· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Книжное собрание

В.Л. Теуш

КРАТКИЙ ОЧЕРК ВНУТРЕННЕЙ ИСТОРИИ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА





Предисловие (И.И. Зильберберг)

Том первый. ДО ХРИСТА

Введение. Миссия еврейского народа
         1. О духовном познании
         2. Ритмическое начало в эволюции космоса
         3. Эволюция, направленная сверху вниз
         4. Поворот эволюции. Христос. Миссия еврейского народа
     I. Раннее детство
    II. Сефер Берешит  (Космогония Моисея)
   III. Моисей и Тора. Посвящение Израиля
  IV. Первые цари и пророки
         1. Царь Давид
         2. Соломон. Древние царства
         3. Первые пророки
   V. Пророки-писатели
         1. Обличения и угрозы
         2. О великом будущем еврейского народа
  VI. Еврейский народ - символическая жена Иеговы
         1. Идолопоклонство как блуд и кара за него
         2. Слова прощения, любви и утешения
 VII. Христианские и эсхатологические пророчества
VIII. Вавилонское пленение
         1. Изгнание
         2. Возвращение
         3. Значение Вавилонского пленения
  IX. Великий инициатор послевавилонской эпохи - Эзра
   X. От Вавилона до Рима
  XI. Перед пришествием Христа
 XII. Сошествие Христа на Землю
        Жизнь Иисуса Назорея до крещения
        Сущность христианского учения

Предисловие

Авторы нередко снабжают свои книги, в дополнение к основному тексту, предисловиями/послесловиями пояснительного или информационного характера. Иногда - по большей части в посмертных изданиях - к книгам пишутся специальные предисловия или послесловия, представляющие читателю автора и его труд. Так было и с данной книгой. Когда она была опубликована в 1998 году, к столетнему юбилею автора, но через четверть века после его смерти, за авторским текстом следовали два других: в одном говорилось об авторе, в другом - о его книге.

Однако в данном, электронном, издании книги последний текст был изъят, а вместо него появились новые предисловие и послесловие. Претерпела книга и ряд других изменений, включая своё название (её прежнее название - "О духовной истории еврейского народа"). Чем же все эти изменения были вызваны и кто и на каком основании внёс их? Как их инициатор я чувствую себя обязанным ответить на эти вопросы. Но в предисловии я ограничусь лишь теми пояснениями, которые могут быть полезны читателю перед чтением книги, оставив остальные на послесловие, когда у читателя уже будут собственные суждения и оценки прочитанного.

Как и В.Л. Теуш теперь, я являюсь одним из авторов, чьи работы размещены на данном сайте ("Библиотека духовной науки"). Но главным здесь является не наше электронное соседство, а наша необыкновенная десятилетняя дружба, во время которой и писалась помещаемая здесь книга. Более того, я был не только первым её читателем - я был её единственным слушателем, ибо она рождалась, прежде всего, не на бумаге, а в процессе живых бесед, разговоров, обсуждений. И вот эта-то форма доверительной беседы перешла в книгу и стала её органичной тканью - как естественная форма общения с читателем, а не как намеренно выбранный "литературный приём".

Эта форма задушевного разговора, когда другому - в данном случае, совершенно незнакомому читателю, - открывают, как другу, душу, делятся с ним самым сокровенным, - а именно так написана эта необычная книга - делает её не отвлечённо-научной, что можно ожидать от исторического исследования, а эмоционально-личной. Но чтобы это личное не осталось для читателя лишь мёртвой формой, а ожило в его душе, я решил предоставить ему, в доступных мне пределах, возможность познакомиться с личностью автора, как-то ощутить его живое присутствие. Читатель может сделать это, не отходя от компьютера: о В.Л. Теуше, а также о некоторых трудностях, связанных с публикацией его работы, говорится на страницах моей книги "Необходимый разговор с Солженицыным" (судьбы этих людей оказались повязаны непростыми нитями нашего времени). Вместе с тем, такие знакомство и присутствие ни в коем случае не должны стать для читателя эмоциональной нагрузкой, мешающей ему объективно воспринимать и оценивать написанное. И если он чувствует, что они могут помешать ему, то лучше не допустить их вовсе или же, по крайней мере, отложить до полного прочтения книги.

Настоящее издание книги появляется в библиотеке, которая относится к категории тематических, "специализированных". Но поскольку она открыта, как и должно быть, для самой широкой читательской аудитории, книга может попасть в руки, то бишь на компьютерный экран, читателю, не знакомому с данной тематикой. Вот такому читателю мне и хотелось бы сказать ещё несколько пояснительных слов.

Слово "духовный" ("внутренний"), которым Теуш пользуется в своей книге, является ключевым для её понимания. Хотя слово это имеет широкое хождение, его общеупотребительный смысл размыт, абстрактен, эфемерен. Этого обычно не замечают, и употребляя его, подразумевают под ним каждый что-то своё, но не конкретизируют это даже для самих себя. Приведу один характерный пример из личного опыта (я мог бы привести и другие).

Мне как-то довелось участвовать в проходившем в одном английском университете симпозиуме под названием "Духовные ценности в образовании". Участниками были не только профессиональные педагоги - практики и теоретики, учителя и профессора, но и деятели культуры, а также священники и теологи. Слово "духовный", как можно себе представить, многократно фигурировало в каждом выступлении. И вот на одной из сессий я решил задать участникам простой и очевидный вопрос - как оказалось, на засыпку: "Мы всё время употребляем прилагательное "духовный". Но ведь это слово производное - от существительного "дух". А что такое дух?" Наступило молчание - неловкое, потому что никакого ответа не последовало. Ну, англичане мастера выходить из неловких положений, и мой вопрос был благополучно обойдён и забыт на оставшееся время симпозиума. Лишь после него я вдруг получил письмо от одной участницы, которая хотела обсудить со мной этот волновавший её вопрос (на симпозиуме она не решилась сделать это даже приватно). Мы жили недалеко друг от друга, и я предложил встретиться. Но до встречи и до выяснения вопроса о духе так и не дошло - после непродолжительного письменного контакта она исчезла так же неожиданно, как и появилась.

Теуш употребляет слово "духовный" в смысле духовной науки Рудольфа Штайнера, антропософии, некоторые положения которой послужили основой для его работы. Это слово наполнено для него, как и для любого антропософа, конкретным и реальным содержанием, без которого его книга лишается смысла. Поэтому в ней он говорит и о Штайнере, и о его духовной науке, и о духе. Но Теуш был ограничен рамками и тематикой своего основного повествования, и его кратких сведений об антропософии, боюсь, может оказаться недостаточно для неподготовленного читателя. Правда, сделать его полностью "подготовленным" может лишь длительное углублённое изучение, приводящее к необходимым знаниям и пониманию. Такого, разумеется, нельзя требовать от не знакомого с антропософией читателя, который открыл книгу Теуша с совершенно другой целью. Ему можно лишь дать совет: прежде чем приниматься за её чтение, постараться получить больше сведений об антропософии и её основателе и из других доступных ему источников. Рискуя оказаться нескромным, я могу указать на один легко доступный источник - на свою статью "Рудольф Штайнер - жизнь, учение, деятельность".

Ознакомившись с антропософским миропониманием, читатель сможет понять то новое и главное, что Теуш говорит в своей книге и ради чего, собственно, и стоит её читать. Не предвосхищая читательского прочтения книги, а тем более её оценок, и, конечно же, не навязывая своих, я лишь укажу, в самых общих чертах, на те основные положения, которые составляют фундамент книги. Теуш, прежде всего, рассматривает историю еврейского народа с внутренней, духовной точки зрения, где внешние события являются лишь выражением и проявлением недоступного для обычного восприятия духовного процесса развития. Далее, он рассматривает эти отдельные события и явления не сами по себе, а в контексте этого всеобъемлющего эволюционного процесса, начавшегося в далёком прошлом, продолжающегося сегодня и устремляющегося в отдалённое будущее. И, наконец, оценки, которые он даёт событиям и явлениям, не основаны на эмоциях или идеологии, но вытекают из его понимания духовно-исторической судьбы еврейского народа.

А сама эта судьба, озабоченность ею, явилась для Теуша побудительным мотивом к написанию книги и составляет её основное содержание и смысл. Если читатель не увидит этого, он может не найти в книге ничего, кроме некоторых известных и бесспорных фактов и субъективных и спорных оценок. Они тоже, разумеется, могут послужить пищей для размышлений, но только не в том направлении, в каком ведёт своё повествование автор.

Вот этим мне хотелось предварить путешествие читателя в неизведанную и таинственную страну, чем всегда является новая книга. Надеюсь, он благополучно завершит его, обогащённый новыми впечатлениями и плодами собственных раздумий. Тогда мы и встретимся с ним ещё раз. Мне остаётся лишь поблагодарить организаторов сайта "Библиотека духовной науки" за размещение в ней книги В.Л. Теуша и за предоставленную мне возможность снабдить её необходимыми пояснениями - за возможность выполнить свой долг и перед автором, и перед читателями.

Илья Зильберберг







 


Ты избрал нас из всех народов,
Ты возлюбил и приблизил нас.
Ты возвысил нас над всеми племенами
И освятил нас своими заповедями.
Ты привлек нас, Владыка, к служению Тебе
          И именем Твоим
          Святым и Великим
          Ты нас назвал.

                                   Еврейская молитва



"Еврейский вопрос есть вопрос христианский".

"Проходя через всю историю человечества с самого ее начала и до наших дней (чего нельзя сказать ни об одной другой нации), еврейство представляет собой как бы ось всемирной истории".

                                  Владимир Соловьев



1. О духовном познании

Внешняя история еврейского народа началась около 4000 лет тому назад.

Внутренняя же (духовная) история его началась гораздо раньше - за десятки или сотни тысяч лет до его исторического возникновения как нации.

Сразу же возникает вопрос: из каких источников можно добывать сведения о ранних, доисторических эпохах существования еврейского народа?

И ещё один вопрос: откуда можно вообще черпать сведения о внутренних, духовных событиях в жизни этого народа, именно о тех событиях, которые, собственно, определили его миссию и судьбу во все времена?

Такие вопросы относятся, вообще говоря, к истории всех народов.

Ведь только для последних 3-4 тысяч лет мы располагаем некоторой исторической материальной документацией, как правило, тенденциозной (особенно - пресловутые древние надписи всяческих царей), при помощи которой можно ещё проследить события внешней истории, а внутренней - очень редко.

Наше гордое земное человечество, имеющее за плечами миллионы лет бытия, но знающее свое прошлое всего за несколько тысяч лет, и то с грехом пополам, - это было бы воистину малопочтенное безродное племя, если бы положение было на самом деле таково. Но дело обстоит не так.

В отличие от материалистического мировоззрения, Духовная Наука, или Антропософия, развившаяся в Европе в XX столетии, благодаря новым христианским откровениям Рудольфа Штейнера, выяснила, что материя есть только подчинённая часть нашего космоса, духовного по существу и по действующим в нем силам, в том числе историческим. Таким образом, история нашего космоса есть прежде всего история Духовного Мира, и познание её относится к Духовной Науке.

Духовный мир вообще состоит из многочисленных царств как материальной, так и нематериальной природы, в том числе из смертных живых земных существ (людей, животных, растений), а также из многочисленных нематериальных, т.е. бестелесных и физически невидимых существ, начиная от некоторых существ рангом ниже человека и кончая высокими Божественно-Духовными иерархиями, включая Богов старых времён (например, греческих), Господина мира - Христа, а также ряд других существ, например, противодействующих человеку (Ариман, Азуры и др.).

Все события не только земного, человеческого, но и всего космического прошлого, оставляют в духовном мире свои нематериальные следы, как бы отпечатки, в виде образов, которые могут быть расшифрованы и прочтены людьми, обладающими специальными духовными органами, способностями и подготовкой. Эта невидимая духовная запись прошлого называется восточным термином "Хроника Акаши". Это - непреходящая, вечная летопись вселенной, Земли и человечества.

"Читать" эту хронику могут только ясновидящие и посвященные.

Ясновидящий - это человек, имеющий на самом деле внутренние, хотя физически и невидимые, духовные органы, при помощи которых он воспринимает в духовном мире явления, не воспринимаемые физическими органами чувств, т.е. сверхчувственные явления. Он "видит" и "слышит" эти явления, что соответствует "ясновидению" и "яснослышанию".

Посвященные - это люди более высокого ранга, чем простые ясновидящие. Они не только воспринимают явления сверхчувственного мира, они ориентируются в них, видят и познают их связи и законы, например, - читают Хронику Акаши. Они относятся к простым ясновидящим , как образованные наблюдатели и исследователи физически-чувственного мира относятся к простым бездумным созерцателям этого мира, например, к детям, которые способны усваивать только то, что физически воспринимается глазами.

Ясновидящие же вообще относятся к нам, обычным людям, не обладающим их даром, приблизительно так, как относятся нормальные люди, обладающие цветным зрением, к людям, не воспринимающим цветов, а видящим только контуры или черно-белые изображения вещей, т.е. крайним дальтоникам. Действительно, ясновидящим открывается сияющая внутренними красками картина окружающего духовного мира и духовных существ, скрытых за физическими существами и явлениями. Они, например, могут видеть вокруг человека его световую многокрасочную ауру (свет, свечение), которую старинные художники-иконописцы изображали условно в виде светлого кружка вокруг головы святого. Слово "аура" древнеперсидского и древнееврейского ("ор") происхождения. Цвета и яркость ауры каждого человека точно отражают в сверхчувственном мире его духовный облик.

По-видимому, М.Ю. Лермонтов обладал даром ясновидения в форме прозрения будущего (см. его юношеское стихотворение, условно названное "Предсказание", и стихотворение "Сон", в котором подробно предсказана его смерть), а также даром яснослышания, что видно из его стихотворения "Есть речи...". Подобными способностями обладали еще некоторые русские писатели прошлого. Другой славный русский писатель нашей эпохи, М.М. Пришвин, в автобиографическом романе "Кащеева цепь" рассказывает о внезапно появившейся у его героя Алпатова (т.е. у самого Пришвина) способности ясновидения после года одиночного заключения (Пришвин сидел в тюрьме в 1897-1899 гг.), очевидно, в результате перенесенных в тюрьме страданий. Советский цензор, пропустивший этот "еретический" текст в печать, либо ничего не понял в нем, либо принял его за поэтическую выдумку. Исторически известен шведский учёный Э. Сведенборг (1688-1772 гг.), обладавший большой силой дальновидения.

Но помимо этих отдельных случаев непосредственного ясновидения, люди в наше время могут широко созерцать духовный мир, например, в его наиболее доступной теперь форме - в форме искусства и для многих особенно отчётливо - в виде музыки.

В самом деле, искусство - это одна из областей духовного мира, или, точнее, - одна специфическая область деятельности человека в духовном мире, резко отграниченная от других, как будто близких областей его деятельности, например, интеллектуальной (скажем, естественнонаучной). Специфичность искусства видна на многочисленных примерах весьма распространенной теперь духовной немощи особого вида, называемой "непониманием искусства", у людей, обладающих нормальным и даже большим умственным развитием, например, у крупных ученых, философов и даже у художественных критиков и искусствоведов. Особенно часто это явление ("непонимания") относится к музыкальным произведениям, наиболее отдалённым от интеллектуальности, от сюжетности и другой "зримости", за которую, как, например, в картинах и скульптурах, цепляется внимание зрителя-интеллектуала в стремлении найти в них хоть какое-нибудь рассудочно видимое "содержание", которое можно было бы, наконец, описать словами и "понять". Музыкальные же произведения нельзя даже по видимости пересказать в словах и логических понятиях.

Произведения искусства - это духовные существа, образующие некую область духовного мира. То обстоятельство, что они являются созданиями человека, не умаляет их реальности, а только указывает на высокую миссию человека. В форме таких великих памятников искусства, как книги еврейских пророков или музыкальные творения Баха, Шопена, Скрябина, Высокие существа обитают в духовной атмосфере вокруг нас, облагораживают ее и помогают нам. Памятники изобразительных и пластических искусств, как, например, афинский Парфенон, знаменитые картины "Тайная вечеря" Леонардо, "Сикстинская мадонна" Рафаэля и многие другие, существовали вначале в физических формах, которые уже погибли или погибают, но в качестве духовных существ они продолжают жить в сверхчувственном духовном мире, как бессмертные ангелы.

Посвященные, о которых я уже говорил, свободно общающиеся с духовным миром через собственную душу, видят с той или иной ясностью прошлое и будущее. К ним относятся, например, еврейские пророки, великие греческие духовные вожди и философы: Орфей, Пифагор, Гераклит, Платон, многие "святые отцы" христианской Церкви и другие духовные учители и вожди человечества, инспираторы духовных движений, как открытые, всем известные, так и скрытые. К ним, в известной мере, относится в близкую к нам эпоху великий Гете - всемирно известный как поэт и ученый, но мало кому известный как посвященный. Кстати, его творения, содержащие целые кладези высокой мудрости, открытой и сокрытой ("оккультной" - тайной), остаются в основном нерасшифрованными для широких кругов читателей.

В наше время новым обстоятельством является то, что сведения, полученные посвященными оккультными способами из духовного мира, например, из чтения Хроники Акаши, могут быть сообщаемы простым людям, неясновидящим, поняты и усвоены ими к великой пользе для себя и человечества. Это стало впервые возможным благодаря развитию в нашу эпоху естественнонаучного логического мышления и привело к созданию в XX веке так называемой Духовной Науки, не существовавшей раньше. (До нашего времени считалось общепризнанной истиной, что сами понятия духовности и научности несовместимы). Изложенные здесь духовно-исторические сведения о нашем народе основаны главным образом на данных Духовной Науки.

Судьба еврейского народа связана с самыми глубокими процессами эволюции Земли и человечества. Выше приведены слова замечательного русского мудреца Владимира Соловьева о еврействе как "оси всемирной истории".

Отсюда ясно, что даже самый краткий, хотя бы схематический, обзор истории еврейского народа невозможен без хотя бы столь же краткого очерка эволюции Земли и человечества. И, наоборот, без истории евреев невозможно понять до конца историю человечества.

Эта книга, основанная на духовно-научном мировоззрении, может представить значительные трудности для очень многих читателей, не знакомых с основами духовной науки. Настоящая же, вводная, глава может оказаться недостаточно доступной для освоения нужных сведений из этой науки.

Поэтому для некоторых читателей может оказаться целесообразным ограничиться вначале лишь предварительным, беглым знакомством с вводной главой. В некоторых же случаях даже целесообразнее начать первое чтение со второго тома, включающего современную, более знакомую, эпоху и меньше сведений по древней истории.


2. Ритмическое начало в эволюции космоса

Эволюция нашего космоса происходит не в виде однородного сплошного и непрерывного движения, а в виде ритмических импульсов, периодов, эпох и т.п. разной длительности - от миллионов лет (например, периоды жизни космических тел) до секунд (например, периоды дыхания и сокращений сердца животных и человека). При этом все мировые живые существа - от нашей планеты до мельчайших растений и животных - проходят свое развитие путем последовательного прогрессивного ряда перевоплощений. И нет ни одного существа, которое, однажды возникнув из ничего, прожило бы одну сплошную, непрерывную жизнь и однажды исчезло бы в ничто навсегда.

Возьмем дерево. Умирая, оно оставляет после себя семя, в котором оно сохраняется, но не в физическом, а в сверхчувственном виде, со всеми его бесчисленными листьями, сосудами и т.д. - так, что никаким физическим и естественнонаучным методом мы никогда его не обнаружим там. Только ясновидящий может видеть в семени как бы свечение живого дерева. Затем из семени снова физически воскресает дерево, подобное первому.

Примерно так же происходит периодизация жизни животного мира. При этом в процессе чередования жизни и смерти у животных и тем более у растений остается пребывающим, скажем, бессмертным, не индивидуум, т.е. не данный волк или дуб, а данный род или вид существа, например, волков или дубов, обладающий некоей родовой или видовой - вообще групповой душой, или групповым "Я", куда уходит духовный субстрат каждой особи после ее физической смерти. В родовой душе как бы хранятся форма и все особенности данного вида живых особей, и оттуда они "поступают" для воспроизведения этих особей. Именно родовая, видовая душа является носительницей всех способностей данного вида к развитию, приспособлению, борьбе за существование, метаморфозе, носительницей инстинктов, которые каждая особь получает готовыми при рождении. Происхождение, гибель или метаморфоза вида, вся его судьба - это предопределяется в духовной сфере видовых душ.

Отдельное животное может также претендовать на признание за ним индивидуальности, не зависимой от групповой души, как отдельный палец человека - на существование, не зависимое от всего тела человека.

Весьма интересны наблюдения над сложными функциями групповой души животных, особенно у так называемых "общественных" насекомых - пчел, муравьев, термитов. Сложные постройки, которые возводят эти мелкие "безмозглые" существа, и сложный социальный порядок, который они организуют и поддерживают в своих сообществах, свидетельствуют о высокой мудрости их групповых душ, весьма древних по возрасту. Реальность же групповой души этих насекомых (которой всё еще не перестают по-детски удивляться ученые биологи) убедительно видна из того, что и физиологические функции отдельного насекомого (питание, размножение и т.д.) непосредственно связаны с функциями всего сообщества как единого организма. И, наконец, одиночное, изолированное насекомое быстро погибает.

Представление о групповых душах, или групповых "Я", необходимо иметь для понимания эволюции человеческого рода, состоявшего в древнейшие эпохи также из отдельных родов с групповыми душами, которые лишь постепенно разбивались на индивидуальные души ("Я").

Теперь у человека вообще биологические, видовые закономерности играют незначительную (относительно) роль, и не они определяют его судьбу. Вспомним, что человек рождается беспомощным, не вооруженным инстинктами как опорой существования, и лишь затем, в течение многих лет, он выращивается семьёй и обществом сознательно в полноценную личность. Человек имеет свою собственную индивидуальную бессмертную душу, точнее - внутреннее духовное ядро души - свое индивидуальное "Я". В этом отношении каждый отдельный человек эквивалентен целому роду или виду животных и растений.

Человеческое "Я" как центральное, внутреннее, интимное духовное существо человека как бы облечено в три оболочки или "тела", именуемые в духовной науке так:

1. Астральное тело - упрощенно говоря, "душа" человека. Это та часть человеческого существа, которая содержит в себе чувства (приятные и неприятные) и желания. Астральное тело имеют и животные.

2. Эфирное или жизненное тело, где сосредоточены биологические, так сказать, растительные силы человеческого организма, - носитель его жизненных сил. Эфирным телом обладают и растения.

3. Физическое тело, присущее всем царствам природы.

Когда человек умирает, его "Я" сбрасывает (не мгновенно!) все три оболочки: физическое тело полностью растворяется в окружающем физическом мире на наших глазах, эфирное же и астральное тела не полностью растворяются в соответствующих космических духовных субстанциях, а сохраняют некоторые экстракты как итоги данной земной жизни человека, которые он берёт с собой в следующее воплощение.

Что касается "Я", то оно, как бессмертное семя человека, уходит после его смерти в высочайшие духовные миры, где при помощи божественно-духовных руководителей как бы подводит итоги предыдущей жизни и готовится, набирается сил, получает задачи для следующей жизни и затем постепенно снова опускается на Землю и снова физически рождается в трех оболочках.

Отсюда, между прочим, с необходимостью следует весьма важный вывод:

Человек наследует от родителей и народа свое физическое тело и частично основы всех своих оболочек, но не свое "Я", не свою индивидуальность, т.е. не свое духовное ядро, включающее его миссию и судьбу, носителем которых и является его собственное, древнерожденное "Я".

В разных воплощениях один и тот же человек рождается, вообще говоря, в разных народах и расах и разного пола. Отсюда прямо следует бессмысленность расизма, расового чванства и ненависти.

Таким образом, развитие каждой человеческой индивидуальности идёт не в виде непрерывного, однородного движения, подобно движению (механическому) тела в пространстве, а в отчетливом ритме, через периодические короткие воплощения и длинные развоплощения (промежутки жизни между смертью и новым рождением зависят от состояния индивидуальности; они могут быть порядка тысячи лет, больше и меньше).

На эти большие периоды ("длинноволновые колебания") человеческой жизни накладываются подобные им малые ("коротковолновые колебания"): суточные чередования сна и бодрствования.

В самом деле, сон подобен смерти. На время сна "Я" человека и его астральное тело покидают физическое и эфирное тела и удаляются в высокие духовные космические сферы (аналогично тому, как это делает "Я" после смерти), и оттуда они черпают те силы, которые, как мы видим, освежают человека во время сна.

Через длинный ряд перевоплощений каждый человек развивается к некоторому предельному высокому божественно-духовному состоянию. Есть люди, закончившие уже, так сказать, "полный курс" перевоплощений. Таков Будда, последнее воплощение которого, известное всем под именем Гаутамы Будды, сына царя Суддходаны, имело место около 600 лет до Христа, после чего он перешел в духовный мир, где продолжает невидимо помогать человечеству и где продолжает развиваться.

Возьмем теперь эволюцию нашей планеты в целом. Она (вместе со всей солнечной системой) также проходит через последовательный ряд перевоплощений и изменений, на которых мы здесь не будем останавливаться. В начале каждого нового воплощения планета как бы в сокращенном виде повторяет в новых условиях пройденные, "отработанные" ею ранее формы и состояния, аналогично тому, как, согласно биогенетическому закону Геккеля, каждая биологическая особь в начальном, утробном периоде развития повторяет в сокращенном виде формы, через которые прошли ее отдаленные предки.


3. Эволюция, направленная сверху вниз

В первые эпохи Земли, когда она проходила как бы краткое повторение предыдущих планетных воплощений, и она и человек были еще так тонки, что были бы недоступны восприятию органами чувств современного человека. Только в дальнейшем появились более плотные состояния вещества.

При этом человек появился не в конце и не в результате эволюции материи, а в самом начале эволюции космоса. Он был создан высочайшими божественно-духовными существами из самих себя и именно как существо целиком духовное (но не сознательное!). Это первоначальное пребывание человека как духовного существа в лоне божественно-духовного мира - изображает наша Библия символически в виде первобытной жизни Адама и Евы в "Раю".

Именно к этой стадии эволюции относится первая глава Библии (книги "Бытия"), содержащая повествование о сотворении мира и представляющая собой подлинную картину событий тех времен, но изложенную не в естественнонаучном стиле, которого в библейские времена не существовало, а в образной и символической форме, которую хорошо понимали посвященные читатели или слушатели три тысячи лет тому назад, когда это писалось.

Кстати, примерно в то же время и в том же духе сообщалось о тех же событиях в мироздании и посвященными других древних народов и культур - персидской, вавилонской, греческой и др.

Следующее важнейшее событие, решающее для всего направления эволюции человека, происшедшее перед самым включением в человека его "Я", описано в Библии как "изгнание из рая", а по христианской терминологии - "грехопадение" или "первородный грех". Оно заключается в следующем:

Вначале человек, как духовное существо, пребывающее в духовном мире, воспринимал другие духовные существа вокруг себя. Но у него не было своего внутреннего мира, строго отделённого от внешнего. У него не было собственного мышления и органа мышления; он мог только воспринимать притекающие извне мысли богов. Не было свободы, а следовательно, и нравственности, не было зла и греха, а следовательно, и добра. Эту фазу развития, вероятно, проходят в настоящее время наши дети в начальном возрасте или, может быть, даже в утробном состоянии. Человек представлял собой пассивное, несвободное, хотя и духовное существо, полностью руководимое божественными силами и существами.

Между тем человеку, в соответствии с предназначением человеческого рода, предстояло спуститься в материальность, т.е. уплотниться и, в частности, выработать у себя физический орган мышления - мозг. Человек начинает освобождаться от групповой души, группового "Я", и становится индивидуальностью.

И человеку, каждому отдельному человеку, предстояло постепенно усвоить способность познания, в частности познания добра и зла, т.е. нравственности, познания окружающего мира, материального и духовного, и таким образом - начать выходить из того младенческого, "райского" состояния в недрах духовного мира, в котором он состоял изначала под руководством полностью опекавших его божественно-духовных существ, и постепенно обретать личную свободу.

Таков великий закон о связи познания и свободы, записанный словами Христа в Евангелии:

"И познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоанн, 8:32).

До вчленения в человека его "Я" (так что последнее оказалось, так сказать, перед свершившимся фактом) человеку было привито изначальное, неодолимое влечение к материальности, прочь от духовности, и одновременно тяга к познанию, к свободе со всеми связанными с этим противоречиями. И с самого начала человеческое "Я" должно было развиваться уже только через погружение в материальность. С тех пор направление развития человека стало поддерживаться не исключительно внешними, принудительными духовными силами, как это имеет место у животных и растений, а во все большей степени его внутренними влечениями, страстью. Закончилась чисто божественная история человеческого рода и Земли и началась история людей. Это великое событие, заключавшееся в том, что человек был соблазнен раз навсегда на путь познания, свободы и материализации, и описано в Библии в виде "искушения" Евы и Адама плодом от "древа познания" добра и зла, их соблазна и изгнания из рая. Библейский "хитроумный змий", соблазнивший Еву и Адама вкусить "запретный" плод познания, есть как бы особое духовное существо, сопровождающее с тех пор род человеческий как источник свободы, индивидуального сознания, познания и творчества, например, художественного, и в то же время - уклонения от духовных, чистых устремлений в сторону сугубо личных, человеческих, как бы противопоставления себя богам. В современной духовной науке его называют Люцифером. Позднее к человеку было "приставлено" ещё одно существо, которое еще теснее привязало его к материальности, телесному эгоизму и наслаждению, - это Ариман, или Мефистофель. Его задачей было заслонить, всё больше закрыть от человеческого духовного взора и сознания его колыбель - духовный мир, и развивать материалистический, бездуховный строй человеческого сознания. Это было закономерное направление человеческой эволюции.

Ариман "добросовестно" довел часть человечества до страшного суеверия - полного отрицания существования духовного мира. Однако, без Люцифера и Аримана люди оставались бы "бесплотными духами", и миссия человечества не была бы выполнена.

Но человечеству, при его отправлении в длинную дорогу эволюции, в темные низины материальности, прочь от духа, была дана миссия, являющаяся смыслом существования человеческого рода: познав внешний мир и достигнув духовной свободы, вернуться затем в духовный мир, вверх, на свою прародину в высоком божественном ранге. При этом человечеству была вручена особая постоянная связь с духовной родиной, некая Ариаднина нить, которая могла бы всегда поддерживать его общение с духовным миром для сохранения его внутренней ориентации. Это - искусство, дочь небес, связь духа и материи, божественная способность творить духовное, выявлять духовное через внешнюю форму, а это значит - творить красоту. Таково высокое назначение искусства.

Итак, в течение прошлой космической эволюции человек вместе со всем мирозданием неизменно спускался вниз, в материальность, в "грех", влекомый туда засевшей в его душе неодолимой силой, "соблазном". Но с некоторых пор ему дано знать об этом и, следовательно, совершать это движение всё более свободно, с участием своего "Я", на благо человеческого рода.

"Бешеное" развитие в нашу эпоху естественных наук, в частности физики, показывает, что внедрение человека в материальный мир необычайно ускорилось и углубилось. Человек уже "пролез" между элементарными частицами - электронами, фотонами, квантами, вирусами и т.д., как будто до самого "дна" микромира материи.

Ясновидение древнего типа осталось, в виде пережитка, уделом лишь очень немногих людей, преимущественно (но не исключительно!) мало продвинутых интеллектуально.

Зато ценой закрытия духовного мира, вплоть до временного торжества материалистического мировоззрения (т.е. полного отрицания духовности), человек получил личность, внутреннюю свободу, логическое, научное мышление, развитие "Я". И в будущем ему предстоит снова завоевание ясновидения, но уже сознательного. Это не пустая фантазия. Это будущее уже началось, и первые его посвященные уже прошли перед глазами европейского учёного человечества во плоти и крови в XX веке.


Картина постепенного нисхождения человека из духовного мира "вниз", в материю, несомненно покажется многим странной. Ведь почти все умы завоевало простейшее до банальности представление о том, что раньше был "первобытный", примитивный мир, в том числе примитивный человек, потом всё усовершенствовалось само собой вплоть до современной культуры. А в самые "первые" времена были одни блуждающие одиночки-молекулы, которые, сталкиваясь и соединяясь друг с другом по законам теории вероятностей (неизвестно зачем), случайно (!) скомбинировали и нашу природу, и человека, и мышление, всё выше и выше...

Я не буду опровергать здесь это мировоззрение. Ни одно мировоззрение невозможно опровергнуть, ибо оно признаёт только основные предпосылки и аксиомы, провозглашенные им самим.

Это мировоззрение приписывает возникновение человеческих качеств, в том числе и духовных сокровищ, одному фактору - наследственности. Но тогда выходит, что высокие культурные качества (интеллект, мышление и т.д.) должны были принадлежать далеким первобытным предкам человека и от него унаследованы современным человечеством!

Такой взгляд может быть реален в применении к животным и полезен в деле разведения их и привития им определенных качеств, но неприменим к людям, у которых, правда, тоже передаются по наследству всяческие физические и даже душевные (психические) способности, но не их центральное духовное ядро - индивидуальность, бессмертное "Я", носитель главных духовных характеристик человека, а также его личной судьбы ("кармы"), действующих и развивающихся от воплощения к воплощению. Так, например, великий Пушкин явно не унаследовал своей художественной гениальности от своих весьма заурядных родителей.

Но механистическое мировоззрение смешивает уровень материальной и умственной культуры, науки и техники, который действительно неизменно возрастал в течение многих тысячелетий, с уровнем духовного состояния и зрения человека, который столь же неизменно понижался. Вот факты. Возьмем главную (наряду с религией) духовную сферу нашего времени - искусство. Несмотря на грандиозный уровень науки и техники нашего электронного времени и на "первобытный" уровень техники три тысячи лет тому назад, когда еще и путного колеса не умели сделать, художественное наследие того времени - еврейская Библия, греческие поэмы, статуи, драмы, индийский эпос (авторы которых не все знали современную арифметику!) - относится по своему художественному уровню к искусству нашего времени, как наши космические корабли к египетским колесницам.

Но незачем углубляться в такое далекое прошлое. Возьмем гениального композитора недавней эпохи, жившего еще в XIX веке, - Бетховена. В естественнонаучном отношении это был вполне "архаический" человек. Ему удалось в детстве получить только низшее образование, и о нем писали, что он "так и не одолел тайны умножения", т.е. не знал арифметики. То же самое мы можем узнать почти о всех великих и высоких художниках недавних веков. Зато именно в наше "передовое" время, а не в "примитивной" древности возникло так называемое "искусство" - джаз.


4. Поворот эволюции. Христос. Миссия еврейского народа

Итак, пройдена половина всего космического пути нашего развития.

Следующая половина эволюции должна состоять в обратном движении человека вверх, в духовный мир. Но не к прежнему бессознательному, безличному, "райскому" состоянию вернется человек в духовный мир. Он будет его воспринимать новыми духовными органами, которые выработаются у него, и, как говорят, "с ясным дневным сознанием", с каким он мыслит теперь и с каким он воспринимает теперь своими физическими глазами, ушами и мозгом окружающий материальный мир. Но человек не только будет воспринимать все высокие сферы духовного мира, он будет в них господствовать. Ибо человек, над развитием и ростом которого работают всё время все существа духовного мира, все его иерархии, как над своим идеалом, станет сам существом новой высокой божественно-духовной иерархии и принесет с собой в духовный "ангельский" мир новые силы - и одухотворенную и облагороженную материю, и человеческую страсть, теплоту и любовь.

Это властное внедрение человека своим трудом и собственной, человеческой волей в материю становится особенно ясным, исторически зримым для нас, начиная с древнеперсидской (доисторической) культурной эпохи (около 5000-3000 лет до Христа), представленной персами, мидянами, бактрийцами и другими, так называемыми арийскими, народами. Они были первые, настолько отделившиеся от изначального духовного мира, что ощущали уже окружающий их материальный мир и природу как поле, которое они должны вспахать и обработать своим, человеческим трудом, преобразовать своим трудом и разумом и снова одухотворить всю природу, которая деградировала вместе с человеком, и вернуть ее в лоно Божества.

Таким образом, именно в древнеперсидскую эпоху человечество отчетливо восприняло на будущие времена тот великий импульс трудового и научного овладения природой и преобразования ее и себя, под знаком которого развивается человеческая культура вплоть до нашего времени.

Духовным руководителем той эпохи был величайший из когда-либо работавших над человеческой эволюцией вождей Заратустра или Зороастр ("Золотая звезда"). Согласно древнегреческим источникам, он жил за 5000 лет до Троянской войны, т.е. более чем за 6000 лет дохристианской эры. Он известен официальной истории только как мифическое лицо, по преданиям, и не имеет ничего общего с человеком, который под этим именем известен истории и жил во времена персидского царя Дария (за 5 веков до Христа).

Людям, уже не обладавшим древним ясновидением, во время их великого пути погружения в материальный мир великий Зороастр дал новые надежды, новые духовные перспективы и открыл им путь возвращения с победой в духовный мир. Для этого он привел их к познанию высочайшего космического духовного существа, названного им Аура-Маздао, Большой Свет (впоследствии: Ормузд). Он указал, что настанет время, когда этот великий солнечный Дух спустится на Землю и соединится с ней, чтобы принять участие в человеческой эволюции и продолжать воздействовать на нее в будущем.

Так раскрыл Зороастр своим людям существование того, кто впоследствии должен был прийти на Землю под именем Христа.

Еще раньше древнеиндийские посвященные люди знали о Нем и называли Его Ви́шва-Ка́рман, позже - евреи назвали Машиах, а греки - Христос. Древние посвященные ощущали Его связь с солнцем - духовным и физическим. Они учили, что солнечный свет - это физическое облачение, проявление Христа.

Одновременно Зороастр указал людям на злую силу, заключенную в материи, - Аримана (Ангра-Майню). Ариман своим влиянием губительно действует на человеческую душевную жизнь, если последняя отдается его влиянию односторонне, т.е. без опоры на Ормузда.

Путь Ормузда - это восходящий путь одухотворения павшей природы. Если же человек предоставит природу самой себе, она одичает, что губительно отзовется на самом человеке. И это будет, согласно Зороастру, делом Аримана.

Мы не можем здесь подробнее останавливаться на сущности Аримана (он же Мефистофель). Но нужно знать, что без некоторого знакомства с сущностью Аримана, как и Люцифера, невозможно ничего понять в духовной эволюции человечества, ибо эти два существа как бы "формируют" все сюжеты человеческой истории, постоянно сопутствуя Христу.

Учение Зороастра впоследствии было записано в священной книге Авеста, оказавшей большое влияние и на формирование еврейской, а следовательно, и христианской религии и мировоззрения. В частности, в Талмуде встречаются имена Ормузда и Аримана. А древний еврейский храмовый библейский культ и выросший из него христианский церковный культ оба являются, собственно, детищами древнейшего ормуздианского культа.

Мало того, Зороастр явился как бы непосредственным основателем египетской и еврейской религий и духовной культуры, ибо он передал части своей собственной духовной индивидуальности основателям этих культур - Гермесу и Моисею, являющимся перевоплощениями двух учеников самого Зороастра.

Наконец, сам Зороастр впоследствии перевоплотился в еврейского младенца Иисуса из Назарета, который был предназначен для принятия в себя существа Христа.

Как видите, Зороастр - это одна из самых высоких человеческих индивидуальностей в истории. Его могучий импульс сопровождал человечество на протяжении следующих культурных эпох в течение около 6000 лет, когда происходила подготовка к пришествию Христа на Землю.

Итак, мы подошли к моменту исторического появления еврейского народа. Он возник в эпоху, следующую за древнеперсидской, - в эпоху египетско-халдейской мировой культуры, из недр которой вышли первые еврейские вожди, патриархи и учители, в том числе Моисей.


Предыдущий обзор, при всей его ужасающей краткости и схематичности, дает нам всё же теперь возможность сформулировать, хотя и очень односторонне и упрощенно, направление человеческой эволюции и значение в ней Христа.

Вы уже знаете, что по плану, предначертанному некими высочайшими божественными иерархиями, человечеству в начале эволюции Земли дан был импульс на нисхождение в материю, "вниз", в процессе которого человек должен был приобрести физическое тело, а также способность мышления, свободу и индивидуальность ("Я").

Завершив нисхождение, обогащенный человек должен, по тому же плану, вернуться в духовный мир и составить там новую божественную иерархию - человеческую. Тем самым наша планета выполнит свое предназначение.

Так вот, Христос есть то высокое божественно-духовное существо, которое должно было однажды дать всему человечеству "поворотный" импульс к движению вверх, в духовный мир, и затем вести его по этому пути до конца.

Момент для этого импульса был точно предопределен. И точность эта имеет вот какое значение. Вы видели, что на протяжении многих эпох и планетных состояний человек (вместе со всеми обитателями Земли и природой) непрерывно уплотнялся материально. Если бы этот процесс не был остановлен в определенный момент явлением Христа и направлен обратно, в сторону одухотворения, то человек продолжал бы уплотняться, вплоть до некоторого окаменения, мумификации, которое, по-видимому, было бы необратимым, духовно гибельным процессом.

Отсюда можно уже хотя бы смутно понять, почему Христа называют Спасителем.

Далее. Мы знаем, что человек удаляется от духовного мира под воздействием "змия" - Люцифера. Причем нисхождение человека вниз началось еще до появления у него "Я" (об этом было сказано выше) и проводилось как бы вынужденно, не свободно, по наклонной плоскости, при помощи привитых человеку указанными духовными существами влечений вниз. Восхождение же вверх должно было явиться делом свободной воли, свободного решения каждого человека в отдельности, делом его индивидуальности, его "Я".

Поэтому человечеству должен был быть сообщен глубокий внутренний импульс, который каждый человек мог бы свободно принять внутрь своего "Я" как свое личное стремление к совершенствованию. Таков был импульс Христа. Формально это выглядит противоречиво: существо Христа провозглашает призыв ко всем самостоятельным, единичным людям как бы извне, и вместе с тем каждый человек должен услышать этот призыв изнутри себя, из своего личного, "собственного" "Я". Да, это так. Дело в том, что Христос и есть то существо, в котором покоятся все свободные человеческие "Я" - именно зрелые, свободные, индивидуальные, различные "Я". Понять это - очень важно, хотя и нелегко. Связь с Христом, свободная самоотдача ему - это не потеря личности, а безмерное обогащение ее и всего человеческого достоинства.

Не поняв этого, мы не поймем ни нашей судьбы, ни исторических процессов, совершающихся в настоящее время в еврейском народе в целом, ни духовного процесса внутри каждого из нас, скажем, советских евреев.

Для того же, чтобы дать человечеству такой импульс - не внешний, через знамения и проповеди, а интимный, внутри его души, - Христос должен был сам воплотиться в человеческое тело. Ибо таков закон духовного мира: духовные способности, духовный потенциал, привитые одному человеку, сообщаются всему человечеству. Этот закон нелегко понять сразу. Не следует его смешивать с процессом распространения, скажем, научных открытий, на который он внешне похож: например, Ньютон открывает закон всемирного тяготения, который затем становится достоянием всего человечества. Ибо научные идеи передаются через рассудок и логическое мышление, через сознание, книги и т.д. Такие же духовные импульсы, как Христов, передаются не через сферу сознания, а глубже, и лишь потом они охватывают сознание изнутри.

Кроме того, где-то в недрах человечества должна была быть подготовлена одна определённая личность, способная принять в себя такой импульс, в данном случае - самого Христа. Эта личность, по-видимому, должна выделяться из всего человечества, главным образом, не умом, ученостью и тому подобными качествами, а своей мощной духовной природой и также небесной чистотой.

Значение этого факта божественного воплощения можно еще представить так. Воплотившись в человека, явив таким образом глазам человечества подлинного человеко-Бога, Христос тем самым указал всем людям, каждому человеку, высочайший и в то же время явный, осуществимый идеал человеческой эволюции - стать божественным существом.

Так вот, миссия подготовки человеческой личности, которая могла бы принять в себя божественную сущность Христа, была, приблизительно за 2000 лет до Его пришествия, возложена на специально создававшийся для этого народ - на еврейский народ. Вот в чем смысл и тайна существования нашего уникального народа, его уникальной величественной судьбы, возвышений, унижений и ни с чем не сравнимых страданий.

И вот для чего я был вынужден рассказать вам хотя бы поверхностно и схематично все "с самого начала". Теперь должно быть понятно, что без всякого предыдущего обзора космических событий нельзя было дать понятия о существе еврейского народа вообще.


* * *

Со времени первого пришествия Христа в 30-33 годах новой эры прошло более девятнадцати веков. За это время цивилизованное человечество прошло первую, как бы начальную, "детскую" стадию христианства. Еврейский народ, ведомый своей судьбой, отвернулся с самого начала от своего Христа-Машиаха, испил чашу величайших страданий, о которой можно говорить только в благоговейной тишине. Эту стадию его развития мы рассмотрим во втором томе. Здесь, в связи с изложенным выше духовно-научным принципом прямой связи Христа с развитием каждого человеческого "Я", его индивидуальности, мы отметим только, что еврейский народ действительно отстал в развитии своих индивидуальностей и до недавнего времени его внутренняя - душевная и религиозная - жизнь функционировала под водительством старой, неизменной групповой души, предохранявшей народное тело от распада и гибели. Отсюда его отставание в духовном развитии и прежде всего в развитии чисто христианских ветвей духовной жизни, например, искусства.

Ныне древняя еврейская групповая душа перед своим полным угасанием ярко вспыхнула в соблазнительном, чарующем национальном облике, будучи предназначенной для своей последней миссии - собирания воедино еврейского народа, рассеянного по всему миру (киббуц галуйот), для построения в близком будущем своего нового, христианского, дома.

Отсюда такие странности в духовной жизни современных евреев, как их массовый, почти всеобщий атеизм, особенно среди интеллигенции, вырождение, материализация религии - все это как симптомы разложения древней групповой души, - и вместе с тем фанатическое и сентиментальное преклонение перед рудиментами культов древней религии, праздников и т.д., как перед национальными или народными традициями. Нигде, ни у какого передового народа, понятию национальная традиция не придаётся такого трепетного уважения и преклонения, как у современного еврейского народа. "Традиция" как будто заменила в душе еврея Бога, религию, гражданский долг и национальное сознание. Но это, повторяю, только раскрывает перед нами загадку запоздалой живучести и очарования еврейской групповой души до нашей эпохи.



Родоначальником еврейского народа был праотец Авраам, как об этом рассказано в Библии. Он происходил из вавилоно-месопотамской страны Ур Халдейский (Ур-Касдим), близкой к главному очагу древнеегипетской культуры. Жизнеописание Авраама приведено в книге "Бытия". Дата его жизни определяется в настоящее время приблизительно 1800 годом до христ. эры.

Авраам, очевидно, был в то время человеком наиболее передовым по своей организации и задаткам. Именно у него были в наибольшей мере развиты сила мышления и физический орган мышления (мозг), способные охватывать и физически-чувственный мир, и духовные божественные силы, стоящие за этим миром.

Эти качества Аврааму надлежало усилить, развить и размножить путем многократной передачи по физическому, кровному наследству великому народу, который должен был произойти от него.

Согласно Библии, эту миссию открыл Аврааму сам Бог Иегова-Элогим, который неоднократно являлся ему в видениях. Но Бог не просто возложил на Авраама эту миссию своей властью; он заключил с Авраамом договор - Завет об этом. (Это есть так называемый "Ветхий", т.е. старый, Завет.) Это единственный в истории случай договора между Богом и человеком. Это было первой демонстрацией нового подъема человеческой личности вплоть до Божественного достоинства, которое соответственно было заложено в человека с момента его сотворения "по образу и подобию" Божию.

Согласно договору Иегова-Элогим обязался умножить потомков Авраама "как песок морской", сделать их великим избранным народом и дать им во владение Ханаанскую землю (Палестину). "И благословятся тобой все племена земные", - сказал Он.

От Авраама же и еврейского народа Иегова требовал только признавать Его как единого всемогущего Бога, "ходить перед лицом Его непорочным" и, кроме того, выполнять обряд обрезания над каждым младенцем мужского пола на восьмой день от рождения.

Назначение этого обряда заключалось, может быть, в том, чтобы затруднить проникновение иноплеменных, "необрезанных" прозелитов в среду еврейства и тем самым способствовать сохранению чистоты еврейской крови. Но нужно иметь в виду, что обрезание было всегда распространено в древнейшие времена и у многих других народов Азии, Африки (даже Америки), и частично у египтян (что проверено на мумиях), у эфиопов, затем у всех магометан и др., общей численностью в начале XX века - 200 миллионов человек.

По имеющимся сведениям, в наше время обрезание начинает снова распространяться в цивилизованном обществе, так как обнаружены положительные последствия этой операции, удаляющей некоторые болезнетворные очаги из организма.


Необходимо здесь же коротко остановиться на божественных существах (богах), упоминаемых в Библии, и их именах:

Эль, Элога означает бога вообще, в общем, нарицательном смысле (бога истинного, ложного и т.д.).

Элогим - множественная форма от Элога (боги вообще) - особо означает еще мистическую верховную "солнечную" творческую группу божественных существ, руководимую Христом. В Библии слово "Элогим" применяется главным образом для обозначения единого Бога, и ему придаются сказуемые в единственном числе. Так, первая фраза Библии гласит: "Вначале сотворил Элогим небо и землю". И во всей первой главе Бог как творец мира фигурирует под именем Элогим.

В следующих главах появляется имя Иегова, а также двойное: Иегова-Элогим. Кто такой Иегова? (Правильное произношение его имени: Ягве, но я буду придерживаться привычного русского произношения - Иегова). Упрощенно говоря - это объединенный Бог группы Элогим.

Подобно многим "младшим" духовно-божественным существам пантеонов других народов, например, греческого, - Аполлону, Деметре, Афине и др. - Иегова на благо человечества взял на себя определенную ограниченную по месту и времени задачу: водительство еврейского народа на первой ступени его развития, подготовку его к принятию Христа. Иегова - "пестун" еврейского народа.

Подобные божественно-духовные существа, выполнив свою временную задачу в эволюции мира и человека, далее продолжают свою собственную эволюцию и переходят к другим задачам. Может быть, с явлением Христа водитель первой ступени Иегова оставил свое детище - еврейский народ - и отошел от него. А народ этот, по разным причинам, не перешел на высшую ступень, к Христу, и так и застрял на этом переходе без водителя и, действительно, остановился в своем развитии. С тех пор, в течение двух тысяч лет, жалобно и униженно, но впустую, продолжал он взывать к Иегове в своих невыносимых бедствиях. Он молился, бил себя в грудь и жалобно цитировал обещания Иеговы трехтысячелетней давности.

Нужно еще иметь в виду, что существо и деятельность Иеговы не следует рассматривать изолированно от Христа. Многократно, например, в сношениях с Авраамом, в особые моменты деятельности Моисея и т.д., просвечивало непосредственное вмешательство Христа. Отсюда понятно наименование Иегова-Элогим.

Встречается еще имя Божие - Адонай - тоже множественная величальная форма, буквально означающая "мои господа", а по существу - "мой Господин, Владыка", что прекрасно передается по-русски словом "Господь, Господи" и должно относиться только к Христу, за которым так и осталось звание "Господина": по-немецки Герр, по-английски Лорд, по-польски Пан и т.д.

Но авторы, редакторы и переводчики Ветхого Завета ("книжники, масореты" и др.), по-видимому, не все принимали и понимали мистическую иерархию богов (до пришествия Христа!), и поэтому в Библии указанная градация имен не выдерживается точно.

В русском синодальном переводе XIX века имя Иегова переводится Господь, а Иегова-Элогим - Господь Бог.

Согласно Библии, родоначальниками, патриархами еврейского народа были: Авраам, его сын Исаак и его внук Иаков.

У Иакова же было 12 сыновей, от которых произошли 12 "колен Израилевых". Число 12 имеет здесь, конечно, не историческое, а мистическое значение. Так же, как число апостолов Христа, оно, по-видимому, связано и с 12 знаками Зодиака.

О духовном могуществе личности Иакова свидетельствуют мистические эпизоды из его жизни, о которых повествует Библия. В одном из них говорится, что Иакову пришлось наедине бороться с каким-то неземным, божественным существом.

    "И остался Иаков один. И боролся некий муж с ним до восхода зари; и увидев, что не одолевает его (Иакова), коснулся жилы бедра его, и вывихнулся сустав бедра Иакова. И сказал тот: отпусти меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу тебя, пока не благословишь меня.

    И сказал ему: как имя твое?

    Он сказал: Иаков.

    И сказал: не Иаков будет называться отныне имя твое, но Исраэль, потому что ты боролся с Богом и с людьми и одолел... И благословил его там..."

"Исраэль" означает богоборец. Этот эпизод подтверждает еще раз библейское (еврейское и особенно дальнейшее, христианское) представление о человеке как существе богоравном, божественного ранга, принимающем своего Бога не принудительно, извне как сильнейшего, а изнутри, через свое сердце, через свои помыслы, веру и любовь, в которой Бог, кстати говоря, в свою очередь, нуждается. Ведь человек создан "по образу и подобию Божию". Другие древние боги, например, греческие, согласно их мифологии, деспотически господствовали над людьми как более сильные существа над более слабыми.

Для того, чтобы была выполнена миссия еврейского народа, судьба заставила его пройти через Египет, где он должен был воспринять господствовавшую там культуру Гермеса, родившуюся, как мы уже знаем, из великого импульса Зороастра.

И евреи попадают в Египет на очень ранней стадии своего роста, еще при жизни Иакова, когда все племя составляло лишь один род численностью всего в 70 человек. Библия повествует об этом в форме рассказа о приключениях Иосифа, юного сына Иакова, из ревности проданного своими братьями в рабство и ставшего потом правителем Египта и спасителем своих же братьев и всего племени. Этот рассказ, если его рассматривать как произведение искусства, превосходит по своей художественной высоте и непреходящей свежести все аналогичные произведения мировой литературы с древнейших до наших времен. В течение тысячелетий он согревает и возвышает сердца миллиардов детей и взрослых с неослабевающей силой. Такая форма передачи высочайших духовных импульсов не через величавые символические сказания о богах и героях-полубогах, а через простые "семейные" истории-хроники, понятные всем, свойственна исключительно одной еврейской Библии и является одним из великих даров еврейского духа всему человечеству, немало способствовавших его христианизации. Вспомните еще, например, ссору детей Адама - Каина и Авеля (символизирующую, кстати, весьма глубокие конфликты в человеческой эволюции), семейные дела Ноя, Авраама, Лота, идиллическое сватовство Исаака и другие истории на протяжении всей Библии.

Далее Библия рассказывает, что сыны Израилевы прожили в Египте 430 лет, причем "расплодились, размножились и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та", - т.е. превратились в большой народ, способный взять на себя великую миссию.

Египтяне стали притеснять их, угнетать принудительным тяжелым трудом и даже сокращать их численный рост путем истребления младенцев мужского пола. Настало время "исхода" из Египта. И тут еврейскому народу был дан его великий вождь - Моисей (Моше́).

Согласно Библии, Моисею в трехмесячном возрасте не только удалось остаться в живых во время истребления еврейских младенцев, но даже стать приемным сыном фараоновой дочери. Некоторые источники утверждают, что Моисей был родным сыном дочери фараона и египетским жрецом по имени Хозарсиф.

Достоверно главное: Моисей был одной из самых славных индивидуальностей во всемирной истории и одним из ее главных творцов. Он очень быстро, как бы шутя, прошел при храме все ступени египетского посвящения у жрецов Изиды и Озириса. (Для сравнения следует указать, что позднее грек Пифагор проходит то же посвящение в течение 20 лет.) Именно посвящение Моисея имеет в виду Библия, когда рассказывает о плавании младенца-Моисея в корзине по реке. Таков был символический язык посвященных того времени. По-видимому, Моисей получил еще древнеэфиопское посвящение.

И еще одно высшее посвящение получил Моисей на горе Хорив (Хореб) во время чудесного видения горящего и не сгорающего тернового куста ("неопалимая купина"). Это было явление Христа, хотя в Библии собеседником Моисея назван Бог Иегова и Элогим. Здесь Бог прямо сообщил Моисею его миссию: "Иди, Я посылаю тебя к фараону, и выведи народ Мой, сынов Израилевых, из Египта".

Моисей пытается уклониться от этой миссии: "Кто я, чтобы идти мне к фараону и вывести сынов Израилевых из Египта?" Бог ответил: "Я буду с тобой..."

    "И сказал Моисей Богу: вот я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Его имя? Что мне сказать им?

    И сказал Бог Моисею: "Я есмь Я". Так скажешь сынам Израилевым: "Я есмь" послал меня к вам".

Имя Божие дано здесь в мистической непереводимой форме: Eh'je asher eh'je, что можно буквально перевести: "Я есмь, который Я есмь", или "Я буду", или "Я пребываю". (Русская синодальная Библия переводит так: "Я есмь Сущий".) Но так как в Евангелии Христос прямо называет себя "Я есмь" ("Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь" (Иоанн, 8:58), то принимается именно это название. Смысл его очень глубок. Это уже новозаветное имя Христа.

Так получил Моисей уникальную, едва ли не высочайшую в истории миссию для человека: создать из наличного отсталого пастушеского племени - сынов Израиля, хранивших только в памяти Авраамово обетование, великий богородящий и богоносный народ, способный принять в свое лоно Христа. Нужно понять, что Моисею была не только дана задача, подобно другим великим посвященным, - основать новую религию или культуру. Главной его миссией было именно сформировать, создать телесно и духовно новый народ высокого ранга. Это была миссия не только пророка, проповедника, учителя, но и воспитателя, мага, вождя, даже полководца.



Но первым деянием Моисея было составление и дарование человечеству величайшей книги - Сефер Берешит - Книги Начал, первой книги Библии, именуемой теперь по-русски Книгой Бытия, точнее - первых ее глав, посвященных главным образом описанию шести- или семидневного "Акта Творения". В этой книге записана древняя хроника происхождения мироздания, как она была известна многим великим посвященным прошлых веков, в том числе египетским, на родине Моисея. Книга написана в символических, зашифрованных словах и буквах, имеющих и внешний смысл свой и звучание, как скорлупу, и сокровенный смысл, подлежащий передаче далёким, будущим мудрецам.

Вопрос об остальных главах и книгах Библии, в том числе Торе (Пятикнижии) Моисея, оставим здесь пока в стороне.

Вот первая фраза Библии:

"Береши́т бара́ элоги́м эт гашама́им в' эт гаа́рец".

(Буква "г" здесь всюду означает "h".)

Буквальный ее современный перевод:

"Вначале сотворил Бог (Элогим) небо и землю".

Это - детская, физически бессодержательная, тривиальная картина, не имеющая как будто никакого отношения к зашифрованным ею грандиозным космическим картинам рождения нашей планеты.

Так написан и остальной текст. Элементарный сказочный сюжет скрывал под собой великие тайны и служил для них надежным хранилищем, "сейфом" на многие века, сохранившимся благодаря некоей святости, излучавшейся от этой непонятной книги. И только в последние века созревший разум человеческий позволил духовным исследователям постепенно расшифровать великую книгу Моисея для нашего времени. Лишь в 1910 году посвященный нашего века Рудольф Штейнер обнародовал на современном научном языке подлинный смысл начальных глав, вернее, строк Книги Берешит, каждого слова, каждой буквы, зашифрованных более 3000 лет тому назад.

Я не могу подробно рассказывать об этих весьма сложных понятиях, приведу только несколько характеристик Штейнера Книги Берешит.

Он говорит, что целый духовных образный мир оживал в душе древнего еврейского мудреца или ученика от действия этих слов. Но картины, описанные в первых главах Книги Бытия, относятся к чувственно невидимым.

    "Исключительная особенность первоначальных слов Книги Берешит заключается в том, что слова эти написаны на древнееврейском языке, на языке, совершенно иначе действующем на душу, чем какой-либо из современных языков".

    "Дух древнееврейского языка имел в себе что-то творческое, о чем современный человек со своим отвлеченным языком не имеет никакого понятия".

    "Самое замечательное в этом древнем памятнике заключается именно в том, что он сохранился на языке, звуки которого созидают образы и кристаллизуются в душевные формы.

    Если принимать это во внимание, тогда появляется невыразимый трепет и глубокое благоговение перед тем, как воскресала наша вселенная".

    ("Воскресала" - здесь в смысле: начала создаваться наново после окончания ею периода краткого повторения предыдущих планетарных состояний. См. "Введение".)

    "Начинаешь чувствовать, что не случайность сохранила нам этот дивный памятник человеческого бытия именно в таких письменах, буквы которых сами по себе в силах пробудить в нашем духе душевные образы и привести нас к тому, что в наше время только ясновидящий может найти самостоятельно".

Свой удивительный "творческий дух" древнееврейский язык обнаружил в настоящее время, когда он воскрес вместе с еврейским народом и оказался таким же юным и свежим, как три тысячи лет тому назад. Современный еврейский народ, увеличив, естественно, словарный состав этого языка, говорит на нем так же, как во времена Моисея и пророков, и, главное, читает на нем в оригинале те же древние и свежие духовные откровения, погружая в них души своих детей. О, как много это обещает в будущем и уже дает в настоящем! Ни один, ни один из окаменевших древних языков не удостоился такой судьбы!

    "До пятого дня творения повторяется прежнее (т.е. прежние планетарные состояния) на высшей ступени и в новой форме, и лишь с шестого дня творения появляется существенно новое - земное, возможное только в условиях земного бытия".

Именно: Элогимы сказали: "Сотворим человека". И для этой цели семь Элогимов соединили свои способности и усилия, создали как бы единый организм, который Библия назвала Иегова-Элогим. Впервые это сложное имя фигурирует во второй главе Книги Бытия (стих 4) после завершения семидневного акта творения и создания человека, что и послужило целью для Богов , объединившей их. Ибо, как сказал тот же посвященный, цель всех духовных иерархий, т.е. существ всего духовного мира, - "построить человека из всего космоса как смысл этого космоса".

Как понять эту мысль о человеке как смысле космоса, мироздания? Упрощенно говоря, так: Боги создали (и создают) человека из себя как орудие, орган предметного сознания и мышления для себя. Ибо этими качествами Боги (Элогимы) не обладали, как ни странно это звучит для наивно-религиозного человека, в особенности еврея, полагающего, что Бог (го́теню) может помочь ему в любом житейском деле, всё может! Если вы подумаете над законом человеческой эволюции и духовного мира вниз в материю, в сознание, в мышление, с последующим возвращением в духовный мир, как это схематически изложено во Введении, то, может быть, эта великая роль человека в Божественном Мире не покажется вам столь странной.

Кстати, приведу два стиха (19 и 20) из второй главы той же Книги Бытия, на которые обычно не обращают внимания:

    "И создал Иегова-Элогим из земли всех зверей полевых и всех птиц небесных и привел их к человеку, чтобы видеть (узнать), как он назовет их, и чтобы как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.

    И нарек человек имена всем животным, и птицам небесным, и всем зверям полевым..."

Этот небольшой эпизод в Библии о том, что Иегова однажды поручил человеку обязанности "секретаря", в действительности крупное космическое событие, символически повествующее об изначальной роли и предназначении человека в эволюции вселенной.



После ряда чудесных приключений ("10 египетских казней" и т.п.), описанных в Библии, состоялся исход евреев из Египта под водительством Моисея около 1300 года до христианской эры. Евреи в количестве 600 тысяч одних мужчин (согласно Библии) покинули эту страну, унося с собой обретённые и заимствованные там духовные сокровища уже стареющей египетской культуры.

Поучительно узнать, как пишет об этом Библия. Перед самым уходом из страны евреи - мужчины и женщины - по наущению самого Бога, внушившего египтянам симпатию к ним, стали якобы выпрашивать у знакомых египтян ценные - золотые и серебряные - вещи и одежду, и те ссудили их. Евреи унесли это с собой и таким образом "обобрали Египет", как пишет Библия. Такой позорный акт массового жульничества народа Божьего в самый торжественный момент его истории кажется, конечно, по меньшей мере странным. Во всяком случае, в течение многих веков он доставлял антисемитам повод для зубоскальства. В действительности же, по данным духовного исследования, под ценными вещами Библия подразумевает здесь именно духовные ценности, усвоенные евреями в Египте и унесенные ими с собой. Такие символические или аллегорические описания встречаются едва ли не на каждой странице Священного Писания - как Ветхого, так и Нового Завета. Это не было специальным средством маскировки событий или иносказанием. Просто во времена составления Библии, как я уже указывал, не существовал еще современный отвлеченный научный и философский язык. События духовного значения излагались на символическом языке, который, очевидно, был понятен тем, для кого он предназначался.

Далее Библия рассказывает подробности поспешного ухода евреев, в связи с чем был тут же учрежден навеки праздник Пасхи, оказавшийся потом таинственно связанным с Воскресением Христовым. Затем о погоне фараонова войска за евреями и его чудесной гибели в Красном море, которое евреи пересекли посуху. И еще о столбе облачном и огненном, сопровождавшем евреев в походе, и о манне небесной, кормившей их, - всё это символические чудеса, под которыми зашифрованы реальные духовные явления, сопровождавшие еврейский народ в течение сорока лет его блуждания по пустыне, сорока лет его духовного ученичества у Иеговы через Моисея и первоначальной национальной консолидации.

Но с самых первых дней странствования посыпались частые малодушные жалобы или злые упреки Моисею и его брату и помощнику Аарону за увод народа из Египта при всех возникавших затруднениях, опасностях и недостатках. Едва они подошли к Красному морю и увидели египетскую погоню за собой, как

    "возопили сыны Израилевы к Иегове и сказали Моисею: разве не хватало могил в Египте, что ты привел нас умереть в пустыне? Зачем ты вывел нас оттуда? Не говорили ли мы тебе в Египте: оставь нас, и будем служить египтянам? Ибо это лучше, чем умереть нам в пустыне!"

Но чудо свершилось, и евреи были спасены, а египетская армия потоплена.

А еще через несколько дней оказался недостаток пищи, и опять пошли те же упреки Моисею и Аарону: "О, если бы мы лучше умерли от руки Господней в земле Египетской, где сидели за горшком мяса и ели хлеб досыта! Ведь вы привели нас в эту пустыню, чтобы уморить голодом!.." и т.д. Моисей в свою очередь вопил к Иегове: "Что мне делать с этим народом? Они едва не побили меня камнями!" И Бог каждый раз удовлетворял насущные нужды своего "жестоковыйного", строптивого, трудновоспитуемого народа.

Но вот уже через три месяца после исхода Иегова дал первый религиозный урок единобожия еврейскому народу с Синайской горы. Народ, специально подготовленный к торжественному дню, в чистых одеждах стал у подножия дымящейся горы, на которую снизошел Иегова и в огненных облаках, в громе и молниях, при трубных звуках провозгласил дрожавшему от страха еврейскому народу, и через него всему человечеству, следующие десять основных религиозных и нравственных заповедей, первые из которых направлены на обеспечение духовной основы жизни души человека - исповеданию Единого Бога и служению Ему.

       1. Я Иегова, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства.

       2. Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим.

       Не сотвори себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Иегова, Бог твой, Бог ревнитель, припоминающий грехи отцов детям - до третьего и четвертого поколения, ненавидящим Меня, и творящий милость тысячам любящих Меня и соблюдающих Мои заповеди.

       3. Не произноси имени Иеговы, Бога твоего, всуе, ибо не оправдает Иегова произносящего Его имя всуе.

       4. Соблюдай день субботний, чтобы освятить его. Шесть дней работай и делай всякое дело твое. А день седьмой - суббота - Иегове, Богу твоему. Не делай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни пришелец, который в твоих поселениях.

       5. Почитай отца твоего и мать твою, дабы продлились дни твои на земле, которую Иегова, Бог твой, дает тебе.

       6. Не убий.

       7. Не прелюбодействуй.

       8. Не кради.

       9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

      10. Не пожелай жены ближнего твоего, ни его дома, ни раба его, ни рабыни его, ничего, что у ближнего твоего.

После этого Моисей поднялся на гору один, пробыл там 40 суток и получил от Иеговы много нравственных и ритуальных богослужебных заповедей, а также две каменные скрижали, на которых перстом Божьим были начертаны десять основных заповедей. Но вернувшись в лагерь, он узнал, что избранный народ Божий не выдержал 40 дней верности и уже изменил своему Иегове, впав в грубейшее идолопоклонство: он заставил самого первосвященника Аарона, Моисеева брата, отлить из золота идола - золотого тельца, которому тут же стал поклоняться. Услыхав об этом, Моисей выронил и разбил скрижали завета. Иегова предложил тут же истребить весь жестоковыйный народ и вместо него произвести другой великий народ от самого Моисея. Но последний умолил Бога не делать этого ради обетования, данного им патриархам, и ради того, чтобы не злорадствовали в Египте.

Зато сам Моисей учинил кровавую расправу над провинившимся народом. Он кликнул в лагере: "Кто за Иегову, ко мне!" К нему собрались сыны Левиина колена, наиболее близкие к священству, и от имени Бога он приказал им опоясаться оружием, пройти вдоль лагеря и каждому "убить своего брата, друга и ближнего", что те и выполнили, убив около трёх тысяч человек. Моисей и Иегова еще долго сердились на упрямый народ, а тот каялся и печалился. После этого Моисей вторично ушел на гору Синай, принес новые скрижали с заповедями, и при этом лицо его светилось так сильно, что Аарон и весь народ боялись подойти к нему. В дальнейшем, показываясь народу, он закрывал лицо покрывалом.

А через некоторое время народ опять стал роптать, бунтовать и даже плакать: надоела нам манна небесная, хотим мяса и рыбы, которые даром ели в Египте, хотим огурцов, дынь, луку, чесноку. Моисей опять к Богу: За что Ты возложил на меня это невыносимое бремя? Откуда я возьму для них мяса? Лучше умертви меня, чем так изводить! Бог успокоил его: Будь по-ихнему, накормлю их мясом так, что оно полезет из их ноздрей. Тут же налетело на лагерь множество перепелов, которых народ наловил в изобилии. Но едва вкусная дичь очутилась у людей в зубах, как гнев мстительного Иеговы вспыхнул снова, и Он поразил народ великой казнью.

Этот эпизод характерен для представления евреев о своём Боге и живого, антропоморфического отношения их к нему. Они наделили его человеческими качествами - он не только мстителен, в чем сам неоднократно признаётся в других местах ("Мне отмщение, и Аз воздам"), но также деспотичен, раздражителен, вспыльчив и зато отходчив. Этими качествами он как будто похож на еврея. Евреи хоть и боятся его, но фамильярничают с ним, даже грызутся с ним. После каждого "семейного" скандала обе стороны "отходят". Евреи каются, и Иегова раскаивается в своих жестокостях. Таких отношений, конечно, не бывало ни у какого другого народа со своим Богом.

Много было и других инцидентов между евреями и Иеговой.

Особенно беспощадно расправлялся Иегова с теми, кто соблазнялся иноплеменными женщинами и богами. Так было, "когда начал народ блудодействовать с дочерьми Моава. И приглашали они народ к жертвам богов своих, и ел народ жертвы их и кланялся богам их". Иегова тут же приказал Моисею повесить главарей.

В другой раз, когда еврейское войско вернулось с победой после нападения на народ Мидьяна (Мадиама), у которого они убили всех мужчин, а всех женщин и детей привели с собой в лагерь вместе с прочей добычей, Моисей встретил их упреками за то, что они оставили в живых детей мужского пола и женщин, "познавших мужа". Оказывается, в живых разрешалось оставлять только девочек.

Все эти жестокости мотивировались только необходимостью предохранения еврейского народа от сближения с окружающими народами, чреватого самой страшной опасностью - идолопоклонством. Ради этого было строго-настрого заповедано полное истребление всех народов, заселяющих Ханаанскую землю.

Было установлено четкое различие между отношением к народам дальним и ближним. Войну с дальним неприятелем надлежало вести по каким-то международным "нормам" свирепости того времени.

    "порази в нем весь мужской пол острием меча. А только жен, и детей, и скот, и всё, что в городе, всю добычу его возьми себе".

Зато в войне с ближними городами, предназначенными к заселению евреями,

    "не оставляй в живых ни одной души, но истреби их... как повелел тебе Иегова, Бог твой. Дабы они не научили вас делать подобное всем мерзостям, какие они делают для богов своих, и дабы не согрешили вы перед Иеговой, Богом вашим" (Второзаконие, 20).

За нарушение самых главных Синайских заповедей - о единобожии - положена самая суровая кара - безоговорочная смерть:

    "Если втайне будет уговаривать тебя родной брат, сын или дочь: ... пойдем и будем служить чужим богам, ... - не слушайся его и да не пощадит его глаз твой, не жалей и не покрывай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтобы убить его, а потом руки всего народа. Побей его камнями..."

И если целый город поддался агитации нечестивцев и стал служить иным богам, -

    "то умертви жителей того города острием меча, истреби его и все, что в нем, и скот его умертви острием меча. Всю же добычу его собери на середине площади его и сожги огнем город и всю добычу его во всесожжение Иегове, Богу твоему; и да будет он вечно в развалинах, не должно никогда вновь отстраивать его" (Второзаконие, 13).

Но и за нарушение четвертой заповеди - о субботнем отдыхе - кара была также жестока: смертная казнь. И вот пример. Нашли человека, собиравшего дрова в субботу. Привели его к Моисею и Аарону.

    "И сказал Иегова Моисею: должен умереть этот человек. Пусть побьет его каменьями все общество... И побили его каменьями, и он умер, как повелел Иегова Моисею".

Этим драконовым воспитанием и террором были так вколочены в душу еврейского народа первые четыре заповеди, что они фактически действуют в нем, можно сказать, до настоящего времени, т.е. более трёх тысяч лет.

В самом деле, и поныне евреи обычно испытывают органическое отвращение к "чужим богам", и особенно к "сотворенным кумирам", т.е. к иконам и культовым статуям.

Что же касается субботнего отдыха - этого выдающегося вклада еврейства в мировую культуру, то у евреев он был превращен в железный религиозный догмат, который до недавнего времени соблюдался с исключительным культовым формализмом, казавшимся невероятным в цивилизованном обществе. В субботу не только не работали и не зажигали огня, что непосредственно запрещено Моисеевым законом, но, сверх этого, - ничего не носили, даже молитвенника, даже носового платка. В субботу строго запрещалось писать.

Мало того, в субботу нельзя, разумеется, пользоваться оружием. И много раз евреи позволяли безнаказанно истреблять себя в субботу.

В уголовном законодательстве был провозглашен в общем простой архаический принцип: за зло, причиненное другому, строго отмеряется равноценное наказание:

    "Отдай душу за душу (т.е. жизнь за жизнь), зуб за зуб, око за око, руку за руку, ожог за ожог, рану за рану, ушиб за ушиб".

Только за увечье, нанесенное рабу, достаточно отпустить его на волю.

Но за многие уголовные и гражданские преступления щедро декретировалась Моисеем смертная казнь.

Разумеется - за убийство человека - смерть. Если бык забодал человека, причём владельцу быка было известно, что тот бодлив, но он не стерег его, то надлежит убить и быка и владельца.

Вора, застигнутого в подкопе, разрешается убить.

    "Кто ударит отца своего или мать свою, того должно предать смерти".

    "Кто проклинает отца своего или мать свою, того должно предать смерти".

    "Если у кого-нибудь сын распущенный и непокорный, не повинующийся голосу отца своего и матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их, то отец и мать его пусть возьмут его и приведут к старейшинам города своего... и скажут: этот сын наш распущенный и непокорный, не слушает голоса нашего, обжора и пьяница. Тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти. И так истреби зло из среды себя, и все израильтяне услышат и убоятся".

Молодую жену, которая оказалась недевственницей, - побить камнями.

Прелюбодеев - женатого мужчину и замужнюю женщину - побить камнями.

За насилие над девушкой (которая звала на помощь) - смерть мужчине.

    "А дочь священника, если начала блудодействовать, то она бесчестит своего отца; ее надлежит сжечь огнем".

Такими мерами в ту детскую эпоху еврейского народа вырабатывалась у него чистота.

Мерзко не только прелюбодеяние, но любая фривольность между полами, даже смешение их одежды:

    "Не должно быть мужской одежды на женщине, и не должен одеваться мужчина в женское платье. Потому что мерзок перед Иеговой, Богом твоим, всякий делающий это".

А привитая в те древние времена женская чистота, сакраментальная чистота семейной, супружеской жизни, так и осталась за еврейским народом на грядущие тысячелетия.

Нагота!.. Это слово - "эрва" - звучит в Торе зловеще. Своевольное или насильное открытие ее - страшный грех, не меньший, чем избиение матери или убийство.

Есть повествование об одной еврейской девушке, которую испанские инквизиторы жгли на костре. Когда огонь начал разгораться, пламя стало раздувать и приподнимать ее платье, стала открываться нагота!.. Это было страшнее, чем быстро надвигающаяся смерть. Руками невозможно было зажать платье, стоя в огне. Но девушке удалось скрыть свою наготу. Она нашла у себя несколько булавок и сумела приколоть края подола платья к своему телу, к ногам...

Она переживала то, что можно выразить приблизительно такими словами: "Тело мое убивают враги, безбожники-христиане, но душа моя не умрет; если же откроется моя нагота, случится худшее - Иегова убьет мою душу".

Эта безымянная еврейская девочка XV века, привязанная к столбу, изворачивающаяся в огне и дыму, чтобы приколоть свой подол и выполнить закон Моисея, помогает нам понять еврейскую женщину, ту, которая сама устояла и вынесла на своих нежных плечах главную тяжесть спасения жизни и души своего народа в течение двух тысяч лет рассеяния, которую насиловали гайдамаки, гнали немцы голую в газовую камеру и фотографировали при этом, и которая сражалась потом с оружием в руках в Палестине за спасение своего народа.


Больше всего места в Моисеевой Торе занимает ритуальный обрядовый, так называемый священнический кодекс - кодекс богослужебной чистоты и святости, посвященный почти целиком обрядам жертвоприношений. Трудно современному человеку проявить какой-либо интерес к этим религиозным догматическим рудиментам и скучно читать о том, как, например, сам Аарон однажды приносит жертву:

    "И заколол вола и овна в жертву мирную, которая от народа; и поднесли ему сыны Аарона кровь, и покропил он ею на жертвенник со всех сторон.

    Поднесли и тук из вола и курдюк из овна, и тук, покрывающий внутренности, и почки и сальник на печени. И положили тук на груди, и он сжег тук на жертвеннике. Груди же и правое плечо потряс Аарон..." и т.д.

Обряд был настолько строг, что когда в этом самом жертвоприношении, отправлявшемся самим первосвященником Аароном вместе с его двумя сыновьями, последние допустили маленькую, на наш взгляд, оплошность: зажгли кадильницу не от того огня, от какого положено, то "вышел огонь от Иеговы и сжег их, и умерли они перед лицом Иеговы".

Зато личная - физическая, обрядовая и моральная чистота священников, а также всей храмовой обстановки и сосудов была поставлена на исключительную высоту. Так, Иегова приказал:

    "Жертвенник делай Мне из земли и приноси на нем мирные жертвы твои...

    Если же будешь делать Мне жертвенник из камней, то не обтесывай их, ибо если возложишь на них твой меч (т.е. режущий инструмент для тесания), то осквернишь их.

    И не поднимайся по ступеням к жертвеннику Моему, чтобы не открывалась при этом нагота твоя (т.е. голые ноги!)".

Куда уж там женская нагота, если голые щиколотки священника - мерзость для Иеговы!

Но заповеди телесной чистоты и святости были даны не только для священников, но и для всего избранного Богом народа.

В Торе приводится точный перечень чистых, съедобных, и нечистых, несъедобных, для евреев животных, птиц и рыб. Запрещено было есть мясо растерзанных зверем животных - "терефа". Позднее, вплоть до нашего времени, название "терефа" (или "трейф") стало обозначать всякую вообще запрещенную евреям пищу (например, свинину), в отличие от "кошер" - дозволенной, чистой пищи.

    "И людьми святыми будьте у Меня, и мяса, растерзанного зверем в поле, не ешьте; псу бросайте его. Не ешьте никакой мертвечины; пришельцу отдай ее... Потому что ты народ святой у Иеговы, Бога твоего..."

Прикосновение к трупу всякого животного делает человека нечистым до вечера. Сосуд, на который упадет труп нечистого животного, надо разбить, а печь или очаг - разрушить. Особенно одиозными считались пресмыкающиеся. "Не оскверняйте душ ваших пресмыкающимися... Будьте святы передо Мною, ибо свят Я, Иегова, и Я отделил вас от народов, чтобы вы были Моими".

Человек, заболевший какими-либо выделениями, истечениями из тела, а также накожными болезнями, считался сугубо нечистым. Всякий, коснувшийся его или его ложа, одежды и т.п., должен был омыться, выстирать свою одежду и считаться нечистым до вечера. Больной же после излечения оставался нечистым еще семь дней, затем должен был предстать перед священником и принести Иегове в жертву двух голубей.

Женщина, родившая младенца мужского пола, должна считаться нечистой семь дней (до обрезания ребенка), - а потом очищаться еще 30 дней, не касаясь ничего святого.

Для родившей девочку - сроки удваиваются. После этого - женщина должна принести в жертву ягненка.

Всякие нечистые люди, и особенно прокаженные, должны быть, разумеется, строго изолированы; даже из военного лагеря их надлежит удалять. Даже в рядах действующей армии должна соблюдаться святая телесная чистота:

    "Когда пойдешь в поход против врагов твоих, берегись всего худого...

    Место должно быть у тебя вне стана, куда бы тебе выходить.

    Лопатка должна быть у тебя при оружии твоем; и когда будешь садиться вне стана, выкопай ею яму и зарой испражнения свои.

    Ибо Иегова, Бог твой, ходит среди стана твоего, чтобы оберегать тебя и предавать тебе врагов твоих. Поэтому стан твой должен быть свят, чтобы Он не увидел у тебя чего срамного и не отступил от тебя".

Вот что пишет мудрый русский философ Владимир Соловьев, до сих пор едва ли не глубже всех - и евреев и неевреев - заглянувший в душу и судьбу еврейского народа:

    "Евреи стремились в материальной природе и через нее служить Вышнему Богу. Они должны были отделить в ней чистое от нечистого, святое от порочного, чтобы сделать ее достойным храмом Высшего Существа. Идея святой телесности и заботы об осуществлении этой идеи занимают в жизни Израиля несравненно более важное место, нежели у какого-либо другого народа. Сюда принадлежит значительная часть законодательства Моисеева о различении чистого и нечистого и о правилах очищения. Можно сказать, что вся религиозная история евреев была направлена к тому, чтобы приготовить Богу Израилеву не только святые души, но и святые тела..." ("Еврейство и христианский вопрос").

Эту черту еврейской религии Соловьев метко назвал "религиозным материализмом" (см. т. II, гл. VI).

    "Религиозный материализм евреев происходит не от неверия, а от избытка веры, жаждущей исполнения..." "Стремясь в силу своей деятельной веры к конечной реализации своего духовного начала через очищение материальной природы, Израиль приготовил среди себя чистую и святую обитель для воплощения Бога".

Наконец, рассмотрим самую возвышенную, вечную часть Торы - христианскую струю - заповеди любви.

    "Не враждуй на брата твоего в сердце твоем.

    Не ходи сплетничать в народе твоем. Не распространяй ложного слуха.

    Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего своего, как самого себя: Я Иегова!

    Когда поселится у тебя пришелец в земле вашей, не притесняйте его. Как туземец ваш, пусть будет для вас пришелец, поселившийся у вас, и люби его как самого себя, потому что пришельцами были вы в земле Египетской: Я Иегова, Бог ваш!"

    "Не гнушайся египтянином, потому что ты был пришельцем в земле его.

    Не выдавай раба его господину, когда он прибежит к тебе от господина своего. Пусть он живет среди вас на месте, которое изберет себе: не притесняй его".

Много заповедей, оберегающих бедняков, вдов и сирот.

Прежде всего, при уборке урожая строго заповедано оставлять в поле и в винограднике остатки плодов для бедных и пришельцев.

    "Не обижай наемника бедного и нищего из братьев твоих или из пришельцев. В тот же день отдавай его плату до захода солнца, ... чтобы не было на тебе греха".

    "Если ты ближнему своему дашь что-нибудь взаймы, то не ходи к нему в дом, чтобы взять у него залог. Постой на улице, а он вынесет тебе залог свой на улицу.

    Если же он будет человек бедный, то ты не оставляй на ночь его залога. Возврати ему залог при заходе солнца, чтобы он лег спать в одежде своей и благословил тебя, и зачтется тебе это как праведность перед Иеговой, Богом твоим".

    "Не злословь глухого и перед слепым не клади препятствия, чтобы не споткнуться ему, но бойся Бога твоего. Я, Иегова!"

    "Если у кого будут две жены, одна любимая, другая нелюбимая, и они родят ему сыновей, любимая и нелюбимая, и первенцем будет сын нелюбимой, то при разделе сыновьям своим имущества своего он не может сыну жены любимой дать первенство перед первородным сыном нелюбимой. Но первенцем должен признать сына нелюбимой, дать ему двойную часть всего, что у него есть..."

Гуманность предписывается и по отношению к животным.

    "Когда увидишь вола брата своего или овцу его заблудившимися, то не уклоняйся от них, но возврати их брату твоему".

Заботливо предусматриваются здесь такие детали:

    "Если же не близко будет к тебе брат твой, или ты не знаешь его, то прибери их в дом свой, и пусть они будут у тебя, пока брат твой не востребует их, и тогда возврати их ему.

    Так же поступай и с ослом его, так же поступай и с одеждою его, также поступай со всякой потерянной вещью брата твоего...

    Когда увидишь осла брата твоего или вола его упавших в пути, не уклоняйся от них, но подними их с ним вместе".

    И далее - "Если обнаружишь вола или осла врага твоего заблудившимися, возврати их ему. Если увидишь осла врага твоего упавшим под грузом своим, то не покидай его, помоги".

    "Если попадется тебе на дороге птичье гнездо на каком-либо дереве или на земле, с птенцами или яйцами, и мать сидит на них, то не бери матери вместе с детьми, мать пусти, а детей возьми себе; и тебе будет хорошо, и продлятся дни твои".

Эти заповеди не остались на бумаге и не составили формального кодекса, а вошли в плоть и кровь еврейского народа, создав характерные устойчивые черты еврея - душевную мягкость и нетерпимость к жестокости.


В общественной, национальной жизни Моисеем была завещана еврейскому народу строгая и абсолютная теократия. Народ должен был слушаться Бога и повседневно следовать Его законам, а также Его и только Его указаниям, сообщаемым через священников по всякому случаю

На светскую (царскую) власть для своего народа Иегова смотрел косо. Он явно неохотно разрешил еврейскому народу заводить себе царя.

    "Когда придешь в землю, которую Иегова, Бог твой, дает тебе, и поселишься в ней и скажешь: поставлю я над собой царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня", то поставь над собою царя, которого изберет Иегова, Бог твой. Из среды братьев твоих поставь над собой царя. Не ставь над собой иноземца, который не брат тебе. Только чтобы он не умножал себе коней... и чтобы не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его, и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно. Но когда он сядет на престоле царства своего, то пусть напишет себе в книгу список с этого закона... и пусть он его читает во все дни своей жизни, чтобы научился бояться Иегову... И чтобы не надмевалось сердце его перед братьями его, и чтобы не уклонялся от закона ни вправо, ни влево..."

Чтобы отвадить евреев от светской власти. Иегова брал ее на себя. Он не только гарантировал народу сытую жизнь, но даже ведение войн брал целиком на себя и несколько раз уже при жизни Моисея продемонстрировал это, например, при потоплении египетской армии. Вот какой невоинственный способ ведения войны заповедал Иегова:

    "Когда выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней, и колесницы, и народа более, нежели у тебя, то не бойся их, потому что с тобою Иегова, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской...

    Надзиратели пусть объявят народу:

    Кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть возвратится домой, чтобы не умер в сражении и другой не обновил его;

    И кто посадил виноградник и не пользовался им, тот пусть возвратится домой, чтобы не умер в сражении и другой не воспользовался им;

    И кто обручился с женой и не взял ее, тот пусть возвратится домой, чтобы не умер в сражении и другой не взял ее.

    И еще пусть объявят надзиратели:

    Кто боязлив и малодушен, тот пусть возвратится домой, чтобы не сделал робкими сердца его братьев, как его сердце".

Лишь после этой процедуры можно было начинать военные действия.

Из предметов оснащения и вооружения армии в Моисеевом законе указаны только два: упомянутые выше лопатки для зарывания нечистот да еще серебряные трубы, чтобы трубить в них в решающие моменты сражений. Так вскоре после смерти Моисея был взят неприступный Иерихон. По указанию Иеговы, еврейская армия семь раз обошла вокруг крепости со священным ковчегом, потом священники затрубили в семь труб, весь народ поднял большой шум, и крепостные стены рухнули сами собой.

А насчет царя Иегова высказал глубокую истину: еврейскому народу светская централизованная власть (монархия) была противопоказана с самого начала. Иегова ли не знал своего народа, которого сам тут же создавал?

Лет через триста после Моисея наступил день, предусмотренный Иеговою: народ потребовал от своего предводителя - священника и пророка Самуила: хотим царя! Самуил огорчился и обиделся, но Иегова сказал ему: Это не тобою пренебрегли они, а Мною. Это Меня не хотят они иметь царем над собой. От самого исхода из Египта они часто изменяли Мне ради чужих богов. То же они делают и теперь. Что ж, удовлетвори их просьбу, но предупреди их о царских порядках.

И тогда заполучили евреи своего первого злосчастного царя Саула, вскоре оказавшегося психопатом, чуть не убившего своего великого преемника Давида. Сын Давида - второй великий царь, Соломон Мудрый, как и предупредил Моисей, завел умопомрачительную роскошь, столько коней, что размещать их пришлось в специально построенных городах, а также рекордное число женщин: 700 жен и 300 наложниц. И в течение следующей тысячи лет, вплоть до падения Иудеи в 73 году н.э., трудно, за редкими исключениями (например, недолговечной династии доблестных князей-первосвященников Хасмонеев), назвать просто приличного, преданного своему народу еврейского правителя, тем более - царя, подобного Соломону или Периклу у греков. Зато можно назвать сколько угодно негодных царей, даже царя-разбойника Ирода Великого (!), правда, родом не еврея, а идумеянина, который ради удержания в своих руках престола убивал всех вокруг себя, в том числе своих собственных сыновей и жену.

Можно сказать, что только в 1948 году сыны Израилевы впервые обрели и беззаветно преданную им, патриотическую и главное - надежную и к тому же демократическую политическую власть в лице правительства Вейцмана - Бен-Гуриона.

Моисеева Тора - это могучий внутренний деспот еврейского народа, власть которого оказалась неизмеримо сильнее и долговечнее, чем любого деспотического царя в истории.

И вся Моисеева Тора - это сплошное страстное заклинание. Ее многочисленные заповеди и законы повторяются десятки раз в разных комбинациях, каждый раз в устрашающих магических словах с угрозой смерти, смерти, смерти...

А в последних главах Торы применяется еще один способ устрашения - торжественный обряд проклятий. Предписывается выстраивать весь (!) народ на горе и читать ему ряд проклятий, после каждого из которых народ должен отвечать - Аминь! Вот некоторые из них:

    "Проклят тот, кто сделает себе идола и будет хранить его скрытно!     Аминь!

    Проклят не почитающий отца и матери!     Аминь!

    Проклят, кто слепого сбивает с пути!     Аминь!

    Проклят, кто неправедно судит пришельца, сироту и вдову!     Аминь!

    Проклят тайный убийца!     Аминь!

    Проклят взяточник!     Аминь!"

Затем общее проклятие:

    "Проклят тот, кто не будет выполнять слов этой Торы!     Аминь!"

Это уже какой-то обряд гипнотического, колдовского внушения заповедей народу.

И, наконец, в своих последних наставлениях Моисей, собрав всю свою гигантскую волю, воистину потрясает душу народа страстными, магическими благословениями и проклятиями ему.

Вот некоторые из них:

    "Если ты будешь слушать голос Иеговы, твоего Бога, стараться исполнять Его заповеди... то Он поставит тебя выше всех народов Земли, и придут на тебя все следующие благословения:

    Благословен ты в городе и благословен ты на поле.

    Благословен плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего...

    Благословенна корзина твоя и квашня твоя.

    Благословен ты при входе твоем и при выходе.

    Поразит Иегова врагов твоих... Одной дорогой они выйдут на тебя и семью дорогами побегут от тебя.

    ...........................................................................................

    Сделает тебя Иегова главою, а не хвостом, будешь на высоте, а не будешь внизу...

    ...........................................................................................

    Если же не будешь слушать голоса Иеговы, Бога твоего, чтобы соблюдать и выполнять Его заповеди... то придут и настигнут тебя следующие проклятия:

    Проклят будешь в городе и проклят на поле.

    Проклята корзина твоя и квашня твоя.

    Проклят плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего, крупного и мелкого.

    Проклят ты при входе, проклят на выходе.

    ..........................................................................................

    Пошлет Иегова на тебя чуму, пока не истребит тебя...

    Поразит он тебя чахоткой, и лихорадкой, и воспалением, и гангреной, и засухой, и осыпанием колосьев, и головней, и будут они преследовать тебя, пока не погибнешь.

    И небеса над тобой сделаются медными, и земля под тобой железной.

    И будет труп твой пищей птицам и зверям...

    Поразит тебя Иегова проказою египетской, и геморроем, и коростой, и неизлечимой чесоткой, и сумасшествием, и слепотой, и умопомрачением...

    ..........................................................................................

    С женщиной обручишься, а другому она будет женой, дом построишь и не будешь жить в нем..."

    .........................................................................................

Проклятия, всё более страшные и изощренные (вплоть до пожирания собственных детей, что, впрочем, исполнилось в осажденном римлянами Иерусалиме), занимают три страницы.

В конце написаны национальные проклятия:

    "Вас останется немного...

    И рассеет тебя Иегова по всем народам от края до края земли, и будешь там служить иным богам...

    Но и между этими народами не будешь знать покоя... И даст тебе там Иегова дрожащее сердце, тоску и тревогу...

    И будешь страшиться ночью и днем и не будешь уверен в своей жизни.

    Утром скажешь: о, если бы пришел вечер! А вечером скажешь: о, если бы наступило утро!..

    И вернет тебя Иегова в Египет... и там будут вас продавать врагам вашим в рабство, и не будет покупателей" (Второзаконие, 28).

В другом тексте проклятий (Левит, 26) особенно подчеркнуто наказание страхом:

    "И оставшимся из вас пошлю трусость в их сердца на вражеской земле, и побегут от шороха гонимого ветром листа, как от меча, и падут, когда никто не преследует.

    И споткнутся друг о друга, как бегущие от меча, когда никто не будет гнаться, и не подниметесь перед врагами.

    И погибнете между народами, и пожрет вас земля врагов ваших".

Но каждый раз после такой страшной симфонии проклятий, обреченности и гибели, можно сказать - безнадежной гибели, следует как бы утешительная концовка: Покаяние и возврат. В конце каких-то времен евреи покаются в своей вине и в вине отцов, "покорится их необрезанное сердце". И тогда "вспомню Я завет Мой с Иаковом, Исааком и Авраамом, и Ту землю Я вспомню".

    "Да и сам Я в бытность их в земле врагов не погнушаюсь ими и не истреблю их до того, чтобы истребить их до конца и нарушить завет Мой с ними, ибо Я - Иегова, Бог их.

    И вспомню Я для них старый Мой завет с ними, когда Я вывел их из земли Египетской перед глазами народов, чтобы быть их Богом: Я Иегова" (Левит, 26).

Или так:

    "Когда сбудутся на тебе все эти слова благословения и проклятия... и примешь их к сердцу своему среди всех народов, куда забросит тебя Иегова, Бог твой.

    И обратишься к Иегове, Богу твоему, и послушаешься Его голоса, как я заповедую тебе сегодня, ты и сыны твои от всего сердца и от всей души твоей.

    Тогда Иегова, Бог твой, возвратит пленных твоих, и умилосердится над тобою, и опять соберет тебя от всех народов, между которыми рассеет тебя...

    Хотя бы ты был заброшен до края неба, и оттуда соберет тебя Иегова, и оттуда возьмет тебя,

    И приведет тебя Иегова в Землю, которою владели отцы твои, и овладеешь ею, и облагодетельствует Он тебя и размножит тебя более отцов твоих.

    И обрежет Иегова, Бог твой, сердце твое и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Его всем сердцем и всей душой твоей, дабы жить тебе.

    И тогда обратит Иегова, Бог твой, все эти проклятия на врагов твоих и на ненавидящих тебя, которые гнали тебя.

    И ты обратишься и будешь слушаться голоса Иеговы...

    И даст тебе Иегова, Бог твой, изобилие во всяком деле рук твоих, в плоде чрева твоего, и в плоде скота твоего и в плоде земли твоей во благо..." (Второзаконие, 30).

Это великое пророчество о будущем возрождении и духовном спасении еврейского народа после жестокого разгрома его и долгого рассеяния в чужих землях, это пророчество, обнародованное здесь Моисеем еще задолго до завершения создания самого еврейского народа и его государства, было впоследствии подтверждено еще многими еврейскими пророками и последним из них - апостолом Павлом, который сказал: "Весь Израиль спасется". И это пророчество о будущем нашего народа исполняется уже на наших глазах.

Так, по поручению высших Богов вел Моисей твердой рукой избранный еврейский народ по пустыне в течение 40 лет, в пору его детства, учил его религии, закону, почитанию единого невидимого Бога, служению Ему, чистоте, любви. Учил он его и проповедями и чудесами, вколачивая в него нравственные начала уговорами и испытаниями, а иногда и затрещинами и кровавой поркой, как строптивому, упрямому сыну, не имеющему еще собственного нравственного сознания, ибо

    "непослушны, непокорны вы были Иегове с того дня, как Я узнал вас...

    И знай в сердце своем, что как человек наставляет, наказывает сына, так Иегова, Бог твой, наказывает тебя".

Одна из основных черт Моисеева учения - его земной, материальный характер, в этом же - одна из основных характеристик Моисея (отличающая его, например, от Гермеса египетского и восточных посвященных) как земного мудреца и вождя.

Вместо "небесных", т.е. чисто религиозных требований - словесного исповедания веры, обрядов и молитв, Моисеева Тора в первую очередь предъявляет еврейскому народу конкретные, практические, т.е. весьма существенные и трудные требования: содержать свою душу и тело в святой чистоте для того, чтобы позже, в пору своей зрелости, народ мог принять в себя Бога - "жениха", "грядущего в ночи", с зажженными светильниками.

Моисей прямо говорит:

    "Заповедь эта, которую я заповедаю тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека. Не на небе она, чтобы можно было сказать: кто бы взошел для нас на небо, и достал ее, и возвестил нам... И не за морем она... Но весьма близок к тебе предмет этот..."

За послушание же Иегове, за выполнение Его заветов Моисей сулит евреям также чисто земные, материальные блага: много хлеба, плодов, детей, скота, а отнюдь не небесные блага в виде бессмертия, наград на небесах и т.д., о которых и речи нет в Торе.

Вот библейская книга о многострадальном Иове, благочестивом и богатом человеке, которого Бог, во испытание его верности, лишил всего богатства, детей и здоровья. Когда же Иов выдержал испытание, Иегова вознаградил его с чисто библейским размахом, подарив ему сокровищ больше, чем было у него раньше: 14 тысяч голов мелкого скота, 6 тысяч верблюдов, тысячу волов, тысячу ослиц, а также 7 сыновей и 3 дочерей. "И жил Иов после этого 140 лет, и видел сыновей своих и сыновей своих сыновей до четырех поколений. И умер Иов в старости, насыщенный днями".

Здесь уже виден тот присущий еврейскому народу "религиозный материализм", о котором говорил Соловьев и который евреи называют иудаизмом. Этот религиозный материализм, вероятно, и привел через тысячелетия к развитию у евреев склонности к материализму вообще, вплоть до атеистического материализма Маркса, который вылился в наше время в конце концов в материалистическую религию.


Еще одно важное замечание. Читая, изучая и оценивая Тору, нужно иметь в виду, что ни авторы всего ее текста, ни время его составления нам, собственно, неизвестны. В полном объеме она появилась после Вавилонского пленения в руках еврейского духовного вождя V века "книжника" Эзры, вероятного автора некоторых разделов Торы (например, книги "Левит" - священнического кодекса) и несомненного ее окончательного редактора. Таким образом, современный свой текст, кроме первых мистических глав, Тора получила почти через тысячу лет после Моисея. Это обстоятельство нужно иметь в виду, например, при рассмотрении таких противоречивых заповедей Торы, как некоторые жестокие архаические законы, предписывающие слишком часто смертную казнь, а также истребление иноплеменников, наряду с заповедями любви к ближним и иноплеменникам.

Но как бы там ни было, теперь, через 3200 лет после Моисея, мы можем, оглядываясь на прошлое и вооружившись современным научным мышлением, обозреть и постараться понять божественную миссию и дела одного из величайших посвященных человеческого рода, мы можем близко рассмотреть его методы создания избранного народа, "оси всемирной истории", рассмотреть его Бога, Иегову, и немного заглянуть за кулисы истории, а это высокое, хотя и трудное зрелище.


Кроме Пятикнижия Моисеева Библия содержит еще много других книг, из которых главные: книги исторической хроники еврейского народа и книги проповедей и откровений пророков. И те и другие являются в полном смысле слова Священным Писанием и признаны таковыми всем цивилизованным миром в настоящее время, хотя их мистическое значение и смысл не может сравниться с первой Моисеевой книгой "Берешит". Но даже историко-повествовательные книги Библии впечатляют неизмеримо сильнее, чем любые современные светские исторические романы, хотя и не заменяют и не вытесняют их. Книги же пророков содержат слова невиданной с тех пор поэтической силы. Именно сила слов и образов отличает пророческую библейскую речь от позднейшей поэзии.



1. Царь Давид

Прошло около 300 лет после смерти Моисея . Следуя полученному через него историческому импульсу, еврейский народ, вернее, еврейские племена и роды ("колена"), еще некрепко объединенные, постепенно завоевывали обетованную им Иеговой Ханаанскую землю, "текущую молоком и медом". В то же время они постепенно переходили с пастушеского быта на земледельческий. Не было централизованной политической власти ("В те дни не было царя во Израиле, каждый делал то, что было правильным в его глазах", - говорит библейский летописец). Не было и высшей духовной власти, не было первосвященника, не было и постоянного храма.

Но народ, как будто предоставленный себе и руководимый лишь непрочно усвоенным Моисеевым импульсом, все же продвигался по предначертанному ему пути и постепенно консолидировался.

Наконец, в XI веке появляется величавая фигура духовного национального вождя, судьи и пророка Самуила, через которого восстановилась прочная мистическая связь с Богом.

И тогда произошло то, что предсказал Моисей. Утомленные беспрерывными войнами с филистимлянами, которые раздробленному народу пришлось вести при поддержке одних лишь молитв старика Самуила, т.е. под прямым, непосредственным руководством Иеговы, евреи, наконец, потребовали себе царя, т.е. политической власти, "как у всех народов".

Иегова и Самуил неохотно дали им царя - сначала душевнобольного Саула, и лишь затем - юного Давида, одну из центральных фигур еврейской эволюции, физического родоначальника династии Иудейских царей, а также предка Иисуса Христа.

Это был "румяный, с красивыми глазами" юный пастушок из Вифлеема, хорошо игравший на арфе или лютне (кинор). Он впервые объединил еврейский народ в одно сильное государство, сумевшее на некоторое время отбить окружающие враждебные и хищные племена. Впервые этот народ, собственно, стал нацией.

Но не военной и политической своей деятельностью заслужил Давид вечную любовную память своего народа. Он не был ни законоучителем, ни религиозным вождем, ни "мудрым", как его сын Соломон. Он был воином, "носителем копья" и также носителем лютни, великим поэтом-псалмопевцем, музыкантом, красивым человеком, любимцем Иеговы. Он был простодушен и на радостях плясал среди народа.

Давид был по-еврейски страстен, благороден и великодушен до самоотверженности, но иногда, особенно перед смертью, он поступал, по нашим понятиям, жестоко и неблагородно. Он много раз, по слабости, грешил и каялся перед Иеговой. Он был очень влюбчив. У него было довольно много жен, причем на каждой из них он женился в результате страстной любви, иногда сложного романа. Некоторых он отбил у прежних мужей, не всегда достойным способом (пресловутая история с Урией Хиттеянином, которого он послал на фронт заведомо на убой, чтобы присвоить его жену).

Но вот уже в течение трёх тысяч лет еврейский народ любуется своим царем ("Давид гаме́лех"), глядит на него очарованный, как в зеркало на самого себя, поет ему песни, сочиняет бесчисленные легенды, ждет его нового пришествия. Даже сухие талмудические мумии - и у тех появляется на бледных губах нечто вроде улыбки, когда они заговаривают о Давиде и начинают сочинять о нем неуклюжие легенды.

А через Библию очарование его распространилось и на христианское общество.

Но Давид - чистейший еврей и только еврей.

Он - не идеал. Он - ступень к идеалу. Зато через тысячу лет в его потомке по крови - Иисусе из Назарета засияет идеал и Спаситель человечества.

Давид - живой человек, не чуждый ничему человеческому, и тем самым он выражает и отражает самую человечную человечность - еврейскую.

Чтобы убедиться в этом - читайте историю Давида в Библии (I и II книги Самуила, или в русской Библии - I и II книги Царств), но не как простую хронику, а как художественное произведение. Счастлив, кто может читать это в подлиннике!

Повествование о Давиде - о его жизни и царствовании - занимает (в русском переводе) всего страниц 70. И художественная мощь древних посвященных авторов поражает нас прежде всего в их искусстве отбора отдельных, иногда мелких, событий и деталей, вошедших в большую композицию этого бессмертного "романа"-хроники. Каждая из деталей этой композиции (например, сражение с Голиафом) единственна в своем роде, оригинальна, нигде никогда не повторялась. Впрочем, так же совершенны в своей выразительности и вечно свежи все библейские повести.

Давид увековечил свое имя еще тем, что сделал столицей государства отвоеванный им же у племени иевусеев чудесный город Иерусалим - Иерушалаим (имя женского рода), что, по-видимому, означает "город мира" (около 1000 года до н.э.). Укрепленная часть этого города - Сион была названа "градом Давидовым". Именем Сион стала называться священная храмовая гора, а затем, в поэтическом смысле, - весь Иерусалим и даже вся Палестина. Отсюда - сионизм - стремление евреев в Сион, т.е. обратно на древнюю родину.

Выбор Иерусалима был актом какой-то гениальной интуиции со стороны Давида. Об этом свидетельствует не только удачное, защищенное и красивое расположение города в центре будущего Иудейского государства, точные контуры которого еще не были известны Давиду, но и многие другие, явные и тайные, особенности Иерусалима сделали его не только предметом величайшей любви еврейского народа, но и священным городом для всего цивилизованного человечества - городом Голгофы.

----------------------

Давид - это, упрощенно говоря, результат целого, законченного тысячелетнего этапа (со времен Авраама) в духовном развитии еврейского народа, точнее - в выработке еврейской крови, предназначавшейся для известной уже нам миссии, связанной с будущим физическим воплощением Христа.

Вспомним, что направление эволюции человечества шло в это время сверху - из духовного мира - вниз. И вот, образно говоря, заходящее извне духовное солнце должно было начать подниматься внутри человека, чтобы затем, через тысячу лет после Давида, взойти над вселенной в Иерусалиме на горе Голгофе.

В этой древней способности евреев принимать внутрь своего организма, в свою кровь, космические духовные Христовы силы и состоит, как говорит посвященный XX века, "великая тайна еврейского народа". И главным носителем ее в свое время был кровный предок Иисуса - царь Давид.


2. Соломон. Древние царства

С царя Давида в истории еврейского народа начинается почти пятисотлетняя эпоха древнего царства - вернее, двух еврейских царств. По времени она примерно совпадает с классической, так называемой гомеровской эпохой в истории Древней Греции.

В царствование сына Давида - царя Соломона (970-930 гг. до н.э.) - еврейское государство единожды достигло такого внешнего расцвета и могущества, а еврейский народ - такого политического объединения, - какие больше никогда не достигались им в древности.

Был построен первый храм (960 г. до н.э.), закрепивший Иерусалим в качестве религиозного, а значит, и политического центра еврейского народа. Нужно здесь уточнить, что в те времена храм, как у евреев, так и у греков и других народов, не был тем, чем он является в наше время у тех же евреев или, скажем, у христиан, т.е. домом совместной, соборной молитвы, а был домом Божиим, обиталищем Бога.

В Божий храм человек той эпохи приходил для свидания с Богом, чтобы побыть в обществе Бога в одиночку или толпой в праздничные дни. У греков, как известно, каждый бог имел свой храм соответствующей архитектуры, где стояла его статуя, и человек посещал нужного ему бога в его храме, когда ощущал в этом потребность. Храмы в качестве домов молитвы, т.е. синагоги, появились сначала только у евреев и притом гораздо позже (во время Вавилонского пленения).

Соломону ("Мудрому") традиция приписывает некие произведения афористического философского характера - "Притчи Соломоновы", "Когелет" - и любовно-поэтического характера - "Песнь песней", - включенные в библейский канон.

Но нормальная, благополучная монархия "как у всех" была заказана еврейскому народу ревнивым Иеговой еще через Моисея и Самуила. И царствование Соломона показало это. Как мы уже знаем, царь щедро растратил свои и народные силы на небывалую роскошь - на пресловутых коней (40 тысяч коней, 12 тысяч всадников), на драгоценности и гарем из тысячи женщин, в том числе иноплеменных, от связи с которыми Иегова особо предостерегал. Эти-то язычницы в конце концов и совратили душу Соломона к старости, "и не было уже его сердце нераздельным с его Богом Иеговой, как сердце его отца Давида". И стал он строить своим женам "поганые" высоты и капища для служения и курения их многочисленным идолам - он, великий еврейский царь милостью Иеговы, сын Давидов. Очевидно, царское служение не возвысило и не укрепило дух Соломона, не то, что пророческое служение.

И Иегова, который никогда не скупился на мщения и воздаяния, воздал... еврейскому народу после смерти Соломона (930 г. до н.э.) и разорвал его царство на две части: царство Иудейское, состоявшее из двух колен - Иуды и Вениамина и оставшееся за династией Давида - Соломона, и царство "десятиколенное", Израильское, в котором царствовали случайные захватчики, обычно военные мятежники.

Основным внутренним содержанием следующей эпохи еврейской истории, до Вавилонского пленения, является жестокая борьба Иеговы с язычеством за еврейскую душу. Главными деятелями еврейского народа в эту эпоху были отнюдь не цари и не первосвященники, а пророки. Из их книг мы узнаём, как сильно подвергался еврейский народ влиянию более древних, утонченных и соблазнительных, некогда высоких, но затем выродившихся культур и культов своих соседей - финикиян (Тир), ассирийцев и других. Народ, имевший своей основной заповедью "Не сотвори себе кумира", заразился от язычников культами Ваала, Астарты и т.д., включая самое грубое идолопоклонство. Особенно сильным и гибельным было влияние язычества на северное, Израильское царство, отделившееся от Иерусалима с его религиозным центром и храмом - жилищем Иеговы - и потерявшее таким образом национальный стержень и участие в той великой духовной миссии, без которой избранный народ не мог физически существовать.

Просуществовав кое-как лет двести, это царство было разгромлено Ассирией и ликвидировано в 722 году до н.э. Население его, в составе десяти Израилевых колен, было изгнано, рассеяно по далеким ассиро-вавилонским провинциям, и следы его как части еврейской нации потерялись. Иудейский же народ, сохранивший свою миссию (и вернувший себе впоследствии имя Израиля), существует и поныне.

Так божественно-духовные водители совершили первый крупный и трагический отсев в еврейском народе, изъяв из него бόльшую его часть.


3. Первые пророки

В рассматриваемое время в еврейском народе развернулась эпоха пророков.

Пророчество - это одно из самых ярких и значительных явлений в духовной истории человечества. Это один из величайших даров еврейского и только еврейского народа человеческой цивилизации, оказавший на нее огромное влияние, не ослабевшее до сих пор.

Пророк (наби́) - это ясновидящий, воспринимающий духовным зрением и слухом видения и указания высших существ в божественно-духовном мире и передающий эти указания на Землю людям, как правило, в порядке обязательной миссии.

Пророки - это не политические народные трибуны, они никогда не окружали себя организацией, партией, это не деятели типа греческих политических вождей - Перикла, Аристида, Фемистокла и других.

О пророке говорили, что он "беседует с Богом". О величайшем пророке Моисее в Библии сказано, что больше не появилось в Израиле такого пророка, который говорил бы с Богом "лицом к лицу, уста к устам". Библия почти ничего не сообщает нам о пророках в первые 200 лет после Моисея.

В период завоевания Ханаанской земли (эпоха судей - 1200-1025 гг. до н.э.) еврейский народ был как будто предоставлен самому себе. Об этом периоде Библия, как вы уже знаете, писала : "В те дни дорого было слово Божие, видения были редки". Затем появился пророк Самуил, о котором, собственно, больше говорится как о национальном вожде и организаторе, чем о пророке как таковом, т.е. проповеднике и прорицателе божественного слова.

Затем Библия всё чаще называет имена отдельных пророков и упоминает также о целых "школах" или толпах пророков ("сыны пророков"), которые одновременно осенялись пророческим наитием.

Известны два пророка - современники Давида - Натан и Гад, передававшие ему различные указания, в том числе выговоры и взыскания, от имени Иеговы за его прегрешения. Так, когда Давид коварно отнял жену у Урии Хиттеянина, которого умышленно погубил на войне, к нему явился пророк Натан, посланный Иеговой, и рассказал ему знаменитую притчу о богаче, отнявшем у бедняка единственную отраду - последнюю овечку. Пророк говорил как власть имеющий и не только морально убил великого царя, но и сообщил ему о весьма чувствительной каре, которую возлагает строгий Иегова на своего любимца:

    "Так сказал Иегова: вот Я воздвигну на тебя зло из твоего же дома (имеется в виду мятеж Авессалома, родного сына Давида) и отдам твоих жен твоему ближнему, и будет он спать с твоими женами на глазах этого солнца. Ты сделал тайно, а Я сделаю это перед всем Израилем и перед солнцем".

Эпоху пророков можно разделить на две части. Вначале (X-VIII века до н.э.) действуют пророки "устные" - Натан, Гад, Илия, Элиша и другие, неизвестные нам. Они не оставили после себя собственных писаний.

С VIII по V век до н.э. фигурируют пророки, оставившие после себя письменные проповеди и откровения. Они и составляют наряду с Торой главное бессмертное наследие еврейского народа дохристианской эры, его гордость.

Эпоха пророков - это время созревания и цветения еврейского народа в его духовной миссии. Примерно на эту же эпоху падает и расцвет греческих полисов и греческой колонизации и культуры, по духу противоположной еврейской.

Что же представляла собой по существу эпоха пророков?

Это было время особой, небывалой до христианства, близости Божественно-духовного мира к Земле, когда "небеса были отверсты" и изливали на Землю духовные откровения еврейскому народу для передачи впоследствии всему человечеству. И теми воспринимающими органами человечества, теми небесными вратами, проводниками, трубами, через которые небесный дух изливался на Землю для ее спасения, были еврейские пророки, предтечи Христа. Пророки так и называли это явление излиянием духа и прорицали, что в светлом будущем оно распространится на всё большие круги человечества. Так пророк Иоэль говорил от имени Бога:

    "И Я изолью Мой дух на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны и дочери ваши, и старцы и юноши ваши будут видеть видения" (Иоэль, 3).

Излияние духа через еврейских пророков в человечество в X-V веках до н.э. было как бы последней подготовительной "операцией нагнетания духа" в нашу земную атмосферу, в земной космос, для очищения и одухотворения их перед тем, как сам Владыка космоса Христос спустился на Землю вместе с Царством Небесным.

Одним из величайших пророков был Илия (Элиягу), живший около 900 года до н.э. в северном. Израильском царстве. В это время не было еще пророков-писателей, не писал и Илия. Поэтому о его жизни и деяниях мы знаем только из рассказов библейского летописца, большей частью символических.

Илия жил в царствование Израильского царя Ахава - злостного, неисправимого грешника, женатого на финикиянке Изебель, дочери Тирского царя. Страстная и энергичная язычница подчинила себе Ахава и укрепила идолопоклонство в государстве до такой степени, что сотни пророков Иеговы были истреблены, а языческие лжепророки и их культы господствовали повсюду.

Илии, конечно, зачастую приходилось скрываться. Однажды ему удалось через Ахава созвать всенародное собрание, вызвать туда несколько сотен языческих пророков на спор об истинном Боге, тут же при всем народе доказать их обман и путем чудесного знамения от Иеговы доказать истинность и реальность последнего. Когда народ убедился в этом, Илия велел схватить лжепророков и тут же зарезал их всех до одного.

Илия вообще фигурирует в Библии как чудотворец. Чудотворцем является и его ученик пророк Элиша. Им обоим приписывается, например, оживление умерших детей.

После указанного выступления Илия бежал от гнева Изебель, поклявшейся убить его.

Здесь в Библии (III Царств, 19), следует страница, замечательная по своему страстному поэтическому и печальному ритму сюжетному и ритму словесному, вполне ощутимому, конечно, только в подлиннике:

    "Он встал и пошел, чтобы спасти душу свою, и пришел в Беер-Шева, что в Иудее, и оставил там своего слугу.

    А сам отошел в пустыню на день пути, сел под ракитником и попросил душе своей смерти, говоря: довольно уже, Боже, возьми мою душу, ибо я не лучше отцов моих.

    И лег и заснул под ракитником. И вот ангел коснулся его и говорит: встань и ешь.

    И взглянул Илия: и вот у изголовья его печеная лепешка и кувшин воды. Он поел, и напился, и опять заснул.

    И потом вторично ангел Иеговы коснулся его и сказал: встань, ешь, ибо дальняя дорога перед тобою.

    И встал он, поел и напился, и силою той пищи шел сорок дней и сорок ночей до горы Божией Хореб (Синай).

    И вошел он там в пещеру, и ночевал в ней. И вот было к нему слово Иеговы и сказал ему: что тебе здесь, Элиягу?

    Он сказал: возревновал я об Иегове, Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, разбили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечом. И остался я один, и душу мою ищут, чтобы отнять ее.

    И сказал ему: выйди и стань на горе перед лицом Бога.

    И вот Иегова приходит, и большой и могучий ураган, раздирающий горы и разбивающий скалы перед Богом. Но не в урагане Бог. И после урагана землетрясение, но не в землетрясении Бог. После землетрясения огонь - но не в огне Бог. А после огня - голос безмолвия ("голос тонкой тишины" - шорох).

    Услышав это, Илия закрыл лицо свое плащом, вышел и стал у входа в пещеру. И голос сказал ему: что тебе здесь, Элиягу?

    Он сказал: возревновал я об Иегове, Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, разбили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечом. И остался я один, и душу мою ищут, чтобы отнять ее".

На этом кончается мистическое видение, и Иегова отсылает Илию обратно с новыми поручениями. Что означает эта картина? Может быть, в ней зашифровано событие посвящения Илии как великого пророка у той самой священной горы Синай, где получил посвящение и Моисей и куда последний привел однажды весь народ на поклонение Христу-Иегове.

Ведь о процессе посвящения Библия сообщает всегда в символическом, зашифрованном виде. Так, мы уже знаем, что о посвящении Моисея рассказано как о плавании его в корзине в младенческом возрасте. Мы увидим дальше, что о посвящении пророка Ионы сообщается как о поглощении его морским китом. В евангельском же рассказе о воскрешении Христом мертвого Лазаря имеется в виду посвящение Христом апостола Иоанна. (Ведь всякий акт посвящения включает в себя прохождение через смерть.) Во всяком случае, внутренняя сила этого повествования об Илии вполне соответствует сюжету посвящения.

Приведу еще одно яркое повествование о Илии-пророке.

Однажды царю Ахаву понравился виноградник некоего Навота, расположенный вблизи царской усадьбы. Ахав попросил Навота уступить ему свой виноградник в обмен на другой или за деньги. Навот отказал царю, мотивируя тем, что виноградник у него наследственный, родовой. Ахав пришел домой расстроенный, лег, повернулся к стене и не стал есть. Изебель спросила, в чем дело. Ахав рассказал. Тогда Изебель сказала несколько энергичных слов, которые на современном языке можно выразить так: И таким поведением намерен ты удержать свою царскую власть над Израилем? Вставай (и тут, вероятно, обозвала его чем-нибудь вроде "шляпы"), ешь и не огорчайся. А виноградник Навота уж я тебе сама устрою. И тут же быстро организовала с помощью лжесвидетелей фальшивое обвинение против Навота в оскорблении величества, в результате чего он был казнен. Но только Ахав вошел в его виноградник, чтобы вступить во владение им, как на него наскакивает тут же посланный Иеговой страстный, горячий, полыхающий нравственным негодованием, как пламенем, великий еврей Илия, упирает в него указательный палец и бросает в лицо убийственное обвинение:

    "Гараца́хта вега́м яра́шта? (Harazáchta vegám jaráschta?)"

По смыслу и по резкому звучанию эти скрежещущие слова можно по-русски перевести примерно так:

    - Ты что ж! Зарезал да еще и ограбил?!

И дальше:

    "Слушай же, что сказал Иегова: На том месте, где псы лизали кровь Навота, будут они лизать и твою кровь. И род твой Я истреблю вплоть до последнего мочащегося к стене (т.е. ребенка). И Изебель твоя будет сожрана псами..."

Мягкотелый грешник Ахав испугался, разодрал свои одежды и стал поститься так, что Иегова даже пощадил его и обещал навести заслуженные им злоключения не на него, а на его сына. И действительно - объявленное Иеговой возмездие было осуществлено после смерти Ахава.

Деятельность Илии была завершена тем, что на глазах у своего ученика и преемника, пророка Элиши, он был вознесен на небо (IV Царств, 2):

    "Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная, и кони огненные разделили их обоих, и вознесся Илия в вихре на небо".

Нужно сказать, что все библейские тексты, относящиеся к Илии, взятые в совокупности, не рисуют нам все же достаточно отчетливого, живого облика его, сравнимого по яркости, например, с библейским образом Давида. Он остается личностью мистической (хотя и существовавшей исторически). Но, несмотря на это, Илия какими-то неведомыми путями завоевал интимную любовь всего еврейского народа и был всегда наиболее популярным и почитаемым святым и покровителем его, каждой еврейской семьи и каждого еврея в отдельности. О нем бытует множество преданий в народе и много легенд, записанных в Талмуде. До сих пор в еврейских семьях, празднующих традиционную Пасху, сохранился старинный обычай - во время пасхальной трапезы ставить на стол бокал вина для Илии-пророка и открывать на некоторое время наружную дверь, чтобы Илия мог войти и "выпить" свой бокал, ибо он посещает в праздничный вечер всех евреев. О том же, что в открытую дверь зайдет злоумышленник, беспокоиться не положено, ибо в этот священный вечер еврейские дома находятся под охраной Илии.

Илия также считается ангелом-хранителем младенцев, и в частности, незримо присутствует при каждом обрезании новорожденного мальчика.

Мало того, интимная народная любовь к Илье-пророку перешла от еврейского народа к христианам и мусульманам. Ведь каждый русский крестьянин знает "Илью-пророка" и его небесные повадки (гром и т.п.). (Не является ли, кстати, Илья Муромец неким отражением Ильи-пророка?)

Но несмотря на такой, как бы наивно-легендарный характер облика пророка Илии, - это реальная и могучая духовная индивидуальность.

Я уже сообщил вам, что Илия является предыдущим (за 900 лет) воплощением одного из величайших людей, участника Христова воплощения - предтечи Христа - Иоанна Крестителя (по-еврейски - Иоханан Гаматбил).

Удивительно то, что этот факт подтверждают и еврейские и христианские источники.

Например, пророк V века до Р.Х. Мала́хи прорицает:

    "Вот я пошлю к вам Илию-пророка перед наступлением великого и страшного Божия дня. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам..." (Малахи, 3:23).

А евангелист Лука (гл. 1) пишет, что до рождения Иоанна Крестителя ангел предсказал, что он

    "будет предшествовать перед Господом (Христом), чтобы возвратить сердце отцов детям..."

Талмуд же и многочисленные другие еврейские предания и легенды решительно утверждают, что пророк Илия явится на Землю перед самым пришествием Мессии (Машиаха), чуть ли не за три дня до него, для устройства всяких подготовительных дел, которые подробно перечисляются в легендах, т.е. что Илия должен явиться предтечей Мессии. Но так как евреи не признали в Христе Мессию, то и в Крестителе они, конечно, не увидели Илию-пророка.

Далее отметим поразительную внешнюю сходную опознавательную черту у обоих пророков:

    Одежда Илии:

    "Человек, одетый в волосяную одежду, и кожаный пояс на чреслах его" (IV Царств, 1:8).

    Одежда Иоанна Крестителя:

    "Иоанн носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих..." (Матфей, 3:4; Марк, 1:6).

В таком виде он и изображен художником А. Ивановым на знаменитой картине "Явление Христа народу".

Вот ещё общая биографическая черта: Илия изобличил в грехах царя Ахава и его язычницу-жену Изебель; Иоанн изобличил царя Ирода и его жену Иродиаду в незаконном браке и поплатился за это головой.

Отцу Иоанна Крестителя еще до его рождения ангел предсказывает, что Иоанн

    "многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их и будет предшествовать перед Ним (т.е. перед Христом) в духе и силе Илии..."

Но вот слова самого Христа об Иоанне Крестителе (Матфей, 11:10, 14-15):

    "...он тот, о котором написано: вот Я посылаю ангела Моего перед лицом Твоим, который приготовит путь Твой перед Тобою. (Пророк Малахи, 3:1)

    ..........................................................................................

    И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти.

        Кто имеет уши слышать, да слышит!"

Я привел большую часть того, что написано в Библии и в Евангелии об Илии-Иоанне. Как видите, этого недостаточно, чтобы создать ясное представление об облике Илии. Сам Илия никаких писаний не оставил. Он принадлежал к эпохе дописьменного пророчества, когда пророчество еще не снизошло в письменность, в "литературу". Это значит, что он пребывал в духовных областях более "архаических", более высоких и, соответственно, менее доступных нашему взору, чем последующие письменные пророки. Илия прошел в своем развитии через длинный ряд перевоплощений до границы между человеческим и божественным и, следовательно, был существом очень древнего происхождения.

Мы, простые люди, можем лишь смутно ощущать его как легендарную личность, т.е. так, как ощущал его всегда еврейский народ.

И, наконец, приведу вам еще одно свидетельство Евангелия о величии Илии. Речь идет о так называемом Преображении Иисуса Христа, которое Он явил перед тремя из своих учеников (Матфей, 17):

    "...взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна... и возвел их одних на гору высокую. И преобразился перед ними: и просияло лицо Его, как солнце, одежды Его сделались блистающими, белыми, как свет.

    И вот явились им Моисей и Илия и беседовали с Иисусом...

    Ученики пали на лица свои и очень испугались..."

Отсюда мы видим, что Илия является одним из двух величайших водителей еврейского народа в прошлом, которых Христос вызвал "на свидание" с Собой на глазах трех Своих ближайших апостолов.

Что касается самого явления Преображения, то оно, по-видимому, означает духовное открытое свечение божественной ауры, которую могут явно видеть и выносить лишь ясновидящие или посвященные. В Библии встречается еще выражение: "и показалась Слава Господня". Вероятно, это однородные явления. Здесь тоже Моисей и Илия явились "в Славе".

-------------------------------

Следует упомянуть еще израильского пророка Элишу, ученика Илии, ради одного связанного с ним поучительного эпизода.

Арамейские войска, ведущие войну с Израильским царством, преследуют Элишу, чтобы схватить его. Они настигают его в одном городе ночью.

    "Поутру служитель человека Божия (т.е. Элиши) встал, вышел и увидел войско вокруг города, и коней, и колесницы. И сказал слуга ему: увы, господин мой, что нам делать?

    И сказал он: не бойся, потому что тех, что с нами, больше, чем тех, что с ними.

    И помолился Элиша и сказал: Боже, открой ему глаза, чтобы он увидел. И открыл Иегова глаза слуге, и увидел он, что вся гора наполнена огненными конями и колесницами вокруг Элиши.

    И когда неприятели спустились к нему, Элиша помолился Богу и сказал: порази этот народ слепотой. И Бог поразил их слепотой..."

Здесь раскрывается тайна многих "странных" побед малочисленных сил над большими армиями: например, сокрушительных побед небольших революционных или партизанских отрядов над регулярными армиями, побед Вьетнама, Израиля и т.д. Оказывается, что кроме физических бойцов рядом с малыми отрядами иногда действуют еще "огненные воины", и против танков - "огненные колесницы", видеть которые можно только "открытыми глазами". Впрочем, те бойцы, которым помогают "огненные кони", ясно ощущают их рядом с собой.

Замечателен и конец этой истории. Ослепленных воинов Элиша отвел в Самарию, столицу Израильского царства, и там по его мольбе Бог снова вернул им зрение. Царь Израильский, разумеется, тут же захотел перебить врагов, попавших к нему в ловушку. Но Элиша запретил ему: Не трогай их! Можешь убивать тех, кого сам захватишь твоим мечом (т.е. в честном бою, а не с помощью Бога через меня). А сейчас потрудись накормить их и отошли к их государю.

    "И приготовили им большой обед, и они ели и пили и ушли к начальникам своим. И не ходили больше полки арамейские в землю Израилеву".

Этот величественный эпизод проявления любви к врагам во время войны, акт гашения войны любовью, - вероятно, первый в истории или в преданиях человечества. С великой национальной гордостью мы констатируем и в нашем нынешнем государстве Израиль и у его армии такую же нравственную высоту.

Учтите, что у Моисея не было еще заповеди о любви к врагам.

Элиша жил лет за 900 до Христа и лет за 300 до первой проповеди универсальной любви Гаутамы Будды. Если даже рассматривать указанный эпизод как легенду, то само наличие его в Библии является достойным украшением ее и показателем неизмеримой духовной высоты еврейского пророчества вообще.



C великого пророка Иешайи начинается ряд пророков-писателей, произведения которых почитаются как Священное писание у еврейского и у всех христианских народов.

О Иешайе известно, что его пророческая деятельность продолжалась около 39 лет - от 740 до 701 года до н.э.

Главные великие пророки после Иешайи:

Иеремия - родился около 650 года до н.э., дожил до разгрома Иудейского царства и Вавилонского пленения.

Иехезкель - пророк времен Вавилонского плена. Его деятельность - около 592-570 гг.

Даниил - современник Иехезкеля.

Эзра - эпохи Второго храма.

Кроме книг этих маститых пророков, Библия содержит еще 12 небольших книг "малых" пророков разного значения. Да еще надо сказать о большой книге Псалмов, в большинстве своём приписываемых псалмопевцу - царю Давиду.

Жизнеописаниями пророков авторы Библии не интересовались, изображения, портреты их были, конечно, строго запрещены.

Но спустя тысячелетия христианское художественное сознание в лице Микельанджело сумело воссоздать видимые образы людей пророческого ранга. Посмотрите репродукции фресок Микельанджело на потолке Сикстинской капеллы (1508-1512 гг.), где вы найдете портреты многих библейских персонажей, в том числе нескольких пророков: Иешайи, Иеремии, Иехезкеля, Захарии, Иоэля, Даниила, Ионы. Смотрите долго и часто на эти лица!


1. Обличения и угрозы

Главными мотивами пророчеств были прежде всего проповеди о соблюдении Моисеевых заповедей и предостережения о неизбежности возмездия за их нарушение.

Еврейский народ оказался "жестоковыйным" злостным грешником, не выполняющим заповедей Божиих, он изменяет самому Иегове - служит поганым идолам, за что пророки грубо обзывают его блудницей, - и нравственно опустился. Таким образом, он не выполняет договора Иеговы с праотцом Авраамом, а также главных заповедей Моисеевых: о беззаветной любви к Иегове и любви к ближнему. Грешит он, конечно, и против заповедей ритуальной чистоты.

Поэтому над ним должны свершиться и вот уже свершаются угрозы и проклятия Моисеевы: "И рассеет тебя Иегова по всем народам... И погибнете между народами и пожрет вас земля врагов ваших..." и т.д. Эти пророчества особенно страшно звучали в эпоху Ассирийского и Вавилонского разгрома и пленения еврейского народа.

Но Моисей сулил не только возмездие и казни. Он предрекал после них покаяние и возвращение к Богу и к своей земле. Вспомним слова Моисея:

    "И приведет тебя Иегова в землю, которою владели отцы твои, и овладеешь ею, и облагодетельствует Он тебя, и размножит тебя более отцов твоих..."

Этот мотив, так громко и чудесно звучащий в наше время в сердце каждого живого еврея, развит пророками с неповторимой поэтической силой.

Приведу из книг разных пророков несколько отрывков, расположенных по главным темам. О великой красоте и силе пророческой речи можно, конечно, судить лишь отчасти по русскому переводу с могучего древнего еврейского языка.

Начинаем с первой главы книги самого маститого пророка Иешайи, в которой хорошо слышен его громкий нравственный призыв и бичующая сила:

    "Откровение Иешайи, сына Амоца, которое он провидел о Иудее и Иерусалиме во времена Узиягу, Иотама, Ахаза, Хизкиягу, царей Иудейских.

    Слушайте небеса, и внимай земля, ибо Иегова говорит.

    Вырастил Я и возвысил сыновей, а они изменили Мне.

    Знает вол владельца своего, и осел - ясли господина, а Израиль не знает, Мой народ не разумеет Меня.

    О, народ грешный, племя тяжкой вины, семя злодейское, сыны погибели! Оставили Иегову, презрели святого Израилева, повернулись вспять.

    Чем больше вас бьют, тем больше злобитесь. Вся голова в язвах, все сердце исчахло. От головы до пят нет на нем здорового места - лишь язвы, опухоли и свежие раны, неочищенные, неперевязанные, не смягченные елеем.

    Земля ваша опустошена, города ваши сожжены огнем. Поля ваши на ваших глазах поедают чужие...

    И осталась дщерь Сиона как шалаш в винограднике, как сторожка в огороде, как город осажденный".

Последний стих на фоне жестких и бичующих предыдущих слов звучит с неожиданной печальной силой, как всплескивание руками о великой потере. И к нему примыкает следующий стих:

    "Если бы Иегова Саваоф не оставил нам небольшого остатка, мы были бы как Содом, остались бы как Гоморра".

Дальше следует изложение высоких религиозно-нравственных воззрений пророков, высказанных с гневом:

    "Слушайте же слово Иеговы, вы, князья содомские, внимай закону Бога нашего, народ гоморрский.

    К чему мне множество жертвоприношений ваших? - говорит Иегова. - Я пресыщен всесожжениями баранов и туком жирного скота и не хочу больше крови быков, овец и козлов.

    Когда вы приходите являться перед лицо Мое - кто просит этого от вас? Кто просит вас топтать мои дворы?

    Не носите больше даров фальшивых. Курения ваши отвратительны для Меня. Новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть как всенародный обман.

    Новомесячия и праздники ваши ненавидит душа Моя. Они - бремя для Меня, Мне тягостно выносить их.

    И когда вы простираете руки ко Мне, Я отвожу Мои глаза от вас, и когда вы много молитесь, Я не слушаю: ваши руки полны крови!

    Омойтесь, очистите себя, удалите ваши дурные дела от глаз Моих, перестаньте творить зло.

    Учитесь добру, ищите правосудия, поддерживайте угнетенного, защищайте сироту, заступайтесь за вдову" (Иешайя, 1).

Итак, Иешайя выражает решительное пренебрежение религиозным храмовым культом в сравнении с реальной, живой нравственностью. Такое выступление, да еще всенародное, в эпоху всеобщего господства культа даже у евреев, свидетельствует о необычайной, недосягаемой духовной высоте пророков и мощи их духовного импульса, который действует вплоть до наших времен.

Вот на эту же тему слова пророков Амоса и Иеремии:

    "Ненавижу Я, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время ваших собраний.

    Когда возносите Мне всесожжения и приношения, Я не принимаю их и не гляжу на ваши жертвы из тучного скота.

    Удали от меня шум песнопений твоих, звуков арф твоих не хочу слушать.

    Пусть лучше правосудие течет, как река, и справедливость, - как мощный поток" (Амос, 5).

    "И сказал мне Иегова: ты не молись о благе этого народа. Когда они будут поститься, Я не услышу их молитвы, и если они вознесут всесожжения и дары, Я не приму их, но истреблю их мечом, и голодом, и чумой" (Иеремия, 14).

Продолжим теперь первую главу книги Иешайи:

    "Как стала блудницей верная столица, исполненная правды! Правда обитала в ней, а теперь - разбойники.

    Серебро твое стало фальшивым, вино твое разбавлено водой.

    Князья твои - отступники и сообщники воров. Все они любят взятки и гоняются за мздою. Сироту не защищают, и тяжба вдовы не доходит до них.

    Посему, говорит Господь, Иегова Саваоф, сильный Израилев: о, удовлетворю, утешу Я себя над противниками Моими и отмщу врагам Моим!

    И обращу на тебя руку Свою, и очищу твое серебро, и удалю из него твои примеси.

    И опять поставлю тебе судей, как прежде, и советников, как вначале. После этого ты будешь названа городом правды, столицей верной.

    Сион искупится правосудием, и обратившиеся его сыны - справедливостью.

    Всем же отступникам и грешникам - погибель, и изменившие Иегове будут истреблены".

Пророк Иеремия бичует проявление идолопоклонства у евреев:

    "Как пойманный вор, осрамил себя дом Израилев - его цари, князья, священники и пророки.

    Они говорили дереву-идолу: ты мой отец и камню: ты родил меня; они повернулись ко мне спиной, а не лицом. А в час бедствия своего будут говорить: встань и спаси нас!

    А где же твои боги, которых ты сам сотворил себе? Пусть они встанут, если могут, и спасут тебя в час твоего бедствия. Ибо сколько у тебя городов, столько и богов у тебя, Иудея!" (Иеремия, 2).

О той же "мерзости" идолопоклонства говорит Иехезкель:

    "...идоложертвенники ваши будут опустошены, ваши столбы в честь солнечного божества будут разбиты...

    И положу трупы сынов Израилевых перед идолами их, и рассыплю кости ваши вокруг жертвенников ваших.

    ..........................................................................................

    Но Я соберу остаток ваш, и останутся от вас уцелевшие от меча среди народов, когда вы будете рассеяны по землям.

    И вспомнят обо Мне уцелевшие ваши среди народов, куда будут отведены в плен, когда Я приведу в сокрушение блудное сердце их, отпавшее от Меня, и глаза их, блудившие вслед идолам. И они сами перед собой испытают отвращение за то зло, какое они сделали в мерзостях своих…" (Иехезкель, 6).

    "...Так говорит Господь Бог:

    ...за то, что вы по уставам Моим не поступаете и постановлений Моих не исполняете...

    Посему... вот Я против тебя и произведу среди тебя суд перед глазами язычников.

    И сделаю над тобою то, чего Я никогда не делал и подобного чему впредь не буду делать, за все твои мерзости.

    За то отцы будут пожирать сыновей среди тебя, и сыновья будут пожирать отцов своих... И весь остаток твой развею по всем ветрам" (Иехезкель, 5).

(Вспомним, что проклятие о пожирании своих детей произнес еще Моисей.)


2. О великом будущем еврейского народа

Обратите внимание на то, что основной мотив пророчеств о далеком будущем Израиля - это не государственное, а его духовное величие и духовное предводительство среди других народов. "Из Сиона выйдет учение и слово Божие из Иерусалима". В Иерусалим "будут приходить многие племена и сильные народы, чтобы взыскать Бога..." и т.д.

    "Слово, которое открылось Иешайе, сыну Амоца, об Иудее и Иерусалиме.

    И будет в последние дни: гора храма Божия будет поставлена во главе гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы.

    И пойдут многие народы и скажут: придите и взойдем на гору Божию, в храм Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям, и будем ходить по стезям Его.

    Ибо из Сиона выйдет учение и слово Божие - из Иерусалима.

    И рассудит Он народы и обличит многие племена.

    И перекуют мечи свои на орала и копья свои - на серпы. Не поднимет народ на народ меча и не будет более учиться воевать.

    О, дом Иакова! Придите, и будем ходить в свете Божием" (Иешайя, 2).

Следующие несколько отрывков, приписываемых Иешайе, принадлежат, как установлено, некоему неизвестному пророку ("Великому Анониму"), автору глав от 40-й до конца книги (возможно, здесь даже несколько авторов-анонимов). Во всяком случае, любой читатель заметит разницу между строгими, бичующими пророчествами первых глав книги Иешайи, полными угроз, и следующими - утешительными речами последних глав от 40-й и дальше.

Вот выдержки из глав 40 и 41:

    "Утешьте, утешьте народ Мой, говорит ваш Бог.

    Говорите сердцу Иерушалаим и возвестите ей, что исполнилось ее время, что вина ее искуплена, что приняла она возмездие от руки Иеговы вдвое за все грехи свои.

    ..........................................................................................

    Взойди на высокую гору, благовестница Сиона! Возвысь с силою голос свой, благовестница Иерушалаим! Возвысь, не бойся; скажи городам Иудиным: вот Бог ваш!

    Вот Господь Бог грядет с силою, и мышца Его со властью. Вот награда Его с Ним, и вот даяние Его перед лицом Его.

    Как пастырь, Он будет пасти стадо Свое, ягнят будет брать на руки и носить у груди" (Иешайя, 40).

    "А ты, Израиль, раб Мой, Иаков, которого Я избрал, семя Авраама, любившего Меня!

    Ты, которого Я взял от концов земли и призвал от краев ее, и сказал тебе: ты Мой раб, Я избрал тебя и не отвергну тебя.

    Не бойся, ибо Я с тобою; не смущайся, ибо Я Бог твой, Я укреплю тебя, помогу тебе и поддержу тебя десницею правды моей.

    Вот, в стыде и посрамлении, останутся все раздраженные против тебя, обратятся в ничто и погибнут противники твои.

    ..........................................................................................

    Не бойся, червь Иаков, малочисленный Израиль. Я помогу тебе, - говорит Иегова, искупитель твой, святой Израилев. (Иешайя, 41)

    ..........................................................................................

    Как прекрасны на горах ноги вестника, возвещающего мир, благовествующего радость, несущего спасение, говорящего Сиону: воцарился твой Бог!" (Иешайя, 52)

Пророк Иоэль рисует светлое будущее после того, как Бог восстановит благополучие своего раскаявшегося и вернувшегося к нему народа. О высокой духовности того времени он говорит так:

    "И будет после того: Я изолью мой дух на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны и дочери ваши. Старцы ваши будут видеть вещие сны, юноши будут видеть видения.

    И также на рабов и рабынь Я в те дни изолью Мой дух.

    И покажу знамения на небе и на земле: кровь, и огонь, и столбы дыма.

    Солнце превратится в тьму, луна - в кровь перед наступлением великого и страшного Божьего дня.

    И всякий, кто призовет имя Бога, спасется. Ибо на горе Сион и в Иерусалиме будет спасение и для остальных, которых призовет Иегова" (Иоэль, 4:3).

    Вот пророчество Амоса, полное особого значения и смысла в нашу эпоху:

    "Вот наступят дни, - говорит Господь Бог, - когда Я пошлю на землю голод, но голод и жажду не на хлеб и воду, а на слышание слова Божия.

    И будут скитаться и бродить от моря до моря и от севера к востоку в поисках слова Божия и не найдут.

    И в тот день будут падать в обморок от жажды красивые девы и юноши..." (Амос, 8)

И, наконец, из Захарии:

    "Так говорит Бог Саваоф:

    Возревновал Я о Сионе ревностью великою и с великим гневом.

    ...Я вернусь в Сион и буду обитать в Иерусалиме, и будет называться Иерусалим городом Истины, и Божия гора - горою Святыни.

    ...И снова старцы и старицы будут сидеть на улицах Иерусалима, каждый с посохом своим в руке от долгой жизни.

    И улицы этого города наполнятся играющими детьми - мальчиками и девочками.

    ..........................................................................................

    Как вы, дом Иудин и дом Израилев, были проклятием у народов, так Я спасу вас, и вы будете благословением...

    ..........................................................................................

    И пойдут жители одного города к жителям другого и скажут: пойдем молиться Иегове и взыщем Его. И каждый скажет: пойду и я.

    И будут приходить многие племена и сильные народы, чтобы взыскать Иегову Саваофа и помолиться перед лицом Его в Иерусалиме.

    Так говорит Иегова Саваоф: в те дни будет так, что десять человек из разноязычных народов будут браться за полу иудея, говоря: мы пойдем с вами, ибо мы слышали, что с вами Бог" (Захария, 8).



1. Идолопоклонство как блуд и кара за него

Измену еврейского народа единому Богу Иегове пророки символически изображают как супружескую измену жены своему законному мужу. Они говорят об этом с негодованием и мучительным отвращением, обзывают изменницу блудницей, шлюхой (зона́), грубо описывают ее постыдное распутство, сравнивают с "резвой верблюдицей", ослицей и т.п., угрожают жестокими и постыдными карами.

Цитируем Иеремию и Иехезкеля.

Проповеди Иеремии

    "Твое зло накажет тебя же, и беззаконие твое обличит тебя. Ибо вот смотри и знай, как худо и горько то, что ты оставила твоего Бога, и страха Моего нет в тебе, - говорит Господь Бог Саваоф.
      Уже издавна Я разбил твое ярмо, разорвал твои узы, и ты говорила: не буду служить идолам. А между тем на каждом высоком холме и под каждым зеленым деревом ты распутствовала как блудница.
      Я насадил тебя как благородную виноградную лозу, несущую семена истины, как же ты превратилась у Меня в чуждую засохшую ветвь?
      Поэтому, сколько бы ты ни мылась и ни тратила на себя щелоку, вина твоя остается пятном предо Мною, - говорит Господь Бог.
      Как можешь ты говорить: я не осквернила себя, не ходила во след Ваала? Гляди: вот виден твой путь вдоль долины. Пойми, что ты творила, резвая верблюдица, рыщущая по извилистым дорогам.
      Дикая ослица из пустыни, жадно, похотливо глотающая ветер, кто удержит ее при течке? Все, неустанно ищущие ее, настигнут ее в ее месяце.
      Ты не жалела босых ног и жаждущей гортани, ты в отчаянии сказала: нет, люблю чужих и за ними пойду" (Иеремия, 2).
      "Сыновья твои оставили Меня и клянутся теми, которые не боги. Я вскормил их, а они развратились и толпятся в домах блудниц.
      Это рьяные, откормленные жеребцы; каждый из них ржет на жену другого.
      Неужели Я не накажу за это? - говорит Иегова, - и не ответит душа Моя такому народу, как этот?" (Иеремия, 5)
       "Я задеру твой подол на голову твою, и обнажится срам твой.
      Я видел твой блуд, твои неистовые мерзости и разврат! Горе тебе, Иерушалаим!
      Доколе же не очистишься?" (Иеремия, 13)
      "Ведь если муж отпустит свою жену и она уйдёт от него и сделается женою другого, то разве может он возвратиться к ней опять? Не осквернилась ли бы этим страна? А ты со многими любовниками блудодействовала и однако же - возвратилась ко мне, - говорит Иегова.
      Подними глаза свои на высоты и посмотри: где только не блудодействовали с тобою на дорогах, на которых ты сидела как аравитянин в пустыне?
      Ты так осквернила землю своим блудом и злом, что даже были задержаны дожди ранние и поздние.
      Возвратись, отступница Израилева, - говорит Иегова, - Я не изолью гнева Моего на вас, ибо Я милостив, не вечно буду негодовать. Только признай свою вину, измену твоему Богу…
      Возвратитесь, дети-отступники, - говорит Иегова, - ибо Я владыка ваш и возьму вас по одному из города, по два из племени и приведу вас на Сион. И дам вам пастырей по сердцу Моему, которые будут пасти вас со знанием и разумением" (Иеремия, 3).

Пророчества Иехезкеля

    "И было ко мне слово Иеговы: сын человеческий! Выскажи Иерушалаим ее мерзости.
      ...В день, когда ты родилась, пупа твоего не отрезали, водою ты не была омыта, и солью ты не была осолена, и пеленами не повита.
      Ничей глаз не сжалился над тобою, чтобы из милости к тебе сделать тебе что-нибудь из этого. Но в день твоего рождения тебя выбросили в поле с презрением к жизни твоей.
      И проходил я мимо тебя, и увидел, как ты захлебывалась в крови своей, и сказал тебе: "В крови твоей живи!" Так я сказал: "В крови твоей живи!"
      Я умножил тебя, как полевые растения. Ты выросла, стала большая и достигла красы красот. Поднялись твои груди, и волоса у тебя выросли. Но ты была нага и не покрыта.
      И проходил Я мимо тебя и увидел, что настала твоя пора, пора любви. И простер Я над тобою Мое крыло, покрыл наготу твою, поклялся тебе и заключил завет с тобою, и ты стала Моею.
      Омыл Я тебя водою, смыл с тебя твою кровь и помазал тебя елеем.
      Я одел тебя в узорчатые ткани, обул тебя в цветные сандалии, опоясал тебя виссоном и покрыл шелковым покрывалом.
      Нарядил тебя в украшения, надел на руки твои запястья и на шею ожерелье.
      И дал тебе кольцо на твой нос, серьги к ушам твоим и венец прекрасный на голову.
      Так украшалась ты...
      А питалась ты лучшим пшеничным хлебом, медом и елеем, и стала ты весьма красивой, и достигла царственного величия.
      И пронеслась по народам слава твоя за красоту твою, ибо она была совершенна при том великолепии, которое Я придал тебе, - говорит Господь Бог.
      Но ты понадеялась на красоту свою и, пользуясь славой твоей, стала блудить и изливала свой блуд на всякого мимоходящего.
      И сложила ты из своих одежд пестрые высоты, и распутствовала на них, как никогда не бывало и не будет.
      Из золотых и серебряных украшений, которые Я дал тебе, ты сделала мужские идолы и блудодействовала с ними.
      И покрыла их своей узорчатой одеждой, и ставила перед ними хлеб, которым Я питал тебя, и Мой елей и Мои благовонные курения. И это было, - говорит Господь Бог.
      Но мало было тебе твоего блудодейства - ты взяла сыновей и дочерей твоих, которых ты родила Мне, и приносила их в жертву им на съедение...
      И при всех твоих мерзостях и блудодеяниях ты не вспомнила о днях юности твоей, когда ты была нага, и непокрыта, и брошена в крови своей.
      После всех злодеяний твоих - горе, горе тебе! - говорит Господь Бог.
      Ты построила себе высоты и притоны на каждой улице, на каждом перекрестке, позорила красоту твою, и раскидывала ноги для каждого мимоходящего, и умножила распутство свое.
      Блудила ты с сыновьями Египта, соседями твоими, людьми упитанными, и с сыновьями Ассура и не насытилась... и умножила блуд свой до Халдеи, но и тем не удовольствовалась.
      Как истомлено твое сердце, - говорит Господь Бог, - оттого, что ты все это делала, как необузданная блудница!
      ...Но ты была не как обычная блудница, ибо ты отвергала подарки любовников, а сама дарила им подарки, чтобы они приходили к тебе со всех сторон блудить с тобою.
      Это было противное тому, что бывает с женщинами: не за тобою гонялись, но ты давала подарки и покупала любовников.
      Посему выслушай, блудница, слово Божие.
      Так говорит Господь Бог: за то, что ты так сорила деньгами и в блудодеяниях твоих раскрывалась нагота твоя перед любовниками и всеми мерзкими идолами твоими, и за кровь сыновей твоих, которые ты отдавала им.
      За то вот Я соберу всех любовников твоих, которыми ты услаждалась, и которых ты любила, и которых ненавидела, и соберу их отовсюду против тебя, и раскрою перед ними наготу твою, и увидят весь срам твой.
      И будут судить тебя, как судят распутниц и проливающих кровь. И предам тебя кровавой ярости и ревности.
      Предам тебя в руки их, и они разорят блудилище твое, и раскидают притоны твои, и сорвут с тебя одежды твои, возьмут наряды твои, и оставят тебя нагою и непокрытою.
      И созовут на тебя толпу, и побьют тебя камнями, и изрубят мечами.
    ..........................................................................................
      И утолю над тобою гнев Мой, и отступит от тебя ревность Моя, и успокоюсь, и уже не буду гневаться.
    ..........................................................................................
      Ибо так говорит Господь Бог: Я поступлю с тобой, как поступила ты, презревши клятву и нарушив Завет.
      Но Я вспомню Завет Мой, заключенный с тобой в дни твоей юности, и восстановлю его с тобой навеки...
      И ты будешь вспоминать и стыдиться, когда Я прощу тебе все твои дурные деяния" (Иехезкель, 16).


2. Слова прощения, любви и утешения

Но Иегова не только карает и бичует свою изменницу-жену - израильский народ. Он затем прощает ее, утешает, как горемычную мать. И пророки от Его имени обращают к ней сильные слова такой божественной и мужественной любви и нежности, что, читая их в оригинале, можно задохнуться от волнения.

Нигде в мировой поэзии нет ничего равного этим стихам Иешайи и Иеремии, и сама библейская любовная поэма "Песнь песней" не идет в сравнение с этими любовными речами строгого, ревнивого бородача-Иеговы на святом языке Моисеевых заповедей и пророческих бичеваний.

К сожалению, этих любовных стихов Иеговы очень, очень мало. Привожу главные из них почти полностью.


Из Иешайи

    "Ликуй, бездетная, не рожавшая. Воспой песню и возрадуйся, не испытавшая родов, ибо будет у одинокой больше детей, чем у замужней, - сказал Иегова.
      Расширь свои шатры, растяни их полотнища, не жалей, удлини веревки, забей новые колья.
      Ибо ты буйно распространишься во все стороны, потомки твои овладеют народами и заселят опустошенные города.
      Не бойся, ибо не будешь пристыжена, не смущайся, ибо не будешь посрамлена. Ты забудешь стыд юности твоей и бесславие вдовства твоего не будешь вспоминать.
      Ибо твой супруг есть твой Творец. Его имя - Бог Саваоф, и искупитель твой - святой Израилев, Бог всей земли.
      Ибо Иегова призовет тебя как жену, оставленную и скорбящую духом. Разве может быть отвергнута жена юности? - сказал твой Бог.
      Лишь на миг один Я оставил тебя, и с великим милосердием Я восприму тебя.
      В пылу гнева Я сокрыл на мгновение лицо Мое от тебя и с вечной милостью Я пожалею тебя, - сказал искупитель твой, Иегова.
      Ибо как Я поклялся, что воды Ноева потопа не придут более на землю, так поклялся Я не гневаться на тебя и не бранить тебя.
      Горы отступят, и холмы поколеблются, но милость Моя не отступит от тебя и завет мира Моего не поколеблется, - сказал помиловавший тебя Иегова.
    ......................................
      Бедная, мятущаяся, безутешная!
      Вот Я уложу твои камни на рубинах и основания твои сделаю из сапфиров.
      Сделаю окна твои из карбункула, ворота из жемчужин и всю ограду твою из драгоценных камней.
      И все сыновья твои будут научены Богом, и великий мир будет у них!" (Иешайя, 54)

Из Иеремии

Приводимые здесь два отрывка из Иеремии обладают поистине потрясающей поэтической силой. В отличие от стихов Иешайи они ритмизованны.

Жена Иеговы здесь (как и часто у пророков) персонифицирована в образе города Иерушалаим (имя его - женского рода, как и другое, поэтическое имя этого города - Сион).

К сожалению, первая же строчка плохо поддается русскому переводу. В оригинале написано буквально: "Вспомнил я тебе благодать твоей юности..." и т.д. Но по-русски нужно говорить - либо "Припомнил я тебе благодать твоей юности...", что звучит чуждо (почти зловеще), либо "Вспомнил я о тебе...", что ломает всю еврейскую фразу. Пришлось остановиться на втором варианте, но предлог "о" поставлен в скобки. Трудно также передаются слова, переведенные здесь как "благодать" и "брачную". Остальные строчки переводятся легко.

Но главная поэтическая, потрясающая сила заключена именно в этих двух начальных строчках, и только тот, кто знает этот древний язык, может воспринять ее во всей силе. И вряд ли найдутся в мировой поэзии стихи, равные по силе первому четверостишию:

    "И было слово Божие ко мне такое:
    Иди и возгласи в уши Иерушалаим:
    Так говорит Иегова:
    Вспомнил Я (о) тебе - благодать твоей юности,
         Любовь твою брачную,
    Как шла ты за Мною в пустыне,
         По земле невозделанной.

    Свят для Иеговы Израиль!
         Начаток Его плодов.
    Пожирающие его будут осуждены,
    Беда на них грянет, - сказал Иегова!
                                        (Иеремия, 1)

Вот и всё... Но слух и зрение еврея улавливают здесь образ молодой девы-кочевницы, высокой, большеглазой, шагающей по горячим пескам пустыни большими босыми ногами, с головой, закутанной в платок, который она придерживает у лица. Она шатается и часто спотыкается, но шагает большими шагами - ее, бывшую рабыню, ведет, почти силой волочит, с громом, с огненным столбом впереди, строгий до беспощадности, божественный Супруг, ведет навстречу самой великой и страшной судьбе: Он бывает не только жестоким, но и грубым, обзывает ее блудницей. Но на сей раз через молодого еще пророка Иеремию сказал ей несколько ласковых слов, всего несколько слов, но какой силы!..

Вот еще одна сильная и музыкальная строфа из Иеремии (цитируемая и в Евангелии), где фигурирует праматерь Рахиль:

    "Так говорит Иегова:
    Голос в Раме слышен -
    Стоны и горестный плач.
    Рахиль оплакивает детей своих,
    Не хочет утешиться о детях своих,
         Ибо не стало их...
    Уйми же твой голос от плача
    И глаза твои от слез.
    Ибо есть награда за твое деяние -
    И они возвратятся из вражьей земли,
    И есть надежда для будущего твоего -
    Дети вернутся в родные пределы".
                                          (Иеремия, 31)



Еврейские пророки силой своего ясновидения в высших мирах видели приближающегося Христа в духовных сферах Земли задолго до Его воплощения в человеческом теле, т.е. до Рождества Христова.

Некоторые пророчества говорят об этом прямо, как, например, приводимое ниже пророчество Иешайи, гл. 6; другие говорят преимущественно не о самом существе Христа, а о несомненно христианских идеях и учениях. Ряд еврейских ветхозаветных пророков на протяжении тысячелетия до Р.Х. - это, по существу, последовательный ряд подготовителей пришествия Христа. Именно пророки (а не священники, и даже вопреки священникам) создавали в еврейском народе главную духовную струю чистой крови, нужную для воплощения Христа в еврее Иешуа (Иисусе) из Назарета. В начале и в конце этого пророческого ряда стоит Илия-пророк, он же Иоанн Креститель - непосредственный предтеча и креститель Иисуса.

Привожу в первую очередь главу 6 из Иешайи (целиком) - описание видения Христа великим пророком.

    "В год смерти царя Узиягу увидел я Господа, сидящего на престоле высоко вознесенным, и края Его риз наполняли весь храм.

    Над Ним стояли Серафимы, по шести крыл у каждого: двумя закрывал он лицо свое, двумя закрывал свои ноги и двумя летал.

    И взывали они друг к другу, говоря: свят, свят, свят Бог Саваоф! Полна вся земля Его славы!

    И от голоса их зашатались косяки дверей и храм наполнился дымом курений.

    И сказал я: горе мне, я погиб! Ибо я человек с нечистыми устами, живу среди народа с нечистыми устами - и глаза мои видели Царя, Бога Саваофа!

    Тогда полетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь; он взял его щипцами с жертвенника.

    И дотронулся им до уст моих и сказал: вот это коснулось твоих уст и нечистота твоя удалена, и грех твой искуплен.

    И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать, и кто пойдет для нас?

    И я сказал: вот я! Пошли меня!

    И сказал Он:

    Пойди и скажи этому народу: слышать слышите и не понимаете, видеть видите и не разумеете!

    Ожирело сердце этого народа, заглохли его уши, глаза сомкнулись, да не увидит глазами, не услышит ушами, и не уразумеет сердцем, и не обратится, чтобы исцелиться ему.

    И я спросил: доколе, о Господи?

    И Он сказал: доколе не опустеют города без жителей и дома без людей, и земля эта вся одичает.

    И удалит Бог людей, и великое запустение будет на земле.

    И если останется десятая часть, то еще раз будет очищена огнем, и как от дубовых деревьев в листопад остается только ствол, так останется ее стволом святое семя" (Иешайя, 6).

Рассмотрим некоторые существенные пункты этого пророчества-видения.

Прежде всего - откуда следует, что это пророчество именно о Христе?

Во-первых, формально - от наименования Бога Господом (Адонай), что относится именно к Христу.

Во-вторых, об этом свидетельствует другой великий пророк, евангелист Иоанн. Он цитирует это пророчество, а также другое из Иешайи, гл. 53, приводимое ниже, и пишет:

    "Это сказал Иешайя, когда видел славу Его (т.е. Христа) и говорил о Нем" (Иоанн, 12:41).

Дальше. Сама образность, видимость Божества свидетельствует о том, что здесь речь идет не об Иегове, строго невидимом Боге, Которому запрещалось приписывать какой-либо образ и видимость, так что здесь может идти речь только о Христе - о Боге, Который прошел через таинство воплощения, материализации и тем самым допустил Свою видимость, что, в частности, связано с расцветом в дальнейшем изобразительных искусств, вплоть до изображений Христа. Правда, и в первом видении Моисея - Неопалимой Купине - также в видимом проявился Христос, но явно не говорится о проявлении Бога в этом видении. Что же касается самого Иеговы, то во всей Библии нигде не говорится о какой-либо видимости и образе Его, а только о Его словах и действиях.

Обратим теперь внимание на эпизод возложения миссии на пророка, выраженный всего в двух коротких фразах. Господь говорит: "Кого мне послать?", и Иешайя отвечает: "Вот я! Пошли меня!" В этих немногих простых словах скрыто огромное христианское содержание. Дело в том, что с ветхозаветными пророками ветхозаветный же Бог Иегова обращался совсем не так. Он возлагал на них свою миссию принудительно, как приказ, зачастую против их воли или даже вопреки их сопротивлению, как это было с Моисеем, Иеремией, Ионой. С Иешайей же Господь Адонай поступает совсем иначе: Он не только не навязывает ему Своего поручения, но даже не обращается прямо к нему. Он показался ему в видении, тем самым поднял и очистил его душу, укрепил его человеческую божественность, так, что Иешайя почувствовал, что сострадает и отвечает за род еврейский совместно с Господом, наравне с Ним.

Это относится к самой сущности христианства. Это его идеал. И это сумел выразить Иешайя в словах: "Вот я! Пошли меня!" Между прочим, видение это датировано пророком "годом смерти царя Узиягу", примерно 743 годом до Р.Х., т.е. имело место почти за 800 лет до проповедей Иисуса Христа!

Таков этот великий еврейский пророк, один из самых ранних подготовителей христианства - этот христианин до Христа и его предтеча.

Последней, главной частью пророчества являются слова Господа. Сначала Он необыкновенно сильной и ритмизованной краткой речью говорит о роковой духовной слепоте народа, которая не дает ему исцелиться, или, по-христиански, - спастись. Затем Он отвечает на вопрос взволнованного и страдающего пророка: "Доколе, о Господи?". И из ответа Господа мы теперь видим, что уже 2700 лет тому назад судьба еврейского народа была предопределена: опустошение, разгром! Уцелеет только "десятая часть", и снова опустошение и разгром... Судьба еврейского народа - это многократный отбор, отсев, беспощадный отсев, гибель большинства и оставление каждый раз "десятой части" - "святого семени", содержащего будущую жизнь. А "Семя" - это, кстати, и одно из символических наименований Христа.

Та же идея отсева, отбора народа дана в словах Иоанна Крестителя о Христе, когда он говорит о лопате, которой Он веет, очищает зерно (Матфей, 4):

    "Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым".

Так была предсказана единственная в мире судьба единственного в мировой эволюции избранного народа: совершенствование путем беспощадного отбора, отсева в огне неугасимом.

Сначала из двух еврейских царств было отсеяно, ликвидировано ассирийцами одно ("десятиколенное") Израильское. Осталось Иудейское царство - собственно Иерусалим и его окрестности. Затем в Вавилонском плену была отобрана, отсеяна и брошена в мировое рассеяние, в диаспору, большая часть иудейского народа, и лишь небольшая, "десятая", часть вернулась в опустошенную родную землю, движимая бессознательной тяжелой, роковой Божественной миссией, чтобы с великими трудами и жертвами построить вокруг своего Второго храма новую, Маккавейскую Иудею, которую Он, Владыка, снова просеивает "лопатой", оставляет в Своем "гумне" четыре тысячи христиан, а остальных "сжигает в огне неугасимом" римских легионов и рассеивает по всему миру, как мякину. И много еще гибло евреев с тех пор.

И, наконец, в 40-х годах XX века Он сжигает в печах Освенцима, Треблинки и т.д. "огнем неугасимым" шесть миллионов нас, евреев, чтобы отобрать шестьсот тысяч (десятую часть!) - святое семя, спасшее свою святую человеческую жизнь для следующей, может быть, близкой миссии.

Таков смысл краткого пророческого видения Иешайи.

Вот другие христианские пророчества Иешайи:

    "И произойдет отпрыск от ствола Ишая (отца Давида), и ветвь произрастет из корней его.

    И почиет на нем Дух Божий, дух мудрости и разума, дух совета и крепости, дух знания и благочестия...

    Тогда волк будет жить вместе с ягненком и тигр лежать с козленком, а теленок и вол вместе со львом, и малое дитя будет водить их вместе.

    И корова будет пастись с медведицей, и детеныши их будут лежать рядом; и лев будет есть солому, как вол.

    И грудной младенец будет играть у змеиной норы, и ребенок будет протягивать руку на логово гадюки.

    Не будут творить зла и вреда на всей святой горе моей, ибо земля наполнится знанием, как воды наполняют моря...

    И поднимет Он знамя народам (язычникам), и соберет изгнанников Израиля и рассеянных иудеев с четырех концов земли" (Иешайя, 11).

Таков сияющий нравственный идеал, выраженный еврейским пророком и связываемый им с "отпрыском Давидовым", т.е. с Христом. А глава 53 вся относится к земной жизни и страданиям Христа (в скобках указаны стихи из Евангелий, где цитируются соответствующие места из этой главы книги Иешайи):

    "Кто поверил слышанному от нас и кому открылась десница Божия? (Иоанн, 12:38)

    Ибо Он взошел перед Ним как отпрыск и как росток из сухой земли. Не было в Нем ни вида, ни величия. Мы не видели в Нем благообразия, которое влекло бы нас.

    Он был презрен и умален перед людьми, муж скорбей и болезней. Мы отвращали от Него лицо свое, презирали и ни во что не ставили Его.

    Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни (Матфей, 8:17). А мы думали, что Он был изъязвлен, наказан и уничижен Богом.

    Но Он был наказан за наши грехи и мучим за наши беззакония. На Нем лежала совесть нашего благополучия, и ранами Его мы исцелялись.

    Мы все блуждали, как овцы, каждый по своей дороге, и Бог возложил на Него грехи всех нас.

    Он мучим был, терпел страдания и не открывал уст Своих. Как агнец, ведомый на заклание, как овца перед стригущими ее безгласна, так Он не отверзал уст Своих.

    Он был взят из темницы и суда. И был отторгнут от земли живых. За грехи народа моего Он принял наказание.

    Он погребен был вместе с злодеями... Но не делал Он злодеяний, и не было лжи в устах Его.

    ..........................................................................................

    Он предал душу Свою на смерть, но был к злодеям причислен (Марк, 15: 28). И Он понес на себе грехи многих и за преступников стал ходатаем" (Иешайя, 53).

--------------------------

Приведем теперь пророчества Иеремии явно о христианском будущем:

    "В те дни уже не будут говорить: отцы ели кислое, а у детей будет оскомина на зубах.

    Но каждый будет умирать за свой собственный грех, и кто будет есть кислые плоды, у того и оскомина будет.

    Вот наступают дни, - говорит Иегова, - когда Я заключу с домом Израиля и домом Иуды Новый Завет.

    Не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести из земли Египетской. Тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, - говорит Иегова.

    Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, - говорит Иегова: Я вложу учение Мое внутрь их, и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом..." (Иеремия, 31).

Несомненный христианский смысл этого пророчества заключается в следующем:

Во-первых, идея личной ответственности за свои грехи - идея во времена Иеремии совсем еще новая - это христианская идея, пришедшая впоследствии на смену старой идее общенародной, групповой души и групповой религиозно-моральной ответственности, в частности, ответственности детей за отцов.

Во-вторых, прямое указание о Новом Завете есть, очевидно, указание именно о христианском Завете, пришедшем на смену старому, Авраамовому завету крови, или Моисееву закону, данному при исходе из Египта. Здесь указано и главное отличие Нового Завета, проникающего внутрь каждого человека, в сердце его, от старого ("ветхого") завета - т.е. от Моисеева закона, именно закона, имеющего принудительную силу и стоящего над человеком, воздействующего на него извне.

Об этом мы еще будем подробно говорить в следующих главах. И заметим, что это высказано Иеремией за 6 веков до христианства.

Переходим к пророчествам Иехезкеля. Во многих из них также говорится о новой, христианской идее - о личной ответственности человека за свои грехи:

    "И было ко мне слово Иеговы:

    Зачем вы произносите на земле Израильской эту пословицу: "Отцы ели незрелые плоды, а у детей на зубах оскомина"?

    Жив Я! - говорит Господь Бог. - Не будут впредь говорить пословицу эту в Израиле.

    Ибо все души - Мои. Как душа отца, так и душа сына - Моя. Только душа согрешившая - та умрет.

    ..........................................................................................

    Я буду судить вас, дом Израилев, каждого по путям его, - говорит Господь Бог. - Покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших, чтобы нечестное не было вам преткновением... Сотворите себе новое сердце и новый дух. И зачем вам умирать, дом Израилев?

    Я не хочу смерти умирающего, - говорит Господь Бог. - Но обратитесь и живите!" (Иехезкель, 18)

Продолжаем цитировать Иехезкеля:

    "...Я возьму вас из народов, и соберу вас из всех стран, и приведу вас в землю вашу.

    И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь от всех скверн ваших и от всех идолов ваших...

    И дам вам сердце новое, и дух новый вложу в вас. И удалю из плоти вашей сердце каменное и дам вам сердце плотяное.

    ...И вы будете ходить в заповедях Моих, и уставы Мои будете соблюдать и выполнять...

    ...И будете Моим народом, и Я буду вашим Богом... "(Иехезкель, 36)

Слова о замене сердца каменного (закон) сердцем плотяным (благодатью) - это христианские слова.

Некоторые пророки, особенно Вавилонского и послевавилонского периодов, описывают свои видения в сверхчувственном мире в виде мощных выразительных образов - людей высоких духовных рангов ("человек в льняной одежде" и т.д.), волшебных существ, животных и т.п. Иногда эти образы символически обозначают различные народы или их царей, что иногда тут же расшифровывается в тексте. Некоторые видения носят эсхатологический характер, т.е. трактуют о событиях и катаклизмах далекого будущего - "последних времен", "последних дней" еврейского народа и всего человечества.

Некоторые видения повторяются у нескольких пророков - и не только ветхозаветных, но и у апостола Иоанна в его "Откровении" (Апокалипсисе). Таковы, например, видения коней четырех цветов (мастей) и видения групп из четырёх "животных" с лицами льва, тельца, орла и "человека".

Приведем еще потрясающее по своей силе эсхатологическое видение и пророчество Иехезкеля о воскресении из мертвых еврейского народа, звучащее в XX веке еще громче, чем 2500 лет тому назад, когда оно было произнесено. (В переводе я только позволил себе наименование Иеговы заменить Господом.)

    "Была на мне рука Господня, и Он вывел меня Духом Божиим и поставил среди долины, а она была полна костей.

    И обвел меня около них кругом, их было очень много в долине, и они были очень сухие.

    И сказал мне:

    Сын человеческий! Оживут ли эти кости?

    И я сказал:

    Господи Боже! Ты ведаешь это!

    И сказал мне:

    Изреки пророчество на эти кости и скажи им:

    Кости сухие! Слушайте слово Господне!

    Так говорит Господь Бог костям этим: вот Я введу в вас дух, и вы оживете.

    И дам вам жилы, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожей, и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я - Господь.

    И я изрек пророческое слово, как было мне повелено, и когда я пророчествовал, произошел шум, и вот движение - и стали сближаться кости одна с другой.

    И увидел я - и вот жилы появились на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху, а духа не было в них.

    Тогда сказал Он мне:

    Изреки пророчество духу, сын человеческий, изреки и скажи ему: так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди дух и дохни в этих убитых, чтобы они ожили.

    И я произнес пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги - весьма, весьма великое полчище.

    И сказал Он мне: сын человеческий! Эти кости - весь дом Израилев. Вот они говорят: "Высохли кости наши, и погибла надежда наша, мы отлученные".

    Поэтому пророчествуй и скажи:

    Так сказал Господь Бог:

    Вот Я открою могилы ваши и выведу вас из них, народ Мой, и приведу вас в землю Израилеву...

    И вложу в вас дух Мой, и вы оживете, и успокою вас на земле вашей. И узнаете, что Я, Господь, сказал это и сделал" (Иехезкель, 37).

Таково пророчество о всеобщем воскресении мертвых. А ведь в священной Торе, в Моисеевой религии нет ни слова о воскресении мертвых, нет этого понятия вообще. Так далеко ушла религиозная мысль еврейских пророков в эпоху вавилонского плена, когда Иехезкель произнес это свое знаменитое пророчество.

Чем дальше после Вавилонского плена и чем ближе к пришествию Христа, тем загадочнее, недоступнее обычному пониманию становятся слова и образы еврейских пророков. Наступают такие времена, когда на земле вступают в действие все глубинные известные и еще никому не известные земные и небесные силы. Наступает величайшее событие в истории мира - Голгофа. Всё осуществляется.

И затем пророчества прекращаются. Но последний еврейский пророк, апостол Иоанн, пишет на острове Патмосе последнюю пророческую книгу - "Альфу и Омегу" - свое "Откровение", обо всем, что будет до "последних дней".

Но эта книга оставалась непонятой почти две тысячи лет. С немым вопросом хранило ее человечество.

Только в наш век были даны ключи к ее тайнам...



1. Изгнание

В 722 году до Р.Х. Израильское (северное) царство со столицей в Самарии (Шомрон) было разгромлено ассирийскими завоевателями, просуществовав едва 200 лет. Все население этого царства в составе "десяти колен" Израиля было изгнано завоевателями, рассеяно по многим провинциям Ассирийской империи, а на их место были пригнаны поселенцы из других народностей.

Таким образом, ассирийские цари, по-видимому, хотели не только ликвидировать Израильское государство как политическую единицу, но и уничтожить его народ как нацию.

Государство Израильское действительно исчезло, но население его, претерпев различные судьбы, частично, быть может, действительно растворилось среди других народов, но большая его часть, по-видимому, примкнула снова к своим братьям-иудеям, с которыми они должны были встретиться в Вавилонском изгнании.

Южное еврейское царство со столицей в Иерусалиме, в составе двух колен - Иуды и Вениамина, - так называемое Иудейское царство, просуществовало еще 133 года - внешне благодаря тому, что в это время сама завоевательница, Ассирия, была разгромлена очередным, более сильным хищником - Вавилонией. В начале V века до н.э. основатель могучего Ново-Вавилонского царства Невуходнецар (Навуходоносор) несколькими ударами (597-586 гг.) разгромил Иудейское царство, разрушил храм (586 г.), ликвидировал царскую семью и изгнал основную часть населения в Вавилонию.

Иудея была опустошена. В стране была оставлена на месте только небольшая часть земледельческого населения "из бедноты народа земли", как пишет библейский летописец. Это была отсталая и бедная часть народа, да еще лишенная религиозного руководства и национального духа. Вернувшись через несколько десятков лет, национальные вожди застали здесь опустившуюся небольшую аморфную крестьянскую массу, частично слившуюся с окружающими племенами, не имевшую ни храма, ни духовенства и почти позабывшую своего Бога и религию.

Падение Иерусалима и Вавилонский плен были восприняты народным сознанием как национальная катастрофа.

Библия сохранила нам одно страстное поэтическое произведение как памятник народного горя того времени - псалом "На реках Вавилонских":

    "На реках Вавилонских

         там сидели мы и плакали,

         вспоминая о Сионе.

    Там на ивах вешали мы

         наши арфы.

    Там пленившие нас требовали песен,

    И притеснители наши - веселия:

        Спойте нам из песен сионских!


    Как нам петь песнь Господню

         на земле чужой?

    Если забуду тебя, Иерушалаим,

         забудь меня, десница моя!

    Пусть прилипнет язык мой к гортани,

         если не буду помнить тебя,

         если не вознесу Иерушалаим

         во главу веселья моего!

    Припомни, Боже, сынам Эдомовым

         день Иерушалаим,

    Как кричали они: ломайте,

         крушите ее до основания!


    Дочь Вавилона, разбойная!

    Блажен, кто воздаст тебе за то,

         что ты сотворила нам!

    Блажен, кто схватит младенцев твоих

         и разобьет их о скалу!"

             (Псалом 137; в русской Библии Псалом 136)

Вавилонское пленение формально длилось недолго - несколько десятков лет. Уже через 50 лет после изгнания первая партия евреев-беженцев получила возможность вернуться в Палестину. Вот другой псалом, выражающий ликование возвращающихся пленников:

    "Когда Бог возвращал пленников Сиона,

        мы были как во сне…

    Уста наши полны были веселия

        и язык наш - пения.

    Тогда говорили о нас у народов:

        Великое сотворил над ними Бог!

    Да, великое сотворил над нами Бог,

        и мы радовались!

    Возврати, Боже, пленников наших,

        как потоки на юг.

    Сеявшие со слезами

        пусть пожинают с радостью.

    С плачем идет несущий семена,

        с песнью пусть возвратится он,

        неся снопы свои".

            (Псалом 126/125)

Так переживали многие евреи и в то время, и позже эту катастрофу - лишь как печальный военно-государственный эпизод, благополучно закончившийся в ту же эпоху. И так вообще представлял себе всегда еврейский народ в целом это событие с тех пор на протяжении многих веков. Между тем Вавилонское пленение ознаменовало собой переломное, роковое начало новой эры, новой формы бытия еврейского народа на две с половиной тысячи лет вперед - именно еврейской диаспоры, которая не прекращается по сей день. И первая диаспора была Вавилонская.

После Вавилонского пленения еврейский народ уже никогда не возвращался целиком или в значительной своей части на свою родину - в Палестину. Что же касается политически независимого государства, то евреи, вернее - небольшая их часть в Палестине, имели его в течение около 130 лет до Р.Х. (Маккавейское государство) и затем, в наше время, с 1948 года - государство Израиль, в котором живет 12% еврейского народа. Вот какую эру начинает собой Вавилонское пленение с внешнеисторической стороны.

Но из книг пророков того времени мы с удивлением узнаём, что Вавилонское пленение было инспирировано свыше - непосредственно самим Богом Иеговой. Во время самого разгрома и падения Иудеи жил, проповедовал и писал пророк Иеремия, на долю которого и выпало возвестить иудеям их тяжелую судьбу.

Когда Невуходнецар подступил к Иерусалиму, Иудейский царь Цидкия обратился к Иеремии с просьбой испросить у Бога помощи и чудесного спасения. Иеремия ответил, что Иегова не только не поможет Иерусалиму, но Бог сказал так:

<;div align="justify">

    "И сам Я буду воевать против вас рукою простертою и мышцею крепкою, во гневе, и в ярости, и в великом негодовании.

    И поражу живущих в этом городе людей и скот; от великого мора умрут они...

    Кто останется в этом городе, тот умрет от меча, голода и мора, а кто выйдет и предастся халдеям, осаждающим вас, тот будет жив, и душу свою он обретет как добычу.

    Ибо Я обратил лицо Мое против города этого на зло, а не на добро. Он будет предан в руки царя Вавилонского, и тот сожжет его огнем" (Иеремия, 21).

Вот ещё слова, приписываемые пророку Михе (Михею):

    "Страдай и мучайся болями, дщерь Сиона, как рожающая. Ибо ныне ты выйдешь из города, и будешь жить в поле, и дойдешь до Вавилона. Там будешь спасена, там Иегова избавит тебя от руки врагов твоих.

    А теперь собрались против тебя многие народы и говорят: да будет она осквернена...

    Но они не знают мыслей Иеговы и не разумеют совета Его..." (Миха, 4)

Вот, оказывается, где причина Вавилонской катастрофы: "мысли Иеговы", которых никто, кроме немногих пророков, не знает! Иегова, оказывается, задумал очередной поворот в еврейской судьбе, не жалея на него ни крови, ни страданий своего избранного народа, ибо это нужно для выполнения миссии, скрытой от самого народа.

Только немногим через пророка Иеремию было дано прямое указание о воле Божией, о необходимости подчиниться ей и осесть в Вавилоне, а также назван срок продолжительности изгнания: семьдесят лет.

    "Вот слова письма, которое пророк Иеремия послал из Иерусалима к старейшинам переселенцев, к священникам, пророкам и ко всему народу, который Невуходнецар изгнал из Иерусалима в Вавилон…:

    Стройте дома и заселяйте их, разводите сады и ешьте плоды их.

    Берите себе жен и рождайте сыновей и дочерей, и сыновьям своим берите жен, и дочерей своих отдавайте замуж, чтобы они рожали сыновей и дочерей, и размножайтесь там, а не умаляйтесь.

    И заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Иегове, ибо при его благосостоянии и вам будет благо.

    ...И пусть не обольщают вас лжепророки и гадатели и ваши собственные сны -

    они ложно пророчествуют вам...

    Ибо так говорит Иегова: когда исполнится вам в Вавилоне 70 лет, тогда Я посещу вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы возвратить вас на это место.

    Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Иегова, намерения во благо, а не во зло, чтобы дать вам будущность и надежду" (Иеремия, 29).

Тем же, что остались на месте и не ушли в Вавилонское пленение. Иегова угрожает "мечом, голодом, мором, позором" и прочими карами.

Далее следуют радостные пророчества Иеремии о предстоящих днях торжества и ликования, когда Израиль будет возвращен на свою землю:

    "И придут они, и будут торжествовать на высотах Сиона. И стекутся они к благостыне Иеговы, к пшенице, вину и елею, ягнятам и волам. И душа их будет как напоенный водою сад, и они не будут уже более томиться.

    Тогда девицы будут веселиться в танцах, и юноши и старики вместе. Я превращу их печаль в радость, утешу и обрадую их после скорби" (Иеремия, 30-31).

Фактический срок изгнания можно исчислять в 50-70 лет, в зависимости от начальных и конечных событий, принимаемых в расчет. Итак, Вавилонское пленение было предопределено, запланировано Иеговой, верховным водителем еврейского народа, на VI век до н.э. Еврейский народ в целом, как нация, со всеми своими духовными сокровищами, был внезапно вырван из своей почвы и перенесен в Вавилон. Зачем? - об этом ниже.

Посмотрим, в какие условия попали евреи в Вавилонии.

Прежде всего, они не осели на землю. Ведь земледельцы в основном остались на родине, да к тому же свободной земли в Вавилонии было мало и, кроме того, способы ее обработки (с искусственным орошением и каналами) резко отличались здесь от палестинских.

Вавилоняне увели в плен только высший слой еврейского народа: родовитую и денежную знать, собственников, священников, воинов, квалифицированных людей вплоть до "ремесленников и слесарей", как пишет Библия. Эти люди осели в городах, где им было предоставлено широкое поле деятельности в благоприятнейших условиях, созданных здесь благосклонно относившимися к ним царями - тем же Невуходнецаром и его преемниками. Они занялись главным образом торговлей, денежными операциями (сохранились имена евреев-банкиров той эпохи) и отчасти ремесленным и ремесленно-"фабричным" производством на внутренний рынок и на экспорт, т.е. тем, чем им суждено будет заниматься еще две с половиной тысячи лет. Там, в Вавилонии, евреи стали городской, безземельной нацией в диаспоре и остались таковой вплоть до наших времён. Небольшой период возрождения земледелия на своей земле после эпохи Вавилонского плена был лишь эпизодом для одной части еврейства в Палестине, причем в той же Вавилонии и в Египте было евреев больше, чем в Палестине.

Отметим теперь тот поразительный факт, что впервые в истории малая народность, покоренная и включенная в крупную, мощную и более богатую не только материально, но и культурно, нацию, - эта народность не только не растворилась в более крупной, завоевавшей ее, но, наоборот, за короткое время духовно окрепла, национально консолидировалась и обособилась. В частности, в Вавилонии особенно пышно расцвела интенсивная деятельность пророков.

Так, нам известен великий ясновидец Иехезкель, в юности пришедший из Иудеи в Вавилонию вместе с изгнанниками. Сохранилась мистическая книга великого пророка Даниила, далее - анонимного пророка, именуемого условно Иешайей II, предполагаемого автора последних 26 глав канонической книги Иешайи. Наконец, крупнейшим национально-духовным деятелем и завершителем эпохи Вавилонского пленения был Эзра, о котором скажем ниже.

За несколько десятков лет пребывания в Вавилоне в духовном облике еврейского народа произошли большие перемены.


2. Возвращение

В середине VI века до н.э. блестящее Вавилонское царство клонится к упадку и одновременно выходит на арену истории могучее Персидское царство во главе с великим царем Киром, завоевавшим фактически весь исторический Ближний Восток, включая Малую Азию до Эгейского моря.

Завоевав Вавилон в 538-539 годах до н.э., Кир сразу же издал указ, согласно которому желающим евреям разрешалось вернуться с Богом на свою родину и "построить дом Иегове в Иерусалиме Иудейском". Мало того, Кир приказал отнести расходы по постройке храма Иеговы на счет персидской царской казны, да еще приказал вернуть Иерусалимскому храму золотые и серебряные храмовые сосуды, в свое время унесенные Невуходнецаром из него при разрушении Иерусалима.

И вот в 538 году огромная толпа изгнанников в 42 тысячи человек под предводительством знатного человека из царского рода, потомка Давидова - Зерубабеля и первосвященника Иешуа (Иисуса) двинулась в Палестину. Зерубабель был наделён персидским царём соответствующими правами и полномочиями. Значительное количество изгнанников осталось на месте и составило начало большой части еврейской нации - нации мирового рассеяния (голуса), существующей по сей день. Они только издали посылали денежные взносы и подарки на Родину (на храм) и тем поддерживали ее существование еще 500 лет, как ныне американское еврейство поддерживает Израиль из своих насиженных мест в голусе. И ещё этим вечным эмигрантам предстояло выработать для себя некую теневую духовную жизнь на чужбине, некий духовный "морозильник" - им стал Талмуд.

А живая часть Вавилонского еврейства - эта очередная "десятая часть", после очередного отсева из тех, о которых говорил Иешайя при видении Христа (гл. VII), - эта часть ощутила в себе призыв божественного Водителя, поднялась с насиженных мест и пошла...

...Пошла вслед Давидову отпрыску Зерубабелю, снова, как из Египта, пошла пешком через пески в далекую бедную страну навстречу новой. Христовой миссии, новым страданиям и страшным жертвам. Нигде, кажется, так ясно не проступает предопределенность Божественно-духовного Водительства мира, как в этом четырёхмесячном шествии по пустыне босоногой толпы в 40 тысяч бедных евреев, сорвавшихся с насиженных мест, навстречу неведомому Христу, которого они родят и они же убьют…

На языке современного Израиля, это была "Алия" - реэмиграция, первая Алия, за которой последовало еще несколько.

В Палестине эти реэмигранты (олим) застали разоренную, нищую страну и население, состоящее частью из полуразложившихся и смешавшихся с иноплеменниками евреев, а частью - из иноплеменников, переселенных на опустошенную территорию Израильского царства еще ассирийцами.

Поэтому возвращенцы из Вавилона попали сразу в обстановку очень тяжелых экономических условий и материальной нужды, и во враждебное окружение разных племен и народностей, изводивших их спорами, угрозами, доносами и вредительством.

Возвратившиеся изгнанники и не мечтали занять всю свою страну - Иудею. Чтобы как-нибудь удержаться, уцелеть, они жались к Иерусалиму с его алтарем, селились только в этом городе и его окрестностях и начали строить храм.

Окружающие полуеврейские народы сначала требовали своего участия в строительстве общего храма, но после решительного отказа Зерубабеля и Иешуа в религиозном объединении с ними, они стали вредить евреям всяческими способами - и вооружёнными нападениями, и доносами персидскому царю на стремление иудеев якобы к сепаратизму и политической независимости, что, впрочем, удалось опровергнуть. Иудея была в то время, и оставалась, глухой провинцией в огромной сонной Персидской монархии.

Между тем энергичный предводитель Зерубабель сошел со сцены по причинам не совсем ясным. Возможно, что это явилось следствием победы теократии или иерократии над светской властью, монархией, в данном случае - победы власти первосвященников над Давидовой династией, предопределившей на столетия вперед теократический строй Иудеи. Управление Иерусалимской общиной осталось за первосвященником Иешуа, поддержанным пророками. Между тем, евреи отстроили свое святилище: сначала алтарь, а около 516 года - довольно бедный храм, глядя на который, старики плакали, вспоминая великолепие первого, Соломонова, храма.

Но положение палестинских поселенцев оставалось бедственным и печальным еще долго, очень долго.

К экономическому разорению страны, частым недородам, падению торговых связей, тяжелым налогам и повинностям - царским и областным, "своим", - добавилось ещё социальное бедствие: имущественное неравенство, быстро приведшее в разоренной стране к закабалению мелких земледельцев зажиточными. Об этом рассказывает книга Нехемии.

Мучительными были разгром государства и изгнание населения в Вавилонский плен, мучительно было и возвращение изгнанников.

Разорение и нищета на родине, которые застали и в которые попали возвратившиеся из Вавилона патриоты, несколько похожи на бедность и одичалость Палестины, которые застали там в XIX и в начале XX века после 1800-летнего отсутствия первые еврейские поселенцы, мечтатели-патриоты из всемирного рассеяния.

Бедственное же положение евреев, возвратившихся из Вавилона после всего лишь 50-летнего изгнания, было очень длительным, затяжным. Оно продолжалось еще по крайней мере столетие после Нехемии, т.е. в общей сложности лет двести - до эллинистической эпохи.

В таких тяжелых условиях происходило развитие теократического еврейского общества в Палестине.

Послевавилонская эпоха строительства нового еврейского общества и религии связана с именами двух вождей - Эзры и Нехемии.

Эзра - главный еврейский духовный деятель той эпохи, родовитый священник, образованный книжник (софе́р), один из авторов и редакторов (возможно - главный автор и редактор) всего библейского текста.

Эзра принялся за религиозное просвещение евреев. Он ввел в обычай всенародное чтение Торы Моисеевой, которую он же привел в порядок. Эти чтения сопровождались публичными проповедями, молитвами и покаяниями.

Очень бурно отреагировали Эзра и Нехемия на многочисленные нарушения расовой чистоты крови у евреев в виде смешанных браков, а именно, наличием иноплеменных жен во многих еврейских семьях.

Эзра пишет:

    "Услышав эти слова, я разодрал нижнюю и верхнюю одежду мою и рвал волосы на голове и бороде своей, и сидел печальный" (Эзра, 9).

Потом он молился и плакал.

    "И стеклось к нему весьма большое собрание израильтян - мужчин, женщин и детей, и народ много плакал" ( Эзра, 10).

Нехемия поступал иначе - как светская власть: он рвал волосы не у себя, а у виновников:

    "Я сделал за это выговоры и проклинал их, некоторых из них бил, рвал у них волосы и заклинал их Богом, чтобы они не отдавали дочерей своих за сыновей их (иноплеменников) и не брали их дочерей за сыновей своих и за себя" (Нехемия, 13).

Затем предводители категорически потребовали от народа прогнать иноплеменных жен и родившихся от них детей, и это жестокое требование было выполнено, "святое семя" очищено, хотя это и привело к усилению враждебности к евреям со стороны соседних племен, куда явились изгнанные женщины и дети.

Постепенно консолидировалось новое еврейское общество, чаще называвшееся уже тогда Иудеей, под руководством Эзры и Нехемии. Уже в 445 году до н.э. был освящен храм - это было началом эпохи Второго храма. Затем под непосредственным руководством, вернее, командованием Нехемии была выполнена главная военно-политическая задача того времени - восстановление Иерусалимских стен и укреплений, чему до тех пор мешали враждебные соседи. Нехемия мобилизовал все мужское население на строительство стен как на важное национальное дело во вражеском окружении.

В книге Нехемии рассказывается еще о многих других мероприятиях, проведенных им для окончательного превращения Иерусалима в добропорядочную еврейскую столицу: урегулирование храмового хозяйства с его кладовыми и хранилищами материальных ценностей (священнической десятины и др.), наведение порядка среди богослужебного персонала - священников и левитов, ликвидация и запрещение торговли и базаров по субботам и т.д.

Мы уже знаем, что государство превратилось из монархического в теократическое. Первым лицом в государстве стал первосвященник.


3. Значение Вавилонского пленения

Что же было главным в Вавилонском пленении? Ради чего еврейский народ подвергся этой катастрофе?

Ради вторичного прохождения через Вавилоно-персидскую область Зороастрова посвящения на некоем тайном для нас уровне.

Евреи в лице праотца Авраама получили, как известно, первый Зороастров импульс из той же Вавилонии (Ур Халдейский). Затем путь их духовно-исторического странствования и развития лежал через Египет, через посвящение Гермеса, т.е. опять-таки через некое посвящение Зороастра.

Пройдя затем эпоху собственного национального развития, достигнув "ступени Давида", а затем пройдя и определенную государственную ступень эволюции - эпоху Царств, еврейский народ по высшему Божественно-духовному плану своего воспитания и развития был снова приведен к старому Зороастрову очагу посвящения - в Месопотамию, в Вавилон. Ради этого еврейское государство было разгромлено, как игрушечный домик, за несколько лет, и еврейский народ, вновь взяв на плечи котомку со священными скрижалями Моисея, снова поплелся пешком по пустыне на древнюю духовную родину, чтобы получить новый импульс для своей Христовой миссии на последний 500-летний этап ее завершения.

Вавилония (нынешний Ирак) входила в сферу влияния и наследия старой Зороастровой религии и являлась одним из ее очагов посвящения в древние познания Аура-Маздао, т.е. грядущего Христа (см. Введение).

Так, в Священной книге Зороастризма, Авесте, предсказано, что через 6 тысяч лет родится Спаситель от девы. Вспомним, что Зороастр, по греческим данным, жил за 6 тысяч лет до Христа.

В Зороастровом духовном очаге, в Вавилонии, получали посвящение, по-видимому, не только еврейские пророки и учители. Так, известно, что крупнейший греческий посвященный, Пифагор (590-500 гг.), прошедший сначала тайное обучение у египетских жрецов, затем одновременно с евреями прошел обучение или посвящение в Вавилоне (куда он попал, должно быть, не по своей воле). Вернувшись в Грецию, он возглавил Дельфийский храм и его мистерии посвящения. Тем самым он впервые, еще до массового проникновения греков на Восток в эпоху Александра Македонского, приобщил молодую греческую культуру к восточному Зороастровому посвящению, т.е. тому посвящению, которое получил уже иудаизм, а с ним и грядущее христианство.

В Вавилоне произошли важные изменения в еврейской Моисеевой религии. Она окунулась в этот центр мирового посвящения Зороастра и вошла в соприкосновение с парсизмом - зороастризмом (Авеста).

Коротко о видимых результатах Вавилонского плена можно сказать следующее:

1. Основа еврейской религии, всего иудаизма, и в дальнейшем христианства - Библия Ветхого Завета, в первую очередь Тора (Пятикнижие Моисеево), была окончательно написана и отредактирована со включениями в нее священнического ритуального кодекса, частично заимствованного из Авесты и действовавшего затем в течение 500 лет до разрушения храма. Таким образом, религиозное законодательство (Закон Моисеев) было закончено и догматизировано как норма жизни народа (частично оно было составлено еще до Вавилонского плена). Тора стала непререкаемым законом жизни еврейского народа на тысячи лет.

Другие части священного писания - книги пророков, хроники (летописи) и так называемые агиографы (например, книга Псалмов, Руфь, Эсфирь, Притчи Соломоновы, Песнь песней и др.) - были закончены и канонизированы также в Вавилонскую и последующую эпохи, в течение примерно двух столетий (т.е. до эпохи эллинизации).

Так было закончено создание всей еврейской части Библии - Священного писания Ветхого Завета.

Книга эта в большей и главной своей части написана в повествовательной форме и доведена до конца Вавилонского пленения. Мы знаем (см. гл. II), что текст книги, особенно ее первой части - Торы, имеет двоякий смысл: во-первых, внешний, буквальный смысл - исторический (да и то не преследующий задачи точного /документального/ изложения событий) и, во-вторых, внутренний, аллегорический или символический - духовный, мистический смысл или шифр. Например, в первых книгах Торы изложена история порабощения древнейших евреев в Египте, выхода их оттуда с Божией помощью: чудесный переход через Красное море, 40-летнее странствование по пустыне, мятежи желающих вернуться в египетское рабство с его сытой жизнью, духовная борьба в пустыне за поход в Землю Обетованную, которую затем еще пришлось завоевывать.

Исход евреев из Египта под водительством Моисея действительно имел место. Но описанные события и подробности, несомненно, имеют еще и символический смысл. История исхода из Египта, по-видимому, отображает как бы генеральный восходящий путь развития человека (или народа, или человечества) от низшего духовного состояния к высокому совершенству (земля обетованная - аллегория позднейшего "Царства Небесного"). Тут и первоначальный роковой бросок из тьмы к свету (переход через Красное море и погоня египтян), после которого конечная цель оказывается еще далеко не достигнутой, и впереди еще длинная дорога по "пустыне". И иногда - усталость, отказ от борьбы и тоска по отдыху в старой рабской жизни. И неуклонно, с Божией помощью, продвигающееся вперед духовное развитие; это означает, что Бог помогает всякому духовному движению вперед, как бы "заинтересован" в нем, хотя возникает это движение по внутреннему свободному импульсу человека.

Таким двойным шифром написаны основные книги Ветхого Завета, а также Нового Завета. И это свойство Священного писания создает вокруг него как бы духовное свечение. В этом тайна его свежести и неувядаемости на протяжении более двух тысяч лет.

Однако именно в еврейском народе, вплоть до его духовной "аристократии", т.е. раввината, укоренилось буквальное, формальное "понимание" Священного писания. Такое, вполне суеверное, отношение к религиозным мистическим книгам у интеллигентов и полуинтеллигентов легко перешло затем в ироническое, а потом, в конце концов, в материалистическое атеистическое отношение и в то же время - к цепкой привязанности к ним. Именно такова картина еврейской религиозности и отношения евреев к их великим священным книгам в настоящее, вернее - в недавнее время.

В Вавилонских и персидских религиозных книгах и мифах содержатся такие же космогонические учения, как в Моисеевой книге Бытия (например, порядок сотворения мира, всемирный потоп и т.д.), что, по-видимому, свидетельствует об общих древнейших источниках этих религий в лоне Зороастрова посвящения.

2. В еврейской религии Вавилоно-персидский зороастризм оставил крупные, хорошо видимые историкам следы. Удивительным кажется, например, то, что еврейская религия в целом и ее священная книга - Библия, относившиеся отчужденно и прямо-таки брезгливо ко всякой другой религии, оказались чрезвычайно снисходительными к зороастризму и его книге Авесте. Так, священнический кодекс и обряды Пятикнижия Моисеева и основной его культ - ритуальной чистоты - оказываются в значительной степени заимствованными из Авесты или совпадающими в обеих книгах. Например, в обеих религиях и их священных книгах человеческий труп рассматривается как величайший источник ритуальной нечистоты, оскверняющий все вокруг себя. Правда, есть между ними различие: по еврейским законам, труп подлежит скорейшему захоронению в земле, а по законам Авесты, труп оскверняет землю и его полагается выбрасывать за стены города на съедение зверям, зарывание же мертвых в землю каралось смертной казнью. Труп, как и всякая человеческая (физиологическая) нечисть, осквернял все стихии: землю, воду и огонь, в связи с чем правила ритуального очищения и омовения живых людей были очень сложны.

3. Идолопоклонство, которое было главной темой проповедей и борьбы пророков, которым заражались даже цари, которое проникло даже во дворец царя Соломона через его жен, исчезло до конца за несколько десятков лет жизни в Вавилоне. Исчезло так, как будто никогда и не было у евреев служения чужим богам, этого кошмара ревнивого Иеговы и его пророков.

Нужно, впрочем, сказать, что читатели Библии, особенно евреи, усваивают слишком примитивный взгляд на идолослужение, точнее - на язычество, как на дикие, скотские религии, как на простое обожествление растений, животных и даже "богов" собственного изготовления (вспомним "блудодействия под каждым зеленым деревом" и т.п.). Между тем языческие религии в далекие дохристианские времена, когда человечество еще не утратило всеобщего элементарного ясновидения и непосредственно ощущало и "видело" богов как действующие в природе духовные силы и начала, но не умело мыслить о них, - эти религии Озириса, Адониса, Астарты, Митры и других богов были весьма утонченным и глубоким проникновением в сущность природы и космических сил и начали стареть и вырождаться ко времени появления и восхождения еврейской религии - примерно в начале 1-го тысячелетия до христианской эры. Окончательно они умерли после появления христианства. Величие и духовную реальность старых языческих религий можно себе представить по греческой религии, которая оставила после себя прекрасные следы, живые до нашего времени, и самому христианству уступила место с большим достоинством, принеся ему в дар многие свои культурные достижения - философию, пластические и другие искусства.

4. Вероучителям еврейским и народу стало открываться учение о бессмертии души, Последнем суде и Воскресении, которое совершенно отсутствовало в догматической части Библии (Торе и т.д.). В архаическую, Моисееву, библейскую эпоху религиозное сознание еврейского народа включало представление о бессмертной групповой, племенной душе, от которой отделяется, как ручеек, при рождении и в которую вливается, возвращаясь после смерти, душа каждого отдельного человека, как в свое лоно (см. Введение, 4). Такова была структура человеческой души, мышления, памяти и т.д. Чем глубже в древность, тем менее ясно выражена индивидуальность каждого человека и тем меньше можно было говорить о бессмертии индивидуальной души, вообще - о судьбе индивидуальной души после смерти тела. Обратите внимание на то, что даже о смерти великих патриархов, т.е. наиболее выдающихся личностей, сообщается, например, так: "И умер Авраам (или Иаков), и приложился (приобщился, присоединился) к своему народу". О смерти Давида, Соломона и других царей - так: "И почил он со своими предками". Это значит, что после смерти людские души возвращались в лоно своей бессмертной групповой души, в конечном счете - в "лоно Авраамово".

Но в эпоху Вавилонского плена, например, у пророка Иехезкеля появляются, как мы уже видели, указания об индивидуальной ответственности за грехи. Это уже и соответствовало началу развития идей индивидуального бессмертия и воскресения мертвых , перешедших потом в христианство.

5. В Вавилоне еврейская религия обрела и обширную мистическую часть - ангелологию и демонологию в виде большой иерархии добрых и злых индивидуальных духовных существ, в числе которых архангел Михаил, хранитель и водитель еврейского народа, его судеб ("Михаил - ваш князь" - Даниил, 10:21).

Вот что говорит пророк о Последнем суде и участии в нем Михаила:

    "И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего. И наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени. Но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге.

    И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление.

    И разумные будут сиять как светила на тверди..." (Даниил, 12)

6. Отсутствие храма с его внешним священническим культом не понизило, а, наоборот, подняло и усилило интенсивность и глубину духовной жизни народа. Вместо храма, по-видимому, именно здесь впервые появились в большом количестве синагоги - дома общей молитвы, а также чтения, проповеди и толкования слова Божия. Вспомним, что в храмах ни того, ни другого не было, было лишь молчаливое присутствие народа при священническом жертвенном ритуале.

И в дальнейшем центрами духовной жизни евреев стали навсегда многочисленные синагоги. Это особая характерная черта еврейской жизни. По некоторым утверждениям, и во времена Второго храма в Иерусалиме были сотни синагог, разрушенных потом вместе с этим храмом.

7. И, наконец, знаменитое еврейское мистическое учение - Каббала, сыгравшая большую роль в начальной и в последующей жизни иудаизма, также возникла, по-видимому, уже в Вавилоне.

Она содержит реальные знания о высших духовных мирах, вопреки широко распространенному обывательскому "мнению" о "каббалистике" как суеверии. С тех пор Каббала следовала рядом с Библией как параллельный, но более трудный и сокрытый, поток духовного знания вплоть до нашего времени, когда этот поток слился с общеевропейским большим течением духовного просвещения и духовно-научных откровений.



У истока последней предхристианской 500-летней эпохи стоит великий пророк Эзра. Небольшая библейская книга Эзры не дает ясного представления о его деятельности как духовного вождя и книжника (автора и редактора), по-видимому, большинства "классических" разделов Библии - этой величайшей книги человеческого рода. Но кроме ветхозаветной ("первой") книги Эзры еврейского канона имеются и другие книги Эзры, еврейские оригиналы которых были утеряны еще в древности, но от которых остались переводы на греческий и латинский языки. В русском переводе они значатся как II и III книги Ездры (т.е. Эзры). Последняя сохранилась с древних времен только в латинском переводе (так называемая Вульгата). Она-то и представляет огромный интерес, ибо сохранила для нас в более ясном, чем у предыдущих пророков, так сказать, в рассудочном изложении, более близком к научно-логическому методу мышления, мистические откровения о судьбах еврейского народа и всего человечества.

Впрочем, годы написания и появления этой книги точно не известны. Возможно также, что в ней имеются позднейшие приписки. Но это не уменьшает ее величия и мудрости.

Новым в III книге Эзры является, прежде всего, человеческое достоинство пророка, который беседует с Богом (или с Его посланцами) и требует от Него ответа и объяснений о неустроенности и несправедливостях в мире, главным образом, о тяжелой судьбе и необъяснимых страданиях еврейского народа. Книга волнует состраданием и чарует своей духовной красотой.

Эзра уже не классический еврейский "раб Божий", а богоподобный человек, богоборец, знающий свою бессмертную, неуничтожаемую божественную сущность и достоинство и могущий спорить с Иеговой. Тем самым его пророческий облик и деятельность обращены уже в грядущее христианство:

    "Вам говорю, язычники, которые можете слышать и понимать: ожидайте Пастыря вашего...

    Я открыто свидетельствую о Спасителе моем..." (III Эзры, 2).

Но главное содержание этой книги - участь еврейского народа. Бог подтверждает перед Эзрой избранничество этого народа, носителя имени Божия:

    "Я избрал тебя, - говорит Господь. - И воскрешу мертвых от мест их и из гробов выведу их, потому что Я познал имя Мое в Израиле...

    И Я дам тебе первое место в Моем воскресении..." (Там же)

Обратите внимание на выделенные гордые слова. Это национальная гордость не только еврейского пророка, но и еврейского народа, в котором сам Бог Иегова познал Свое имя! Иначе говоря, человечество, в частности (или в то время - в особенности), еврейский народ - орудие познания и самопознания Божества!

Это представление кажется, конечно, странным, а для человека, наивно, непосредственно верующего, - кощунственным, но здесь таится глубочайшее познание сущности человеческого рода. Не будем на этом пока останавливаться.

Вот Эзра, исполненный страданиями своего народа, начинает вопрошать Бога:

    "Ты предал город Твой в руки врагов Твоих.

    Но неужели же лучше живут обитатели Вавилона и за это владеют Сионом?..

    ...Изныло сердце мое, ибо я видел, как Ты поддерживаешь этих грешников и щадишь нечестивцев, а народ Твой погубил...

    Неужели Вавилон поступает лучше, нежели Сион?

    Или иной народ познал Тебя, кроме Израиля?..

    Взвесь на весах и наши беззакония, и дела живущих на Земле, и нигде не найдется имя Твое, как только у Израиля.

    Какой народ так сохранил заповеди Твои?

    Между этими хотя по имени найдешь хранящих заповеди Твои, а у других народов вовсе не найдешь" (III Эзры, 3).

    "Тогда отвечал мне посланный ко мне ангел, которому имя Уриил, и сказал мне:

    Сердце твое слишком далеко зашло в этом веке, что ты помышляешь постигнуть путь Всевышнего..." (III Эзры, 4).

Далее ангел доказывает Эзре его ничтожество перед Богом и невозможность его поэтому претендовать на познание божественных путей и судеб:

    "Как же сосуд твой мог бы вместить в себе путь Всевышнего?.." (Там же)

Тогда Эзра, первый из пророков нового века, столь страдающий от своего человеческого незнания путей Божиих, изнемогая от жажды познания, говорит:

    "Лучше было бы нам вовсе не быть, нежели жить в несчастиях и страдать, не зная почему!" (Там же)

Воистину гордый ответ нового бога христианской эры - человека!

И дальше Эзра много раз страстно повторяет свой вопрос:

    "...Молю Тебя, Господи, да дастся мне смысл разумения...

    ...Почему Израиль предан на поругание язычникам?..

    …Что сделает Бог с именем Своим, Которое наречено на нас? Вот о чем я вопрошал" (Там же).

Божественный же собеседник отвечал:

    "Чем больше будешь испытывать, тем больше будешь удивляться. Потому что быстро спешит век сей к своему исходу.

    И не может вместить того, что обещано праведным в будущие времена. Потому что век сей исполнен неправдою и немощами.

    А о том, о чем ты спрашивал меня, скажу тебе: посеяно зло, а еще не пришло время искоренения его..." (Там же)

И далее следуют многозначительные и мудрые рассуждения… Но Эзра настойчиво просит точного ответа:

    "Тогда я умолял его и сказал: думаешь ли ты, что я доживу до этих дней?..

    На это отвечал он и сказал: О знамениях, о которых ты спрашиваешь меня, я отчасти могу сказать тебе, а о жизни твоей я не послан говорить с тобою, да и не знаю" (Там же).

Это единственно точный религиозно-научный ответ на человеческий вопрос о собственном будущем. Если человеку в точности показать его будущее, то тем самым он лишится свободы строить это будущее. Здесь реальное противоречие, логический порочный круг.

Но страстный Эзра весь горит, пылает состраданием и любовью к своему народу. Он допытывается у Бога: почему Тот предал Свой народ для наказания Своим же противникам - язычникам?

    "И если уже Ты сильно возненавидел народ Твой, то пусть бы он Твоими руками наказывался...

    Он сказал мне: ты слишком далеко зашел пытливостью ума твоего об Израиле. Неужели ты больше любишь его, нежели Тот, Который сотворил его?

    - Нет, Господин мой, - отвечал я, - но говорил от великой скорби. Внутренность моя мучает меня всякий час, когда я стараюсь постигнуть путь Всевышнего и исследовать хотя часть суда Его.

    Он отвечал: не можешь.

    - Почему же. Господин мой? - спросил я. - Лучше бы я не родился и утроба материнская сделалась для меня гробом, нежели видеть угнетение Иакова и изнурение рода израильского" (III Эзры, 5).

Настойчивые расспросы Эзры самого Божества с требованием объяснить Свое управление миром, которое выглядит в глазах человека несправедливым, в частности по отношению к еврейскому народу, подвергнутому страданиям не по заслугам, сближают по своему богоборческому характеру поведение Эзры с поведением многострадального Иова. Праведный Иов, подвергнутый Богом страданиям и лишениям ради испытания его праведности, спорит с самим Богом. Он заявляет, что подчиняется лишь могуществу Бога, но гордо отказывается признать себя в чем-либо виноватым и считать свои страдания заслуженными, подчиняясь лишь авторитету якобы абсолютной справедливости Божества. Противопоставляя свое человеческое достоинство Божескому, Иов неизменно утверждает, что наказан несправедливо и что Бог как бы злоупотребляет Своей властью.

    "Вот Он схватит, и кто возбранит Ему? Кто скажет Ему: что Ты делаешь?..

    ...Он губит и непорочного, и виновного... Смеется над пыткой невинного...

    Земля отдана в руки нечестивых, лица судей Он закрывает...

    ..........................................................................................

    Ведь Он не человек, как я, чтобы я мог отвечать Ему и идти вместе с Ним на суд!

    Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на нас обоих.

    Да отстранит Он от меня жезл Свой, и страх Его да не ужасает меня!

    И тогда я буду говорить и не убоюсь Его, потому что я не таков сам по себе" (Иов, 9).

В заключение книги Иова Бог "сдается", признаёт Иова правым, снимает с него страдания и обильно вознаграждает его детьми и материальными благами (согласно древнейшему мировоззрению евреев).

Какая огромная разница между этими сильными, гордыми словами еврейского пророка - народного пастыря Эзры - за 500 лет до Христа или Иова - возможно, еще раньше - и унизительным раболепием перед Иеговой еврейского народа, оставшегося опустошенным после отделения от него христианства.

Вот стиль еврейских молитв нашей эпохи тому же Иегове: главный эпитет Бога - "раху́м" - милосердный. С Ним не спорят, у Него униженно, со слезами выпрашивают "рахами́м" - милосердия, и только милосердия. Ибо ведь заслуг у нас никаких нет, мы признаём, что кругом виноваты, и только виноваты!

В Судный день (йом-кипур) евреи каются так, бия себя в грудь на каждом слове:

    "Мы грешили, изменяли, грабили, срамили, извращали, злобились, злоумышляли, злодействовали, лгали, дурно советовали, обманывали, издевались, бунтовали, гневались... (всего 25 покаянных слов).

    А Ты прав, прав во всех наших злоключениях. Ты поступал всегда справедливо, а виноваты мы сами, мы, и только мы!"

В синагоге стоит всеобщий плач. Евреи потрясают руками, обращаясь к "Нему", к небу:

    "Боже, Боже милосердный, да будет благословенно имя Твое! Взгляни на наши бедствия, пожалей нас, сынов Твоих нареченных, прости нас грешных, помилуй нас, спаси, спаси нас от гибели! Ведь мы - Твой избранный народ. Твои дети. Твои рабы, мы ничтожны, мы прах под ногами, а Ты наш Бог, отец, владыка и создатель, и нет у нас другой опоры, другой надежды, кроме Тебя!"

Так "разговаривают" евреи со своим Богом на протяжении уже 2000 лет.

И эту нечеловеческую жизнь евреев, подобную жизни насекомых, провидел уже Эзра своим пророческим взором. Вот, что он говорит ещё в цитированной выше четвертой главе:

    "...Переходим из века сего, как саранча, жизнь наша проходит в страхе и ужасе, и мы сделались недостойными милосердия".

Таких страшных слов не было еще сказано никем, никогда, ни людьми, ни богами. Ни о людях, ни о скотах. Убивая хищного зверя-людоеда, человек все же не лишен милосердия к нему и не подвергает его без нужды лишним страданиям.

Лишенными милосердия бывали и теперь ещё бывают только евреи. Так было при всех многочисленных еврейских погромах почти во всех странах и во всех эпохах вплоть до нашей, до немецко-фашистского истребления евреев в 40-х годах XX столетия и в конце 40-х годов, во время зверской войны английского правительства с тысячами еврейских беглецов, спасавшихся в Палестину чуть ли не прямо из Освенцима. Так это есть и теперь во многих странах.

Еще теперь, после двадцати лет существования государства Израиль, после трех опасных войн за такой короткий срок, его руководители констатируют, что в этой тяжелой борьбе за физическое существование своего народа государство вынуждено опираться только на себя.

Никто не хотел пошевелить пальцем, чтобы существенно помочь Израилю в дни смертельной опасности. Зато теперь еще возможна безнаказанная травля и даже безнаказанные публичные казни евреев, и только евреев. Где уж тут до милосердия!

Настойчивые вопросы Эзры требуют всё более точных и глубоких ответов на все тайны судеб земных и особенно Израиля. Каждый раз он должен готовиться к беседе, очищаясь путём семидневного поста, иногда питаясь одними цветами полевыми.

После третьего поста Эзра снова вопрошает ангела о том же: почему Израиль, возлюбленный Божий народ, предан в руки народов, признанных Богом "за ничто"? "И доколе это?"

Дальше цитируем величавый, внутренне ритмичный и полный мудрости текст Эзры:

    "Когда я окончил говорить эти слова, послан был ко мне ангел, который посылаем был ко мне в прежние ночи.

    И сказал мне: встань, Эзра, и слушай слова, которые я пришел говорить тебе.

    Я сказал: говори, господин мой.

    И он сказал мне: море расположено в пространном месте, чтобы быть глубоким и безмерным.

    Но вход в него находится в тесном месте, так что подобен рекам.

    Кто пожелал бы войти в море и видеть его или господствовать над ним, тот, если не пройдет тесноты, как может дойти до широты?

    Или иное подобие: город построен и расположен на равнине и наполнен всеми благами.

    Но вход в него тесен и расположен на крутизне так, что по правую сторону огонь, а по левую глубокая вода.

    Между ними, то есть между огнем и водою, лежит лишь одна стезя, на которой может поместиться не более как только ступня человека.

    Если город этот будет дан в наследство человеку, то как он получит свое наследство, если никогда не перейдет лежащей на пути опасности?

    Я сказал: так, Господи. И он сказал мне: такова и доля Израиля.

    Для них Я сотворил век. Но когда Адам нарушил Мои постановления, определено быть тому, что сделано.

    И сделались входы века сего тесными, болезненными, утомительными, также узкими, лукавыми, исполненными бедствий и требующими великого труда.

    А входы будущего века пространны, безопасны и приносят плоды бессмертия.

    Итак, если входящие, которые живут, не войдут в это. тесное и бедственное, они не смогут получить, что уготовано" (III Эзры, 7).

Высказанная здесь кардинальная мудрость о том, что к обетованной цели ведет всегда тесный и тяжелый путь, выражена была позже в Евангелии еще резче:

    "Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" (Матфей, 7:13-14).

Это значит, что бессмертие не дается человеку даром, как, например, физическое тело, а должно быть завоевано им в тяжелой борьбе. Так прямо и сказано. Эзра скорбит о тех людях, которые утеряют бессмертие за свои дурные дела, за свою ошибку:

    "Что пользы нам, если обещано бессмертное время, а мы делали смертные дела?..

    Показан будет рай... но мы не войдем в него, потому что обращались в местах неплодных...

    Мы не помышляли в жизни, когда делали беззаконие, что по смерти будем страдать" (III Эзры, 7).

Это один из самых жизненных и больных вопросов человеческого рода: люди расплачиваются в будущей (да и в этой) жизни за грехи, совершённые по ошибке и, главное, - неумышленно, по неведению. Эзра получил божественное разъяснение:

    "Он (ангел) отвечал и сказал: это помышление о борьбе, которую должен вести на Земле родившийся человек.

    Чтобы, если будет побежден, потерпеть то, о чем ты сказал, а если победит, получит то, о чем Я говорю.

    Это та жизнь, о которой сказал Моисей, когда жил, к народу говоря: избери себе жизнь, чтобы жить.

    Но они не поверили ему..." (Там же)

Итак, борьба включена в закон жизни. Бессмертие должно быть завоевано, сознательно избрано, о чем человек предупрежден уже Моисеем. И завоюют его немногие:

    "Он отвечал мне и сказал: этот век Всевышний сотворил для многих, а будущий для немногих.

    Скажу тебе, Эзра, подобие. Как если спросишь землю, она скажет тебе, что дает очень много вещества, из которого делаются глиняные вещи, а немного праха, из которого бывает золото, так и дела настоящего века.

    Многие сотворены, но не многие спасутся" (III Эзры, 8).

Эзра потрясен открывшейся перед ним мудростью:

    "Я отвечал и сказал: душа! Пожри смысл и поглоти мудрость" (там же).

Закон борьбы есть в то же время закон человеческой свободы. После первородного грехопадения ("преступления Адама") человеку дана свобода, дана возможность выбора, злоупотребление которыми именно и приводит к греху и гибели, ибо как говорит ангел Эзре о погибающих:

    "Они, получив свободу, презрели Всевышнего, пренебрегли законом Его и оставили пути Его" (там же).

    "Те, которые не познали Меня, получив при жизни благодеяния,

    и погнушались законом Моим, не уразумели его, но прозрели, когда еще имели свободу и когда еще отверсто было им место для покаяния,

    те познaют Меня по смерти в мучении.

    Ты не любопытствуй более, как нечестивые будут мучиться, но исследуй, как спасутся праведные, которым принадлежит век и ради которых век дан..." (III Эзры, 9)

Таково положение человеческого рода на Земле, которое можно назвать трагическим. И III книга Эзры (как и эсхатологические и апокалиптические пророчества других пророков) полна страшных символических видений будущих катаклизмов.

Но, как выясняет Эзра, Всевышний сам помогает человечеству Своей милостью и "долготерпением к согрешившим, как к Своему творению".

    "Ибо если бы не умножал Он своих милостей, то не мог бы век продолжать жить с теми, которые обитают в нем... И если бы Он не даровал по благости Своей облегчения нечестивцам, то не могла бы остаться в живых (т.е. духовно живых) десятитысячная часть людей.

    Он Судия, и если бы не прощал многих... то из бесчисленного множества остались бы только весьма немногие" (III Эзры, 7).

Таким образом, любовь, милосердие и прощение входят в основу жизни и эволюции человеческого рода. Эти качества принадлежат Богу, и их же должны усвоить люди, чтобы людской род мог существовать, не погибнуть как человеческие существа!


Деятельность Эзры относится к эпохе Будды. Оба эти пророка универсальной любви в разных местах подготовляли за 500 лет пришествие Христа, который внес любовь в наш космос уже не как идею, а как реальную мировую субстанцию.

Мы видели у Эзры уже чисто христианскую, евангельскую мудрость. Его деятельность, очевидно, и послужила импульсом для того течения в еврейском обществе послевавилонской эпохи, которое направилось навстречу Христу. В книге имеются и прямые указания на связь Эзры с существом Христа, например: "Ты будешь взят от людей и будешь обращаться с Сыном Моим и с подобными тебе, доколе не окончатся времена" (III Эзры, 14) и тому подобные указания.

Эзра рассказывает еще о своей деятельности как выдающегося книжника (софе́р), т.е. писателя, великого писателя. Бог ниспослал на него Святой Дух, зажег в его сердце "светильник разума", чтобы он "написал все то, что было сделано в мире от начала, что было написано в Законе Божием, дабы люди могли найти стезю, и дабы те, которые захотят жить в последние времена, могли жить" (там же).

Он взял с собой пять писцов "способных писать скоро", уединился с ними на 40 дней, и там они под Божественным наитием, подробно описанным в книге, написали 94 книги.

    "Всевышний сказал: первые, которые ты написал, положи открыто, чтобы могли читать и достойные, и недостойные.

    Но последние 70 сбереги, чтобы передать их мудрым из народа.

    Потому что в них проводник разума, источник мудрости и река знания. Так я и сделал" (там же).

Первые, открытые, книги означают, по-видимому, открытое Священное писание (Библию). Остальные - закрытые - может быть Каббалу или другие тайные книги.

Так перед нами встает личность великого учителя - посвященного, давшего импульс духовного развития еврейскому народу на эпоху "четырнадцати родов - от переселения в Вавилон до Христа".

Таково неполное описание содержания III книги Эзры.



В VI-V веках до Р.Х. мы застаём в Палестине небольшую часть еврейского народа, преимущественно тех, кто вернулся из Вавилонского плена. Это - по выражению Иешайи - та, спасенная "десятая часть", которая снова устремляется навстречу крестной миссии своего народа и которой предстоит еще сгореть в огне, как дереву, содержащему в себе несгораемый "ствол", "святое семя" - Христа.

Большинство же вавилонских изгнанников осталось в Вавилоне и быстро распространилось, диффундировало оттуда во многие страны Востока, в частности, в Сирию и в Египет, где они вначале служили в качестве наемных солдат, главным образом, для охраны границ.

Итак, под крылышком ветхой Персидской монархии, формировалось новое еврейское общество со вновь отстроенным храмом, прочно отстоявшимся Моисеевым законом и Священным писанием. Устройство этого общества было строго теократическое. Во главе этого зависимого "государства" стоял первосвященник, облеченный духовной и светской властью (кроме военной). Центром государства был храм с его жертвенным культом. Кроме того, функционировал Великий Собор народных представителей (Кне́ссет гагдола́), по-видимому, из старейших и духовных лиц, - как законодательный и судебный орган.

Кроме того, как мы уже знаем, появилось, еще с времен Вавилона, множество синагог - очагов богослужения, молитвы, мест публичного чтения Моисеевой Торы, проповедей и даже диспутов. Это были первые очаги внутренней, духовной жизни и религиозности, хотя и несвободной в современном смысле. Впоследствии в синагогах неоднократно учили Христос и апостолы.

Именно синагоги придавали всему этому древнему еврейскому обществу рассматриваемой эпохи характер некоей "духовной республики", невиданной до тех пор нигде.

Но в этих трех сторонах духовной жизни еврейского народа, еще явно не противоречивших друг другу, можно уже заметить расслоение общества, будущее разделение его на прошлое и будущее с выделением очередной "десятой части".

Великий собор был, по-видимому, хранителем и авторитетнейшим толкователем писаного закона, т.е. Библии. Сам Собор письменных законов не издавал. Но известен следующий знаменитый девиз Мужей Великого Собора:

    "Будьте осмотрительны в судебных делах, привлекайте многих учеников и стройте ограду вокруг закона".

Последняя заповедь весьма многозначительна и ярко освещает весь внутренний смысл эпохи. Она исходит из таинственных глубин еврейского духа того времени и народной судьбы. Строительство "ограды вокруг закона", т.е. вокруг Торы - это грандиозная тысячелетняя, сначала устная, потом письменная, "ученая" работа по составлению огромного количества правил, законов и обрядов по закреплению, увековечению Моисеева законодательства и внедрению его навеки во все детали жизни еврея - физической, общественной и религиозной. "Ограда" - это будущий Талмуд, определивший внешнюю жизнь, само существование народа на тысячи лет. Как видим, уже сразу по возвращении евреев из Вавилонского плена их духовное Водительство предопределило им создание прочнейшего духовного неприступного убежища, могущего законсервировать народ на тысячи лет, убежища, не доступного никаким внешним и внутренним силам.

Мы видим, таким образом, господство религиозных сил прошлого и в храмовом культе, и в общественной жизни.

Где же просвечивало будущее? Живые силы будущего еще зримо не выдвигались наружу. Последние пророки умерли, и национальной жизнью овладевали силы прошлого.

Это было уже трагическим предзнаменованием. Вот почему Бог, давно отвергнувший храмовый культ, упрекает народ еще устами Эзры:

    "Зачем не принял ты в сердце свое то, что будущее, а принял то, что в настоящем?" (III Эзра, 7:16)

Но будущее христианство зрело невидимо где-то в глубинах, и скоро мы обнаружим его следы.

----------------------------------------

В конце IV века до Р.Х. произошло важнейшее всемирно-историческое событие - встреча двух культур, еврейской и греческой.

К этому времени обе культуры завершили свои творческие циклы развития, но еще ни разу не соприкасались друг с другом, хотя бы внешне.

Действительно, как это ни странно, но на протяжении примерно тысячи лет своей бурной исторической жизни греки и евреи ничего не знали друг о друге. И если это еще понятно со стороны евреев, небольшого сухопутного народца, не интересовавшегося мореплаванием, торговлей и морскими портами, несмотря на то, что жил он буквально в нескольких километрах от Средиземного моря, то совсем удивительно, что старые прирожденные мореходы - греки, давно обшарившие все средиземноморские берега и острова, давно торговавшие с финикийцами, близкими соседями евреев, тоже ничего не знали о евреях .

И будто история спланировала так, что эти две культуры должны были развиваться и созревать втайне одна от другой, чтобы затем внезапно свалиться друг на друга как обвалы и потом сплестись вместе дружно и враждебно для создания грядущей единой христианской культуры человечества.

Действительно, к IV столетию до Р.Х., как мы видели, после Эзры был в основном завершен классический иудаизм. Дальше его развитие могло пойти только вспять.

Эллинизм был также по существу завершен. Его классическая, так называемая "гомеровская", эпоха приходится на XII-VIII века до Р.Х., т.е. совпадает с эпохой Моисея и так называемых "первых пророков". Греческая "библия", т.е. великие поэмы Илиада и Одиссея, были закончены в VII-VI веках, в блестящую эпоху развития греческих городов-полисов и греческой колонизации. Наконец, с последними еврейскими пророческими откровениями и священными писаниями VI-IV веков совпадает короткая эпоха жизни и деятельности фактически всех великих греков, вложивших свой вклад в основание будущей европейской цивилизации: великих философов, в частности, Фалеса (624-547 гг.), Пифагора, Гераклита, Сократа, Платона и последнего - Аристотеля (384-322 гг.), учителя Александра Македонского; великих скульпторов - Фидия, Мирона, Поликлета, Праксителя и др.; создателей величайших трагедий - Эсхила, Софокла, Еврипида. К этой же эпохе относится создание великих архитектурных сооружений, Парфенона, Эрехтейона и др. Вся эта культура была как бы противоположна тому, что было создано еврейским народом. Евреи открыли миру единого невидимого, т.е. духовного Бога - это было тогда самое важное для будущего человеческой эволюции. Всякое представление о боге видимом, даже о любом вообще образе вне человека было строжайше запрещено ("не сотвори себе кумира"). У греков, наоборот, - сверкающее многобожие, пестрая картина "кумиров" - художественно зримых образов, пластических искусств, храмов, статуй богов. Это было откровение Бога в природе, в материи, в красоте, т.е. там, куда еврею запрещено было даже заглядывать.

В Иерусалиме - строго теократическое государство во главе с первосвященником; в Афинах - светская республика с основами демократической личной свободы.

В Иерусалиме - одна Божественная книга, аккумулировавшая в себе величайшие небесные откровения для передачи всему миру, книга, которую разрешалось только комментировать (да и то поначалу только устно) в порядке ограждения ее от малейших чуждых прикосновений.

В Греции - философы и софисты, разнообразие космогонических теорий, вплоть до материалистических, разнообразная художественная героическая и гражданская поэзия.

И вот в 30-х годах IV века к моменту завершения греческой культуры, в соседней Македонии была уже создана армия, предназначенная для экспансии этой культуры, культуры эллинистической, на весь тогдашний исторический восточный мир. Можно сказать, что едва Аристотель успел дать несколько уроков философии Александру Македонскому, как последний в возрасте 22 лет бросился во главе небольшой армии на огромную дряхлую Персидскую монархию и приблизительно в два года (334-332 гг.) полностью разгромил ее. На ее месте он основал свою мировую империю, которая очень скоро после смерти Александра (323 г.) распалась на отдельные государства, доставшиеся его полководцам. Основной исторический интерес представляют два эллинистических государства: Сирия (династия Селевкидов) и Египет (династия Птолемеев). В эти государства хлынули огромные толпы греческих деятелей различных рангов, и скоро весь Ближний Восток превратился в очаг и крепость эллинистической культуры.

Встреча с евреями произошла в 332 году. Александр легко, без боя, занял Иерусалим и Иудею, обошелся очень милостиво с евреями, не оскорбил их святынь и не затронул их религии. В виде ответного жеста любезности евреи будто бы назвали всех родившихся в тот год мальчиков Александрами.

В том же, 332 году, Александр Македонский заложил в Египте, в устье Нила, город своего имени - Александрию, ставшую столицей нового, эллинизированного Египта (династии Птолемеев) и на много последующих столетий - крупнейшим культурным центром новых цивилизаций: эллинистической, римской, христианский, потом и мусульманской.

Скоро Александрия стала как бы второй еврейской столицей, как по многочисленности еврейского населения, так и по своему культурному и торговому значению.

В первой половине III века, около 280-250 годов, произошло очень важное событие в мировой культуре. Первая часть еврейского Священного писания - Моисеева Тора (а затем и вся Библия) была переведена в Александрии на греческий язык. С тех пор знание Библии распространилось не только среди греческого населения, но и среди самих евреев эллинистического мира, которые к тому времени повсеместно утеряли знание древнего еврейского языка и могли знакомиться с Библией только в греческом переводе. В дальнейшем с этого же перевода был сделан и первый латинский перевод Библии, и последняя, наконец, сделалась достоянием всех народов Римской империи и затем - всего культурного мира последующих столетий.

Александрийская богатая еврейская община в дальнейшем разрослась до миллиона человек. Они даже построили большой центральный храм Иегове в городе Леонтополисе помимо множества роскошных синагог в Александрии. Он пережил всего на 3 года Иерусалимский храм.

Судьба александрийских евреев была довольно сложной. У них были крупные мировые культурные достижения - главным образом в лице великого философа Филона, к которому вернемся дальше, но они претерпели и много страданий, в том числе первые в истории кровавые погромы от греко-египетского населения при нескольких царях и властителях, в том числе при римском префекте Египта - еврее Тиберии-Александре в трагическую эпоху великой Иудейской войны 66-73 годов после Р.Х. и гибели Иудейского государства.

А теперь вернемся в Иерусалим, где ткалась главная нить еврейской духовной истории.

Мы уже знаем, что местом молитв и народной духовной жизни были многочисленные синагоги, но местом национального торжества, праздника и религиозного единения был Иерусалимский храм с его внешне величественным жертвенным культом, хотя и осужденным великими пророками за обожествление его, но остававшимся народной святыней.

Один из библейских писателей, мудрец Иешуа Бен-Сира (именуемый в русской Библии Иисусом сыном Сираховым), живший в те времена (около 230-170 гг. до Р.Х.), описал на память потомству торжественную храмовую службу, совершавшуюся знаменитым тогда первосвященником Симоном Праведным. Описание начинается так:

    "Как прекрасен он был среди народа,

       когда выступал из-за завесы Храма!

    Как утренняя звезда среди облаков,

       как полная луна в дни праздника,

    Как солнце, сияющее над Храмом Всевышнего,

       и как радуга, сверкающая в облаках,

    Как цветок на ветвях в весенние дни,

       как лилия, склоненная над источником вод..."

Но храмовый культ уже олицетворял собой прошлое. Он уже потенциально устарел в этой духовно насыщенной республике и засыхал. Храм уже служил местом священнических склок и местничества. Нередко претенденты на место первосвященника, конкурируя друг с другом, действовали подкупами, интригами и даже покупали свою должность первосвященника у иноземных властителей за большие деньги. Не всегда гнушались и убийствами. Так, известный древний историк, священник Иосиф Флавий (широко известный по историческим романам Л. Фейхтвангера) рассказывает, что еще во времена персидского владычества первосвященник Иоханан убил в храме своего брата Иошуу, претендовавшего на этот же пост при поддержке персидского полководца Багоаса. Этот Багоас потом незаконно ворвался в храм, и когда ему захотели помешать, возмутился: "Разве я менее чист, чем тот, кто убил своего брата в храме?"

Да, храм заведомо уже не был носителем того будущего, которое Эзра "не принял в сердце свое", в чем укорял его Бог.

Между тем, Иудея была завоёвана Сирией, и это было чревато большой национальной опасностью. Влияние греческой культуры, светской государственности и греческих обычаев, столь непохожих на иудейские и даже враждебных им, стало распространяться с угрожающей быстротой. Появились греческие "гимназии" для гимнастических упражнений юношества, распространились греческий язык, литература, искусство, развлечения и, самое страшное, - "идолы", т.е. статуи и картины. А это уже прямая измена Иегове!

Против этого опасного течения - эллинизма - выступила духовная организация хасидеев, или благочестивых ревнителей чистого иудаизма и скромных, целомудренных еврейских нравов. Но эллинизм наступал со стихийной силой. Уже многие евреи стали присваивать себе греческие имена, да, конечно, не рядовые евреи, а аристократы, даже священники, вплоть до одного первосвященника.

Национально-религиозные предатели завладели духовным руководством еврейского народа. Так истощился, упал божественный дух народа лет за триста со времени последних пророков!

Эллинизм и иудаизм в течение около 150 лет присматривались друг к другу, иногда с пользой изучали друг друга, порой греки, как власть имущие, угрожающе рычали на евреев.

Но вот в 169-168 гг. эллинизм в лице жестокого деспота Антиоха Епифана неожиданно и злобно бросился на иудаизм и по-волчьи вцепился ему зубами в горло смертельной хваткой. Он понял, что разбить евреев как особую нацию и растворить их среди греков можно только, если предварительно задушить их религию, Моисеев Закон. И вот, широко размахнувшись, он всей силой государственной власти нанес мощный удар по иудаизму. Свитки Торы были осквернены или сожжены, под угрозой смерти евреи были обязаны служить греческим богам - статуям, идолам! Еврейская храмовая служба была запрещена. В Иерусалимском храме была водворена статуя Зевса. На оскверненных алтарях приносились в жертву нечистые животные, в том числе - свиньи! Агенты царя Антиоха шныряли по стране, наблюдая за строгим выполнением евреями вероотступничества. Многие евреи, особенно из эллинизированных высших слоев общества, подчинились царским указам, изменили Моисеевой религии и выгодно устроились под сенью греко-сирийского государства, но народ в целом не отступил от веры. Начались казни, пытки... Предания полны примеров самоотверженного героизма и мученичества. Об этом рассказывают библейские "Книги Маккавеев".

Сирийские войска нападали на скрывавшихся набожных хасидеев по субботам, когда те были безоружны, и уничтожали их без сопротивления.

Более полугода длилось это свирепое нападение злого хищника на еврейскую душу, более полугода греко-сирийское государство настойчиво и злобно терзало маленький религиозный безоружный народец, давно отвыкший от своего государства и оружия. Казалось, что вот-вот угаснет душа нашего народа на своей земле, где должна была еще совершиться его великая миссия.

Но нет, духовное водительство мира решило иначе и послало невидимый религиозно-национальный импульс в поддержку еврейскому народу через семью Хасмонеев - Маккавеев (167 г.).

В 164 году Маккавеям удалось освободить Иерусалим и с большим трудом очистить оскверненный храм, в память чего был учрежден навсегда праздник Ханукки.

Последнему из бессмертных героев - удалось в 140 году добиться признания себя со стороны Сирии князем (этнархом) и первосвященником Иудеи. Тем самым была достигнута политическая независимость еврейского государства - несколько неожиданный сверхрезультат этой 27-летней тяжелой национально-освободительной войны.

Его властители-первосвященники, преемники братьев Хасмонеев, постепенно становились царями. Но в эти же годы выдохся, перестал действовать тот религиозно-национальный импульс спасения, который был получен еврейским народом в 167 году. Его едва хватило на тридцать лет.

Уже Иоханан-Гиркан, сын последнего из Маккавеев, был заурядным восточным князьком, умеренным деспотом. Но дальше началось быстрое загнивание государственной власти у этого злосчастного народа, давно отвыкшего от государственности и лишь на короткое время вкусившего ее.

Так, сын Иоханана-Гиркана, Иегуда-Аристовул, чтобы завладеть престолом, уморил свою мать голодом, убил брата-сонаследника и присвоил себе титул царя. Другой его брат и преемник (Александр-Яннай), поссорившийся и воевавший со своим собственным народом при помощи наемников, истребил за 6 лет около 50 тысяч своих подданных евреев. Дальше пошло еще хуже. Вокруг престола не прекращалась свирепая борьба за власть. Закончилась династия Хасмонеев. В 63 году Иудея подпадает под протекторат Рима. А в 37 году на престол ее взбирается и долго (33 года) сидит на нем кровавый разбойник идумеянин Ирод, убивший (через суд) свою любимую жену, нескольких сыновей и несчетное число других близких людей - родственников, мнимых конкурентов, судей, осудивших на смерть его жену по его же приказанию, и т.д.

Зато Ирод умел ценой жестоких преследований всех недовольных римским владычеством добиваться благосклонности и доверия всех сменявшихся при нем римских властителей. Они-то и присвоили ему титул "великого".

Кроме того, желая польстить народу, а также увековечить свое имя, Ирод выполнил большие работы по строительству городов, портов, а главным образом - по перестройке, расширению и пышному украшению храма в Иерусалиме. Но трон его охраняла гвардия из иностранных наемников.

Упоминаемый в Евангелии Ирод получил потом широкую и печальную известность (как детоубийца) во всем христианском мире. И в русском народе он известен как "Ирод окаянный".

Наследник Ирода по Иудейскому царству, Архелай, походил на отца по жестокости. В 4 году до Р.Х. в ответ на требования реформ он устроил накануне Пасхи кровавую расправу над народом в храме, убив три тысячи человек. В том же году вторую расправу у храма устроил и римский военачальник, притом ограбив храм.

Страну охватило революционное брожение, появилось много мелких и крупных партизанских отрядов. Наконец римский наместник Вар подавил восстания, занял Иерусалим и распял на крестах около двух тысяч мятежников. Но в конце концов римский император Август внял жалобам народа Иудеи, низложил Архелая и сослал его.

Так в 6 году по Р.Х. кончился 70-летний период римского протектората и началось непосредственное управление Рима (в лице чиновников-прокураторов) Иудеей, присоединенной к Сирийской провинции.

Так завершился последний период незадачливой государственности иудейского народа с его царями - кровавыми призраками. Так деградировало еврейское государство.

Что же можно сказать о развитии внутренней жизни в Иудее за тот же период?

Прежний Великий Собор преобразуется при Хасмонеях в высший совет и судилище типа сената с греческим названием Синедрион, функции и права которого видоизменялись в зависимости от норова очередного властителя.

Более точное понятие о состоянии внутренней жизни иудейского общества дают сведения о трех национальных партиях-сектах в народе того времени. Основной спорной проблемой еще при Хасмонеях была следующая: является ли еврейский народ политической или духовной нацией? Является ли Иудея обычным государством, участвующим в международных склоках-союзах, войнах, территориальных спорах и т. д., или же это национально-духовный организм, Царство Божие, которому если и дается политическая независимость, то только для усовершенствования своих духовных сокровищ, полученных им от Иеговы через пророков для своей миссии избранного народа?

В соответствии с этими взглядами в Иудее образовались тогда три партии: саддукеи (цадукеи, цедуки́м), фарисеи (перуши́м) и секта ессеев (иссии́м).

Саддукеи - это светская, государственная партия "консерваторов" или бюрократов, преобладавших в Синедрионе. Они стремились к отделению государства от религии, формализации религии как застывшего прошлого, ограничения ее жесткими рамками писаного Моисеева закона, без устных заповедей, без веры в загробную жизнь. В общественной же жизни главный интерес заключался для них в государственности, в частности, - в участии в международной политической жизни. Некоторые из них оставляли веру отцов и переходили в язычество (эллинизм).

С прекращением Хасмонейской династии саддукеи сошли со сцены.

Фарисеи - главная национальная партия, носительница народных и религиозных чаяний и интересов, противопоставлялась саддукеям, носителям политических, а не национальных стремлений. Фарисеи развивали религиозное учение, разрабатывали новые (устные) учения и догматы, например, новый догмат о загробной жизни, о личном загробном воздаянии, воскресении и бессмертии, что отвергали саддукеи. Они же создавали "ограду вокруг закона", которая в то время еще не была такой искусственной и бездушной, как позже, в талмудические времена.

Фарисеи - в известной мере преемники хасидеев. Они несли главную тяжесть борьбы за народную душу, ее чистоту, моральную святость и в то же время представляли собой ученую религиозно-теоретическую школу. Из их среды вышел апостол Павел - бывший фарисей Саул, - первый великий проповедник, учитель и организатор христианских общин в языческом мире.

Ессеи - мистическая секта людей, полностью удалившихся от государственной и мирской жизни вообще и занимавшихся только индивидуальным религиозным самоусовершенствованием и изучением священных писаний. Храмовой службы они не посещали и жертвоприношений не признавали.

Они жили в пустыне Энгеди и некоторых городах - Иерусалиме, Назарете и других как бы монастырской жизнью, на коммунистических началах, с коллективными трапезами. У них не было имущественного неравенства.

Торговлю они считали неприличным занятием, занимались же земледелием и ремеслом.

Они вели аскетическую жизнь, жили в безбрачии, воздерживались от мяса и вина, выполняя, по-видимому, устав Торы о "назореях", дававших обет монашеской, воздержной жизни.

Ессеи совершали омовение перед каждой трапезой и молитвы - до и после трапезы. Главным стержнем их жизни была, по-видимому, универсальная чистота, предписываемая Моисеевой религией и доведенная, так сказать, до стерильности, парализующей будничную, деловую жизнь, не говоря уже о государственной и общественной деятельности, даже о храмовой службе.

Они, говоря языком Эзры, приняли в сердце свое то, что будущее, а не то, что настоящее.

Внутренняя сосредоточенная духовная жизнь аккумулировала в них некие магические целительные силы, способности к врачеванию. Они, например, знали целебные травы.

Недавно, как известно, в пещерах Иудейской пустыни у Мертвого моря были открыты хранилища их книг (так называемые кумранские рукописи).

Лет за сто до Иисуса Назорея (Христа) был у ессеев некий великий "учитель праведности" по имени Иешуа (Иисус) Бен-Пандира, которого побили камнями. Некоторые исторические источники смешивали его с Иисусом Назореем (Христом).

Ессеев было всего около 4 тысяч. В дальнейшем при разгроме Иудеи они исчезли. Возможно, что часть их слилась с христианами. Вообще историки всегда видели в ессеях предшественников христиан и полагали, что у них была какая-то связь и с самим Христом. Но точные данные об этом получены впервые только в XX веке путем духовно-исторического исследования (см. последнюю главу).

Нужно добавить, что в те же времена существовала в Египте, вблизи Александрии, еще одна мистическая секта, близкая к ессеям, - это община евреев-аскетов, так называемых "Терапевтов" (по-гречески - "служителей Господа"), описанных только Филоном Александрийским. Они, по-видимому, также вложили некоторый вклад в будущее христианство.

------------------------------

Мы подошли к эпохе пришествия Христа на Землю.



Приближалось центральное событие истории нашего космоса - Земли и человечества, о котором было сказано во Введении. Направление эволюции человечества вниз, погружение в материю, должно было измениться на обратное - вверх, в духовный мир, на духовную прародину человека. Причем, вниз человека, как бы помимо его воли, влекли, тянули привитые ему извне соответствующие силы: соблазны физической природы человека, силы эгоизма, а также тяга к внешнему познанию физического мира и желание подчинить его себе. Обратно же, вверх, человека влечет, поднимает изнутри личная и в то же время универсальная Божественная сила - Христос, Водитель всего земного космоса. При этом не следует думать, что момент вхождения Христа в наш космос в начале I века новой эры - был в полном смысле моментом механического переключения направления эволюции. Нисхождение человеческой эволюции продолжалось и после пришествия Христа и, по-видимому, продолжается до настоящего времени, как бы плавно замедляясь и постепенно переходя на подъем.

Таким образом, импульс Христа был дан в начале новой эры как бы с упреждением, если применить здесь механическую аналогию. Во всяком случае, от события Христа до нашего времени христианство переживало еще лишь начальный, детский период своего развития, и настоящая христианская эпоха еще впереди, хотя многим кажется, что христианство уже угасает.

Как же, каким способом, произошло внедрение, нисхождение Божественного существа Христа в человеческие души, вернее - в человеческие существа (целиком)?

Для этого, по законам нашего мира, Христос, как Бог, должен был однажды воплотиться в человеческое существо и в таком виде - внешне, физически видимым образом, - жить некоторое время на Земле среди людей, затем быть убитым, распятым на их глазах, причем его кровь должна быть пролита на Землю, и, наконец, Он должен был воскреснуть. Это и произошло в 30-33 годах I века новой эры в Палестине.

Кто хочет что-нибудь понять в христианстве и его возникновении, должен попытаться отказаться от применения здесь столь привычного для нас в XX веке обычного представления о процессе возникновения новых учений, теорий, даже религиозных течений или сект при помощи организации партий приверженцев, возникающих, в свою очередь, благодаря сознательной пропаганде этих учений. Это в данном случае - непригодное представление. Христианство есть мистический факт внедрения в наш космос Христова импульса, и иначе понять его невозможно. И произошло это физически невидимо и бесшумно.

О том, что нисхождение Христа в земное человечество должно произойти именно путем страданий и смерти, и именно - крестной смерти и воскресения некоего Бога, об этом говорят длительные тайные духовно-религиозные предчувствия многих передовых, культурных народов.

В последнем тысячелетии до Р.Х. египетско-переднеазиатская культурная область была наполнена мифом, описывающим драму умирающего и воскресающего бога.

"Озирисов плач звучал в Египте, начиная со времен Моисея. Финикияне совершали траурные церемонии на смерть Адониса, месопотамские народы - над мертвым Таммузом. И были лишь отдаленные вспышки мессианских чаяний, которые к мысли о смерти или сумерках богов присоединяли мысль о воскресении бога. Но и эти дохристианские представления о боге были не чем иным, как теневыми восприятиями и предчувствиями существа и судьбы Христа"*.

________________

* Em. Bock. Kindheit und Jugend Jesu. S.64.


Возьмем, например, мифологический цикл о главном египетском боге - Озирисе, сыгравший большую роль и в мифологии других народов, вплоть до греческого.

"Озирис был сыном бога солнца, братом его был Тифон-Сет (вражда), сестрою - Изида", на которой он женился. Однажды Тифон, овладев телом Озириса, разрезал его на 14 частей, которые разбросал по различным странам. Изида (любовь) сберегла и сохранила части мертвого тела, и тогда Озирис встал из преисподней, победил Тифона, и луч его озарил Изиду, которая родила ему сына Горуса.

Возьмем еще греческий миф о Дионисе. Дионис - сын Зевса и смертной матери Семелы. Он известен как бог радости жизни, зарождения и роста, и в честь его устраивались Дионисийские празднества.

В мифе о нем рассказывается, что мать богов Гера возбуждает титанов (низшую природу человека) против Диониса-младенца, они разрывают его на части, но Афина-Паллада спасает еще бьющееся сердце и приносит его Зевсу ("Отцу"), который вторично воссоздает из него "Сына".

Философы и посвященные первых веков христианства отчетливо ощущали в драме Диониса - символ события Христа.

Перейдем к области чистого мышления. Обратимся к великому философу древности - Платону. Как он ощущал пришествие Христа, за 5 столетий до которого жил?

В диалоге "Тимей" Платон повествует о драме Бога, создавшего мир. Бог-Отец создал мир из мирового тела и мировой души. Мировое тело образовалось из смешения стихий в совершенных пропорциях. На этом мировом теле крестообразно распростерта, распята мировая Божественная душа, принявшая крестную смерть, чтобы мир мог существовать.

Природа - могила Божественного, по Платону, но не могила мертвеца, а могила Бога, зачарованного в природе. Этот Бог - мировая душа - должен воскреснуть от смерти. Где? - В душе человека, в душе посвященного, мудрого. Это Воскресение, или освобождение, Бога есть не что иное, как познание.

А это - чистое христианство, его глубочайшая идея.

Недаром Платона прозвали позже христианином до Христа.

Далее. Какова та сила, которая непосредственно соединяет то многообразие, множественность вещей, частей, на которую распалось единство распятого Бога?

Сила, которая стремит эти распавшиеся части к единству и гармонии Бога, есть любовь, эрос. Эта идея сквозит в диалоге Платона "Пир".

Мы видели, что эту роль у египтян выполняла Изида.

-----------------------------

Из этих фрагментов отчётливо видно, что в передовых странах Ближнего Востока в ту пору явно жило предощущение некоей драмы распятого Бога, с трудом укладывающееся в тривиальные представления современного естественнонаучного мышления. Особенно были сильны эти ощущения в виде мессианских ожиданий у многострадального еврейского народа, ощущавшего себя наиболее близким к Богу. И сами страдания свои евреи рассматривали как "предмессианские муки" (Хевлей-Машиах) - реальное представление, живое и верное до сих пор.

Эти настроения и ощущения вызывали у людей напряженное ожидание, страстную тоску по пришествию некоего Бога-Спасителя и Искупителя страшного мирового зла, грозящего затопить человечество. И понятно, что без такой призывной тоски, духовной жажды и "вакуума" невозможно представить себе пришествие "с неба" духовного существа Христа-Бога в род человеческий.

Эти события в духовном мире напоминают физическую картину смерча на море. Сверху ("в небе") появляется вращающийся и спускающийся к земле воронкообразный воздушный столб; навстречу ему поднимается притягиваемая им же водяная воронка, вращающаяся вокруг оси пониженного давления (вакуума), которая и поднимает воду вверх. Обе воронки зачастую сходятся и образуют на время сплошной вращающийся водо-воздушный столб между "небом" ("духом") и "землей" - водой, как бы символизирующий соединение, "поцелуй" Неба и Земли, духовно оплодотворяющий наш земной мир.

К основным христианским понятиям, означающим Христа, относятся: Сын Божий и Логос (Слово). О Сыне Божием мы часто слышим от рядовых христиан ("Господи, Иисусе, Сыне Божий"), о Слове, как Христовом имени, читаем в Евангелии от Иоанна:

    "В начале было Слово,

    И Слово было у Бога,

    И Слово было Бог,

         Оно было в начале у Бога..."

Не только автор этих слов - еврей, святой христианский апостол и пророк Иоанн (Иоханан), "ученик, которого любил Иисус". Оказывается, что и первый мыслитель, разработавший еще до явления Христа (и, разумеется, до Иоанна) идеи Логоса-Слова и Сына Божия, послужившие в значительной мере потом основанием христианской философии и теологии, был тоже еврей - знаменитый александрийский философ Филон Александрийский (или Филон-Иудей). Он жил во времена Иисуса Христа (20 г. до Р.Х. - 54 г. после Р.Х.), ничего, однако, не зная о нем.

Филон - продолжатель Платона, а продолжатели Филона - это школа неоплатоников (Плотин, 205-270 гг. по Р.Х.). В то же время он - исследователь и толкователь Библии в духе аллегорическом, т.е. символическом, о котором мы говорили выше. Филон - истинный еврей, не только в своей духовной, но и в общественной деятельности. Так, он участвовал в делегации от александрийских евреев к сумасшедшему римскому императору Калигуле с жалобой на страшную резню евреев в Александрии в 38 году по Р.Х.

Таким образом, Филон - это тот великий еврейский мудрец, в душе которого иудаизм, эллинизм и христианство достигли однажды единства - причем не рассудочного, комментаторского, а творческого, духовного. Он свободно творил во всем царстве духа. И жил он в узловую эпоху мировой истории, вернее - мировой эволюции, в эпоху пришествия Христа. Филон - это тот единственный еврей, который однажды объединил в своей душе, можно сказать, все богатства мировой мудрости. Но еврейский народ не пошел по этой тонкой, еле видной среди звезд духовной тропе - не суждено было... (да и жил ведь Филон в Александрии, а не в Иерусалиме). И одновременно с физическим распятием Иисуса Христа наш народ разорвал душу своего прекрасного мудрого сына Филона, отдав достояние его, как и Иисуса, всем христианским народам, не взяв для себя ничего, ничего! Еврейский народ не знает Филона. Он бережно сохранил суждения всех, всех своих законоучителей-талмудистов, вплоть до самых глупых, но ничего не знает о Филоне. Зато после Филона наш народ, с его высокоразвитым, изощренным рассудочным интеллектом, погрузился во мрак духовного невежества и бесплодия на долгие века - на 1600 лет, вплоть до рождения другого великого мудреца - Баруха Спинозы (1632-1677 гг.), зачинателя новой европейской философии, достойной этого названия после Платона, Аристотеля, Филона и некоторых христианских философов, и которого "ученые" евреи, впрочем, тоже не узнали и не признали.

Каково же учение Филона о Логосе - Сыне Божием?

Согласно его убеждению, "чувственное воззрение и логическое рассудочное познание не ведут к божественному" и к познанию внутренней истины. "Но для души есть возможность подняться над этим низшим способом познания". Она усилием поднимается над своим низшим "Я", достигает просветления, и там она переживает божественное, которое не может быть выражено ни в логических мыслях, ни в понятиях, а именно только переживается. "И переживающий знает, что он никому не может сообщить об этом, так как единственный способ прийти к Божественному - это пережить его самому". Душа при этом ощущает в своих тайниках излившуюся от невидимого Бога мистическую сущность мира, исполненную мудрости и гармонии, которой следуют чувственные явления, т.е. образ и подобие Божества, о которых говорится на первой странице нашей Библии. Это - излившийся в мир Божественный дух: Мировой Разум, Логос или Сын Божий. "Логос является посредником между чувственным миром и недоступным представлению Богом".

Самое главное: человеческая личность, проникаясь познанием, мудростью, соединяется с Логосом. Логос воплощается в нем. Личность, развившаяся до духовности, является носителем Логоса. Выше Логоса стоит Бог ("Отец" - духовная первооснова мира); ниже его - преходящий мир. "Человек призван замкнуть цепь между обоими".

Итак, Логос замыкает цепь мироздания: в душе человека! Филон (в духе Платона) видит, таким образом, завершение великой мировой драмы, пробуждение зачарованного Бога, именно в судьбах человеческой души. Филон выразил это в таких словах: Премудрость ступает внутри человека, "подражая путям Отца, и создает формы, взирая на прообразы". Итак, человеческая душа - не какая-то бесформенная "надстройка" или "торба" на физическом человеке-животном, являющемся в лучшем случае свидетелем мироздания; она - непосредственный участник Божественного акта творения.

Это одно из главных представлений, до которого должен пробиться мыслитель, если он намерен когда-нибудь понять христианство.

Нужно сказать, что термин "Логос", или "творческое Слово Божие", создан не Филоном. Он встречается и у более ранних философов, например, у Гераклита. Мы встречаем его и у нашего пророка Иешайи:

    "...Слово Мое, исходящее из уст Моих... не возвратится ко Мне пустым, но только исполнив волю Мою и преуспев в том, для чего Я послал его" (Иешайя, 55:11).

По-видимому, это то же Слово, с помощью которого был создан мир: "И сказал Бог: да будет свет, и стал свет" - и так во все дни творения.

Повторяю, что Логос и Сын Божий - одно и то же понятие.

Посмотрим теперь, как Филон исследует Библию. Изложение ее он считает аллегорическим. "Читая повествование о мироздании, мы находим не только внешний, "предметный" рассказ, но и прообраз тех путей, которым должна следовать душа, чтобы достигнуть Божественного". Она должна микроскопически повторить в себе пути Божии. В каждой душе должна разыграться мировая драма макрокосма. Душевная жизнь мудреца есть исполнение того прообраза, который дан в библейской повести о мироздании. Моисей писал не для того только, чтобы рассказать об исторических событиях, но чтобы явить в образах путь души, жаждущей найти Бога.

Так, рассказ об исходе евреев из Египта имеет, по Филону, аллегорический или, вернее, - символический смысл. Нужно только иметь в виду, что здесь идет речь не о внешних символах-знаках (эмблемах), а о внутренних, реальных символах, имеющих как бы две реальности - и внешнюю, и внутреннюю, как, например, тот же рассказ об исходе евреев из Египта и странствовании их в пустыне, поучительный и как реалистический образный рассказ, и в скрытом, мистическом смысле.

Подобно Библии, другие великие книги древних посвященных имеют также символический или, как говорит Филон, аллегорический смысл. Сюда относится, конечно, и "Одиссея" Гомера, и в этом секрет ее неувядаемой красоты. Странствования Одиссея - это сложный путь человека, ищущего Божественное в своей душе, стремящегося к высшему знанию, посвящению. И с этой точки зрения "Одиссея" - мудрый путеводитель в духовном мире. Мы не будем здесь останавливаться на расшифровке "Одиссеи", которая не слишком трудна для желающего понять эти вещи. Обратим внимание только на элементарно понятный для нас теперь смысл нисхождения Одиссея в Аид, в подземное царство мертвых. Это, конечно, "прохождение через смерть", обязательное при всех способах посвящения.

Когда творческое Слово Божие оказывается понятым индивидуальной душой и творчески воспроизведенным ею, тогда человек духовно породил в себе Бога, вочеловечивающегося Духа Божия, Логоса, Мессию - Христа, - и Бог, излившийся в мир, празднует свое Воскресение. В этом смысле познание было для Филона и его единомышленников рождением в духовном мире Христа-Бога.

Вот каково высокое, космическое значение познания, человеческого познания. Отсюда следуют дальнейшие конкретные выводы о главной философской проблеме - теории познания. Отсюда и связь познания со всем мирозданием. Отсюда же истинный, глубокий смысл завещания греческих мудрецов: "Познай самого себя".



Настал час выполнения еврейским народом его миссии, великий час в эволюции нашей Земли и человечества - сошествие Божественного существа Христа на Землю и воплощение его в одном человеке - этот человек был евреем, Иисусом из Назарета. Во время воплощения в нем Христа ему было 30 лет. Значит, это событие произошло в 30-м году Новой Эры, т.е. "от Рождества Христова", точнее - от рождения Иисуса. До тех пор существо Христа было видимо, как мы знаем, только в духовном мире великим человеческим посвященным - Заратустре, древнеиндийским посвященным, еврейским пророкам Моисею, Иешайе и др. Теперь же настал час Его физически зримого явления миру в человеческом облике для того, чтобы тем самым дать человечеству импульс к развитию в направлении Божественного достоинства, ибо людям дано было видеть "собственными" глазами их грядущий идеал - Человека, принявшего в себя Бога. Как сказал один христианин: Бог однажды стал человеком для того, чтобы человек мог стать Богом.

Как известно, трехлетнее пребывание в мире среди людей Богочеловека Иисуса Христа, его деяния, учение, крестная смерть и Воскресение описаны в четырех Евангелиях - от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Три евангелиста - евреи, один - Лука - грек из Антиохии. Двое - Матфей и Иоанн - были непосредственными учениками (апостолами) Иисуса Христа, причем Иоанн был "любимый Господом ученик"; это был единственный посвященный из евангелистов и великий пророк; он - автор еще одной книги, именуемой "Откровение (или Апокалипсис) святого Иоанна", книги, замыкающей всё Священное писание Нового Завета и содержащей в зашифрованном виде описание грядущих судеб человеческого рода вплоть до отдаленнейшего будущего. Книга эта расшифрована только в XX веке посвященным нашего времени, на которого я уже неоднократно ссылался.

Евангелия - Новый Завет, эта вторая часть Библии, - написаны, как и Ветхий Завет, символически и тоже требуют расшифровки. Ведь в то время еще не было в обиходе (тем более у евреев) логического, рационального стиля изложения сложных, например, философских, идей, тем более религиозных, которые и в настоящее время не очень-то поддаются изложению и передаче без привлечения средств искусства, т.е. чисто духовных, образных.

Только в XX веке методом чтения Хроники Акаши посвященным - Рудольфом Штейнером - получены новые данные о жизни Христа и обнародовано написанное в современном стиле так называемое "Пятое Евангелие", в котором, в частности, приведены данные о жизни Иисуса от 12 до 30 лет, совершенно отсутствующие в древних четырех Евангелиях.

В данном случае, я, автор этих строк, некомпетентен и недостоин систематически излагать Евангелия и основы христианства, но позволю себе только коснуться некоторых событий из жизни Иисуса именно на основании Пятого Евангелия, более доступного нам по характеру изложения, а нескольких элементарных положений христианства, полагая, что некоторые мои читатели-соотечественники, может быть, не держали никогда в руках Евангелий...


Жизнь Иисуса Назорея до крещения

Прежде всего - о родословной, рождении и имени Иисуса. В Евангелиях от Матфея и от Луки вы найдете две разные родословные Иисуса (обе проходящие через царя Давида), словно речь идет о двух разных лицах. И только в Пятом Евангелии раскрыта тайна этого, так сказать, двойного происхождения Иисуса. Но не будем здесь останавливаться на этом, ибо не с этого надо начинать знакомиться впервые с сущностью Христа. Далее, имеется еще вводящее читателя в смущение сообщение тех же древних евангелистов о так называемом "непорочном зачатии" Иисуса Марией от Святого Духа. Христианские церкви толковали это утверждение буквально, т.е. в том смысле, что Иисус был зачат без участия мужчины-отца. Но тогда незачем было бы приводить длинные родословные его отца по мужской линии. И здесь посвященный XX века разъяснил подлинный смысл символического и сложного понятия "непорочного зачатия". В действительности Иисус был зачат, как все люди, мужем и женой.

Родители Иисуса не принадлежали к высшим знатным слоям общества; отец его был плотником. По евангельскому рассказу, Иисус родился в хлеву и был сразу положен в ясли, где помещается корм для скота, так как на постоялом дворе, где в это время остановились его родители, не было места. Вероятно, здесь имеется в виду не биографическая справка, а великая идея о том, что новый, Божественный человек, владыка новых времен, должен был произойти именно из низших, бедных слоев общества, а не из высшего - жреческого, чиновного или просто богатого - сословия, представляющего всегда старый, отживший элемент в человечестве.

Имя Иисус - по-еврейски Иешуа. Жил Иисус в детстве с родителями в небольшом (ныне израильском) городе Назарете (по-еврейски - Нацерет). Этот город был, по-видимому, связан с так называемыми назореями - людьми, жившими по особому, установленному еще в Моисеевой Торе, уставу воздержания и чистоты. Вероятно, Назарет был одной из колоний ессеев. Во всяком случае Иисуса часто называют Иисус Назорей.

По-еврейски установилось имя Иешуа га-Нацри (назаретянин). В дальнейшем и поныне слово "нацри" стало у евреев означать: "христианин"; нацрим - христиане, нацриют - христианство. Эти названия нельзя не признать случайными и мало выразительными по сравнению с Христовыми.

А теперь перейдем к рассказу о детстве и молодости Иисуса в соответствии с Пятым Евангелием, которое местами буду непосредственно цитировать.

"С раннего детства проявил он то, что можно в высшей степени назвать "гениальностью сердца", сочувствием каждому человеческому горю и каждой человеческой радости".

От 12 до 18 лет Иисус становится все более просветленным. Он все более проникал в развитие древнееврейского народа. Он прозрел былые великие духовные откровения, данные этому народу его пророками. Но он также видел вокруг глубокий упадок духовного развития этого народа, видел, что былое духовное величие воспринималось лишь немногими лучшими людьми (например, знаменитым законоучителем Гиллелем), но и то лишь в слабом отблеске.

"Юная душа Иисуса Назорея была бесконечно одинока, обладая откровением, которого уже не могли более иметь все окружающие люди. Постараемся понять жизнь такой души, которая одинока, которая, обладая величайшими тайнами человечества... обязана знать нечто, чего другие не могут воспринять, но что так хотелось бы пожелать и им, дабы это жило и в их душах... Постараемся понять боль и страдание, которым сопровождаются такие переживания..."

"Когда он достиг 18 лет, он ушел странствовать. Работая в различных семьях, в различных мастерских своего ремесла, он обходил Палестину, а также соседние области язычников. Так вела его карма (судьба)..."

"Переживания такие, как у юного Иисуса Назорея, причиняют душе глубочайшую боль. Но эта боль превращается в любовь. И наиболее высокая любовь, присутствующая в жизни, есть преображенная такая боль. Глубочайшая боль имеет способность превращаться в любовь, которая действует не только как обыкновенная любовь, но которая действует через самое бытие любящего человека. Эта любовь как бы излучается аурическими лучами".

"Но он странствовал не только в самой Палестине, его карма вела его и в языческие края. После того как он узнал о нисходящем развитии иудейства, ему пришлось здесь узнать в языческих культах, что и в язычестве умерло то, что некогда жило в нем как первичное откровение: он воспринял то, что было некогда влито в тайны языческих мистерий (о которых мы уже упоминали). Так он увидел падение языческой духовной жизни, которой овладели враждебные человеческому прогрессу демонические существа, посланцы Люцифера и Аримана".

"Это была вторая безмерная скорбь и безграничное сострадание, после тех, которые уже проникли в его душу, когда он узнал о падении иудейства".

В эти же годы он познакомился с орденом ессеев, о котором мы уже знаем. "Это был орден, в котором объединялись люди, отделившиеся от мира и прочего человечества и развивавшие особую жизнь души и тела, чтобы путем этой жизни снова вернуться, "взлететь" к тому праоткровению духа, которое утеряло человечество. Строгими упражнениями, чистотой и строгим образом жизни должны были их восходящие души достигнуть тех духовных царств, откуда исходили древние откровения". Это был еврейский путь к божественному. Ессейские общины были чем-то вроде будущих монастырей. "В этом кругу познакомился Иисус Назорей с Иоанном Крестителем. Оба они не были в собственном смысле ессеями".

"И на душу Иисуса произвело глубоко горестное впечатление то, что ессей, если он хотел подняться к духовным высотам, должен был отделиться от прочего человечества, должен был вести жизнь вне круга прочих людей, Это было вовсе не в духе всеобъемлющей любви к людям, которую испытывал Иисус Назорей. Ему было невыносимо представление, что духовные дары, которые должно было воспринять человечество, будут усвоены лишь единичными людьми за счет всего остального человечества. Здесь лишь отдельные люди, как и всегда - немногие, смогут найти обратный путь к праоткровению, но именно потому, что эти немногие обособляются, другие тем больше обречены на упадок. Они не могут подняться кверху, ибо они должны выполнять грубую материальную задачу для тех, кто обособляется".

"Выходя однажды из ворот общины ордена ессеев, Иисус увидел в духе, как от ворот отлетели два образа - это были существа, которые теперь на духовно-научном языке мы называем Люцифером и Ариманом. И он понял, что ессеи охраняют себя от этих существ, прогоняют их путем упражнений, путем аскетической жизни и соблюдения строгих орденских правил. В их души ничто не должно проникать от Люцифера или от Аримана. И потому Иисус Назорей видел, как улетали Люцифер и Ариман. Но теперь он понял также, что именно из-за того, что были созданы такие места, куда не допускались Люцифер и Ариман, где о них ничего не хотели знать, - именно поэтому Люцифер и Ариман должны были отойти от этих мест и с тем большей силой обратиться на прочих людей. Теперь Иисус Назорей это ясно видел".

"Теперь он знал, что путь ессеев не есть путь исцеления, что ессеи идут этим путем ради личного совершенствования и восхождения к духу за счет обособления от остального человечества, которому предоставлялось погружаться вниз все глубже и глубже.

Несказанное сострадание охватило Иисуса при виде этого. И это было третьей огромной, безграничной болью, пережитой Иисусом из-за падения человечества. Третье великое страдание переполнило всю его душу".

Ему было 30 лет. В это время он получил внутренний импульс, который повлек его на путь, приведший на Иордан к Иоанну Крестителю.

Вы видите, что путь Иисуса Назорея к своей Божественной миссии был путем боли и страданий за человечество, преобразующихся в любовь. Знание этого - есть знание пути посвящения, или духовного восхождения, для каждого человека. Ибо задача человека - "подражать Христу", и Христос показал нам на человеке Иисусе, как это делать. Повторяем: в том-то и миссия Богочеловека, чтобы сделать возможным Человеко-Бога. Это относится ко всей миссии Христа вплоть до распятия. Жить по Христу, по-христиански - это не значит выполнять определенные заповеди или учение (как в Ветхом завете и в иудаизме), а значит переживать христианство, сопереживать Христу и Его страданию. Так и пишет апостол Павел: "Я сораспялся Христу. И уже не я живу, но живет во мне Христос" (Послание к Галатам, 2:19-20).

Мало того, само знание духовных истин, исследование их, познание духовного мира, например, чтение Хроники Акаши, есть суровый процесс переживания, полный страданий!

Вот что говорит об этом автор Пятого Евангелия:

"Высшее исследование невозможно без внутреннего трагизма, без того, чтобы это не выстрадать. Так, совершенно абстрактно, чтобы это не причиняло никакой боли, можно проводить опыты только в физическом мире. Но в высших мирах (например, в религии, в искусстве) такое исследование невозможно, если только это исследование должно быть истинным постижением, а не фантастикой".

Так, при исследовании и описании жизни Иисуса дело не в том, чтобы описать те или иные события его жизни между 12 и 30 годами, а в том, чтобы "получить живое чувство того, через что прошла душа Иисуса, когда она переживала описываемые события и встречи. Дело в том, чтобы почувствовать скорбь одиночества, бесконечную скорбь от пребывания в одиночестве и знать истину, для понимания которой не находить ушей..."

При этом сострадание Иисуса относилось ко всему человечеству, нисходящему в глубины страданий в то беспросветное время, когда человечество, влекомое из духовного "рая" вниз Люцифером и Ариманом, уже подошло к низшей точке своей эволюции, погружаясь в темные бездны, где не видно было ни надежды, ни спасителя. И ясновидение этого состояния человечества вызвало у молодого Иисуса такое бесконечное, немыслимое ни для кого другого, страдание и горе, страдание целого мира, что это сделало его душу способной принять в себя божественное существо Христа и стать тем самым Спасителем мира, дать ему импульс к воскресению, вознесению из бездны и развитию вверх.

Присмотримся к окружающим нас людям. Одни люди "страдают" и "болеют" только за свои собственные материальные и физические блага и равнодушны к чужим страданиям. Мы зовем их эгоистами. И как раз у этих людей очень мало или как будто вовсе нет тепла и любви к другим, даже к близким людям. Даже их собственной семье, жене и детям, холодно возле них. Они холодны, как черти из народных сказок. Эти люди бывают на своем месте в роли тюремщиков. Участь их незавидна. Это, так сказать, люди нулевого уровня, у которых просто отсутствует сострадание и любовь.

Но есть и люди "отрицательного" уровня. Это те, которым чужие страдания доставляют наслаждение, которые ненавидят всех и любят истязать других. Это самые страшные люди, и участь их в будущем неописуемо страшна. О ней кое-что, немногое, известно из духовной науки. Но не будем на этом останавливаться. Кстати, евреи достаточно много насмотрелись на таких "людей" еще во времена не столь отдаленные...

Что касается нормальных людей, то у них сострадание и любовь развиты, по-видимому, параллельно и взаимозависимо. Причем есть люди, у которых эти свойства "написаны на лице", у других они внешне не видны. Так, на лице поэта Александра Блока всегда было видно внутреннее страдание. У других это выражается, наоборот, в виде привлекательной улыбки, искреннего, приятного обхождения, за которыми скрывается трансформированное материнское сострадание.

Эти качества сказываются, конечно, на положении человека в обществе. В частности, они определяют роль и влияние общественного вождя, например, вождя угнетенных людей.

Я думаю, что и талант и влияние военного командира, от сержанта до полководца, которому безоговорочно подчиняются в бою солдаты, зависит от той отеческой любви и сострадания, которые они ощущают у него и которые он действительно вмещает в себе, когда приказом посылает солдат на смертный подвиг.

Эти же качества являются решающими и у художников всех видов, что легко проверить на истории всех искусств.

Возьмем великую русскую литературу, например Гоголя, Достоевского или Чехова, очень часто маскировавшегося юмором и у которого такая бездна сострадания, боли и любви! И притом молчаливого, скромного до смущения, как это свойственно самым лучшим русским людям...

В еврейской литературе можно видеть два противоположных великих образца художников, и оба они сумели аккумулировать в себе вековые страдания и боль еврейского народа и излучали из себя любовь, которая сыграла важную роль в национальном спасении еврейского народа. Один из них - Бялик. Его поэзия - это такие неслыханные крики боли, которые могли разбудить уснувший, казалось бы, навеки народ. Другой - это Шолом-Алейхем, который ту же боль выразил... смехом, таким смехом, который перевернул еврейскую душу едва ли не сильнее Бялика.

Все люди, в том числе здоровые, сытые и довольные своей жизнью, подвержены старости, болезням и смерти, этим неизбежным атрибутам падения человеческого рода из древних духовных, "райских" высот в физический мир страданий, болезней, греховной грязи и смерти, вызывают сострадание, боль и целительную любовь.

Вспомним страдания и боль, испытанные молодым Иисусом от созерцания духовного падения и запустения человеческого рода - и евреев, и язычников. Подобные страдания понятны и доступны нам и в настоящее время. Стоит только сходить на любой стадион, посмотреть и послушать эти неистовые шабаши людей XX века не в честь Озириса, Адониса, Аполлона или других благородных древних богов, а в честь новых "богов" - двуногих жеребцов - футболистов или хоккеистов. А дома эти же люди XX века, выжившие из своего духовного мира - искусства и религии, - смотрят по телевизору на тех же "жрецов" искусства мяча, которое ниже скотского, ибо, оказывается, что собаки играют в футбол лучше людей... И вас охватит тревога и боль.

А кино... подумайте, кто и чем накачивает там живые человеческие души.

Или просто - пройдитесь по бульвару любого европейского города и взгляните на мирное зрелище сидящих на скамейках старичков-пенсионеров, читающих, вернее, жующих свою ежедневную газету. Вспомните французскую поговорку еще, кажется, XIX века: "Наша периодическая печать - это свиной хлев". Зато по оказываемому ею влиянию ее характеризовали как "шестую великую державу", еще точнее - как "империю лжи". Так уже давно было охарактеризовано это лживое продажное основное чтиво современного цивилизованного христианского мира, которое расслабляет и отравляет умы людей, отвлекает их от здорового мышления, от духовных интересов и образов. Вместо произведений великих учителей и художников, люди читают ежедневно, с утра, дешевую лживую стряпню профессиональных наемных журналистов-борзописцев...

И может быть вы неожиданно испытаете острую и тревожную боль за этих "старичков" и многих других читателей, теряющих свое самое святое - способность мышления и свободное человеческое "Я".

-------------------------

Итак, в 30 лет Иисус пошел на Иордан к Иоанну Крестителю, у которого крестился в воде "весь народ", и когда вышел из воды, "отверзлись небеса" и Дух Божий сошел на Него в телесном виде голубя и "глас с небес" провозгласил: "Ты Сын Мой возлюбленный, в Тебе Мое благоволение!"

В таких словах все древние евангелисты описывают процесс сошествия Божественного существа Христа в телесную оболочку, вернее - в три оболочки Иисуса: физическую, душевную и духовную, ещё точнее - в три его тела: физическое, эфирное и астральное. И с этих пор человек Иисус стал Человеко-Богом Иисусом Христом.

Но Пятое Евангелие уточняет, что воплощение существа Христа в человека Иисуса произошло не мгновенно, как может показаться из древних Евангелий, а длилось все три года его странствий, и полностью Христос вошел в оболочки Иисуса только к моменту Его крестной смерти.

Имя Христос - это греческий перевод еврейского слова Машиах - т.е. помазанник. Иешуа га-Машиах - это и есть Иисус Христос. Титул помазанника, Машиаха, неоднократно прилагается в Библии к разным царям и владыкам.

С древних времен, согласно многим пророчествам, еврейский народ усвоил веру в грядущего избавителя от голуса, спасителя, Машиаха - на новых языках - Мессию, сына Давидова, и с тех пор продолжает Его ждать, а в последние столетия скорее делает вид, что ждет Его. Когда же Он пришел к древнему израильскому народу в облике Иешуа га-Машиаха, Израиль не признал Его и в лице своих законоведов и священников отвернулся от Него и предал на распятие.

Такова была судьба нашего мира, и такова была великая и страшная мировая миссия еврейского народа.


Сущность христианского учения

Общеизвестно мнение, что христианство есть религия любви. Это, вообще, верно, и в доказательство можно привести слова самого Христа, например:

    "Сия есть заповедь Моя: да любите друг друга, как Я возлюбил вас" (Иоанн, 15:12).

    "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Иоанн, 13:35).

    "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Иоанн, 15:13).

Под "душой" здесь разумеется, конечно, жизнь, физическая жизнь. Эта последняя Христова заповедь точна и недвусмысленна: пожертвовать своей жизнью, например, за народ, за угнетенных, на баррикадах, на каторге, на виселице, - все эти подвиги, столь многочисленные в наш век, все они - величайшие жертвы любви, переносящие человеческое бессмертное "Я" и его судьбу сразу в высокие духовные сферы.

Но ведь любовь заповедана (хотя и одной краткой заповедью) еще Моисеем. Сам Христос говорит об этом:

    "Один из книжников... спросил Его: Какая первая из всех заповедей (Моисеевых)?

    Иисус отвечал ему: Первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Бог наш есть Бог единый ("Шма Исраэль…")

    И возлюби Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоей и всей силой своей, - вот первая заповедь! (Второзаконие, 6:4-5)

    Вторая, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. (Левит, 19:18) Иной больше сих заповедей нет" (Марк, 12:28-31).

Ведь это заповеди еще Ветхого Завета, т.е. Моисеева Закона. Кроме того, мы знаем, что за 6 веков до Христа учение о любви провозгласил и ввел в человеческое мышление Будда.

В чем же особенность, сущность христианства? Более или менее полно ее можно коротко выразить двумя стихами Евангелия от Иоанна, этого Евангелия Духа.

    1) Первое гласит:

    "И Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины, и мы видели славу Его..." (Иоанн, 1:14)

Слово - это тот же Логос, или Сын Божий, - который мы уже рассматривали. Здесь - это Христос. И Иоанн говорит о том, что Христос стал плотью, воплотился в человека, которого мы воочию видели. Как мы уже знаем, это основное событие Христианской эры, поворот человеческой эволюции, внедрение в земной космос самой субстанции любви.

Ныне любовь - основа становления, созидания, творчества. Без чувственной любви не возникает ничего чувственного, без духовной любви - ничего духовного. (Русский писатель Михаил Пришвин ощущал в обыкновенном дожде проявление любви в природе.)

До Христа принцип любви не господствовал в мире. Не так просто усмотреть из внешней истории поворот в человечестве в сторону любви, ибо поворот этот совершился в высоких духовных сферах и на Земле не сразу виден. Прошли уже тысячелетия со времени пришествия Христа, и нам иногда кажется, что в мире еще господствует ненависть. Чего стоят, например, наши войны, угнетение народов, расовая ненависть, геноцид? Уж евреям ли не знать этого!

И всё же все эти проявления ненависти всегда, ежечасно проклинаются человечеством и в сознании людей они обречены, значит, обречены и исторически. Почти никто (кроме, например, фашистов) не смел вслух защищать ненависть и внушать ее детям. Обычно же ненависть скрывают под маской благих пожеланий.

Между тем в дохристианские времена дело обстояло не так. Сострадание чужой боли, ощущение ее как своей, вовсе не были само собой разумеющимися чувствами, присущими каждому нормальному человеку. Отсутствие общепринятого принципа сострадания и любви воочию видно из господствовавшего тогда института рабовладения, признававшегося всеми, самыми высокими человеческими духовными инстанциями - и нашей Ветхозаветной Библией, Моисеевым учением (которое заповедало также евреям полное уничтожение покоренных народов при завоевании обетованной земли), и также величайшими греческими философами. Духа любви вы не найдете ни в поэмах Гомера, ни в могучих статуях греческих богов.

Пожалуй, первое философское рассуждение о любви мы найдем в диалоге Платона "Пир".

В Евангелии апофеозом сострадания и любви являются слова Иисуса, уже распятого на кресте:

    "Отче, прости им, ибо не ведают, что творят!" (Лука, 23:34)

Эти слова вошли в историю человечества как великая духовная сила. Они не остались и без прямого "подражания". Так, например, великий чешский наставник и реформатор христианства Ян Гус (1369-1415 гг.), приговоренный католическим церковным Собором к сожжению, будучи уже на костре и видя, как некая богомольная старушка старательно подбрасывает топливо в костер, чтобы вернее сжечь "проклятого" еретика, сказал со скорбью: "О, sancta simplicitas!" (О, святая простота!).

И много их было потом - известных, и еще больше неизвестных, героев, шедших на смерть без проклятия и даже с жалостью к своим палачам. И совсем недавно безвестный еврейский узник немецко-фашистского лагеря уничтожения молился перед смертью Богу за спасение души своих палачей. Об этом мы подробно расскажем дальше (во втором томе).

А в нынешнем, XX веке любовь и ненависть стали главными движущими силами мировой жизни, в том числе мировой политики, войн, культурной жизни, как это ни может показаться странным большинству интеллигенции, давно обученной ставить во главу угла мировой жизни экономические условия, т.е. весомые материальные вещи, а не такие "невесомые", наивные, "семейные" категории, как любовь и ненависть. Но тогда позволительно спросить этих людей: Из каких же экономических условий на протяжении многих десятилетий XX века под личным руководством двух воплощений самого Сатаны - Гитлера и Сталина - в огромном количестве концлагерей истреблялись многие миллионы невинных людей, особенно евреев и русских, с сатанинской жестокостью?

Причем этим дьявольским оргиям ненависти были подчинены все прочие сокровища великих народов - и экономика, и социально-политическая жизнь, и культура.

И из каких экономических соображений правительства и народы Дании и Швеции спасали от нацистов обреченных евреев, подвергая самих себя смертельной опасности?

    2) Второе изречение из Евангелия от Иоанна гласит:

    "Закон дан через Моисея, благодать же и истина произошли через Иисуса Христа" (Иоанн, 1:17).

Это положение также устанавливает различие между старым иудаизмом и новым христианством. От Моисея мы получили надчеловеческие, продиктованные сверху, закон, заповеди: делай то-то, не делай того-то. Даже любить Бога тоже приказано! - не будешь любить - будешь наказан! И мы помним длинные перечни страшных угроз за нарушение заповедей. Ветхий завет так и зовётся во всём мире до сих пор: Моисеев закон!

В учении же Христа заложено преодоление закона, свобода от закона и замена его благодатью.

Что же такое благодать?

"Благодатью в христианском смысле называется способность души из себя самой творить добро. Благодать и осознанная внутри себя самого истина произошли через Христа. Вы видите, как глубока эта мысль для всего развития человечества", - говорит автор Пятого Евангелия.

В учении Христа Моисеев закон преображается, обращается извне внутрь души человека и вместо формально-юридического приобретает душевно-духовное значение. Вот примеры из проповеди Христовой (Матфей, 5):

    "Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду.

    А Я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду..."

    "Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй.

    А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем".

    "Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего…

    А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас... и молитесь за обижающих вас и гонящих вас..." и т.д.

Все подобные заповеди Христа в этой главе ("А Я говорю вам") знаменуют собой перевод ветхозаветной морали на высшую ступень - внутреннюю, духовную. На этой ступени человека судят уже не по внешним поступкам, а по внутренней жизни.

Мало того, Христос недвусмысленно низвел с пьедестала некоторые формально-ритуальные законы иудаизма, угнетавшие народ ещё тысячи лет потом и заменявшие ему духовные законы. Так Он заявил об этом одном из главных устоев иудаизма - соблюдении субботы:

    "Суббота для человека, а не человек для субботы" (Марк, 2:27).

Между тем по Моисееву закону нарушение субботнего ритуального отдыха карается смертью.

Так же Христос снял ореол формальной святости с другого будничного правила: мыть руки перед едой:

    "...есть неумытыми руками не оскверняет человека". (Матфей, 15:20).

На место грозного пастыря Иеговы, бывшего отражением Христа и воспитавшего народ свой принудительно на первой ступени святости - нравственности и чистоты, становится теперь сам человек, человеческое "Я", которому открывается и доверяется собственное совершенствование.

Вот как Сам Христос возвестил о наступлении нового устроения духовного мира:

    "Закон и пророки до Иоанна (Крестителя); с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него" (Лука, 16:16).

Это и значит, что с момента крещения, т.е. явления Христа и провозглашения Царства Божия, за человека отвечает не законодатель, учитель, пророк или жрец в групповом порядке, а каждый отдельный человек сам за себя, каждый своим усилием будет входить в духовный мир, в Царство Божие. Это принципиально новое устроение духовной жизни на Земле.

И человечество предупреждается о трудности и даже трагичности пути индивидуального совершенствования и развития своего "Я":

    "Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими.

    Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" (Матфей, 7:13-14).

Помните, как назвал Христос на Синае Моисею свое имя? "Я есмь" или "Я есмь Я". В Евангелиях фигурирует это же имя. Христос объявляет: "Прежде, нежели был Авраам, Я есмь" (Иоанн, 8:58) - Божественное - человеческое - "Я" существовало изначала.

Раньше Иегова был на небесах, а на Земле - люди, именовавшие себя его рабами. Всякий человек так и назывался - "раб Божий", предающий себя целиком воле Божией. Эта воля Божия и руководила его судьбой по своему скрытому произволу, а ему, человеку, только оставалось благодарить Бога или униженно вопить о пощаде.

Ныне же освобождающиеся человеческие "Я" сами будут ковать свою судьбу и судьбу всего человечества, а Христос есть всеобщее, космическое "Я", поддерживающее и инспирирующее все человеческие "Я" изнутри! Ибо каждый человек может теперь встретить Христа глубоко внутри своего "Я".

Христос прямо сказал своим ученикам:

    "Я уже не называю вас рабами; ибо раб не знает, что делает господин его. Но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца Моего" (Иоанн, 15:15).

Короче говоря, со времени события Христа Бог со всем своим "царством" извне человека поселился внутри его: "Царство Божие внутри вас". На этом же стоит незыблемо достоинство человека.

Тут же перед нами встает важнейший и труднейший философский вопрос о свободе и необходимости. Не будем широко разворачивать этот вопрос, но обойти его невозможно. Вот краткий ответ Христов:

    "И познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Иоанн, 8:32).

Это тот самый ответ, который через Гегеля и Маркса дошел до нас, иногда воображающих, что это - определение Маркса или Энгельса. Итак, свобода - в познании. Подлинное христианство, основанное вначале исключительно на вере (учение апостола Павла и др.), предусмотрело от имени самого Христа в будущем другую эпоху - свободного христианства, основанного на познании. Это эпоха появления все большего числа высокоразвитых и духовно-просвещенных, мыслящих человеческих "Я". Она наступает теперь, эпоха сознательного восприятия и понимания Христа.

Но речь идет здесь не только о познании духовных истин, но и о самом обыкновенном естественнонаучном познании окружающего мира. И это знание, наука, также делают человека свободным, и они также стимулируются импульсом Христа, импульсом освобождения человеческих "Я". Это не так легко понять сразу. Слишком сильно затмил наши умы ложный лозунг "Наука против религии" (в том числе христианской!), кажущийся на первый взгляд само собой разумеющимся, особенно при укоренившемся старом взгляде, будто религия основана на слепой вере в догматы, а только наука - на знании и опыте. Примерно такое положение было или казалось действительным еще в начале Нового времени в эпоху возникновения и расцвета материализма (XVII-XVIII- XIX века). Но в действительности наша европейская цивилизация и наука - плод христианской культуры, как ни еретичным это покажется дюжинному атеисту. Обратите внимание хотя бы на то, что современная наука развилась только у христианских народов, несмотря на то, что рядом с христианской культурой живут и доживают еще другие культуры: старейшая древнеиндийская культура, затем магометанская - арабская культура, ныне отставшие именно в смысле современной естественнонаучной цивилизации и научного мышления, и другие азиатские религии. Надо упомянуть еще новую ступень, новый цветок христианской культуры будущего - духовную науку, возникшую в наше время, именно - точную науку о духовном, Божественном мире, правильное человеческое мышление об этом мире. Некоторые данные этой науки и приведены здесь. Но нужно знать, что духовное знание без любви - опасность для человечества.

И есть еще один дар христианства человечеству, развившийся из свободного человеческого и Божественного "Я", - это гражданская свобода личности, возникшая и развивающаяся в течение долгих веков от события Христа, происшедшего ещё во времена рабовладельческого общества. В нашу эпоху уже неоднократно публично провозглашались права человека в обществе, начиная с "Декларации прав человека и гражданина", впервые провозглашенной в 1789 году Французской Революцией, затем в советской "Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа" 1918 года, и кончая "Декларацией прав человека", принятой Организацией объединенных наций в 1948 году. Реально эти принципы свободы личности осуществляются с той или иной полнотой в демократизме общественного и государственного устройства - этом детище именно христианства.

И нет сомнения, что импульс Христа доведет развитие человеческого общества в этом духе до конца и повсеместно.

-------------------------------

Но главным событием в явлении Христа была его Крестная смерть и Воскресение, знаменующее победу Христа, а с ним и каждого человеческого "Я" над смертью, т.е. личное бессмертие каждого человека, именно - не его трех оболочек - физической, эфирной и астральной, - как наивно представляли себе люди раньше, а только его центрального, духовного, существа, его Христовой части, его "Я". (Однако учение о периодическом перевоплощении одного и того же индивидуального "Я" в оболочки разных людей не было ещё обнародовано в эпоху Христа. Это стало, собственно, широко известно людям лишь в нашу эпоху.)

Это главное событие Христовой миссии называют еще, с духовно-научной точки зрения, мистерией Голгофы. Мы уже знаем, что такое мистерия в древне-языческом смысле. Это таинство посвящения человека в высшее знание, открытие перед ним Божественного мира. Эти мистерии, как известно, совершались втайне, сопровождались 2-3-дневным "смертным сном", и посвящаемый не имел права под страхом смерти разглашать содержание мистерии непосвященным.

И вот распятие Христа на Голгофе было новой, христианской мистерией, выполненной открыто, на глазах людей, без тайных обрядов, как историческое событие. Тем самым мистерии древности, как школа посвящения, познания, с этого момента потеряли свою силу, и началась новая эпоха - христианского посвящения, открытого для всего человечества и доступного ему через мистерию Голгофы, открывшей прямой путь в духовный мир через жертву Христа, веру в Него, а потом и познание Его.

-------------------------------

Необходимо понять, что Христос воздействует своим существом, а не через свое учение. Тем самым христианство несравнимо по существу ни с каким вероучением, в том числе с иудаизмом, сколько бы ни тужились наши профессора и раввины. В этом можно убедиться, если уразуметь следующее простейшее, начальное и в то же время важнейшее понятие о существе Христа.

Со времени мистерии Голгофы жизнь всех людей в период между смертью и новым рождением, т.е. в духовном мире, находится под непосредственным водительством существа Христа. Именно, когда мы физически умираем, то все наши незаконченные и незавершенные мысли, духовные достижения, а также нерожденные чувства и волевые действия мы погружаем в субстанцию Христа. Мы как бы вручаем Ему "на сохранение" все наши незавершенные духовные дела вплоть до следующего физического воплощения нашего "Я", когда Христос снова вручает их нам. Иначе говоря, существо Христа непосредственно хранит и "переводит" наши духовные индивидуальности ("Я") от воплощения к воплощению. И такой порядок существует со времени мистерии Голгофы. В древности это положение выражалось по-латыни так: "In Christo morimur", т.е. "Во Христе умираем". Таким образом, Христос есть непосредственный водитель, пестун и Господин духовного - в том числе загробного - человеческого мира.

Если это отчетливо усвоить, то остается совершенно непонятным смысл сравнения сущности христианства как Христова водительства со всяческими системами религиозных "законов", вероучений, культов и т.д.

---------------------------

В наше время, в эпоху развитого "Я", личного самосознания, свободы и логического, естественнонаучного мышления, впервые раздается вопрос: А существовал ли в действительности Богочеловек Иисус Христос - существо, какого, согласно "науке", не бывает в природе? Этот вопрос тем более неизбежен, что документальных, в современном смысле, данных о событии Христа мы не имеем. Евангелия - это не жизнеописания, не летописи исторических событий, и они не претендуют на это. Естественно, что те, кто признают за "научную" истину только показания собственных органов чувств и проверенных бумажных "документов", не верят в существование Христа, и в нашей официальной (атеистической) литературе он именуется "мифическим Христом".

Никому не приходило в голову интересоваться биографией Иисуса Христа ни в его эпоху, ни в течение многих столетий позже. Так же обстоит дело и с обыкновенными людьми - деятелями, творцами в духовном мире, например в искусстве. Мы не знаем или почти не интересуемся биографией Гомера (его тоже именуют… "мифическим" Гомером), Будды или даже близкого к нам Шекспира, о котором еще совсем недавно высказывалась "научная" гипотеза, что он вовсе и не существовал, что он - это нечто вроде Козьмы Пруткова. Также мы ничего не знаем об авторе "Слова о полку Игореве", что не мешает нам воспринимать это произведение как художественную реальность.

Духовные события могут сообщаться людям только духовными же средствами, т.е. через условные, особо организованные физические феномены, например, через искусство, через музыкальные звуки, картины, ритмическую образную речь (поэзию), понимаемую не буквально, и т.п.

В связи с этим я хочу привести вам два маленьких отрывка из Евангелий. Не удастся ли вам воспринять из них в какой-то мере хоть тень образа Христа? Вот слова Христа:

    "Придите ко мне все труждающиеся и обремененные,

        И Я успокою вас.

    Возьмите иго Мое на себя, и научитесь от Меня,

        Ибо Я кроток и смирён сердцем;

        И найдете покой душам вашим.

    Ибо иго Мое благо и бремя Мое легко" (Матфей, 11:28- 30).

("Труждающиеся" означает не "трудящиеся", а усталые, "затруженные".)

Запомните эти слова, думайте о них часто, в разные часы вашей жизни, и спрашивайте себя: Кто мог сказать, произнести эти слова? - Человек? - Какой человек? Великий ли человек - властелин, царь, вождь? И вы скажете: Нет, ибо эти слова обращены не к верхушке человеческого общества. Может быть - это великий художник или другой властитель дум? Вы скажете: Нет, хотя эти слова и сказаны "со властью", "власть имущим"! (Это евангельские характеристики речи Христовой.)

И через некоторое время вы поймете, что эти слова мог сказать только Бог, Бог любви. Желаю вам великого счастья понять это. И тогда это будет для вас достаточным доказательством существования и божественности Христа.

Точно так же, если вам удастся сосредоточенно прослушать какую-нибудь мессу или Чаконну Баха или даже музыку Шопена, вы поймёте, что это истинная духовная речь.

Прочитайте еще один небольшой эпизод (из Евангелия Луки, 7:37-50) о том, как Христос поднял с самого дна человеческого общества и возвысил грешницу, продажную женщину - Марию Магдалину, которой брезговал благочестивый фарисей, как это делают ханжи и святоши всех времен вплоть до нашего. Но измученная женщина узнала Спасителя и со слезами любви, которой - несмотря ни на что - обладала, бросилась к Его ногам за спасением и спаслась. И в дальнейшем она ближе других чуяла Его.

Если вы будете читать этот отрывок (найдите еще соответствующие ему места и в других трех Евангелиях) многократно и сосредоточенно, и если он вызовет у вас слезы, то вы получите еще одно "доказательство" существования Христа.

Рекомендую вам также прочитать и рассказы… молодого Чехова: "Слова, слова и слова", "Анюта", "Знакомый мужчина", "Хористка". И тогда вы узнаете, что великий Чехов - был христианским писателем, "подражателем Христу".

----------------------------------

Нужно ещё рассказать, как дважды выражал Иисус свою скорбь о грядущей участи Иерусалима:

    "Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!

    Се, оставляется вам дом ваш пуст…" (Лука, 13:34-35; Матфей, 23:37-38)

Здесь, очевидно, имеется в виду духовное падение Иерусалима и всей Иудеи в последние столетия перед Христом.

В другой раз Он ещё с большей скорбью произнёс пророчество о недалёкой гибели великого города. Это было во время Его торжественного последнего въезда в Иерусалим:

    "И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нём.

    И сказал: О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих.

    Ибо прийдут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя и стеснят тебя отовсюду.

    И разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего" (Лука, 19:41-44).

Так скорбел Иисус Христос о грядущей участи еврейского народа, родного Ему по крови, того самого народа, который через несколько лет кричал Пилату: Распни, распни Его! И произнёс роковые страшные слова: "Кровь Его на нас и на детях наших!" (Матфей, 27:25)

------------------------

Мы уже знаем, что пришествие Христа как бы "разбило" архаические групповые человеческие души на индивидуальные души - человеческие "Я" с индивидуальным развитием в лоне Христа и индивидуальными судьбами. И с тех пор "панорама" человеческих душ в нашем мире представляет собой непостижимо пеструю картину начиная от великих индивидуальностей, близких к божественно-духовному состоянию - главным образом среди культурных народов, - и кончая маленькими окраинными народцами, духовная жизнь которых протекает еще в лоне групповых душ со слабо очерченными индивидуальностями.

И вот на этом пестром фоне неестественно, вернее - сверхъестественно, выделяется еврейский народ. Он родил Богочеловека и был, таким образом, ближе всех народов к Нему, и в то же время сохранил сильнее всех свою древнюю групповую душу. Она, с одной стороны, сохранила в неизменном, законсервированном виде душевную жизнь народа, а с другой стороны, теперь, перед окончательным распадом, блеснула своим старым очарованием и созывает своих детей со всех концов мира на древнюю родину - в Сион (см. конец Введения).

По силе и размаху ее призыва, ощущаемого большинством евреев внутри себя, мы можем судить о могуществе этой старой еврейской групповой души еще и в настоящее время, наглядно оценить и даже "измерить" его.



Дата публикации: 04.10.2007,   Прочитано: 12379 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.04 секунды