· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Даль Олег Иванович (1941-1981)

Стихотворения



НЕУДОБНЫЙ ЧЕЛОВЕК

I

Больно на солнце смотреть,
Проводами оно перечеркнуто. 
Паутина. 
И люди как мухи. 
Люди-мухи, 
Лица черны. 
Мука.
Отрывисты речи.
Жужжанье. 
Несвязность слов. 
Молчанье.
Спуски, подъемы - 
Серый бетон.
Одиночество - такое красное 
И воспаленное, как это солнце,
Как похоронные дроги, 
Как эта дорога, 
Уходящая навсегда 
Навстречу концу. 
Я уйду, уплыву
Через эти подъемы и спуски. 
Солнце будет висеть 
Одиноким и раненым глазом. 

II

Дождь длиннющими
Пальцами в звонкие
Крыши колотит.
Я в бессоннице утонул,
Как в болоте.
Те же голуби,
Как они громко орут!
И старуха внизу
Копошится в грязи
Те же злые коты.
А старуха - она
Королева!
А над ней этажи,
И коты, как пажи,
А хвосты, как ножи
Лижут руки ей, лижут.
Окна красные утром
И синие вечером.
Серый колодец
С окнами в никуда.
Какая-то дивная песня
Звучит и звучит,
И бьется о стены.
Так и будет всегда?
Так и будет всегда. 

1977 год 




* * * 

Он вошёл. 
Уселся на стул. 
Он не смотрит на красноволосое пламя. 
Загорается спичка. 
Он встал и ушёл. 

 
 

* * * 

Комната моя подобна клетке. 
Солнце руку сунуло в оконце. 
Чтоб мираж увидеть очень редкий, 
Сигарету я зажёг от солнца. 
Я хочу курить. Я не хочу работать. 

 


* * * 

На холсте пейзаж намалёван, 
Кровь струится в поддельной реке, 
Под раскрашенным деревом клоун 
Одиноко мелькнул вдалеке. 
Луч, скользнув, поспешил убраться. 
Бледность губ твоих. Пыль декораций. 
Вспышка выстрела. Крик - и в ответ 
На стене ухмыльнулся портрет. 
Рама сломана. В воздухе душном, 
Между звуком и мыслью застыв, 
Над грядущим и над минувшим 
Ворожит непонятный мотив. 



Театр

Там за окном я видел купол и крест. 
Две нити перекрестия - под ним лежал поэт, 
А по пригорку разбежались липки, 
Похожие на маленьких девчонок, 
Отрезавших косу, и потому 
Напуганных своей незащищённой новизной. 
Хромой милиционер нёс на плече гитару. 
За ним бежала, улыбаясь, 
Лохматая и грязная дворняжка. 

Я был один. Я думал, мне казалось. 
И мысль моя была как малая и чистая песчинка. 
Она не отнимала много сил, 
И ветер чувств по собственному 
Произволу её то наземь опускал, 
То в небо возносил, соединял 
С другой песчинкой, с третьей, с миллионной. 
И создавал бархан из ощущений. 
И разрушал, и вновь выстраивал. 
И так до бесконечности. 

О ветры, переменные, капризные, 
Строители и разрушители безумные! 
Кто вас посеял, кто пожнёт вас? 

Лежи, поэт, - ты умер, я устал. 
Я видеть сны хочу. 
Ведь сны излечивают душу. 
 
 
 
 

Прогулки с чёрным котом
 
В.Ю. Никулину. На день рождения. июль 1980.

Смотри, смотри, пришла луна, 
Какая красная ущербная. 
Душа - усталая струна 
И тихая, как воскресенье вербное. 
Там силуэтом мягкий зверь 
На подоконнике иконовом, 
А позади закрыта дверь, 
И тишиной весь мир окован. 
И только мерное тик-так, 
И мягкие удары ночи. 
А на полу лежит пятак 
Тяжёлой точкой в многоточии. 
Смотри, смотри, ушла луна, 
Такая светлая и тонкая, 
Как набежавшая волна 
На одинокий берег звонкий. 

 



* * * 

В. Высоцкому, брату. Монино. январь 1981.

Сейчас я вспоминаю... 
Мы прощались... Навсегда... 
Сейчас я понял... Понимаю... 
Разорванность следа... 
Начало мая... 
Спотыкаюсь... 
Слова, слова, слова. 
Сорока бьёт хвостом. 
Снег опадает, обнажая 
Нагую холодность ветвей. 
И вот последняя глава 
Пахнула розовым кустом, 
Тоску и лживость обещая, 
И умерла в груди моей. 
Покой-покой... 
И одиночество, и злоба. 
И плачу я во сне и просыпаюсь... 
Обида - серебристый месяц. 
Клеймённость - горя проба. 
И снова каюсь. Каюсь. Каюсь, 
Держа в руках разорванное сердце... 





Ночной путь

Дорога Дорога 
Обочина Ночь 
Стеклянный туман 
Звенящий бетон 
Скрипящий уклон и 
Деревья Деревья 
Летящие прочь 
Непрочность колёс 
И воздуха стон 
Вверху одиноко 
Повисла звезда 
Внизу у дороги 
Кошачьи глаза 




* * * 

январь. Монино 1981.

Мне снилось... 
Поле. И овраг. И пересохшая трава. 
Шуршанье ветра. И опять овраг. 
И далеко 
Летела лошадь. Горизонт рвала 
Осипшим ржаньем... 
Одиноко... 
Солнце уходило. Всё стало красным 
Только тень моя чернела. 
И жаркий ветер стих, а воздух стал тяжёл. 

А лошадь? 
Как будет жить одна? Без седока? 
И крик её в душе моей навеки 
Поселился... 
И мечется, и бьётся, и хрипит, 
И вырваться не может. 

Так жизнь промчится 
Одиноким зверем. Нигде свой путь 
Не отмечая вехой, 
Питая душу призрачною верой, 
Что память о тебе 
Останется в степи безмолной 
Гулким эхом. 




Прогулки с котом.

зима. Монино.1981

1. 

И ломать меня ломали, 
И терзать меня терзали, 
Гнули, гнули до земли, 
А я выпрямился... 

Я не клялся, не божился, 
Я легко на свете жил. 
Хоть в четыре стенки бился, 
Волком на луну не выл... 

Можно плюнуть с горки в реку, 
Поднатужиться, напрячься 
И подпрыгнуть на вершок. 
Можно душу человеку 
Измолоть на порошок... 

Ах, ломать меня ломать... 
Ах, терзать меня терзать!.. 

2. 

Почему я люблю вот эти 
Затворённые дворы... 
Там теперь не играют дети 
И не точатся топоры. 
Не метёт метель спозаранку, 
Не кружит на снегу трико, 
Не хрипит по утрам шарманка, 
И не пахнет прокисшим вином. 

Это было дано и недавно... 
Скрип саней, хрип коней, 
Серых стен полотно, 
А на них, как в японском театрике, 
Одинокие тени людей. 

Почему же мне так хорошо 
Упираться взглядом в стену? 

Может время моё пришло? 
А сейчас моя память в плену?! 
Недовыстроенный витраж... 
Так похожий на пелену... 
настоящее что, мираж?.. 

Так я жил, умирал и страдал, 
Забираясь на свой этаж. 

3. 

Я плыву на пароходе - 
Пароходик - параход... 
В Гибралтаровом проливе 
Перейду на тихий ход! 

И услышу эхо дятла, 
Чистый снег в ладонь возьму, 
Чёрность сосен, словно клятву, 
Тихим словом оборву. 

Снег падёт, и ветка стынет, 
Дятел песню оборвёт, 
Гибралтар меня покинет - 
Параходик - параход... 

Море, море, горе, грёзы 
И лазурь твоя краса. 
Память шёпотом берёзы 
развевает паруса. 

То ли тучки пробегают, 
То ль берёзы в даль бегут... 
И собаки тихо лают, 
Словно вечность берегут. 

4. 

Ночь весенняя лунная лунная 
Никого 
И холодная тишина 
А под арками семиструнными 
Шёпот 
Шёпот и запах вина 
Вот и чёрный забор 
Извернулся змеёй 
Притаился как вор 
Как туман над землёй 
А напротив 
В далёком доме 
На решетчато-лунном балконе 
Девушка танцевала 
В красной как краска 
Блузке 
Ах как ей узко узко 
Словно в железной 
Маске 
Я музыку смутно гадал 
Ту что её кружила 
И страшно и страшно 
Я вдруг увидал 
На плечиках блузка сушилась 
И ветер её трепал 





* * * 

зима. Монино 1981.

Помоги и спаси, 
О, Господи. 
Сбереги и укрой, 
О, Господи. 
Мягким снегом меня занеси, Господи. 
И глаза свои не закрой, Господи. 
Погляди на меня, 
О, Господи. 
Вот я весь пред тобой 
О, Господи. 
Я живу не клянясь, 
О, Господи. 
Подари мне покой, 
О, господи.


Дата публикации: 29.09.2010,   Прочитано: 4276 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды