· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Книжная лавка · Глоссарий ·   
Главное меню
Главная
Новости
Форум
Фотоархив
Медиаархив
Аудиотека
Каталог ссылок
Обратная связь
О проекте
Общий поиск
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
Содержание GA
Русский архив GA
Электронные книги GA
Печати планет
R.Steiner, Gesamtausgabe
GA-Katalog
GA-Beiträge
GA-Unveröffentlicht
Vortragsverzeichnis
Книжное собрание
Каталог авторов
Поэзия
Астрология
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Книгоиздательство
Глоссарий
Поиск
Каталог авторов

Алфавитный каталог

Эл. книги GA

Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Антропософская жизнь
Мастерские
Инициативы
События
Книжное собрание

Е.Л. Яшина

Девушка в красной шляпе

Вермееру

 


                     1

Мгновенья плен - и я влюблен,

И миг невольно сберегаю,

И слогом беглым наделен,

Сонет без удержу слагаю.

Я пред Тобой не властен скрыть:

С безумством это крайне схоже,

Я чудаком не прочь прослыть,

И оттого Ты мне - дороже.

О, идеал моих мечтаний!

Столь фантастичен и таинствен,

То привлекателен, то строг,

Из всех чарующих созданий,

Чей норов кроток иль воинствен,

Лишь Ты не впустишь в свой чертог!


                     2

Мгновенья плен - и я влюблен,

Я рад вневременной напасти,

И ворот нежно набелен,

И рот твой ранит жалом страсти.

Не спать поэту уж ночей

И петь тот блик в очах тягучий,

Вдыхать с трезвучьем скрипачей

Тот аромат, как сень пахучий.

Но шелк мне Твой не ворошить,

Гляжу в святящуюся точку,

Как в фокус, будто постигаю;

Поэта долго ль сокрушить

И каплей жемчуга на мочке?

И миг невольно сберегаю.


                    3

И миг невольно сберегаю...

О, для любви великий шанс!

К нему невольно прибегаю,

И он дает мне вновь аванс.

Его я даром не растрачу

И помещу в ларец души,

Прибавлю преданность в придачу

И на засов запру в тиши.

Не это ль выход для поэта?

Нет, сочинив прелестный вздор,

Он чувством жарким окрылен,

Его фантазия задета,

Он смел затеять разговор

И слогом беглым наделен.


                     4

И слогом беглым наделен,

В чреде волнующихся встреч

И дивной легкостью пленен,

С какой его стремится речь

Твое вниманье занимать

И жаждать тем расположенья,

Ответной склонности внимать

Иль ждать покорно пораженья.

Нет, право, стоит расточать

Цветы стихов своей богине,

Богатства ль я не предлагаю?

И чтоб не слишком докучать,

Иль не застрять в словах лавине,

Сонет без удержу слагаю!


                    5

Сонет без удержу слагаю

Твоей чудесной красоте, -

Все то, чем я располагаю,

О чем тревожусь в суете,

Преподношу к Твоим ногам,

В надежде взор Твой заслужить,

Всем предпочтя его благам,

И тем безмерно дорожить,

Что я с Тобой едва знаком,

Но мнится, будто бы века,

И оттого младую прыть,

С какою я к тебе влеком,

Тебя смутившую слегка,

Я пред Тобой не властен скрыть.


                     6

Я пред Тобой не властен скрыть

Того, чем вызвал вдруг смятенье,

И норовлю запечатлить

Сиюминутность впечатленья;

На драгоценные холсты

Я нанесу ланит румянец,

Омою в пурпуре персты

И наведу приветный глянец,

И над челом развею пух

Прелестной шляпки ало-красной,

И блеск зажгу на гладкой коже;

Чтоб огнь любовный не потух,

Лик оживлю игрой опасной, -

С безумством это крайне схоже!


                    7

С безумством это крайне схоже:

Я полюбил сплетать из слов

То расточительней, то строже,

То многозначнее покров,

И придавать искусству краски

Весь живописный лоск одежд,

Натуры явственность под маской

Слегка прикрыв от глаз невежд;

От их непрошенных суждений,

Их голоса сквозь Лету канут,

Забвенья реку не проплыть!

О, я поклонник редких мнений,

Сии поэту лишь пристанут, -

Я чудаком не прочь прослыть!


                     8

Я чудаком не прочь прослыть,

Писал бы славно пируэты, -

Вот способ Даме отплатить,

Когда не мил ей звон монеты.

Прекрасноликое творенье!

Твое живое естество

Не умолит отображенье,

И в нем повеет Божество!

С Тобой за честь почту шутить

И лепет сердца обожать;

Но, может быть, я тот прохожий,

Кто Ариадны держит нить

И чье призванье - побеждать,

И оттого Ты мне дороже!


                    9

И оттого Ты мне дороже,

Мне облик Твой - есть средостенье,

Я угадал его, о, Боже!

Молю Творца изобретенье!

В атласно-синих одеяньях

Иль простотелой наготе

Ты мне являлась в ожиданьях,

Томящей будней пестроте.

Сколь неприметен детский вид

И непосредственный оттенок,

В котором тени нет роптаний,

В нем все о неге говорит

И даже в росписях простенок...

О, идеал моих мечтаний!


                     10

О, идеал моих мечтаний!

Восторг, сорвавшийся с пера,

Низвергнул пропасть расставаний

И реет радостным "ура!"

Я понял! Ты была всегда!

Ты есть, и Ты бывала прежде,

Я будто слышал это "Да",

Я - здесь, в решительной надежде!

И к чувству первому взываю,

Благословенен звук имен,

Но меж других один-единствен,

Его внезапно прозреваю,

В нем целый мир напечатлен,

Столь фантастичен и таинствен!


                    11

Столь фантастичен и таинствен

Случайный дым далеких грез,

И кистью мастера заимственен,

Зияет перед ним всерьез.

И воссоздать мечтая сон,

О, как он близок к прегрешенью:

К разгадке призрачных икон,

Их вечных истин выраженью;

Чей зрак горит, чтобы процвесть,

Чей свет душевный пламенит

И переносит за порог,

Чтобы над бездною провесть;

Так образ Твой войти манит:

То привлекателен, то строг.


                     12

То привлекателен, то строг

Он живописцу и поэту.

Кто тот невидимый игрок?

Я переплыть готовлюсь Лету!

Я приберег еще мазки

Зелено-розовому тону,

Лишь хорошеет от тоски

Лицо, подобное бутону.

И искушает, и хранит

От искушенья светлый гений:

Он сам истец любви признаний,

Над кроной райскою царит,

Кто б избежал его велений

Из всех чарующих созданий!


                    13

Из всех чарующих созданий

Я помню необыкновенно,

Как плод от дерева познаний

Вкушала Ты попеременно.

Таков был стройный колорит

И старомодный сад Эдем,

И Купидон пред ним парит

Напоминаньем дерзких тем.

И две четвертые доски -

Как ветхой памяти приметы,

Их ровный фон - слегка убийствен,

Дробятся в смутные куски,

Рождая слабо силуэты,

Чей норов кроток иль воинствен.


                     14

Чей норов кроток иль воинствен

И не особенно пытлив -

Тот иль лукав, или витийствен,

Иль непременно говорлив.

В Тебе же трогательно то,

Что Ты, как ландыш или мак.

Я б подавал Тебе манто,

И это вовсе не пустяк.

Ты так ясна и так свежа,

И полнота невольно дышит,

И проникая к пальцам ног,

Меня наполня и кружа,

Невнятным отзвуком колышет:

Лишь Ты не впустишь в свой чертог!


                    15

Лишь Ты не впустишь в свой чертог!

Тебя постигнуть - испытанье,

Пройдя все тяготы дорог,

Стопы не чуют расстояния.

Ты ж - неподвижна откровенно,

Так изваял Тебя Вермеер!

Моя богиня - несравненна,

Рука, возможно, держит веер -

Шедеврам - должно оживать,

Им не исчезнуть, не истлеть,

Стою безмолвно, пропылен,

О, счастье - быть и пребывать!

Я б вечность мог преодолеть,

Мгновенья плен - и я влюблен!



Дата публикации: 10.11.2008,   Прочитано: 2964 раз
· Главная · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Форум · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
        
Открытие страницы: 0.03 секунды