Пожертвовать, spenden, donate
Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
Изданные книги
География лекций
Календарь души44 нед.
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Видео
Аудио
Глоссарий
Биографии
Поиск
Книжное собрание
Авторы и книги
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Г.А. Бондарев
Антропос
Методософия
Философия cвободы
Священное писание
Die Methodologie...
Печати планет
Архив разделов
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Книгоиздательство
Алфавитный каталог
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
GA-онлайн
Каталог ссылок
Архивные разделы
в настоящее время
не наполняются
Поэзия

Якименко Ирина

Песни и стихотворения



В необходимости быть собою...

В необходимости быть собою
Нет острой жажды, но есть резон:
Свобода - это глоток покоя,
Она - как воздух, вода и сон.
Что было - сплыло, а есть - что стало,
У всех событий короткий век,
Нас время гладит рукой усталой
По мыслям, сердцу, по голове,
Легко сметая, как с веток листья,
Всё, что тянуло с тоской назад...
И в очертаниях вечных истин,
Как звон капели или слеза,
Хрустально-ясно, предельно просто
Вдруг понимаешь: сейчас и здесь
Есть жизнь, есть завтра и в небе звёзды
И мы - такие, какие есть.




Завтра выпадет снег

Завтра выпадет снег в предрассветной оранжевой дымке -
Неизбежен, недолог, нестоек, несмел, невесом...
Мы идём, взявшись за руки, с мамой по городу Химки,
Он меня позабыл, будто странный несбывшийся сон.
Как безжалостно время стекает сквозь сжатые пальцы,
Ничего не поделаешь с этим - держи, не держи...
Проплывают по небу барашки, драконы и зайцы,
На ходу превращаясь в невиданные миражи,
Гонит ветер барашков в далёкие светлые дали,
Где хранятся забытые запахи и голоса,
Где пока ещё не существует потерь и печалей
И жива наша вера в несбыточные чудеса,
Где свободный от прежних ошибок рассудок беспечный
Снова будет кристально прозрачен и чист, как вода,
День покажется тёплым и добрым, а жизнь бесконечной
И появится чувство, что мы не умрём никогда,
Словно туча забот и событий уставшего мира
Разноцветным искристым дождём конфетти взорвалась -
И рассыпалась... Я - пятилетняя девочка Ира,
Что в толпе потерялась и тут же обратно нашлась,
Вот же мамы ладошка! - какой она кажется тонкой
На пороге неведомо как подступившей зимы...
В лужах завтрашний снег заметёт отражений обломки,
Но сегодня в них синее небо, барашки и мы.




Муравей

1. 
Мой тихий уютный дом,
Собранный из лучей,
Летним теплом объятый
Здесь в мареве золотом
В травах звенит ручей
Средь ароматов мяты
Я - крохотный муравей,
Мизерное звено
в видовой пирамиде,
Но через просвет в листве
Вечности миг иной
Мне довелось увидеть.

ПРИПЕВ:
Там в проседи облаков
Солнце так далеко
В яркой небесной выси
Там в бездне без берегов
заревом огоньков
Высыпан звёздный бисер
Там можно найти ответ -
и устремиться вслед,
Чтобы вдали растаять,
Стать эхом других планет
Их уже больше нет,
Свет - это просто память.

2. 
Мне малое по плечу,
Пользы во мне ничуть,
Мелок и невынослив,
Но тоже являюсь сам
Частью чего-то там,
Что остаётся после,
Что, хоть и важней едва
Видного существа
С хрупкою оболочкой,
Вдруг станет в дали пустой
Залитой темнотой
Еле заметной точкой.




Тишина

1.
Проникнет в комнаты февраль
Ознобом кожным
И мы до самого утра
Замрём тревожно
В уюте сонного тепла
Среди метелей
Скрутив в калачики тела
- и полетели! -
Слова здесь больше не нужны
И бесполезны
Не нарушают тишины
У края бездны
Ни бой часов, ни вой волчат
Ни чаек крики
И даже ангелы молчат,
Склоняя лики

Здесь у границ немого сна
Есть только эта пелена
Нерасколдованного круга
На глади звёздного моста
Так оглушающе пуста
что мы забудем голоса друг друга,
Приметы, лица, имена
Сотрёт из мыслей тишина.

2. 
Там в чистоте хрустальной дым
Туманит краски,
Пространство делая густым
И плотно-вязким,
В нем не летать, а только плыть
Китом по суше,
Зато не нужно говорить
И даже слушать
И, поглотив с тобою нас,
Немая небыль
Дождем невысказанных фраз
Прольется с неба,
Застыв до самого утра
В листве вчерашней,
Ведь понарошку умирать
Совсем не страшно.

Здесь у границ немого сна
Есть только эта пелена
Нерасколдованного круга
На глади звёздного моста
Так оглушающе пуста
что мы забудем голоса друг друга,
И устремимся за весной
И сами станем тишиной...




На пушистых облаках

Дверь легонько поцарапав,
Ты придёшь, с собой
На бесшумных серых лапах
Принося покой,
Глянешь вдаль янтарным взглядом
С кресла у стены,
А потом ложишься рядом,
Ведь тебе того и надо -
Вместе видеть сны...
Манит ночь луной блеснувшей
В яркие миры,
Шерстяным клубком свернувшись
И глаза закрыв
Что, мурчанием объятый
Видишь ты теперь -
Горизонт в лучах заката
И луга кошачьей мяты
Или в лето Дверь?

ПРИПЕВ:
Спи, а я посторожу,
Тихо рядом посижу -
Пусть приснятся тебе
Реки молока,
Капли звонкого дождя,
Сто мышей в твоих когтях
В колыбели небес
На пушистых облаках...

В даль мечты дорожкой млечной
Время увело -
Там, наверное, беспечно
Тихо и тепло,
С этой данностью, похоже,
Ты давно знаком -
Повезёт и мне, быть может,
В эту Дверь с тобою тоже
Заглянуть тайком?..
Девять жизней скоротечны -
Годы как вода -
И в десятой ты, конечно,
Вход нашёл туда,
Где сияет ночь прохладой
Звёздных огоньков
Спи, да будет сон твой сладок
В мире бабочек и радуг
Где-то высоко...




Богу отдых не полагается

Богу отдых не полагается,
А устанет - негоже хмуриться
И тогда он с небес спускается
И гуляет один по улицам
Может, встречу его на лестнице
У подземки ночного города -
На меня он посмотрит весело
И кивнёт, улыбаясь в бороду...

Я скажу ему: "Здравствуй, Боженька,
Как тебе в лучезарном облике
Там сидится на припорошенном
Белым снегом далёком облаке?
Может ты, как и все мы, грешные,
Замотался, устав от вечности?
Всё ли там наверху по-прежнему
В перекрученной бесконечности?"

Бог ответит: "Нормально, в общем-то,
Да и что с небесами станется?
Только зря вы, конечно, ропщете -
Мне хлопот и без вас достанется:
Проследить, чтоб сбывалось в точности
Всё, что мною же уготовано,
Чтоб хватало запаса прочности
Фудзиямы и Йеллоустоуна,

Чтоб травою шумели пастбища
Под стадами неторопливыми,
Чтобы корни деревьев, вязнущих
Под дождём и луны приливами
Ощущали, как солнце плавится
За морями и скал уступами...
Ну, а коли успею справиться -
Присмотрю и за вами, глупыми."

Бог умолкнет и расхохочется:
"Брошу к чёрту небесный атриум! -
Самому мне порою хочется,
Чтобы кто-то за мной присматривал.
Словом, если не что-то важное -
Вы на месте решайте сами там,
Что до веры в меня - не спрашивай,
Дело ваше, не мироздания."

ПРИПЕВ:
Есть у него на облаке телескоп,
Гитара и волшебная кнопка "стоп"
И, чтоб не причинять никому вреда,
Он к ней не прикасается никогда,
Он пьёт из синей чашки остывший чай
И говорит со звездами по ночам,
В его ладонях молнии и гроза,
А под ногами лестница в небеса...
Падали.

Снился мне мир переменчивых радуг
Ветрен, безмолвен и бел -
Будто брела я, вдыхая прохладу,
Перемещалась в толпе
Странных людей силуэты и тени
В медленном хаосе сна
Были прозрачны
и невесомы
и падали, падали, падали...

ПРИПЕВ
Вниз головой к небу,
Взгляд устремив дальше,
Где позади память,
А впереди - вечность...
И вопреки воле,
Вытянув вдоль руки
Без притяжения
просто летели вдаль

Плечи лупили незримые лопасти,
Ветром шумя у лица,
Этой голодной распахнутой пропасти
Не было видно конца -
Мир разбивался волной у причала,
Лоб обжигал яркий свет,
Я, удержаться пытаясь, кричала
Кто-то смеялся в ответ...
Привкусом в горле солей и металла
Чувствуя едкую взвесь,
Снова и снова я имя шептала,
Чтоб не забыть, кто я есть,
А наважденье никак не кончалось -
Хрупкая, словно слюда,
Вместе с тенями я тоже качалась
и падала, падала, падала...




Там

1. 
Там, где смыкаются дороги,
По которым нам идти и идти,
Там, где обрывы да пороги
Позапутали ветра на пути,
Там за болотами, бурьяном,
За поросшим мхом забытым крестом
Есть земляничные поляны
И покинутый дом.
Там в неизбывности далёкой,
Завороженной хрустальной росой,
Где можжевельник и осоку
Прибивает к почве ливень косой,
Нет ни печалей ни неволи,
Только шёпот звёзд в густой синеве
Да в одуванчивовом поле





Открытая двер

2. 
Там вечера глазами лани
Озирают троп песчаную зыбь,
Там ни тамтамов, ни дыханья,
Только бури и раскаты грозы
Небо закатами алеет,
А с белёсой гладью мятой травы
Переплетают суховеи
Полынь да ковыль
Там в тишине невыносимой
Дикой птицей опускается тьма,
По перелескам и низинам
Разливая снов прохладный туман,
В вечном безвременьи всё просто -
Существуя только здесь и сейчас,
Будем смотреть с тобой на звёзды,
А звёзды - на нас

Вновь странный тот мир
Вижу во сне я
Там, где судьба миг
Там, где мечта - явь
Край, где зимы нет
Рай дали немой
Там, где горит свет
Где ждут
Нас домой.




Называют любовью

1. 
Память вяжет узоры
Под прикрытые веки -
Там высокие горы
Да глубокие реки
Море, волны и ветер
Камни, птицы и люди
Все дороги на свете
И все тайны - на блюде

Стонет эхо вдогонку,
Разбегаясь кругами
Станет время воронкой,
А секунды - веками
Точки выжженных судеб
Словно крошки печенья
Кто решает, кто судит
Не имеет значенья

ПРИПЕВ:
Зной палящего лета
Под души оболочкой
Нить из боли и света
Не сплести в одиночку
Новый путь не наметить,
Ведь куда - неизвестно,
На обратном билете
Стёрты время и место
Да не больно и надо! -
Не удержишь мгновенье
Лишь она где-то рядом
Вечной следует тенью
Голос сердца разбудит,
Прислонясь к изголовью
Та, что глупые люди
Называют любовью.

2. Очарованный далью
Замороженный в иней
Окружён магистралью
Перепутанных линий
Мир, с которым ты связан,
Не ищи понапрасну
Даже если все разом
Звёзды в небе погаснут

Строки песен о небе
Не сложить в оригами -
Перемолоты в пепел
Стёрты в пыль под ногами
Паутина сосудов
Заполняется ртутью
В ожидании чуда
Ты стоишь на распутье -

ПРИПЕВ




Время начать с нуля

Усталость виска коснётся
Холодная, будто сталь
Смотри - погибает солнце,
Закатом паля асфальт
И руки твои, как остров
Закрытый для кораблей
Так глупо и очень просто
Ну, что ты молчишь, смелей -

Поведай, как ты измотан
Признайся, кто в чём неправ
Есть час отменять полёты,
Выбрасывать старый шкаф
Наверное, я не в теме
И, к счастью, не у руля
Просто настало время -
Время начать с нуля

Глазами голодной кобры
Из зеркала смотрит ночь,
Вонзает иглу под рёбра,
Со льдом попивая скотч
Досадою опоясан
День выжат почти до дна,
Звенит обреченным басом
Натянутая струна

Все рифы - за маяками
Исписаны все холсты,
Пора, собирая камни,
Попутно сжигать мосты
Течение волн быстрее
Пробоины корабля
Просто настало время -
Время начать с нуля.

О кей! - отравляя разум
Наскучившими клише
Все бабочки сдохли разом
В иссохшей моей душе,
Плетусь на буксире вяло
И килем скребу по дну -
Не то, чтобы всё достало,
Но сколько ещё тянуть?

Все карты давно промокли
И порваны пополам
И в старом твоём бинокле
Цвета полиняли в хлам
И вот уже в шатком крене
Видна за бортом земля
Просто настало время -
Время начать с нуля.




Зови меня осень

уедешь домой
за мокрою тьмой
последним трамваем
под номером восемь
потом набери
в воде фонари
с тобой уплывают
без ветра и вёсел

на облаке света
кирпичного цвета
где бродят лисицы
и рыжие лоси
останусь лишь тенью
в лучах оперенья
неведомой птицы
зови меня осень

лети в темноту
туда, где не ждут
где прошлое канет
за кромкою края
где мы острова
под снегом трава
безмолвные камни
что время стирает

до глади и блеска
чудно и нерезко
с собой забирая
в небесную просинь
все звуки и краски
оставив лишь красный
играть, догорая
зови меня осень

печали поталь
в забытую даль
Под пение цапель
с собой унесу я
на мокром холсте
круги по воде
серебряных капель
ручьями рисуя

на облаке света
кирпичного цвета
где бродят лисицы
и рыжие лоси
останусь лишь тенью
в лучах оперенья
неведомой птицы
зови меня осень




Гало

В волосах осколки гало
Теплый ветер по запястьям
Сколько синих птиц упало
В пропасть проданного счастья
Смехом, замершим ледышкой
В глубине воспоминаний,
Сном коротким, даже слишком
Ядом выжатых желаний
В топь сознания вливаясь
По глотку, по капле влаги...
Где-то позади остались
Ванты, стропы, мачты, штаги
Тянут тяжести словесной
Добровольные вериги -
Недописанные песни,
Недочитанные книги
В тайниках на дне воронки
Растворились в бурой глине
Чтоб не вылететь из гонки,
Смяв пунктир дорожных линий
Годы долгого разбега
Споры, ссоры, поединки
Не важней скупого века
Задержавшейся снежинки
Что растает, испарится
Под дыханием неровным -
Ей не нужно становиться
Чем-то важным и огромным
За набором слов и знаков,
Нот, мелодий, звуков, пауз
Фон примерно одинаков,
Вряд ли что-то потерялось -
Не укажет стрелкой компас
Направление возврата
Ты не путник, просто голос
Отразившийся когда-то
В ожидании ответа
Громогласным гулким комом
От зеркал, ведущих к свету
Или к Богу или к дому.




Можно

Гул машин уносится прочь,
Всё умолкло в сумерках, лишь
Слышно, как спускается ночь
На броню асфальта и крыш,
В чайнике вскипела вода
Утром никуда не идти,
"Что сегодня?" - "Вроде, среда,
Завтра обещали дожди"

Можно просто книжку читать
Под настенной лампы лучом,
Спорить, дуться или болтать
И не важно, как и о чём,
Ну, а можно вовсе без слов
Пить свой чай и рядом сидеть -
Просто мне с тобою тепло
Так, как больше, в общем, нигде.

Злых теней кошачьи усы
Треплет за окном темнота,
Тикают на кухне часы,
Время отмеряя до ста,
Воздух по-весеннему сух,
Чтоб немного стало светлей
Улицы покрыл белый пух
Ангелов или тополей

Можно помечтать не спеша,
Всё должно исполниться, ведь
Если очень хочет душа -
И без крыльев можно взлететь,
Пусть летит весь мир кувырком
С ворохом доставших проблем -
Просто мне с тобою легко,
так как не бывает ни с кем!

Завтра будет день, а пока
Можно просто песню допеть -
Ни к чему иное искать,
Золото меняя на медь;
Всё и так понятно без слов
Птицам - небо, рыбам - вода,
Ну а мне с тобою светло -
Так, как и бывает всегда.




Восьмидесятый

Четверть второго
Брошены книжки
Живы-здоровы
Мурзик и Тишка
Шарик на нитке
Шорты и кеды
Классиков битки
Велик соседа
Грамоты в рамках
В нише серванта
Шлёпки-панамка
Пепси и фанта
Сабо по моде
Поиски клада
Лето в Джанхоте
Олимпиада

Лёд в переулке
Санки и горка
Белого булки
Съедена корка
Фартук и косы
Дождик на ёлке
И папиросы
С папиной полки
Мелочь в ладошке
Ноты шпаргалки
Зайцем на трёшке
До музыкалки
Вкус мандаринов
Зелень на рынке
И "Песняры" на
затёртой пластинке

Краски теряет
Памяти парус
Скрипнув дверями
Старый икарус
В детство умчится
С Димкой и Катей
Им дозвониться
Вряд ли прокатит
Шарика нитку
В пальцах сжимаю
В облаке зыбком
Зелени мая
Счастьем искристым -
Светлое завтра
В мире артистов
И космонавтов

ПРИПЕВ:
Яркое солнце над самой макушкой
Хит "бони эмов" на старой катушке
Прошлого след под травою помятой
Где-то по-прежнему восьмидесятый
Калейдоскопа цветные стекляшки
Джинсы в обтяг и в облипку рубашки
Так и останутся фильмом неснятым
В восьмидесятых - восьмидесятым.




Песочное время

Закрыты страницы, погашены лампы, закопаны тайны
Я - просто кораблик, плывущий неспешно в далёкую гавань
Пока ещё виден в дали горизонта покинутый город,
Но он нарисован на мокром асфальте и скоро исчезнет

Мне без году сутки, а может и меньше - я даже не в курсе,
Лишь знаю, что молод и очень податлив теченью и ветру
Солёные брызги касаются щёк из вощёной бумаги
И нету мне дела до ваших сомнений и прочих иллюзий

Я тише раскатов грозы и не ярче, чем спутанный шёпот
Волны, что несёт мою лёгкую плоть немудрёной структуры
А там - как пойдёт, может, бросит о скалы и насухо выжмет
А может - утянет ко дну, в вечный сон золотых галеонов

Мой шелест несмелый на вспененной глади закатного моря
Едва ли заметят случайные чайки, киты и медузы
И всё же я значим, как факт неотъемлемой части стихии,
В которой однажды когда-нибудь сгину легко и беспечно

ПРИПЕВ
Я сам по себе, я свободен и сух, остальное неважно
Мне пофиг зачем, лишь бы двигаться дальше, к далёкому югу
Смеясь над штормами и изредка чувствуя сердцем бумажным,
Как тихо уносит, качает на нитке и водит по кругу
Песочное время...




Мне казалось, февраль наживо...

Мне казалось, февраль наживо
Прилепился к спине лапами,
Но грядущий вослед страж его
За порогом дождём капает,
Утекает в земли месиво,
Воспаряет над крыш пиками,
Воробьями кричит весело
Да играет в глазах бликами,
Отражая зарю в радужке -
То ли дело над гор кручами
С юным солнцем сыграть в ладушки
И в карманы набрать лучиков,
Снова чувствуя свет венами
И обветренных щёк порами...
Бочагами бурля пенными,
Прорастая в земле спорами
Високосного сна маятник
Зажигает гитар рифами,
В бесконечном снегов таяньи
Расклевав свою плоть грифами,
Расплескав по углам в сумерках
На обугленном пергаменте
Пятна кобальта и сурика
Над ледовой корой памяти.




Молох

проникала как ток, прорывалась на свет, проступала как масть
болью налитых век разлепляла глаза, озираясь тайком
лик голодной луны щерил с пьяных небес приоткрытую пасть
не смотаешь назад туго скрученной мглы вниз катящийся ком
белый остров молчал под свинцовым дождём огнедышащих струй
взять бы курс на восток - да тахометр сдох, генераторы в хлам
от рассветной звезды до разбитой мечты у Молоха пируй
будут солнца лучи гладить спины теплом, но не здесь и не нам

пусть идёт как легло и противиться в лом, будет всем поделом
выдыхая навзрыд ядовитую гарь заповедных чудес
кто-то рвался на бой, кто-то звал за собой - и за ним напролом
по дороге слепой уходили толпой, но никто не воскрес
указатели смыты, пути и орбиты укрыты под лёд
коль успеть не судьба даже не до конца, а хотя бы на треть
васильковая твердь одинокой звезды пустельгой запоёт -
будет небо в алмазах, а ноги в огне, не лететь - так гореть

ПРИПЕВ
пойманы временем в сети бездонные
заперты в клети железобетонные
выжжены скомканы выжаты досуха
без поступления света и воздуха
клочьями серого смога окутаны
ветром иссушены, стёрты, запутаны
мы выплывали из жидкого олова
и поднимали усталые головы
в час,
когда наступала весна
за ней приходила война
кого обнимала она -
того уводила она
дорогою сна.




Нарисую

Нарисую на ватмане солнечный круг
Облака и деревья и птиц в небесах,
В глубине горизонта некошеный луг,
На котором цветы, сорняки и роса
Нарисую тропинку и маленький дом
На окраине леса по центру листа,
Деревянные стены раскрашу потом,
А в открытом окне нарисую кота
На рисунке моём на заре поутру
Под хрустальным дождём зеленеет трава
А за кромкой картины - кувшинки и пруд,
А повыше - бескрайних небес синева
Будет ласковый ветер беспечен и юн
И мелькают стрекозы у самой земли
В этом мире волшебном, конечно, июнь
И медовый туман расцветающих лип
Где-то есть этот край, что обнимет легко
И укроет меня от печали любой
Там не нужно бояться беды и волков,
Там весёлая мама, друзья и любовь
И пока не отступят совсем холода
Греет сердце и душу простая мечта -
Мы с тобою на лето уедем туда
И с собой непременно прихватим кота.




Сиять

Тревоги не выдав ни взглядом, ни словом
Случайные карты в неполной колоде
Зачем ты пытаешься снова и снова
Иначе сложить? - ведь опять не выходит
Я - прошлого морок, короткое имя,
Что бьётся под сердцем испуганной рыбкой,
Я - голос, что шепчет губами твоими,
Немых сожалений безвольная скрипка

Надуманный повод жалеть о пропаже
Исполненной жаждой голодной пиявки,
Но фильмы про это уже не покажут,
Забудутся шифры, пароли и явки
Скрываясь за тенью холодного солнца,
Тянусь на незримой неведомой нити
Закончишься ты - и она оборвётся,
Сгорев под лучами в палящем зените

Все свечи и лампы погаснут однажды,
Утратят приметы все даты и числа,
Но мне почему-то не кажется важным,
Что нет в этом даже короткого смысла
Я - тихое эхо, мираж, невидимка,
Несбывшийся образ за памяти брешью
Не станет тебя - я растаю, как дымка
На залитых солнцем песках побережья...

ПРИПЕВ:
Припевом в мажоре,
Строкою куплета,
Где тёплое море
И вечное лето,
Где я бы хотела
Остаться рассветом -
Сиять твоим отражённым светом.




Ключ

1.
прохладой в ночи веет
от дыма в глазах едко
вдали фонари тлеют
дрожат на ветру ветки
молчат во дворах галки
блестят наверху звёзды
стоять под дождём жалко
спешить до метро поздно

ПРИПЕВ:
твой адрес давно скомкан
и к файлам закрыт доступ
за ломкой луны кромкой
развеян в ветрах Оста
на глади волос шёлка
утоплен в смолы камедь,
лишь ключ на кольце жёлтый
останется на память...

2.
железа моста остов
чужого зонта купол
пустого шоссе воздух
по лужам пешком глупо
стекают в ручьи капли
по стокам крутых лестниц
такая любовь вряд ли
протянет ещё месяц

ПРИПЕВ:
твой адрес давно скомкан
и к файлам закрыт доступ
за ломкой луны кромкой
развеян в ветрах Оста
на глади волос шёлка
утоплен в смолы камедь
лишь ключ на кольце жёлтый
останется на память...




Будь моим ангелом

там
те же карты улиц и метро
в местных барах - кофе или ром
и цена билетов на паром летом
там
тоже есть дома и города
и дождей прохладная вода,
а на крышах яркие лучи света

припев:
там мы, конечно, встретимся опять -
будет на часах примерно пять
будет под окном цвести сирень
будут греться кошки во дворе
где-то на другом конце пути
а пока, пожалуйста, лети,
а пока по-прежнему свети -
будь моим ангелом

там
ловятся "маяк" и "си-би-эс"
интернет и почта тоже есть
всё почти такое же, как здесь точно -
там
ароматы хлеба по утрам
так же спать мешает птичий гам
и шумят назойливо ветра ночью

ПРИПЕВ.




Помнишь?

помнишь? - где-то в начале марта
я находила лето на карте
мира под солнцем цвета, как мандарин
- если оказаться внутри,
станешь сгустком квантов,
пузырьком огненной фанты,
флюидом в плазме зари,
а ты тогда говорил - замри-отомри,
не стоит строить из себя Марию Кюри
и что ты всё это уже видел в кино,
очень давно,
только там всё кончилось взрывом или цунами,
короче, с нами
такого не будет - мы нормальные люди,
а не белые карлики в зоне чёрной дыры,
поехали лучше в Крым!



По встречной

рассыпаясь в ветвях пудрой
щурил месяц глаза лисьи
я звонила тебе утром
я писала тебе письма
я летела к тебе снова -
повороты, дворы, арки -
всё казалось таким клёвым
всё казалось таким ярким

ПРИПЕВ:
не было в мыслях ни капли сомнения
ты и не думал менять направление
вышло, как вышло - глупо, конечно
фары над пылью зубастой короной
смятые крылья, ушли лонжероны -
малая плата за гонки по встречной

где пожаров живых копоть
оседала на тьмы плечи
и царапал зимы коготь
зажигания дней свечи
я горела тобой, словно
знаков "стоп" и помех нету
и слепили в глазах брёвна
ярче дальних огней света




Горячий лёд

слов горячий лёд
и голодный взгляд
твои песни - мёд
твои мысли - яд
над тобою синь
за тобою брань
твоя мера - инь
твоё дело дрянь

позабыта суть
переписан код
запорошен путь
перекошен рот
от пустого прочь -
всё, что было вне
поглотила ночь,
ни тебе, ни мне

на моём лице
ни румян, ни сна
щурилась в прицел
полная луна
забирала дань
убивала влёт
отправляя вдаль
високосный год

алой ленты тень
на руках, как кровь
самый лучший день
проживая вновь
ты гасил огни
и глотал туман
сам себе звонил
и сводил с ума

ПРИПЕВ: Улетай за ветром прошлого
где мая крошево теплом под кожею
улетай дождём непрошенным
я прокричу - гуд бай, всего хорошего!



Лаокоон

жёлтый глаз
в собачий полдень и волчий час
ведёт тропой ядовитых змей,
что жалят издалека
здесь для нас
настало время рубить с плеча,
на остальное уже забей -
сегодня день дурака

ПРИПЕВ
войди без стука, зажги огонь
возьми мою руку в свою ладонь
в войне без правил, как Лаокоон,
ты всё поставил на кон
и всё исправил, чего тянуть? -
забудь про гитару, про сон забудь
ты не оставишь меня одну,
пойдём повыть на луну

Ну и что,
что мы такие как есть, зато
в нас нету мякоти - жесть внутри,
броня под сердцем крепка
мы не прочь
заняться делом, ведь если ночь
наступит - будем гореть, смотри -
сегодня день дурака

ПРИПЕВ




Полшага до неба

1.
Глади пустой
Кромка кривая,
Тени наискосок...
Слышишь, постой! -
Не успеваю,
В шлёпках скрипит песок,
Лето горчит
Солнцем топлёным
В скомканных облаках,
Тают лучи
Пеной солёной,
Каплями на руках...


2.
Слышишь - волна
Водит по струнам
Августа остриём,
На валунах
Вычернив руны
И на лице твоём,
Память воды
Лето сжимает
В радужные огни,
Наши следы
Снова смывая
И утопая в них...

ПРИПЕВ:
И в шелесте ветра вдали
Вкус дыма и хлеба -
Полшага от края земли
Полшага до неба
Куда мы с тобою могли
Вернуться во сне бы -
Полшага от края земли,
Полшага до неба




Ночь опускается

Ночь опускается птицею на руки,
Время срывается вспять,
Богом придуманы звёзды и радуги,
Чтобы твой сон охранять,
Эхом за штор невесомыми тканями -
Грома раскаты вдали
И колокольчиков синих дыхание
Где-то у самой земли...
Плещутся искры в невидимом куполе
Жара живого огня -
Спят в Бангалоре и спят в Мариуполе,
Ноги в коленях обняв,
Тьма проникает в подвалы и форточки,
Мысли и петли замков,
Маленьким ангелам спится на облачке
Мягко, тепло и легко...
Приторно-терпкою, паточно-вязкою,
Как на зубах карамель,
Выстелет мгла заповеданной сказкою
Топкого пуха постель,
Выбелит набело, высушит насухо,
Так что давай-ка и ты
Спи-засыпай, как у Бога за пазухой
Или в ладонях мечты.




Парк развлечений

Говоришь ты, что жизнь понемногу проходит
И меняемся мы, соглашаюсь - конечно,
Но по-прежнему солнце встаёт на восходе
И включается ночь темнотою кромешной...
Ты твердишь мне про космос и чёрные дыры,
Мол, Земля постепенно летит к катастрофе,
Но пылятся обои на стенах квартиры
И по-прежнему день начинается с кофе;

Знаешь, каждого вечность однажды догонит
Без победных фанфар и пустых огорчений,
Ну а все, кто расселся в последнем вагоне,
Так и ждут, что отправятся в парк развлечений...
Может, есть ожиданья причина иная,
Может, сдвинулся мир и за ним не угнаться,
Только есть это место, мы просто не знаем
По какой из дорог нам к нему подобраться...

Там теряется смысл последнего шага,
Что прельщает несмело надеждою ложной,
Оставляя внутри неизбывную тягу,
А вчерашние шансы - в покинутом прошлом
И когда наши "завтра" растают, как дымка,
Растворятся в зарницах мерцающих радуг
В приоткрытую дверь проскользнув невидимкой,
Может, вход в этот парк мы получим в награду.

Там пространства довольно, пусть совесть не мучит,
Ведь поместятся все на огромной арене,
Так что каждый по комнате смеха получит
И бесплатный билет в колесо обозрений;
Там цветные шары и дыхание мая,
Там легко на душе и не нужно бояться -
Где-то есть это место, мы просто не знаем
По какой из дорог нам к нему подобраться.




Пора готовиться к теплу

В плену снегов и тьмы кромешной,
Где снова минус двадцать три,
Нужны одежды и надежды,
Чтоб греть снаружи и внутри:
Мечтать о солнце и о лете,
О майках, шортах и песке,
О птичьем гаме на рассвете,
О пиве и лещах в садке,
О шашлыках и о прогулках
Под сытой полною луной,
О том прохладном дне, что гулко
Грозой грохочет, как шальной,
О спелой вишне и рассаде,
О нитях тёплого дождя,
О том, о чём забыли ради
Того, чтоб вспомнить погодя,
Как светлый сон - и восхититься,
Воскликнув: "Как же хорошо
Слоняться по жаре за тридцать
И верить - путь незавершён,
Что будут море, лес и птицы,
Цветы, фонтаны, облака,-
Всё это снова повторится,
Не завтра, но наверняка!"
Пусть вьюга за окном судачит,
Водя узоры по стеклу,
Год наступил, а это значит -
Пора готовиться к теплу.



Без шапки

В городе прошлого - ночь и неожиданно холодно,
А мы молоды,
Мы - города тени, обычные самые -
Снег, смех, кофе без сахара -
Зыбкие тени людей,
Их рекурсии и итерации,
В нас нету особых отличий
От прочих, кому этой ночью приспичит
Бесцельно бродить по Москве в минус двадцать
Мама сказала теплей одеваться
Яркие, как витража стёкла,
Блики реклам,
В хлам сбитые боты,
Соты окон квартир
В мир незапертых крыш, писем и голубей,
Где видится всё конкретнее и грубей,
Но так просто -
Мир без мобил и репостов
Чёток и резок, как кадр, в котором я -
Крик воробья,
Тень, реальности антитеза,
Что пока осознала едва ли,
Как любит тебя и как важно запечатлеть все детали,
В память впечатать, спасти -
Ведь этих следов затем не найти
В селфи и смс нескопившемся хламе...
Кстати, ты не забыл позвонить маме?
В городе прошлого - ночь, зябко и шатко.
И ты снова без шапки.




Рай для кота

Когда наступит время уйти за край
И смолкнут звуки и звёзды во тьме погаснут,
Я слышал, вроде, собакам положен рай,
С котами толком вообще ничего не ясно.
Про рай этот, врут конечно, а может нет,
Кто знает? Впрочем, порою довольно веры.
Он был для меня - самый яркий и тёплый свет,
А я просто кот - беспородный, обычный, серый
Он грел меня жаром тепла миллионов солнц,
И я - помесь гонора, шерсти, когтей и лени -
Копил эти солнца впрок и дышал в унисон,
Часами мурча на уютных его коленях...
Собачья натура иная, но я-то кот,
Что толку ловить мячи и скакать за фрисби? -
Зато я вибриссами чуял его приход,
Дремал по ночам в ногах и разгадывал мысли.
Бывало, что и кусался, но сгоряча,
В руках его становясь, будто пух, податлив,
А как умели мы громко вдвоём молчать
О том, про что словами расскажешь вряд ли!..
Не так уж долго длится кошачий век
И вот, когда от него оставалась малость
И как-то стало зябко и мир померк
И что-то необратимо во мне сломалось -
Я понял сразу, что наступил мой час,
Я видел мглу и сияющих радуг петли
И слышал голос: "Нужно решать сейчас,
Ну что ты, ну же, давай выбирай, не медли!" -
К Вратам струился пёстрой толпы ручей,
Там были пони, птицы, собаки, люди
И я решился: мне этот рай зачем?
Ведь мне нигде светлее, чем с Ним не будет!
Порой меж прошлым и будущим грань тонка
А между нами всего-то она - и только,
Свернувшись бестелесным клубком в ногах,
Я буду ждать его сколь угодно долго,
Весь век его охраняя покой и сон,
Являясь тихим эхом в дождях и песнях
До той поры, пока не уйдёт и он -
А там неважно, главное - чтобы вместе
И мы, друг друга сразу узнав в лицо,
Шагнём вдвоём, куда позовёт дорога,
Хоть в рай - лишь мы и свет миллионов солнц,
Я их накопил для нас, у меня их много.



Крестики-нолики

Бьётся за форточкой жук надоедливый,
Клацая панцирем, лапками лязгая -
Жизни спираль распускается медленно
В маленький смерчик за детской коляскою,
Голуби, тучи, качели и здания
Тонут в тумане июльского вечера -
Время ещё не нашло очертания,
Чёткость и цвет - и пока не размечено

Чёрное-белое, крестики-нолики
Юркой юлою вращаются месяцы -
В комнате свет, за стеной алкоголики,
Жёлтые стены в подъезде на лестнице -
Плещется время волною за дамбою,
Щёлкает спицами, в петли продетыми -
Бабушка варежки вяжет под лампою,
Пахнет на кухне борщом и котлетами,

Дальше - быстрее: пролёт над ступенями,
В связке с ключом от почтового ящика -
Юность, надежды, любовь, нетерпение,
Странное чувство восторга пьянящего -
Липкой рукой обнимая неласково
Где-то за боем курантов под ёлкою
Время взрывается в брызги шампанского,
Бьётся хрустальных бокалов осколками -

Крестики, галочки и многоточия -
Скорый сюжет непродуманной повести -
Свадьба, развод, переезды и прочее -
Кадры мелькают окошками в поезде -
Дни пролетают, порой незамечены,
Рельсы, пути, перегоны и станции
Раны залечены, письма отвечены,
В ящике - только счета и квитанции

Пёстрой мозаики клеток деления
Смётаны набело, вышиты крестиком,
Дальше - усталость, печаль сожаления,
Вот бы сойти, отдышаться на месте бы...
Время оскалилось загнанной ласкою,
Выжато мятною пастой из тюбика,
Пара страниц - недочитанной сказкою,
Чёрное-белое, шарики, кубики,

Мир сократился до кухни и комнаты -
Крестик на шее и тянет под ложечкой,
Сводит ладони от вязкого холода,
Что же так страшно-то, господи божечки! -
Память измятая, фото на полочке,
Что там осталось - да малая толика:
Смерчик, июль, приоткрытая форточка.
Белое. Чёрное. Крестики. Нолики.



***
Догорающий день оседает на плечи, как копоть
И становится ночью, а вист обращается в пас -
Может, так и должно быть, а может вообще не должно быть
Ничего, что прописано загодя кем-то за нас,
Только цепь из случайных и, в целом, нелепых событий,
Неподвластных ни воле, ни разуму и не душе
Без ненужного переплетения путанных нитей
Между полным "Ещё" и бессмысленно полым "Уже".
На вопросы "К чему?" и "Зачем?" огорчительно мелки
Оправдания, все эти "если бы", "как" да "кабы" -
Мы несёмся впотьмах в положении Белки и Стрелки,
Подчиняясь законам инерции (или судьбы?)
Лишь едва ощущая, как вызов, свою несвободу,
Вырываясь на свет и опять погружаясь во тьму,
Так и кружим, меняя местами начало и коду,
Не поняв, что первей, да и нужно ли это кому;
Но тасуя колоду, где карты - лишь даты и числа
Жизни, выгнутой центростремительной силы дугой,
Тщимся ставить на смысл в очевидном отсутствии смысла -
Пустяковый и мелкий, но всё же – хотя бы такой.




Останемся ли мы

день был таким же как и многие другие дни -
машины летели, пронизывая тело
насквозь, холодный ветер дул,
центр города, кругом слякоть
и всё такое лаковое, мир одинаковый -
дым, смог, блики витрин,
сотни так похожих спин людей -
лишь отраженья в воде,
я потерялась в толпе, лишена направления,
плыву по течению, живу по течению

глотая воздух жабрами снов,
срываюсь в бездну недосказанных слов,
мой остров - асфальт под босыми ногами -
убегает, исчезая за путями трамвая
маршруты построены, списаны в утиль мечты,
парашюты не раскрыты, цели дропнуты,
мир вокруг помечен зелёным и красным,
а я смотрю на небо и неясно -

ПРИПЕВ
Останемся ли мы, когда время закончится
и пробьют часы полный занавес?
Будем ли другими или захочется
Взять и перепеть свои песни заново?

и возникает желание восстановиться,
засейвиться в игре, где мне всегда будет тридцать
и я могу что-то изменить, не факт, впрочем,
но в этой временной точке по другому точно
поведу себя, стану очень мудрой -
вот как Будда, да бог с ним, с Буддой - буду, как будто
Меня заплавили в кусок янтаря...
Или всё-таки Буддой? Ты ещё мне веришь? - а зря

ПРИПЕВ




Бабочка

Это всё могло стать бесконечной весной... 
Как за завтраком на блюде - дрожит мое сердце,
Затуманясь молчания пеленой,
Остановлено почти насовсем. 
Целую Вечность мы в губы целуя небрежно, 
За другим оставляли лишь одно право -
В суетой переполненном море лет нежно
С головой окунуться и долго там плавать.
А короткий наш роман не так уж был плох,
Хочешь сердце моё руками потрогать?
Я лежу и смеюсь, укрывшись тепло,
Словно бабочка, упакована в кокон. 




Последний снег

Не зови меня, не брани, лучше отпусти -
Это ведь легко, даже невсерьёз. Знаешь,
Я же сама прошу, просто меня прости,
Видишь - не судьба, глупая весна лишь,...

ПРИПЕВ:
Ветер в пальцах играет,
Вечер светом в окне ласкает,
Из-под прикрытых век -
Легче, словно до мая -
Вечность. Медленно опускаясь,
Падал последний снег.

Мокрых воробьёв на лету считать - скучное кино - 
Отложив "прощай" снова на "после"...
Остановок на том пути не было нам дано,
Лишь короткий сон был, а наверху - звёзды, (...)

Ну, не повезло! Что ж, теперь одной голову лечить
И чего-то там ждать-переживать-медлить?
Не грусти, что не любить тебя ты не научил,
Для того и мне слишком мало лет, лишь (...) 




Утро Большого Взрыва

Причем здесь то, что мы разные люди?
Что есть - то и есть, ну, а будет - так будет,
Зачем искать, как в стогу иголку,
В словах - зерно, в разговорах - толк?
Умоляю, забудь изречения мудрые,
Ответь-ка мне лучше, с кем будешь наутро,
Когда наступит время глянуть на диво
В то короткое утро Большого Взрыва!

Дурацкая кнопка... Это продлится
Всего лишь - мгновение. То, что случится,
Не наша вина и не наша забота,
Пусть нас не станет, останется кто-то...
И ясно будет, всё будет ясно
Тем новым людям и новым кастам,
Всем тем, кто увидит, как небо красиво
Наутро после Большого Взрыва.

Застынет время картинкой витражной -
Немного жалко и очень страшно!
Да, дело - дрянь, ты меня понимаешь,
Ведь тоже будешь там и это знаешь! - 
Ещё есть повод, ещё есть время,
Пока этот день не случился со всеми,
Сказать - "до скорого и счастливо!"
Земле и Очень Большому Взрыву!

ПРИПЕВ:
А мы успеем ещё долететь до Венеры
И заделать прореху в озоновой сфере
Плечом -
На обратном пути снять имбарго с Ирака
И найти эликсир против спида и рака,
Причём, нам с тобой нипочём будет,
Нам с тобой нипочём будет,
Будет всё нипочём! 




Delirium tremens

На столе - рука, на полу - огонь,
Закатай рукав, протяни ладонь
Непривычной черноте цветущего сада…
С потолка вода капает чуть слышно,
Оставайся там, где сейчас стоишь,
Но не бойся плохих гостей, ведь я буду рядом.

В доме спички - йок! - может, это повод
Заглянуть в Нью-Йорк через мусоропровод,
Прикурить от огня Свободы потухшую "Приму",
И, сплясав кэйк - уорк, и сыграв на саксе,
Прихватить с собой сто лимонов баксов
И прилипшую к ним Бритни Спирс в неглиже и без грима.

Мы вчера делили кошмарный сон,
До утра пилили на дольки солнце,
А после срывались вниз, в кипящее море;
Сверху ливень лил, попадая в рот,
Ты его не пил, а лакал, как кот,
Утоляя жажду, что испытывал вскоре…

Ты ловил мышей и играл с огнём,
Босиком гулял по осиным гнёздам
В сиянии полной луны из сакэ и гашиша.
Сны, ногами тонкими шевеля,
Заходили в дом и снимали шляпы
И сидели на потолке, свесив ноги на крышу…

ПРИПЕВ:
Я к тебе прилечу или выйду из пены,
Я тебя научу проходить сквозь бетонные стены,
Я приду за тобой, мой ангел, всему своё время -
Запомни имя моё - Делириум Тременс. 



Эта весна

Эта весна
Вздыхает холодом прощальной пурги,
Где рвутся тени и не видно ни зги,
А может, это просто наши шаги
По прошлогоднему и тонкому льду?..

Эту весну
Мы слишком долго ждали, чтобы встречать.
Над язвами проталин птицы кричат.
Мы слишком долго спали, крылья сложив,
Чтобы, проснувшись, всё сначала начать.

Снова весна
Ломает лёд, кроша осколки в воде,
Она плюёт на обещанья чудес
Тех, что под утро возвратились с небес,
Хоть уверяли нас, что там хорошо...

Этой весне
Всего-то и осталось - смыть, не спеша,
Шаги, что, обрываясь, тают, а жаль,
Ведь нам уже казалось - просто бежать,
Ведь нас уже, казалось, крылья несли...

Снова весна...
Она приходит, ничего не боясь,
Швыряет под ноги замёрзшую грязь,
Над тем, что с нами происходит, смеясь,
Ведь завтра снова будет всё хорошо. 




Где-то далеко

В город, где стальные крыши трут домов кирпичных плечи
На крылах летучей мыши сон спускается под вечер,
На верёвках вещи сохнут, развевает ветер платья,
Заключают ставни окна в осторожные объятья 

ПРИПЕВ:
Там, где-то далеко в который раз
Там, где-то далеко не будет нас... 

Жгут газетные бумаги, как сверчки треща, камины,
Лишь бездомные дворняги по подъездам греют спины,
Утонули злые ссоры в мягкой нежности матрацев,
Тени, прячась, будто воры, тихо под ноги ложатся. 

Беспокойные химеры обретают цвет и звуки
И кому-то дарят веру, а кому - кошмаров муки,
Но виденья - вязкий омут снов, приятных и не очень -
Пусть покой твой не затронут безмятежной этой ночью.

Ночь теплом своим согреет, одарит притворной лаской,
Так, что лучше поскорее засыпай, закрывши глазки...
Пусть часы, секундной стрелкой обгоняя нетерпенье,
В свете газовой горелки до утра считают время.




Стеклянный близнец

…Шли часы до тех пор, пока, рассуждая о вечности смело,
В бесконечность ведущий путь обнаружив в дрожащем пространстве,
При попытке проникнуть в суть хаотичного непостоянства
Ты и сам не заметил, как от души отделился телом,
На мгновенье закрыл глаза, умиленья сползла слеза...
Тут же снова открыл - а вокруг темнота,
Лишь себя со спины увидел ты вдруг там...

Мой стеклянный близнец, мы похожи настолько,
Что порой я теряюсь, где - я, а где - ты;
Прикоснуться к тебе невозможно, поскольку
Ты живёшь за границей зеркальной черты.
Приглашая войти, я не знал, что "на мушку"
Взят тобою давно и подвоха не ждал,
Лишь хотел пошутить, но попался в ловушку,
Из которой не выбраться мне никогда!..
Клон шепнул: "По рукам!", прочитав мои мысли -
Протянул я доверчиво руку, а он
Вмиг за прочный рукав мёртвой хваткой вцепился
И, покинув свой мир, ловко выскочил вон!
Я от страха кричу: "Ты со мною лукавил!
Ты в чужое пространство обманом проник!",
Бью его по плечу, но - моими губами
Улыбается мне мой зеркальный двойник!..
И, когда я шагнул от него в отраженье,
Вдруг беззвучно закрылась зеркальная дверь.
Я остался в плену своего положенья,
Жаль, подмены никто не заметит теперь... 




Фабрика Грёз

Мраком объята страна "Никогда".
В вязкий сироп превратилась вода,
В сахарной дымке густого дурмана
Фабрика Грёз восстаёт из тумана
Как свет - другого выхода нет,
Без бед, без слёз и горечи лет...

Шумом веселья и запахом роз
Всех завлекает Фабрика Грёз.
Глупый гуляка и путник рисковый
Часто в её попадают оковы.
Как зверь, ты в тесной клетке теперь...
Проверь, а, впрочем - лучше поверь!

Отрицательное мненье -
Просто неудачный угол зренья.
Здесь печального исхода
Быть не может, такова природа
Фабрики Грёз.

Мыслей, желаний загаданных хлам
Фабрика Грёз прибирает к рукам,
Выполнит всё с превеликой охотой -
Блажь мудреца и мечты идиота,
Лижи конфету приторной лжи!
Ну, как? Ты всем доволен, дурак?

Занесло тебя теченьем
В этот плен из липкого варенья!
Ты посмешище для сброда,
Экспонат в кунсткамере уродов
Фабрики Грёз...

Канешь, как в воду, не видно нигде -
Лишь разбегутся круги по воде.
В мир, полный страха, тревоги и грусти
Фабрика Грёз никого не отпустит!
Бежать, чтобы вернуться опять,
Лежать, не в силах зубы разжать...

Позабудь свои сомненья
В отблесках манящего свеченья,
Поедая угощенья
Со стола для жертвоприношенья
Фабрики Грёз!.. 




Назавтра

Не получается с тремя неизвестными решить уравнение,
В окне болтается о полной моей капитуляции флаг, -
А впрочем, с самого начала не вызывало сомнения,
Что мы не в силах ни понять, ни изменить, ни опровергнуть тот факт, что
Назавтра будет всё хорошо...

Давай, попробуем сказать друг другу всё на языке многоточий,
Мы не придумаем с тобой предметам старым новые имена,
Но образуется связь между мной и тобою непрочная,
Хотя и это не изменит, ровным счётом не изменит ни хрена того, что
Назавтра будет всё хорошо...

Давай, заменим живые тела свои квадратами - ромбами,
Большой тяжёлой серой массою без рук, без головы и без глаз
И упадём куда-нибудь водородною бомбою,
Ведь это не изменит, веришь? - ровным счётом не изменит для нас того, что
Назавтра будет всё хорошо... 




Комета

В сотнях атмосфер, в сотнях атмосфер, в миллионах плазменных масс
Я оставляю след...
Посмотри наверх, посмотри наверх, посмотри на небо сейчас -
Видишь среди комет
В ярком сиянии звёзд мой свет? 

В чёрной пустоте, в чёрной пустоте, мимо редких, сонных ракет
Мой скоростной полёт...
И опять нигде, и опять нигде, я опять - нигде и везде,
Я - и огонь и лёд!

Путь назад закрыт, путь назад закрыт, путь назад закрыт навсегда,
Если когда и был.
Старые миры, новые миры - кислород, земля и вода -
Завтра всего лишь пыль... 

Мой секундомер, мой секундомер отсчитал уже, отсчитал
Сто миллиардов лет.
Он от смены эр и от смены вер, как и я, безмерно устал
Мчаться к чужой земле;
Ты меня видишь, но я - лишь свет. 




Река

Тебя за гранью сна обнимет ласковый свет.
Рядом - течёт река: крики птиц, шёпот волн, уходящий вдаль -
Туда, где морской прибой играл с ветром... 
Ты так давно мечтал подставить ветру лицо,
В воду войти, смеясь и бежать по волнам, обгоняя рыб -
И небо вдохнуть, забыв о том, кем был раньше.
Здесь всё чего-то ждёт и в тихом шелесте трав
Слышится плач трубы, шум дождя, бой часов и дыханье звёзд
Во имя живой любви, что спит в лучах света... 




Отсутствие движения

Нажимаю пальцем на пульс - а попадаю в небо,
Сдох автомобиль, ну и пусть, он всё равно не бегал,
Атомы твои и мои, вишнёвый сок по рукам,
Забудем имена, уже не нужные нам... 
Давай отменим вечер отказом ото сна и,
Может быть, тогда мы поймём, что происходит с нами;
Обжёгшись на молоке, на воду дуешь, и зря -
По Кельвину - по нулям, отсутствие движения... 

Солнышко на небе блестит противной жирной точкой,
Буду у тебя к десяти, но это всё не точно,
Знаешь, я давно от тебя уже сбежала бы, но
По телевизору - Кальман, а по Кельвину - ноль; 
На завтрак будет бекон, поджаренный на сале,
"Завтра - 372" - по радио сказали,
За столом сидим и молчим, застыли ты и я,
По Кельвину - по нулям, отсутствие движения... 

Ты ко мне такой не привык, но это с недосыпу,
Кофе пробую на язык, - что ты туда насыпал?!
Извиваюсь, словно моллюск, молекулой под лупой,
Что же происходит? Боюсь! Как это глупо!
Оторвались - разлетелись, свобода выбора,
Настали рыбные дни аквариумных рыбок!
Заправим "Фэрри" в салат, а "Кальве" в ворох белья,
По Кельвину - по нулям, отсутствие движения... 



Они любят друг друга, как дети

Он - неприятель портвейнофилософии кружки,
Она не ест конфет и собирает игрушки,
Он ценит ложь во благо, не выносит драк,
Она - противник душных комнат и цепных собак,
Они живут легко, не отметая сплетен -
Они любят друг друга, как дети.

Он, чей - то брат, она, кому - то сестра,
Проводят время в разговорах от утра до утра
О жизни и о вечности, о том и о сём,
Но в мыслях нет броженья, лишь вязкий чернозём,
Осталось каждому из них до смерти по две трети -
Они любят друг друга, как дети.

У них всегда найдётся выход из запутанных ссор -
Не выключая свет, не задвигая штор,
Познав секрет стриптиза ночных неглиже
Одна, Джульетта почти, другой, Ромео уже,
Поглощены своим участием в домашнем балете.
Они любят друг друга, как дети.

И связь их неразрывна, как вода и земля,
Они привыкли быть вместе, ничего не деля -
Она, как муха в паутине его оков,
А он - козёл отпущенья её грехов,
В их арсенале кнуты, палки, цепи и плети -
Они любят друг друга, как дети.

У них полно друзей, а, впрочем, ну их, коль скоро
Двери настежь, а в доме - Содом и Гоморра,
Они очень похожи, и так непохожи,
Два разных человека - кости, мышцы и кожа...
Друг за друга горой, друг за друга в ответе,
Они любят друг друга, как дети.

Они уйдут во сне, они уснут в один день,
Не дожидаясь, когда над миром встанет тень.
Рука к руке, дорогой белого риса,
Неглупый неудачник, бездарная актриса
Уйдут по ней. Они уйдут на рассвете,
Чтобы и там любить друг друга, как дети. 




Стихотворения

***
Смехом наотмашь - ничего личного, 
Просто работа.
Живём в изолированных отлично 
Комнатах-сотах,
Как за баррикадами из предметов 
И антуража,
Отплёвывая с ядом приветов
Враньё и лажу.
Словами играя в пинг-понг бросаться -
Небезопасно,
А всё, что визжит или кусается, 
Пометим красным:
Собак, лифты, подземку, пассатижи
И турникеты!
Открылся - лови, в должности "выжить"
Вакансий нету.
Толкаемся человеко-тушками
В стаде баранов,
Разматывая ночью сны с подушки
Под трёп экрана...
Обнимая руль, прячусь в прохладности
Железной клети:
Поездки в метро - тоже вероятность
Тебя встретить
Глаза в глаза, срываясь дрожью где-то
В сонных аортах
Я, кажется, уже писала об этом -
Да всё стёрто. 


***
Время тихо стекает по датам,
Как сквозь пальцы сочится вода,
Мы же все, что спешили куда-то,
После смерти уйдём, кто - куда...
Существует ли выбор особенный,
Неизвестный живым до сих пор:
Встряв в одно из мгновений, что сотканы
Нашей памятью в пёстрый ковёр,
Раскогтиться котёнком на солнышке, 
Осторожную нежность даря -
И застыть, притворясь лёгким пёрышком
В золотистом куске янтаря? 




Всё тише

Цвет без формы, видимой глазу, 
В грубых ладонях разума
Запоздалое осознание признательности.
Осязание телом тепла. Плач карны. Карма мрака.
Нырнуть в кармана бесконечности течь,
Бессилием судороги плеч, неестественно вывернутых, 
Давясь - выдох-вдох... Вход. Млечный путь.
Непохоже на рождение, ведь ты ещё здесь -
По радуги краю, каким-то образом
Зоро 
Розы
В узорах грозы над крышами.
Вершина ленты Мёбиуса. Полоса препятствий мелом.
Голоса в шуме белом
Всё тише. 




Странное лето

...Слинять, оставляя сотни вопросов 
Свистящим соляком связок сорванных;
Словно исследуя на вкус, сладость и соль, 
Слово "осень" слизывать по зубам языком, 
Шмыгая носом; собравшись с мыслями, 
Сидеть в полупустом пространстве автобуса, 
Самой в гости - не поздно ли?... В воздухе - смог, 
Асфальт устал быть вязок и осы сонно ползали 
У мусорки возле ларьков с соком и папиросами;
Усы у кошек выгореть не успели от света 
Солнца, похожего на сыр оплавленный -
Кошмарно сырым, непогожим было лето, 
Совсем неправильным... 




Меня больше нет

Меня больше нет.
Кончилась.
Притихла в ответ,
Скорчилась
Душонка внутри
В ужасе -
Я таю, смотри! -
Лужица.
Под острым углом
Возится
Прозрачным стеклом
По сердцу
Рукою твоей:
"Нет" - хотя б
Меня пожалей
Нехотя.
Не страшно ничуть.
Рада ли?
Уже не лечу.
Падаю. 




Спи

Дней дождливых промежутки 
Между холодом и летом.. 
Ты один вторые сутки 
В чёрной комнате без света 
Вьются в теле монитора 
Буквы, словно в бусах нитки, 
Бой в висках, как Молот Тора, 
Как Венец китайской пытки, 
Не спасают сигареты, 
В пальцах - лёд, в глазах - по спичке, 
В чёрной комнате без света 
Одиночество-привычка 
Дарит слабую надежду, 
Маясь рыбою на суше: 
Скоро будет всё, как прежде, 
Ты ведь веришь мне? Послушай, 
Сон, неправильный и мудрый - 
Избавление от боли. 
Пусть тебе приснится Утро. 
Спи, как в детстве. Я с тобою. 


Дата публикации: 08.10.2010,   Прочитано: 5465 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen)
Открытие страницы: 0.07 секунды