Пожертвовать, spenden, donate
Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
Календарь души16 нед.
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Биографии
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Яшина Елена Леонардовна (род. 1959)

Опыт современного христианского Посвящения в четырех поэмах

Вселенский Человек "По человеку можно изучить всю Вселенную" Р. Штайнер Вселенский Человек и есть удача! Я благодарна собственной судьбе И не мечтаю жизнь прожить иначе, Чего желаю я, мой друг, тебе. Открылся ненароком и нежданно, Его услышать сердцем я смогла… Отчаялась родить, и, как ни странно, Я сына в муках смертных родила. Пощады не просила у природы, И реяли халаты надо мной; То были своевременные роды: Я получила опыт неземной. Действительность - для подлинной науки; Хоть медицина - тонкий инструмент, А смертные неведомы ей муки, Души ей недоступен элемент. Но я из странствий долгих возвратилась, Чтоб сотворить неслыханный сонет! От бремени земного разрешилась: Вобрал младенец духа вечный свет!.. Я дважды родилась. Как это было?! Заговорить с тех пор хочу стихом… Как передать тебе, мой друг, о том, О чём ни на мгновенье не забыла? Рождённый от Земли - земное помнит; Небесных же родителей не знает До той поры, пока не осознает: Кто он и что, и долг свой не исполнит. Нам жизнь дана для личного участья. Она - то блекла, то непостоянна, То бьёт на пораженье, то обманна, А кто ответит, что такое счастье? Ответить трудно; стоит вопрошать Как счастие постичь. Вопрос о том, Как встретиться с неведомым Христом, - Им научиться жить и им дышать? Как счастия достичь? Пришла наука О Духе! Что ж, в сердцах ей места нет? Кто хочет знать о счастии ответ, Тот должен потрудиться - в том то штука! Мне в мысли этой, друг мой, утешенье; Мой пульс не бьётся точно заводной: Я приняла науку Посвященья И следовать вольна за ней одной. В пряденьи мировом случился миг… Немного я смогу поведать людям. Что ж, к нёбу прилипает лишь язык, Когда легко о вечности мы судим. Поразмышлять, отдавшись впечатленью, Ему принадлежать учусь всецело, Исполнившись нездешнего терпенья, Живое облекать в слова умело. Так кто же есть по сути человек? Казалось бы, естественный вопрос; Однако для сомнений срок истек, А в наши дни сомненье перерос. Я - человек! И точку отправленья Хочу отметить, чтоб не заблудиться, Чтоб вовремя рассеять заблужденья, К себе самой придти, как говорится. Он есть таков, каков он есть, пойми же. Но человек - иной в духовных сферах; И на вполне обыденных примерах С ним познакомиться пора б поближе. Вот он передо мной, и он есть я! Возможно ль, обретая слух и зренье, Мне ощутить свое предназначенье В масштабах мирового бытия? Могу ль его я заново открыть, Не умозрительно иль следуя за модой, Но всей своею внутренней природой Понятье человека охватить? Ведь званье человека так завидно… Я годы шла к нему и вновь иду: С любовью примиряю я вражду, Доступно то лишь сердцу, очевидно. В груди и в головах - борьба со злом В среде людской: весь мир лежит во зле, Расхожей нет цитаты на Земле, Хоть под каким на зло взгляни углом. Мы в новой эре жить хотим свободно: Жизнь тратить даром, делать ли открытья… Звучит ли в нас вопрос, подчас бесплодно, Что сделал я для своего развитья? Вопрос первостепенный по значенью. А хватит духа, чтоб себе признаться, Что проще плыть, удобней, по теченью, Чем против и ему сопротивляться? А грянет буря, так ныряй на дно, Но не теряй упорного скольженья. Ведь в испытаньях важно знать одно: Цель какова и средства к достиженью. Друг! Человек - не средство, он есть цель! Науку если эту не познаешь, Плыви хоть в лодке, сядешь ты на мель И глубину из вида потеряешь. Познай себя в своём стремленьи к духу, - Вот средство, если ты мечтал летать, Не ползать; видел ты в полете муху, А птицу? Высоту учись держать! А если и ползти, тогда как змей: Достичь до человека, достучаться, Пробиться, подступиться, докричаться, Попробуй, постарайся, одолей! Весь мир тебе доступен: вглубь и ввысь, Когда созрел ты сам и пробуждён, Самим собой отважно побеждён, - С любовью к человеку развернись! Вот он перед тобой и "то есть ты", - Как говорили древние индусы, Но сколь бы не разнились в мире вкусы, На мудреца - довольно простоты. Христа деянье ради "Я" и "Ты" - В любви, в ней торжествует образ Божий: Он красотою ангельской похожий На девицу, девичьей чистоты. Глубины, дремля в кротком слове "Мы", Отверзнутся для слуха в те мгновенья, Когда, переживая откровенье Любви, Давид поёт свои псалмы. Так выпускало древо свой Побег; Взрастал Он для Земли благословеньем: Явился так Вселенский Человек, Исполнив Землю смыслом и значеньем. Одолевая тьму небытия И Иоанну указав на мать, "Се Матерь", - Он изрёк, - "и есть твоя", И вздрогнула Земля: Христа принять. Но в духе Он воскрес и жив вовек, Преобразив Собой Земли пространства: Вселенский распрямился Человек, Так время претворилось в постоянство. Печать Голгофы в складке на челе Поныне знаменует образ Божий, Ищи Его, скитаясь по Земле, Друг, ощути Его своею кожей! Найди Христа в душе, достигни цели: Во всем, что существует и живёт И в том, что в жизни есть на самом деле, Распознавай лишь то, что не прейдёт! Ты - таинства счастливый обладатель! Доволен ли ты собственной судьбой, Доволен ли, любезный мой читатель, Поверь мне, дорогим делюсь с тобой! Мне шанс дала судьба проделать путь, - К нему вела Духовная наука, Мне с нею не приемлема разлука: Я в бездну умудрилась заглянуть, В бездонность мирового; отродясь Не видывала я таких просторов! Духовный мир приняв без разговоров, Я с ним ищу теперь обратно связь. Ты помнишь предысторию вопроса Читатель, собеседник, тайный друг? Имела опыт духа я не вдруг: Его стяжала я не без запроса Всего состава внутренней души. Итак, душа нашла себя вне тела, О чём я возвестить тебе успела, Но делать выводы ты, друг мой, не спеши. Будь ты и не вселенских тайн знаток, Я откровенной быть с тобой посмела, Переступив внечувственно Порог В действительность иную - вне предела! Ты скажешь, что подобное бывало, Клиническая смерть известна всем, В ком сердце биться в теле перестало, И кто ушёл едва ль не насовсем. Но я, мой друг, толкую о другом - Сознательном и полном переходе В мир душ и духов, помня об одном: Я смерть познала в истинной природе. Лишь ей противостав, познав реальность Во мне самой в космическом свершеньи, Несу бессмертья крест - исповедальность И претворяю в дар стихосложенья. Друг, этот Божий дар не отвергай: Жизнь - шире, чем любые представленья, Ты глубже постигай её явленья, От самого себя не убегай. Мышленье, чувство, воля - элементы, Которые для "Я" есть плоть и кровь, Ты, в сущности, ему не прекословь, Испытывая острые моменты. Тянись к нему, себя перерастая, Трагически свой рост осознавай И внутреннее Солнце возжигай, Когда стоишь над бездною у края. Душа в её основе переменна: В ней тёмное и светлое начало, Но как бы тьма её не омрачала, Жизнь побеждает смерть в ней неизменно. Борясь в себе за жизнь не отступай: Как Представитель человечества живи; Собою жертвуя свободе и любви, Ты имя человека оправдай! А зло своё исправь, служи Христу! Не отдавай свободы супостатам, За грань переступив и за черту, В надежде стать известным и богатым. Твой идеал - "Я есмь", а враг - хаос; Не ты ль мечтал о подлинной свободе? "Я победил сей мир", - сказал Христос! Свободный дух - свободен по природе! А если утомился и устал, Как путник, ты плестись по бездорожью, Но веровать в себя не перестал, Не стоит уповать на милость Божью. А если неизбежно и паденье, прах Отряси и снова - в путь, вперёд! Унылое нахлынет настроенье, Уверен будь, мой друг, оно пройдёт. Как всё проходит в лучшем из миров, Так Мудрость станет некогда Любовью… Не проповедь пою из фраз и слов, Я не любитель, друг мой, празднословья. Я весть несу тебе как очевидец Поистине грядущих перспектив! И возвещаю я не древний миф, Перед тобой не гуру, не провидец. Я - человек такой же, как и ты, Но с новым, зародившимся сознаньем - Духовным, и тружусь над этим званьем, Духовное не терпит суеты. Как "Я" - мы люди-точки и стоим На линии культуры в той же точке. Лишь сделав шаг из "Я" или шажочки, Мы перспективу новую творим. Задействуй самого себя, дружище, Стремись к добру из импульса Христа! Космическая мудрость не проста, Перевари её подобно пище, Вкусив как материнское питанье. А, погружая разум свой в рутину, В вещах постигни суть и сердцевину, Поступки направляй на созиданье. Лишь в мировом космическом сознаньи Мы - граждане Вселенной, да, мой друг! Границ не существует для познанья. Ты поборол сомненье и испуг? Законы эволюции сменяют Законы исторических наук. Реальный это факт не замечают: Историк не учёл голгофских мук. Но беспристрастна истина, без страсти; Её и распинают под плетьми… Каков всемирный смысл Христовой власти? Христос пришёл не властвовать людьми. Вопрос, мой друг, эпохе задавай И тихо слушай ветра дуновенье… Способности свои не зарывай, Лавиною сорвётся вдохновенье! А лень обуревает - возмутись: Она тебе мешает развиваться, Стихию подчини и улыбнись, Готов за идеалы ты сражаться? Быть войном духа "Я" тебя учу! Ты в духе пробуждайся шаг за шагом: Препятствия послужат в жизни благом, Преодолеть их войну по плечу! Потребовалось мужество и мне, Когда смогла решиться и посметь я Представить облик нынешний столетья Под знаком Человека - и в броне. Дух Времени велит стократ мужаться: Таков его характер и черты. Попробуй же понять: каков и ты И за какие ценности сражаться? Мы - члены государств своих, страны, Но эти связи впредь не сохранятся: Границы будут всюду расширяться, Симптомы расширения видны… Вселенскому гражданству - шире круг! Для всех из нас есть место примиренья, Где мы с Христом достигнем единенья, - Вселенским Человеком стань, мой друг! Духовные странствия 1 Так было: Сам Всевышний мне предстал Во всём Своём божественном величье… На троне Он над бездной восседал Бог Дух, но в человеческом обличье. Фигура в очертаньях балахона Потоками струилась вниз над бездной… Одежды облекали формы трона, На тверди трон покоился небесной. Рта впадины зияли и глазниц, Лик Солнцем воссиял и стал подвижен: То отдалён от взора, то приближен, Пред Ним я на колени пала ниц. Казался лик суров и справедлив, Молитвенно пред ним я преклонилась. Всем существом я к Богу обратилась, Почувствовав всем сердцем сил прилив. О, Господи, верни меня на Землю… Молю к Тебе, верни меня, верни; И голосу, как помню, Его внемлю, Бог говорил словами, вот они. Ответил: "Хорошо, - Он, - Ты вернёшься На Землю… вернёшься на Землю, ты…", И Слово замирало у черты, Прокатывалось звучно: "ёшься, ёшься…" Мощь голоса над бездной разрасталось. Подобно водопаду, с неба грому, Я ж низвергалась вниз подобно кому, И эхо мне повсюду откликалось. Бог сделал жест рукой по направленью Каскада звука; я ж, срываясь вниз, Как некогда покинув Парадиз, Испытывала гнёт грехопаденья. Поток останови Бог, наконец, И поняла я: как и обещал Меня домой на Землю возвращал И милость проявлял ко мне Творец! И было наложенье, будто, рук, Или жгутов на грудь мою крестом: Я ощутила ритм и сердца стук И в сердце обрела покой и дом. Так длилась передышка; в то мгновенье Сознанье пребывало в средней сфере И вне меня - такое положенье Меня уберегло по крайней мере. 2 Здесь надлежит прервать воспоминанье, Историю поведать всю сначала; Как с детства я в фантазии мечтала Попасть в страну иную обитанья… И в космос звёзд мечтала полететь, И иногда во сне я к ним летала; За счастье неземное почитала И в корабле космическом сидеть. Восторженно в слезах я просыпалась, Как чуда достигая до границ Неведомого мира, меж ресниц Сверкали звёзды мне, как мне казалось. Та тяга к звёздам, то стремленье к знанью Меня к Науке Духа приобщали, Так с юности под спудом созревали, И требовали импульса, дерзанья. Я жаждала иметь и подтвержденье Духовных фактов; звёзды и сошлись; Чтоб пережить сознанья измененье, Условья измененья создались. Так случай мне представился: отринув Земную оболочку в теле бренном, "Я" вылетело вон, её покинув, Найдя себя и бодрым и нетленным. Через тоннель оно переместилось Астрального, когда преодолело Всё то, что прежде сковывало тело, И от чего оно освободилось. "Я" видело себя со стороны, То погружалось в море цвета, звука, То - в темноту, то в свет, - такая штука, Чтобы достичь неведомой страны! При помощи усилий и бросков Из лабиринта чёрного тенет В его конце на чистый белый свет "Я" вырвалось из собственных тисков. Испытывая лёгкость и свободу Я оказалась, словно бы в раю, С ним сравнивать тот мир не устаю, Который открывался мне по ходу. Кричала я: "Ура! Как правы те, Кто миру Духа дал его названье, Кто признает его существованье, Дух не подвластен тленью и тщете! Все люди на Земле вольны узнать О том, что существует мир духовный, Что путь к нему тернист и он - не ровный И восходить к нему пора начать!" По мере своего передвиженья Я в мир элементарного вступила, Реальность тут иная проступила: Я наблюдать смогла процесс мышленья. "Я" мысль своею волей вызывало, Волило мысль; она и появлялась И как объект к субъекту приближалась, И в точке "Я" бесследно исчезала. Так мыслесущество я порождала, Оно и возникало мне извне, Переливаясь в цвете представало, Самоосуществляясь так вполне. Интуитивный "Я" осуществляло Процесс мышления и чувству воле Взаимопроникать в него позволя, Действительность свою воссоздавало. Переживало "Я", занявшись делом, Мышленье непосредственно живое И пользуясь при том не головою, А духом и душой, как прежде телом. Так в собственном, свободном существе "Я" пребывало словно в Отчем доме И управляло им в таком объёме, Который и не снился голове. Действительное "Я" живёт в мышленьи, И мысль творит в эфирном свой поток; Весь мировой эфир её исток, Она не есть лишь мозга отраженье. Ведь родина её - мир интуиций; Здесь достигает "Я" заветной цели, Когда осознаёт себя частицей, Где часть есть больше целого на деле: Вселенское единство заключает В самом себе посредством восприятий, Когда в мышленьи их объединяет С необходимым множеством понятий. 3 Итак, вооружившим арсеналом И опытом из мира элементов, Переживала я и ряд фрагментов, Не чуждых самым подлинным анналам. Я вспомнила людей, с кем несомненно Там, на Земле испытывала связь И ныне в мир духовный водворясь, Их облику дивилась совершенно. В надземной сфере люди мне предстали В душевном и духовном их обличье, В себе имея сходство и отличье, Они красой божественной сияли. Я радовалась их здесь появленью: Они напоминали мне о том, Откуда я взялась и где мой дом, И каково моё предназначенье. Здесь близость ощущала я иную К тому, кому любовь я обещала; Душа моя о главном вопрошала: Познать хотела миссию земную. Вопрос в душе восстал по направленью К самой Земле; душа ж взошла в пространства, Ландшафты созерцая и убранства, Простёршиеся вниз для лицезренья. То взор ей изумлённый ослепляли Усыпанные жёлтыми цветами, Покрытые душистыми коврами Внизу луга, и реки их сменяли. Как впечатляли русла и теченья Голубоватых, величавых рек Таких, как на Земле; отображенья Духовного здесь видит человек. То в сферах возникали континенты: Их тверди осязая толщину, Я не задерживалась в их плену, Разглядывая сверху компоненты. Меж тем, я удалялась от Земли… Как вдруг, ка будто, против естества Два тёмных и крылатых существа Ввысь понесли меня как корабли. Стремительность существ была такой, Что моему сознанью угрожало Утратиться, сознание сужало И сдавливало, будто под пятой. В сознаньи вспыхнул образ перспективы, Которую едва не навязали: Похитив жертву, духи принуждали, И принуждали вовсе не игриво. Себя я увидала как сосуд На отдалённой призрачной планете: Два чуждых существа почли б за труд Так изваять меня в простом предмете. Уж смерть меня своим перстом касалась Погибель верная меня ждала… Я ж глиной под перстом, как оказалось, Готова оказаться не была. Я вспомнила о Боге, как отпали Два ангела, а вслед за ними страх: Усилья эти в бездне не пропали. Но прорвались мольбою на устах. Я Бога на защиту призвала, И Он явил Божественный свой лик; На жест отчаянья, безумный крик Откликнулся: так жизнь я обрела. Так состоялась эта встреча с Богом… Его восприняла я как Отца; Взирал Он на меня в величье строгом, Я вглядывалась в мощь Его лица. Как Солнце голова Его светилась; Черты формировались: рот, нет носа, Я, преклонив колени близ Колосса, К Нему в порыве кротком устремилась. В мольбе, сомкнув ладони, предстояла Я самому Создателю людей; Бог мир замыслил в множестве идей, Одной из них я когда-то стала. 4 Что ж, здесь я обращаюсь к эпизоду, Где отпустила вспять воспоминанье; Чтобы продлить как есть повествованье, Я возвращаюсь вновь к его исходу. Я в пропасть низвергалась нижних сфер, Когда Сам Бог предотвратил паденье: Не такта разрушающий размер, Я ощутила ритм сердцебиенья! Покой мне даровал во тьме прозренье, Меня укрыл он, будто, под полон: Он длился вечность, может быть, мгновенье, Кошмар за ним последовал как сон. Я продолжала камнем падать вниз И замечала лишь слоёв мельканье, И боль претерпевая и страданье, А над судьбой моею рок навис. Разреженные сферы завершались, Продвинувшись к Земле, я продиралась Сквозь толщу тёмных духов: не гнушались Напасть они на жертву; мне досталось… Но прежде, чем они меня сразили, Я посвятилась в тайну феномена: Мне существа его отобразили; Их властью человека ждёт подмена. 5 Сам феномен есть чудо - тело жизни! Над ним витает Солнце, как ковчег. Так виден за Порогом человек, Когда направит взор к своей Отчизне. В любое время дня ли, ночи, года Он призван встречу с Высшим "Я" искать И тем дары духовные стяжать: Космическое "Я" - его природа! Парит оно над телом в вышине, Протягивая лучики-канаты И ими управляет им извне, И восполняет все его затраты. Звук голоса вибрирует в лучах И вызывает ритм вселенских токов: Они распространяются в потоках В эфирном теле, ткут в его речах. Многоголосным эхом звук летит, И Универсум звук не отдаляет: Так Солнце "Я" вдруг, вспыхнув говорит И в теле жизни жизнь возобновляет. От Солнца - и эфирная телесность; Она, по сути, вторит формам тела; Эфирное зачахло б, оскудело, Как чахнет без природы вся окрестность. Я-Импульс же в движеньях сил таков, Что черпая от царства вне предела, Он правит в излученьях жизни тела Вплоть до его физических основ. 6 Эфирному оковы угрожают, Те существа хотят поработить - Сковать живое или распылить, Которые его сопровождают. И человеку нужно осознать, Что с ними он находится в связи: Один - поодаль дух, другой вблизи, И оба жаждут телом обладать. Один желает дать ему свободу Безмерную, увлечь лишь за собой, Внедрить в него лишь звёздную природу И поглотить субстанции - другой. Один блистает, словно бы комета, Он чужд влияньям духа закоснелым И чает завладеть эфирным телом, В нём образуя органы из света. Но вне сравненья, дух другой - ужасней: Крупноголов и мрачен, с жуткой мордой, Намного человеку он опасней, Чем демон светоносец с виду гордый. Дух механизма алчет подчинить Эфирное, земное, жизнь саму. Забрав всю власть над сущим самому И человека тем закабалить. Дух тяжести сковал ему оковы; Он страждет разум вовсе затемнить: В машину человека превратить; И методы и стиль его суровы. Глазищ сверкает лёд, дух - бледнолиц; Звук ржавого металла "ухо" режет: То - сочленений лязганье, десниц, То - адских недр его зубовный скрежет. Но человек с душой - не автомат. В душе таит бессмертья он крупицу И опыт с существами тем чреват, Чтоб духа своего узреть зарницу. Итак, я курс взяла и направленье К физическому телу, как ко мне С поверхности Земли, в кромешной тьме Вдруг ринулись полки, как наважденье. Удары наносили в я-сознанье… Цель нападенья духов - не затмить, Не в космосе вселенском растворить, Но причинить духовный род страданья: "Я" человека вовсе устранить, Выдёргивал клочья из него, Из духа человека для того, Чтобы его носитель захватить. В той схватке, помню, мысли были: "Ни этого нет мира, ни того" - И: "Нет меня"...Затем меня убили. Так я погибла…Только для чего? 7 Возникла вновь я в голове эфирной Физического тела: распрямлённой, И - крошечного роста, и спасённой Неведомою силою всемирной. Я в голову вошла, как говорится, Мне силы неземные помогли Домой на Землю снова возвратиться Из пустоты космической дали. В фантом скользнув физическим-эфирный, Я пробуждалась, но не ото сна… Казалась оболочка мне обширной, Она лежала будто пелена. Итак, я в голове стояла в рост. Где пребывает вечный эмбрион… Он - выпрямленья в духе эталон, Он - к таинствам Вселенной скрытый мост: Между мирами мост; ныряя в тело, Я пронеслась воздушною волной, До половины поднялась и - села, Ощупывая то, что стало мной… Так было, были странствия в мирах, Миры - и близки эти и далёки… Я им отозвалась с пером в руках, Вложив служенье им в живые строки. В тот самый миг, как овладеть телесным, Познала я задачу для земного, Опробывая способом чудесным Эфирное творить гортанью Слово. Сам человек из Слова был рождён, Из Слова будет заново рождаться И по вселенной в духе распрямляться: Он Богом был услышан и спасён! Бог замысел открыл мне, дал ответ, Вернув меня для жизни в мире бренном: И образом правдивым, откровенным Он показал мне, кто такой поэт!? Поэма о Христе 1 Поэму о Христе воссоздавая, Я силюсь не в словах запечатлеть, Но в Слове, возрождаясь и страдая, То, что дано судьбою мне пропеть. Воспользуюсь, мой друг, свободным правом Заговорить о Том, о Ком, молчу Не языком двусмысленным лукавым, - Таинственным, который я учу. В основе бытия прибудет Слово, Давая смысл ему, да будет так! Язык мой произносит это снова, Как исповеди пылкой верный знак. Он чает донести благую весть… Расправьтесь плечи, сгорбленные спины! Судьба мне оказала эту честь: Вновь замесить породистые глины, Вновь пережить всю щедрость дней творения, И хрупкость одолеть материала И водворить законы обновленья Во всё, что есть и будет, в то, что стало! Я начинаю песню не сначала, Не без усердия я тружусь над ней, Но сызнова пою, как и пристало, Как в первый день творимых мною дней. И так, продолжу труд ничтожно малый В сравнении с тем, что сказано давно, Но голос прозвенит мой не бывалый, Ему скорбеть и чахнуть не дано. Я обращаюсь к Летописи мира, Чтоб приобщиться к ней на склоне дней. Звени же в такт пронзительная лира, Мы будем петь дружнее и дружней. О мире Духа, там, где я бывала! Доступен он лишь жаждущим познанья; Я в "Опусах"* мир Духа описала, Друг, помнишь, не ссылаясь на преданья. Упомяну и точку отправления, Она судьбой поставлена над "i": "Вселенским Человеком"**, - без сомненья, Он - Тот, Кто ожидает нас в дали. Но вот ведь не задача: как приблизить С Ним встречу, как загадано душе? Возможно, друг, достоинство унизить Того, кто приобрёл его уже? Возможно лишь поднять, что ты имеешь, Что не утратил, верность сохранил Тому, что предавать никак не смеешь… Ты с Человеком встречу заслужил! 2 Созрел ты к встрече, друг, с самим собою? От собственного духа ко Вселенной Путь пролегает не обыкновенный И требует он многого, не скрою. Для нас с тобой, мой друг, пришла эпоха, Когда мы учимся, чтобы учиться Мир познавать и то, что нам лишь снится; Что - хорошо и что такое плохо! Не всю премудрость нам дано вместить, Но ту, что, друг мой, станет в нас Любовью… И так, я продолжаю предисловие, Чтоб о Христе посметь заговорить, Любви Христа, Его внимая Слову… Как близость пережить, сплетенье уз, С Тем, Кто в себе несёт Голгофы груз, Всю тяжесть становления земного? Кто умер на Земле, и Кто воскрес Как Дух Земли - Вселенский Человек; Кто кровью на кресте как Бог истек, Чтоб одолеть земного перевес: Преодолел земное тяготенье, Которое влекло развитье вспять, Чтоб человек Любовь смог воспринять Как тайну мирового обновленья. Рука моя немеет от пера, Чтоб дать единой мысли возродиться, Благоговея к тайне подступиться Мистерии: в ней жизнь, не есть игра; - Мистерию Голгофы осознать, Величие и смысл Христа деянья, И глубже пережить Его скитанья, Хранящие следов Его печать. Хотела бы затронуть я сердечно Беседы доверительной струну, Чтобы достигла дальнюю страну Всё то, что остаётся в ней навечно. Мечтала бы взойти в предел иной С тобою я, мой друг, чтоб снова вместе Мы удостоились бы этой чести: Покинуть на мгновенье мир земной. В потоке, восходящем снова ввысь, Душой бессмертной б устремились в сферы, Преодолев давленье атмосферы, В реалии иные б вознеслись. В фантазии моральной есть граница Невидимого мира пребыванья: В тебе сомненья, страх и колебанья? И не пытайся с ними примириться! 3 Мне дорого, друг мой, твоё вниманье… Настрою лиру я не на преданье - На вечное, ведь не под скрип пера Нам вечности предстать придёт пора. Способность отличить не понаслышке Непреходящее; подобно вспышке Реальность пережить - вот достиженье, Имеющее равное значенье. Ты жаждешь обрести и слух и зренье? Преодолей и страхи и сомненья, И истину с горчичное зерно Отыщешь, где бы ни был, всё равно. Готова ли к посеву борозда? Свети ей, Вифлеемская звезда, И ярче разгорайся между глаз… Пусть струны зазвенят в который раз! Твой верный инструмент - другое "Я"! В основах мирового бытия "Я" исполняет главную лишь роль: Претерпевать оно способно боль. 4 Мы перешли, друг мой, заметь, Порог! Ты письмена ль читаешь между строк? До области достигли Зодиака! Ты космос узнаешь в явленьи знака: Огромный мировой Вселенский круг - Не хватит обхватить всех ног и рук! Обычным "я" на чудо Зодиака Взирать ты будешь, словно бы зевака, В невиданных масштабов сферу звезд: С ней несопоставим зеваки рост. Земное человеческое "я" Здесь королю подобно без белья. Трагикомичное, по сути, положенье: Употребив, как образ выраженье Известное вне всякого предела, Имею я в виду не только тело. Теперь представь, как сферы, часть за частью, "Я" начинает обходить и счастье, Какое недоступно на Земле, Испытывает там, в межзвёздной мгле. Подобно Солнцу "я" обходит путь, Чтоб в сферы Зодиака заглянуть; Что ж, удостоила его судьба Мир звёздный познавать как часть себя. Отождествляясь с каждой частью сферы, Оно дивится ей вне всякой меры, В сиянии сфер влечётся, как в рассвет, И - цвет переживает, всюду цвет! Мир голубой, мир розовый, зелёный! Стремится вдаль оно к ним, без границ, И раскрывает взор свой изумлённый Просторам необъятным верениц. Миры сменяются и - вне сравненья! Даруют всё блаженство состоянья, Миры есть Существа, чьи измеренья Есть форма бытия и Их сознанье. Они Свои основы зиждят в цвете, Но "глаз" и измеренья различает… Делюсь с тобой, друг мой, я о предмете, Который ум привычный отклоняет. Люблю я свет Земли палитры утра, Со светом неземным он несравним. Глаз уловлял бы отблеск перламутра, А этот ускользает невредим. Он видим лишь для внутреннего зрения: Свет духа наше "Я" воспринимает; Но остаются, друг мой, опасенья, Что человек его не распознает. В попытке вспомнить опыт тот подробней, Упомяну науку Посвященья, Не кажется ль она тем неудобней, Чем с мыслью строгой вольней обращенье? Как пробужденье нам необходимо! Мне эту мысль позвольте подтвердить. Воздействие его - неоценимо, В нас коренясь в потребности любить… И так, продолжив путь по Зодиаку, Продвинемся мы глубже по кольцу, - Рискованно, но странствие, однако, Ведёт закономерно нас к венцу. Иерархии в круге вопрошают, Надвинув на "глаза" повязку, словно: "Кто зренье дал тебе?" - и отвечают: "Мы дали зренье", и беспрекословно Тот орган чувств плотней перекрывают. Глухое вызвав духа состоянье, Иерархии волю пробуждают, "Я" принуждая к противостоянью. Попеременно "я" настигнет мрак, То "уши" затыкают: "Кто дал слух?" И строг и непреклонен Зодиак, Сам воздух отторгая: свет и нюх. Что ощущает "я"? Оно - в смятеньи И под угрозой впрямь небытия, Опору не найдя в отображеньи, Оно теперь взывает к чувству "я". "Где "я" моё?" - таков звучит вопрос; Сам человек становится вопросом, И с самого себя чинит он спрос: Ему теперь грозит остаться с "носом"… 5 Здесь драма мировая налицо: Отважится ли он к смертельной схватке? Позиции его - безумно шатки… Как встать в зодиакальное кольцо? Как бился он с собой: ему досталось… "Я" действовало будто в полном мраке И самоподвергалось здесь атаке Тех тёмных сил, с которыми сражалось. Ищя опору и ведя свой бой, Оно протискивалось будто в щель В самом себе и будто параллель Стремилось водворить своей борьбой. Героя мрак неслыханный затмил… Вдруг - "Я" звездой зажглась, пронзая ночь! Он понял, что сумеет превозмочь: Ось ощутив, раздвинул, что есть сил. Развёл существ от головы к гортани И импульс-силу к сердцу устремил… В пространство ж сердца сам Христос входил, И вверх и вниз протягивая длани. Из-за спины героя - в тонком теле - "Я" есмь Христово жест свой простирало, Герою вторя, Духом исполняло, Отождествляясь с ним на самом деле. Так равновесие жест - Любовь вершит И воздвигает сущностный барьер Между собой и тем из низших сфер, Что человек Христом лишь победит! Познает человек и сам себя: Свершая акт свободы дерзновенный Он гражданином будет во Вселенной, Раскроет во Вселенной "Я" есмь Я! Так наш герой стал в духе пробуждённым; Себя в самосознаньи обретая, Иерархии тайну постигая, Стоял он перед нею распрямлённым. В нём не было ни страха, ни сомнений: Придя к себе, себя он перерос И шанс свой заслужил задать вопрос, Как знак иных, свободных отношений. Ответ он получил как миг прозренья, Картина перед ним живая встала, Душа его сверхчувственно внимала, Существ воспринимая откровенье. Отныне обладал духовным светом В нём высший человек, и вот, мой друг, Он мог бы проницать существ вокруг, Не напрягая разума при этом. 6 Отныне звёздный дух его томился… И обретя подвижность, устремился Из Зодиака выйти и из тела, Свободно отдалясь за их пределы. Он выше в сферу Душ переместился И, замерев в душе, как пульс, забился, В душе своей держась лишь высоты, Душевной не приемля темноты. Полярность обозрев в душевном теле, Он жаждал чистоты и на пределе Возможностей не смел души принять, Готовясь лишь суду её придать. Так от неё он в духе отказался И собственной души теперь чуждался, С ней не желал он тождества иметь, Предпочитая вовсе умереть. Трагическим тут выглядел герой: Решился он пожертвовать собой И отрекался ныне от себя, Безсамостно свет духа возлюбя. В душе своей метался, как в петле, Пока не обратился он к Земле, Где вспомнил о Голгофе и Христе, В миг осознав деянье на кресте. В надземной сфере увидал распятье Эфирное Христа он и принятье Им смерти пережил как вечный свет: Его и воспевает тут поэт! Бессмертие души своей познав, Бразды правленья духу передав, Он помнит как кричал, что смерти нет! Душа - бессмертна, вот её секрет! И в миг подхвачен был он "Я" Христа, Восхищен Им стремительно в места, В которых вездесущий Дух свободы Пред ним открыл пространств небесных своды. Христово "Я" светилось огоньком, Когда земная сфера, словно ком, Приблизилась: к ней, двигаясь поврозь, Её теперь прошли они насквозь. Для "Я" воскресшего и твердь подвластна И видящему оку не опасно: Духовному огню преграды нет, О нём слагает песнь свою поэт! Он о грядущем может только петь! Познав, что значит быть и умереть, Свободно в духе следуя Христу, Из глубины он взмыл на высоту! 7 Сам Космос перед ним вновь оживал В своём эфирном, юном состояньи, Парящих духов он переживал, Держась от них на близком расстояньи. Он понял, что подобен в чём-то Им. Вдруг перед взором круг стал возникать; Казался с предыдущим он сравним: Небесных духов мог собой объять. Его в просторах духи созидали, Как новую среду Их обитанья: Согласно рангу круг формировали, Приготовляя место пребыванья. И каждый привносил в круг Космос свой, Даря периферии вдохновенье, Но - грандиозней было появленье Христа, наполнившего цент собой! Взойдя к периферии высших сфер, Христос встал в точку, что была исходна; Герой мог следовать за Ним свободно, Герою подавал Христос пример. Но Сам периферию Он оставил: Из нижней её точки к центру взвился; Дав Импульс, в центре жертвенно излился И силу к окружению направил. К окружности поднялся и герой В Христово место; Испытав покой, И став впервые равным окруженью, Воспринимал он Солнца откровенье! Он сделался двенадцатою часть Тринадцатого; вечному Причастью, Сообразуясь в каждое мгновение, Внимало и Христово окруженье. Божественного Логоса деянье Творило новый Космос мирозданья; Эфирное Дух Солнца созидал И силою Любви своей питал. Так Существа двенадцати вбирали Субстанцию Любви, сам смысл творенья, И радость всей Вселенной излучали, Во все Её концы и направленья. Им - счастье быть единым Существом, Преумножающим красу Вселенной, Преисполняющим мир торжеством Всей Сущности Божественной нетленной. И человек причастен тем мирам, Которыми он призван пробудиться, Благодаря их жертвенным дарам, Он волен умереть и вновь родиться! 8 Их познавать - свобода гражданина! Реальности дана лишь половина Тому, в ком не воскреснет "Я" есмь Я Для целостного духобытия. Миры, мой друг, эфирные-не сон; И Мудрость мировую и Любовь Исток Голгофы дарит вновь и вновь: Гармония Вселенной - есть закон! Чтоб центр тяжести не мог сместиться Всего земного, дважды нам родиться С тобою суждено, мой друг; познанье Духовным пронизать до основанья, Чтоб быть Вселенской личностью; по воле Судьбы "Я" возвращалось в прежний вид: В астральное души, где индивид Не смог бы сознавать себя без боли. "Я" - дальше к миру "Духа" поднималось. В душевном ненадолго задержалось: Вошло в него не с тем, чтоб мириться, А сущностью своей освободиться… И вот оно у цели: заметалось В душевном теле и легко, свободно "Я", выпорхнув, как птица, благородно Бездонной ночи, бездне отдавалось. Так Вечно-женственное возносилось Ввысь, встало как звезда и раскололось!.. Друг, хочешь знать, чего оно добилось? Стать "Я" есмь "Я", - за это и боролось! Примечания: * - Елена Яшина. Лик Твой. Поэма Опусов. М. 2013 ** - Елена Яшина. Лик Твой. Вселенский Человек. М. 2013 Поэма Опусов История моя звучит для всех. Аналога ей нет в литературе… Её пропеть хочу я и для тех, Кто различает ноты в партитуре. Я ей задам высокую тональность; Подробности земного отпущу: Где, как и почему - не в этом дело. Что есть душа и дух, и что есть тело? Вопросы, о которых я грущу… Поэма опусов - не сон, реальность! Опус 1 1 Физическое тело, став Луной, Образовало чашу - с небосвод: Светящаяся чаша стала мной, Я ощутила новый свой оплот. Найдя себя как точку в середине, Я в тот же миг прозрела в вышине Воспрявший импульс над собою вдруг: Он аркою замкнул Вселенский круг, Отобразив его теперь во мне, И вспыхнул на немыслимой вершине. 2 Эфир распространялся постепенно И вытеснил Луну; серп растворился… Два полукруга слились совершенно: Так Макрокосмос в личности открылся. Он развернулся в сферу, где Луне И вовсе места нет, где непорочно Вселенский распростёрся Человек… Из поля зрения исчез Он и поблек, Праобраз же Его отныне прочно, Навеки отпечатался во мне. 3 Я мысль осознавала и вне слуха: Её мне будто образ говорил… Я пребывала в лоне Жизнедуха, Христос меня с Собой соединил! С названьем - "Солнце", в солнечное зря, Я на земной стояла тут планете… И память детских подлинных событий Ко мне вернулась радостью открытий: Так в капельке росы, играя в свете, Отобразится ранняя заря. 4 Я обретала новое рожденье В высокой неизведанной стране! С периферии, глядя в окруженье, Всю охватить могла её вполне. Вбирая грандиозность впечатленья, Я находилась в мире, но в ином, И, проницая даль и глубину, Я созерцала новую страну И помышляла также и о том, Чтобы постичь вещей происхожденье. 5 Сосредотачивала ясный взор вовне И устремляла вниз, во тьму потока: Раскручивалась тьма, подвластна мне, До самого начала, до истока. Взирала ввысь я на Существ деянья: Они, волнами рея в высоте, Себя являли в алом, голубом; Волнуясь о грядущем, о былом, Сияли в первозданной красоте И осеняли космос мирозданья. 6 В душе Иерархиям удивясь, - Я в лоне их мечтала оказаться, - Я ощущала ныне с ними связь И не могла на них налюбоваться. Движенья их несли и ритм и меру, Восторг мой бесконечно был велик!.. Ласкали и песчинку небеса: Земли обетованной их краса Дарила мне божественный свой Лик, - Я вознеслась в праобразную сферу. 7 Собралось человечество Земли Поодаль в глубине Вселенской сферы: Избранники все сюда вошли, Кто подавал блестящие примеры. Они едины в лоне мировом, И ныне тут среда их обитанья! Исполнена тут личность совершенства. Испытывают высший род блаженства Тут люди, заслужившие признанья Не только в мире этом, но и в том. 8 Здесь "целое" - в границах мирозданья. И слово "всё" его определяет. Оно есть сверхземное состоянье, Где личность с ним себя отождествляет. Она тождественна самой себе в свершеньи, Где часть есть больше целого, и где Она - и инструмент, и исполнитель. А музыки Вселенской вдохновитель Есть Сам Христос: повсюду и везде Звучит аккорд: "Я есмь" от сотворенья! 9 Безмерное вместила плоть моя, Безмерное вмещается в эфире: Гармония - единство "Я есмь Я"! И этот опыт самый главный в мире. Где проявленья истинного "Я" - Там жизнь распространяется всё шире: Причина расширения Вселенной! Она является лишь несомненной Тому, кто подтвердил делами в мире: Христос - источник жизни, бытия! 10 Архистратиг небес, благослови, Исполни светом дня воспоминанье… Эфирное - субстанция Любви! Как передать её благоуханье?.. В ней все блага земные в единеньи С небесными и держатся вдали Или вблизи чудесного их строя, И космос, овевая всё благое, Чем дышит первозданный слой Земли, Ей выражает трепет умиленья. 11 Вот таинство любви на белом свете, Оно - две стороны одной медали. И мне не удержать его в секрете, Когда я обращаюсь ко Граали. К ней приближаюсь в памяти так близко, Что каждый раз играю я с огнём: Когда поспешность чувств руководит, А мысль отяжелеет, как гранит, То стоит отступить - таков приём, Иначе возрастает степень риска. 12 Переключиться важно в самом деле: Мышленье неподатливо в земном, Свободно лишь течёт в эфирном теле; С наукой этой мало кто знаком. Неспешно припадать к Святой Граали И по глотку, не медля, пить до дна… Наука Духа учит и Искусство Высвобожденью нравственного чувства, - Другая этой вещи сторона, - Она даст утешение в печали!.. Опус 2 1 Итак, решаюсь двинуться я в путь: Надеюсь быть и дальше откровенной. Мне надлежит не свиток развернуть, Но импульс Самодуха во Вселенной! Что ж, оценив как стать моя упруга, Покой я в точке снова обрела И волю изъявила, не каприз: Перенесла я точку, канув вниз, - Вдруг очутившись там, где не ждала, - На радиус космического круга. 2 Из области Любви, стихии дня Перенеслась в иное измеренье. Из искорки я вспыхнула огня, Достигла состоянья просветленья. "Я" светом мира сделалось в ночи! Астральный свет его сиял повсюду Из эпицентра творческой Вселенной Звездой сверхновой, необыкновенной: "Я есмь"! Была я ею и - пребуду! Да озарят меня её лучи! 3 Влияние звезды - куда мощнее, Чем планетарной сферы мировой; Проникнуть к центру мира не труднее, Чем в бездне пребывать самой собой. Дух мировой субстанцию Свободы - Свободен созидать как чистый свет Божественной основы мирозданья, - Для Духа нет границы созиданья! Я утверждаю смело как поэт, На утверждение потратив годы. 4 Я, излучая импульс мирозданья, Пульсируя над временем плыла… Космическое новое сознанье Возвышенное я приобрела. И мириадам звёзд - теперь своя, Бесследно не исчезну в звёздной пыли… Я гражданам пою грядущей эры: Всем тем, в ком не угасла искра веры, Кто в чистоте сердец её хранили, Чтоб донести в далёкие края! 5 Всем жителям Земли пора узнать: Чтобы друг с другом строить отношенья, Необходимо брать и - отдавать, Тем приближая миг преображенья! Ведь человек и создан, чтобы быть Счастливым, безгранично милосердным: По образу, подобию Того, Кто сотворил для счастия его… Хоть не всегда бывал он и усердным, Но вправе ль он об этом позабыть? 6 Ему другой бывал ли интересным? Когда в беседе вдруг столкнуться мненья, Ему приятней лгать и быть нечестным, Чем изменить привычное сужденье. Или, напротив, ловок он подчас И расширяет интересов спектр. И, несмотря на всю свою толковость, Не слышит оглушительную новость, Что Солнце - отражающий рефлектор: В нём виден Универсум, а не газ! 7 Готов ли человек услышать новость, Что Солнце есть окно в эфирный мир? Не газовый есть шар оно, а полость, Где Дух Христа творит живой эфир! И выси и глубины мирозданья Охватывает Солнце так, трудясь, - И человеческое "Я" ему подобно! Но с тем, Кто на кресте распят был злобно, Оно давно утратило и связь, И не идёт путём самопознанья. 8 Не находя в душе своей Христа, Как сможет человек себя познать? Все тайны изрекли его уста, Но хочет ли он их воспринимать? Что Солнце есть планета и звезда, - Известно и науке современной, Но что оно сошло через Христа И поднялось с голгофского креста Во плоти человеческой нетленной, - Загадкой остаётся ей всегда. 9 Волнует ли её исток живого? Она хотела б тайной обладать. Лишь Дух приняв, загадку мирового Доступно и науке разгадать. Она в многообразии миров Одну поверхность мыслит неизменной: И, вычисляя ход планет и звёзд, Или комет обозревая хвост, Стремительно летящий по Вселенной, - На них бросает тёмный свой покров. 10 Астральное - познанья тело, веры! В веках же их пытались разделить: Делили то на части лицемеры, Что истина пришла восстановить. Она и есть великая идея Сошествия на Землю Солнца силы, Прошедшей через смерть во плоти бренной. Преодолев материю Вселенной, Она в Христе воскресла из могилы, Но семя же в Земле своё посея. 11 Оно - зерно Земли обетованной И созревает в теплоте и свете: Кто приобщится тайне несказанной - Перед мирами высшими в ответе. Вобравший семя будет не бесплодным, Но, погружая глубже в душу семя, Сам распознает видимость, обман. "Того", - предупреждает Иоанн, - "Кто на себя возьмёт такое бремя, Лишь истина и сделает свободным". 12 Поистине вершится космос Слова, Понять же Слово - долг и дело вкуса. "И Слово стало плотью" - вот основа: Христос так воплотился в Иисуса. Пройдя через земные испытанья, Плоть станет Словом, если примет Дух, Космический в себя воспримет Логос… Звучит его призыв, зовёт и голос: Взывает он напрячь и взор и слух, И пробудить в себе своё призванье! Опус 3 1 Для Духочеловека - нет преград: Он будущее строит в теле новом, И требует оно иных затрат, Овладевая Логосом иль Словом. В себе он человечество несёт Вперёд в необозримые просторы: Он вечность, как и время, покорит. Он в человеке тихо говорит, Но голосу его созвучны хоры, Он верен им и их не подведёт! 2 Чтоб волю направлять к единой цели, Усердия исполненный благого, В физическом работает он теле И верен перспективам мирового. Осуществляет в мире он трёхчленность И правит ею в теле новых сил. Он, сочетая тело, дух и душу, Их оживляет изнутри наружу. Он времени потоки подчинил, Собой являя в Духе современность. 3 Физическое тело ему - храм И на Земле - венец архитектуры! Принадлежа к космическим мирам, Он - место обитания натуры. Она в нём воплощает настроенье, С которым личность, индивидуальность И формируют качества её. Питая убеждение своё, Она не подменяет сном реальность, Что позволяет ей мировоззренье. 4 Он принял Дух Христа, тот индивид, Кто по пути идёт без колебанья. А мне, как очевидцу, предстоит Продолжить, наконец, повествованье. Есть на Земле достойные примеры! Хотя надежды юношей питают, Самой мне предназначено судьбой Вести "за Человека" смертный бой. Его пути цветы не устилают, Но облик его - светел и манеры. 5 Он - представитель будущей планеты - Любви Иерархии и Свободы! Её ли воспевают и поэты, Томясь по ней, предчувствуют народы? Она - и испытанье для натуры: Инстинкты высшей власти подчинять, Чтоб Дух постичь как импульс равновесья, Который и возник из поднебесья - Напечатлеть Земле свою печать Как провозвестья будущей культуры. 6 Жить, чувствовать и мыслить в унисон С тем, чтоб вбирать всё истинное в ней, И находить реальность, а не сон - Достойно понимания людей. Душе тела есть платья, оболочки: Они душе - отец её и мать, В них - царствия её и гнёт страстей. Чтобы достичь духовных областей, Самосознанье силясь развивать, Я пробудилась в духе, сжавшись в точке. 7 Я вывернулась в чистые тела: Они раскрылись трижды в формах круга; Я сферу Провиденья обрела, Стремленье к ней была моя заслуга. Она - и привилегия Богов! Я с помощью Христа взошла к подножью Их необъятных царственных просторов, Не мысля на Земле таких узоров, Которые б затмили царство Божье Ни в росписях церквей, ни куполов! 8 Я славы Божьей таинство вкусила В безсамостности чистого сознанья: Так в следующий круг я нисходила, Чтоб высшего достичь переживанья. И упразднились вехи расстоянья, Свободы пункт - святой и безусловный! Я-импульс расходился по спиралям: Как слава Божья он струился далям Из Я-организации духовной, Имеющей лишь в ней обоснованье. 9 Из центра вертикально поднялась В расположенье я иного круга: Светящаяся точка вознеслась И изогнулась аркой полукруга. Мерцая, в глубине Луна возникла; Она сменяла фазы и цвета: То - полумесяц; крупный бриллиант, Искрился и блистал он, как гигант, Его переливалась красота! В её великолепье я проникла. 10 Здесь я располагала полнотой Всей сущности своей как Абсолютом: Господствуя с размахом, широтой, Луна меняла формы по минутам. То красным закипала, как в котле, То представлялась фруктами в корзине: В ней - персики, лоза ли винограда, Растения диковинного сада - Иммагинация в живой картине, Которая известна на Земле. 11 Корзина изобилия ли, рог, Котёл священный, поиски Граали, Ведут, переступившего Порог, - К высотам духа, в глубину и в дали. Вершина полукружья - "Я" в астральном; Под ними - рай в физически-эфирном: Клубится он над бездной как Луна! Она им - во владенье отдана, Чтоб, наслаждаясь зрелищем всемирным, Весь космос охватить в его моральном. 12 Свой опыт я Граали описала. В конце могу и кое-что добавить, Конец всегда есть нового начало, Чтоб силу Божью заново прославить! Итак, что представляло славу Божью И царствие, взошло во мне как сила… И духа мощь зажглась, пронзая вечность!? А надо мной простёрлась бесконечность… И духобытия - не поглотила: Реальность - путь из "Я" меж сном и ложью!

Дата публикации: 08.12.2017,   Прочитано: 611 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.07 секунды