· О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Книжное собрание

И. Вегман

Болезнь, последние дни и часы Доктора Штейнера

Из книги «К друзьям»
Перевод сделан по изданию 1968 года:
ITA WEGMAN, AN DIE FREUNDE.
NATURA-VERLAG ARLESHEIM (SCHWEIZ)


Лишь со священным трепетом могу я говорить об этих вещах. Но страдание друзей, которые шесть месяцев не видели и не слышали столь любимого ими Мастера и руководителя, их жажда хоть что-то узнать о происходившем в это время — настолько огромны, что я чувствую себя вынужденной говорить. Все должны знать, как велик, как мощен он был также и во время своей болезни.

Мы жили тихо и замкнуто. Кроме госпожи д-р Штейнер, которая приходила каждый день, когда находилась в Дорнахе, а не решала важные задачи в других местах, допускались только члены Правления с короткими посещениями. Госпожа д-р Штейнер и члены Правления были теми, кто связывал его с внешним миром. Он радовался их приходу; когда же поставленные задачи удерживали их вдали от него, как радовался он добрым вестям от них; как эмоционально он принимал депеши, посылаемые госпожой д-р Штейнер из каждого города, где происходили эвритмические представления, - депеши, сообщавшие об огромном успехе эвритмии! Как сердечно благодарен он был самоотверженному служению г-жи д-р Штейнер и ее эвритмической группы, неизменно приводящему к триумфу. Он не мог не радоваться каждой победе красоты — он, кто и сам был: сама красота, само благородство, сама доброта, сама любовь.

Свою болезнь он переносил с терпением и достоинством. Он невыразимо страдал от того, что физические силы неуклонно покидали его, вынуждая принимать все больше заботы о себе — его, который всегда был самодостаточным и не рассчитывающим на внешнюю помощь. Но дух его сиял все ярче, и его сияние стало для меня прекрасным переживанием в это время боли.

В пять утра происходила трансформация; его голос, будивший меня в это время, звенел силой, ясностью и нетерпением: необходимо спешить, чтобы не потерять драгоценное время. Я вскакивала лихорадочно, тоже понимая, как важно это время, спешно делала самое необходимое, наскоро освежала себя чашкой чая с лимонным соком — и начиналась работа рядом с ним.

В эти часы были написаны великолепные тексты, бывшие для нас неожиданным подарком. Мы записывали без отдыха до 7, 8 утра, и он не уставал — наоборот, был живым и пробужденным. Предобеденное время протекало в чтении, выполнении необходимых дел и в описанном приеме посетителей. Первая усталость приходила после еды. О, еда! Здесь я должна коснуться болезненной темы.

Невозможность питаться господствовала непреодолимо. Это было, как если бы всякая принятая пища оказывалась ядом. У него была ярко выраженная непереносимость большей части продуктов и способов их приготовления. То, что еще годилось сегодня, назавтра могло стать отторгнутым, так что мы, кто заботился о питании, все время боялись промахнуться.

Как врач, как специалист по антропософской медицине я могла понимать, что происходит, и как раз это понимание делало мое горе и мою растерянность все более сильными. Я хочу попытаться разъяснить, что там было. Все системы пищеварения и обмена веществ функционировали лишь очень слабо, потому что эфирное тело больше не могло правильно войти в соответствующие органы. Это эфирное тело служило другим, духовным функциям, будучи отдано им как жертва. Таким образом, эти органы (обмена) оказались теперь целиком во власти физических сил, а ведь это силы разрушения, в то время как Я и астральное тело, которые должны были бы это компенсировать и взять их защиту на себя, были полностью заняты в духовном мире — принятием духовных истин. Вследствие этого равновесие было нарушено. Пища превращалась в яд, потому что больше не могла быть одухотворена в такой степени, чтобы усваиваться. Это было мученичеством, борьба за преобразование пищи, и каждый день приносил новое испытание, которое нужно было выдержать. И ежедневной болью для окружающих было видеть, как тотчас после приема пищи силы покидали его, приходила усталость, - до самой ночи и утренних часов, когда процессы пищеварения завершались. Тем не менее, отказываться от пищи было нельзя, чтобы противостоять истощению, ставшему уже хроническим из-за ограничений с питанием, которые существовали еще до болезни, можно даже сказать — существовали всегда, обусловленные интенсивнейшей, невозможной по земным меркам, духовной работой. Поэтому возникали осложнения, воспалительные процессы, которые не могли сдерживаться уже никакими средствами. И я, и наш врач д-р Нолль, который был рядом со мной неизменно и добросовестно, были беспомощны, и надеялись только на вмешательство высших сил и самого Доктора. Увы, карма беспощадно следовала своим собственным законам. Мы должны были увидеть и выдержать, как самая дорогая для нас жизнь — вопреки всем нашим усилиям и каждодневным жертвам, вопреки нашим мольбам — была у нас отнята.

В свои последние дни он был немного печален. Для меня это выглядело так, как если бы он решал трудноразрешимую задачу. Сияние его глаз казалось более слабым, чем обычно, и великая, ничем не объяснимая тревога охватила меня. Его физическое состояние не ухудшилось, наоборот, он был даже лучше, но мое внутреннее беспокойство сохранялось. Вопрос, обращенный к нему, был полностью обойден с помощью нескольких ласковых слов и немедленного заверения в том, что он чувствует себя хорошо.

Утром в воскресенье он проснулся с болью. В это утро работы не было, впервые. Мы подробно обсудили эту боль и не нашли причин для беспокойства. Впрочем, в течение дня она исчезла. В этот день он был еще тише и терпеливее, чем обычно, и дал новые указания по лечению. Также этим утром он передал мне рукопись, в которую накануне внес окончательные корректуры, и это была наша книга по медицине, над которой мы совместно работали с такой любовью и преданностью, еще задолго до болезни. Он не разрешал ее трогать, пока сам не внесет поправки — и вот теперь книга лежит как завещание, как последнее, к чему прикасались его руки. Он так радовался, вручая мне ее...

«Важное было дано в этой книге», - сказал он тогда. С глубокой печалью думаю я о том, как он стремился восстановить медицину. Он хотел принести всю мудрость мистерий Меркурия, и это было остановлено в самом начале, в то время как им был предусмотрен непрерывный ряд продолжений этой книги.

В 4 часа дня боль вернулась, моя внутренняя тревога не хотела уходить, и я настаивала на том, чтобы известить г-жу д-р Штейнер, оставшуюся в Штутгарте. Моего беспокойства никто не разделил, и с медицинской точки зрения действительно не было причины беспокоиться. Не было ничего тревожащего и в том, как Доктор сегодня выглядел внешне; он даже спросил, как скоро будет готово Ателье, чтобы он мог работать над моделью внутреннего пространства нового Гетеанума. Так мы ушли в ночь. Пульс был немного чаще обычного, но наполненный и ровный. Я не решалась лечь, осталась сама и оставила включенным свет. К моему удивлению, Доктор это так оставил, чего я никогда не могла добиться раньше, когда в прежние времена тревожилась за его жизнь. Что это было? Доктор Нолль тоже остался дежурить в соседней комнате. Начало ночи прошло спокойно; я, следя за каждым вдохом, погрузилась в молитву о сохранении этой драгоценной жизни. Вдруг, в 3 часа утра, я заметила едва слышные изменения в дыхании, оно участилось; я приблизилась к постели, он не спал, смотрел на меня и вдруг спросил, не утомлена ли я! Он ждал меня с этим вопросом, и это меня растрогало бесконечно... Пульс сейчас не был таким наполненным, как в прошлый раз, и стал намного чаще. Я вызвала д-ра Нолля — посоветоваться, что теперь делать. Доктор не удивился, увидев его здесь в середине ночи, и дружески его приветствовал. «Мои дела вовсе неплохи», - сказал он, - «я только не могу уснуть». Тогда мы выключили свет. Но в 4 часа он позвал меня, потому что возобновилась боль. «Когда наступит день, давайте продолжим лечение, которое я назначил», сказал он. Он хотел дать нам отдых, снова проявляя всегда ему свойственную заботу о других, но только не о себе. Конечно, мы не стали дожидаться дня, и проделали все, что было необходимо. Но вскоре ситуация изменилась, пульс стал хуже, дыхание еще чаще. И — мы должны были пережить, что эта жизнь неуклонно угасает, и наш проводник, учитель и друг уходит с физического плана.

Его уход был как чудо. Он уходил, как если бы это само собой разумелось. Мне показалось, что решение было принято лишь в последний момент — но как только оно было принято, не стало больше никакой борьбы, никаких попыток оставаться на Земле. Некоторое время он тихо смотрел перед собой, с любовью сказал мне еще несколько слов — и в полном сознании закрыл глаза и сложил руки.

Духовный мир потребовал его к себе, это было показано ясно; также было ясно показано, что он несет в духовный мир нечто, что может передать только он.

Теперь мы должны быть в силах сами себе помогать. Он знал, что это возможно, но в точности узнал это только в последние дни своей болезни, и это наполняло его радостью, но и печалью, потому что он не хотел нас оставлять. О, он любил нас всех так сильно!

Теперь мы должны готовить себя к тому времени, когда ему вновь будут поставлены земные задачи, ведь это время придет быстро. Нам нужны надежда, твердость и устремленность, чтобы из духовного мира воспринимать его волю. Мы чувствуем его среди нас — самого удивительного, самого прекрасного Человека, друга Божьего.

19 апреля 1925


Дата публикации: 18.12.2016,   Прочитано: 569 раз
 · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды