· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Книжное собрание

И.Г. Фишман

О смысле страданий

Со времен Каина чаша страданий на Земле неуклонно наполняется. Всякий мало-мальски пробудившийся человек не может не задаться вопросом: а куда смотрит Бог? Как Он вообще допустил, например, немыслимые, неописуемые страдания беззащитных жертв Гестапо и НКВД, с описаниями которых меркнут описания его собственных страданий на Кресте? Как возможно, что инквизиция и крестоносцы творили свои страшные бесчинства с Его Именем на устах? Переживая все это, люди прозорливо всматриваются в небеса и не без оснований ощущают: небеса пусты!


Эти мысли не так сложно сформулировать, но они касаются самых глубоких, значительных мировых тайн.

И чтобы прикоснуться к этим тайнам, прежде всего, нужен соответствующий подход, верный дух, в котором можно к этим вопросам подступиться. Ведь какие-либо рациональные ответы здесь неуместны, и непременно должно включиться в работу сердце.


Для этого рассмотрим ряд настроений, которые поступенчато ведут к адекватному и необходимому для этой темы подходу.


Для большинства людей, которые спят глубоким сном, вопрос о том, что где-то существуют нечеловеческие страдания, является глубоко абстрактным, пока это не касается их самих или их близких.

Затем, когда человек пробуждается, в нем рождается глубинный протест; он не может смириться с таким устройством мира, в котором возможны такие страдания. Тогда человек начинает за это роптать на Бога. Этот случай описан и в Библии: когда Иов подвергся жесточайшим испытаниям и стал обвинять Бога в несправедливости, – Бог ему ответил: А где ты был, когда Я творил мир?(«Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?... Где ты был, когда Я полагал основания земли?..»).

Этот вопрос относится к любому человеку, который подошел к этой точке. И что может человек сказать в ответ: либо меня тогда вообще еще не было и мне не дано постичь Твоего замысла – и человек просто смиряется (это ортодоксальный религиозный путь); либо его осеняет глубинное чувство: так это же Я сам и творил!!! – спрашивать, почему мир полон чудовищных страданий мне не у кого, а только у самого Себя…


Вот с этой точки и начинается подлинное познание этой тайны.


Чтобы теперь отвечать на этот вопрос, нужно вспомнить Себя, осознать Свою ситуацию, в которой это оказалось необходимым.

Начнем в духе Кредо Общины христиан: Единое всемогущее духовно-физическое Богосущество, пребывающее в своем изначальном всесовершенстве, полностью исчерпало свое вечное и беспредельное бытие и для этого должно было хотя бы частью Своего существа покинуть область Вечного и оказаться внутри специально созданного для этого временного мира.


А для этого, во-первых нужно выделить из своего всесовершенного бытия некоторую часть, которая могла бы вступить на путь эволюции; а, во-вторых, когда эволюция первой части достигнет определенной ступени совершенства, вступить в этот подготовленный плацдарм на путь эволюции Самому.


Но все это имеет смысл, если Я сам обрету совершенно новое качество. Для этого Я должен пройти через полное забытье своего старого качества и родиться заново (что отражено в многочисленных мифах и сказках). Макрокосмически это произошло через мистерию Голгофы; но микрокосмически это должно произойти с каждой Моей искрой (в каждом человеке). Тогда каждая Моя искра, прошедшая через такое индивидуальное воскресение, возвращается в Меня, но без утраты самосознания.


Именно Мое микрокосмическое бытие связано с полным забвением Себя и Своего Замысла. Поэтому бытие устроено так, чтобы Я не мог привыкнуть к земной юдоли и приспособиться к нему в качестве мыслящей материи, что для Меня означало бы смерть без воскресения. Поэтому мир создан таким, чтобы Я не смог навсегда привязаться к нему и вместе с Мефистофелем воскликнуть: остановись мгновенье, ты прекрасно!. Для этого Я должен встретить в нем пробуждающие Меня страдания, которые бы не дали примириться с этой промежуточной стадией бытия и остаться в ней навсегда.


А самое главное, что в ходе всей этой эволюции Я должен приобрести принципиально новое качество, а не просто восстановить Себя в прежнем величии и совершенстве (примерно это предлагал Иуда Христу). Для этого Я должен пережить то, что невозможно и помыслить (поскольку все, что можно помыслить уже является воспоминанием, реминисценцией).

Если прежде основным качеством Моего бытия было Блаженство, то идя райскими путями, Я не пережил бы ничего принципиально нового, это были бы различные вариации прежнего блаженства. Но, вступая лишь на путь страдания, на путь к своей Голгофе, причем, не просто на путь трудностей, испытаний, которые как экстремальные виды спорта тоже являются модификациями блаженства, но на путь немыслимых страданий, Я впервые могу сказать: се творю все новое!. Ибо именно в таковых страданиях Я впервые пробуждаюсь в душе в совершенно новом качестве.


Правда, своем спящем человеческом сознании я это буду ощущать как чудовищную несправедливость и буду проклинать Себя за то, что подвергаю себя этому. Очень трудно, даже, пожалуй, невозможно, находясь в спящем сознании, будет все это оправдать: «и зачем бог создал такой жестокий мир? Это что, бог – садист, чудовище? – тогда не нужен нам такой бог!»... Но иначе я просто не вспомню Себя.


Впрочем, в утешение скажу лишь, что самое главное необходимое страдание уже свершилось на Голгофе. Все остальные страдания не предначертаны с такой же необходимостью и в принципе их могло бы и не быть, если бы огромное большинство Моих искр не были бы погружены в беспробудный сон и вытекающее из него стремление к комфорту.

Немало выделил Я времени на переходный период Моего пребывания в спящем состоянии, но все же время это ограничено и постепенно исчерпывается. А это значит, что Я должен себя поторопить, и пробуждающие страдания будут нарастать.

Однако эскалация страданий в любой момент может быть остановлена духовным пробуждением. Страдание каждой Моей искры – это и Мое страдание, но я не могу пробудиться вместо каждой искры. Именно от этого пробуждения зависит, пойдет ли на Земле страдание на убыль или будет увеличиваться. Да, есть заложенная Мной тенденция к увеличению страданий; но для достижения Моей цели достаточно пробуждения даже малой толики Моих искр.


И вот, переживая в уже частично пробужденных душах ужас и неприятие к страданию, а при этом и к Себе в своем старом божественном качестве, Я готовлюсь к полному пробуждению, воскресению в данной душе и воспоминанию Своего замысла.

Что бы ни происходило, нельзя забывать, что «…когда человека одолевают страдания, и он переживает нестерпимую боль, тогда ему даруется возможность стать победителем над всем физическим; ибо само его Я является источником всего происходящего во времени и в пространстве, а в нем живет мощь Вечного, – и это надо научиться познавать». (2)


Литература


1. Книга Иова, гл.38

2. GA60, лекция 14 от 9 марта 1911 г., Берлин.


Март, 2008 г.


Дата публикации: 21.03.2008,   Прочитано: 2950 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды