Автор Тема: Теон – София  (Прочитано 37147 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Теон – София
« : 13 Авг. 2011, 17:51:57 »
Как интересно складываются события, на форуме появился материал о Марии фон Сиверс-Штейнер, чувствуется нехватка информации на русском языке
- http://bdn-steiner.ru/forums/index.php?topic=791.msg7768#msg7768
- http://bdn-steiner.ru/forums/index.php/topic,789.msg7775.html#msg7775
и Бондарев выпускает «Макрокосм и микрокосм», где много ценнейшей информации о ней.



София Премудрость Божия

Цитировать
Рудольф Штайнер называл Марию Штайнер космическим существом. И это было не метафорой. Но тогда встает вопрос: как это следует понимать? Над этим в течение уже многих десятилетий задумываются серьезные антропософы. Попробуем поразмышлять на эту тему и мы. Нас, русских антропософов, это должно интересовать в особенности, поскольку Мария Яковлевна фон Сивере если и не была русской по рождению, то была ею по языку, по воспитанию, по особенностям склада своего характера и др.
Известен один факт, говорящий о космизме ее существа. Когда Рудольф Штайнер работал над моделью первого Гётеанума, то она часами позировала ему! Представим себе только этот неслыханный в истории искусства случай. Рудольф Штайнер работает внутри двух-купольной модели Гётеанума (она была большого размера), творит формы его колонн, капителей, ищет цветовую гамму купольной живописи и т.д., а натурой ему — как это обычно бывает только в случае портретной живописи и скульптуры - служит человек. Рудольф Штайнер называл Марию Штайнер в таких случаях своей «инспираторшей». Гётеанум же, как мы теперь знаем, был чувственно видимым выражением духовного космоса. И этому выражению нужно было дать форму человека как микрокосма, и не просто любого человека, а человека совершенно особого. Рудольф Штайнер говорил, что Гётеанум «во всех своих формах является воплощением спиритуальной сущности, которой мы привержены» (ИНН. 153, 14.4.1914). Эта сущность, говорил он в другом месте, реально пребывает в духе как существо иерархического рода. Его имя Антропо—София.
Таким образом, Рудольф Штайнер строил дом для реального иерархического существа, которое называется Человеко—Софией. И Мария Штайнер была земной моделью при создании этого дома. Это означает, что Гётеанум стал ее архитектурно-пластически-живописным портретом. Да, тут есть над чем задуматься.

Бондарев "Макрокосм и микрокосм"

Оффлайн Сильвестр

  • Супер Модератор
  • Сообщений: 753
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #1 : 15 Авг. 2011, 18:54:11 »

ИКОНА “СОФИЯ ПРЕМУДРОСТЬ БОЖИЯ” НОВГОРОДСКАЯ (ОГНЕЗРАЧНАЯ)


Этот изображение появилось в Византии. Именно такому образу был посвящен юстиниановский храм Софии Премудрости Божией в Константинополе, который был построен по божественному наитию: строителям этого храма тоже явилась София, указывая размеры и пропорции храма (по преданию, София как Огненный Ангел явилась сыну одного из строителей, повелев назвать храм Ее именем). Именно посещение этого храма послами князя Владимира, по свидетельству летописей, окончательно убедило их принять христианство по византийскому образцу. “Красота такая, как будто Сам Бог пребывает здесь с людьми”.

Кроме Великой Софии Константинопольской, известны Софийские храмы в Трапузенте, Херсонесе, Никосии (о. Крит), в Софии Болгарской, где название храма перешло на сам город. На Руси Софийские соборы, огромные и великолепные, были построены вскоре после крещения – в Киеве и в Новгороде. Сохранились до настоящего времени Софийские храмы в Москве, Вологде, Полоцке, Гродно, Тобольске. Исследователи считают, что Софийских храмов на Руси было множество, но со временем многие были переименованы в Успенские.

Мысль о воплощении Сына Божия неотделима от мысли о Богоматери, которую величают Домом Божественной Премудрости, истинным Храмом Живого Бога на земле. Это послужило одним из оснований для механического перенесения на образ Девы Марии содержания и символики Софии Премудрости Божией. Соединение же образа Богоматери с идеями Божественного Домостроительства Премудрости и созданием на земле христианской Церкви нашло отражение в установлении (не ранее 15 века) престольного празднования Софийских кафедральных соборов Киева и Новгорода на дни Рождества и Успения Богородицы.

Особое почитание Софии в Болгарии и на Руси еще усиливало то, что по преданию, Кириллу – одному из двух просветителей славян и создателю славянской азбуки – явилась Дева София, которая вдохновила его, и которой он был предан всю жизнь. София еще и поэтому понималась как особая покровительница славянских народов. Особенно в Новгороде, который менее всего подчинялся византийскому контролю, почитание Софии достигло к 15 веку максимального расцвета. Это почитание давало новгородцам сознание как своей духовной независимости от подчинения Константинополю, так и духовной высоты и творческого развития в целом. София в глазах новгородцев являлась особым Божественным существом и патронессой города. Из Новгорода постепенно почитание и образ Огнезрачной Софии переходит и в Москву. “Где София – там Русь” говорили в то время.

Центральная фигура Софии с огненно-красным ликом и крыльями, в красно-золотых царских одеждах и короне, со скипетром и свитком в руках, сидящая на престоле, является олицетворением одновременно и Божественной царственной творческой силы, окруженной ореолом Божьей Славы, и чистого Божественного Девства, осеняемого Святым Духом.

София Премудрость Божия – это Божественная энергия, исходящая от непостижимой природы Трехипостасного Бога. Ею Бог творит все. Царский венец – знак того, что смиренная мудрость царствует во всем Божьем творении. Огненные крылья – образ незримого присутствия Лица Святой Троицы – Святого Духа и “высокопаримое пророчество”, т. е. высокий пророческий дар и скорый, быстрый разум. Слава, окружающая Софию есть “одеяние света”, а престол Ее – “покой” будущего века, т. е. мир Царства Божьего.

Семь столпов, на которых установлен Престол Божественной Премудрости – семь дарований Святого Духа: “Дух Господень: Дух премудрости и разума, Дух совета и крепости, Дух ведения и благочестия и Страха Господня…” (Исайя, 11, 2-3). Камень под ногами Девы – краеугольный камень веры во Христа и основание Церкви. “Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Христос” (1 Кор. 3:11).

Христос, как глава Церкви изображается над Огнезрачной Софией – устроительницей Церкви. Он подает архиерейское благословение. Соединение круга Славы с Софией в центре и круга Славы Христа графически составляет восьмерку, что символически выражает бесконечную единую связь и движение.
Нижняя часть иконы представляет собой по сути традиционную композицию деисус – молитвенное предстояние перед Господом. Богоматерь, как олицетворение земной Церкви и как исполненное Божье обетование о воплощении Сына Божьего изображена как Великая Панагия – Всесвятая с знамением Спасителя на груди. Иоанн Предтеча как Божий свидетель изображен со свитком своего свидетельства о Спасителе. Образно они вместе представляют женское и мужское служение Богу.
Самый верх иконы – изображение небес с водруженным на них престолом с Вечным Евангелием – Этимасией (от греч. приготовленный) – символ ожидания Будущего Века, грядущего Суда и Второго Пришествия Христа.

Используемая литература:
“София Новгородская ” В. Брюсова, Издательство “Вече”, 2001.
“София Премудрость Божия”
Каталог выставки русской иконописи из собрания музеев России, Издательство “Радуница”, 2000.
http://sophia.ru.com/node/36

Оффлайн urga

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 994
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #2 : 17 Авг. 2011, 05:38:52 »
Четвертая культура оказывала особое почтение женскому божеству - как Родительнице народа.

Галина

  • Гость
Re: Теон – София
« Ответ #3 : 18 Авг. 2011, 06:18:50 »
Невероятные открытия приходят ко мне из разных источников!
      Необходимого времени все постичь - просто нет. Тем не менее, вот такое ОСБОЕ отношение к Марии Сиверс мне очень приятно - открывается еще одна сторона жизни ее и Доктора; и людей, их окружающих. И то состояние разгорающегося костра новой жизни, которое принесла мне самой антропософия...

Цитировать
... на одной из лекций ко мне подходит М.Я. Сиверс, очень ласково берет меня за руку и говорит: "Доктор читал ваше письмо; оно очень важно; столь важно, что словами на него доктор вам не ответит: берегите свое здоровье; в будущем вы можете много поработать для антропософии". М.Я. ласково глядит мне в глаза. С той поры я чувствую совсем новое отношение к доктору и к М.Я.: чувствую нечто вроде сыновления; чувствую, что я не только ученик доктора, но что я и сын его; М.Я. с той поры становится в моем внутреннем мире чем-то вроде матери: она является мне в снах; в бодрственном состоянии я часто слышу ее в сердце своем; она как бы во мне живет; и наставляет меня...
... М.Я. Сиверс в духовном плане открывается мне во всей ее огромности; она все дни и все часы со мною; она учит меня, посещает меня в снах; и когда я встречаюсь с ней и с доктором на собраниях А.О., то меня охватывает любовь, страх и неловкость, что физический план не соответствует форме наших встреч на плане духовном...
...И - ясно: "святое семейство". - Доктор, М.Я., Я...
... после лекции М.Я. прочла стихотворения Моргенштерна, которые меня поразили; Моргенштерн, уже больной, сидел в задних рядах; д-р сошел с кафедры, через весь зал прошел к Моргенштерну и расцеловал его. Мне почему-то показалось, что Моргенштерн и я в чем-то связаны друг с другом и с судьбами духовного движения, ведущего к тайнам II-го Пришествия. Через день или два нас представили друг другу: Моргенштерн посмотрел на меня своими невыразимыми глазами, улыбнулся и сказал: "Я так рад"...
http://www.bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=205

Галина

  • Гость
Re: Теон – София
« Ответ #4 : 18 Авг. 2011, 16:39:34 »
Цитировать
вся огромность Марии Яковлевны открылась мне с Бергена, т.е. с октября 1913 года; с этого времени я почувствовал, что между нами возникла особая, непередаваемая связь; М.Я. стала являться в моих снах, в моих медитациях; она всегда стояла в центре моей души; я спрашивал советов у образа ее, возникавшего из моих медитаций; и этот образ показывал мне ослепительные духовные горизонты, тяготенье к которым подстегивало мою духовную работу; она постоянно стояла в центре моей души и как бы указывала мне на возможные достижения; и я бросался на эти твердыни духа; но чувствуя, что мне их не одолеть, я удваивал, учетверял, удесятерял духовные упражнения, чтобы, так сказать, подвинтить свои (астральное, эфирное и физическое) тела до гармонии их с миром духа; период от октября 1913 года до появления в Дорнахе был для меня периодом сплошной медитации; я духовно видел то, что лежало выше меня; я чувствовал себя приподнятым над самим собою; и я знал, что эта приподнятость есть "оккультная" помощь, посылаемая мне Марией Яковлевной, которую я боготворил; она. стала для меня одно время всем: сестрой, матерью, другом и символом Софии; ее лейтмотив в душе вызывал во мне звук, оплотняемый словами:

"Сияй же, указывай путь,

Веди к недоступному счастью

Того, кто надежды не знал.

И сердце утонет в восторге

При виде тебя..."(71)

Разумеется в этом мне непонятном обоготворении М.Я. не звучали ноты "влюбленности"; и все же: образ ее был для меня символом Софии;
http://www.bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=205

Галина

  • Гость
Re: Теон – София
« Ответ #5 : 18 Авг. 2011, 16:55:43 »
Тон, заданный Сергеем, хочется всячески поддерживать! И находятся такие воспоминания - это важно, именно дневниковые записи из "тогда"... И как неприятны мне другие заметки - о разногласиях, о ненависти...
Цитировать
Приблизительно в это время в жизни доктора произошло событие: он обвенчался гражданским браком с Марией Яковлевной(73); еще летом 1914 года М.Я., отведя однажды нас с Асей в сторону, спрашивала, что мы предприняли для гражданского брака (наш гражданский брак произошел в Берне, в марте 1914-го го да); оказывается, ей нужны были эти сведения для брака с доктором; этот брак, конечно, был чисто духовный; М.Я., многолетний секретарь доктора, обитала в квартире доктора; в Берлине это не вызывало нареканий; но совместная жизнь доктора с М.Я. на вилле "Hansi" в Дорнахе вызывала нарекания со стороны швейцарских мещан. Чтобы заткнуть глотку этим мещанам, доктор и М.Я. обвенчались; тем не менее, этот "брак", мотивы которого ясны для всех мало-мальски сознательных антропософов, вызвал негодование в целой части Общества, по преимуществу в среде того карикатурного и "quasi"-оккультного элемента, который мы называли "тетками"; "оккультные тетки", не любившие М.Я., зашипели на этот брак; с той поры в Дорнахе стали гнездиться всякие сплетни по адресу М.Я., распространяемые тетками; разумеется к этим "шипам" мы относились с негодованием; и "бунтуя" внутренне против М.Я., внешне я всегда придерживался "партии М.Я.", - против "теток", ее ненавидевших за близость ее к доктору; причина ненависти, как обнаружилось это позднее, - нездоровая, "мистическая влюбленность" в доктора энного количества "теток", устроивших осенью 1915 года настоящий бунт против нее; М.Я. со смехом называла этот бунт "бунтом ведьм"; к впоследствии обнаруженным ведьмам, начавшим развивать атмосферу сплетен в Дорнахе уже с конца 1914 года, следует отнести: Madame Райф (из Вены), Штраус (из Мюнхена), Шпренгель, мадам фон Чирскую и ряд других теток; Штраус, фон Чирская со скандалом вылетели из Общества в конце 1915 года во время того периода, который я называю "великой чисткою авгиевых конюшен".

У Аси Тургеневой в записках о Рудольфе Штайнере я читала о том, что Андрей Бугаев СПЕЦИАЛЬНО ездил за букетом белых роз! И привез эти розя Марии Яковлевне - и она была приятно удивлена и сказала ему тогда, что у них с Доктором такая дата - венчание... А так как об этом не распространялись, никто не то что поздравлять - не знали,  то его внимание очень важно...

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #6 : 04 Сен. 2011, 08:33:03 »
Цитировать
Первое упоминание о роде Сиверсов в России восходит ко временам Петра 1, когда Петер фон Сивере, выходец из немецко-датского Гольштайна, поступил в русскую морскую службу и поднялся в ней от чина лейтенанта до адмирала и командовал какое-то время всем флотом Петра на Балтике. Он также немало потрудился при возведении морской крепости Кронштадт.
В семейном предании сохранилась одна интересная история, приключившаяся с адмиралом. Задумал однажды царь выйти со своим флотом в открытое море. Изрядно штормило. И вдруг царь решил взять командование флотом на себя. Адмирал воспротивился, говоря, что делать это в условиях шторма опасно, но царь, как известно, был очень настойчивый. Тогда адмирал объявил, что силой данной ему власти он царя арестовывает, после чего запер его в каюте. Когда флот вернулся в гавань, Петр 1 понял, что, настаивая на своей затее он рисковал и флотом, и своей жизнью. Он признал правоту адмирала, действовавшего в соответствии с морским уставом, и даже наградил его баронским титулом и поместьем в Лифляндии.
http://bdn-steiner.ru/forums/index.php/topic,791.msg7982.html#msg7982


Цитировать
Существует ряд чрезвычайно интересных воспоминаний о Марии Штайнер, имеются попытки написать ее биографию. Из них можно узнать о внешних фактах ее жизни и, что особенно важно: о впечатлениях, какие она производила на окружающих. О фактах ее биографии хорошо известно в антропософской среде на Западе, но в Росси об этом знают совсем мало, поэтому мы должны их пересказать.
Мария Яковлевна фон Сивере родилась 14 марта 1867 г. в половине пятого утра в маленьком польском городке Влотлавек, где ее отец, генерал-лейтенант русской службы, командовал гарнизоном русских войск.
Всего в семье было пятеро детей. Из них дольше всех прожила Мария. Младший брат, окончивший пажеский корпус, был горячим русским патриотом и погиб в 1915 г. на войне. Сестра в 1917 г. умерла в Петербурге от голода. Другой брат имел слабое здоровье и умер еще до наступления XX века. Судьба старшего брата, морского офицера, бывшего русским консулом в Дании, не известна.
Марии еще не было восьми лет, когда семья переехала в Ригу, а еще через два года отец вышел в отставку и поселился с семьей в Петербурге. Там в одной частной школе Мария получила довольно основательное гуманитарное образование, включавшее в себя историю, литературу, языки. Рано в ней обнаружилось влечение к поэзии. Уже в 12 лет она открыла для себя, что в поэтической речи живет таинственный внутренний звук; ее также глубоко волновала красота поэтического ритма. Этому способствовали детские переживания катящихся на берег морских волн, которые она наблюдала, еще живя в Польше, где семья часто выезжала на берег моря. А в Петербурге детей регулярно вывозили на природу к финской границе. Впечатлительной девочке, в которой рано проявилась особенная душевная глубина, эти поездки давали несравненно больше, чем другим.
Цитировать
Однажды доктор попросил госпожу Штейнер рассказать о каком-нибудь происшествии из ее детства. Ей и ее брату обещали, что непременно возьмут их в цирк. Она из-за этого так разволновалась, что у нее поднялась температура и ей пришлось лежать в постели. Брат же, увидев во время прогулки в одном дворе козла, вернулся домой совершенно довольный, так как был убежден, что побывал в цирке. "Такими разными бывают темпераменты", - подытожил рассказ доктор Штейнер. http://www.bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=7501
Цитировать
Когда она подросла, в ней пробудилась тяга к красоте античного мира, к Греции. Она вознамерилась учить греческий язык, однако в семье воспротивились этому. «Зачем девушке из аристократической семьи греческий?» - так рассуждали родители. Позже Мария фон Сивере оценила этот запрет как правильный жест судьбы. «Страстное погружение в гречество, — признавалась она, — помешало бы мне найти путь к духовности будущего».
Руководитель той частной школы, где училась Мария, говорил о ней, что это лучшая ученица из всех, каких он когда-либо видел. Он называл ее «юным Шиллером».
По окончании школы Мария фон Сивере получила диплом, дававший ей право работать учителем гимназии. Но она хотела учиться дальше и задумала поступить в университет, чтобы изучать сравнительное языкознание. Она свободно говорила и писала на четырех европейских языках. Однако семья воспротивилась и на этот раз. Причиной был страх, что в университете на молодую девушку могут оказать влияние социалистические идеи, которые в то время были необыкновенно широко распространены в студенческой среде.
Чтобы все-таки добиться своего, она поехала в Париж, намереваясь поступить в Коллеж де Франс на санскритское отделение. Ее сильно интересовало исследование природы, особенностей русского языка как находящегося между санскритом и европейскими языками. Но в коллеже она натолкнулась на холодное и даже презрительное отношение профессоров к намерению женского существа вторгнуться в науку.
Поэтому после окончания школы Мария фон Сивере некоторое время работала учительницей в школе для детей рабочих в Петербурге. Опасения родителей, что социалистические идеи могли бы оказать на молодую дочь влияние, вообще говоря, не были лишены оснований. В ней довольно рано стала сильно проявляться любовь к самостоятельности, свободолюбие, стремление к эмансипации, отторжение сословных предрассудков, острое переживание социальной несправедливости. И она умела, не конфликтуя, в важных для нее вопросах настоять на своем.
В пролетарской школе, где она начала работать, несколько классов занималось одновременно в одном помещении. Чтобы быть услышанными учениками, учителям приходилось просто кричать. Результатом такой работы стал сорванный голос, причем настолько, что пришлось прибегнуть к операции. Но что было при этом интересно: после операции довольно продолжительное время при всякой попытке говорить Марии приходилось преодолевать определенное сопротивление, а в результате в ее речи вдруг что-то освободилось. Рудольф Штайнер говорил потом, что всё это было помогающим жестом судьбы, благодаря которому ей со временем удалось достичь величайшей высоты в искусстве новой рецитации, основы которого заложил Рудольф Штайнер. В этом искусстве перед учениками стоя ла задача так овладеть речью, словом, чтобы оно звучало будучи «свободным от органов речи». В чуде такого искусства Мария Штайнер добилась совершенства.
У Марии фон Сивере уже в ранней юности пробудился талант драматической актрисы. Она, живя в Петербурге, участвовала в любительских спектаклях, всегда вызывая у публики неподдельный восторг. Все прочили «нашему эдельвейсу» — так тогда с любовью называли ее - будущее знаменитой актрисы. Однако и тут поперек дороги встала семья: как!? девушке-аристократке стать артисткой?! Так с разных сторон вставали барьеры, и они сужали поле жизни.

Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #7 : 18 Сен. 2011, 10:54:57 »


1884. С-Петербург

Цитировать
А в Марии нарастал поиск смысла жизни, предназначения человека. «Где истина?» — с тревогой спрашивала она себя. Свинцовое небо Петербурга навевало чувство безысходности. Отдушиной были природа и русские поэты. Она любила Пушкина, Лермонтова. Ее сильно заинтересовала поэзия Владимира Соловьева. Любовь к ней она сохранила на всю жизнь и позже делала переводы ее на немецкий. А еще ее восхищала врожденная спиритуальность русских людей. Однажды она решилась рассказать горничной Нюше о том, что существуют перевоплощения, и та тотчас же отозвалась: «Это что-то такое, что мне хорошо понятно!»
Из поры детства Мария хранила воспоминания о няне — светлой, доброй русской женщине, рассказывавшей ей народные сказки и певшей песни. Однажды няня задумала сходить в Иерусалим поклониться гробу Господню и намерение свое осуществила. Из дальнего странствия она принесла Марии кипарисовый крестик.
После операции на голосовых связках Мария больше не могла преподавать в школе, и в ней созрело намерение «идти в народ». Брат в это время купил в Новгородской губернии небольшое имение, и она стала там учить деревенских детей началам грамоты, завела небольшую амбулаторию, где крестьяне могли получить несложную медицинскую помощь, лекарства.
Однажды летом, в Иоаннов день она полезла в погреб за продуктами и упала с лестницы. В течение нескольких дней после этого она лежала, почти не подавая признаков жизни. Окружающие думали, что она уже умирает, а когда она все же пришла в себя, то крестьяне сказали, что это Бог совершил чудо, ибо «барышня уж очень хорошая».
Цитировать
В другой раз госпожа Штейнер рассказал нам о несчастном случае, который произошел с ней в юности. Находясь под влиянием сочинений Толстого, она поехала в деревню к своему брату, чтобы общаться с крестьянами. Она взяла на себя ведение хозяйства, и в Предтечев день, поскольку ждали гостей, велела приготовить курицу, что привело прислугу в смятение. Отправившись сама в "холодильник" (вырытое глубоко в земле помещение вне дома, в котором находились глыбы льда, предназначенные для сохранения продуктов в свежести), она поскользнулась на сбитых ступенях и ударилась головой о край льдины. Почти лишившись сознания, она наткнулась на служанку, которая, вопя и крестясь, убежала оттуда. Только очнувшись после долгого обморока, она выползла из холодильника с сотрясением мозга. По убеждению прислуги, это было Божиим наказанием, так как в день, посвященный Иоанну Крестителю, она приказала отрубить голову живому существу. - Для этого пригласили "безбожника" из соседней деревни.
http://www.bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=7501
Через некоторое время брат, страдавший чахоткой, умер. Молодой девушке одной оставаться в глухой деревне было нельзя, и она вернулась в Петербург. Тяга к театру необоримо росла в ней, и она уехала учиться в Парижскую консерваторию. Там был факультет искусства рецитации. Эта учеба давала шансы на поступление в труппу Комеди Франсез. Но через два года пришлось снова вернутся в Петербург. А там как раз в это время талантливая актриса немецкой труппы Михайловского театра Мария фон Штраух-Шпеттини решила ставить «Марию Стюарт» Шиллера. И она дала Марии фон Сивере в ней главную роль. Успех граничил с сенсацией. Однако и тут решением семьи было: если ангажемент — то только за границей.
У Шпеттини были хорошие связи с Берлинским театром им. Шиллера. Она уговорила Марию фон Сивере поехать с нею туда, уверяя, что с ее талантом она непременно будет там принята. Но большой сюрприз, впрочем, известного рода, ожидал ее там. Директор театра д-р Рафаэль Лёвенфельд принял соискательниц очень любезно. С большим интересом он прослушал рецитацию Марией фон Сивере одной сцены из «Марии Стюарт» и в конце сказал, что это было настолько убедительно, что он готов дать дебютантке главную роль в «Орлеанской деве», премьера которой должна была состоять ближайшей осенью.
Да, это был большой успех: вот так, с первого раза получить главную роль в известном театре, который был знаменит своей верностью классическим традициям! Подруги едва сдерживали ликование. Мария фон Сивере с энтузиазмом принялась за работу. А ее было много. Среди прочего требовалось, например, в течение трех месяцев избавиться от прибалтийского акцента в немецком языке. Но очень скоро всему пришел конец. Во время следующей встречи д-р Лёвенфельд сказал: «Видите ли, наш театр, как, впрочем, и любой другой, сильно зависит от прессы. Нам очень важно, что о нас пишут рецензенты. От этого зависит наш успех. Чтобы Ваш бенефис обезопасить с этой стороны, я позволю себе дать Вам один добрый совет. Наденьте лучшее, что у Вас есть, воспользуйтесь искусством косметики и постарайтесь привлечь на свою сторону журналистов».
Словно черный занавес упал перед внутренним взором Марии и загородил ей всю будущую жизнь. Как потерянная шла она по улице летнего Берлина, а голос внутри обескуражено и возмущенно воп¬рошал: «Как? Святое искусство, изшедшее из храмов Мистерий, где боги говорили с людьми, теперь опошлено до такой степени?» Мария Шпеттини пыталась ей что-то объяснять, в том смысле, что так заведено, практически, повсюду и т.д. Но потом остановилась и сказала: «Да, Мария, это не для тебя. Ты человек совсем иного рода».
Татьяна Киселева, талантливая русская эвритмистка, ученица Рудольфа Штайнера, в своих воспоминаниях о Марии Штайнер пишет по этому поводу: «Со всей очевидностью здесь перед нами встает факт, что спиритуальность, что подлинное целомудрие с одной стороны и жизнь современного театра - с другой, которая совершенно чужда мистериальному источнику всякого подлинного искусства, являются двумя тяжело примиримыми вещами. Соприкосновение с грубой действительностью, отчужденной от духовности и душевной глубины эпохи, и отказ идти с нею на компромисс привели к тому, что определило дальнейшую судьбу Марии фон Сивере: на путь успеха и славы во внешнем современном театральном мире она вступать не будет...»
Но и капитулировать перед этой действительностью Мария фон Сивере не собиралась. Она сохранила свою мечту обновить театр в его мистериальной сути и продолжала работать в одиночку над искусством слова. За год до описанных печальных событий, в 1898 году она встретила книгу французского писателя, эльзасца Эдуарда Шюре «Великие посвященные». На нее повеяло из книги чем-то знакомым и близким. Потом она прочла его драму мистериального характера «Дети Люцифера». Она подтвердила ей правильность избранного ею пути. Между нею и автором завязалась оживленная переписка. Ее нужно читать хотя бы на немецком языке, чтобы пережить легкость, изящество, красоту, необыкновенную живость и непосредственность стиля Марии фон Сивере. Шюре, читая эти письма, был совершенно зачарован и заинтригован ими. Он попросил свою корреспондентку прислать ему ее фотографию. Он должен был также и видеть, что это за чудесное явление, с которым его свела судьба.
Цитировать
Затем в моей памяти оживает рассказ о том, как еще до знакомства с доктором госпожа Штейнер пыталась заниматься спиритизмом в кругу людей с серьезными устремлениями. Во время сеанса им удалось вызвать некоего римского воина. Он громко прокричал несколько слов на едва понятной латыни и исчез. Потом им удаюсь вызвать образ Данте. Он прочитал им незнакомое стихотворение Данте, - не из лучших, но, несомненно, в его стиле. "С личностью Данте этого быть не могло, - объяснил доктор Штейнер, - помимо того, быть может, он тогда вновь был воплощен. Столь мощные индивидуальности оставляют после себя в Акаша-Хронике особые отпечатки. Это образы, обладающие собственной жизнью; в таком серьезном кругу ищущих людей они даже могут читать стихи".
http://www.bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=7501
Некоторое время спустя Мария фон Сивере уже совместно с Рудольфом Штайнером осуществила постановку Драм-Мистерий Шюре и сама играла в них. Это было эпохальным событием. Пусть оно свершилось в сравнительно небольшом кругу - это были в основном члены Теософского общества, с которыми в начале XX века работал Рудольф Штайнер, - но с ним в мир снова пришла мистери-альная драматургия. Шюре был постановками и игрой Марии фон Сивере просто потрясен. Ему открылась такая эзотерическая глубина и космичность его творений, о которых он и сам не подозревал.
Мария фон Сивере победила «грубую действительность». [/i][/color]
Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #8 : 03 Окт. 2011, 06:11:08 »

http://www.anthroposophie-muenchen.de/index.php?id=263
Цитировать
Встреча Марии фон Сивере с Рудольфом Штайнером состоялась в 1900 г. в Берлине. Ей тогда было 33 года. Ее пригласили на его лекцию, которую он читал в библиотеке графа и графини Брокдорф. С этого момента в ее жизни начинается великий поворот, даже, можно сказать, перелом.
Уже в 30-е годы она писала о той встрече: «Мой жизненный путь должен был привести меня к нему, ибо он был единственным, кто мог давать ответы на штурмующие вопросы нашего поколения в эпоху интеллектуальнейшего материализма». Но истинная сущность встречи этих двух во всех отношения совершенно необыкновенных людей далеко выходила за пределы духовных запросов их личного. Она была судьбоносной для всего антропософского импульса, вступавшего тогда в мир. Этот импульс в прямом смысле слова вошел в существо Марии фон Сивере, и оно стало другим, о чем мы будем говорить чуть позже.
А внешне, чисто по-человечески, встреча с Рудольфом Штайнером поставила Марию фон Сивере перед выбором, который в своем роде был совершенно уникален. Она поняла, что в деятельности Рудольфа Штайнера она встретилась с таким излиянием духовности на земной план, какого не бывает и раз в тысячу лет и которое несет миру совершенно новый облик. И она увидела, что для этого ему приходится работать так, как еще не работал ни один человек, и потому ему совершенно необходима помощь. А помогать ему означало забыть себя, как это делал и он.
Такова была одна сторона дела, а на другой стороне было призвание, было любимое искусство. Ему тоже нужно было посвятить себя всю. И перед нею встала задача соединить два огромных дела: служить Духовной науке в ее движении в широкий мир европейской цивилизации и служить обновляющему искусства импульсу Антропософии. Немалый труд предстояло совершать и в связи с институа-лизацией антропософского движения.
Мария фон Сивере взяла на себя эту задачу и на этом, можно сказать, ее личная биография заканчивается. Начинается самоотверженное служение миссии и труду Рудольфа Штайнера. В ее служении инициированным Антропософией искусствам не было и тени того, что можно назвать самореализацией артиста, художника. Так зачеркнуть себя, так самоустраниться ради служения высшему —на такое мало кто способен. Но велики были и плоды этого самоустранения. Эвритмистка Илона Шуберт не раз слышала, как Рудольф Штайнер говорил, что без помощи Марии Штайнер, без сотрудничества с нею было бы невозможно вызвать к жизни ни Антропософию, ни Общество! Без нее мы не имели бы ни напечатанных лекций Рудольфа Штайнера, ни эвритмии, ни школы рецитации, ни постановок Мистерий-Драм, «Фауста» и много другого*. (* См. Mitteilungen aus der anthroposophischen Bewegung, № 71, Nov. 1981.)
Сомневаться в этом нет никаких оснований, ибо вот что еще говорил сам Рудольф Штайнер о самом первоначальном периоде его работы с Марией фон Сивере. В лекции от 11 октября 1915 г. он вспоминает, что в 1901 году у него состоялся с нею разговор, в котором она поставила ему вопрос: «...а не назрела ли уже большая необходимость вызвать к жизни в Европе духовное движение? В ходе разговора, - говорит он далее, - я вполне определенно сказал: конечно, необходимо... но только я еще нахожу необходимым, чтобы такое движение было непременно приведено в связь с европейским оккультизмом, исключительно лишь с ними и развивало бы его далее. И еще я сказал, что тут нужно прийти в связь с Платоном, Гёте и т.д. Я изложил целую программу, которая потом и осуществилась».
Иоханна Мюкке, пришедшая от Карла Либкнехта к Антропософии, многолетняя усерднейшая помощница Мария Штайнер в ее издательской деятельности, сообщает об одном разговоре между Марией Яковлевной и Рудольфом Штайнером в Дорнахе, при котором она присутствовала. В нем Рудольф Штайнер вспоминал, как Мария Штайнер поставила ему вопрос, нельзя ли было давать теософскую мудрость в форме, более соответствующей европейской духовной жизни и с учетом Импульса Христа, и далее сказал: «Тем самым мне была дана возможность действовать в том смысле, который витал передо мною. Вопрос был поставлен, и я мог в соответствии с духовным законом давать на него ответ». Так было, фактически, положено начало тому великому повороту в духовной истории человечества, благодаря которому старый принцип «свет с Востока» впервые сменился принципом «свет с Запада».
Во внешней жизни Мария Штайнер стала некоего рода Ангелом-хранителем Рудольфа Штайнера. Она организовывала его поездки с лекциями по всем странам Европы, для чего нужно было решать уйму вопросов: о сроках, о месте, о номерах в гостиницах, о железнодорожных билетах и т.д. и т.п. Очень часто она и сама сопровождала его в этих поездках. Но силы у них были не равные. Временами она пад ала в изнеможении, а потом поднималась и снова пускалась в поездки. Это был просто невообразимый объем работы. Рудольф Штайнер нередко спал лишь один час в сутки, а то и вовсе оставался без сна и жил лишь благодаря тому, что был, как говорится, «не здешней силою хранимый».
Рудольфа Штайнера сильно донимала привередливость издательств, в которых выходили его книги. Мария Штайнер на собственные деньги учредила Философско-антропософское издательство. В нем она организовала и выпуск лекций, для чего ей пришлось с головой и до конца своей жизни погрузиться в их редактирование, поскольку записи были несовершенными, а у Рудольфа Штайнера совсем не было времени, чтобы редактировать их самому. У него даже не было времени, чтобы отвечать на конкретные вопросы Марии Штайнер касательно содержания.
Рудольфа Штайнера просто осаждал поток посетителей. Беседы с ними отнимали у него особенно много сил. Марии Штайнер пришлось взять на себя особенно трудную задачу: этот поток как-то ограничивать, что, конечно, не прибавляло ей друзей.
А еще нужно было готовить программы с эвритмистами, рецитировать им, организовывать их выступления. Ну и, наконец, — ответственная административная работа. Уже в начале их знакомства Рудольф Штайнер назначил Марию Штайнер секретарем германской ветви Теософского общества, а когда было создано Антропософское общество, она вошла в его правление.
В письме от 7 января 1905 г. она пишет о деятельности Рудольфа Штайнера: «...у меня просо дух захватывает, если я лишь наблюдаю ее...» А нужно было не только наблюдать, но и активно участвовать в ней. Огромные физические и духовные нагрузки обострили проблемы со здоровьем. Падение с лестницы в имении брата оставило свои следы. Периодически на ушибленном позвоночнике возникал абсцесс. В 1911 г., когда они вместе с Рудольфом Штайнером были в Болонье, ей стало настолько плохо, что, когда ее привезли в гостиницу, хозяйка возмущенно говорила: «Через три дня синьора умрет, а это повредит репутации мой гостиницы!» Но случилось чудо. В Болонье находятся реликвии Фомы Аквинского. Позже Мария Штайнер полушутя говорила: «Это он мне помог». Ибо абсцесс вдруг вскрылся сам, и она ожила.
И такая жизнь продолжалась 21 год, начавшись с поездки с Рудольфом Штайнером в Англию летом 1903 г. и закончившись тоже поездкой в Англию летом 1924 года. После того Мария Штайнер ездила одна с гастролями эвритмистов и рецитаторов.
Бондарев Макрокосм и микрокосм

Первые фотографии Рудольфа Штейнера на форуме. И это в юбилейный то год ...
В этом плане Владимир потрудился на славу. И хотелось бы, чтобы и там, в библиотеке, в фотоархиве, и здесь на форуме появлялись новые фото доктора Штейнер, наверняка ведь есть.


Шесть лет с 23 до 29 летнего возраста, основатель вальдорфской педагогики в качестве члена семьи (см. также вопрос 112/113 сообщений из 1994) жил у Spechts в качестве учителя к четырех их сыновей.
http://www.waldorf.net/html/texte/rs.htm


http://www.anthroposophie-muenchen.de/index.php?id=263

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #9 : 17 Окт. 2011, 18:11:06 »
Цитировать
Роль Марии Штайнер в становлении новых видов искусства, рождавшихся из высоких интуиции Рудольфа Штайнера, просто неоценима. Ей целиком обязано своим развитием искусство рецитации. Но при этом следует сказать, что и эвритмия развилась как бы из рецитации Марии Штайнер: видимое слово — из слышимого слова. Об этом со всей определенностью говорит Татьяна Киселева, достигшая в искусстве эвритмии особенно больших высот.
Чтобы эвритмисты могли работать, нужно было часами рецитировать им и на репетициях, и во время выступлений. А то, как это делала Мария Штайнер, было не сравнимо ни с чем. Один из ее учеников, Фрэд Пёппиг, пишет, что ее мотивом было: обремененное материей земное бытие пронизывать духом. В ее существе Антропософия жила непосредственно, не как мысленное достояние, а как «дарящая себя жизнь». Через слово, произносимое ею, сам импульс Антропософии непосредственно формировал эвритмическое движение; формировал он и исполнителей эвритмии.
Безмерной была и благодарность к ней Рудольфа Штайнера. Уже в конце жизни он писал ей: «. ..я действительно не могу выразить Тебе, насколько восхищает меня Твоя самоотверженная деятельность и сколь благодарен я Тебе за всё, что Ты так благодатно совершила». А еще в 1905 году он писал: «Твое благословение требуется нашему делу». Эдуард Шюре в 1908 г. признавал: «Благодаря ей он может свой труд вносить в мир».




Запрестольный образ Roland Tiller 2008

Цитировать
В своей автобиографии, написанной в конце жизни, Рудольф Штайнер в предпоследней главе пишет о Марии Штайнер: «...я должен назвать ее центральной носительницей Движения, ибо она является его основательницей». Это не похвала. Это факт огромного значения. И потому важно нам составить представление о том, какой была эта «основательница», как воспринимали ее окружающие люди.
Ну, прежде всего, нельзя не сказать о том, какое впечатление производил внешний облик Марии Штайнер. Она была настолько красивой, что люди на улицах, например в Берлине, останавливались и не могли удержаться от того, чтобы не сказать ей об этом, не выразить свое восхищение.
А вот как пережила ее взглядом профессиональный художницы Маргарита Волошина. В книге своих воспоминаний «Зеленая змея» она пишет, что впервые ей довелось наблюдать Марию фон Сивере в 1908 г. в Цюрихе. «В большом зале я увидела сидевших впереди меня двух дам, очень живо беседовавших между собой. У одной из них, чей тонкий профиль я могла время от времени видеть, были золотые волосы и такой цветущий, нежный цвет лица, какой обычно бывает только у маленьких детей. Когда она повернулась к двери, я увидела совершенно невероятные глаза — синие и огненные, как сапфир. Губы были нежные, но твердые, четко очерченный подбородок. Мне бросились в глаза ее очень красивые маленькие руки. Порой она сердечно смеялась, порой казалась возмущенной, и тогда кровь легко приливала у нее к лицу. Я с интересом наблюдала ее, ибо она очень мало походила на других женщин в зале». Несколькими страницами далее Волошина еще пишет: «Ее глаза были как сапфир. Вплоть до ее смерти в преклонном возрасте они сохранили свое свечение. Лишь высоко в горах можно переживать такую синеву. Вокруг нее был высокогорный воздух».
Современники Марии Штайнер отмечали, что во всех положениях жизни она была необыкновенно прямой, решительной и «самой истинностью». Киселева пишет о ней: «Внешняя тонкость ее аристократической натуры, одновременно и скромной, и гордой, ее глубокая и тонко чувствующая восприимчивость, широта и уравновешенность ее рассудка, в равной мере одаренность как в деятельности мысли, так и в искусстве делали ее удивительным образом подходящей для роли посредницы и апостола». И еще: «Как основную черту ее существа я пережила бессамостность: бессамостность носителя высочайшей духовной сверхличной цели. Там, где многие ощущали произвол, субъективность, несправедливость, недостаток знания дела, людей, я могла переживать, что через посредничество Марии Штайнер говорит словно бы космическое суждение, происходит род космического суда». (Подч. нами. - Авт.) А Рудольф Штайнер говорит, продолжает Киселева, что «вся наша земная жизнь поставлена неким образом в свет космического суждения. ... Особенно суждения Ангела важны для оценки деяний отдельного человека». (Это из ИПН. 227.)
Татьяна Киселева пишет еще, что была свидетельницей того, как трудно было Марии Штайнер делать людям замечания, быть с ними строгой, когда это было необходимо.
Помятуя о филистерском духе нашего времени, легко представить себе, почему и врагов было у Марии Штайнер достаточно. Через нее человеку открывалась правда о его собственном характере, выносить чего он был зачастую не способен. А такого люди не прощают. Но что интересно при этом: именно космичность существа Марии Штайнер чаще всех переживали русские антропософы и искренне восхищались ею.
С враждой приходилось сталкиваться им обоим — и Марии Штайнер и Рудольфу Штайнеру; и не только филистеров, но и духов тьмы. Уже в 1905 г. Мария Штайнер в одном письме пишет: «...он (Рудольф Штайнер) не надламывается никогда, но, как всегда бывает в таких случаях, если выступает такая сильная индивидуальность, с абсолютной самоотверженностью, с безграничным воодушевлением, то поднимается безмерная вражда. Громоздятся горы ненависти, да, они уже громоздятся». Противостоять ей было совсем не просто, и Рудольф Штайнер, чтобы поддержать Марию Штайнер, писал ей:
«Это ведь совершенно очевидно, что еще много противящихся сил восстанет против нашего душевного союза; этим вещам нужно противостоять со спокойствием» (апрель 1905).
«Противостоять со спокойствием» - это одно из главных жизненных правил оккультиста. Но как трудно бывает следовать этому правилу даже посвященному, когда дело идет о вещах неизмеримо важных, о судьбе человечества. Когда он знает, что от успеха дела, которому он служит, зависит: взойдет ли человечество к свету из пучины зла и страданий или еще глубже ввергнется в нее.
Марии Штайнер переживания такого рода были очень хорошо знакомы. И ей приходилось напрягаться всеми силами своего существа, чтобы выдерживать «цунами» мелочного эгоизма, зависти, непонимания, глупости, а также и неприкрытой вражды к духу и по возможности ограждать от них Рудольфа Штайнера.
Когда в начале мировой войны их давний близкий друг Эдуард Шюре, поддавшись французской шовинистической пропаганде, выступил с обвинением Рудольфа Штайнера в национализме, то Мария Штайнер слегла и три дня была словно парализованной. И потом -как следствие таких переживаний - ей всё больше начали отказывать ноги. А то, что она пережила при пожаре Гётеанума, сопоставимо с переживаниями лишь самого Рудольфа Штайнера, которому после него стало необыкновенно трудно удерживаться в физическом теле и продолжать инкарнацию.
«Мне приходилось постоянно бороться», - напишет в конце жизни Мария Штайнер. А Фред Пёппиг скажет о ней: «Путь несения креста она прошла до конца».
В декабре 1914 г. Мария Штайнер и Рудольф Штайнер вступили в гражданский брак. Он, конечно, носил чисто духовный характер и был вызван тем, что их совместная работа вынуждала их много находиться вместе, а это рождало сплетни. Не считаться с ними было нельзя. Но была у этого брака - в чем мы уверенны - и более глубокая причина. Рудольф Штайнер хорошо сознавал, что в случае его смерти - а она угрожала ему уже в начале столетия - встанет вопрос о его наследии и враги сделают всё возможное, чтобы изъять его из мира и заставить мир забыть о нем. Поэтому уже в 1907 г. он завещал его Марии фон Сивере. Потом он обновил это завещание, но полную силу ему, конечно, могли придать лишь отношения зарегистрированного брака. Обоснованность беспокойства Рудольфа Штайнера по этому поводу подтвердилась после его смерти.

Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #10 : 27 Окт. 2011, 18:41:12 »
Цитировать
Трудно, необыкновенно трудно изведать духовные глубины индивидуальности Марии Штайнер. Сама она не проронила об этом ни единого слова.
Очевидцы рассказывают, что когда Рудольф Штайнер посещал Кёльн, то он неоднократно водил Марию Штайнер в церковь ап. Андрея, где находится гробница Альберта Великого, но она туда ходила неохотно. Однажды (об этом свидетельствует Елена Рёхлин, она была руководительницей антропософской ветви в Маннхайме) Рудольф Штайнер спросил Марию Штайнер: «Помните ли Вы о том, как мы действовали в то время?» - на что она ответила, отшучиваясь, поскольку такой разговор ее смущал: «Лишь совсем смутно»*.
*)     Рудольф Штайнер еще сказал: «А Вы тогда были моим учителем».
Нам довелось найти лишь одно свидетельство, напрямую говорящее о ее развитии в отношении сверхчувственного. Оно принадлежит Адольфу Аренсону, о котором мы уже упоминали. В открытом письме членам Общества он в октябре 1926 года рассказал о том, что одно время Рудольф Штайнер совершал возведение в градусы посвящения. Нас всех, пишет он, Рудольф Штайнер возвел символически и только Марию Штайнер - полноправно, «и именно так, что было указано на действительность, которая выходит за границы рождения и смерти».
Косвенно, но достаточно убедительно о сверхчувственном развитии Марии Штайнер говорит тот факт, что Рудольф Штайнер видел в ней едва ли не единственного человека, который вполне понимал его, понимал сущность и значение Антропософии. О том, чем это было для него, он пишет: «Ты понимаешь меня - и это дает мне силу, делает мои крылья свободными» (письмо от 12 апр. 1903). А в другом письме, написанном днем ранее известному теософу Хюббе-Шляй-дену, он сетует: «...мои, определенные посвященными указания, которые я изложил в Берлине, упали на неплодотворную почву и были поняты одной только фройляйн фон Сивере».
Но особенно значительным, говорящим об особой духовной высоте Марии Штайнер, является то, что Рудольф Штайнер написал ей 8 апреля 1908 г.: «Мне очень понравилось, как ты дала подействовать на себя нашим двум последним эзотерическим урокам. Верь мне, моя дорогая Мария, ты идешь вперед быстрее, чем, может быть, ты сама себе представляешь. Я с любовью думаю о Тебе... Ты для меня являешься священницей, когда смотришь в ответ на меня, с тех пор как я распознал Твою индивидуальность. Я дорожу Тобой в чистоте Твоей души, и только потому смею я быть преданным тебе. Мы живем друг с другом, потому что мы внутренне принадлежим друг другу, и мы всегда будем иметь право так относиться друг к другу, как мы это делаем теперь, если будем понимать, что наши личные отношения коренятся в святом служении духовной эволюции. Я знаю, что не посмеет прийти такой момент, когда этой святости мог бы быть нанесен хоть малейший вред».
Мы подчеркнули в письме некоторые места, чтобы направить внимание на то, что в дружбе и сотрудничестве этих двух людей мы имеем перед собой нечто, выходящее за пределы всех известных нам человеческих отношений. Это отношения людей, уже в XX веке живших в далеком будущем человечества.
И еще выделим один момент. Говоримое Рудольфом Штайнером никогда не было фразой. И если учесть, на какой духовной высоте стоял он сам, то какой же должна была быть другая индивидуальность, перед которой он склоняется в благоговении?
Если думать, что он «распознал» прошлое воплощение этой индивидуальности, то этого совершенно недостаточно. Вспомним, как он не раз говорил, что никто не должен в новой инкарнации величаться тем, чего он достиг в прошлой. Он говорит Марии Штайнер: «Я смею быть преданным Тебе» «в святом служении духовной эволюции» — эволюции мира, Вселенной1, должны добавить мы. О вселенском измерении индивидуальности идет тут речь.



Искусство сокровенного.

Цитировать
После ухода Рудольфа Штайнера с физического плана Мария Штайнер по-прежнему, с полным напряжением сил продолжила издание его духовного наследия. Она опубликовала около 500 наименований различных книг и брошюр с лекциями Рудольфа Штайнера, а также переиздавала его книги. Вопроса о том, каких также и душевных трудов и мук ей это стоило, мы затрагивать не будем*.
*) Имеются все основания говорить о том, что она это наследие спасла. Но на какое время? — Этот вопрос остается необыкновенно актуальным и теперь. Правление Наследия фактически приостановило дальнейшее издание полного собрания лекций Рудольфа Штайнера, хотя остаются еще не изданными около 1000 лекций.
С уходом Рудольфа Штайнера закончилась фаза активной организационной деятельности Марии Штайнер, и у нее, несмотря на напряженную издательскую работу, появилось больше времени для так горячо любимого ею искусства. Во втором Гётеануме она устраивает грандиозные постановки Мистерий-Драм Рудольфа Штайнера, драматических произведений Альберта Штеффена, конечно — полного «Фауста», эвритмические представления, организует турне эвритмистов по Европе. Благодаря ей Антропософия в это время говорит с миром языком искусств.
Она ведет интенсивную работу с артистами, углубляя искусство рецитации, создает рецитирующий хор. Хор этот был совершенно удивительным феноменом. Он как бы вызывал явление одной человеческой души, но колоссально усиленной. Через хор словно бы вновь зазвучали великие Мистерии Эллады, где как раз через рецитацию жрецов к людям говорили боги. Хор много гастролировал по Европе, отклики в газетах на его выступления были восторженными. Например, в Кассельской «Нахрихтенблатт» один театральный критик писал: «Должен признаться, что как только хор начал говорить, по мне побежали мурашки. Возникает нечто очаровывающее, ослепительное, когда слышишь речь такого рода; возникает нечто не выразимое словами. За время, протекшее после предыдущего выступления, хор стал еще значительно лучше. Мне кажется, что им достигнута уже предельно возможная гармония и равновесие, ибо нельзя дать большую полнокровность произносимому слову, чем та, которую мы тут пережили». Журналист сетовал только на то, что при жаркой погоде зал был переполненным.
В Швейцарии на спектакли и концерты в Гётеанум приходили и приезжали целые классы школьников, солдаты. Да, Антропософия начала тогда через свои искусства выходить на широкий план европейской жизни.
Мария Штайнер не просто гениально, а в какой-то совершенно особенной, исключительной форме владела искусством рецитации. Она говорила: «Законы речеобразования совпадает с законом медитации (подч. нами. — Авт.)». Каждое слово человеческой речи не только выражает содержание представления, но является душевным существом. Существо же постижимо в его жесте, который всегда является волевым откровением души.
В феномене искусства, учила она своих студентов, мы освобождаемся от представлений и непосредственно воспринимаем позицию, «осанку» души. Жестом является каждая звучащая буква, слог, слово, фраза. Они суть элементы творящей силы Логоса. Логос является Духом языка. Чтобы дать ему звучать, нужно освободить гортань, держать ее открытой, как это делают певчие птицы. Тогда планетарные колебания могут зазвучать через нее. В речи на колебаниях ритма, через образы звучащих букв Я может вступить в свет мирового эфира. «Учитесь думать дыханием», - призывала она. Сделайте мозг пустым, легкие пустыми, гортань пустой. Это должно быть своего рода жертвой. Она освободит слово от окостенения и сделает его живым, а человека — сознательным инструментом речи. В будущем на пути формирования речи откроют тайну слова и звука. Это произойдет в следующей культурной эпохе.
Один из учеников свидетельствует: «Весь метод художественного формирования речи Марии Штайнер имел целью пробудить новое сознание вне тела». Она разбивала нам повседневное «я», чтобы освободить Я высшее. - Иными словами, ученичество у Марии Штайнер было, фактически, прохождением пути посвящения, даже если особенно далеко идущих задач она при этом и не ставила. Ибо ситуация после ухода Рудольфа Штайнера сильно изменилась. Мария Штайнер говорила: «Моя задача - создать подступ к медитации». Однако именно первые ступени на пути посвящения являются особенно трудными. Поэтому те, кто хотел и мог работать с Марией Штайнер, должны были быть в состоянии, так сказать, «умирать и становиться». А для этого нужно было работать до изнеможения. Выносить такую работу и переживать от нее высшее удовлетворение можно было, лишь найдя отношение к реальному явлению в ней духа. Кто оставался снаружи, те уходили, и порой - с раздражением.
Русский эмигрант первой волны, артист Илья Дуван, ставший учеником Марии Штайнер, рассказывает такой случай. Был в их группе студентов один экстремальный холерик. Он не выдержал «тягот» обучения и однажды громко, грубо, с вызовом заявил, что не желает больше здесь оставаться и, хлопнув громко дверью, ушел. Мы, говорит Дуван, стояли бездыханные, и вдруг Мария Штайнер произнесла: «М-да, за такого я бы никогда не вышла замуж». Мы покатились со смеху, ибо нужно представить себе, что это сказала женщина, внушавшая благоговение и неприступная в манере держать себя.
Те, кого не погребал под собой их собственный мелкий эгоизм, кто мог как свободная индивидуальность в своем искреннем стремлении к духу выступать навстречу Марии Штайнер, те были в состоянии почувствовать одновременно с ее земной человечностью и ее космичность. Такие видели в ней неисчерпаемую силу позитивности, способность в любых условиях стряхнуть гнетущую реальность жизни и строить на добром безграничном доверии к духу.
Такие люди были способны переживать также и то, как в ее искусстве дух, так сказать, являл себя «без покровов», чувственно воспринимаемым образом, видимо для физических глаз. Дадим опять слово Илье Дувану. Мне довелось наблюдать, пишет он в своих воспоминаниях о Марии Штайнер, стоя на сцене сбоку и совсем близко, рецитацию Марии Штайнер. «Это опять-таки было что-то поражающее, озадачивающее, впечатляющее: согласные, гласные из пространства прилетели на уста говорившей и, едва коснувшись их, вновь улетали в пространство с полной силой и благородством формы! Они были почти видимы физически.
А тот факт, что Мария Штайнер была при этом совершенно спокойной, как бы и не затронутой этим, несмотря на сильное дыхание и напряжение, дополнял чудо».



Карма

Цитировать
Фред Пёппиг, посетивший Марию Штайнер уже в самом конце ее жизни, когда она жила в Беатенберге, расположенном на горе возле озера Тун, с целью получить от нее помощь в изучении роли, которую он должен был играть в Мистерии-Драме Рудольфа Штайнера, потом писал: «И хотя ее голос уже не имел физической силы, она владела полнотой духовной субстанции и жизни. Возникало впечатление, что из эфирного космоса она извлекает эфирные потоки духовной жизни, которые, будучи несомыми огнем воли, изливаются в пространство, разбивая все земные стены; и человек, захваченный ими, уносился в дали мерцающего светового круга. О, какая мощь драматического жеста еще живет в этом уже угасающем голосе! Какая боль дрожит в нем, словно разбивая судьбу, при словах: «О, человек, познай себя!»»
Некоторые из скептиков, желающих принизить индивидуальность Марии Штайнер, заявляют: да, она была гениальной артисткой, но плохим педагогом. - На филистерский взгляд, пожалуй, плохим. Филистеров вообще очень трудно воодушевить высшим, и уж совсем непостижимо для них, что «педагог» тот был одновременно и иерофантом нового типа, когда отношение между учеником и учителем строятся только на свободном уважении и доверии.
Всё в существе Марии Штайнер было устремлено к высшему, и совершенно необыкновенным образом. Свидетель нам — опять Илья Дуван: «Если среди учеников возникало беспокойство, вспыхивали эмоции, раздоры, то она стояла словно скала в море. ... Из этого могучего «камня» возвышался лик, сила излучения которого была столь интенсивной, который был окутан такой энергией, невидимым аурическим покровом, что требовалось из всех сил напрягать внимание, обострять зрение, чтобы Марию Штайнер действительно точно видеть физически.
И в то же время, это лицо было детским, необыкновенно чутким, оно реагировало на мельчайшее спонтанно и открыто, так что, говоря с ним всегда можно было сразу видеть, как сказанное тобой воспринимается им. Синева глаз как бы всё вновь постоянно рождалась изнутри как вспыхивавшее волнами сияние. Да, это был видимый физическими глазами дух!»
На всю жизнь сохранил Дуван пережитые им в работе с Марией Штайнер явления подлинного чуда, и большая удача для нас, что этот русский артист не забыл записать свои переживания. Вот еще одно из них: «...ее истинная индивидуальность свободно открывалась в ее работе, в гениальных часах преподавания и пронизанных духом репетициях. ... Мне открылось: это сверхбольшое измерение истинно человеческого переживания, потрясающая полнота нюансировки, захватывающая искренность, душевность и сила мне доселе неведомой душевной глубины. — Человек во всем его душевном величии стоял передо мной. Как могла эта женщина такое выносить, не говоря уже о том, что бы еще и осуществлять, формировать? Одно было ясно: еще невиданная, неслыханная художественная и человеческая правда была здесь»*.
Еще в самом начале XX в. в библиотеке у графа Брокдорфа с Марией фон Сивере встретилась одна женщина, которую звали Текла фон Реден**. В 1935 г. она писала в своих воспоминаниях о том, как уже тогда Рудольф Штайнер среди заблуждений, в которых плутало Теософское Общество, пролагал путь к подлинной Теософии, во все времена неразрывно связанной с развитием рода человеческого; и в этих воспоминаниях она говорит о значении встречи Марии фон Сивере с Рудольфом Штайнером следующее: «Взметнувшейся вверх из глубочайшего источника судьбой, что часто ошибочно называют случаем, было вызвано появление Марии фон Сивере как слушательницы на тех лекциях, вскоре ставшей понимающей, никогда не отступающей, безотказной, неутомимой спутницей, активной, деятельной помощницей в духовном труде. — Ей при этом, конечно, пришлось ступить на тот же тернистый путь, которым вынужден был идти Рудольф Штайнер. Но ею это было сделано как знак Теон-Со-фии, с тою же (что и у Рудольфа Штайнера) никогда не надламывающейся духовной силой!»
*)     Ilja Duwan, Spachgestaltung und Schauspielkunst. Verl. am Goetheanum, 1990, S. 13.
**)    О ней рассказала в своих воспоминаниях Татьяна Киселева. Maria Steiner-von Sivers im Zeugnis von Tatiana Kisseleff u.a....» Verl. Die Pforte. Basel, 1984.
Понятие Теон-Софии мы встречаем у an. Павла в 1-м послании к коринфянам. Если то место перевести правильно, то оно звучит так:«... возвещаемое нами является также и мудростью, а именно той мудростью, которая живет в кругу посвященных. ... Высказываемое нами является Theon-Sophia (Божественной премудростью Мистерий — mysterion), которая жила в тайне после того, как Божественной Основой мира она была учреждена уже прежде всех кругооборотов времен, дабы (некогда) быть открытой нам.
Ни один из вождей настоящего времени не ведает об этой мудрости. А если бы они ведали, то не прибили бы ко кресту Того, Кто является Господом откровения» (1. Кор. 2, 7—8).
Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #11 : 03 Нояб. 2011, 03:45:22 »
Цитировать
Овеянная Жизнедухом Христа, Теон-София нисходит к людям. Низошла она и в Антропософии. Собственно говоря, Антропо-Со-фия — это и есть явление Теон-Софии среди людей. И вопрос состоит лишь в том, была ли она в этом случае персонифицирована отдельной земной личностью?
Мы считаем, что была. Ничего не зная о переживаниях Теклы фон Реден, Андрей Белый писал, уже живя в России, в своем «тайном дневнике» о Марии Штайнер: «...образ ее был для меня символом Софии».
Ну а нам остается лишь высказать вслух то, что созрело у целого ряда наиболее серьезных антропософов, имевших счастье знать Марию Штайнер, даже работать с нею или близко чувствовать ее, переживая плоды развиваемого ею искусства. Они не сделали этого, поскольку были разбросаны во времени и в пространстве. А кроме того, требовалось время, чтобы окончательно убедиться в этом.
Нам, конечно, легко тут возразить, легко упрекнуть нас в нарушении золотого правила оккультизма, и нам на такой упрек нечего ответить, кроме одного, что из всех правил бывают исключения. И одно дело — легко бросаться направо и налево измышленными сенсациями, отгадывая перевоплощения, и другое — десятилетиями вживаясь не только в содержание, но и в дух Антропософии, в полный трагизма процесс ее вхождения в мир, стремясь постигнуть дух и душу ее творцов, изучив впечатления и мнения их современников, наконец, десятилетия посвятив изучению закономерных связей вещей чувственно-сверхчувственной реальности, — сделать этот вывод, который феномену Антропософии дает новую полноту и завершенность.
Да, через Марию Штайнер Само Существо Теон-Софии низошло на землю и жило среди нас, чтобы Самому служить человеку, который давал людям знание о Ней, который оказался в силах взять на себя миссию принести людям Ее откровение. Это не было человеческой инкарнацией Софии, но не было и просто инспирацией. Инспирирован Ею был Рудольф Штайнер. А это было инкорпорацией, тем, что в традиционном оккультизме называется аватаром. В этом случае человеческое существо остается со своим Я и действует исходя из него, но его индивидуальная аура наполнена большим сверхчувственным существом, простирающимся в дали космоса. Космическое существо через такого человека изливает свои силы в мир людей, и все действия этого человека получают тогда, естественно, иной, космический смысл. Понять это, если чувства грубы, бывает сложно. Но что говорить об аватаре, если и Христа многие не смогли распознать.
Многие были не способны правильно переживать существо Марии Штайнер. И можно понять — почему. Даже вживаясь в ее фотографии, можно почувствовать, что ее лицо — словно бы некоего рода окно, одушевленное окно в иную реальность, сквозь которое на каждого отдельного человека смотрит Божественный Дух; мы подчеркиваем: не индивидуальность Марии Штайнер, — она только оказалась способной на то, что через нее смог глядеть в мир Божественный Дух;
способной благодаря своей самоотверженности, жертвенности, бес-самостности и другим высоким качествам.
В том, как этот Дух из ее глаз смотрит на нас, нет осуждения, но нет и потакания всему низменному в нас. А такого взгляда большинство людей выносить не может. Если от него нельзя убежать, то человек способен на многое, чтобы его для себя затмить; прежде всего, конечно, убедить себя, что все люди есть только люди и он сам не хуже других.
Во взгляде Марии Штайнер было многое от того, что выражается во взгляде Архангела Михаэля на человека, как это описывает Рудольф Штайнер. Когда Михаэль «подступает к человеку, то приходит с отчетливым отказом многому в человеке, с чем тот сегодня живет на земле» (ИПН. 223а, 13.1.1924). Но Михаэль не отталкивает от себя. Он лишь не принимает всего унаследованного, животного и т.п. Он хочет показать, что это неприемлемо для духовного мира. Но что человек приносит в любви и свободе, то встречает у Михаэля понимающий взгляд, который ему говорит, что это правомерно с точки зрения космоса (Ibid.).
Нечто от этого взгляда можно пережить, повторяем, всматриваясь даже в фотографии (но хорошего качества) Марии Штайнер. И можно почувствовать, что ее взгляд действует на душу очищающее.
Но «отказ многому», читаемый в ее взгляде, был многим невыносим. Ведь люди и Христа часто представляют себе потакающим всем их слабостям.
Мария Штайнер была некоего рода «пробным камнем», «лакмусовой бумажкой», выявлявшей меру искренней преданности человека Духу. Для одних это был дар, для других — несчастье, что Антропософия так реально и непосредственно предстала перед ними.
Сама Мария Штайнер не думала, а может быть, и не знала о том, как ее облик, ее взгляд действуют на людей, не знала о том безграничном, что через нее входило в мир. Зато тем совершеннее было излияние духа, тот взгляд космической совести, обращенный на человека.
Не следует удивляться и тому, что Божественная София так непосредственно поставила Себя на служение Рудольфу Штайнеру. То же самое сделал и Архангел Михаэль. Только не нужно понимать это тривиально, как сделал ап. Петр в сцене омовения ног. Высшее всегда склоняется перед низшим, чтобы поднять его на свою высоту.
Человеко-София не могла явиться только лишь как учение, поскольку она объемлет собой как чувственную, так и сверхчувственную части единой реальности. Являя Себя в Антропософии лишь в виде учения, Теон-София открыла бы лишь часть истины. А вся истина — Она Сама.*
Фрэд Пёппиг совершенно правильно распознал это. В его воспоминаниях мы находим три принципа, из соединения которых и родился феномен Марии-Теон-Софии. Принципы эти суть следующие.
1) «Она воплощала новый тип человека: не родовое существо, а всё вновь творящего себя из эфирного источника обновления Я-человека».
2) «В этой женщине жила пра-субстанция Антропософского Движения».
3) «...строение первого Гётеанума — это глубоко вписанная в пространство жизнь Марии Штайнер. Без нее оно невозможно». Гётеанум — это ее дом, дом Софии, и дом тот есть человек.**
*) Тут можно подумать еще о том, как воцерковленный люд относится к иконе Св. Софии. Он ее почитает, но как-то совсем безличностно, условно, не вглядываясь, не вчувствуясь в нее. При более внимательном наблюдении можно даже заметить, что ее изображение вызывает у людей некоего рода инстинктивный страх. Стоит сравнить, как люди переживают все другие иконописные лики, с тем, пусть не осознаваемым, но скорее отторжением, чем принятием образа Софии. У верующих уже выработалось отношение к лику Христа, Богоматери, Бога Отца, а вот Дух Святой — это «голубь» или... да, эта странная София, восседающая на троне Самого Христа. Понимания Ее в церкви нет, а из Антропософии его брать не хотят.
**) Fred Poeppig, Marie Steiner. Ein Leben im Dienst der Wiedergeburt des WorteS. Lohengrin-Verlag, 1990, S. 15, 23, 67.



Лешек Форчек Омовение ног – святые голуби

Цитировать
Мария Яковлевна Штайнер умерла в один из дней Рождества, 27 декабря 1948 года, в три часа двадцать минут утра. Женщина, находившаяся в это время при ней позже записала: «Около двух часов мне стало ясно, что г-жа д-р Штайнер* покидает эту землю. Снаружи было на редкость чистое звездное небо; погода была такая мягкая, что хотелось выйти на улицу, и было такое чувство, что природа вовне сопереживает происходящее внутри помещения».
«Когда наступил момент смерти, возникло глубокое, незабываемое переживание от созерцания того, как изменялись смертные покровы г-жи доктор. В них выразилось что-то пра-могущественное, неописуемая возвышенность, величие и в то же время — непреклонная серьезность и строгость. Затем это сменилось царственным милосердием и девственной нежностью»**. Другая женщина, бывшая при том и понимавшая по-русски, слышала, что последними словами Марии Штайнер, сказанными по-русски, были:
«Придите все».
•)     На Западе принято так именовать жену, в соответствие с научным статусом мужа.
**)    Maria Steiner, Briefe und Dokumente. Privatdruck. Dornach, 1981, S. 367.
Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #12 : 13 Нояб. 2011, 16:41:00 »
Цитировать
Вся деятельность Марии Штайнер на ниве художественного творчества и служения искусству была напряженным стремлением вновь обрести «потерянное слово», на поиск которого человечество по-настоящему отправилось лишь после нисхождения на Землю Антропософии. Это еще одна из причин того, почему Теон-София стала человеком. Обретение человеком потерянного слова, которым он творился и будет твориться, — это высший акт творящей деятельности мировой Идеи на этапе перехода эволюции восхождения, идущей путем нисхождения, к эволюции чистого восхождения. Этот акт она может совершить только через живущего на земле человека, как воскресение плоти было возможно только через вочеловечение Бога.
Именно такой, колоссальный смысл носила работа Марии Штайнер со звучащим словом. И грубую ошибку совершает всякий, думающий, что это было лишь приятным дополнением к содержанию Духовной науки. Когда мы от познания переходим в Антропософии к искусству, то это означает для нас духовное восхождение, если, естественно, мы на него способны*.
Что это означает: «обрести потерянное слово»? Мы знаем, что Логос, духовно звучащее Слово Бога есть Творец всего сущего. И как космическая панинтеллигенция Михаэля низошла, раздробившись, в отдельных людей, стала в них интеллектом, так Мировое Слово низошло в отдельных людей и стало в них даром речи. Как интеллигенция, так и Слово стали в человеке тенеподобными, но зато дали ему возможность обрести самосознание. Однако человек обязан вновь вознести их к их Божественному источнику, к их Божественной Сущности. Как в мышлении человек, меняя форму сознания, вносит в него жизнь, т.е. придает ему характер космичности, так и слово должно в устах человека стать снова непосредственно творящим, т.е. порождающим. Уже через несколько тысячелетий появятся люди, способные белой магией звучащего слова порождать других людей, творить в тонкой вещественности Земли физические тела для идущих к воплощению душ. В духе задач этого будущего должны развиваться храмовые по сути виды искусства, импульс к становлению которых дал Рудольф Штайнер. Внутренне - это процесс посвящения, который далее внешне выходит на широкий социальный план, ибо теперь встала проблема высшего развития уже не избранных, а буквально всех людей. Такова главная особенность Мистерии Михаэля, воплотившейся в Мистерии Антропософии.
Рудольф Штайнер дал земно-человеческое выражение Божественной Мудрости, ведущей ко Христу. И он создал форму, в которой Сама Человеко-София смогла стать осуществительницей метода такого восхождения в его особенно высокой форме: в искусстве слова. Так начал замыкаться великий круг: «Вначале было Слово», потом оно стало мыслью, и вот, живая мысль вновь возносится к Слову. И это совершенно правильно, когда говорят, что без Марии Штайнер земная судьба Антропософии могла бы и не сложиться. Поэтому изначально, еще в сфере духа, в миссию Рудольфа Штайнера как ее составная часть была включена и миссия Марии Штайнер, и, разумеется, и миссия Иты Вегман. Большая роль при этом была уделена и ряду других душ. И именно с этой точки зрения следует понимать их жизненный путь.
*) И невообразимым злом являются все попытки «модернизировать» постановки Мистерий-Драм, низводить художественные импульсы Гётеанума на уровень обыденщины и т.п.



Лешек Форчек Омовение ног  (Пётр)

Цитировать
После всего рассмотренного нами кто-то может спросить: если такие мощные силы причастны к феномену Антропософии, то почему ее импульс удалось так основательно ограничить и задержать? Почему не удалось до конца основать на земле центр ее Мистерии?
Это произошло по вине людей. Тут нужно только повторить, что в эпоху обретения человеком свободы воли, ему самому боги передают право определять свою судьбу. А сделать он это должен, не потакая предрассудкам, не ввергая себя ни в какие групповые формы сознания, не творя произвол, вырывающийся наружу из его низшей, не очищенной природы, и т.д. Он должен сам свободно, исходя из понимания, направлять свою судьбу в духе высших законов развития.
И когда теперь из духа к людям приходят высокие импульсы, то их судьба зависит от того, насколько люди поймут их и захотят изменить себя. А изменить себя трудно в силу чрезвычайно сложной, многоуровневой эволюционно обусловленной двойственности челосущества. Эта двойственность пронизывает и его тело, и душу, и дух. В силах наследственности в каждом человеке продолжается борьба между женским и мужским началами, между авелевым и каиновым началами. Эта борьба входит в душу и усиливается там противоречием между дионисийским и аполлонистическим типами личности. Наконец, духовному единству мешает односторонняя предрасположенность к аристотелевской или платоновской ориентации мировоззрения, которым формируется также и характер души.
Двойственностью человеческого существа пользуются духи тьмы и творят многообразные формы социального и духовного закабаления людей. По-настоящему освободить себя от всякой кабалы способна только личность, приходящая к своему подлинному единству. Таких личностей в то время, когда Рудольф Штайнер действовал на земле, оказалось очень мало. Их оказалось «мало», так сказать, не в силу всемирно-исторической и даже космической обусловленности. В этом смысле их было даже много — душ, подготовленных их кармой в ходе не одного, а даже ряда воплощений к тому, чтобы способствовать развитию импульса Антропософии. Но слишком суровым оказался «железный век» материалистической цивилизации. По своей бездуховности, по своей подавляющей ариманической власти его нельзя сравнить ни с одной эпохой прошлого земли.
При этом в эпоху свободы развития душой в прошлом предрасположенность к большой духовной работе не может стать предопределением. В новой эпохе душе, пришедшей на Землю, нужно решать совсем новые и трудные задачи своего дальнейшего развития, соединять все противоположности, действием которых она индивидуализировалось в прошлом, и возводить в себе всеединство. На такое оказались способными не многие даже из тех, кто подошел к Антропософии. И их нужно понять, чтобы и их отрицательный опыт пошел на пользу тем, кто и теперь решает в себе, по сути, их же задачи.
Бросим еще раз беглый взгляд на духовное и историческое развитие человечества. Мы видим, что потомки Каина взяли на себя труд возделывать и преображать землю. Этой работой заняты, конечно, и авелиты, но они подходят к ней в большей мере со стороны небесного. Они односторонне сакрализируют земной труд человека. Нужно же гармонично соединять земное и небесное. Эта задача стала особенно актуальной с началом XX века.
Каиниты совершили большой труд, направленный на преображение мира неорганического, и возвели этот труд в «королевское искусство». А теперь перед ними встала задача развить новое королевское искусство, - искусство работы с органическим, живым. По этой причине первое слово и в социальной, и в научной, и в культурной жизни в новое время оказалось за ними. Поэтому Антропософия и каиниты в первую очередь пошли навстречу друг к другу. И Теон-София склонилась к ним. Она явила им ключ к тайне потерянного слова. Но они ее не поняли. Они не поняли Гётеанума, не поняли судьбоносности Рождественского Собрания 1923/24 гг.* Не поняли, конечно, этого и авелиты.**
Поэтому после ухода Рудольфа Штайнера уже наметившийся синтез духовных течений превратился в свою противоположность: в борьбу двух начал.
Произошло нечто парадоксальное. Между каинитами и авелитами возникла борьба за принятие Антропософии, но не в духовном смысле - тут свободы хватает для всех, - а в смысле административном. В ходе XX столетия внешне победили в ней каиниты. И нужно понять этот парадокс во всей его трагической глубине: каиниты «приняли» Антропософию в свое административное управление ею! Новое вино влили в старые-престарые мехи. Они расползаются по всем швам, и истинная Антропософия как духовная субстанция утекает неизвестно куда, туда, где о ней всерьез позаботиться некому. Оттого безнадежность в нынешнем мире только возрастает.
Каиниты вместо того, чтобы аристотелизму давать мистериальное выражение, соединяя его в себе с обновленным платонизмом, противостали течению платоников. Они начали управлять Антропософией административно. А в среде авелитов на каждом шагу наталкиваешься на католическое лобби.
Масонство в последние столетия выхолостило свое содержание. Его высокие градусы посвящения стоят пустыми, как ничем не заполненные оболочки. И нет никого, кто бы был способен их заполнить. В железный век материализма, эгоизма и отчуждения живем мы все, в век невиданного штурма неба силами тьмы. В таких условиях опираться нужно не на старое - оно закатывается, умирает, а только на новое. Благо оно есть. Но только: «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царства Божия»\ (Лк. 9, 62).
Однако где они теперь, — не озирающиеся? Тревожно становится в мире.
*) Утверждая это, мы опираемся не на слухи, а на факты. Но при этом не в критике заключается дело, а в печальных фактах. Мы берем, например, признания, сделанные самой Итой Вегман в ее записных книжках. Они теперь опубликованы; см. Ita Wegmann, Erinnerangen an Rudolf Steiner. Verlag des Ita Wegmann Institut. 2009, кар. 2,3; S 95 u.a.
**) И те и другие пытаются это наверстать в начале XXI века, на то, как они это делают, оказывается коррумпированной оккультно-политической борьбой от начала до конца.
Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #13 : 29 Нояб. 2011, 09:10:37 »
Цитировать
Вся деятельность Марии Штайнер на ниве художественного творчества и служения искусству была напряженным стремлением вновь обрести «потерянное слово», на поиск которого человечество по-настоящему отправилось лишь после нисхождения на Землю Антропософии. Это еще одна из причин того, почему Теон-София стала человеком. Обретение человеком потерянного слова, которым он творился и будет твориться, — это высший акт творящей деятельности мировой Идеи на этапе перехода эволюции восхождения, идущей путем нисхождения, к эволюции чистого восхождения. Этот акт она может совершить только через живущего на земле человека, как воскресение плоти было возможно только через вочеловечение Бога.
Именно такой, колоссальный смысл носила работа Марии Штайнер со звучащим словом. И грубую ошибку совершает всякий, думающий, что это было лишь приятным дополнением к содержанию Духовной науки. Когда мы от познания переходим в Антропософии к искусству, то это означает для нас духовное восхождение, если, естественно, мы на него способны*.
Что это означает: «обрести потерянное слово»? Мы знаем, что Логос, духовно звучащее Слово Бога есть Творец всего сущего. И как космическая панинтеллигенция Михаэля низошла, раздробившись, в отдельных людей, стала в них интеллектом, так Мировое Слово низошло в отдельных людей и стало в них даром речи. Как интеллигенция, так и Слово стали в человеке тенеподобными, но зато дали ему возможность обрести самосознание. Однако человек обязан вновь вознести их к их Божественному источнику, к их Божественной Сущности. Как в мышлении человек, меняя форму сознания, вносит в него жизнь, т.е. придает ему характер космичности, так и слово должно в устах человека стать снова непосредственно творящим, т.е. порождающим. Уже через несколько тысячелетий появятся люди, способные белой магией звучащего слова порождать других людей, творить в тонкой вещественности Земли физические тела для идущих к воплощению душ. В духе задач этого будущего должны развиваться храмовые по сути виды искусства, импульс к становлению которых дал Рудольф Штайнер. Внутренне - это процесс посвящения, который далее внешне выходит на широкий социальный план, ибо теперь встала проблема высшего развития уже не избранных, а буквально всех людей. Такова главная особенность Мистерии Михаэля, воплотившейся в Мистерии Антропософии.
Рудольф Штайнер дал земно-человеческое выражение Божественной Мудрости, ведущей ко Христу. И он создал форму, в которой Сама Человеко-София смогла стать осуществительницей метода такого восхождения в его особенно высокой форме: в искусстве слова. Так начал замыкаться великий круг: «Вначале было Слово», потом оно стало мыслью, и вот, живая мысль вновь возносится к Слову. И это совершенно правильно, когда говорят, что без Марии Штайнер земная судьба Антропософии могла бы и не сложиться. Поэтому изначально, еще в сфере духа, в миссию Рудольфа Штайнера как ее составная часть была включена и миссия Марии Штайнер, и, разумеется, и миссия Иты Вегман. Большая роль при этом была уделена и ряду других душ. И именно с этой точки зрения следует понимать их жизненный путь.
*) И невообразимым злом являются все попытки «модернизировать» постановки Мистерий-Драм, низводить художественные импульсы Гётеанума на уровень обыденщины и т.п.
Бондарев Макрокосм и микрокосм



Подготовка воплощения Angelis

Цитировать
46. Хираму-Абифу было сказано, что у него родится сын, о котором он не будет знать и от которого произойдeт новый род людей. Это будет не что иное, как новое объединение в будущем обоих полов в один. "Древнюю женскую культуру сменит мужская. Женское как физический облик отомрeт. И мужское должно будет иметь в себе силу производить индивидуума из самого себя. ... Когда человек достигнет силы так развить свою гортань, чтобы слово стало творящим, чтобы словом человек мог производить себе подобного, тогда вся продуктивная сила перейдeт к мужскому роду. Тогда к человеку перейдeт то, что некогда было создано благодаря богам. Когда было потеряно слово? — Когда возникли два пола. Оно погребено, спрятано. Сыновья Каина имели его лишь у своего праотца. Хирам-Абиф должен был, по меньшей мере, получить о том пророчество. Но вскоре после того он был убит.
     Слово погребено, но оно здесь. Если бы оно не было погребено, то человек был бы самотворящим, как Элоим. Поэтому "слово" в масонстве является не истинным, а ложным "словом". Истинное слово сокрыто. Десять заповедей вырезаны на камне, который содержит истинное слово. Что такое десять заповедей? — Это законы нравственного мирового порядка. Они поддерживают внешние отношения, какими они являются теперь под влиянием людей двух полов. Нужда в этих заповедях отпадeт, когда не станет двух полов. Нынешний же человеческий строй возник под влиянием двух полов.
     Так мы имеем в масонстве хранителей памяти о потерянном слове, которое должно быть обретено теми, кто работают как масоны, и оно будет обретено тогда, когда пассивная мужская мудрость в самой себе пробудит активность. Поэтому масон говорит: всe, что не происходит из распространeнной в мире науки, произошло от женского жреческого господства древних времeн. Мы больше не хотим преодолевать этого, но мы хотим образовать новую спираль бытия; мы должны сами мужскому, каинову знанию дать интуицию. Это было бы невозможно сделать, если бы мужчине была дана сила благодаря тому, что женщина стала бы соучастницей в познании тайны. В тот момент, когда это было бы сказано перед женщинами, всe в целом должно было бы утратить свою действенность.
     Таким образом, существовала необходимость не включать женский пол в масонство. Это связано с тем, что орган слова связан с полом, с сексуальностью. Потому-то мужчина претерпевает мутацию голоса с половой зрелостью. Эта мутация выражает не что иное, как древнюю сопринадлежность органа речи и органа пола. Вы также поймeте, что говорит масон: вообще лишь мужчина призван к тому, чтобы произнести потерянное слово и излить его вовне; только по-мужски построенная гортань в состоянии сказать и понять то, что может быть достигнуто через потерянное слово. Если мы понимаем это так, то становится понятным, что женщине не позволено новое произвести устами. — Комично слушать учeных людей, когда они объясняют отказ женщинам в приeме в ложи тем, что они сплетничают. — Женская гортань осталась как рудимент. Мужская гортань преобразуется в орган будущего.
     Как видите, дело заключается в глубоких и значительных взаимосвязях, и выражение "каменщик" можно взять в буквальном смысле. Поэтому во времена Греции и Рима каменщики были строителями того, что выражало собой прекрасное: собор, храм.
     Дело обстоит ещe и так, что, естественно, часть того, что было произведено через объединения масонов, должно было быть воспринято древней жреческой мудростью. Так вы имеете здесь смешение женской мудрости и мужских устремлений. По сути говоря, тайна масонства ещe не открыта, еe нельзя выдать, еe ещe нет здесь. Она представляет собой то, что будет высказано, когда слову станет внутренне присуща сила воспроизводства".
     Ещe в XVIII веке оккультисты среди масонства говорили о подобных вещах, но затем сознание их, с потерей связи с внешним миром, было утрачено. "Но при этом должно быть ясно, что всe существующее в масонстве как символы произошло от древней жреческой мудрости, и содержащееся в символах ещe должно выступить наружу. Собственно женская мудрость постепенно потерялась совсем. Поэтому и исчезли т.наз. высокие градусы, хранители женской мудрости. Осталось лишь то, что называют Иоанновым масонством, которое занимается лишь светскими вещами и лишь в них кое-что понимает. И это, опять-таки, совершенно естественно, ибо, ведь, с развитием материализма жреческая мудрость должна быть утеряна. И что теперь должно произойти? Древняя мудрость ушла. Мы должны жить во внешнем. Что следует из этого? Из этого следует, что снова должно прийти некое улучшение, когда явится мудрость, которая стоит вне пола, которая больше не связана ни с женской, ни с мужской мудростью, ни с женской библейностью, ни с мужской храмовой легендой. И эту мудрость мы встречаем в Антропософии. В этой мудрости понимают себя оба пола. Здесь в женщине работает мужчина, который находится в ней, а в мужчине работает то, что, опять-таки, является внеполовым. Здесь в познании встречается высший план мужского и женского. Поэтому вполне естественно, что оккультные основы принесены как масонство, а теперь должно быть сделано новое начало. Это есть то, что называют спиралью. Так свиваются вещи в наше время. Так должны мы мыслить переход одного в другое. Поэтому Антропософия не опирается ни на библейскую легенду, ни на Храмовую легенду, но во всeм ищет зерно мудрости, которая снова должна стоять вне пола. Итак, вы видите, как Антропософия основывает мир, вносит гармонию.
93(17)

В свете этой информации по новой звучит такой жизненный эпизод.
Цитировать
В пролетарской школе, где она начала работать, несколько классов занималось одновременно в одном помещении. Чтобы быть услышанными учениками, учителям приходилось просто кричать. Результатом такой работы стал сорванный голос, причем настолько, что пришлось прибегнуть к операции. Но что было при этом интересно: после операции довольно продолжительное время при всякой попытке говорить Марии приходилось преодолевать определенное сопротивление, а в результате в ее речи вдруг что-то освободилось. Рудольф Штайнер говорил потом, что всё это было помогающим жестом судьбы, благодаря которому ей со временем удалось достичь величайшей высоты в искусстве новой рецитации, основы которого заложил Рудольф Штайнер. В этом искусстве перед учениками стоя ла задача так овладеть речью, словом, чтобы оно звучало будучи «свободным от органов речи». В чуде такого искусства Мария Штайнер добилась совершенства.
Бондарев Макрокосм и микрокосм

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #14 : 09 Дек. 2011, 07:58:40 »
Цитировать
46.    Как это соединяется в нашей коренной расе? Наша коренная раса повторит то, что уже было прежде. Противоположность, существовавшая в Лемурийскую эпоху, отчeтливо выразилась в духовной области. Оппозиция должна была проявиться потому, что женский пол древнее и находится на нисходящей линии, тогда как мужской пол находится на восходящей линии и ищет в себе ту семенную силу, которой обладала женщина. Если мы останемся в нижних областях, то благодаря оккультизму должны точно различать: кто является расовым человеком Атлантиды, тому нет нужды быть также душевным человеком Атлантиды. Поэтому также и душа не связана с полом. Души женского пола движутся к тому моменту, где они смогут населить сделанные себе мужчинами тела, и тогда на Земле станет один пол.
     Пока мужчины находились в оппозиции к женщинам, те молчали. Связь полов была подготовлена тем, что в XVIII в. были основаны ложи усыновления. Первая из них была основана в 1775 г. Там масонство занималось другими символами, чем в мужских ложах. Принятием женщин в эти ложи усыновления была подготовлена связь полов". Членом такой ложи была Е.П.Блаватская. И теософия имеет задачу преодолеть одностороннее мужское устремление. "Во всeм средневековье проводилось огромное подготовление к тому, чтобы породить духовным образом в мужчине другой пол. Человек рождал в себе путeм концентрации, вначале как мысль, то, что в будущем должно возникнуть в нeм как бытие. Поэтому во всeм средневековье, как подготовление к этому, был распространeн культ Марии. Он является не чем иным, как концентрацией для порождения женского в мужском, в то время как в культе Иисуса женщина идeт к той же цели. Культ Марии произошeл из этой основы. И, наконец, вы сами видите, какая путаница должна была наступить с появлением известного ордена, который возжелал снова отвоевать женскую мудрость. Дело там сведено к господству над миром. Если хотят остаться со старой мудростью, то для старых сил должен быть завоeван мир. И такой орден существует — это орден иезуитов. Он сознательно поставил себе такую цель. Поэтому так остро противостоят одни другим: иезуиты и масоны". 93(17)



Лешек Форчек Омовение ног.

Работа с Марией Штейнер
Цитировать
В условиях войны приходилось во всем экономить. Так как столярная отапливалась слабо или вообще не отапливалась, мы занимались в шляпах и пальто. Госпожа Штейнер ободряла нас тем, что, несмотря на холод, во время длительных репетиций без устали рецитировала для нас. Она хотела, чтобы мы сами продвигались вперед под ее рецитацию. Советы давать она опасалась. Эвритмистки учились интуитивно следовать динамике произносимых слов. Ее голос вызывал в пространстве некое движение, в которое мы вкладывали свои жесты.
Когда рецитировали другие, при этом тоже возникали какие-то пространственные формы; иногда они даже оказывались очень компактными, и приходилось избегать их. Но формы госпожи Штейнер были как бы "меньше", чем соответствующее пространство; они не оказывали принуждения. Долгим и трудным был для нас переход от беспомощных движений к выражению звучания слов, чутьем улавливаемого в пространстве.
Спустя много времени госпожа Штейнер однажды сказала мне, что она считала допустимым поправлять речь учеников, требуя от них, чтобы они говорили так, как показывает она. Речь имеет отношение к сознанию, здесь человек свободен. Но эвритмия относится к движению, к области воли. Здесь всегда есть опасность влияния. Поэтому она никогда не позволяла себе регламентировать движения.
Если при изображении звуков мы были целиком предоставлены самим себе, то тем строже зоркий лорнет госпожи Штейнер следил за хореографически неудачной линией построения, за искажением заданной формы; с бесконечным терпением она повторяла неудавшуюся строку, пока та наконец не исполнялась правильно.
Все это происходило в холодных, пыльных, плохо проветренных помещениях. На репетиции ее доставляли в 11 часов преимущественно на каталке, поскольку ей все чаще отказывали ноги. Ей приходилось своим сильным голосом превозмогать визг механических пил, работающих в соседнем помещении. Тишина наступала только в 12 часов, когда в столярной был рабочий пeрерыв. Мою сестру и меня освобождали от резьбы, если в нас возникала нужда; теперь спешки в работе над Зданием уже не было. Примерно после часа дня приходил доктор Штейнер и смотрел наши упражнения, сидя рядом с госпожой Штейнер на маленьком подиуме. Около 2-х часов они вдвоем уходили домой, а мы бежали в кантону. В 5 часов начинались вечерние репетиции, которые длились до 7 или 8 часов, а иногда и гораздо дольше.
http://www.predela.net/modules.php?name=Books&go=page&pid=7501

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #15 : 11 Янв. 2012, 07:35:14 »
Цитировать
602. К Рождеству в человеке должно рождаться размышление: "Должна родиться новая идея Христа. Из праздника воспоминания Рождество должно стать праздником современности, тем, что человек в непосредственно настоящем переживает как рождение".209 (9)



Духовное дитя.

Первый Гетеанум постоянно задает нам загадки. Прокофьев так толкует астральную часть здания.

Цитировать
В заключение необходимо еще раз вкратце коснуться того совершенно особого положения, которое занимают именно Весы в процессе указанного перехода. А оно, как мы видели (см. стр. 48-49), заключается в том, что Весы лишь с середины атлантического периода поднялись из «темного» Зодиака в «светлый», другими словами — вступили на путь восхождения из области, еще связанной с планетарными воздействиями, в область, свободную от них. К настоящему времени этот процесс еще далеко не завершен.34

34. В уже упомянутой работе А.Тургеневой (см. прим. 13 к данн. гл.) приведены два рисунка из записной книжки Рудольфа Штайнера 1913/1914 (они расположены в ней непосредственно рядом друг с другом). Левый из них представляет собой один из подготовительных эскизов к центральному образу красного западного витража, правый же характеризует современное состояние процесса перехода Весов из темной, «планетарной» части Зодиака в светлую, «звездную». Из последнего рисунка со всей ясностью выступает «двойственный» характер Весов в наше время, которые, с одной стороны, еще связаны со Скорпионом-Орлом (Область Духов Формы; западный портал Гетеанума), а с другой стороны — с Девой (Область Духов Мудрости; пространство малого купола) и через нее — со всеми последующими «восходящими» знаками.



Рисунок Рудольфа Штайнера (фрагмент)

Прокофьев  "Двенадцать священных ночей и духовные иерархии". Такой вот взгляд.

Встает вопрос, а надо ли заниматься такими толкованиями, ведь ясно же сказано -
http://bdn-steiner.ru/forums/index.php?topic=633.msg8621#msg8621,
не толкуй.
Но здесь в наличии два пути, две тропы,  встретились два понимания архитектуры Бау, уникальный опыт зоодиакального – солнечного пути и лунный путь, опирающийся на календарь Души. Появляется интересная возможность сравнения разных подходов и через такую работу выявить возможные ошибки, слабые места, пути развития.
В пункте 34 наше понимание расходится. Поэтому ему уделено столько внимания.



Рисунок Рудольфа Штайнера
Цитировать
В уже упомянутой работе А.Тургеневой ( A. Turgenieff, «Rudolf Steinerers Entwiirfe fiir die Glasfenster des Goetheanum*, Dornach, 1961.) приведены два рисунка из записной книжки Рудольфа Штайнера 1913/1914 (они расположены в ней непосредственно рядом друг с другом). Левый из них представляет собой один из подготовительных эскизов к центральному образу красного западного витража,

А вот правый "со всей ясностью" выражает  зоодиакальную, звездную мудрость  Теон-Софии - духовное существо первого Гетеанума, как отражение разворачивающихся на духовном плане эпохальных событий прошлого столетия.  Как два звездных ряда (и второй ряд тоже надо достроить) -
Весы - Дева - Лев - Рак - Близнецы - Телец – Овен, большой зал первого Гетеанума, дневное восприятие и Рыбы - Водолей - Козерог - Стрелец - Скорпион, малый зал, ночное сознание. Через осознание деятельности Теон-Софии ночное сознание поднимается в дневное. Мир изменился!

Прислушаемся к этим словам:
Цитировать
На древнем Сатурне в жертве Престолов сущностно звучал зародыш нашей планетной системы. Шедшее навстречу его звучанию от Херувимов, Духов Гармонии, или Полноты Софии, ныне свой слабый отзвук находит в согласных нашей речи. В космосе субстанционально согласные звучат от знаков Зодиака, формируя человека и как телесное, и как душевно-духовное существо. На древнем Сатурне в сущностном звучании Херувимов творился мир неподвижных звезд, мир физического пространства. Их звучанием жертва Престолов была преобразована в существ времени, или личности. Слово стало Личностью иным, чем все вышестоящие Иерархии, образом. И бытие Времени-Личности побудило все Иерархии встать в особое отношение к творению: явить запредельное пространство в откровении, пойти на разделение мира и его существ, подчиниться закону возникновения в ином и прехождения. Бытию — вечному внепространственному — противостало небытие — временное, пространственное. А между ними простерлось становление. Становление вызвало нисхождение бытия по ступеням: состояний жизни, формы и т. д., которые стали развиваться во времени. Потребовалась организация этого развития, благодаря которому от циклов инобытия стал образовываться некий "остаток" — личность, "овеществленное" время, как сущность. Для этой цели из взаимодействия Херувимов и Престолов и изошли, упомянутые выше, особые служебные духи — Духи кругооборота времен. Они не являются иерархическими существами, а отпрысками Иерархий. Позже, подобно им, возникли отпрыски второй Иерархии — групповые души животных, отпрыски третьей Иерархии — элементарные духи природы.
Бондарев Г. А., Триединый человек тела, души и духа
http://bdn-steiner.ru/forums/index.php/topic,435.msg5843.html#msg5843

Но нам предстоит заглянуть в еще большие глубины, чтобы пережить существо происходящих и происходивших духовных событий.

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #16 : 27 Июнь 2012, 08:38:27 »
Продолжим диалог с работами С. Прокофьева
Цитировать
В древности слово "книга" употреблялось в смысле изложения какой-либо последовательности, например поколений. В книгу записывалось то, что следует во времени: хроника, история. Книга жизни, что теперь заложена о основу человечества, в которой записывается развитие <я" человека от одной культурной эпохи к другой, того, что дает ему каждое время, - эта книга, написанная в душах людей и с которой будут сняты печати после войны всех против всех, и имеется в виду в Апокалипсисе. В этой книге зарегистрированы культурные эпохи. Как из поколения в поколение регистрируются рождения в церковных книгах, так делается это и здесь, только теперь в книгу заносится то, что человек выработал духовно.... Благодаря тому, что человек в индийской культурной эпохе жил с настроением, отталкивающим его от физического мира и направляющим его взор к духовному, он одержит победу над физически-чувственным в первую эпоху после войны всех против всех. Человек окажется победителем благодаря тому, что он усвоил, записал в свою душу в первой культурной эпохе. И далее: то, что во второй культурной эпохе было преодолением персами материи, - это преодоление во второй эпохе после войны всех против всех встает как меч, который означает инструмент победы над внешним миром. Что человек усвоил в вавилоно-египетскую культурную эпоху, научась мере, научась все обмерять, - это выступает в следующей эпохе после войны всех против всех как обозначенное весами. А 4-ая культурная эпоха указывает нам на важнейшее, что было усвоено благодаря явлению Христа Иисуса: на духовную жизнь, бессмертное Я. Все, что не усвоит бессмертия, что будет побеждено смертью, - отпадет, и случится это в 4-й период после войны всех против всех.
Понявшие "Я-Есмь" и Его призыв - суть те, кто победил смерть Они спиритуализировали интеллигенцию. И то, чем они стали, больше нет нужды символизировать в виде коня.... они выступают в белых одеждах, в оболочке бессмертия, - те, которые восприняли вечную, духовную жизнь. (21.06.1908 ИПН 104)

Из приведенной выдержки приходит понимание важности для нашего времени образа пятой печати.

Цитировать
…явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце; под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения.
 Видение Иоанна Богослова

Вот вам и загадка. А на репродукции пятой печати видим только девять звезд. Можно сослаться, что три звезды заслонены головой и волосами. Так ли это?
Цитировать
Пятая печать имеет отношение к еще более отдаленному будущему, когда человек возьмет под контроль силы своей низшей природы. Тогда Солнце, Земля и Луна будут находиться в ином, чем теперь, отношении друг к другу. 284(с. 36-39)
Цитировать
Только в этом нерасторжимом единстве с Небесной Софией человечество, достигнув порога нового космического зона, сможет по праву назваться "Невестой Агнца" (Откр. 21, 9-10), Невестой космического Христа или грядущей церковью Духа, состоящей лишь из святых и праведников, то есть из людей, принявших в свое Я Импульс Христа и через это достигших описанного идеала.
Такова конечная цель земного зона. Но она осуществится лишь в том случае, если ей будет предшествовать постепенное одухотворение всей Земли, вершиной которого явится ее соединение с Солнцем еще в пределах нынешнего земного зона. На это грандиозное событие Апокалипсис Иоанна указывает в образе-имагинации Жены, облаченной в Солнце: "И явилось . на небе великое знамение — жена, облеченная в Солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд" (Откр. 12,1). Это имагинация — образ душевно-духовного существа Земли, открытой влияниям всего звездного Космоса и в процессе своего одухотворения уже преодолевшей все препятствующие, тянущие вниз силы, символом которых является Луна. Только после их полного и окончательного преодоления Земля сможет, наконец, облечься в Солнце, сделаться солнечной, то есть вплоть до самих физических субстанций стать откровением ее Нового Духа — Христа. Достигнув этой ступени одухотворения, Земля, оплодотворенная Солнцем, сможет породить из себя "духовного младенца", принцип самодуха, который, однако, станет полным достоянием человечества лишь в следующем зоне Юпитера, а до того будет пребывать в высших духовных мирах, осеняя оттуда все земное развитие: "Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения... И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его" (Опер. 12, 2, 5).
Именно для осуществления этой высокой цели: полного одухотворения Земли и ее последующего соединения с Солнцем — и вступило в земное развитие сверхчувственное существо Антропос-София, являющееся, как мы это уже не раз подчеркивали, одновременно и самостоятельным существом, и самым молодым членом Небесной Софии. Объединяя в себе таким образом оба аспекта: "микрокосмический" и "макрокосмический", она призвана ныне содействовать указанной цели, первым шагом на пути к осуществлению которой является объединение Антропоса-человека и Небесной Софии. А это происходит тогда, когда люди сами становятся учениками Софии — то есть антропософами, и из своей свободы объединяются в общем служении ей в Антропософском Обществе

С. Прокоф «Небесная София и Антропософия»

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #17 : 07 Июль 2012, 08:51:15 »


Elisabeth Wagner-Koch Иоаново - летнее настроение

У Прокофьева находим такое вот видение Космической Софии:
Цитировать
Автор ясно сознает все значительные трудности, связанные с достижением полной ясности в этом вопросе. Ибо раскрытие Мистерий Софии принадлежит не нашей пятой, а следующей за ней — шестой культурной эпохе. Быть может, поэтому Рудольф Штайнер был так сдержан, если не сказать осторожен, в рассмотрении именно этой темы.

Таким образом, мы имеем к середине четвертого кругооборота солнечного бытия постепенное возникновение и формирование в Космосе совершенно нового всеобъемлющего существа, составляющими членами которого являются пять Иерархий: от Духов Мудрости до Архангелов*
Именно это существо и было тем, которое в смысле учений древне-халдейских мистерий может быть обозначено как Космическая, или Небесная София. Ее внутренним средоточием являются существа, подобные "Эа", состоящие из чистейшей Мудрости (то есть Духи Мудрости, или Кириотетес в христианской терминологии). Частица "соф" — "существующий" указывает на границы реального распространения этого космического организма Софии, которые простираются от Кириотетес вплоть до существ, являющихся их сыновьями, то есть до Духов, стоящих на ступени Архангелов, самый могучий из которых выступает в древне-халдейских мистериях как Мардук-Михаил.
Как будет показано далее, в ходе дальнейшего развития этого соборного существа Софии к нему на древней Луне "снизу" присоединился шестой член, а на Земле — седьмой.
* На существование таких всеобъемлющих макрокосмических существ Рудольф Штайнер указал на одном конкретном примере в цикле лекций "Духовные существа в небесных телах и царствах природы". Этот пример был затем подробно рассмотрен автором настоящих строк в его книге "Двенадцать Священных Ночей и Духовные иерархии", в главе "Письмена звезд как ключ к антропософской христологии" Используя здесь прилагательное от слова соборность, означающего множество индивидуальных сознаний, в своей совокупности образующих одно высшее органическое целое, возникший таким образом на древнем Солнце совокупный организм Иерархий можно обозначить как соборное существо, обладающее общим (соборным) иерархическим сознанием.

"Так видим мы правящим на протяжении истории существо, для которого одно столетие является одним годом, — говорит о нем Рудольф Штайнер и затем в той же лекции продолжает, — если мы только хотим, то мы могли бы даже написать биографию этого существа, которое в том, что касается духовности, стоит настолько же выше человека, насколько столетие длиннее одного года"32*. В течение своей земной жизни человек развивает в последовательности семилетий одно за другим все основные члены своего существа: сначала три "телесных" члена: от рождения до 7 лет — физическое тело; от 7 до 14 лет — эфирное тело; от 14 до 21 года — астральное тело; затем следует развитие трех "душевных членов" или трех душ: от 21 до 28 лет — души ощущающей; от 28 до 35 лет — души рассудка и чувства; от 35 до 42 лет — души сознательной; наконец, к ним присоединяются, хотя пока еще лишь пророческим образом, три "духовных члена" человека: от 42 до 49 лет — самодух; от 49 до 56 лет — жизнедух и от 56 до 63 лет — духочеловек33.
Подобным же образом, только на протяжении больших периодов исторического становления человечества, развивается и упомянутое сверхчувственное существо, используя для развития каждого из своих членов не семь, а 700-800 лет**.
Так историческое рождение этого существа в человечестве, то есть его первое соприкосновение с ним приходится приблизительно на 2100 год до Рождества Христова. Начало развития его эфирного тела — на 1400 год, астрального — на 700 год и тд.
* Удивительным образом подобное же соотношение ста к одному имеют пространственные размеры (диаметры) Солнца и Земли..
** В начале лекции Рудольф Штайнер упоминает также числа 600 и 900, так что в отдельных случаях длительность каждого периода колеблется вплоть до этих крайних пределов.

В целом же всё содержание книги сам автор рассматривает  пишь как побуждение к дальнейшей самостоятельной работе читателя в указанном направлении. Ибо, чем сознательнее и экзистенциальнее сможет благодаря этому стать его отношение к Аантропософии, тем больше сможет он приблизиться к ее живому существу в сверхчувственных мирах.
Прокофьев С.О.   Небесная София и Антропософия.

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #18 : 15 Июль 2012, 06:49:08 »
И вновь возвращаемся к образу небесной Софии
Цитировать
В заключение я хотел бы еще указать на нечто, что свойственно русской духовности и то, чем нам, конечно же, важно заняться, чтобы понять духовный смысл той миссии, которая предназначена именно русскому народу для будущего всего человечества. Имеются три образа будущего России. Я хотел бы указать на три момента, которые встречаются только в России.


Цитировать
На мой взгляд, стоит обратить внимание - апостолы были первыми носителями новых знаний, и поэтому не отвергали прежнее представление об устройстве мира, и осознавали действительность мифов, согласно которым люди воспринимали окружающий мир в контексте языческих религий. То есть мифологические предания Древней Греции, а также мифы других древних культур не были для апостолов сказками и заблуждениями, и апостолы осознавали, что в мифах описана невидимая суть мира, причём чувствовали живую сущность незримых феноменов и видели их проявления в зримом мире.

В сочинениях древнерусских авторов София выступает как зашифрованный образ представления о высшей мудрости, совмещавшейся с идеей Бога, воплощавшим вечность, бесконечность, абсолютное бытие. В православной традиции Софией Премудростью Божией именуется Бог Слово - второе лицо Святой Троицы. И здесь как раз  - “Вначале было Слово”…
Любовь к Софии Премудрости рассматривалась славянским просветителем древности Константином-Кириллом (имени которого кириллица) - как безраздельное служение истине, духовный подвиг, в котором основой является эстетическое содержание мудрости, красота истинного знания.
Понимание образа Софии включает не только воплощение Бога, но и создание храма и утверждение семи столпов. В иконографии это – чисто-символический, тайнозрительный сюжет. “София - Премудрость Божия”, чудотворная икона Русской Православной Церкви, совсем неизвестный на Западе вид. Имеется во многих церквах России и сводится к двум типам: киевскому и новгородскому.
Отождествление Софии со второй Ипостасью Святой Троицы было присуще древней христианской мысли.
В новгородской иконографии, соответственно такому пониманию, София Премудрость Божия, изображалась в виде крылатого Ангела с огненным ликом, в царском венце, украшенном крестом, и в царских одеждах, восседающего на золотом престоле, который утверждён на семи столбах. В одной руке он держит мерило, другой прижимает к груди свиток. Волосы спадают на плечи, на голове венец и вокруг головы сияние. Лик, руки, крылья и обутые ноги огненного цвета. Ангел восседает среди лучистой небесной сферы, усеянной звездами. По его сторонам Богоматерь с Предвечным Эммануилом в лоне и св. Иоанн Креститель со свитком, на котором читается: “Аз свидетельствовах”. Над головой Ангела благословляющий Христос Спаситель, еще выше “Уготованный Престол” (Этимасия) — символ божественного присутствия. По сторонам от Этимасии коленопреклоненные ангелы на “небесном свитке”.
http://www.liveinternet.ru/users/znichka/post117342562/
Цитировать
Третье, на что я хотел бы указать в этой связи. Конечно, можно было бы не ограничиваться тремя примерами, а привести еще многие места из русских былин и многое другое. Я хотел бы указать на икону Новгородской Софии, на икону, которая встречается только в России, только на Руси. Ибо изображение святой Софии, как она пришла из Константинополя, мы встречаем в киевской Софии, когда София изображена в образе, близком образу Марии. А вот в Новгороде литография святой Софии представляет до сих пор самые большие и богословские, и духовные, и эзотерические вопросы. Большая тайна связана с этой литографией Софии Новгородской и через это с импульсом действия Софии, с присутствием Софии в русской истории, в русской душе, а также в связи с миссией России в будущем. Я думаю, многие из вас знают эту икону, где София изображена как ангел с огненным лицом, с мощными крыльями. Она восседает на троне, позади нее звездное небо, оно в окружении космического круга, сферы, изображающей весь космос. Перед ней стоят Мария и Иоанн Креститель. А Софию на ее миссию благословляет сверху, помещенный в диск солнца Христос.
Вы знаете, что Павел Флоренский и многие другие наши религиозные философы начала века пытались разгадать тайну этой иконы, найти истоки ее происхождения. Того безымянного святого или безымянного иконописца, который имел это видение и запечатлел это видение в Новгородской иконе, выразив в ней нечто в глубочайшей степени касающееся будущего нашей страны и нашего народа.
Таким образом, вы видите, мы начали с прошлого, мы заканчиваем взором в будущее. А мост между прошлым и будущим должен быть построен в каждой душе, потому что лишь сама душа, сам человек, который идет путем самопознания, который идет путем через самопознание к пробуждению в себе таких качеств русской души, русской духовности, как совесть, сострадание, терпение и жертвенность. Каждый человек, сознательно желающий идти этим таинственным, чисто русским путем в центральные мистерии Христианства, этот человек и будет тем, кто поведет наш народ и нашу страну к ее будущему, к осуществлению ею ее общечеловеческой миссии в общем развитии нашего земного человечества.

Прокофьев С. О. РУССКАЯ ДУХОВНОСТЬ: ТЕНЬ ПРОШЛОГО И ЗАГАДКА БУДУЩЕГО
http://www.chestisvet.ru/index.php4?id=92


Цитировать
На иконе Софии Киевской изображен храм и стоящая в нем Богоматерь в хитоне, с покрывалом на голове, под сенью, поддерживаемой семью столпами. Руки и ладони Ее распростерты, а стопы утверждены на серповидной луне. Божия Матерь держит Предвечного Младенца, благословляющего правой рукой, в левой руке Младенца держава. На карнизе сени начертаны слова из Книги Притчей: "Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь". Над сенью изображен Бог Отец и Бог Дух Святый. Из уст Бога Отца исходят слова: "Аз утвердих стопы Ея". По обе стороны изображены семь Архангелов с распростертыми крыльями, держащих знаки Своего служения в руках: с правой стороны - Михаил с пламенным мечом Уриил - с молнией, опущенной вниз, Рафаил - с алавастром мира; с левой стороны - Гавриил с цветком лилии, Селафиил - с четками, Иегудиил - с царской короной и Варахиил - с цветами на белом плате. Под облаком с серповидной луной, служащей подножием Богоматери, изображен амвон с семью ступенями (изображающий Церковь Божию на земле), со стоящими на них ветхозаветными тайнозрителями воплощения Премудрости - праотцами и пророками. На каждой из семи ступеней амвона надписи: вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благость, слава. Семь ступеней амвона утверждаются на семи столпах, на которых начертаны взятые из Апокалипсиса изображения и их объяснения.
Примечательно, что дни празднования Софии на Руси совпадали с Богородичными праздниками. Например, в Киеве праздник Святой Софии отмечался в день Рождества Богородицы, а в Новгороде - в день Успения.
 Для сравнения стоит сказать, что в латинской христианской традиции «София» быстро вытеснилась почти синонимическим обозначением мистически понятой «Церкви», и поэтому собственно «софилогии» католическая традиция почти не знает. Вот тут для себя нашла, наконец, корень отличия Мадонны и Богородицы))).
Всё по-другому происходило в Византии, где образ Софии вырос до символа главного теократического принципа, и на Руси, куда христианство пришло под знаком именно Софии. Митрополит Илларион описывал крещение Руси как приход именно «Премудрости Божией», т. е. Софии; Софии были посвящены построенные в XI в. три главных русских храма - Киева, Новгорода и Полоцка
Предлагаю имагинативные образы, и некоторую их расшифровку, а нам надо потрудиться, чтобы они стали и нашими переживаниями и откровениями.

Оффлайн Галина

  • Ветеран
  • Сообщений: 1 222
  • Karma: +0/-0
Re: Теон – София
« Ответ #19 : 17 Июль 2012, 09:33:23 »
Цитировать
         «Сименон … обратившись к Марии, предсказал ей о Младенце. «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, - и Тебе Самой оружие пройдет душу, - да откроются помышления многих сердец». (Лк 2, 34-35). Это значило, что Она Сама будет переживать великое горе за Сына Своего, когда он будет страдать…

        …Это пророчество Симеона изображено видимыми символическими знаками – мечами. Обычно стрел 7. Число 7 в Святом Писании вообще означает “полноту” чего-либо, а в данном случае полноту того горя, “печали и болезни сердечной”, которые были перенесены Пресвятой Девой Марией в Ее жизни на земле…»

…На иконе “Семистрельной” - три (меча) с одной и четыре с другой стороны…

semistrelnaya.narod.ru/bible.htm


Цитировать
…По обе стороны изображены семь Архангелов с распростертыми крыльями, держащих знаки Своего служения в руках: с правой стороны - Михаил с пламенным мечом Уриил - с молнией, опущенной вниз, Рафаил - с алавастром мира; с левой стороны - Гавриил с цветком лилии, Селафиил - с четками, Иегудиил - с царской короной и Варахиил - с цветами на белом плате. Под облаком с серповидной луной, служащей подножием Богоматери, изображен амвон с семью ступенями (изображающий Церковь Божию на земле), со стоящими на них ветхозаветными тайнозрителями воплощения Премудрости - праотцами и пророками. На каждой из семи ступеней амвона надписи: вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благость, слава. Семь ступеней амвона утверждаются на семи столпах, на которых начертаны взятые из Апокалипсиса изображения и их объяснения.
Прокофьев С. О. РУССКАЯ ДУХОВНОСТЬ: ТЕНЬ ПРОШЛОГО И ЗАГАДКА БУДУЩЕГО