Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Селицкий Владимир Вадимович (род. 1963)

Быстророждёныши

Рифмопсихотерапевту Ирине Ашомко Волга вздыбила ход вод. В Нижнем пасмурно, грязь. Хрясь! На работу бежать. Жать. Неохота, но ждут. Гут! Рифмопсихотера- Певт Начинает нара- Спев. Нужен он мужикам - Вам. Ну и разным мадам - Нам. Кто с тоскою в груди - Жди. Кто укушен лисой - Вой. Грозный ждет пациент - Мент. Тихо чешет живот. Вот. Кто душевно уныл, был. Сразу радостным стал - ржал. Кто побит был женой злой Станет сердцем добрей к ней. Если лихо придёт - йод. Если дети хамят - яд. Если теща храпит - в скит. Коль у мужа запой - пой. Буду я рифмовать, гнать, Солнца рифмами нить вить. Дам бездонных небес вес, И открою в сердцах - птах. В грязных рытвинах двор. Вздор. У кремлевской стены сны. Дум несу на Откос воз Там где Чкалов завис вниз. Плиз! Примечания: Откос - высокий обрыв в г. Нижнем Новгороде, на котором любил когда-то сиживать А.М. Пешков. Сейчас на этом красивейшем месте в самом центре города стоит памятник В. Чкалову. *** Дверь снимаю с петель, Дыры штопаю с Вами. Успокоем метель, Остановим цунами. В мыслях чистых покой И в сердцах наслажденье. С неба счастье рекой Льется словно варенье. По вселенной лечу - У-у-у! Тихо песню пою - Ю-ю-ю! Стопорят тормоза - А-а-а! Больно встречен Землёй - Ой! *** Голограммою лик, Колокольней душа. К окулярам приник У окна чуть дыша. Тает облака дым Над Москвы небесех. Льды у сонной воды Топит яблони смех. Крик разнузданных стай Средь чесучовых туч, Колыбель у куста Лист качает падуч. Нить судьбы у окон Звездным ткется дождем Парадокса закон Порождать подождем... Поэтессе с Алтая Галине Колесниковой В вас алтайских сразу Виден почерк честный. Неподвластен разум Дух понять окрестный. То что дышит в Сростках - К небесам бороздка. Средь природных красок Здесь живут без масок. Запрягаем в небеса Все четыре Колеса. Серебрим Катунью Шапку неба кунью. На перевод времени правительством Д. Медведева Он, конечно, того... порешил переход, Нас приблизил к Китаю с Монголией. Как коровам теперь объяснить, что восход И удои не связаны более... *** Прочтя из "Бытия" семь глав, Чернила я пролил на скатерть. То муза прыснула стремглав На шею мне как дождь на паперть. По рёбрам шпорами меня в пылу она нещадно била. На шабаш творчества гоня С улыбкой мушки дрозофила. Нагая шарилась на мне Она до самого рассвета. Кровь от мозолей по стерне Алела кожей партбилета. Когда хомут с зарей отпал, Уж не собою был как-будто, Предсмертный, радостный оскал Лица Хомы, теплился, Брута. *** Оку́рившемуся другу с жарь-птицею вабно и лепо. Не выпархнет во фрамугу из каменного склепа. Будет плитно, кухарно, жарить из себя куски. Будет гутарить гарно, сжимая в объятий тиски. Ведь как догнать страусиху, когда она дастся в бега. А эту по первому чиху уж тянет в родны берега. Скворчит яичницей с сальцем, дороднится и добреет. Сидит как заноза в пальце и яйца попою греет. *** Не смывая грим, Из театра в дом, Входят сестры Гримм, Братьям пишут том. В синь небес акын Воссылает песнь, И травою трын Разбавляет преснь. Сытой жизни бич Не дает парить, Испускает клич, Упускает нить. Вялый сердца стяг Не горит огнем, Обносился фрак, Дыры бед на нем. Гаснет песен взор На заре веков, Но несет дозор, Кто нейдет в альков. Кто семи дорог Озаряет путь, Кто устал, продрог Но не смог заснуть. Кто кидает в печь Слов заветных пыл, На часах, сиречь, Охраняет тыл. Про Буратино, Мальвину, вбитый гвоздик и проч. У фарфоровой девицы Страстности наплакал кот. Кто за нею волочится Изведется от невзгод. Знает тонкое искусство Доводить Пьеро до слёз. Платонические чувства Пережил к ней только пёс. Но упорный Буратино На фарфора грудь припал, Не жеманился картинно, А рога ей обломал. У бревна потенций много ль? Что ни вбей, как не вкрути. Зато носом он как Гоголь Смог в Мальвину прорасти. *** Путь наш намучен Много уключин. Много рогаток, Солнца день краток. Жизнь не измерить - Если не верить. Коль не осудим - В счастье пребудем. Будем стремиться - Не повториться. В каждом мгновенье - Благоговенье. Все мы в итоге - Будем как Боги. Мир бесконечен Станет в нас вечен... На книгу В. Белова "Сотворение мира Бытие Гл. 1" Сражен Создатель будет наповал, Слезами брызнет. Он "Книгу Бытия" не открывал В запарке жизни. Как только прочитает этот труд Достопочтенный. Окрасит воздух охрой по утру И свод и стены. Чтоб из сосуда воды потекли и твердь возникла. Эдема продырявил он кули - Свобод возьми клад. И завертелось белкой в колесе Всё мирозданье. И держат нас Богами в школе сей В разведзаданьи. Пусть рядом "Приму" нервно курят Кант с Лапласом, злобясь. Опарин пусть срывает свой дискант Как вор на опись. Им жизни не постичь в цветных тонах Живое Слово. Что бьет ключом метафор в временах У Вэ. Белова. На землетрясение в Японии в 2011 г. Пошла волна как вражья тать и кажет нам япону мать. И кожей зрим незримый радий и пьём вино в полураспаде. И смерть проводим в дамки сами и расстаемся с волосами... Про считалки Наверно правы Вы, считалки - не катят словно катафалки. Сей юный стих, я гнал полями, рассчитываясь не рублями. Как мог его снегами высек, и брел с Челюскиным на мысик... *** Пираты злюки и изгои На берег брошены Науру Там папуасы на жаркое Отправят их, снимая шкуру. Их черепа наткнут на колья И вкруг костра разложат кости Кишки намажут канифолью. И спляшут танец на погосте. *** У феи Всяческих грёз Была аллергия на ос. А ос мучила оспа. Ди- вимся недужью, Господи! Фея чихала нектаром. В своем домике старом. Ос закрутило клубочком. Эльфы расселись по почкам. Из искр неслись саламандры С касторкой пожарной команды. Гномы ей ставили банки. Давали микстуру албанки. Ежи расточали иголки Втыкали их в икры монголки. И страх, что натрусили зайцы Втирали в запястья китайцы. И дверь заперев на засовы. Шаманили уханьем совы. Но вспомнили тут про покой И всё сняло как рукой. * * * Грустят, но пишут петушки, (Нет, не из птичьих и цветочьих) Пахан писать заставил ночью, а что не так - перо в кишки. К утру готов быть должен стих. И лучший отберут для чтенья. И вот строчат свои творенья Чернилой заливая их. Здесь графоманство не порок. И Блок поставить нету силы. Когда закончатся чернилы - Касатикам накинут срок... О Васильевском острове и Бродском О, как пронесло пилигрима - Василия острова мимо, Мимо того что любимо, Мимо проспекта КИМа, Мимо погоста немецкого, мимо седого дворецкого, мимо напряга недетского, в объятья духа венецкого... Маленький негламурный экспромт Город и деревня - пропасть между ними. И дилемма древняя сей вопрос не снимет. Девочка речистая с тягой ко гламуру, стала вся нечистая, обверзавшись сдуру. Бабушку не поняла ночью не сходила, вот и проворонила что внутри бродило. *** Слёзы счастья, брызги солнца - абрикосы Ждём причастий у оконца, выбрив косы. Пусть снуют над нами въедливые осы Шилом вычертят по вые кровососы. Дни затмений одурманив неба краем. На таймене до Тамани доплываем. Там над сёлами пылающие зори Тихо плачутся росой на косогоре. Снёс металл на косогор Барклай де Толли. Наметал икрой кагор в подарок Толе Шашлыка к столу прислал ему Кутузов Флешь проел Багратиона аркебузой. *** И в пробке и в осенней жиже, Мой голос строки каплей нижет... У запотевшей Мариинки Примолкли майя, сжались инки. И турки вылакав пол-банки В жилетку плакались албанке. В расстройстве цыкал сонный витязь Цыгане цокали копытясь. И гастар и его брат байтер Забыли в думать про арбайтен... Но вот угас костром мобильник, Лишь слез ручьи лились обильней. *** До геркулесовых столбов Мы на дрезине резво пилим. Пот с толоконных наших лбов Течёт как шелкопряд с дубов, А мы речём на суахили, Хоть вроде много и не пили. Теряли мы чутье на даты Вдруг изменившей Мнемозины... Феллини с образом Мазины Носился мимо нас поддатых, А нам достались образины Сплошь из гишпанок бородатых. В горах атласских, на утёсах Роняли птицы яйца в море А мы толпились на подборе, В туманах вод как смерть белёсых. И Посейдон стоял в дозоре Из волн соткав искристый посох. И в землеводье Атлантиды Мы посылали телеграммы, И течи слов из амальгамы Жглись перегаром как рапиды. И в щит врага воткнув рога мы Шли в край утех, судьбой распиты. На разомкновенье поэтических уст А. Болгова Пятнадцать лет для вечности не много Вину отменному зато хороший срок... Лишь серебрянский волк брёл одноного И с ним в припрыжку - бедный снепорок... Апрель пришел, зацеловал капелью, И вынул нож из трепетной груди, И свежий ветр обдул прохладой келью Зажгла маяк надежда впереди. Оброс цветами посох мой бывалый И снова в путь направил я стопы. И разгребаю рифм и строк завалы И со страниц бегут слова-клопы. Распухших альманахов режу сало, Того что наплодил нам интернет. Созвучного родилось в мире мало Пока молчала лира столько лет. Прим.: Серебрянский волк - скороговоркой проговариваемое "серый брянский волк". Слуховая аберрация А. Болгова. Бедный снепорок - слуховая аберрация названия пьесы Островского "Бедность не порок". Первый раз эта аберрация открылась М. Цветаевой. А далее - многим. Анатолию Хребтюгову Лю́бим Люби́м, любовью любою, любуемся. Яр Ярославля дух, Кострому костромил. В росте Ростова, малом, росток хил во лбу иссяк, Угль англичанам от угличан отломил. Где Анатолии берег берёг Анатолия Турки глотнув политурки воспели Любим. В внутреннем Солнце магнолий утонет Монголия, Внешнего плеска у Волги мы до́лги храним... Прим.: Любим - город в Ярославской обл. *** Чешу, отливаю. Очешуиваю... Ощучиваюсь от чушеродного плеска в волне очей... Повиликой оплетен, по великой нужде учён у ночей. О, сладок стих, что приник у солнца расщелин Выпорот ртом и коврами дорог расстелен. *** Готовят к бою пулемёты рифмоплёты, И грамофоны графоманы завели. И критики от критики в полёты Отправились с земли вокруг Земли. Поэты, что в законе, зачморили, поэтов-петухов и поэтесс. И рвали когти томные в акриле Всем гениям, что не имели вес. *** критик-нытик, кротик-невротик, тёк - не вытек, в ротик, не в ротик... ямбы сапогом бей шею крути хореям будем бомбить Бомбей и ништяки по реям... содомогоморно вдуем острословечно вречим впарим в бока буем обуем, затупоконечим. *** Ын слави лбу логи РП Вот сук зиыта коп Ил Шуи клеторыд Рыпотень, Рыпотень! Ыт среп я елажен Ыме раге и ганан Ли чар гон сарпаныт Рыпотень, Рыпотень! *** смыслосказна мыловарь отринута тостоведна панибрань у омута порохом взрывань во прах перину-то олухом ходу дать чтоб до дому-то *** Коль у тела и души, Боль в ливрее атташе, Поскорее поспеши Ее вытолкать взашей. Дух назначь на этот пост. Пусть стоит у алтаря. Пусть возвысится до звезд Сердцу дверцу отворя. *** В садок судей кладу свои свояси И уплываю небом на матрасе. Где льется в пейсах на просторе лето Забила в трубку осень Виолетта. У дня златого Параклета-солнцелова Текут слезой дымы густого слова... Толе Болгову С тобой одними бродили водами. Лакали нектар из одних родников. Насеяли что под небосводами, Пожали, где веки сомкнулись веков... *** Смейтесь Москва и Рига Радостным будущим полны Дети идут Индиго В мир рассекая волны. Рим и Венеция - пойте, Счастливы будьте и горды. Будущее удостойте Шагом лихой когорты. Знаний дрозд Богов молить, врагов валить. И нить не вить, а накалить. Но не залить слюной огонь и огненной водой. Пусть конь гнедой - седой. И смех утех у тех утих кто лих. Зверёк хорёк обрёк на пузырёк. И где в гнезде года как невода. Беда тогда, когда бельчонок уныния растёт. Речонок тонок лёд. Депрессий шквал, навал из шпал, ковал характер мал. Да, знаний дрозд - не прост. Тащи его за хвост! *** Выходит Богу так угодно, чтоб нас намыло принародно. И безотчетно, полноводно, нас чистит ливень всепогодно. И мы с начесом, бесскорлупно, ревем насосом неотступно. И реют стяги небосинья, и жизнь пылает керосинья... *** От изб, сараев и домищ, тебе привета крик. Что ветр приносит с пепелищ запрячем под парик. Что тонко рвётся, в топку дней, загоним кистенём. Кто сыт жнивьём, кто спит на дне по тем огнём шмальнём. Умерим страсти аппетит, осклепим винопляс. Зарёй зажжём, что дух толстит, чтоб несураз увяз. Воскрылим аз, и буки уж от всех не утаим. Отпустим в мир, под вой кликуш, с небес Ершалаим. Нашлём отточенных словес на сонм сердец во лжи, чтоб всплыло, что имеет вес из волговодных жил. Не слова сущий амаркорд - цикуты шоколад, нальём тому кто духом горд и ревностью патлат. А тем кто верой базилик и смыслом кин-дза-дзах, насыплем зорь, надраем лик до Ангелов в глазах. *** Стихи сошедшие с картины, ложатся пухом на паркет. И чаек стайки карантинны в кантины след влачили кед. Дега роялем спал обжатый, И талий в холле перелив, Его характер суховатый Мокрили выстрелами слив. Богов любимец, жёг кудесник Закат, что ад, накистил Босх И развороты мыслей в крестик Ссыпались с осп, в сомнений воск. Луна кадриль плясала с Марсом, И плыл из мыл души балет, И небо отдавало фарсом, Не развернув свой звездный плед. *** Уходит в полночь танго Полетом бумеранга Ревут Сирены громко За горизонта кромкой. Душа у гитариста как молния искриста И голос эхом скачет Как каучука мячик... *** Неву распив, как в общепите, В Фонтанке арфам струн навив, Плывет к Москве по небу Питер Транзитом через Тель-Авив. И на Большой Фонтан Одессы Корабль падает устав, И солнце пропалив завесы Улыбкой пляшет на устах. Но что нам свет, когда мы слепы, И зернами зрачков дымим, Примножив в тине знаний склепы Не зрим небес Ершалаим. Вы, Питер, малость потерпите, С заточкой в сердце мы плывём, В объятья вечных чаепитий, В пробитый неба окоём. *** Меж двух волков стоять Не значит быть вервольфом. Линять устала ять Согласных меж, где голь форм. Задачка из простых Где дважды два не восемь, Уж газом Ипр остыл, Да сектор Газа косим. Чесучевых твердынь Кресало отсверкало. Как с белых яблонь дынь Летят стихов лекала. У берега друзья Налиты жизни брагой и подаёт грусть яд, И гонит со двора гой. И в зеркалах эпох Их образы двоятся Поцеловал их Бог Дав сердце ленинградца. Уходят по путям, Трамвайным, души к небу Из жизни пут и ям Достанут. В вышине будь. На стихотворение "Мохово", Г. Золотаиной И хотя я не родом из Мохово, Но увидел что дышит за строками. Если будет хреново иль плохо Вам Приплывем к Вам мы неба протоками. Ветры выстелим в поле ропотном, Будем песни есть вместо творога, И души откроется шёпот нам И небес услышим мы хора гам. Страна Грибусландия Аделы Василой Пёстрый глобус мной окручен Карты щёлками сквозят Мир до дыр уже изучен Дым в глазах - до стрекозят... Но одной страны не сведал, Иль в запале дней проспал, Гриб усланд и я без следа Растворился в ней. Пропал… *** До весны три недели. Вдовьи сны. Но не в Дели... Тёр у дней я мякину Что трудней, яме кину. О, озёр гладь и ванны Возы зёрн, караваны... М. Куренному Лакая чистый спирт метафор Ты в силах дать всем до полста фор. *** Мои пятьдесят прокукуют - ку-ку. И в собственном лягу соку я в строку. *** Чекатило, Чекатило, нам не страшен. Накатило, отпустило в землю пашен. Что восстало, проростало колосилось, и слетало с чернотала словно силос. *** Мы малахитом ржи Развеем миражи, Отечества корабль снимая с мели. Заветную скрижаль отпустим в неба даль под пенье рун и щучий дар Емели... Ольге Флярковской Где у вечера нонче по закату поминки, разбивая, что звонче, дую лосем по Минке. Где стоят баррикады из невест несмеянок, заовалили МКАДы расквадратив смех янок. Где постылая осень мочит в луже ботинок, Поле с песней прокосим где без лыж, без бот инок. Что душе без симфоний без картин катаклизма. Видят старцы в Афоне - вёдрит с нами в такт тризна. Давит груз эпитафий и не в помощь уж кофий. Что-то в штофе на шкафе прячет дядя Прокофий. Сердце вздрогнет под пледом задрожит горностаем. Полечу горним следом к небесам прирастая. *** Дар слова - соловей, Вспорхнёт опасной бритвой. Не спи, не соловей, Гляди как дух творит твой. Венцом из роз увей Чело времён у моря, В себя сто раз уверь, Идей клади умом ряд. Кричи, поэт, рожай, Прями столетий губы, Что живо - отражай, Что вшиво - то на убыль. *** Солнце пахнет травами в пруд бежим оравами. Лопухом с крапивою красим жизнь счастливую. Лебедой обедаем и земле обет даем. Но свободе с волею рады всего более. *** Широки избяные просторы. Как объять всех друзей в литселе? От улыбок и света которых Стало б в тысячу раз веселей. Мне бы с Толей пройтись бы Болговым Невских вдоль в серебре берегов. Поделиться бы вспыхнувшим словом Съесть начинку стихов-пирогов. Мне б с Охотником мчаться на лыжах По заснеженным весям Юрги. Слово с Фляриком молвить о Рыжем О СашБаше, других дорогих. Мне бы с Анной-Надеждой поплавать В млечной неба созвездий реке Мне б с Сазанычем плюхнуться в заводь Где гармонь голосит вдалеке. Спеть бы с Простолюдинкой дуэтом, С Лилей Кликич порхать мотыльком. Хорошо избяным быть поэтом Жаль разбросаны все далеко. Прим.: Рыжий - это поэт Борис Рыжий. *** Где губы в молоко ночь, чмокая, мокала, закат заволокло чтоб жгло нас вполнакала. И мыслей толокно прилипших с жаром к нёбу срывали полог, но душа рвалась в лячобу. Заварен чай луны. Остужен по жарище. Ненастья колтуны как в супе топорище. Началит ночь к утру рассола и закуски. Под тремор беглых рук нальём стакан по-русски. *** Ор оркестра, славит, ловит янок. Вагнер сделал хору харакири. Лемешисток и козловитянок Мочат мачо в Байрейта сортире. Без беруш, беззуб, бубнит, болтает, В буклях белых, Бах, бредёт, бездонный. В бок беда Бетховена бодает. Бал белил, буянят в Бонне бонны. Глюк и Гендель тушей бычеглавой Глушат пунш осенний, настроений. В Зальцбурга глуши доношен славой Моцарта мацой вскормлённый гений. Рос Россини. В сини башней вырос. Тверди верит Верди, но не смерти. Поперек дорог впорхнул на клирос Бел Беллини. В путч Пуччини верьте. *** С вкапустенахождения, все сбодунахождения, безправмашинвождения живём. лишь правим в полеропотном лихим, копытнотопотным, подопытнозаштопанным конём. Геннадию Ростовскому в подарок Под утро сказ-несураз, мысли безроги. Как будто стою у раз- вилки дороги. Мешая картины сна ночи каурой, большая гудит сосна крон верхотурой. Бросало свет на окнец солнцелюбцу вслед. Душ сало ел наконец тоски салоед. И жизни омылки где тают, тоньчая. Дождь взбрызнет, всех в чреве де- тей укачая. *** Мамыри и папыри, Дедыри и бабыри. Ботать мазы нет по фене, По туфте и фуфыри. Василисились красой, Объегорены лисой, Подкузьмил старик Парфений Драпать с Сидора козой. Елистратимся ужо Саватеем под ножом, Сил колбасные обрезки Для свободы бережём. Кто николит в кипеже - Зафедорим в неглиже, Заелпидифорим резких Кто сысоил в дележе. Не гордеем, не тужим Иринеем за режим. Дормидонтимся по воле, Чифирея ворожим. Мы зашкваренным не мать Чтоб в клифту дыру латать. Никодимим в киче роли Кто допетрит - будет знать. *** Рея пчёлкой в гаоляне Грея брюшко на поляне Вдаль стремясь орлиным взором Шаль с цветов сорвав трезором На травинки лилась патока Грело спинки, мягко, вата как... *** Люблю читать неторопливо, твои напевные стихи. Там в шоколаде тонет слива, и неба светит малахит. Там вдоль неведомых дорожек растут слова, как дерева. Русалки в коже козерожьей в предмлечный путь ведут волхва. Утешась, кот страстей, учёный, улыбок рыбок снесть не смог, любви кручиной удручённый, замок у рта повис немой. И тридцать витязей у хлева (и с ними три еще, смотри). налево взгляд ведут, где дева в дали звездит в рубцах зари. Направо дядька их взирает где леший бродит с бутылём. Уединившись за сараем они душой утонут в нём. И всяк проплывший глазом мимо, не заостря глагола кол, под снег залечь готов как мина, вспоров у галла горла ком. И на врага лететь редуты готов там каждый конный смерд. И флаг полощется раздутый над сбитнем скирд, немилосерд. Багратион прикроет флеши, Не шляпой, а огнём мортир. Поля в дыму, колун хоть вешай. До зимних выбьем их квартир. Дотоле путь Барклай де Толли кривил, светя Бородину. Доколе Толе на атолле считать огни пародий. Ну?… Встреча Рихтерею я, гольденвейзирую, Каменею, ропщусь без плезиру я. Ножку ножкой рояля сдавило так, Нот проматываю мотовила в такт. И душа хрипит птицей раненной Растворясь в партитуре клавировой И скольжу утюжком меж мирами, но Уж намечена встреча под лиры вой. Черно-грузный выходит в доспехах зверь, Цедит взглядом меня лилипутика. Топчет сцены твердь, изуверь Гулеверь, Манит пальцем к себе, ути-пути как. И глаза как огонь в ночи яхонтов Лапы-путы в узлах осьминожие Плещет вёдрами в душу страх, ах он так, мурашами уж всю почти кожу съев. Но поднялся мой дух, сдюжил приступы И к коденции сплёл лапти-струги мне И гоню страх в кострах на карниз в тупик Мысли-угли вздымая упругие. Пусть сестра-беда жжёт, коска острая, Режет стремя судьбе чтоб раскатом ныть. Уж чешу ноздри нагло у монстра я, И бужу лиха чих громоатомный. *** 1 Утряска и утруска непогодицы. И в буклях Бах под небосводом пух. По колее любви, в костры, уходит цирк, Где настежь двери в сад сплошных непрух. 2 Блеадью и проастеитуткой не поайду по жеизни роучейку. Коль не судном, так проукрякчу уткой, подкроуатной, и впоаду в Оку. *** Ёжиком в тумане я брожу Памяти буксирую баржу. Любеком, в подлюбечье, в грязи Никон-патриарх перстом грозит. О, звенящий тетивою рельс. Око младолошади как стон. Нежно травы стелит Парацельс Вскрыв субстанций звёздных фаэтон. Ойкумены край и край башкир Замки, что чихают на заре. Провернув чрез Никона кишки В снимках оживлю для вас скорей. *** Заиндиговели, завасильковали! Сорок лет говели, сорок дён ковали... Ковыли седели, во степи едва ли Где мы пролетели, и проликовали. Мы не лютовали, а салютовали, В ритме хали-гали, - светлым Гале-Вале. *** Пальцы жёлты от махры В лёгких смог, с Таганки копоть. Вот доеду до Пахры, Чтобы щи не лаптем лопать. Чтоб душою прорастать посреди берёз и клёнов Чтоб почувствовать Христа встретив неба почтальонов. *** Наканканили капли тебе, навальсировали, натанговали. Об Тетеринского троуар, разлетались, живые едва ли. Мойдодыря асфальта ковёр, подбирались к душе тёплым душем. И по жилам текло молоко кобылиц всепогодных отдушин. *** Скоро поедем в свои хуторища, Лапти плести и чинить топорища. Бёрда заправим и вычешем пряжу Выкажем поступь по полю мы княжу. Ватником сальным мы вытопим печь, Чтобы весны подогреть красноречь. Чтобы капели погромче дудели, Чтоб лешаки торопели у ели. Вабную чтобы приважить весну Кинем ей в небо поярче блесну. *** Течение стиха несет как Кама. Мочили Чили. Грелась Атакама. И Чусовая Каму заполняя За год налила вод, как за пол дня я. *** Уснул колдун у лунок лун, у кратера берлоги... От ладана бежит сухой и строгий, листая этажи. Домов ладони космописны, и ноне присны. *** Шире Нила Неонила, Уронила в речку мыло. Мыло взмыло как зубило крокодила погубило. *** Стих достал душой из ножен, пусть бежит он, многоножен... *** В созвездии Слова Где дом рифмолова, Всё снова и снова Запор у больного. Всё небо в опале. Врача вызывали Причину искали В анализе-кале. И кто его знает, Чего он икает, И рифму толкает, Где в снах потолка нет. Подлянка какая, Пленила как Кая, Кишкам потокая, Стишком не стекая. Поэта харизма Не терпит вонизма. Для жертв ботулизма Положена клизма. Свершилось! И чудо, Костром изумруда Прорвалась запруда Словес полногруда. И рифмы пылали, И строчки взвывали, И звездные дали, Победно мигали. Румянились дети Росой на рассвете. И гроздья соцветий Летели к планете. *** 1 С солнца Тая, золотая, от папайя и мамайя, аки птиц небесных стая, возвернулась не пустая. Завитая, развитая, без зелёного хвоста я, в землю родины вростая, тая, тая, тая, тая... 2 Луг. Покосы. Я - боса. Изучаю небо-сад. Гусеничка – колбаса, и шуршит у колб оса. *** Звенимиру Велимир Открывал подлунный мир. Что один растил травою, то другой тащил в эфир. Звенимир звенел и пел, Велимир в поту корпел. Принимал один с лихвою где другой имел задел... *** Даля и Ушакова, Ефрона с Ожеговым С ума свел Вова мурашея по коже, увы... Селицивиллово прорицалово скворчало, пуржилось. Дервишилово воскружалово, урчало аки во ржи лось. *** Бьёт в барабан товарищ Солнце По барабанным перепонцам. Крылатый чтобы друг Пегас Вдруг керосинкой не погас. Торгаш козла пусть запрягает Пусть всыплет сто ему нагаек. Пусть во вселенной торгаши Горланят как Кериб Ашик. А мы вселенную разбудим, Причешем, вытащим из буден. И дух со-творчества родим И каждый станет не один. С. Есенину Не отскрести Серёжу С проти́веня Руси. Он облачком как ёжик По небесам трусит. Его косоворотки Озёр синит узор, И над Россией кроткий С небес вершит призор. Завистникам и плутам Утопит лапоть в щах, В садки обэриутам Даст крепкого леща. Надарит грамофонов Для графоманов нужд, И гениям у тронов Нашлёт тумана уж. И на березках груши Его мольбой растут, Лишь станешь бить баклуши, А он уж тут как тут. И нет пути вернее У родины моей Чем гнать все есенне?е Отечества коней. Духмяно печь гутарит В трубе треножа ветр, Русь на воздушном шаре Обшарит Божий свет... *** Винишубит, винипушит. Пятачок во льду и уши. На мороз для витибчан катим головы качан. На тоски снегов ковре тут не спросишь - сколько вре?.. Время тут двухмерно катит, как к гипотенузе катет. *** Каламбуришь, калом буришь, Скалам бурь не скаламбурь. Шиворот-навыворот. Вшивый рот на ширь ворот. Толковали по душам, Только валит по ушам. Головою одобрямс, Голый вою Ода. Брамс. *** Жизнь плутовка, водит кругом, не нова. Всё бросает меня в страсти жернова. И горят в печи души моей дрова, Крышу сносит, прохудились ендова?. И летаю я вслепую как сова, Где худые мерзнут в роще дерева. Не ясна самой себе как такова. Ни невестка, ни золовка, ни вдова. *** 1 Как светло, и нетленно красиво. Поменяла речной окрас ива. Над заливом в волненьи игривом Ветер сердится речитативом. Небо синьку в моря запустило, Засветило под глаз нам светило. И по небу настригло овечек, Чтоб сиял так безропотно вечер. 2 Тина-Тина! Валентина! Стих как кольца серпантина. Шла любовь, но в ночь упала. И лежит, дрожит как шпала. *** Лещом вращая выщуры глазищ как овощ, плющишь вещь, за мощью рощ вещая щучьим щебетом гневищ за щами борщ полощишь в щёчью мощь. *** Луки в руки. Тел младых отстрел. Паки враки. Не пошёл отёл. Кто бледнел как мел, кто спел - сопрел, Раздавил без дел вина ботёл. *** Прекрасный бред! Иль может быть делирий! Ему во след, Стремим полёт Валькирий. И Кундри пусть Не кажет Парсифалю Путь в захолусть, Но лишь - дорогу к Граалю. *** Душегрейку одели мы марту И апрель уж стирает свой фартук. И Дип пёрпл ностальгирует с нами, дым колечками вздув над волнами. А Володя и Толя заочно Отплывают к июлю челночно. Где в скитах их нетленны лабазы рифм и строф средь полей желтоглазых. И зальет Русь волной Переплюйки Ниагары словесный понос. Чайкам Флярика ведомы чуйки где запрятали царствие Оз. Даст в сердцах мне пинок свой пиноккий, Исаковский, наш слова Гаврош - Что ж ты бродишь гормон одинокий, что ж ты девушкам спать не даёшь?.. * Толя и Володя - А. Болгов и В. Квашнин. *** Облака в штанах надраим ветошкой, Имя Нат умоем квасом слюнистым, Дыр мойдо? пошлём к бедовым детушкам, Гон биби? чтоб застращал баюнисто. Карамельным звоном рожь ссалютится, Cклювится лопаточками в вёдрице. И в небес зрачки запустит утица Дня початок, что в сенцах набодрится. *** Толя! Тоска на атолле. Айда́ или А́йда С тобой на Хоккайдо! Где трёт бамбук на камне айн, невозмутим и сед. Где ночь откроет бездну тайн, снимая свой корсет. Где месяц топорищем гнут сияет узкогруд. И мы с тобой воскурим хну, где день ведут к одру. * Айн - коренной житель о. Хоккайдо Виолетте Баше Февраль. Достать чернил и плакать! Тоской на дольки рассечён. Куда судьбы направить лапоть? Куда зимы уносит чёлн? Апрель. Достать гармонь и сбацать: "Полёт Шмуля", "Манджурский вальс", Иль песни Сигизмунда Каца, Пробряцать аки под кимваль. Июль. Достать косу и грабли. Напиться трав в морях степей. Где солнца буйного игра, блин, Не в прошлом нежит, а теперь. Октябрь. Залечь в уют берлоги, Под лапы сос, предаться снам. И крепнуть мыслями о Боге, И ждать когда придёт весна. *** Летая тучкой за внучкой, И квочкой скача за строчкой, Отлучкой нырну как щучкой, Отсрочкой краснев как щёчкой. Застиранный плед не греет И кресло-качалка в топке, Куда уж тут стать добрее - Достанут и самых робких. Но воля моя как камень Прошла через гнёт и темень, И водят судьбы руками Меж этими и меж теми. Мой страх в клобуке и схиме Ушел в поля лопухами. От дачных везу алхимий Набитый ранец стихами. *** Пройдем декаду Змееносца Кисельных меж брегов. У бронетёмкина поносца Оставим тлеть врагов. Печать Орла пробьёт орешек Над синей сталью скал. В браслетах небо не набрешет, Что дождь прополоскал. Пусть Скорпионец жалом зреет, Прижав к печурке хвост. Яйцо в ларце, в Гиперборее, Дрожит птенцом из гнёзд. *** Довез свои кости до встречи, Платон я, но вовсе не кречет. За случаем редким, кочуя, К середке Днепра долечу я. *** Поклонты и талантики, спят на холмах Атлантики. Их небопад, дрожит лупат, и зырится на штык лопат. Смывая грусть волной как вихрь, как вороной, прискачет Новый год, в контор стихозагот. словечки запасая. И Ангелы от зол спасая добру расширят рот. *** Прилетел на альбатросе Из морей гиперборей. Герцог Альба поматросил да и сбросил лишних с рей. Нераспятый на бушприте - Бездну моря не познал. Будет тот мастеровитей, Чья бессрочна крутизна. В миг ликующие волны нас накрыли словно плед и лежим осьмиугольны словно звёзды в конопле. *** Слова торчат как уши с грядки В ботве морковно прячут пятки. Резцов судьбы отвесна глубь И жизнь – копейка или рупь. На ощупь шаришь ты руками Но мысли словно оригами. Слова на ветер с бороды. Прожженный ворот, к небу дым. Вот духи сфер готовят клетки Их взоры – льды, движенья метки. Твои слова мы соберём, для Фом и верящих Ерём. Строй слов инверсией коверкав из аметистовых фейверков. *** Светло. И вдруг стежок, прыжок в пространстве... И вот к одру ведут в седом убранстве. И только стоны филинов у склепов на тризне оных вьющихся нелепо. Но Флойдимир на розовой ослице отпущен в мир от смерти вислолицей. *** Мое родильное начало во мне бурчало и скворчало. За страходленьем высоты вскрывало трудень и настырь. Где кипятком залито слово варился смысл кудесноловок. Заглядки слов в щеглотый хмурень несло струёй от шлыка жмури. И дно в пророчества корыте всё видно ярче и открытей. *** Предземшаровцы и Будетляне маршируют шпорами шурша. Прорастают в небо тополями и язык поэтам рвут шершав. *** Крутотень небес, даль словесная. Быль старинная, да залесная. Пересмешная, перекатная, Леденцовая, да цукатная. Дули в дудочки, да в сопелочки. Не скупись народ, ну ка мелочь кинь. Мы в ушко пролезем иголичье, Свет надежд прольём вслед за горечью. Эхо долгое, колокольное. Дышим Волгою, пьём раздолье рек...

Дата публикации: 16.07.2013,   Прочитано: 1923 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.05 секунды