Пожертвовать, spenden, donate
Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
Изданные книги
География лекций
Календарь души29 нед.
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Биографии
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Каталог ссылок
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Книжное собрание

В.Б. Халамендык

О гекзаметре и истории в пятом классе: из наблюдений вальдорфского учителя


… живая мысль часто рождается из столкновения вещей,
не имеющих на первый взгляд ничего общего между собой.
Что общего у кремня с железом, а между тем их столкновение
высекает огонь. Что общего между шумом волн и стихами?
А их столкновение вызвало к жизни величавый стихотворный размер.
Константин Паустовский.

 

 

Идея написания этой публикации возникла в период изучения пятиклассниками эпохи «История и культура Древней Греции». Наблюдения за детьми, их желание познавать и открывать для себя изюминки древнегреческой культуры, укрепили идею и дали материал для рождения этого текста.

Цель публикации – поделиться опытом, источниками знаний для будущих учителей и детей пятых классов, учитывая их возрастные особенности.

 

Особенности возраста

 

Второе семилетие (от 7 до 14 дет) условно можно разделить на три жизненных периода: до Рубикона[1] – 7-9 лет и после – 9-12 и 12-14. Каждый из обозначенных периодов имеет свои особенности, мы остановимся на возрасте 12 лет. К этому времени дети достаточно зрелы для восприятия истории. Конечно, сам предмет может и раньше предваряться рассказами, биографическими очерками, пересказами сюжетов, в которых усматривалась бы мораль.

К занятиям историей дети вальдорфской школы подготовлены соответствующим преподаванием естествознания. На уроках ботаники они получают представление о жизни Земли. Земля представляется как нечто единое вместе с различными растениями, порождаемыми ею в ходе кругооборота года. Человек представляется как синтез различных животных форм, в каждой из которых односторонним образом проявляется то, что в нем гармонично соединено. В преподавании географии идет показ того, как от земли, климата, от типа местности зависит то, что совершается в истории. Познакомившись с морями, землями, климатом Древней Греции, взор обращается на выразившийся в самом характере греческой культуры симптом глубинного становления человечества. Так устанавливается внутренняя связь между географическим обликом и историческим развитием.  Движение таких представлений в душе ребенка делает его зрелым для обучения истории.

В лекции «Преподавание истории и географии» /из курса лекций «Духовное обновление педагогики»/ Р. Штейнер говорит о том, что для преподавания истории особенно важным является то, что мы, живя в нашей современности, переживаем ее как саму дошедшую до нас историю. Если мы попросту вводим детей в прошлое, скажем, в историю Греции, то это будет абстрактное восхождение в прошлое. Нельзя конкретно объяснить, почему в наше время есть какая бы то ни было необходимость представить себе древнегреческую культуру. Но совсем иначе можно представить историю, понимая, что и в нашей современности еще действуют непосредственные, живые силы древнегреческой эпохи. И детям необходимо дать представление именно об этом.

 

История как учебный предмет: смыслы и задачи

 

Что же является наследием древнегреческого времени? Это – существование универсальных представлений и понятий, художественное чувство, с которыми имеет дело наша современность. Привычные для нас понятия причины и следствия, само понятие «человек» и многие другие подарили нам греки. И само понятие истории выработали именно они. Вся наша жизнь представлений – это наследие греческой эпохи.

Беседуя с учениками о богатстве наших понятий, говоря о современности, мы некоторое время не упоминаем о том, что эти понятия возникли в Греции. Мы говорим лишь о современности. Одной из таких тем на наших занятиях была тема театра. Мы говорили о современном театре, о спектаклях, которые видели ученики, затем перешли к истории его возникновения, рисовали сам театр как место, где разворачивалось и разворачивается действие. Вспомнили древнегреческих драматургов – Эсхила, Софокла, Эврипида и те произведения, которые они оставили человечеству. Рассмотрели строение драмы, ее деление на акты, завязку, развязку.

Для завершения эпохи и учебного года была выбрана трагедия Эсхила «Прометей прикованный». Достаточно сложный текст вызвал интерес к его осмыслению и пониманию. Справедливо ли был осужден Прометей за то, что он единственный из богов и титанов думал о смертных? Почему Зевс, который в борьбе с Кроносом принял помощь Прометея, так жестоко наказал своего бывшего друга и союзника, обрекши на страдания и муки? Прочувствовав, как в драме напрягаются наши чувства, как мы оказываемся захваченными состраданием, гневом, жаждой справедливости или страхом, мы учимся приходить к равновесию чувств.

Большим подарком для нас стало посещение балета «Грек Зорба» (музыка – Микиса Теодоракиса) в Национальном театре оперы и балета имени Тараса Шевченко (г. Киев). Игра актеров, костюмы, декорации, сама атмосфера театра всколыхнула наши чувства. И, конечно, сюжет никого из нас не оставил равнодушным.

События, показанные в спектакле, разворачивались в горном греческом городке. Сюда приехал американский турист Джон, чтобы принять участие в дионисийских мистериях. Джон влюбился в гречанку Марину, неразделёнными чувствами к которой пылал её соотечественник Манолиос. Местное население враждебно приняло иностранца. Кто знает к чему бы это привело, но в это время в родной городок возвращается Зорба, свободный и непредвзятый человек, который очень отличается от своих земляков… После личной трагедии, Зорба ищет успокоения в танце. Вместе с Джоном ему удаётся сплотить людей, заряжая их жизнеутверждающей энергией танца. Происходит встреча двух миров и двух цивилизаций: с одной стороны – Алексис Зорба, человек земли и гор; с другой – молодой американец Джон, которому приходится учиться понимать новый для него мир и народ. Жизнь должна продолжаться и надо надеяться на лучшее будущее: именно в этом и состоит смысл танца Зорбы, учителя и наставника Джона. Народный танец сиртаки отображает всепобеждающую энергию греческого народа, древней сильной нации, которую представляет Зорба. Эту энергию нельзя уничтожить, благодаря ей мир продолжает жить…

Накануне наш хореограф поставила танец сиртаки с ребятами в школе. Сколько было у них радости, желания напевать и танцевать, когда в театре зазвучали первые звуки мелодии этого красивого танца!

Во время эпохи мы обсуждали с детьми некоторые понятия, характерные для общественной жизни Афин и Спарты. Читали послание афинского политика, реформатора и поэта Солона гражданам Афин. Солон был убежден в том, что над Афинами есть защита богов, однако сами граждане своей жадностью и корыстью разрушают государство.

Указывая на греческие истоки всего того, о чем мы беседовали, что проживали, акцентировалось внимание детей на том, что все это сегодня живет в нашей культуре, вступив в мир впервые в греческую эпоху. Такой подход дает детям совершенно определенное представление о вкладе той или иной эпохи в развитие человечества.

Вместе с этим представлением ребенок воспринимает идею о том, что история – это не повторение того, что уже когда-то было. Каждая эпоха передает следующим за ней эпохам нечто совершенно определенное, нечто, что потом остается в веках. Так ребенок приобретает прочную опору в настоящем. И тогда возникает мысль и нашему времени оставить в вечности нечто совершенно определенное.

 

 

Гекзаметр как профилактика и терапия здорового дыхания

 

Мысль о том, что я могу оставить миру, поддерживается и укрепляется, благодаря целостному восприятию учебного материала, чему способствует метод преподавания эпохами. В течение 3-4 недель ежедневно дети погружаются в предмет и глубоко пропускают его через мышление, чувства, волю. Изучение истории проявляется во всех областях – в живописи, рецитации, работе с глиной, эвритмии и других видах деятельности. Ежедневная ритмическая часть перед каждым главным уроком позволяет закрепить и углубить материал на уровне тела и души.

Остановимся на том, что в пятом классе развитие речи приобретает еще большую важность по сравнению с предыдущими возрастными периодами. Постоянная забота учителя в этом возрасте о том, чтобы ребенок учился говорить полнозвучно, полновесно – полностью выговаривая слоги, полностью произнося предложения. Правильность дыхания зависит от правильности речи. От правильности речи косвенным образом зависит правильное формирование органов грудной клетки. Дыхание регулируется речью. Правильное дыхание – это следствие правильного чувства речи.

В возрасте 12 лет дыхание и пульс достигают определенного равновесия. Этому способствует рецитация и гекзаметр, который можно шагать и тактировать руками.

Гекзаметр (др.-греч. ?ξ?μετρον от  «шесть» + μ?τρον «мера») – древний эллинский размер, в античной метрике стих, состоящий из шести метров. По законам гекзаметра в середине строки делается небольшая пауза – «цезура» – и только после этого произносится конец строки.

Этот стихотворный размер был придуман аэдами – древнегреческими певцами, создателями эпических поэм.

Но есть и другая версия: гекзаметр создал Гомер.

Для ритмической части во время изучения культуры и истории Древней Греции был выбран отрывок из эпической поэмы Гомера «Одиссея», написанный в форме гекзаметра.

Поскольку преподавание в нашей школе ведется на украинском языке, в работу взяли отрывок из первой песни «Одиссеи» в украинском переводе Бориса Тена (настоящее имя – Николай Васильевич Хомичевский. Литературный псевдоним происходит от старинного названия реки Днепр – Бористен):

 Музо, повідай мені про бувалого мужа, що довго

Світом блукав, священну столицю троян зруйнувавши,

Всяких людей надивився, міста їх і звичаї бачив,

В морі ж багато біди і тілом зазнав, і душею,

Щоб і себе врятувать, і друзів додому вернути.

Та не вберіг він свого товариства, хоч як того прагнув.

Марно загинули всі через власне зухвальство безтямне:

З'їли, безумні, волів вони Гелія Гіперіона,

Що понад нами, – за те дня повернення він їх позбавив.

Дещо, богине, і нам розкажи про них, Зевсова доню…

 

И русский перевод В.А. Жуковского:

 

Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который,

Странствуя долго со дня, как святой Илион им разрушен,

Многих людей города посетил и обычаи видел,

Много и сердцем скорбел на морях, о спасенье заботясь

Жизни своей и возврате в отчизну сопутников; тщетны

Были, однако, заботы, не спас он сопутников: сами

Гибель они на себя навлекли святотатством, безумцы,

Съевши быков Гелиоса, над нами ходящего бога, —

День возврата у них он похитил. Скажи же об этом

Что-нибудь нам, о Зевесова дочь, благосклонная Муза…

 

Для лучшего ощущения, проживания и понимания гекзаметра обратились к рассказу Константина Паустовского «Умолкнувший звук», где он передал настроение этого стихотворного размера через морские волны. Морской шум – это равномерное чередование звуков. Вначале – набегающий гул, потом – короткое затишье: волна на мгновение останавливается у края намытой гальки и с шорохом уходит обратно.

У А.С. Пушкина есть строки «На перевод «Илиады»:

Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;

Старца великого тень чую смущенной душой.

 

К. Паустовский писал: «Пока я говорил: «Слышу умолкнувший звук», волна набежала на берег. После этих слов я остановился, выдерживая цезуру, и волна тоже остановилась, докатившись до небольшого вала из гравия. Когда же я произносил конец строки: «божественной эллинской речи», то мой голос слился с шорохом уходящей волны, не опередив его и не отстав ни на мгновение.

Я сел на песке, пораженный тем, что мне сейчас открылось в шуме волн. Надо было проверить эту удивительную, как мне казалось, случайность на более сложном гекзаметре. Я вспомнил стихи Мея[2] о златокудром Фебе и прочел их, дождавшись начала волны:

Феб утомленный закинул (пауза – цезура) свой щит златокованый за море…

Одна волна ушла, и тут же подошла вторая:

И разлилася на мраморе (пауза – цезура) вешним румянцем заря…

 

Снова гекзаметр повторил размеры волны.

Я еще ничего не понимал. Было ясно одно: протяженность звучания волны совпадает с протяженностью строчки гекзаметра. Я угадывал в этом какую-то тайну, хотя и уверял себя, что это не больше чем совпадение ритма волны и стихов.

Так возникла «тайна гекзаметра» …» [1, с. 225-226].

Поскольку Гомер был слеп, жизнь существовала для него лишь во множестве звуков. Сидя у берега моря, он слагал стихи, подчиняя их размеренному шуму прибоя. Цезуру Гомер ввел, следуя той остановке, какую волна делает на половине своего пути. Рапсод взял гекзаметр у моря, воспев осаду Трои и странствия Одиссея торжественным напевом невидимых ему морских пространств. Так в поэзию вошел голос моря со своими плавными подъемами и падениями.

По наблюдениям, величавый стихотворный размер вносит равновесие и гармонию в занятия, обладает терапевтическим воздействием. После работы с текстами, написанными гекзаметром, дети собраны и внимательны, творчески настроены, креативны, продуктивны.

Обобщая все сказанное, можно прийти к таким выводам.

Во-первых, для плодотворного обучения очень важно учитывать возраст ребенка и давать учебный материал, исходя из возможностей его восприятия. Можно давать материал «на вырост», его понимание придет намного позже. Это позволяет насыщать детскую душу «живыми» понятиями, способными расти вместе с ребенком. Это позволит вырасти ребенку не только физически, но и душевно, не застряв в подростковом возрасте.

Во-вторых, к изложению истории в форме последовательных рассказов о прошлом можно переходить по достижению учащимися 12-летнего возраста, когда у ребенка появляется способность внутренне переживать великие исторические процессы. Задача изучения история в школе – это воспитание способности понимать исторические взаимосвязи. Современность стремится к пониманию античности, поскольку внутри нас, современных людей действуют непосредственные, живые силы греческой эпохи. История строится на приязни и неприязни, на том, о чем говорят сердце и чувства. Поэтому важно остановится на целостных, живых образах событий и личностей.

В-третьих, через учебный процесс мы можем воздействовать на здоровье (или нездоровье) детей. Правильность дыхания зависит от правильности речи. От правильности речи косвенным образом зависит правильное формирование органов грудной клетки. И одним из важных инструментов для этого является рецитация в целом и стихотворный ритм гекзаметр в частности.

 

                                      Рекомендуемые источники:

 

  1. Паустовский К. Г. Умолкнувший звук // Черное море: Повесть. Рассказы. Воспоминания / Сост. Н.Ф. Тарасенко. – Симферополь: Таврия, 1986. – С. 223-232.
  2. Полачек А.К. Сборник стихотворений для ритмической части урока в вальдорфской школе. Второе издание. – К.: Изд-во «НАИРИ», 2015. – 192 с.
  3. Штайнер Рудольф. Духовное обновление педагогики. Четырнадцать докладов для учителей, прочитанные в Базеле с 20 апреля по 11 мая 1920 года с ответами на вопросы / перевод в нем. Д.В. Виноградова. – «Духовное познание», 2014. – 256 с.
  4. Штейнер Рудольф. Оккультная история: события и лица мировой истории в свете духовной науки. Шесть лекций, прочитанных в Штутгарте с 27.12.1910 по 1.01.1911 гг. – GA126.
  5. Штокмайер К., Штейнер Р. Материалы к учебным программам вальдорфских школ / Пер. с нем. И. Маханькова, под ред. Д. Виноградова. – М.: «Парсифаль», 1995. – 416 .


[1] Рубикон – небольшая река на Апеннинском полуострове, впадает в Адриатическое море, к северу от Римини. До 42 г. до н. э. служила границей между Италией и римской провинцией Цизальпийская Галлия.

«Перейти Рубикóн» – крылатая фраза, выражение, означающее готовность к решительным действиям, бесповоротный шаг, решительный поступок, возможность пройти «точку невозврата». Возникла из рассказов Плутарха о переходе Юлия Цезаря через Рубикон в 49 году до н. э. Вопреки запрету римского сената, Юлий Цезарь со своими легионами перешёл Рубикон, воскликнув «Жребий брошен!». Это послужило началом войны между сенатом и Юлием Цезарем, в результате которой он овладел Римом.

 

В 9-летнем возрасте ребенок проходит свой Рубикон, когда не словами, а поведением показывает: у меня есть вопросы, которые говорят о внутреннем кризисе моей жизни. В этом возрасте происходит инстинктивное обучение отделять себя от окружающего мира. Прежде «Я» и внешний мир были слиты воедино. Теперь ребенок вполне сознательно говорит о себе как о «Я».

[2] Мей Лев Александрович (1822-1862) – русский литератор: поэт, прозаик, драматург, переводчик. Стихотворение «Галатея» (1858).


 

 

Дата публикации: 20.07.2019,   Прочитано: 456 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.08 секунды