· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Яшина Елена Леонардовна (род. 1959)

Галерея мирискусников


 

        Китайский павильон.
            Ревнивец
              (Бенуа)


Мигают звезды иль каменья

Над драгоценною игрушкой

И в чудный час увеселенья

Ласкают взор в разгар пирушки.


Какой величественный вид

Для итальянского Дель Арте,

Но для героя не сулит

Ни наслажденья, ни азарта.


Светятся тени павильона,

Он при дверях застыл в смятеньи,

И страсть ревнивца несравнима:

В чертах вельможьих - вкус лимона,

В воде комично отраженье.

О, как искусна пантомима!

 
 

        Прогулка короля
                (Бенуа)


Приостанавливает время,

Эпохи давней череду

Фигурок бронзовое племя,

Свою затеяв чехарду.


Ступает свита мимо чинно

И Солнце Франции - король

С супругой шествуют картинно,

Играя нам привычно роль.


Уборов убранные свечи

На головах придворных дам,

Пажи влачат покорно шлейфы;

Чуть слышны чопорные речи,

А по сребрящимся водам

Резвятся путти, точно альфы!

 


        Купальня маркизы
                (Бенуа)


По мановению ли каприза

В бассейн мраморный вплыла

Младая дива иль маркиза

И в глади водной замерла.


И краше маков вкруг косы

Ее румянец нежно-алый:

Застыл в плену у нег красы

И арапчонок в шляпке шалый.


Над дивой трепетной в слияньи

Пахучих елей, кущ и крон

Цветет за каменной стеной

В античном блеске изваянье,

Купаясь в Солнце меж колонн,

И тень колеблет за спиной.



                  Вечер
                (Сомов)


Уж реет пламень ностальгии

Из фантастических пространств,

Навеяв грусть антиномии

Среди вакхических убранств.


Клубится в блеске фосфористом

Лазурным заревом лоза:

На лоне призрачном и мглистом

Зияют арок образа.


Маэстро Сомов, вы ль - артист

И архитектор, и поэт,

Эстет и скульптор, и гравер?

Галантный век в вас столь речист,

Его таинственен портрет

И не досказан до сих пор!..



        Арлекин и дама
                (Сомов)


В эфир молочно-голубой,

В дерев нефритовые шары

Искрятся вспышки вразнобой

И освещают ярко пары.


В огнистом зареве ракет

Бледнеют тени меж стволов,

В углу бассейна - роз букет,

Символ феерий и балов.


Избегнуть призрачных сует -

Нужна не меньше нам сноровка!

О, карнавалов мишура!

Схватясь за глянцевый корсет,

Наш Арлекин склонился ловко

И шепчет даме: "Жизнь - игра!"




    Императрица Елизавета Петровна
            в Царском Селе
                 (Лансере)


Почтенен стан императрицы,

Остановивший нам мгновенье,

Внушая вовсе округлиться

И умиляя окруженье.


Все тело движется царицы,

Оно и грузно и легко,

За ней арап не отступится,

И до ступенек не близко.


Барокко ярко облаченье,

Громадой высится дворец,

И в перспективе строгих линий

Чуть шепчет ветра дуновенье:

Средина века иль конец?

И всюду в злате - светло-синий!



                Натюрморт
  (Фарфоровые фигурки и розы)
                (Судейкин)


Покойно зеркало, две свечи,

Меж них - букетик роз живых,

Клонясь в фарфоровые плечи

Фигурок крохотных немых,


Лепечет сладостные сказки,

И буйству роскоши, и цвета,

Шлет аромат; струятся краски,

Слияясь с контуром предмета.


Разнообразье редких стилей:

Толь гобелен, толь драпировка,

И блики тусклые теней,

Тесняся к рогам изобилий, -

Не кисти ль тонкая уловка? -

Здесь и бодрее, и смелей!




                      Ужин
                    (Бакст)


Из ткани пышной шалый водопад,

Припавши к платью сфинкса-незнакомки,

На свой игристый и волнистый лад

Растекся вдоль изящной, черной кромки.


В стеклянной чаше фрукты рьяно рдеют,

К ним распростерлись мертвенные руки,

В них нет ни неги, ни тоски, ни скуки.

Пустынным хладом словно, столбенеют.


Глядит мне женщина ли, дива роковая,

О, Джиоконда, Монна-дьяволица,

Ты улыбнулась - твой порочен вид,

Причудой вольной кровь разгорячая,

Манит, как встарь, губительно забыться, -

И все загадочен, и тайну все хранит…



                 Ливень
                (Бакст)


О, сей невинный эротизм

Из развевающихся тканей,

В них дышит нежный артистизм,

Сплетясь с дождем на фоне зданий.

Видали ль вы красавиц дивней,

Одежд причудливей узор

И прихотливей, и наивней

Спешащих ног младой задор?

Амур нацелил бойко лук,

Ручонкой сжавши тетиву,

Шалун, охотник, озорник!

И в зонтик ливня частый стук

Летит стрелами наяву

И в сердце наше уж проник!



       В Версальском парке
                (Бакст)


Тут с формой спорится массив

Живою пластикой декора,

Меняя будничный мотив

Игрой торжественной убора.

Под сень укрылись две фигуры,

Дерев подровненные купы,

И белый торс навис скульптуры,

В кустах выглядывая скупо.

Знакомо сцены выраженье:

В извечном споре с истуканом.

Не правда ль мы себя узнали?

Но разбудив воображенье,

Не стоит тешиться обманом,

Что наша жизнь есть парк в Версале.



Дата публикации: 20.09.2010,   Прочитано: 2116 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.04 секунды