· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Поэзия

Елин Григорий Яковлевич (род. 1965)

Избранные стихотворения

 



ВЕЧЕР

Сверкает свечка
И сверчок
Ворчит за печкой:
"Сврр - сврр - чок".
Трещаньем
Отвечает печь:
"Река речётся,
Речка - речь
Течёт, струится
Через дол;
В струеньи -
Логос, глас,
Глагол".
На печке речь
Речёт сверчок:
"Чёт - нечет - чёт,
Сврр - сврр - сврр - чок…"
Печь в возмущении:
"Молчи:
Молчанье - золото в ночи!
Глагол
Струится через твердь:
Река огня колеблет смерть.
И речь моя
Речётся вновь;
В теченьи слов моих -
Любовь!"
Не унимается сверчок,
Ворочается:
"Сврр - сврр - чок…"
А печка всё трещит,
Как дышит:
Огнём,
Любовью гневной пышет;
И важничает: ведь одна
Знакома с Истиной она.
Но вот сквозь щель,
Поднявши веко,
Сверчок заметил человека,
Который возле печки шил.
Он взял ведро и потушил
Огонь, струившийся как речь…
И стала бездыханной печь.
Ручей ревущий не течёт.
Глаголет ночь: "Чёт - нечет - чёт".
Свеча сверкает
И сверчок
За печкой грезит:
"Сврр - сврр - чок!"

30 августа 2002 г.
Жаворонки




РУССКОМУ ПОЭТУ

Ветер ветви развевает,
Треплет ветхую ветлу…
Тело пленное сплетает
Тепловую пелену.
Благодать даётся Богом:
Коль имеешь благо, - дай!
Сослужи нетканым слогом,
Спеленай блаженный край.
Рай поэту только снится.
Рай лишь там, где Небеса;
И душа его, как птица,
Не выносит словеса…
Что ему до птицелова? -
Иллюзорен протокол.
Для поэта есть лишь Слово,
Лишь Божественный глагол!
Для поэта есть лишь тканье -
Развевание ветвей,
Крыл незримых трепетанье…
Будь, поэт, как ветер. Вей,
Продувай собою спящих,
Пробуждай святую рать
Рыбарей прямоходящих
Слово Божье не проспать!
Тепловое одеяло
Тело пленное сплетёт,
И узреешь ты, как мало
Дух от тела обретёт…
Твой народ - святое племя,
Спящее дитя Христа;
Ты - лишь отголосок, семя,
Путь сквозь реку без моста.
Ты, поэт, лишь дуновенье,
Ветра вешнего улов.
Ты - намёк на откровенье
В ритмах звуков, в формах слов.

31 августа 2002 г.
Жаворонки





СООТЕЧЕСТВЕННИКУ

Я, как Джоконда, улыбаюсь миру,
Не в силах с глаз печаль свою согнать.
Мой долг пиита: так настроить лиру,
Чтобы слова мои сей мир воспринял. Стать
Особая у русского народа:
Россию не измеришь, не поймёшь
Не веруя, ведь здесь сама природа
Есть только Дух. Лишь в Духе ты найдёшь
Среди ручьёв весенних отраженье
От мёрзлой грязи Бога Своего.
С улыбкою воспримешь ты рожденье
В душе ребёнка светлого. Его
Ты пронесёшь сквозь все твои страданья,
Сквозь муки бытия в святую даль.
И лишь о Нём твои переживанья,
Предчувствия, пророчества, печаль…

8 августа 2002 г.
Жаворонки





ОБЪЯВЛЕНИЕ  ДУЭЛИ

Аллах - создатель мира - не скупился
В Своей любви. Он, создавая мир,
Не ведал гнева. Человек родился
Вначале лишь как форма, как эфир.
И для того, чтоб стать подобным Богу
Был человек Аллахом разделён:
В познаньи разделённости дорогу
К подобию пусть ищет он. Закон
Был человеку послан в Откровеньи,
Чтоб не забыл во тьме земной Отца:
Чтобы любовь жила в своём твореньи
С рождения до смерти. До конца
Земных времён: нести мужчине волю,
А женщине ту волю - познавать:
Водою течь по вспаханному полю,
В жестоких муках бытие рожать.
Но у Аллаха враг есть вековечный:
Восставший дух, завистливый Шайтан.
Он, - чёрный маг, оратор безупречный,
Иезуитский демон, Ариман, -
Всегда был против Солнечного света,
Всегда стремился к власти над людьми:
Ему принадлежит сия планета, -
Украденная собственность. С детьми
Он с нашими играет в механизмы
И фокусы показывает нам:
Несовершенны наши организмы,
Привыкшие к комфорту. И телам,
Уставшим от земного лихолетья,
Дано теперь одно лишь свойство: спать.
Проспало человечество столетье
Великого причастья. Всё решать
Отныне будет лишь закон отмщенья.
Когда любовь слаба, Аллах - не зряч!
Что проку высекать слезу прощенья,
Когда в любом из нас живёт палач?
У воина всегда устав был ясен:
Не сокрушай невинного мечом.
Был воин благороден и прекрасен:
Позор ему, коль стал он палачом!
Джигит - мужчина. В воинском искусстве
Он совершенство должен обрести
Лишь для того, чтоб зажигалась в чувстве
Ответственность сурового пути.
Отвага, - добродетельная сила, -
Без милосердья - глупость и обман.
Без милосердья наша жизнь - могила,
Карикатура мира, - Ариман.
Всяк террорист не ведает Аллаха.
Он - лишь перчатка на копыте… Он
Всегда воришка мелкий, и рубаха
На нём горит. Воинственный закон
Всего лишь - этикетка лицемерья,
Прикрывшая, как фиговый листок,
Бессилие, бесславие неверья
Всех видов фанатизма. Веру впрок
Не запасёшь для будущего. Богу
Мы лишь любовью можем сослужить.
На горло Ариману ставя ногу
Не бойся ничего! Чем дорожить
Богатством денег, дорожи богатством,
О, человек, своей земной любви!
Лишь в этом благородном деле Бога
На помощь, как ребёнок, призови.
Знай, что не будет впредь отдохновенья
От скорбного труда земных невзгод;
Будь, гражданин, поэтом: путь спасенья -
В преодоленьи мелочных чернот.
Труслив Шайтан: душонка террориста
От страха и от зависти дрожит…
Убийца стариков, детей и женщин -
Не воин, не мужчина, не джигит!
Так поклянёмся, воины, мужчины,
Встать на защиту наших жён и чад
От нелюдей, от плесени, от тины,
От тех, кто для Аллаха только смрад.
И я, поэт, достав кинжал из ножен,
Всех террористов кличу на дуэль.
Пусть будет чёрт труслив и осторожен.
Я нагл и дерзок с мразью. Эта цель
Единственная в этом скорбном мире…
Поэт без поединка - не поэт.
Я объявил войну, забыв о лире.
Да будет мир… Да будет новый свет!

25 октября 2002 г.
Москва





*  *  *

Одна способность есть у Бога:
Одна способность есть - любовь.
Творец не ведает иного
Творя творенье вновь и вновь.
Я познаю? Его на вдохе,
На выдохе Его люблю…
Пусть веселятся скоморохи:
Один у бездны на краю
Стою и вглядываюсь в бездну
В надежде что-то различить
Во тьме ночной. Но бесполезно
Моё желание. Учить
Никто отныне не способен
Великой тайне бытия.
Догмат декретен и удобен,
И перед ним бессилен я.
Любой догмат - признанье страха
Перед бессилием души
Познать. На ком горит рубаха
В наш век не счесть. И хороши
Теперь среди людей лишь воры
В законе, так сказать, в чести.
В наш век всё то же: разговоры,
Промывка косточек… Внести
Никто, увы, не хочет света
Во тьму абстрактной суеты.
Все ждут какого-то ответа
От лицемеров. И шуты
Повсюду веселят, забавят
Царьков, вассалов и народ:
Поэта ль до смерти затравят
Или прославят чей-то род…
Зловонно умиранье мира.
Без Бога человек - ничто.
Твореньем нового кумира
В наш век опять увлечено
Всё человечество земное:
Почти никто не хочет знать,
Что есть любовь. Ведь есть иное,
Чем можно что-то создавать…
Но в том ином нет силы вечной,
Нет той Божественной руки,
Нет теплоты Его сердечной…
Я вижу: когти и клыки
Несут симптомы прорастанья
В себе у многих мудрецов.
Творенье - лишь соревнованье,
Турнир, сражение творцов…
В чём человек подобен Богу, -
За то пролита Божья кровь.
Но Бог - творец, и нет иного
На свете способа: любовь -
Одна, единственная сила,
Что может нас ещё спасти,
Что нас ведёт, что нам простила
Ошибки тёмного пути.
Она одна вселяет веру,
Дарует жизнь, даёт ответ,
В дела впечатывает меру,
В твореньи воскрешает свет!

17 июня 2002 г.
Москва - Отрадное.





ТВОРЧЕСТВО

В струеньи слов - невидимое тканье
Покрова света, бытия Земли.
Что наша жизнь без слова? - Лишь дыханье
Бесформенной природы… Сберегли
Мы только в слове слабую надежду,
Что человек достоин быть творцом
И каждый выдох облекать в одежду
Прекрасных звуков. Истинным борцом
Я никогда за истину не стану,
Пока не жгу сердца глаголом. Стих
Подобен ветру, шторму, урагану:
Промчался сквозь пространство и затих…
Но тишина иная после бури -
Иное море и иная твердь…
Звучит лишь Солнце - золото в лазури,
Звучит лишь сердце человека. Смерть -
Бесплодная и глупая старуха -
Лишь зеркало у входа в Божий храм.
Разбей стекло! Коснись гортанью уха,
Певец свободы, молодой Адам!
Восстанови гармонию дыханья
Глубоким вдохом, жизнью после сна.
Материя невидимого тканья
В руках творца становится видна…
И вижу я - в плетеньи бесконечном -
Лишь несколько знакомых с детства рук
С иглой и ниткой слов и снов о вечном
Чередованьи судеб, встреч, разлук.
Нельзя воскреснуть, не познавши смерти:
Не зная тьмы, для света ты закрыт…
Нас за руку к черте подводят черти,
И строят храм: блестящий, сытый быт.
И мы как овцы следом за бараном,
Наевшись до отвала, блеем, спим
И на убой идём… Быть ураганом
Поэт обязан; и стихом своим
Он должен стадо разгонять по полю:
Пусть пробудятся мёртвые людьми
Немыми поначалу. Солнца волю
Вначале в этих нищих не ищи!
Но так устроен слух - веленья сердца
Он обретает в тишине ночной:
Нема душа, спасённая от смерти,
Но жаждет слова, будто путник в зной,
Мечтающий о ручейке… Пустынна
Земная жизнь. И детская душа
Открыта тканью слов твоих. Невинна
Пред зодчим мироздания она.
Она вдохнёт прозрачный воздух края,
Воспетого поэтами в веках,
Как отдалённый облик, символ рая
Небесного… И в маленьких руках
Вдруг замелькает с быстротою молний
Чередованье спиц вязальных. Дом
Разбудит слово - голос колокольный…
Всем нищим и поэтам он знаком…
Из тысяч слов, из миллионов звуков,
Я этот глас узнаю и приму.
Он - звонкий крик моих детей и внуков;
Он - тонкий луч, что проникает в тьму.
Его творит, вплетает в мирозданье
Божественная мудрость - красота,
Гармония, могучее дыханье,
Святая воля, действие Христа!
Что наша жизнь без слова? - Прозябанье
Бесформенной природы. Жизнь - поток,
Струенье слов, невидимое тканье,
Сквозь запад прорастающий восток…

19 декабря 2002 г.
Москва.





ПСЕВДОУЧИТЕЛЯМ

Общественные ставя интересы
Превыше личных, мировой прогресс
Раздроблен вами в личные прогрессы:
Игра идёт пока "на интерес".
Идёт игра картёжная повсюду:
Учеников готовят шулера.
Великого гроссмейстера Иуду
Прославила несложная игра…
В ней правило - не нарушай Канона,
Нарушишь букву, - сразу будешь бит.
Как только Бог нарушил строй Закона,
Он схвачен был, унижен и убит.
Учите подрастающую смену,
Друзья мои, покуда вам не лень:
На тридцать дней растягивать измену -
По одному серебренику в день.
И отрекаться не трусливым слогом
Лишь трижды в ночь до крика петуха,
Но гордо встав судьёю перед Богом
Любого, даже Божьего греха!

Зима 2002/03
Москва.





ДВОЕ

Женщина не знает "почему". -
Просто так велит её природа:
Даровать мужчине своему
Красоту украденного плода.
Грех земной с небесным не сравнить -
Несопоставимые масштабы.
Там, где тонко, - там и рвётся нить:
Не рабы, но жрицы и прорабы
Для Земли мы, человеки, есть.
Каждый раз могучим вдохновеньем
Женщина несёт мужчине весть,
А мужчина ждёт с благоговеньем
Соприкосновения чела
С твёрдым камнем на ступенях храма…
Кем царица Савская была
Для святого зодчего, - Хирама? -
Книгою, светящею ему
Откровеньем стройных форм и чисел!
Но она не знала "почему"
Так устроен храм. Из горних высей
Свет в мужчине обретает плоть,
Лишь пройдя сквозь женское начало!
Так в прорабе действует Господь,
Жрице повелев, чтоб та молчала.

24/25 декабря 2003 г.
Москва.





ЕСЛИ Б ТЫ НЕ ВОСКРЕС

Если б Ты не воскрес, -
Я остался б навек фарисеем
И служил бы Закону,
Что нам возвестил Моисей.
Я бы верил в народ мой
И ждал, что однажды сумеем
Мы увидеть Мессию
На белом коне среди всей
Необъятной толпы
Мудрецов и царей, осенённых
Божьим Словом,
Глаголом,
Спасительным даром Небес.
Я бы жил меж людей,
Догматизмом жрецов ослеплённых,
И не стал бы я зрячим вовек,
Если б Ты не воскрес.

10 февраля 2003 г.
Отрадное.





К ПОНЕДЕЛЬНИКУ

Молчи, душа моя! Внемли
Лишь гласу сумрачного неба
И отражению Земли
На днище колесницы Феба.
Послед недели деловой
Не оскверняй болтливым слогом, -
Молчи! Умерь характер свой
В гексагональном лике Бога!
Луна, серебряная тень
Того, Кто сумраком отмечен,
Молчит, когда блистает день,
Томится вожделеньем речи.
И ты, душа моя, замри,
Не выдавай стремленье в слове;
Ты это слово сохрани
В оберегающем покрове
До той поры, когда опять
До мысли пробудятся чувства,
Когда не в силах будешь спать,
Глаголя свет во тьму искусства…
Тогда, в себе самом храним,
Твой пост недельный пресечётся
И шестикрылый Серафим
Тебя одним из крыл коснётся.
В молчаньи этом обрести
Ты сможешь силу, - силу речи,
И мысли волю пронести
В недельный ритм любви и сечи.
Война и мир до той поры
Лишь ожиданием томятся,
Когда от лунной мишуры
Слова мои освободятся…

6 декабря 2003 г.
Москва.





*    *    *

Как хочу я понять человека
В том другом, кто стоит предо мной!
Сумрак ночи, дыхание века
Отвергает инстинкт основной
Человека, - творения Духа, -
До тех пор, пока вижу я в нём
Только тьму, только ветер… Старуха
До тех пор пребывает в своём
Мельтешаще-костлявом обличьи,
Маску тела по жизни неся:
То глазами буравя по-бычьи,
То по-вдовьи в ночи голося…
Предо мною встают изваянья
Не постигнутых дальних миров.
Я у Бога прошу подаянья -
Приоткрыть на мгновенье покров.
Я как нищий с протянутой дланью
На ступенях холодных стою
И готовлю как агнца к закланью
Обречённую душу свою.
Для чего? - Для того чтобы уха
Моего прикоснулся ответ
Человека, творения Духа,
Господина, творящего свет.
Мне того, кто сочувственно слово,
Как святую в себе благодать
Извлекает из складок покрова,
Надо в сумраке предугадать;
И в дыхании ночи услышать
Вместо ветра спокойную речь!
Ничего нет для сердца превыше,
Чем в себе эту тайну стеречь…

13 декабря 2003 г.
Москва.





КРУГОВОРОТ

Проплывая облаком над Русью,
Ничего на свете не боюсь я;
Но как только я бояться стану,
Я летать над Родиной устану,
И родит меня в роддоме мать,
И научат няньки пеленать,
Как бы невзначай шутя, вертя
Кроткое, спокойное дитя.
А потом наступит пробужденье
Спящего сознанья и рожденье
Нового поэта-бунтаря,
Тайного монаха-звонаря.
Зазвоню я в колокол, и он
Проглаголет в мир, во тьму закон.
Не постигнув свет, его она
Примет как судьбу. Моя страна,
Может быть, по истеченьи века
Миру даст реальность человека.
И тогда, когда совсем смирюсь я,
Поплыву скопленьем туч над Русью.

9 февраля 2003 г.
Отрадное.





ЛЮБИТЕЛЯМ ЗАКОНА

О, сколько много в нас Закона Божьего!
Всё знаем мы, всех судим свысока,
Немилосердно мы караем ближнего
За всякую провинность. Далека
От наших дел любовь земная. Вечные
Законы нам прописаны на век.
И мы твердим молитвы бесконечные,
Как воинский устав. А человек
Забыт во всём: в мышленьи и в волении,
И в ощущеньи слава не видна,
Нет средоточья силы в удивлении
Творящему творенье. Лишь вина,
Лишь догма критикующего властвует
Неразделимо в высохших сердцах
Любителей Закона. И участвует
Она во всех проектах. На скопцах
И извращенцах держится великое
Монументальное небытие. Оно -
Безумное, безродное, безликое
Сверхсовершенство. Мы его давно
На место жизни тяжкой и мучительной
Воздвигли, как священный идеал.
Мы все больны утопией строительной.
Начальник стройки с метром просчитал
Сколь много кирпичей в моральном домике
И сколько в нём повесить нам икон,
Инструкции собрал в едином томике
И надписал кириллицей "Закон".
И мы глядим, глаза как рыбы выпучив,
С подобострастьем на кадильный дым
Иезуита в рясе. Схемы выучив,
Считаем тело кесаря святым.
А человек… Что человек? "Треножь его
Скорей!" - Кричим и судим у креста.
На сколько много в нас Закона Божьего, -
На столько мало милости Христа!

3 января 2003 г.
Москва.





МОЛИТВА

Господь Вседержитель! Избавь… Исцели…
Печали и жажду души утоли.
Пусть буду я нищим, пусть буду нагим,
Дай только к стопам прикоснуться Твоим!
В холодной пустыне к Тебе вопию.
Я знаю: Ты слышишь молитву мою.
Пусть Имя Твоё запылает во мне,
Пусть Царством Твоим я живу на Земле,
Пусть Воля Твоя да вершится во всём,
Что я совершаю в бытийстве своём.
Хлеб жизни, питание Духа излей
В мою круговерть переменчивых дней.
Грехи, суету и ошибки мои
Моим милосердьем к другим возмести.
Не дай искушенью проникнуть в меня:
Рассей темноту лучезарностью дня!
От лживой гордыни и зла отлучи.
Любить и молиться меня научи.
О, Отче! Господь Вседержитель! Один
Лишь Ты в моём сердце Судья, Господин.
Я в тихом смиреньи надеюсь и жду:
Я знаю, что к дому дорогу найду;
Я верю, что Ты не оставишь одних
В проклятой пустыне существ дорогих,
Которых когда-то Ты создал любя
Из глины Космической. Боже, Тебя
Мы, люди, искали и будем искать
Как малые дети отца или мать…
Сиротами ходим: в сиротстве своём
В безумном миру мы безумно живём.
И тянемся к свету, как только меж туч
Возникнет Твоей Вседержавности луч.
Мы все одержимы собою, больны.
Кошмарами полнятся грёзы и сны.
А чтобы проснуться - нет утренних сил:
Их каждый когда-то в себе погасил.
Кромсают на части нас гордость и ложь.
На Образ и Дух Твой никто не похож.
Подобие выросло в некую схему:
Познать человека - создать теорему,
И долго доказывать с пеной у рта…
За каждым стоит лишь его правота.
Услышь, заклинаю, молитву мою!
К Тебе я из ночи земной вопию.
Страданье моё хоть на миг утоли:
От лютой напасти избавь, исцели…
Пусть буду я вечно по свету гоним,
Дай только к стопам прикоснуться Твоим!

14 ноября 2003 г.
Москва





О СРЕДАХ

По средам Иуда Христа продаёт.
За ним, за Иудой, толпится народ:
"Давайте, ребята, устроим общак, -
Коммуна есть рай и вселенский ништяк!
Бог - в небе. Законы мы свято блюдём;
А тех, кто не с нами, камнями побьём!
Иуда, веди нас скорее вперёд.
Мы верим: в тебе Откровенье живёт!"
И тёмный апостол спешит на базар,
Запрятав под складки хитона товар.
Там первосвященник подходит к нему
И руку в свою опускает суму.
Товар приобрёл этот грузный брюнет
За тридцать серебряных звонких монет.
Иуда же, думу в себе затаив,
Побрёл в Гефсиманию. В тени олив
Он мрачно шагал, первый раз не спеша.
Как вдруг застонала, завыла душа:
"Зачем я родился? Зачем я страдал?
Я лучшего друга убийцам отдал.
Что мне теперь этот надменный Закон? -
В любви к своим ближним бездействует он!
Я схему поставил превыше людей
И друга за тридцать продал шекелей…
Позор мне вовеки! Пусть воля Твоя
О, Отче, во всём да исполнится! Я
Отныне лишь скорбною тенью за Ним
Пойду неотступно, за Сыном Твоим.
Контрастом Ему буду вечно служить;
Законами тени в миру этом жить.
И люди сполна за Него отомстят:
Я в каждой абстракции буду распят;
Я в каждом любителе денег найду
Намёк на мою прободную беду…"
Я каждую среду отмщенья боюсь
За хваткие мысли. И долго молюсь…
Борюсь с искушеньем холодных идей,
В квартире пустой хоронясь от людей.
Всё в мире, я знаю теперь, - суета.
Не суетны только страданья Христа.
Не суетна жизнь, обретённая вновь.
Не суетно всё, что дарует любовь.
Любовь - это Бог! Познающий её
Общается с Богом, и дело своё
Сквозь муки предательств, сквозь грузы забот
Ведёт к постижению новых суббот:
В горниле абстракций, в жестоком труде,
Сквозь три искушенья, - к заветной Звезде!

17 декабря 2003 г.
Москва.





О СУББОТЕ

Скажите, какая в субботу работа? -
Одно лишь спасенье заблудших овец!
Черна своей святостью древней суббота,
Как чёрен беспутством ревнивый отец.
Не взять, не понять, не постичь мимоходом
Седьмое и первое действо Творца
В создании мира. Со всяким восходом
Крадётся закат. Первозданность лица
Сквозь семь выражений подходит к итогу,
Когда изменяется форма его,
Когда даже Богу, Всевышнему Богу
Приходится ждать до утра Своего
Рождённого заново верного Сына,
Который за семь человеческих дней,
Презрев искушения божьего чина,
Спасает к рассвету заблудших людей.
Но в мире большом, как в большой синагоге,
Лишь пляски страстей да безумье молитв
Под сумрачной догмой о призрачном Боге
Ведут к продолжению споров и битв
На поле земном между светом и тенью:
Ученье ученью - предатель и враг.
За близость, за верность, за долг к Откровенью
Грызутся голодные своры собак…
И каждому мнится из узости своры
В другом человеке непрошенный гость,
Неверный, коварный грабитель, который
Глядит с вожделеньем на сладкую кость…
Беспутен отец, что в ревнивой заботе
Детей от работы в субботу хранит
И, палец вздымая, о райской субботе,
Нагнавши туману в слова, говорит.
Вся святость такого отца в поднебесье,
Где скорбно шагает меж туч Агасфер
И дело своё человечески-бесье
Ведёт среди нас реализмом химер…
И мы среди громких, надменных диктатов
Не слышим, не чувствуем тихих шагов:
На фоне могучих морей-супостатов
Ритмично-ручейно журчащих слогов.
То - слово творца прорастает сквозь круги
Семи состояний живого лица:
Извивы морщинок, надбровные дуги,
Кровавые шрамы на лбу от венца…
Его я ловлю и вдыхаю как небо,
Когда одиноко в пустыне томлюсь
И в поле родном среди жаркого хлеба
Ему, моему Господину, молюсь…
И вот уже скоро созреет суббота,
И выльется в злате терновый венец…
И снова работа, и снова забота -
Спасенье хотя бы немногих овец!

6 декабря 2003 г.
Москва.





ОЖИДАНИЕ РОЖДЕСТВА

Адвент. Ожиданьем томима
Душа в этой тягостной мгле.
Пришли нам, Господь, Серафима,
Пожаром пройди по Земле!
Пусты предсказанья былые.
Одни лишь измены в чести.
Соблазны и помыслы злые
Над каждым довлеют. Нести
Никто не пытается дело
Любви прозревающей в мир.
Лишь тело, лишь грубое тело
Собою любуется. Пир
Во время чумы разгорелся,
И в небо петарды летят…
Колотят колёса по рельсам…
По трубам ветра шелестят…
Я, в поле ночном замерзая,
Тебя о прощеньи молю.
Прости нас, предателей рая,
Хотя бы на час! Соловью
Не нужно оваций за пенье:
Он песней своею живёт.
Его в Божий сад вдохновенье
На крыльях свободы несёт.
О, вечный огонь Серафима! -
Тепло, облачённое в кровь,
Которая в теле гонима
Как в мире безумном любовь;
Будь Солнцем для нас и одеждой,
Защитой от рабских грехов,
Согрей нас последней надеждой, -
Надеждой простых пастухов.
И пусть мы не слышим спросонок
Молений в холодных полях,
Спасеньем глаголет Ребёнок, -
Ребёнок, лежащий в яслях!

16/17 декабря 2003 г.
Москва.






ПЕРЕЖИВАНИЕ НОЧИ

Была убита Мудрость обобщеньем,
Великой схемой, простотою сфер
Космических, цикличностью, вращеньем
И холодом рассудка. Люцифер
Отнял Её у человека. В небо
Её унёс и бросил в океан
Вселенной необъятной. В зёрна хлеба
Она не сходит больше. Ариман, -
Убийца Бога, - пронизает души
Слепою злобой, ненавистью. Мы
В плену иллюзий напрягаем уши
И извлекаем речь из плена тьмы.
Мир сотрясаем взрывами амбиций:
У каждого народа свой Христос,
И каждый за Него готов убийцей
Других народов стать. Что за вопрос? -
Поклялся на Распятьи, - и за дело, -
Ведь кто не с нами точно против нас:
Нажал на "пуск" и пеплом стало тело
Другого ненавидящего. Час
Великой дури мы считаем часом
Великой справедливости. Итог
Всех наших бед - винище с ананасом,
Карикатура райских кущей. Бог -
Не видим и не слышим. Осязаем
Он в трупах и в страданиях солдат, -
Заложников царей безумных. Знаем
Мы только грязь земную. Виноват
Всяк проходящий мимо жертвы боле,
Чем тот, кто нож вонзил ей под ребро.
Голодным ветром плачет ветер в поле…
На небе серп: удержится ль ведро?..
Нагнало тучи, и во все пределы
Метёт метель; и мириады звёзд,
В снежинках прорастая, мечут стрелы
На спящую планету. Их за хвост
Не схватишь, не зацепишь - сразу тают
От теплоты натруженной руки.
Они трактатов мудрых не читают:
Чуть больше мига жизнь их… Каблуки
Или копыта цокают по люкам
Системы подземельных нечистот:
Привыкло ухо различать по стукам
Круговорот эпохи мрачной. Тот,
Кто хочет Мудрость оживить святую,
В себе самом воспримет ясный свет,
В себе науку обретёт живую,
В себе познает бытия ответ.
И в каждой вещи человек услышит
Спокойный голос Матери своей.
Её руками звёздный космос вышит
Мерцающими нитями… Испей
О, человек, напиток смертоносный
Своей тяжёлой жизни, чтобы вновь
Родился Сын - наивный и серьёзный -
И принял дар, - целящую любовь!

17/18 января 2003 г.
Москва





ПТИЧКА

Птичка, птичка-невеличка:
"Чви-ви ви-ви, чви-ви ви!"
Ветра вешнего сестричка,
Песней в небо нас зови!
Покрошу тебе я хлеба:
У меня дела свои, -
Не до ветра, не до неба…
"Чви-ви ви-ви, чви-ви ви!"

"Чви-ви ви-ви, чви-ви ви!"
Крылья лёгкие трепещут,
Сердце светит от любви,
Небеса лазурью блещут.
Даль ясна и глубока;
Океана волны плещут
Отраженьем в облака.
Крылья лёгкие трепещут.

Крылья лёгкие трепещут -
Песни щебет, в небе - гром.
Водотоки горы хлещут;
Лес святится топором.
"Чви-ви ви-ви…" - лёгкий шёпот;
Хоры грозных оров: ом!
Oгня ропот, рокот, топот…
Песни щебет, в небе - гром.

Песни щебет, в небе - гром.
Ом! Я был, я есть, я буду.
Рокот древний мне знаком:
Знaком космоса пребуду
В представленьи Божества
Я вовеки. Не забуду
Бытия и естества:
Ом! Я был, я есть, я буду.

Ом! Я был, я есть, я буду.
Мир пребудет в лоне дня,
Удивляясь вечно чуду
Расцветающего пня.
"В песне, мир, моей исчезни,
Стань поэтом за меня!"
Осветя мои болезни,
Мир пребудет в лоне дня.

Мир пребудет в лоне дня,
В лоне солнечного света,
В искре искренней огня,
В ветре вешнего привета,
В водах всех морей и рек,
В тверди камня и скелета…
Пробудится человек
В лоне солнечного света.

В лоне солнечного света
Да созреет новый род
Человека и поэта,
Покорителя высот,
Повелителя созвучий,
Наполнителя пустот…
Да придёт желанный случай!
Да созреет новый род!

Да созреет новый род!
Птичка, птичка-невеличка,
Прилетай на огород.
Вот - зерно, а вот - водичка:
Клюй и горлышко мочи;
Прилетай скорей, синичка…
Песней душу полечи…
Птичка, птичка-невеличка…

25 - 26 июля 2003 г.
Жаворонки Мос. обл.





А. С. ПУШКИНУ

Душа поэта - математик!
Не геометр да не войдёт
В сей храм гармоний! Пусть прагматик,
Как и лунатик, - отдохнёт!
Душа поэта знает чувство,
Но строгость мысли ей милей:
Число - великое искусство
Постигших мудрость королей.
Душа поэта - малый крестик -
Пересеченье двух дорог.
Она в себя движенье вместит
Всех тел, всех рук, голов и ног.
Душа поэта - лишь читатель,
Лишь дочь ошибок трудных, звук
И случай, бог изобретатель,
И гений, парадоксов друг.

7 мая 2003 г.
Москва





РУЧЕЁК

Бой идёт рукопашный с драконом:
Копья сломлены, меч сокрушён.
Не спастись ни сумой, ни законом
Нам: закат бытия предрешён.
Лишь одно драгоценное средство
Нам в сраженьи способно помочь.
Нам досталось скупое наследство -
Непроглядная чёрная ночь…
Но в ночи слышен голос спокойный, -
Ручейка не видать у реки, -
Он звучит, океана достойный:
"Возлюби, возлюби, возлюби!
Ты не бойся дракона слепого.
Тот, кто любит, тот видит, - пойми.
Ясность Духа и взора живого
Возлюби, возлюби, возлюби".
И ответили море и небо,
Угли звёзд в темноте обожгли,
И Земля - созреванием хлеба:
"Возлюби… Возлюби… Возлюби…"
Точки, линии, ромбы, овалы… -
"Строгость мысли священно храни".
Светят камни, пески и кристаллы:
"Возлюби. Возлюби. Возлюби".
"В тёмной ночи разлук и кочевья
Для других эту жизнь сбереги!"
Шепчут травы, кусты и деревья:
"Возлюби. Возлюби. Возлюби…"
Посреди дефицита доверий
Громкий плач раздаётся Земли.
Страждут души - невинные звери:
"Возлюби… Возлюби… Возлюби…"
Навсегда распростёртые руки…
И прямая спина…: "Не срами
Светлый Образ Принявшего муки…
Возлюби! Возлюби! Возлюби!
Только силой любви безоглядной,
Что нетленно пылает в груди,
Только силою мысли понятной
Ты врага, человек, победи.
Ты его, окружённого светом,
Пробужденьем своим погуби
И глаголющим в бездну поэтом
Возлюби, возлюби, возлюби!"

18 апреля 2003 г.
Москва





ВЕДА

Вести или ведать? Что сердцу дороже?
Ведущим себя ощущать или весть
В себя воспринять? Я прошу Тебя, Боже,
Даруй мне надежду на чудо, на честь
Одним только шагом, стремленьем к ответу
Приблизиться, в сумраке огнь запалив!
Ты дал мне способность стремления к свету,
Меня благодатью Своей наделив…
С момента того я не знаю покоя:
Вопрос за вопросом встаёт на пути
И требует жертвы, и требует боя
За каждый ответ, чтобы снова вести
Я мог сам себя к обретению мига
Награды небесной за новый вопрос,
Когда открывается вечная книга,
В которую я на мгновенье пророс…
Растение ведает, знает лишь землю,
Корнями своими в глубины стремясь.
От жизни растенья стремленье приемлю,
Мышленьем своим в Небеса возносясь.

Мышления Родина - верх мирозданья.
Растения Родина - центр Земли.
Мышленье корнями уходит в познанье:
Чем суше поверхность, тем глубже они.
Надежду даруя, Ты даришь мне счастье,
Господь милосердный, из пепла восстать!
Моё прорастание в небо - причастье
К Тебе, научившему вверх прорастать.
Я это причастие телом и кровью
Водительством вести приближу к кресту
И алыми розами, чистой любовью
Из Неба на Землю опять прорасту!

4 апреля 2004 г.
(Вербное воскресенье)
Москва.





КАЗНЬ ТАМПЛИЕРОВ

Взирал Филипп с ухмылкою Пилата
На разожженный папою костёр.
Была толпа темна и бесновата,
Циничен шут и мерзок приговор.
На кардинале крест покрылся грязью
Целующих его надменных уст.
Страдал иезуит светобоязнью:
Боязнью тела перед Духом. Пуст
И нем был мир, когда из дали далей
Судом Архаев, клятвою планет,
Возмездием божественных печалей
В словах Магистра проглаголил свет.
Горел Париж сиянием предвечным,
И целый мир сиянье отражал
И боль свою лучом остроконечным
В цветных стекляшках храма выражал.
Все действия Филиппа и Климента
Отныне - пыль и пепел, и позор.
С того страстями полного момента
Король и псевдопастырь приговор
Свой собственный, возмездьем отражённый,
На собственные души возвели,
И, мщеньем Бога удесятерённый,
Тот приговор свершился. Нет земли,
Нет воздуха, нет космоса для праха
Двух этих чёрных душ навек, вовек…
А на Земле костром пылает плаха,
На ней стоит великий человек.
В смиреньи стойком складывая руки,
Костру на откуп дал он тело - храм…
Свидетелем трагической разлуки
Был символ милосердья - Нотр Дам.
Он помнит эту казнь. Он помнит лица
Всех тех, кто не отрёкся от Христа
И принял смерть, и своего убийцу
Призвал к суду с горящего креста.
А тех, других, беснующихся в страсти
Слепых уродов праздничной толпы
Преследуют болезни и напасти
С момента казни и до сей поры.
И каждого из них забыто имя:
Лишь след золы остался на земле…
Уже сбылись и сбудутся с другими
Пророчества Жакоба де Моле.

28 марта 2004 г.
Москва.






*    *    *

Как-будто кому-то я должен,
Виною унылой овит,
Читаю на лицах прохожих
Своё отражение - стыд.
Никак не могу объяснить я
Себе этот тягостный бред,
И мрачно смотрю из укрытья
На судное действо бесед.
Укрытье, - холодное тело, -
Оставлю однажды в саду
И выйду на волю я смело,
По вешнему полю пойду.
Как прежде, по свету кочуя,
Лишь стоит мне ноги поджать:
Пойду, побегу, полечу я…
Меня не придут провожать.
Зачем провожать виноватых?
Быть зеркалом чьим-то - позор!
Есть Альпы, Кавказ и Карпаты,
А поле весеннее - вздор!
Не вздор - только действие судей,
Болтливая тайна святош,
Которую добрые люди
Скупают по тонне за грош.
Кому и чему я обязан? -
Да просто услужливый быт
Мне тихо и скромно навязан,
А дух затемнён и забыт;
И вспомнить его не удастся, -
Хоть стену разбей головой!
Слуга будет кольцами красться
Свивающей тенью за мной.
Так тяжесть того, что я должен
Вовек - не моя, но - слуги?
И зеркало в лицах прохожих
Его отражает долги?
Нет! Он исполняет лишь волю
Того, кто последний судья,
Того, кто блуждает по полю…
Ведь вся эта воля - моя!
Ведь всё это странное дело,
Весь этот удушливый бред
Моё одержимое тело
Выносит из действа бесед.
Мой долг перед ним не оплачен
Ни за год, ни в срок, ни вовек.
Я им навсегда озадачен.
Мы вместе - один человек…

11 октября 2004 г.
Москва






МАГОМЕТ

При дворе Гаруна Аль Рашида,
Что с друзьями был жесток и хмур,
Возродили храм царя Аида -
Академию Гондишапур.
Царь теней и повелитель мрака
Захотел повелевать людьми:
Аль Рашид - учёная макака -
Проявил способности свои…
Храм, как цитадель, был неприступен
И клепал как часовой завод
Докторов незыблемой науки
Механизмов по сто каждый год.
И пошла по миру эта братья
Вытравлять в телах и в душах дух
И внедрять абстрактные понятья,
Замутняя глаз, калеча слух…
И гипнозу чёрных сил поддавшись
Люди шли покорно в кабалу:
Со свободой духа распрощавшись,
Пели этим идолам хвалу
И считали высшим наслажденьем
Ядом мысли ближнего убить,
Объявить любовь предубежденьем,
Разорвать с душой живую нить.
И тогда Аллах послал пророка
С верным войском и с мечом в руке
Исцелить деяние порока,
Расстелить оазис на песке.
И сбылись пророчества Завета:
Чёрных магов и учёных псов
Солнечная сила Магомета
Обратила в пепел древних снов!
……………………………………
Тёмные порой бывают мысли;
Ясные порой бывают сны;
Кажется, что мир давно исчислен,
И деянья Духа не нужны.
Это в нас рождается из быта
Тень того, кто светом был убит.
Эта тень в песке веков сокрыта,
Как сокрыт до времени Аид.
Но придёт, истлев уже однажды,

4 апреля 2004 г.
Москва.





МУДРОЕ УТРО

Дуют ветры. Веют бури.
Утро вечера мудрей
Безмятежностью лазури
Океанов и морей.
Утро вечера мудрее
Тем, что мир наивно тих
В это время, и в Борее
Слышен для поэта стих.
Вечер вновь придёт, и веять
Будут ветры, бури - дуть
И Меркурий мысли сеять
О грядущем полдне ртуть.
И посев в челе погибнет
В сновиденьях до утра,
И сама себя воздвигнет
Тени вещая игра
Семена взойдут в мгновенье
Размыканья тяжких век,
И постигнет просветленье
Тьма с названьем "человек".
В розовеющей лазури
Лёгким отзвуком Борей
Промолчит смиреньем бури:
Утро вечера мудрей…

2 апреля 2004 г.
Москва.





ПОЭЗИЯ

Состояние поэта
У поэта не всегда.
Состояние поэта
У поэта лишь тогда,
Когда утреннего Солнца
Проникает в душу свет,
Когда с утреннего Солнца
Ясный слышится ответ,
Когда он зарёй разбужен
И не может не творить, -
Знает он тогда, что нужен
Тем, что может говорить;
Знает он тогда, что миру
Возвестить в урочный час,
Знает как настроить лиру,
Где крылатый друг, Пегас…
В остальном поэт не волен
Не свободен, не поэт.
В остальном он тоже болен
Тем, чем болен целый свет:
Болен тьмой, сомненьем, бытом;
Как иные торгаши
Занят куплей, складом, сбытом
С двойником своей души;
Тратит солнечное время
На пустую маету,
Тратит солнечное время
На могильную плиту…
Только тем поэт отличен
От козла и торгаша,
Только тем от них отличен,
Что живёт его душа
В час рассветный не торговлей,
Не заботами дельца,
Но Вселенской рыбной ловлей,
Сотвореньем Со-творца.
Когда утреннее Солнце
Ликом огненным стоит,
Когда утреннее Солнце
С человеком говорит,
Состояние поэта
Есть особенная стать.
Состояние поэта -
Сотворяя со-стоять!

11 июня 2004 г.
Коктебель.





*    *    *

Светла печаль,
И руки всё рисуют
Дорогу, поле, горизонта даль…
Пусть воля спит.
Пусть чувства протестуют.
Прошедших восприятий мне не жаль.
О чём жалеть?
О том ли, что печалью
Теснится мир и запечатлевать
Не хочет он
Дорогой, полем, далью
Желанье спать,
Соблазн протестовать.
Рисую я, творю,
Ваяю в глине
Весь Божий день,
Весь бесконечный век
Печаль мою о светлой половине
К той тёмной тьме, что только - человек!

26 марта 2004 г.
Москва.





ПАМЯТИ РУДОЛЬФА ШТЕЙНЕРА

Благодарю Тебя, Господь, за миг узнанья
Земного счастья и земной тоски!
Неповторимостью переживанья
Открой мои мне очи и сомкни.
К Тебе иду, к Тебе стремлюсь вовеки,
О, победивший смерть! О, жизнь и свет!
Лишь на мгновение мои раскрыты веки…
Рождение и смерть… Вопрос - ответ…
Я Твой ребёнок. Я один из многих
Милльонов чад, заблудших в темноте
И жаждущих омыть слезами ноги
Тебе, Господь! В кресте и в красоте
Познать Твои величие и силу,
И милостью Твоею пропитать
Рождение, цветенье и могилу
За краткий миг, что дал Ты мне узнать!

30 марта 2004 г.
Москва




МАКСУ ВОЛОШИНУ

Я Карадага строгий профиль
В твой львиный профиль облекал
И знал, что рядом Мефистофель
Стоит в кругу кривых зеркал.
Душа моя к твоей как море
Идёт волной в уступы скал.
Взойдёт ли Слово в разговоре,
Что ты во мне наколдовал?
Молчит неистовая суша.
Молчит холодная вода.
И Мефистофель наши души
Разъять стремится навсегда,
Загнать отныне и навеки
Меж ними мира кривизну:
В отображеньи человеки
Иными кажутся внизу…
Да, ты не узнан будешь мною,
И я останусь для тебя
Душой неведомо-чужою
В отображении живя.
Но ты поймёшь, что отраженье -
Лишь лицедейство бытия
И отвернёшься в пробужденье,
Открывши очи на меня.
И я от зеркала кривого
Смогу отворотить свой взор,
И в этот миг свершится снова
Судьбы целящий приговор.
И ты, Царевич, ты, Прохожий,
Меня узнаешь, и поймёшь,
Что этот день, на ночь похожий, -
Лишь мефистофелева ложь,
И тёмный профиль Карадага,
Хранимый вечным братством скал, -
Лишь след полуденного мага,
Что профиль твой наколдовал.
Лишь злого оборотня чары -
Земное счастье и успех!
Мир полон слёз, его пожары
Лишь внешний отблеск тайных вех.
Его клокочущая слава -
Скупая тень великих битв;
И нас пьянит его отрава
Соблазном знаний и молитв.
Но жизнь и истина едины
В единстве воли бытия,
И мы идём в его долины
Навстречу мировому "Я"!

12 мая 2004 г.
 Москва         




УЧЕНИК

Опыт страдания - опыт познания,
Азбука, навык вживания в лица
Каждого встречного "я". Наказание -
Столб на пути. Моя жизнь - плащаница.
Тканием мысли я ткань обветшалую
К Образу светлому, к Лику благому
Вновь приведу, пусть на самую малую
Пядь лучезарную Слову живому.

Я лишь простой ученик реставратора:
Шью и латаю, исследую краски…
Что мне до чистеньких рук Прокуратора?
Что мне законников мёртвые маски?

Опыт, каким бы он ни был, - великое
Таинство для познающего духа.
Я - ученик, для меня многоликое
Действие Мастера - воля для уха.
Слушаю, слушаю я наставления:
Вдох мой - ворота, влекущие звуки;
Выдох - восторг моего удивления,
В опыте тканья живущие руки…

Утро встающее, утро грядущее
Ясностью сотканной мысли просветит,
Ликом проявленным вечно живущее
В действии мне на вопрос мой ответит.

Спелой пшеницею, огненным колосом
Я устремлюсь, извергая сиянье
В тёмные долы разбуженным голосом:
В опыт - движение, в опыт - стоянье.
Азбука, навык вживанья во встречного
Вспыхнет реальностью каждого знака.
Вот Он идёт из грядущего, вечного:
В круг бытия сквозь врата Зодиака.
Столб на дороге моей - наказание -
Он облечёт в бриллиант искупленья.
Всё, что уснуло во мне как познание
Вновь обретёт чистоту и движенье.
Опыт страдания - мера учения,
В сотканных ликах творящие лица.
Сила познавшего - сила свечения,
Тайна, что вечно хранит плащаница…

9 июня 2004 г.
Коктебель.





*    *    *

Что тело имело - съело.
Его это сила и дело.
Оно, это тело - тьма
Для света души и ума.
Его я всерьёз принимаю
Как землю, как камни, как майю.
Оно - лишь палитра и грунт
На хoлстах эонов и рунд.
Я кистью творю неумело
На высохшем грунте - дело.
И кто-то из-за плеча
Содействует, тихо шепча…

30 сентября 2004 г.
Москва





Я - ЯБЛОКО

Я - яблоко, похищенное с древа
Коварным змеем в солнечном саду.
Меня во тьму Адама вторгла Ева,
Я в этой тьме блуждаю и расту.
Я - стиснутое зёрнышко познанья,
Я - небо, я - земля: добро и зло.
Во мне есть сила - сила прорастанья:
Однажды я себя переросло
И стало вдруг не яблоком, но Богом,
Светящим и всевидящим во тьме,
В быту Адама скорбном и убогом,
В долине смерти, на пустой земле.
И Адонай блистает мне распятьем,
Протягивая солнечную нить;
И я во тьме лучистым перекатьем
Учусь прощать, надеяться, любить!

27 сентября 2004 г.
Москва





А. С. ПУШКИНУ - АНТИТЕЗИС

Нам много тёмных заблуждений
Готовят искушенья мир
И верхоглядство, враг сомнений,
И зависть, мелочный кумир,
И догма, демон назидатель.

29 марта 2005
Москва






‹Из Гёте›

Два существа живут в одном.
Ты с ними с юных лет знаком.
Знаком ли ты с единством этим:
За вычетом двух первых третьим?
Я тоже знаю этих двух.
Меж ними я - единства дух.
Одна душа моя земная
Живёт, второй души не зная.
Вторая - ткание небес,
Неведом ей ни дол, ни лес.
Я душу первую вдыхаю.
Вторую - с выдохом вплетаю
В снежинку, в ласточку, в листву.
И так меж этих двух живу.
Никто союз наш не нарушит:
Пребудут в равновесьи души!

Февраль 2005
Москва




Я - БЫТИЕ

Вначале было Слово,
До Него
Всё было Бог,
Небытие,
Ничто.
Затем из Слова
В пламени
Кузнечном
В Небесной тверди
Вырастает
Нечто.
И
Это
Нечто
Тройственно во всём,
В чём
Я
И
Мы,
Как существа,
Живём
И можем
Наблюдать в дыму
Покрова
Лишь
Те
Дары,
Что открывает
Слово...
Из
Пламени,
Из сумрака
Его
Пронзает мир
Тройное Божество.
Тройная сущность мира
Изначала
Глаголет
В
Тьму, что до того
Молчала.
Сознанье, жизнь и форма -
Три лица,
Три
Бога
От начала
До конца -
Лишь
Три
Большие,
Пламенные
Кисти,
Что
Он Собою
Некогда
Прочистил
И в руки взял,
И принялся творить
Из Бога
В мир связующую
Нить.
И
Сам
Стал
Нитью,
Одеяньем,
Лирой
Среди людей,
Внутри
Земного
Мира.
Судьба и жизнь -
У каждого
Своя,
Но в связи судеб -
Мировое
Я.
Я был,
Я есть,
Я буду
Этим
Нечто,
Пока горит
Огонь Его кузнечный!

31 мая 2005
Москва





?

Хочу задать вопрос: доколе
Из века в век, из года в год
Мир опирается на боли,
На произволе тьмы господ?

Ужель подобие закона
Способно мёртвый мир спасти
От человеческого стона,
От смертной брани на пути?

Когда очами, мыслью, слухом
Проснётся человечий круг,
И наконец воспрянет духом
Не Божий раб, но Божий друг?

5 июля 2006 г.
Св. Стефан (Черногория)





"ВЗГЛЯНИ НА БАБОЧКУ..."

Взгляни на бабочку,
Присевшую в тени
На куст шиповника...
Ты так же отдохни,
Душа моя,
От дел, от жизни круговерти,
Чтоб снова расцвести...
Чтоб отобрать у смерти
Последнюю надежду...
Этот краткий миг -
Усталость чувств.
Ты не услышишь даже крик
Легчайших крыл любви,
Безмолвной благодати
И не узришь в листве
Благообразной стати,
Что на свету
Красу цветка
Собой являет
И
Солнца суть
В цветке
С собой отождествляет...
Хорош цветок...
Взгляни:
Сорвался и летит...
Но куст зелёный
Этот грех ему простит...
Так и земля
Всегда прощает нам полёт,
Когда в груди
Цветок
Трепещет и поёт.
Когда любви восторг
И шёлка трепетанье
Сменяются
На боль,
На тенью испытанье, -
Тогда и лишь тогда
Приходит
Вечный
Дух,
К которому наш слух
В сверканьи жизни глух.
Душа моя,
От дел,
От жизни круговерти
Скорее уходи,
Не дав надежды смерти,
Ты крылья пёстрые сомкни
И
Отдохни
Совсем как бабочка,
Присевшая в тени
На куст шиповника...

7 июля 2006 г.
Св. Стефан (Черногория)




К ТВОРЧЕСТВУ

Я в теле,
Я в душе,
Я в духе,
И я ни в ком из этих трёх.
Я - звук, запечатлённый в ухе,
В гортани пробуждённый Бог.
Бог в духе...
Бог в душе...
Бог в теле...
Он в этих трёх всегда един,
А я - нигде на самом деле.
Всему слуга и господин:
Всего лишь
Зодчий,
Нищий,
Путник, -
Я в теле, в духе и в душе.
Весь этот мир - случайный спутник,
Что ни ещё и ни уже,
Но в каждом миге неслучаен
И светит в душу, в тело, в дух,
Закономерен и нечаен,
Как к звуку обращённый слух.
Весь этот мир полярен Богу,
И я иду меж этих двух,
Творю во тьме свою дорогу:
Свои же тело, душу, дух...

Весна - 19 июня 2006 г.
Москва - Св. Стефан (Черногория)





ТВОРЧЕСТВО  ПОЭТА

В своё дрожанье дрожь Вселенной
Излить сотворчеством стиха;
Наполнить влагой вожделенной
Души нетленные меха.

Идти в смиренном упованьи
На Божью волю, благодать.
Предугадать в переживаньи,
Что не дано предугадать…

И в этот мир, тоской томимый,
Преобразив дрожанье в луч,
Сверкнуть как дух неуловимый
Грозящей молньей между туч!

В скале надменной и суровой
Пробить фундамент вековой;
Пусть заблестит струёю новой
Родник из недр её живой!

И вновь наполнится водою
До срока высохший лиман,
И Солнце силой заревою
Развеет утренний туман…

Тогда: забыться в новой дрожи,
Чтоб мира гул навек затих,
Чтоб распечатать грани кожи
И в дрожь Земли исторгнуть стих!

10/11 февраля 2006
Москва





КАИН

Я ниже подвалов,
Я выше крыш,
Я - кот-землерой,
Я - летучая мышь.
Не знаю нигде
На планете Земля
Другого такого
Разъятого "Я".
Мечусь треугольником
В чреве квадрата,
Изведший себя
За убитого брата.
Никто никогда
Не поймет эту боль, -
Лишь мать моя, Ева,
Земли этой соль,
Поймет, и у входа
Последнего храма
Теплом отзовется
На стоны Адама…
Тогда возвратится
Летучая мышь
Под своды и арки
Покинутых крыш,
И кот-землерой,
Что так долго плутал,
Вернется стеречь
Позабытый подвал.
И я из тяжелых оков,
Наконец,
Сваяю для Бога и брата
Венец!

6 мая 2007 года
Москва





ПОЭТУ

Поэт! Если можешь молчать, - промолчи,
Не порть впечатления слуха.
Поэт - это солнце в бескрайней ночи,
Суровое зеркало духа!

И каждый несет свой единственный дух
В свои отраженья и грани.
Поэт - это в мир воплотившийся слух
На поле - на зеркале брани.

Все стрелы поэта - златые лучи.
Колчан - серебро небосклона.
Не можешь молчать? Так на мир прокричи
Звучанием струн Аполлона!

27 августа 2007 года
Москва






Из Шиллера

Учусь у чувств своих напрасно.
Они обманчивы как мир,
Что так наивно и прекрасно
Пред нами выстроил эфир.

Вся эта жизнь - мгновенный опыт
Любить обманность бытия,
Напрасный чувств трезвон и топот
В пустыне жаждущего "Я".

Мгновенный опыт не напрасен:
Когда-нибудь из гроба чувств
Родится солнечно-прекрасен,
Правдив и светел мир искусств.

8 - 9 октября 2006 года
Москва
                            



ПОДОБИЯ

Похожа грусть на серую погоду.
Подобны солнцу радость и любовь!
Я познаю себя, людей, природу
В похожих впечатленьях вновь и вновь.

И если в небе тучка золотая
К утесу-великану держит путь,
В моей душе подобия сплетая
Не даст мне бытие передохнуть.

И я переживаю образ мира
Как некую одежду бытия,
Как темное дыхание эфира,
В который светит мировое Я.

Подобное подобным исцелимо.
Господним Я мое преодолимо.

31 октября 2007 года
Москва







ПРОГУЛКА

Линия жизни - на правой руке.
Линия смерти - на левой…
Вышел я ночью гулять по реке
Под руку с юною девой.

Локонов злато… Руно на плечах…
Плески весла и прохлада…
Я прочитал в ее чистых очах
Имя святое - Паллада.

"Будешь свидетелем, черная ночь!
Бег свой, о, волны, умерьте!"
"Что тебе надо, Зевесова дочь, -
Жизни моей или смерти?"

Но на вопросы и страхи мои
Мне не ответила дева…
Справа по берегу плыли огни,
Старое кладбище - слева.

Мудрость нельзя перенесть на слова.
Песню - в гармонию лада.
Истина - в небе звезда и трава,
Запах реки и прохлада…

Волны… Дыхание… Вещая даль…
Трепет безмолвия ночи…
Грусть неземная, земная печаль…
Настежь раскрытые очи…

Как очутился я на берегу, -
Сам не пойму… Что за диво!
Силюсь я вспомнить, - увы, не могу.
Плачет над волнами ива…

Лодка пустая лежит у реки…
Было ли - с юною девой?
Свет отпустил я из правой руки.
Тьму отпустил я - из левой…

16 августа 2007 года
Жаворонки





НЕСКОЛЬКО ВОСПРИЯТИЙ

Между облаков я сколько мог
Всматривался в синий профиль неба.
Так в глаза мои вливался Бог
Золотыми молниями Феба.

Вместе с этим слышал я в тиши
Песнь земли, и нет ее мудрее.
То - стрела из колчана души
Понеслась на крылышках Борея.

Там же я почуял аромат
Самой благоденстующей розы,
Это пробудился темный сад
В огненных лучах метаморфозы.

Чувств моих глубокий океан -
Истина, желанье иль обман?

12 июля 2007 года
Афон (Греция, Халкидики)




СТИХ

Из буквы дух не вызнаваем.
Он ждет, покуда не придет
Ее единственный хозяин
И дух из буквы извлечет.

Лишь создающему творенье
Дано постигнуть до конца
Души своей в словах горенье,
Свой облик в замысле Отца.

Лишь одному ему понятен
Узор затейливый стиха,
Мотив, что чист и невозвратен,
Как жизнь Адама до греха.

Но плод вкушается однажды,
И в букву - зачарован дух,
И мнит об этой букве каждый,
Что достижим мотив на слух…

15 июля 2007 года
Афон





САМОПЕРЕЖИВАНИЕ

Я выше крыши.
Я ниже подвала. -
Треугольник -
Квадрат -
Камертон овала.

Я больше Вселенной.
Я меньше атома. -
Живой
На столе
Патологоанатома.

Не тварен Бог.
Тварен мир.
Я в этом мире -
Бог
И
Эфир.

Я только тень
Его бытия.
Всё
Остальное -
Бытие не-Я.

2 сентября 2007 года
Москва





СТИХОТВОРЧЕСТВО

Свои стихи не сочиняют боги,
Они поют людей и Небеса,
Они рифмуют земли и дороги.
Их письмена, тона и голоса -
В гармониях божественного строя
Закрученности солнц, планет и лун,
В пчелиного осознанности роя,
В космичности алфавитов и рун.
В их откровеньях пролетают миги
Эпохами, веками, сонмом лет.
Стихи богов - не росчерки, не книги,
Но бытия творенье - тьма и свет.
Свои стихи поэт не сочиняет.
Он в них живет движением пера,
Что некий бог иль демон починяет
И пробует на прочность… Так пора
Осенняя иль зимняя приходит,
И не во что вперять ленивый взор…
В своей душе тогда поэт находит
Всех сочинительств пошлость и позор.
Тогда ему становятся понятны
Всех языков, наречий всех слова.
Стихи богов просты и необъятны,
Но их объять стремятся голова
И шаги ног, и жесты рук, и сердце…
И всё, что есть в поэте - говорит!
Творение подобно сну и смерти,
Но бодрый дух поэта ясно зрит.
Так горны легких возжигают пламя,
Что мир спалит и снова возведет,
И водрузит над новым миром знамя.
И от позора этот мир спасет.
Он переплавит пошлость сочинений
В подобия божественных речей,
В сияние и святость откровений,
В открытость врат душевных и очей…

Принять, впитать в себя законы света.
Преодолеть все слабости поэта.
В земную тьму свою мечту втворить:
Дать Небесам в стихах заговорить!

2 ноября 2007 года





БДЕНИЕ

Опять эти звёзды и небо, и стыд,
И чёрные окон квадраты, и шторы
От пыли прогоркшие… Снова забыт
Блокнотик стихов на столе… Разговоры
Ведутся неспешно судилищем тем
Меж домохозяйских особ, и особо
Подчёркнута линия модных систем
И мнений отдельных, варимых удобо
Для полу-не-душ недозверолюдей
Бредущих навстречу потоком прохожих
Из нор магазинов, из очередей,
Змеящихся лентами пёстрыми. То же,
Что некогда тихой надеждой цвело
Под пологом звёздного неба, устало
От горьких сомнений и душу свело
Во мрак неизвестности, и разметало
Обрывки сонетов по грязным дворам,
По мусорным бакам, по ветренным скверам,
И там, где был некогда солнечный храм,
Теперь поклоняются диким химерам,
Готовя жрецов на священный обряд -
Из точки, из фокуса тайного круга
Алхимик творит вместо золота яд
Смертельный для самого лучшего друга.
Бездарно исходит бездарнейший век…
Молитвы - как пушек врагов канонада.
Найти бы в сем мире тебя, человек,
И большего клада - не надо!

1 ноября 2008 года
Москва







ВЕТОЧКА  БЕРЕЗЫ

Что ты смотришь на меня,
Веточка березы?
Не пророча, не виня
Воскрешаешь слезы?

После лета сам не свой
Я прошу - не надо!
Что мне трепет твой живой?
Что - твоя отрада?

Ярче солнечного дня
Миг метаморфозы!
Ты не смотришь на меня,
Веточка березы.

И другая над окном
У меня завеса…
Ты была всего лишь сном
Молодого леса.

8 сентября 2008 года
Москва






ВЕЧЕРНИЙ БРЕД

Бреду я вечером холодным
В бреду реклам и фонарей
И сам себе кажусь свободным,
Как злой пират среди морей.

То там, то здесь растут фигуры
Теней деревьев и столбов…
Следы моей клавиатуры
На сводах задубевших лбов…

Нет никого меня мудрее
В зверином скрежете машин…
Увы, мне не висеть на рее
На свалке облысевших шин!

Увы, свобода только мнится,
И мудрость - фиговый листок -
В бреду родившихся амбиций
Тщеславья горького поток.

И вся моя морская слава -
Пустая, злая трата сил.
При чем тут своды лбов и "клава"? -
Никто неужто не спросил?

О, нет и нет! - Во сне безумном
Вокруг меня бушует мир.
И я бреду в потоке шумном,
Пока не спит его кумир…

23 марта 2008 года
Москва





ДЕМОН

Я от мира сего на другой стороне
Пребываю, как демон на древней Луне.
И для мира сего я всего лишь прохожий,
На ужасную, страшную маску похожий.
И не я для людей в этом мире кумир.
Ненавидит деяния демонов мир.
Почитает он только дневную работу
И запрет на нее возлагает в субботу.
Обознался - и дверь перепутал с окном, -
Думал - вижу, но - скован я бредом и сном.
Прометей был прикован к отрогам Кавказа
По велению Зевса от порчи и сглаза.
Так и я этим миром казнен за грехи.
И дела мои так безнадежно плохи.
Ждут прохожие - мира сего Мошиаха.
Для меня ж этот мир - только пытка и плаха!
Будет время, и в мире закончится плач,
И останется только последний палач,
И останется только последний калека,
Безнадежно утративший дар человека,
Навсегда потерявший рассудок и страх -
Сам себе Сатана, сам себе Мошиах.
Вот тогда опрокинется серое небо
На поля, не познавшие плуга и хлеба.
И припомнит тогда этот мир обо мне,
Приколоченном издревле к черной Луне…
Я приду воплощением мира и воли.
Опущусь на безлюдное дикое поле.
И со мною опустится в мир легион -
Утверждать и твердить в этом мире закон,
По которому высшей мечтой демократа
Есть свершенье убийства блаженного брата.
Ведь Адам не услышит призывы Отца.
Только тень упадет на уступы лица…
Не избавиться мне от проклятого плена, -
Не ударить - в молитве - о землю колена…

2 апреля 2008 года
Москва





ДОЛОЙ  ПОКОЙ

Долой покой! На волю!
Туда, где корабли
Идут, бегут по полю -
По морю от земли -
От берега крутого
На гребне - по волне,
По знаку носового -
К заветной стороне.

Хочу скорее ветер
Я парусом поймать!
Мы все как тучки - дети,
А сине-море - мать.
А что земля сухая? -
То мачеха моя -
Жестокая и злая,
Как вся её родня.

Лишь солнечные горы
Мне никогда не лгут.
Полей златых просторы
Меня к себе влекут.
И я как вестник бури
Бегу от синих вод
Сквозь золото в лазури,
Сквозь неба белый свод.

Никто меня не встретит
И не помашет вслед,
И тучки - моря дети -
Собой закроют свет…
Я упаду и встану,
И к берегу опять
Пойду… Лишь Океану
Дано меня понять.

Лишь он один безбрежный,
Страдает без конца -
Безмолвный и мятежный -
Страданием отца,
Которому и ветер
И море, и земля -
Его родные дети,
Его иные "Я".

Так пусть несёт по полю,
По морю от земли
Меня скорей на волю
Туда, где корабли
Под волей ветра ходят
К распятьям новых мест,
Где парусу находят
Святую мачту - крест.

20 декабря 2008 года
Москва





НЕЗРИМОЙ  ЗВЕЗДЕ

А вот и боль - пришла совсем некстати
И приковала бедную главу
Железными оковами к кровати -
И я своею жизнью не живу,

Но будто червь безвольный и безликий
Землицу пропускаю сквозь себя,
И облик мира сумрачный и дикий
Влачу как наказание, скорбя

О той одной прекрасной и далекой
Мечте моей, что в темноте ночей
Звездою безотрадно-одинокой,
Незримой в небе для моих очей

Горит! Сиянье золотого света
В сей мир мне посылает письмена,
И в мертвом сердце бедного поэта
От этого сиянья семена

Весенней жизни пробуждает пенье
И воскресенье солнечного дня,
И сердце пробужденное в движенье
Стремительно ввергает вновь меня.

Любовь моя! Страна моя родная!
Звезда на небе, брошенная мной!
Тебя давным-давно не вспоминая,
Не нахожу я песнь свою весной.

Вот и сейчас, опять совсем некстати
Сковала боль угрюмая главу,
И я лежу, прикованный к кровати, -
Безвольный червь - дышу, но не живу…

Откликнись же, приди в чертоги мрака,
Моя вовеки вечная печаль
И освяти во тьме печатью брака
Прекрасную звезды незримой даль!

27 сентября 2008 года
Москва





ПРОГУЛКА  ПО  МОСКВЕ

Захлопнув дверцу колесницы,
Пришпорил демонов и мчусь
По белокаменной столице…
Умри, печаль! Умолкни, грусть!

Смотрю сквозь окна экипажа:
Мелькают мертвые тела, -
Вот роговея бродит стража
У врат заморского посла.

А это - сам посол из двери
Бредет в кругу своих гробов,
Лоснится под флагштоком "мерин",
Хозяйский чуя рык и зов.

Блестят, стрекочут люксогоны
Во мраке ночи… А в тени
Слышны мольбы, угрозы, стоны…
О, звезды, звезды! Где они?

Ужель и впрямь оковы бреда
С людей на землю не падут?
Икара или Ганимеда
В гробнице Зевсовой найдут

И скажут сумрачные боги,
Людскую отмывая кровь:
"Как эти смертные убоги!
Как примитивна их любовь!"

И на меня с кривой ухмылкой
Направят в лоб ревущий "джип".
Но… Крест вам в дышло, боги! Пылкой
Пребудет в сердце роза… Шип

Ее вонзится в лапу зверя,
И, взвизгнув, он изменит путь -
Он протаранит роговея
Посла лоснящуюся грудь.

А я, оставя колесницу,
Пойду проведаю пешком
Лишь мне знакомую столицу,
С которой я давно знаком,

С которой ведая вдыхаю
Дождей весенних перехлест
И тихим утром постигаю
Язык любви в звучаньи звезд.

15 августа 2008 года
Москва





СОВЕТ  РЫБАКА

В самый полдень -
В двенадцать часов -
Дверь запри на крепкий засов.
Знает об этом каждый рыбак:
В полдень по улицам бродит мрак,
В дом проникает он через дверь, -
Ты уж поверь.
Ты уж поверь!
Коль не поверишь - проверь, но не лги,
Если узреешь зверя - беги,
Но не на улицу - вглубь души, -
С этим не медли -
Скорей -
Спеши!
Меч поострее возьми с собой.
Щит попрочнее, доспехи
И - в бой!
Знание - воля к победе и меч!
Не для того ли дана тебе речь,
Чтобы врага заманить в западню,
Зверя отдать на съеденье огню?
Но рыбаки об этом - молчок!
Мрак не изловишь на голый крючок…
Если не ведаешь как, на засов
Дверь запри в двенадцать часов.
И никого не впускай в эту дверь, -
Ты уж поверь.
Ты уж поверь!

23 марта 2008 года
Москва





СОНЕТ  О  ЖЕРТВЕ

Я вновь стою. В руках гитара. Ты
Опять с балкона машешь мне. А рядом
Какой-то странный тип. Его цветы
Пестры как шелк индуса. Чаша с ядом

В его руках зерцалит лунный свет.
А у меня нет ни меча, ни лука!
Одна гитара… Дай же мне ответ,
Любимая! Я знаю, эта мука

Рассеется, когда, махнув рукой,
Затмив собой луну, прогонишь труса.
И тип замрет фигурой восковой
С цветами шелка мавра иль индуса.

Не странен ли таинственный обряд,
В котором жертва отвергает яд?

1 сентября 2008 года
Москва





СОЧЕЛЬНИК

Последний день печально угасает.
А с ним и год проходит. Рождество.
Ужель опять душа не пожелает
Уйти из плена тела своего?

Ужель опять предсмертные старухи
Сей сонный мир к безумью поведут
В водоворот насилья и разрухи,
В пучину войн и в безысходность смут?

Душа моя, когда же ты проснёшься,
Когда отбросишь мира мрак и дым?
Я знаю - ты когда-нибудь спасёшься.
Я верю - быть мне снова молодым.

Родиться вновь - звено в цепи рождений,
Но Рождество - одно на все века!
И крест один… И план освобождений
Выстраивает детская рука.

24 декабря 2008 года
Москва





ГОРЕНИЕ

Как измельчал сегодня свет -
Дантесов тьма, поэтов нет.
А тот, кто чтит в себе поэта,
Далёк от славы и от света.
Зачем ему дантесный мир,
В безумьи проводящий пир
И пляшущий на детских трупах?
К чему ему толченье в ступах
Дрянного варева войны,
Растленных властоборцев сны
О вечном и глобальном рае,
Первопрестольном первомае
Всемирной армии рабов?
К чему? Навершие гробов
Священным символом лучится -
Что суждено, тому случиться.
Звезда Давида или крест
Теперь приметы скорбных мест.
Пред смертью все равны. Проблема
Лишь в том, что жизнь - одна поэма,
Одно единоборство сил,
Одно кружение светил.
И смерть - лишь часть её движенья,
Звено в цепи преображенья…
Из плена мрака выход есть -
Не света призрачная честь,
Не бред самодовольной власти,
Не призрак вдохновенной страсти,
Но подвиг тихого житья -
Не противленье миру "Я",
Из Бога обретенье веса
В ответ позорной тьме Дантеса.
Да будет в истине поэт
Гореть огнём, в котором свет
Сгорит с последним воплем ада!
И сменит тот огонь прохлада,
Преобразующая мир
В живое ткание, в эфир
Причинно-следственных потоков,
Крестивших некогда пророков
Над бездною вселенской тьмы,
Когда из "Я" нисходят "мы"…

9 мая 2009 года
Москва




ЗЕМЛЕ

Луна роняет на поля
Печальный серебристый свет…
О чём задумалась, Земля,
В ночном безмолвии планет?

О чём волнуются ветра
Дрожаньем веток; и дожей
Холодный блеск и мишура
Пугают нас, твоих детей?

Зачем, зачем совсем одна,
Земля моя, во тьме ночной
Дыханьем бодрости и сна
Ты жизнью делишься со мной?

И чем я только заслужил
Твою любовь, твою печаль? -
Не для тебя я цвёл и жил,
И не твоя в руках скрижаль.

Но сын для матери всегда -
Хоть и от Бога - но её,
Её дитя, её беда…
Ты сердце чуткое своё

Люби! Люби меня и впредь
Огнём до черноты угля.
Когда ж придётся умереть,
Возьми своё навек, Земля.

В ночном безмолвии планет
Тебя я украду у сна,
Когда луны холодный свет
Затмит забытая весна!

1 марта 2009 года
Москва




КОГДА?

Вивальди. Опус номер три.
Я слушал с тихим безучастьем.
Как наркоман. Ты посмотри -
Опять толпа стоит за счастьем,

И длинной очереди хвост
Змеится меж колонн развалин
Дворцов и храмов. Холокост
Ничем теперь не уникален.

Убийством даже многих душ
Ты не разжалобишь уродов:
Для изувеченных народов
Что Гитлер, что де Голль, что Буш,

Что обезьяно-человеки,
Что человеко-упыри!
Всё - суета. Сомкни же веки
И слушай Опус номер три

Как наркоман, как одержимый
В люциферическом бреду,
Как я недвижимо-движимый,
Когда во тьму свою иду.

Один, один средь ночи тёмной
Я на вопрос ищу ответ, -
Когда из мысли потаённой
Сквозь сумрак слов родится свет?

15 февраля 2009 года
Москва




ПЕРЕХОД

Ещё жива моя печаль,
Всё остальное - только память…
Открыта мне иная даль,
А землю должен я оставить.

О звёзды, звёзды! Вас с собой
Хочу я взять в сундук дорожный, -
И неба купол голубой,
И листьев шелест осторожный,

И звонкий топот детских ног,
И милых рук прикосновенья,
И всё, во что вплетает Бог
Свои земные откровенья!

Всё - память. Лишь печаль-струна
Поёт, как скрипка Страдивари -
Ещё жива, ещё полна
Любовью к каждой Божьей твари.

Иная даль - пока во мне,
Но станет мне землёй и небом,
А мысль, что я познал вполне,
Пребудет там вином и хлебом.

17 июля 2009 года
Москва





СТРАСТЬ

Соломон,
Где твои виноградные гроздья,
Украшавшие образ твоей
Ненаглядной вселенной, любимой,
Для которой ты выстроил храм,
Руководствуясь волей высоких
Откровений Божественных слов?
Их Хираму ты в сердце направил,
И оно, будто солнце в ночи,
Засияло столпом соответствий
Строгих формул и глины земной,
То и это вводя в единенье,
Образуя сначала скелет,
А затем красоту неземную
Архитравов, колонн, куполов
Небывалой до этого плоти
На невидящем лике Земли.
И Земля под покровом алтарным
Обрела, наконец-то, глаза
И узрела на куполе неба
Львиноликий пылающий диск.
И царица твоя, твоя муза
В своём сердце увидела храм
И прозрела в бескрайнее небо,
На котором - блаженнейший лик,
Сотворившего землю под храмом,
Освятившего в храме алтарь.
Стал Хирам её преданным солнцем,
Ну а ты - только свет от луны.
Даже после жестокой расправы
Ты, владыка, не сможешь затмить
То, что создал воистину мастер,
То, с чем тянутся к солнцу цветы.
Для видавшего Солнце земное -
Только тени блуждающей тьмы;
Но и самые тёмные тени
Спрячут головы, видя Земли
Ослеплённой навеки страданье
В наказание за любовь
К львиноликому диску на небе,
К пробуждающей жизнь красоте.
Что твои виноградные гроздья?
Где твоя медоцветная песнь,
Соломон?

Начало июля - 20 июля 2009 года
Москва



Дата публикации: 10.09.2010,   Прочитано: 2672 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды