Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Книжное собрание

И.В. Рождественский

Я и другой, проблема интереса

Какие-либо социальные отношения между людьми возможны только при наличии интереса одного человека к другому. Этот интерес меняется по мере роста и развития человека. Мудрость Древней Индии гласит: "До 5 лет относись к ребёнку как к царю, с пяти до пятнадцати - как к слуге, после пятнадцати - как к другу ". Какова природа моего интереса к другому? Чем я могу быть интересен ему? На эти вопросы мы попробуем найти ответы.

Чтобы лучше понять природу интереса, который возникает между людьми, обратимся в начале к миру природы. В природе есть камни, минералы, полезные ископаемые. Всё это объекты, которые человек использует в своих целях. Объекты в природе и вещи, созданные человеком, служат ему. В каком- то смысле вещи можно назвать "рабами", подчинёнными человеческой воле. Если вещь перестаёт служить, её выбрасывают и покупают новую. В отношениях между людьми встречается такая ситуация, когда один человек относится к другому как к вещи, как к рабу. Один всегда хозяин, господин, другой - всегда его подчинённый, слуга. Хозяин испытывает интерес к слуге только в отношении тех обязанностей, которые слуга должен выполнять. Если я воспринимаю в другом человеке только его "вещность", то становится возможной купля и продажа этой "вещи". Совсем недавно по историческим меркам так и происходило - покупали и продавали рабов, крепостных.В мире вещей не существует развития, сделанная вещь не может расти и изменяться., а только стареть и изнашиваться. Вещами и людьми можно манипулировать, если человек позволяет обходиться с собой как с вещью.

Обратимся теперь к миру растений. Как человек относится к цветам, деревьям, кустарникам? Иногда он относится к ним так же, как и к вещам - заставляет их служить себе. Но, всё-таки, в отношения "человек - растения" добавляется что-то новое. Люди различают дикие и культурные растения, лес, который растёт сам по себе, без участия человека, и сад, которому нужна забота. Есть луг, который живёт своей независимой жизнью, и огород, который не может жить без заботы. С миром растений человек устанавливает более тесную связь, чем с миром минералов. Растения живут в согласии с ритмами года, и человек это учитывает. Между посевом семян и сбором урожая проходит время.

Так и в отношениях между людьми можно обнаружить "растительный" интерес. Особенно ярко это видно в детском саду, в отношениях между воспитателями и детьми. Само название "детский сад" намекает на эти отношения. Воспитатели сеют семена, которые взойдут через много лет. В каждом ребёнке есть что-то от дикой природы, которую необходимо облагораживать. В течение первого семилетия ребёнок наиболее интенсивно растёт и врастает в своё окружение.

Если отношение к ребёнку как к растению продолжается в течение второго, третього семилетия его жизни, то у него возникают проблемы. Дерево, посаженное человеком, первые годы нуждается в защите, а потом становится независимым. Так и ребёнок постепенно набирает силы, освобождается от опеки родителей, получает свой жизненный опыт. Если в мире взрослых людей доминирует «растительный» интерес одного человека к другому, мы часто видим,как один взрослый начинает воспитывать другого, видя в нём ребёнка, заботиться о нём, как о ребёнке, защищать его от «вредных» влияний со стороны. Я признаю, что другой человек растёт и развивается, но хочу держать под контролем этот процесс, направлять его в нужную мне сторону. Но человек не исчерпывается минеральным и растительным началом.

В природе существует мир животных. Как человек взаимодействует с животными? Одних животных он боится, других - дрессирует, третьих - приручает, делает домашними. На животных охотятся, с ними борются, например, на корриде, причём исход борьбы заранее неизвестен. В отношениях между людьми часто можно наблюдать « животный » интерес одного человека к другому. Один играет роль охотника, другой - жертвы, один - дрессировщик, а другой - дикий зверь. Весьма неприятно чувствовать себя источником «хищного» интереса со стороны другого человека. Язык свидетельствует об этом в разных выражениях: «глядеть волком», «шипеть как змея», «сплетать сети»,«вынюхивать что-то» и т. д. Как бы хорошо человек ни относился к животным, всегда, всё-таки, существует непреодолимая преграда между миром людей и миром животных.

У людей есть речь, самосознание, память, фантазия. У отдельного человека, живущего среди животных, эти качества почти не развиваются. Вспомним историю Маугли. Взрослый человек призван развивать человече- ский интерес к другим людям. Везде в обществе, где мы видим борьбу, манипуляцию, страх , подавление, люди живут ещё на дочеловеческом уровне отношений. Когда же интерес одного человека к другому становится человеческим? Я думаю, это происходит в искусстве, в творчестве. Когда музыканты играют в оркестре, исполнители поют в хоре, актёры выступают на сцене, они испытывают человеческий интерес друг к другу. В обычной жизни они часто испытывают симпатию или антипатию друг к другу, но жизнь в искусстве поднимает их над симпатиями и антипатиями ради общего дела.

Когда человек понимает, что в одиночку он не может сотворить нечто значимое и ценное для других, он начинает искать других людей, возможных сотрудников для творческого союза. Не стоит думать, что этот поиск всегда проходит быстро и успешно. Каждого из нас постоянно подстерегает опасность спуститься на нетворческие отношения, начать критиковать другого, учить его жить, ставить ему жёсткие рамки и т.д. Как только я спускаюсь на животный уровень отношений и ниже, я теряю свою свободу и нарушаю свободу другого. Контроль над другим взрослым человеком естественным образом лишает свободы меня самого и не даёт другому творить свободно. Если я достиг какой-то степени свободы, другим людям будет интересно строить отношения со мной, они будут чувствовать себя в безопасности. И, наоборот, меня будет привлекать свободный человек, потому что мне будет интересно узнать его путь к свободе. Путь к рабству более знаком людям, история оставила множество примеров того, как люди становились рабами идеологий, религиозных доктрин, денег, власти и т. д. Путь к свободе долог и труден, но только на этом пути я смогу найти человеческое в себе самом и в других людях.

Июль 2005 г.



Дата публикации: 22.07.2007,   Прочитано: 3315 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды