гули-гули-гули-гули… Сохрани от пули, Господи, голубя! Гули-гули-гули-гули… Сохрани от голода, Господи, город мой! Гули-гули-гули-гули… Сохрани от боли Ветер в поле! Сохрани от бури Ночь в июле! Монолог Ксении Блаженной Ой, да на улице не холодно - тепло, Ой, да и на сердце не грустно - весело. Не упрямьтесь, ножки мои, надобно идтить, Не всё время звёздочке-то на небе светить. Ой, дороженька-то к звёздочке ведёт, Меня милый-то на звёздочке найдёт. Не скучай, мой ласковый, я скоро добреду. Не темно, не страшно мне - дойду, не упаду. Всё течёт река-дороженька, Всё ступаю осторожненько Я по этой по реке Вижу домик вдалеке. . . А молва щебечет по Руси (Господи безгрешный, их прости!) Ксения Блаженная в пути. . . Только бы до утра добрести. Ой, до утра бы, до света добрести, Ой, до неба бы скорее дорасти. . . Дотянуться рученькой до гладкой синевы, А другой, как лучиком, до краешка травы. . . Ой, да стынет в поле горькая беда, Ой, да убегает время, как вода. Жизнь моя упрямая проходит не спеша, Где падет звезда моя - там выпорхнет душа. Всё течёт река-дороженька, Всё ступаю осторожненько Я по этой по реке Вижу домик вдалеке, Вижу старую игру: "Ты - родился, я - умру! " Во спасение Руси. Господи, прости. Монолог Марии Магдалины (Солнце в зените) Солнце в зените, Слышишь ли, Брат мой? Нежный Учитель, Вырвись обратно. К участи тайной, К радости грешной, Жизнью печальной, Светлой надеждой. Все, о чем пелось В песнях случайных, Смыслом оделось Сбывшихся тайных Предчувствий, пророчеств, Но дальше дорога От звезд-одиночеств До брата и Бога. Участь нездешняя Сердцем угадана, Жизнь моя грешная Вырвется ладаном К чуткому уху, Слышишь ли, небо? Святость не духу Сердцу потребна. Знаю, иного Мне, Магдалине, Дочери Слова, Не подарили б. Солнце в зените, Ноги на тверди. Светлый Учитель, Большего требуй! Жалость и нежность Неистребимы, Коль неизбежны Значит любимы. Брат мой, Иисус мой, Очеловечен Речью изустной: "Бог - значит вечен"! Я же несу За утратой утрату Каждое утро, Слышишь ли, брат мой? Вырвись обратно Солнечным голубем! Сердце утратой К небу приковано. Сладость терпения Жизнью изучена. Жду воскресения, Господи, жгучий мой! Солнечным взглядом Обожжена. В вечности - рядом мы. Здесь - я одна. * * * На вершине одинокой горы Птица белая пела. Разлетались золотые шары От голоса ее, как стрелы. Покидали белоснежный покой, Превращаясь в бесконечное эхо, И пронзали золотою тоской Серебристые крыла ветра. И, ужаленный земною мольбой, Ветер плакал, как дитя безутешно, И не знал, что этот голос живой Проживает на земле грешной. И пронзенный золотою тоской, Звонче вытянув тело, Взвился к небу и прозрачной рукой Прокоснулся угловато несмело К солнце сонному, попавшему в Рай И пропавшему на целую вечность, - И качнулось колесо через край, Перекатывая жар млечный. И взорвался золотой рассвет Над вершиною горы белой - Там, где птица моя сто лет Не смолкая ни на миг, пела. Птица на горе поет - Радость на земле живет! Пробиваясь к сердцу через крах и тьму, Песенку бессмертья не понять уму. Не понять - но знает Радость, что ее Песенка родная на земле живет. Птица на горе поет - Радость на земле живет! * * * На каком же основаньи Ты приходишь, расставанье? На каком-то рубеже Ты меня не ждешь уже. Эх, на у-, на-у, на улочку Не ходила б, дурочка! Ох, не ходила б, не любила б, Слезы б на земь не лила! Жизнь свою не погубила б, Просто б тихо померла! Ветер с севера подует - В сердце угольки раздует. Ветер с юга прилетит В сердце пламя застучит! А подует вдруг с востока Будет боль моя жестока! А коль ветер западной Так вернётся милый мой. Здравствуй, милый мой беглец! Да где ж ты ходишь, наконец? Где ж ты ходишь, где ж ты бродишь? Обо мне не помнишь вроде! Обо мне не знаешь даже, А ведь я - твоя пропажа! Я - твоя удача! Жду тебя и плачу! Что ж ты вновь не узнаёшь? Ну, ты миленький, даёшь! Ходишь - руки в брюки, Маешься от скуки! А тебе, мой дорогой, Пора думать головой! А я с тобой прощаюсь - И перемещаюсь! На каком же основаньи Ты приходишь, расставанье? На каком-то рубеже Я тебя не жду уже! * * * На каком языке Расскажу о тоске? На твоем, на своем, Если будем вдвоем. На горящем песке Леденящий успех. Ни к кому, ни к чему, Только "тпр-ру", только "ну". Золотая душа Для кого хороша, Если ты далеко, Сулико, Сулико, Суламифь, Сулейма, Сердце сходит с ума, Солнце входит в зенит, День во тьму семенит… Если б знать, что еще Будет нам горячо, Без тоски о тоске Говорить нараспев... И лететь с высоты В твое "я", в мое "ты", В распахнувшийся свет Моих "да", твоих "нет"… Если б знать, что еще Ты слетишь на плечо, Шелестя тишиной, И, волна за волной, Хлынешь светом в виски И спасешь от тоски. * * * Нам, уставшим на века, Сон приносит облака. Я и муку лютую В облако закутаю. Вы не плачьте, облака, Я еще жива пока. Я еще на этом свете Думаю о лете. Сердце мое сожмется. Апостол-День улыбнется, Раскроет ладонь, а там - Рай, обещанный нам. И наступит земная ночь, я - ничья золотая дочь. Бог-отец на земле оставил лишь дорогу, ведущую к Раю. По дороге, ведущей к Раю, увижу тебя узнаю, Но спрячу лицо в ладонь: ты душу мою не тронь. Я таю, я улетаю, Разлукою обрастаю, Но жалостью сердце жжет - Там кто-то кого-то ждет. Там ангелом бессловесным Глядят на меня те песни, Что сердце сожгли в огне. За что эта мука мне? Нам, уставшим на века, Сон приносит облака. Я и муку лютую В облако закутаю. Вы не плачьте, облака, Я еще жива пока. Я еще на этом свете Думаю о лете. Наши печали равны Наши печали равны, словно силы в унылом бою. Если ты ждешь тишины, я тишиной запою. Если ты ждешь не меня, то не я в твои двери войду, Ласковым смехом звеня, день растеряв на ходу. Сердце устало болеть, но не устало любить. Пой, если хочется петь, плачь, если хочется жить. Все, что успеем посметь, вырвавшись из бытия, Небо простит, если петь не перестанет земля Эту унылую песнь: "Наши печали равны". Если ты хочешь взлететь, крылья желанью даны. Я потеряюсь во мгле, как обездоленный пес. Но если нужна я тебе, сердце оставлю средь звезд. Там ты отыщешь меня, если захочешь искать, Если мне хватит огня, чтоб твою руку достать, Чтоб дотянуться лучом с дальнего неба до глаз. Ну, что тебе нужно еще, если я рядом сейчас. * * * Не для того ли о тебе Так долго сердце моё пело, Чтобы разлучнице-судьбе Разлука наша надоела? Чтоб, оттолкнувшись ото сна, В твоё плечо душа уткнулась, Чтобы небесная - она Земному раю улыбнулась... Какая тяжесть тянет вниз Цветную радость ожиданья? В какую высь не потянись, Пронзит разлукой расстоянье! Такая боль, что впору петь, Что впору думать что угодно, Что впору вырваться посметь Из тела прочь - и плыть свободно Туда, где сердце по слогам Учило азбуку печали, И этой песенкой причалить К твоим усталым берегам. В дали от суетной земли Плывут по небу корабли... Моя любовь твоей любви Платочком машет издали! * * * Не думай обо мне Ни плохо, ни прекрасно, Сотри с лица земли Мою живую боль. Я буду знать теперь, Что и любовь напрасна Бывает, так что жить Мне без тебя позволь. В минуту очертить Улыбку роковую Смогу в тумане дней, Но не вернусь вовек Туда, где поразил Мой разум злой Везувий Так, что забыла я, Где Бог, где человек. Но мир еще стоит. И я еще волнуюсь, Несу себя туда, Где ангелы поют. Весны веселый миг Вознес меня живую На облака любви. И с птицами на юг Отправилась душа, Едва с зимой расставшись, Не думай обо мне, Пусть легок будет путь. Врывайся в новый день, Пусть разум обветшавший Твердит свое, а ты А ты меня забудь. Не думай, не думай, не думай См. "В сердце тихо" Не думай, не думай, не думай. Твой праздник не злой - угрюмый, Твой крик не пророк - добряк, Он миг свой потратил зря. И что еще ждет тебя, друже, Кого потерял ты в стуже Упрямых своих страстей? Ты выбрался из сетей, Ты выпрямился, подрос, И что за смешной вопрос О том, для чего ты здесь - Ты - радость моя, ты - весть, Ты - право мое на жизнь! А Бог не выносит лжи, Поэтому, друже мой, Пойдем-ка и мы домой - К уюту, к чайку, к судьбе, Друг к другу, к самим себе. * * * Не молчи, cердце, Говори с небом, Не молчи, небо, Говори с Богом, Не молчи, Боже, Говори тоже, Говори сердцу, Что его любишь. Ты - мое пламя, ты - мое море, Золотой танец на краю горя, На краю лета, на краю света Ты живешь где-то, где меня - нету. Солнце и ветер, Небо и море Для тебя светят, О тебе спорят. Не молчи, слышишь! Ты во мне дышишь, Ты во мне плачешь, Я тебе верю! Я тебе верю, Моему зверю, Моему Богу - Не суди строго! Не суди, Боже, Что люблю тоже Я свое сердце, Как и ты любишь! * * * Не покидай меня так быстро, Не тай, как прошлогодний снег, Пусть это чудо тайно чисто Перерождает сон в рассвет. Пусть это чудо закружится Над огоньком живых сердец, Заставит нас переродиться И перейти из тьмы на свет. И перейдя за грань безмолвья, За грань обид и бытия, Мы будем долго жить у моря Невыразимости себя. Невыразимости друг друга, Неодолимости тумана, Нас окружающего будто, Мы средь большого океана. И вырываясь в бесконечность На крыльях раненой души, Я слышу голос человечий В нечеловеческой глуши. Не покидай меня так быстро, Не догорай, не улетай. Моя любовь - живая искра, Не остывай, не умирай. Не покидай меня так быстро, Не тай, как прошлогодний снег, Пусть это чудо тайно чисто Перерождает сон в рассвет. * * * Не удивляясь ничему, Я доверяюсь вам беспечно. Известно Богу одному, Насколько эта встреча вечна. Подвластно памяти одной Несостоявшееся чудо. Какой звездой, какой страной Ведомы мы по кромке круга? И что протягивать ладонь, Когда, я знаю, - все исчезнет, Как исчезает вдруг огонь, Нас оставляя черной бездне, Но в сотый раз забыв испуг, Я оборачиваюсь сразу На тихий оклик чьих-то губ, Не проронивших звук ни разу. Ах, этот круг с обрывом - вниз,- Что стоит в сторону качнуться? Но, как лунатик, на карниз Шагаю, не боясь проснуться. Не удивляясь ничему, Я доверяюсь вам беспечно, Известно Богу одному, Насколько это встреча вечна. Не улетай ввысь Романс в ритме танго Не улетай ввысь. Не убегай вдаль. Хоть по ночам снись Нежной тоской жаль. Ранит стрелой мрак. Вырвет из рук крик. Не уходи так, Не исчезай вмиг. Слов золотых звон Перекричит бред. Я сторожу сон Там, где тебя нет. Не улетай: знай Мир без тебя пуст. Даже родной Рай Не оживит чувств. Будет в глуши лет Жаркий огонь стыть. Там, где тебя нет, Я не хочу быть. Не улетай ввысь. Не убегай вдаль. Хоть по ночам снись Нежной тоской жаль. * * * Небо жгучее Меня мучает. . . Доля лучшая Мимо катится. Мимо катится, Не спохватится, Что растратится, Пропадёт не зря. . . Пропадёт не зря Коль сгорит заря, Красотой даря, Снова вырастет. Снова вырастет Золотистый цвет. . . Чему места нет, Тому горя нет. Чему места нет, Тому горя нет. Этот белый свет Не единственный. . . * * * Нет, сердце мое Больше, чем эта мука! Как день настает Поет и поет! А ну-ка, Поди попляши В моих небесах!.. Огонь - для души, Душа - на весах. Кому расскажи, Что пламя не жжет, Что свет не дрожит, А Бог - бережёт!.. Но сердце поет. В сердце живет Птица! О, небо мое, Будешь ты ей Сниться... Эта беда Не бежит никуда, Никого она не тревожит. Солнце - не в счёт, Оно - солнце. И все! И не светить не может. А сердце мое В небе живет, Тает... В нём птица поет, Нет у нее Стаи. * * * Никому не скажешь, Никого не примешь, Сердцу не докажешь, Душу не обнимешь. Золотой каёмкой Жизнь не разукрасишь, Но от песни звонкой Распахнётся настежь Там, над головою Божее оконце. Если светит солнце – Значит, Бог с тобою! Ой, дивитесь люди Пламени живому! Мир себя погубит – Я уйду к другому Миру Неземному И зальюсь слезами: –Отпустите к дому! Отпустите к маме! Никому не скажешь, Никого не примешь, Сердцу не докажешь, Душу не обнимешь. * * * Ничего не случилось, только тихая песня пронеслась над рекою, проплыла надо мной. Ничего не случилось, никому не известно, чей послышался голос над моей головой. Ничего не случилось, только выросли крылья за моею спиною, как два ярких огня. Ничего не случилось, все меня позабыли - я себя забываю, от земли уходя. И раскрылись объятья удивительным взорам, я плыла к их блаженству, я неслась над собой. О, пресветлые братья! О, пребелые горы! Я рвалась к совершенству, а вернулась домой. Ничего не случилось, только мир озарился улыбнувшимся солнцем и слезами дождя. Ничего не случилось, только кто-то забылся, заглядевшись на небо и увидев меня. * * * О, моя далекая, Сердцем одинокая, Птица светлоокая, Где летаешь ты? Там, где мысли-радуги Потянулись к Ладоге Ветерком, прохладой, где Все твои мечты. . . Птица моя тайная, Как любовь случайная, Жить там не печально ли Без моей любви? Ни о чём не спрашивай, Жизнь свою донашивай. Возвращаться страшно мне Из чужой дали. . . Из ладони-радости Я насыплю сладости – Возвращайся к младости, Всё, что есть, бери! У далёкой пристани Вглядываюсь пристальней – Вижу взгляд твой искренний В отсветах зари! Встретимся ли, свидимся , Снова ли обидимся – Зорька - ясновидица Знает, да молчит. . . Птица моя белая, Каторжница беглая! Сердце моё бедное О тебе стучит! О, моя далёкая, Сердцем одинокая, Птица светлоокая, Где летаешь ты?... * * * Оставь меня, не мучай понапрасну, Для новой жизни вырви из себя Цветок любви моей, любви прекрасной И урони на снег, случайно, не глядя На то, что вдруг упало из ладоней, Как будто ничего и не было бы в них. Укроюсь в снег от бурь и от погоней Страстей надуманных твоих. Растает снег, и под твоей ладонью Потянет к небу нежный стебелек Цветок любви моей потусторонней. Он для тебя себя сберег. О, нежность рук твоих – забытый праздник. Душа курлычет в небе журавлем. Синица ждет чудес, разлука дразнит, А мы твердим упрямо каждый о своем. Оставь меня, не мучай понапрасну, Для новой жизни вырви из себя Цветок любви моей, любви прекрасной И урони на снег, случайно, не глядя. Оставьте меня в покое Л.Губанову Оставьте меня в покое. Вкопайте меня по пояс В немую российскую почву. Отправьте меня по почте Куда-нибудь по ошибке, Чтоб память совсем отшибло, Чтоб нити переживанья Порвались при расставаньи. Ты таешь в моей гортани, Недосолёная тайна, И ждёшь неизвестной муки, Пересыпаясь в звуки. Так я жду своей кончины Растратившись на причины, Разнежившись на любови, Закусывая до крови Губу свою именную Так тайну свою целую И жду примиренья с небом, Уткнувшись в него с разбега. Но для земляного брата Молчание - вид разврата, И потому отныне Забыл Бог-Отец о сыне. . . Оставьте меня в покое. . . Я ваших забот не стою Стою между злом и словом, И лодкою безвесловой Несётся душа живая Из ада к воротам Рая, Не зная покоя Света Вопросами без ответа. * * * От всякой мудрости устав, И всё на свете потеряв, Идёт, как ослик, не спеша, Моя навьючена душа. И всё же, весело дыша, Идёт, идёт моя душа. Куда идёшь, моя душа? Открой секрет, открой секрет. Ведь не получишь ни шиша Ты на земле, ты на земле. Какой же прок тебе тащиться? Ведь мне уже не измениться. Не обижайся на меня, Мой добрый ослик и смешной. Опять глаза мои горят, Опять слова мои парят (болят), Опять в тумане голова И на ногах держусь едва. И всё ж веди меня, душа, Я за тобой, я за тобой Иду, печали вороша, В привычный бой, в привычный бой. И я умру, чтоб превратиться душою в птицу. Ах, наконец-то, удастся птицею взлететь, Ах, наконец-то, удастся радостно запеть. Ах, наконец-то, не будет боли и вражды, Ах, наконец-то, я улечу от этой лжи. Ах, наконец-то, я никого не огорчу, Ах, наконец-то, я просто птицей полечу. Ах, наконец-то, ничто не страшно будет мне, Ах, наконец-то, меня не будет на земле. Падший ангел (Сон рассыпался, распался) А.Крючкову Сон рассыпался, распался - Ангел на земле остался. Крылья белые в пыли. Что он знает о любви? Что он знает о юдоли, О людской безумной боли? Золотая пыль зари, Что он знает о любви? Утешая мою душу, Он запрет небес нарушил И остался на земле Вечным странником во мгле. Недоступен рай чудесный, Но его земные песни Слышит Бог в своей дали. Что он знает о любви? Пароходик Все, о чем я тебе не сказала И уже не скажу никогда, В узелок моя жизнь завязала И отправилась в никуда. В никуда поезда уходят, В никуда самолет летит, А судьбы моей пароходик Так все по морю и пыхтит. Ох-а-ох-а, что за беда, Ох-а-ох-а, ох, в никуда... Ох-а-ох-а, так и пыхтит, Ох-а-ох-а, в небо летит. Золотые мои денечки, Золотая моя беда. Мои песенки - мои дочки, И сыночки - мои года. Заживает живая рана, Рыбка ловится без труда, Улыбается моя мама, И не страшно идти туда, Где живые живых боятся, Время скалится, солнце жжет... Мне бы вовремя рассмеяться, Только сердце - наоборот, Как шальное по свету бродит, Плачет, сетует: Боже мой! А судьбы моей пароходик Проплывает над головой... Ох-а-ох-а, что за беда! Ох-а-ох-а, ох, в никуда... Ох-а-ох-а - так и пыхтит, Ох-а-ох-а, - в небе летит. Все, о чем я тебе не сказала И уже не скажу никогда, В узелок моя жизнь завязала И отправилась в никуда. Песня-оберег (Схоронись от беды) Схоронись от беды У проточной воды, Схоронись от огня В душе у меня. . . В душе у меня Фиалки цветут. Ты можешь обнять И не обмануть? Ты можешь понять Улыбку небес – Ты любишь меня, А живёшь без меня. . . Никого не обманешь – Только душу поранишь, Никому не расскажешь – Только сердце накажешь. . . Так и будем молчать, Своё сердце качать. Чтобы не закричать, Только ровно звучать, Только ровно парить Над уснувшей звездой, Ни о чём говорить, Видеть день над собой. . . А за ласковый взгляд, За глоточек воды, Буду помнить тебя, Заслоню от беды. . . Песня для Эвридики (Не будите ее) Посвящается Вере Евушкиной Не будите ее, не будите Ни заристые, ни вечерние. . . Все, что было ее событием, Прорывалось сквозь звуки-тернии. . . Не очнулась она от крика, Приглушенного сном забвенья. Затаилось во мне сомненье, Показалось, что Эвридика С лирой в путь уходила дальний... Чуть улыбчиво, чуть скандально Колыбелью качалось пение, Засыпало мое смятение. И качалась моя печаль На аккордовых чувствах Веры В то, что будут еще премьеры И моих восхождений вдаль. Не будите меня, не будите, Мне так сладко не знать беды, Сочиненной из ерунды Неумелых моих событий. Поиграй еще, Эвридика, Убаюкай большое зло Мне, должно быть, не повезло, Но я так не могу привыкнуть К обреченности на дела, К обещаниям и заветам Не хочу больше я об этом, Не будите меня, слова. . . Не судите меня, не судите, Мне не нравится жить и жить. Мне так хочется к Эвридике В Заземелье ее уплыть, И качаться на волнах песен, И чирикать, как воробей... Мне одной этот мир так тесен Отпустите меня скорей! Повязаны тайной Посв. А.Захаренкову Повязаны тайной одной, как всегда, То ближней, то дальней сквозь дни и года. Извечною тайной, улыбкой богов, Улыбкой печальной с других берегов. Еще до молчанья дорога длинна, И светится тайна, и светит луна. И длится разлука, и встреча близка, И вот уже друга встречает рука. И вот уже взгляд устремлен на века Туда, где горят за строкою строка, Туда, где слова бесполезно чисты, Где все, чем жила, упадет с высоты. Раскроется тайна, не выдержав взгляд. И все, что случайно, вернется назад Цепочкою знаков в единую жизнь – И друг мой, и брат мой останется жив! * * * Подарю тебе песенку тихую, Подарю тебе веточку вербы, Позабудешь любовь свою дикую, Успокоятся бедные нервы. Разгоню в небе тучи косматые, Светлый луч твоей жизни коснётся, Подарю тебе песню лохматую, Как только она проснётся. Если дождь прошёл, Значит всё на земле хорошо. Если боль прошла, Значит радость тебя нашла. Если ветер стих, Значит небо тебя простит За любовь и смех, За то, что ты лучше всех. Подарю тебе песенку тихую, Подарю тебе веточку вербы, Позабудешь любовь свою дикую, Успокоятся бедные нервы. Разгоню в небе тучи косматые, Светлый луч твоей жизни коснётся, Подарю тебе песню лохматую, Как только она проснётся. Покатился кубарем А. Деревягину Середина жизни Покатился кубарем Некрещеный ветер Не убейся "к убыли", Не приблизься к смерти. . . Из ладоней выроню Дорогое слово: Я тебя не выгоню, Я на все готова! Только пусть останется Все, как было прежде, Ниточка потянется К радужной одежде. . . Разрастётся облако Светлыми лучами, Буду помнить образ твой Белыми ночами. . . И никто не ведает, Только ветер знает, С кем печаль обедает, Где любовь бывает. . . Покатилось кубарем Чувство без ответа, День стремится к убыли С середины лета. * * * Помни, помни Всё, что забуду я. Помни, помни, Нежная жизнь моя. Помни, помни Каждый тот день и час. Помни, помни Всё, что связало нас! Помни, помни Радугу до небес. Помни, помни Всё, что случилось здесь. Помни, помни Жажду твоей земли, Помни, помни Ливень моей любви! Помни, помни Взгляд золотой травы, Всплески молний, Огненные шары, Нежный щебет, Утренняя звезда Тает в небе, Помни меня всегда. * * * Пора бы научиться жить В свои-то эти сорок лет. Пора бы научиться плыть На лодочке, которой нет. Пора бы научиться петь, Пора бы научиться ждать, Ведь надо же хоть что-то ведь В свои-то эти сорок знать. А я ничего не знаю, Плыву сквозь туман и время, Как в чьем-то плохом романе, Без смысла и без стремлений. А ничего не вижу И просто не понимаю, Катаюсь в лесу на лыжах, Живу в золотом тумане. Лечу на восток и запад, Бегу на последний поезд, И, если проснусь внезапно, То будет еще не поздно. Пора бы научиться брать За шиворот и гнать взашей Всё то, что заставляет врать И прятаться в чужой душе. Пора бы научиться быть Пушинкою, песчинкой, сном, Чтоб на весах чужой судьбы Не значить ничего потом. А я ничего не значу. А я ничего и не смею. А сердце мое не плачет, А только немеет. А сердце мое не знает, Что будет еще удача, Ведь сердце мое не плачет, А только тает. А только летит сквозь время В бездонный колодец счастья, И если проснусь во сне я, То будет еще прекрасней. Пора бы научиться жить, Пора бы научиться петь, Пора бы научиться плыть, Пора бы научиться сметь, Пора бы научиться ждать, Пора бы научиться впредь. Ведь надо же хоть что-то ведь В свои-то эти сорок знать. А я ничего не знаю, Плыву сквозь туман и время, Как в чьем-то плохом романе, Без смысла и без стремлений. А я ничего не вижу И просто не понимаю, Катаюсь в лесу на лыжах, Живу в золотом тумане. Лечу на восток и запад, Бегу на последний поезд, И, если проснусь внезапно, То будет еще не поздно Понять, узнать, Простить, отпустить, Успеть спеть И тихонечко улететь На другую планету, На другую звезду, Где земные приметы Позабыть не смогу. А там уже всё - по новой, И снова не так, как надо, надо. Такая вот боса-нова Космическая баллада. Простоволосая душа (Зеленоглазая душа) Простоволосая душа, В котором веке ты очнулась? К какому празднику спеша, На зов небес не обернулась? Кого искала ты во тьме, Кого желала и жалела, Пока не встретила во мне Свою любовь, печаль и тело? Зеленоглазая душа, Еще держи меня в объятьях, Не отпускай меня, пока Пока могу еще дышать я, Пока лишь ветер золотой Один на свете мне попутчик. . . О, будь со мной, о, будь со мной, Пока Господь нас не разлучит. Не плачь, не сетуй, не клянись – Всё будет так, а не иначе. Былой утрате улыбнись – Былое ничего не значит. Тебе ль, бессмертной, горевать Об этой жизни быстротечной. . . Ты улетишь, но будешь вечно Меня, земную, вспоминать. Зеленоглазая душа, Ещё держи меня в объятьях, Не отпускай меня, пока Пока могу ещё дышать я, Пока лишь ветер золотой Один на свете мне попутчик. . . О, будь со мной, о, будь со мной, Пока Господь нас не разлучит! * * * Птица моя белая, Что ж ты со мной сделала? Птица моя белая, Видишь, как горько плачет Сердце мое? Сердце мое?! День без нее, ночь без нее, Сердце мое, не плачь! Не устает, песню поет Боли моей скрипач! боли моей... Что ж ты со мной сделала, Нежность моя белая? Сколько тебе пела я, Сколько тебя ждала, Где ты была?! С кем ты была?! Мне все равно, только одно Шепчет речной поток: Ты подошла, я ожила - Сердце ожёг цветок!. В сердце - ожог! Громом с небес, солнцу - в масть, Губит меня, мучит страсть! Не умолкая пела я, Чтоб ты жила белая, Птица моя! Птица моя, Не уходи, побереги Шаг для других дорог. В небе - круги… Мы - не враги, Раз между нами Бог! * * * Птицей душа над израненным сердцем, Как над гнездом, закружилась в ночи. Что ты, беда, мне не надо бессмертья, Пусть только Бог мою душу простит. Простит мою душу, пусть ей будет лучше, Там, на небе лучше, чем здесь, на земле. Из моря на сушу я выведу душу, Из моря на сушу, не на корабле. Сердце-птенец бьется с ночью бездомною, Плачет душа над бессмертьем своим. Спрячет в ладонь тебя небо огромное, Птица-душа, - сердце будет ничьим. А море живое, как вспомнит, завоет. Забудет - утихнет, так будет всегда. А Бог мою душу возьмет в свою душу, И на небе вспыхнет большая звезда. * * * Маме Птицей-синицей Судьба сторонится, А мне небо снится, Я плачу о нем. Время излечит Безумные речи. Я буду далече, Утешу письмом. Ах, за что же ты меня Любишь так средь бела дня, Тихой радостью звеня, Птичка-мамочка моя. Я летаю высоко, Вижу свет из облаков, Но твоя любовь сильней Невесомости моей. Знаешь - не знаешь, Взлетишь – и растаешь, А жизнь не исправишь, Печаль не сотрёшь Улыбкой безмолвной, Ошибкой бескровной, Но радуюсь снова, Что ты меня ждёшь. Ах, за что же ты меня Любишь так средь бела дня, Тихой радостью звеня, Птичка-мамочка моя. Я летаю высоко, Вижу свет из облаков, Но твоя любовь сильней Невесомости моей. Птичье танго (Суметь бы проститься) Суметь бы проститься, Ах, птица моя, ах, птица! И не возвратиться, Ах, птица моя, ах, птица! Прошедшей водицей, Ах, птица моя, ах, птица! Ненужной страницей, Ах, птица моя, ах, птица! Меня прочитаешь, Как книгу забытого счастья. И снова поставишь на полку С улыбкой участья, Я буду как рыцарь На страже стоять и пылиться. Мне будет за тридцать И я буду чьей-то птицей. И мне кто-то скажет: "Ах, птица моя, ах, птица!", Слезою накажет И так же, как я, смутится. А над головами Всё та же любовь продлится, Чужими словами: "Ах, птица моя, ах, птица". Ничто не поможет И не остановит круженье, Оружье не сложит Во мне моё сердцеслуженье. Я буду, как рыцарь, Любовью своею томиться, Но в небе не скрыться И там это будет сниться. Суметь бы проститься, Ах, птица моя, ах, птица! И не возвратиться, Ах, птица моя, ах, птица! Прошедшей водицей, Ах, птица моя, ах, птица! Ненужной страницей, Ах, птица моя, ах, птица! Пусть жизнь тянется мимо Посв. В.Матвеевой Пусть жизнь тянется мимо Ниткой неуловимой, Пусть в ней всё разметается – Тает клубок, мается… Где-то около Бога Спето песен немного, Жить в небесах – не раскаяться. Тает клубок, мается… Сердце тянется к небу, Вечной жизни не требуй – Пусть этот день улыбается, Тает клубок, мается… Знаю, там в беспределье Губы чьи-то запели – Вот и душа отрывается. Тает клубок, мается… Пусть твой взгляд провожает Мой путь там, где растает Он, вновь до небес растянется. Новая жизнь – странница. Песня длинною ниткой Вьётся дальше, а миг мой Кончился здесь. Улетаю я. Улетаю я. Путешествие в Рай (Пошлина за вход) Пошлина за вход Уплачена - и вот Стою я на пороге Просёлочной дороги. Улыбчивые звери Мне открывают двери. Встревоженные птицы Во тьму роняют лица. (Как будто я не знаю, Что снова умираю…) Бьёт в золотой тимпан Разбуженный тюльпан. Пьют молоко из речки Небесные овечки. Разлука-стрекоза Глядит в мои глаза. И шепчет что-то тихо Рябине облепиха… (Как будто я не знаю, Что снова умираю…) Какая красота, Что я теперь не та, Которую когда-то Ждала за всё расплата. Ни горестей, ни плоти, Ни мыслей о работе, Ни холода, ни боли, Ни ветра в чистом поле. Так медленно и строго Ведёт меня дорога, Что вот - ещё немного И я увижу Бога. Печаль слезу уронит Любовь её осушит, Возьмёт Господь в ладони Заплаканную душу. Стою я у Креста Моя любовь чиста. Светлы черты лица Небесного Отца. Путешествие в Рай (Я тебя искала) Я тебя искала, Я тебя ласкала, Я тебя не знала, Я тебя любила, как могла. А теперь - иное. Смерть пришла за мною. Вот какой ценою Я саму себя в себе нашла. И душа земная, Плача и стеная, От реки Дуная К синему Синаю пошла. По небесной тверди Под музЫку Верди К своему бессмертью, Ко всему, что в жизни не нашла. Золотые кущи, Расписные рощи Может быть, и лучше, Может быть, и проще выбирай: Скинуть прах юдольный, Жребий подневольный, И дорогой дольней К милому порогу, к Богу в Рай. Или грустной птицей Вновь на свет явиться, В поднебесье виться, Песни петь да горе горевать. Мне мила дорога к Раю, Но иную выбираю, Потому что на Земле Сердце бедное во мгле. Сердце без меня не бьётся, Не горюет, не смеётся, Песен милых не поёт, Всё меня к себе зовёт. Я тебя искала, Я тебя ласкала, Я тебя не знала, Я тебя любила, как могла. А теперь - иное. Ты теперь со мною. О, какой ценою Я тебя в самой себе нашла! * * * Раненое небо Самолетик белый Забинует нежно Белою дорогой. По дороге белой Ангел белоснежный Поплетется тихо К Божьему порогу. В золотых ладонях Раненое сердце Ангел белоснежный Осторожно прячет. Может быть, услышит Боже милосердный, Может быть, расскажет, Почему я плачу?.. Белая дорога, Раненое небо... Плачет сердце Бога В рукавицах снега. Я прижмусь губами К леденящей боли, Золотое пламя Вырвется на волю. Растопи сердца печь Посв. Дм. Белолипецкому (Д. Пан Икарову) Растопи сердца печь, Расскажи мою речь. Ясновельможный пан, Кому ты Богом дан? Несусветная рань. Беспредметная брань. А за первой росой Вышел ветер босой! Никому не нужна Ясноока княжна? Каждый сам по себе. . . Вот и праздник тебе: Ни работать, ни прясть, Руку на сердце класть, И божиться, что впредь Будем радостно петь!. . Позолотись, трава! – Опять я не права. . . Ясновельможный пан, Спой эту песню сам,- Растопи сердца печь, Расскажи мою речь. . . Спой эту песню сам. * * * Родная, любимая, детская, Кто в сердце печаль сторожит?! Бездомность твоя иудейская По русской равнине бежит. По жилам дорожным скитается Твоя непокорная кровь... Но нет такой силы, красавица, Чтоб вырвать из сердца любовь. Нет такой силы, красавица... Носи эту муку, живущую В кибитке своей доброты. Быть может, ту, самую лучшую, И вынянчишь песенку ты. Забытая радость не старится, Но хмурится тонкая бровь, Ведь нет такой силы, красавица, Чтоб вырвать из сердца любовь. Нет такой силы, красавица... Никто никого не обманывал, Но разве тут правду найдёшь?! Родная, любимая, странная, Куда ж ты идёшь и идёшь? Тебе с этой жизнью не справиться, Покуда не вспомнится вновь, Что нет такой силы, красавица, Чтоб вырвать из сердца любовь. Нет такой силы красавица! Рождественская песня (Бог над ночью горит) Бог над ночью горит, И Мария не спит, Улыбаясь, Над младенцем - Христом Ночь свернулась кольцом, И звезда есть. А Мария в Раю Снова песню свою Напевает: "Человеческий сын, У небес ты один Будь же вечен! Неземной красотой, Роковой высотой Ты отмечен! Ночь закроет глаза. Не вернётся назад Белый ангел!" Так Мария поет. Над землёю встаёт День желанный. Всё, чем ныне живем С Рождеством, C Рождеством, С новым эхом. Этой тихой зимой Бог вернулся домой. * * * С днём рожденья, друг любезный! Тихо тает боль. С днём рожденья, бесполезный, Неуёмный мой. Человечек из словечек, Из огня и струн Хорошо, что ты не вечен, Что смешон и юн. Как из Рога Изобилья Сыплется обман У тебя такие крылья Вырастут из ран. И ничто не потревожит Даль твоей тоски. День к ногам твоим положит Ночь, но ты не спи. . . Оставайся там, где дрогнет В сердце поплавок. Жизнь становится подробней И короче срок Неизвестности, неверья И смешных надежд Золотые мои перья Золотых одежд. С днём рожденья, с новым утром, С новою судьбой. Снег засыплет, словно пудрой, Всё, что за тобой Впереди такое небо Шаг - и я лечу. .. Человечек хрупкий, бедный Не гаси свечу. Сегодня будет дождь (Неугасимая, невыносимая) Неугасимая, невыносимая, Любовь любимая, не уноси меня. За море синее, за горы белые, Слова несмелые, Но песенка поётся, душа моя смеётся. Сегодня будет дождь, сегодня будет свет, Сегодня будет то, чему названья нет, И я не назову, не выдам, не отдам, Ладони протяну И сердце улыбнется тому, что в нем поётся. Сегодня будет день, а после будет ночь, Поёт моя мигрень, но сможет ей помочь Весёлый этот дождь и нежный этот взгляд, Сегодня будет то, О чём в душе моей щебечет соловей. * * * Сердце мое, сердечко, Нет на тебя уздечки, Нет на тебя управы Солнечной переправы, Где обо мне гадали, Глядя в чужие дали, Глядя на дно колодца, Думая, что придется. Ниточка да колечко. Бьется мое сердечко, Бьется, да не добьется? Вдребезги разобьется. По золотым осколкам Сказочным Серым Волком Жизнь пролетит-промчится, В небе мелькнет Жар-птица. Здравствуй, моя Жар-птица, Как тебе там летится, Как тебе там живется, Где-то на дне колодца, Где обо мне гадали, Глядя в чужие дали, Глядя в пустые окна, Как тебе там, о Бог мой?.. Лютики да ромашки, Знают твои замашки, Прячут росу в ладошках, Маются в неотложках. Сердце мое, родное, Что ж ты, как заводное, Плачешь, поешь и плачешь? Разве нельзя иначе?! Может оно и можно... Только не в этой жизни… * * * Сердце поёт о тебе, Солнце встаёт для тебя. Если угодно судьбе, Буду я вечно твоя. Звезда моя, любовь моя, Беда моя упрямая, Земля моя, через края Мои моря к тебе бегут. Звезда моя, любовь моя, Беда моя упрямая, Земля моя, весна моя, Мои моря тебя найдут. Сердце поёт о тебе, Прячется в шуме дождя. Нет мне покоя нигде, Если не вижу тебя. Звезда моя, любовь моя, Беда моя упрямая, Земля моя, через края Мои моря к тебе бегут. Звезда моя, любовь моя, Беда моя упрямая, Земля моя, земля моя, Мои моря к тебе бегут. Звезда моя… * * * Сестра моя, звезда моя, Так тянется строка Сказать тебе, что самая Лучистая рука Не возвратит такой любви, Которая ушла, Но всё равно - душа, гори, Ведь ты меня нашла. . . Сестра моя, душа моя, Я вижу свет в окне, В тот день холодный сентября Ты улыбнулась мне. И снова за тобой вослед Я посылаю звук: Сквозь столько вёрст, обид и лет Прости меня, мой друг. Звезда моя, душа моя, Мы вырвемся туда, Откуда неустанная Вниз падает вода. . . Не удивляясь ничему, В ответ судьбе и тьме Одну любовь я протяну И Богу, и тебе. . . Сказочка (Ах, сказочка, сказочка, - золото жизни) Ах, сказочка, сказочка, - золото жизни!.. Куда ты, дорожка, меня завела? Без цели, без дома по сонной отчизне Иду – ни жива, ни мертва. Я помню, как мама читала мне книжку О том, как царевич царевну искал В каком-то там царстве не очень-то близком, И зверя в лесу повстречал… И, целясь из лука в звериную душу, Царевич слова услыхал: „Не убивай меня, Я тебе ещё пригожусь!“ Я знала, что время по-своему судит, Что птица не только от счастья поёт, Что неба в алмазах не будет, не будет, Но верила в счастье своё. И вот, без дороги, в печали кромешной Иду, повторяя в бреду: - Что делать мне с этой любовью нездешней? Ведь я без тебя пропаду… Ты целишься словом в разбитое сердце И слышишь немую мольбу: „Не убивай меня, Я тебе ещё пригожусь…“ Скала (Сон) Скала, скала, Где душа молодая томится. Звала, звала Меня удивленная птица По имени, мне незнакомому, Уверена, в том, что меня Кто именно, Тот околдованный, Попавшийся птице в друзья. Ждала, ждала, Душа молодая спасения. Не я пришла – Во мне её воскресение, Но чьё теперь Глядит из меня одиночество И бьется тоскою в руке? Ночь. Оттепель. От Господа весть клокочется На жалком моем языке. Скала, скала – Огромное море колышется. Здесь я жила, Доныне мой голос слышится. Тревожат сон Глубины остывшей памяти, Так смутны её глаза. Скалистый трон, Душою моей незанятый, – Она не придет назад. * * * Сломись - доска Отцепись - тоска, Не в ту сторону Ты, радость, ходишь. Топчись-крутись, Назад воротись, Отыщи меня В своем огороде! Отыщи меня В своем огороде, Откопай из-под земли При народе. Отряхни от горьких дум, Поверни на восемь лун! Отыщи меня В своем Огороде. Туда-сюда Бежит вода Под водой Большая рыба ходит. Хвостом вертит, На меня глядит, И всю душу из меня Изводит. А как выведет Всю мою душу, Так и выйдет И сама на сушу. Свистнет во поле коня И уедет от меня. А я рыбе помашу Рукою. Сломись - доска, Отцепись - тоска, Повернись ко мне Лицом, удача. Рукой, плечом, Подтолкнем еще, Камень с сердца моего Оттащим. Камень с сердца моего Откинем, Будет небо надо мною Синим. Будет рыжею заря, будет круглою земля, Будет сердце молодым И сильным. * * * Снова песенка ни о чем, Снова радости нет и нет, Словно хрупким своим плечом Подпираю весь белый свет, Словно жду неизвестно что, Словно знаю, куда иду. . . Как улитка -- в своё пальто Завернусь, словно в дом войду. И тепло, и уютно в нём -Мне иные дома смешны. Так и ходим с тобой вдвоём От зимы до другой зимы, Согревая улыбкой миг, Забывая земной испуг. . . Эта песенка -- это крик: Я зову тебя, нежный друг. Солнечная нить Солнечная нить тянется к моим рукам. . . Как мне сохранить всё, что я тебе отдам? Посылала ночь за живой водой меня, Чем тебе помочь, нежная любовь моя? Спи, моя песенка, Спи, моя милая, Ждёт тебя лесенка В небо любимое. Спи, моя милая, Ты -- моя песенка, В небо незримое Ждёт тебя лесенка. Сохраняя миг, вечность удержу в горсти. На плечо приник ангел, прошептав: "Прости!" Глаз не подниму, тихо обниму свет Сможет ли кому этот миг сказать: нет. Спи, моя песенка, Спи, моя милая, Ждёт тебя лесенка В небо любимое. Спи, моя милая, Ты - моя песенка, В небо незримое Ждёт тебя лесенка. Пламя для кого тратит свою жизнь зря? Все до одного выстроятся в тот ряд. . . Пуля пролетит - может, всё простит Бог? Смерть опередив, вырвется из уст вздох. Медленно вздохну, крыльями взмахну ввысь Я не обману, я к тебе тяну жизнь. . . Дотянусь до тебя, стану лучше, добрее, Дорасту до любви, свою песню тебе подарю. . . Всё, что есть у меня, всё, чем я в этой жизни владею Да простит мне Земля! - Небесам твоих глаз отдаю. * * * Солнце до земли клонится, Падает в траву день. Может быть, кому вспомнится Света моего тень. Может быть, когда сбудется Слова моего звон. Пролетит ручьем, улицей Вещий золотой сон. Тихая моя улица, Слабый огонек в окне - Ждет меня моя умница Мамочка моя, мне В этой тишине ласковой Светит огонек твой, Будто из твоей сказки я Вышла и иду домой. Солнце мое - Бетания Мексиканской певице Чавелле Варгас и бразильской певице Марии Бетании Солнце моё - Бетания, Нежность моя - Испания. В небе, от боли белом, Плачет звезда Чавелла. В море поет волна, Сердце моё - без дна... Знаю, что это время Спрячет и это счастье, Высушит это море, Вылечит эту сушу, Только живую душу - Песню мою - не тронет... Так улетай же, слышишь, Песня моя, выше, Выше любой доли, Выше моей боли, Выше моей страсти, Выше любви, счастья, Выше всего, выше Туда, где поёт - слышишь, Солнце моё - Бетания, Нежность моя - Испания. В небе, от боли белом, Плачет звезда Чавелла, В море поёт волна... Сердце моё... Сердце моё - в море поёт, Сердце моё - в небе живёт, Сердце моё, сердце моё, Сердце моё - поёт… * * * Солнце село за горою. . . Я тихонько дверь открою – Заходи погреться, Маленькое сердце. Не болею, не скучаю, Эту песенку качаю: Спи, неугомонная, Спи, моя бессонная. . . Месяц в небе покачнётся – От беды душа очнётся, Светлый ангел улыбнётся, И откроет дверцу Маленькому сердцу. Месяц в небе покачнётся, Скоро новый день начнётся – Спи, неугомонная, Спи, моя бессонная. . . Соломинка (Я для тебя туманом) Я для тебя - туманом вымытый рассвет, Я для тебя - обманом выпавший закат. И только нежности и сна неяркий свет Пробьёт тропинку в этот золотистый сад, Откуда ты глядишь с улыбкой на меня, Не зная, в шутку ли молчать или всерьёз, Доверясь солнцу восходящего огня, В котором я сгорю от слёз... И лишь соломинка любви К моим потянется ладоням Разлуку встречей утолить, Печаль улыбкой урезонить. Ты никому не говори О том, что счастье было с нами. Но за соломинку любви Держись упрямыми руками. Когда бы свет моей души не так душил Меня в объятьях ледяных миров иных, Какой бы нежностью цвели слова любви, Какой бы радостью была любая мгла. Не для того, чтоб умереть, рождался день. Но, умирая, - не уходит насовсем. Я - на тебя судьбою брошенная тень. Не знаю кем... И лишь соломинка любви К твоим потянется ладоням Разлуку встречей утолить, Печаль улыбкой урезонить. Ты никому не говори О том, что счастье было с нами. Но за соломинку любви Держись упрямыми руками. * * * Соходилися, солеталися Белы голуби над моей главой, Распускалися - заплеталися Русы косыньки золотой травой. Русы косыньки, ножки босыньки, По двору брожу, ветры ворожу: "Уж вы вольные, ветры дольные, Унесите вдаль вы тоску-печаль. Уж, ты гой-еси, сам себя спаси, Отчего тоска на святой Руси, Уж, ты гой-еси, сам себя спаси, Отчего вокруг столько горя вдруг? Оттого вокруг столько горя вдруг, Что умолк ручей неземных речей. Оттого тоска на святой Руси, Что за облака нам не вырасти. Как по полюшку, полю сонному, Ой, ни пешему и ни конному Тут не ходится и не дышится, Только тяжкий вздох чей-то слышится. Уж, ты гой-еси, кто есть на Руси, От лихой беды землю упаси! Уж, ты гой-еси, кто есть на Руси, К светлой радости сердцем прорасти!" Суббота моя, суббота Между воскресеньем и субботой Я повисла, птица вербная... Меж Забавой и Заботой... (М.Цветаева) Посв. О. Арефьевой Суббота моя, суббота Забота моя, забота. . . Я плаваю в сонном мире Чужой золотою рыбкой А птица в высоком небе Поёт о насущном хлебе. . . Звенящею нитью вьётся Струна её хрупкой жизни. Никто никого не судит Что было, того не будет, Душа отдыхает, вроде, От боли любви ненужной. Дремучая слов работа Шевелится, если кто-то Аукнет в колодец сердца, Мне больно об этом думать. Бездомное сердце бьётся. . . Кто ищется - тот найдётся, Растает моя усталость, Откроется новый путь. И вся-то моя работа, И вся-то моя забота Плыву золотою рыбкой В упрямые небеса. . . Сумасшедшая любовь Шла по небу вкривь и вкось Сумасшедшая любовь. Шла по небу и качалась, Никого не замечала. Шла и песенку орала так, Что сердце замирало: Иди сюда, золотая беда, Знаю прекрасно, Что жду не напрасно. Знаю одно - тебе все равно, Ну, а мне, как в кино, - смешно. Никому не говорю, Что сама в себе горю. Никому не расскажу, Что сама в себе дрожу, Что сама себя пугаю, Но это песенка - другая. А в этой пою о том, Что люблю, Что сберечь пытаюсь, Да как - не знаю. На этой земле Так холодно мне, Но протянет лучик Звезда сквозь тучи. Родная звезда, Не надо сюда, Не лети, не падай, Просто сердце радуй! Ты просто свети! А я буду идти Через море, через горы, Через боли, через горе, Через сушу, через реку, По песку, по льду, по снегу По обрыву и по краю Все равно найду, узнаю, Где живет беспечная Радость моя вечная! Эх, да сумасшедшая Жизнь моя прошедшая! Шли по небу золотому К своему родному дому Вместе, а не врозь Радость и любовь, Закат и рассвет, Вопрос и ответ, Удача, беда, Сто "нет" и сто "да". Сто тысяч веков Звезда молода. Сто тысяч стихов Унеслись в никуда. И этот летит Листок-космонавт. И свет на пути, И свет в облаках, И солнце поет, И ветер свистит. Танцы во дворце (Евфросинье Колюпановской) Танцы во дворце, карнавалы, Фейерверки, солнца навалом. Сильные слова, корридоры. Золото на платье узором. Мишура любовного бреда. Ревности, охота, обеды. Для того ли небо проснулось, Чтоб ему всё это вернулось? Для того ли ангелы пели, Чтоб глядеть на эти постели - Шёлковых нелепиц услада. Разве это - Божья награда? Неужели всё так и будет, И ничто меня не разбудит От бездонной этой растраты? Как же пустно, Господи! Даты пролетают, тают, уходят. Счастье за нос глупую водит. А там - высоко-высоко Жаворонок в небе поёт! А там - далеко далеко Евфросинья-дура живёт! У неё собаки, да кошки, Голуби на крыше и галки, Ворон, и для ворона - крошки, И фонарь разбитый на палке. Светит огонек еле-еле, Но ещё горит, слава Богу, Птицам, что на юг улетели, Освещая к дому дорогу. Сонные слова, словно мыши, Разбежались по двору шумно. Только слышат ангелы, слышат, Как поет сердечко Безумной. Только видят ангелы, видят, Ту, что никого не обидит, Ту, что не пройдет стороною. Если что случится со мною, Подниму глаза в омут синий, Улыбнусь сестре Евфросинье. Ведь там - далеко-далеко Жаворонок в небе поет! Ведь там - высоко-высоко Евфросинья-дура живет! * * * Только ты и поймешь мое сердце Золотая бродяжка Любовь. Бестолковой тебя иноверцы Называют, проходят насквозь, Будто нету тебя, но не знают Их простые, земные тела, Что рождаются и умирают, Потому что их ты привела В эту жизнь, в это сонное царство, И как нищенка бродишь в толпе, И за грошик тепла - Благодарствуй! Говоришь ты любому в ответ. . . Золотая моя босоножка, Приюти моё сердце, согрей! Да святится святая дорожка Под бездомной стопою твоей! Да святится святая дорожка Под босою стопою твоей! * * * Только ты, Господи, Не забудь нас На своем острове, На земле слез, Где тебя, Господи, Об одном молю: Сохрани Землю. Протяни, Господи, Нам свою длань, Помоги, Господи, Не найти зла, Обрести свет И к тебе путь, И сердцам мир вернуть. Этот день, Господи, Озарен тьмой. На твоем острове Плачет сын твой, И никто, Господи, Не помог ему День упал во тьму. И во тьме, Господи, Сын тебя зовет, От обид, Господи, Онемел народ, Обезумел праведник, Замолчал певец Господи, верни нам свет. Только ты, Господи, Не оставь нас На своем острове. . . Три Матронушки Матронушка рязанская, Матронушкм московская, Матронушка-босоножка Святыми иностранцами Бредут земными тропками. У каждой - своя дорожка, У каждой - своя кручина, У каждой - своя забота. И нежная их работа Горит золотой лучиной В ладонях неба синего Над - горем обессиленной Безумицей Россией. Матронушка рязанская, Матронушка московская, Матронушка петроградская Владимирской, Казанскою, Сибирскою продрогшею С улыбкою дурацкою Дорогою разбойною, Разбитой и запойною, Унылой, изувеченной Бредёт в своё Отечество Родное человечество. Идёт-бредёт, качается. Ах, белый свет кончается, И нет уже спасения. Затянет небо тучами, Гроза сверкнёт над кручами, И нет уже спасения. Разлука к горлу тянется. Ах, разве что останется, Когда земля оступится? Но в небе онемелом Мелькнёт платочком белым Матронушка - заступница. Матронушка рязанская, Матронушка московская, Матронушка-босоножка Сквозь время и пространство Перебегают ловко Молитвы по дорожке. У каждой - своя кручина, У каждой - своя забота. И нежная их работа Горит золотой лучиной В ладонях неба синего Над - горем обессиленной Безумицей Россией. * * * Ты видишь - по небу летает Моих коней безумных стая. А я пастух – я ублажаю Их тем, что день и ночь играю. Несётся по небу мотив Несочинённой мною песни. Мне этот мир так интересен, Что я смотрю, глаза раскрыв. Смотрите! Что это такое? Там в небесах опять горит. А небо – сильное, ночное Мне снова что-то говорит. А я совсем не понимаю Его горящих звездных слов, И молча в кулаке сжимаю Песок и прах своих тревог. Но снова мчится конных стая, И я для них уж не кумир. Я всё живу… Но замираю, Закинув голову в тот мир. * * * Ты удивляешься улыбке, Моей улыбке, овце заблудшей. Ах, если б не было ошибки, Все было б лучше, все было б лучше. Не ныло б сердце от утраты, Не поминало б глухою бранью Улыбку милого собрата Другому милому созданью. Ведь мы с тобою не в Париже, Где улыбайся, кому захочешь Не от того, что стали ближе, А от того, что стали проще. Мы улыбаемся бесцельно И поднимаемся невольно. Ах, до чего душе бестельно, А сердцу, стало быть, не больно. Но не прощаются ошибки, И, кажется, я вновь попалась, И там, на дне твоей улыбки Заблудшей песенкой осталась. Ведь мы с тобою не в Париже, Где улыбайся, кому захочешь Не от того, что стали ближе, А от того, что стали проще. Ты удивляешься улыбке?... У источника чистого Посвящается источнику Девы Марии у арабского Православного Храма в Назарете У источника чистого Пела Дева Пречистая, И, дыханье тая, Её слушала я. Уносило течение Это дивное пение. Уплывал из-под ног Золотистый венок. Свет окутывал дымкою Я была невидимкою, Нераскрывшейся тайной, Тихой, сонной, случайной. Мне рассказывал сказки Голос Девы Прекрасной О неведомой дали, О тоске и печали. Так, за тайной речей, Я ступила в ручей, Так, с небес, чуть дыша, Опустилась душа. * * * Улыбнется день – растает, Обернётся сон судьбой. В сердце пламя вырастает, Я иду вслед за тобой. Золотая правда жизни – В небе звёздочкой дрожит, Только Богу и Отчизне Голос мой принадлежит. Запоёт душа земная О великом и простом, Закручинится родная, Позовёт в уютный дом. Да никто не отзовётся На её призыв хмельной. Жизнь дорогой назовётся, Смерть – вертанием домой. О пристанище мечтанье, Никчемушный разговор. Прикоснулась к нашей тайне Пуля, выстрелив в упор. Вот и всё – чего же больше? Ни проснуться, ни уснуть. Сердце, резвый колокольчик, Не тревожь больную грудь. Не тревожь, не разоряйся – Ночь уйдет и день придет: Хоть живи, хоть притворяйся – Смерть твоя тебя найдёт. Улыбнётся день – растает, Обернётся сон судьбой. В сердце пламя вырастает, Я иду вслед за тобой. * * * Умалишенный ветер Мой голос закружил, Меня заворожил – Несёт меня к чужим Краям неведомым. Не знаю ничего, Не помню ни о чем – Куда лечу, зачем – Ни продыху, ни сна. Ни воздуху не даст – Одна лечу, одна – Кто руку мне подаст? Я падаю! Как жизнь, как дождь, как снег, Как птица на лету Подбитая. Остановись, замри, Домой меня верни – Я странница. Страница, белизна, Упавшая с окна – Не жалко меня! Ведь чистая как снег, Как сердце без греха, Ещё и ничего, Как голая душа Без имени. Неси меня, О, ветер заводной, Единственный, родной, Любимый мой. Кому ещё нужна Такая белизна Безликая? Кружи меня, кружи, Безумствуй, ворожи, Выкрикивай! Умалишённая душа… О, ветреный порыв Остался навсегда Несёт меня, несёт Безумная душа! Урок русского (Куда ты смотришь) Куда ты смотришь? И что ты видишь? Кого ты любишь Иль ненавидишь? А всё пройдёт И всё прошло. . . Ушло... Тебя найдёт Чужое зло. . . Но ты забудь Свою любовь Седой судьбе Не прекословь. . . Сестра моя, весь мир сошёл с ума И я схожу с ним вместе в этот ад. Сестра моя, ах, что там посох и сума Никто не прав, никто не виноват. . . Чем я смогу утешить гордую печаль, В твоих глазах застывшую когда-то? Душа в снегу, но Богу прошлого не жаль Он примет в Рай убитого солдата! Сестра моя, я не вернусь теперь с войны, Мне тишина заменит звук гитары . . . Но, Боже мой, в чём виноваты мы – Ужели в том, что молоды иль стары?! Ужели в том, что сердце, догорев, Ещё несёт в себе немое чудо Надежды, каждый миг презрев За невозможность вырваться оттуда, Куда ты смотришь?. . И что ты видишь?. . Кого ты любишь?.. Иль ненавидишь?. . А всё пройдёт И всё прошло. . . ушло... Тебя найдёт Чужое зло. . . Но ты забудь Свою любовь – Седой судьбе Не прекословь. . . * * * Успокойся, великая нежность, Я не трону твоей седины. Никакая земная измена Не коснется тебя - до весны. Так живи, не заботясь о рае. Рай - далече, а ты - рядом с ней. Я забуду тебя, не узнаю, Даже если умрет соловей, Надрываясь в бесплодной истоме, Не воскреснет былое во мне. И оставшись опять в чьем-то доме, Буду греться в закатном огне. А когда-нибудь после печали Наши души, оставшись одни, Снова встретятся и, как в начале, Полетят на святые огни. И забудутся смуты земные. В небеса поплывем не спеша. И объятья раскрыв золотые Мировая нас встретит душа. Фин-Филин Фин-Филин, Фин-Филин, Вещая птица! Фин-Филин, Фин-Филин, Что тебе снится? Быстрые кони, Буйные ветры, Острые копья Белого света. Фин-Филин, Фин-Филин, Вещая птица! Фин-Филин, Фин-Филин, Что тебе снится? Лунные зори, Белые сосны, Тёмное море, Проклятый остров. Белая пена, Плачет сирена. Выкрали годы Птичью свободу. Вызнали ветры Девичьи секреты. Спрятали в росу Девичью красу. Белая пена, Плачет сирена. Не летай туда, птица! Не ходи, человек. Спи, беда! Фин-Филин, Фин-Филин, Вещая птица! Фин-Филин, Фин-Филин, Что тебе снится? Франциску Ассизскому Франциск, вода поёт имя твоё, Франциск, огонь горит - имя твоё говорит, Франциск, птица летит - имя твоё у неё на пути, Франциск, солнце встаёт - светится имя твоё. Катятся с горы золотые шары Не поймать тебе их - руки обжечь. Не понять тебе их странную речь. Тянутся с небес нити чудес, Заплетутся в узоры дней, И откроется тайна мне. Прячутся в ночи Ангелы-лучи, Чтобы не обжечь, не поранить Душу мою утром ранним. А душа моя в небе птицей Как дитя в небесах резвится. А душа моя любит риск, Но глядит на неё Франциск. Смотрит Франциск, улыбается Птице бесстрашной вослед. Знает, что жизнь её мается, Знает, что выхода нет. Знает что тёмною полночью Так её сердце поёт, В грудь горячо и беспомощно Крыльями голоса бьёт. Знает Франциск, что изменчивой Радости - Солнце важней, Знает, что Солнце - не женщина, Но улыбается ей - Солнцу глазами незрячими И на колено встает, Розу любви настоящую Тянет к ладоням её: - Солнце - прекрасная страннница, Розу примите мою. Сердце навеки останется В Вашем прекрасном краю. Душу же, птицу упрямую, Благословите лететь И эту песенку странную В странах заоблачных петь! * * * В. Евушкиной Чижик-птичка в небесах Загляни в мои глаза: Всё, о чём душа поёт Намурлычет серый кот. Фыркнут ёжики в ночи, Тише ночками стучи. По ступенькам топая… Дверь открыта… Вот и я. Жила-была на свете девочка, у неё были белые крылышки. И каждую ночь она летала к своим сестричкам звёздочкам, Потому что днем звёздочки спали, а ночью выходили гулять. И когда маленькая девочка с белыми крылышками прилетала к ним они очень радовались, начинали петь песенки и танцевать причудливые звёздные танцы. И всё время смеялись, смеялись, смеялись… Бог мой, ясный свет в ночи! Сердце радостно стучит. Слышишь песенку мою? Не молю, тебя люблю. Есть на свете чудеса! Я лечу на небеса! А вернусь обратно, Станет всё понятно. И чего только не придумают эти люди! То им жизнь не та, то им Бог не тот, то у них сердце не стучит, то душа не живёт. Нет, чтобы улыбнуться миру, полюбить друг друга – вот тебе и звезда! Вы не плачьте глазки – Пусть не сбылись сказки. Но живёт покуда Ещё в сердце чудо. Если улыбнёшься – К Богу прикоснёшься. Девочка-причуда, Ты ведь не отсюда? Угу! Кто там такой большой летит впереди? Где твои крылья? Где твое сердце? Кто ты?… Кто ты?… Я лишь птичка в небесах Слились наши голоса. А наступит лето – Я дождусь ответа. И услышу из дали Снова песню о любви. Девочкины слёзочки Превратятся в звёздочки. * * * Щебетунья моя, певунья, Сколько праздников для души Ты дарила мне в новолунье, Окликала в ночной глуши, Уводила из тёмных буден В серебристый туман мечты, Ударяя в звенящий бубен, У костра танцевала ты. . . То не табор в степи ночует То любовь по земле кочует. . . То не ветер в ночи поёт То разлука меня зовёт. . . Щебетунья моя, плясунья, Рви тоску мою на куски. Пламя вылечит от безумья, Сердце выскочит из строки. А засну в полыньях-ковыльях Ты поднимешь и понесёшь Мою душу на белых крыльях, И простишь меня, и спасёшь. То не лес шелестит ночной То встревоженный голос мой О далёкой стране поёт, Где певунья моя живёт. . . * * * Я забыла о муке адовой Ты мне свой подарила свет. Не расспрашивай, не разгадывай То, чего в моём сердце нет. Я люблю тебя тихо, преданно... Как соломинка тростника, Удержу твою жизнь - неведомо Чьею силой - наверняка. Сам Господь за тебя боролся С силой тёмною, неживой. . . Кто же грубо так обошёлся С твоей нежностью луговой? Я к тебе приникаю ласково, Как травинка к ноге босой, Я тебя осыпаю сказками, Окропляю живой росой. Тихой песенки неумелой Все слова позабыты в ней, - И в тебе образ Птицы Белой Проступается всё ясней. Сам Господь за тебя боролся С силой тёмною, неживой. . . Кто же грубо так обошёлся С твоей нежностью луговой? Я забыла о муке адовой Ты мне свой подарила свет. Не расспрашивай, не разгадывай То, чего в моём сердце нет. Я так тебя люблю Я так тебя люблю, что стынет кровь внутри, Что день цветет как ночь неведомою силой, Всё сущее молю, не убывай, гори, Любовь моя, помочь мне сможет лишь могила Забыть твои глаза, твой образ неземной, И странный этот час ошибкой обознача, Гляжу на образа того, кто надо мной Я чувствую, сейчас безумствует и плачет. Прости меня, Господь, не вынесшую благ, Дарованных тобой в минуту роковую, Я, чья-то кровь и плоть, все сделала не так, Но, может быть, любовь простит меня такую. Так ветер неземной спешил на голос мой, Что позабыл, зачем ему такие крылья, Он падал вслед за мной на дно поры ночной, И плакал в темноте от страха и бессилья. Я так тебя люблю, и прячу эту боль Закрытую для глаз, открытую для сердца. Бродяге кораблю быть путником позволь, И умереть не раз в сражениях со смертью. Я так тебя люблю, что кругом голова, Что обезумел рот в бессонном говореньи. Но всё, о чём молю, уже поёт трава, Что завтра прорастёт сквозь землю и сомненья. Я так тебя люблю, Я так тебя люблю. . . * * * Я убаюкивала боль. Была похожа на Ассоль Наивной верою своей, Что приплывёт ко мне мой Грей. Но годы юные прошли. Меня искали - не нашли, А я стою на берегу, Свою надежду берегу. Бежит упрямая волна, Как будто встреча суждена. Но встреча нам не суждена: Она одна, и я одна. Тонка связующая нить, И ничего не изменить Все также я на берегу Свою надежду берегу. И увижу я однажды Алый парус на рассвете! Крикнет чайка над водою, И меня подхватит ветер! Полечу быстрее птицы, За мечтой - звездою млечной. Может вправду и случится Эта встреча, эта встреча!.. Я убаюкивала боль, Была похожа на Ассоль! Я этой памятью продрог Посв. А. Анпилову Я этой памятью продрог, Мой день соплив и одинок, И я влачу свои долги, Не возвращаясь на круги. А поднимаясь, как стихи, На родину своей тоски. Я ничего не сотворю, За просто так в себе сгорю, Отдам и голову свою За радость знать, что вновь люблю, За гордость видеть облака, На нас глядящие века. От этих гонок и дорог Навек я совестью продрог И в невиновности своей Живу подальше от людей, Чтоб не задеть их суету Тем, что неправильно иду. Я счастлив тем, что одинок, Что надо мною только Бог. И ноги листья ворошат, По длинной памяти спешат Всегда уверенно в одном, Что где-то там, должно быть, дом. И, поднимаясь над собой, Я вижу день, обрыв крутой, Под ним полощется река, И человек лежит века, Уткнувшись памятью в песок, Все так же чист и одинок. Его возврат - в слепую высь, Откуда снова падать вниз Моей разумнице-душе, Хотя не ясно, чьей уже, Но так же взглянет в небеса Тот, чья теперь моя душа. * * * Яблоня-Гертруда, Подари мне чудо, Подари мне чудо - Полюби меня! В золотую клетку Протяни мне ветку, Протяни и крепко Обними меня! Знаю, будет биться В этой клетке птица, Лишь тебе, сестрица, И дано унять Эту птицу злую Боль мою живую, Слышишь, как зову я: Пожалей меня! Яблоня-Гертруда, Я держать не буду! Далеко отсюда Бубенцы звенят, В эту даль живую Сердце унесу я... Но и вот такую Полюби меня! Подари мне чудо - Пожалей меня! 11.09.2005. Готланд

Дата публикации: 08.07.2011,   Прочитано: 4590 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.05 секунды