Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Кормильцев Илья (1959-2006)

Чего это стоило мне





Зов

столько домов столько огней
здесь должно быть немало живых существ
и каждое из них имеет право на боль
и способно на крик
я стою озираясь как отравленный зверь
огонь пожирает мое нутро
я ищу копье я ищу ружье
но это во мне самом
кто позвал меня?
чей голос звучит выкликая мои имена?
сколько их будет еще
пока я не буду назван дотла?
пока не падет зола...
я знаю как приходят
для того чтобы делать любовь
как встают на пороге
и зловеще смотрят в глаза
но этот случай совсем не из тех
этот зов непредвиденно нов
мое тело уже доступно
а им нужно что-то еще
кто позвал меня?
чей голос звучит выкликая мои имена?
сколько их будет еще
пока я не буду назван до тла?
пока не падет зола...
я побегу по коридорам вагона
в котором пусты все купе
и прижмусь к ледяной двери
в круглый грохот колес
ангел коснется моих волос
я шепну: "Скажи, я кричал во сне?"
А он мне ответит: "Послушай,
ты все еще спишь."




Мне снился Христос

мне снилось что Христос воскрес
и жив как я и ты
идет неся незримый вес
а на руках - бинты
идет по вымершим дворам
тоскливых городов
и слово мыслит молвить нам
но не находит слов
мне снилось - он мне позвонил
когда искал приют
и безразлично обронил
что здесь его убьют
мне снилось что он пил вино
в подъезде со шпаной
и били до смерти его
цепочкою стальной
звучал его последний смех
переходящий в стон
мне снилось - я один из тех
с кем пил в подъезде он
проснулся я и закурил
и встал перед окном
и был весь опустевший мир -
один сиротский дом





Вогульские духи

в детстве
я часто уходил в лес
общаться с духами

древние вогульские духи
истомившиеся от безмолвия
закрывали глаза на то
что я не был шаманом

сотни лет без собеседника
это - знаете ли - не всякий вынесет
при таком дефиците общения
заговоришь и с маленьким мальчиком
в очках перемотанных изолентой

в звоне комариных крыльев
я различал слова на незнакомом
но понятном языке
обхватив руками
холодный камень
оставленный растаявшим ледником
я вслушивался в звуки песен
которые духи пели мне
запоминал их

чтобы сделать своими

духи пели:
"пойди в гордый город
с высокими башнями
полный белых мертвых
усталых людей
убивших наших шаманов
притворись одним из них
и отомсти за нас
чтобы их духам
стало некому петь песни"

я стою у окна
гордый город разморенный жарой
еще верит в то что он жив
но время наступит
и лоси выйдут из леса
и будут бродить по растрескавшемуся асфальту
недоверчиво принюхиваясь к запаху
ржавой стали и разлагающейся плоти




Праздник красной смерти

герои супермаркетов, несчастные идиоты, катят тележки,
наполняют их достижениями цивилизации – мясом мертвых
животных, ядами в цветных упаковках, бессмысленными игрушками,
сокращающими ожидание, синтетической похотью, силиконовой красотой....

ты надешь свое лучшее платье,
я достану обручальные кольца.
мы спрячемся за парапетом
между паркингом и туалетом –

это будет наш праздник,
красный праздник,
красный праздник –
праздник Красной Смерти

полюбуемся лицами ближних в линзах оптического прицела, 
насладимся музыкой битых витрин и запахом горящей резины...
неужели тебе их жалко? эти люди никогда не жили – 
мы стреляем по мертвецам, мы охотимся на манекенов...
пиво течет по асфальту из разбитых бутылок, 
смешиваясь с кровью и яичными желтками...

сегодня наш праздник,
красный праздник,
красный праздник –
праздник Красной Смерти

ты наденешь белье королевы,
я побреюсь серебрянной бритвой.
мы отправимся на дискотеку,
и возьмем два лишних патрона.

потом, за гаражами, после прощального поцелуя, я спрошу тебя:
– Ты никогда не замечала, что смерть и любовь – 
два слова женского рода с одинаковым количеством букв?
я скажу тебе:
– все, что мы сделали – глупо... все, что с нами сделали – подло... 
ты слышишь шум вертолета... или это стучит мое сердце?
я тебе доверяю настолько, что нажму на курок первым.

это был наш праздник,
красный праздник,
красный праздник –
праздник Красной Смерти




***

от невыносимости жизни
от вони протухшего Бога из подвала соседней церкви
от потока мегабайт
бомбардирующих сетчатку и барабанные перепонки
люди однажды возьмут и начнут взрываться

в метро, на работе, посреди супермаркета –
в тележурналах жертвы, кровь, разрушения

сначала подумают на террористов
покажут нам очередное исчадие ада
с бородою ветхозаветного пророка
спецслужбы будут делать умные лица

но люди будут продолжать взрываться
в зале заседаний ООН, в салоне красоты, в гей-клубе
на складе нефтепродуктов

всю планету охватит паника
каждый будет подозрительно коситься на соседа
перед тем как превратиться
в облако дыма и осколков костей
похожих на колотый сахар

УЛИЦЫ ГОРОДОВ ОПУСТЕЛИ!
СТРАЖИ ПОРЯДКА ПРЯЧУТСЯ В УРНЫ ПРИ ВИДЕ ДРУГ ДРУГА!!
ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРАНСПОРТ ПАРАЛИЗОВАН!!!
ВСТРЕЧИ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ВЕДУЩИХ ДЕРЖАВ ОТМЕНЯЮТСЯ!!!!

рано или поздно люди берут
и взрываются



Полиции Реальности

иногда встречаешь на летней улице
девушку без пупка
или слышишь отчетливо
разговор на незнакомом языке
в соседней комнате
где никого нету
или выходишь ночью на кухню
попить воды
и видишь высоко в небе
медленно летящего ангела

несмотря на все принимаемые меры
в работе Полиции Реальности
до сих пор случаются накладки




 Не тащит

я сидел и смотрел в телевизор целый день
я стрелял из пневматической винтовки в свою тень
меня не тащит
совсем не тащит
ты просишь меня чтобы я встал и пошел
пошел туда где нам тобою будет хорошо
но нам с тобой нигде не будет хорошо
раз нас не тащит
совсем не тащит

не тащит от трип-хопа, транса, джангла и рока,
автомобилей, килофильмов, дьявола, Бога,
воды, сигарет, алкоголя, еды,
МДМА, амфетамина, травы и кислоты,
кокаина, героина, барбитуратов, грибов,
экстрасенсов, контрацептивов, бандитов, ментов, 
виртуального пространства, орального секса,
курения, пьянства, лишнего веса -
не тащит, уже не тащит,
совсем не тащит

я не знаю точно, когда мы умрем, но я точно знаю,
зачем мы живем -
живем, чтоб притворяться ночью и днем
что нас тащит,
по жизни тащит

от того, как мы меняем города и постели,
от обдолбанного духа в обдолбанном теле,
от одноразовой любви и многократного оргазма,
от телевизора, в котором ликует протоплазма,
от количества женщин на высоком холме
от наличия денег в чужом дерьме
от того, что завтра будет то, что было вчера
от грядущего во славе Иисуса Христа
тащит
по жизни тащит

я сидел и смотрел в телевизор целый день
я стрелял из пневматической винтовки в свою тень
меня не тащит
совсем не тащит
ты просишь меня чтобы я встал и пошел
пошел туда где нам тобою будет хорошо
но нам с тобой нигде не будет хорошо
раз нас не тащит
совсем не тащит




***

время ускоряется
но мы не замечаем этого
потому что ускоряемся вместе с ним
пространство сжимается
но мы и этого не замечаем
потому что тоже сжимаемся

пока у нас был Бог
мы обладали вечностью
которая не ускоряется
и не сжимается
с ее помощью мы могли измерять
пространство & время

но с тех пор Бог умер
тамагочи в кармане у рассеянной девочки
мы мечемся с все возрастающей скоростью
в крохотной тесной Вселенной
переполненной просроченными желаниями
и отложенным на завтра счастьем

1999




Золотой дирижабль

я умылся из крана холодной водой
смыл с ресниц и бровей серый пепел камней
я не знаю и сам отчего так устал
хотя кажется жил только несколько дней

пил вино жарким летом — очнулся в снегу
спать ложился брюнетом — проснулся седым
что случилось со мной — сам понять не могу
а на сердце печаль и над городом дым

это наша дорога
сгорает у нас за спиной
сколько нужно ей дней
чтоб совсем до конца догореть?
золотой дирижабль
в ожиданьи висит надо мной
я еще не хочу умирать
я уже не боюсь умереть

где-то в сердце Европы с дубовых столов
важный кельнер сотрет нашу черную тень
докурив сигареты мы выходим за дверь
и сгущается дым и кончается день

это наша дорога
сгорает у нас за спиной
сколько нужно ей дней
чтоб совсем до конца догореть?
золотой дирижабль
в ожиданьи висит надо мной
я еще не хочу умирать
я уже не боюсь умереть

1996





***

Мир - это больница для ангелов, которые разучились летать
И позабыли дорогу на небо, свалившись с лестницы,
как героини латиноамериканских сериалов.
Их можно легко опознать по увечной походке,
По стыдливым взглядам, опущенным в кружки с кофе,
по тому, что, даже одетые в хорошие костюмы,
Они всегда чем-то неуловимо смахивают на бомжей.
И с каждым днем они все меньше и меньше
верят в свое исцеление,
Все реже и реже пытаются украдкой взглянуть вверх:
Не дай Бог, еще и выздоровеешь -
И что там тогда делать, на этом небе?
Все дети пристроены, все внуки здесь;
И вообще - кто мне сказал, что я когда-то был ангелом?..
И вот посреди подобных размышлений
Плечи их неожиданно раскрываются,
стыд покидает глаза,
А тела медленно растворяются в воздухе вместе с кустами азалий,
бутоны которых ангелы только что
задумчиво сшибали концами своих тросточек.




 Небо рыб

рыбы в аквариуме
догадываются
что мир не кончается стеклом
там, за стеклом –
небо рыб
они мечтают о нем
и верят
что попадут туда
после смерти

я – рыбий бог
включаю и выключаю
рыбье солнце
корм насущный
подаю им днесь
не ввожу их во искушение
но избавляю от лукавого

возможно
некоторые из рыб
отрицают мое существование
другие же
закрывают глаза
шепчут мантры
и пытаются слиться со мной
в мистическом экстазе

глупые рыбы!
мне нет дела до ваших сомнений
и я не слышу ваших молитв
если же я забываю вас покормить
то вовсе не потому что вы не вспоминали обо мне
а просто потому что я забыл о вас

в конце концов
у меня – свой аквариум
свое небо
свой Бог
и те же проблемы




***

без капли сожаления хочу тебя покинуть я
под внешней красотой твоей сумел я разглядеть тебя
ты блещещь словно золотая нить пока ты молода
но это золото внутри успело сгнить!
кому нужно гнилое золото?
ты прятала под красотой тщеславные желания,
но форма не способна скрыть ничтожность содержания
ты блещещь словно золотая нить пока ты молода
но это золото внутри успело сгнить!
кому нужно гнилое золото?
я знать хотел бы имена тех кто учили жить тебя
в разладе между телом и душой
я ненавижу тех кто дал тебе возможность стать такой
лишив меня надежды быть с тобой
она стремилась обладать всегда лишь тем что блещет
в тебе хотели видеть только вещь - ты стала вещью!
читая книгу жизни ты искала лишь картинки в ней
с улыбкой томной пропускала текст
мечтала ты что поместят тебя в футляр из бархата
и Бог не выдаст а свинья не съест!
как будешь ты удивлена когда сорвутся планы
и станет вся твоя душа одной открытой раной.
без капли сожаления хочу тебя покинуть я
под внешней красотой твоей сумел я разглядеть тебя
ты блещещь словно золотая нить пока ты молода
но это золото внутри успело сгнить!
кому нужно гнилое золото?




***

есть две категории людей
недоступны моему пониманию:
люди, которым нравится повелевать,
и люди, которым нравится подчиняться

очевидно, я лишен какого-то органа
позволяющего получать наслаждение
от власти и подчинения

точно также как кастраты с детства
недоумевают над тайной секса
я недоумеваю над тайной власти

разумеется, как любой человек
время от времени
я выступаю в роли то начальника,
то подчиненного,
но получаю от этого не больше удовольствия
чем фаллоимитатор от своей работы




***

они легко могли выбраться из этой тюрьмы
достаточно было одному встать на плечи другого
и дотянуться пальцами до края стены
и вылезти наверх и вытащить наружу второго
но никто не хотел оказаться внизу
никто не верил что другой
не забудет протянуть ему руку оказавшись на воле
а утром за ними пришли и расстреляли обоих




Серийный кошмар

каждую ночь я вижу
один и тот же сон
больше похожий на сцену
из второсортного голливудского боевика
я открываю глаза в темной комнате
рядом с непонятным устройством
на экране которого мелькают цифры
в руках у меня два провода
– красный и синий –
и я знаю
что должен перерезать
один из них…

стоит ошибиться – и я уже никогда не проснусь

до сих пор
я еще не ошибся ни разу
я всегда перерезал правильный провод
но утром мне не удавалось вспомнить
какого он цвета




 Прогулки по воде

с причала рыбачил апостол Андрей
а Спаситель ходил по воде
и Андрей доставал из воды пескарей
а Спаситель погибших людей
и Андрей закричал: я покину причал
если ты мне откроешь секрет!
а Спаситель ответил: спокойно, Андрей!
никакого секрета здесь нет
видишь там на горе
возвышается крест
под ним - десяток солдат
повиси-ка на нем
а когда надоест
возвращайся назад
гулять по воде гулять по воде
гулять по воде со мной

- но Учитель! на касках блистают рога
черный ворон кружит над крестом
объясни мне сейчас пожалей дурака
а распятье оставь на потом

онемел Спаситель и топнул в сердцах
по водной глади ногой
- ты и верно дурак! - и Андрей в слезах
побрел с пескарями домой

видишь там на горе
возвышается крест
под ним - десяток солдат
повиси-ка на нем
а когда надоест
возвращайся назад
гулять по воде гулять по воде
гулять по воде со мной




***

я привожу тебя из мертвых городов
мерцающих в стерильных пространствах
звезды на сиреневом небе
похожи на серые камни
ветер пахнет резиной
кончается химический праздник

COMEDOWN
COMEDOWN

ты работаешь на разных
случайных работах
питаешься жетонами для таксофона
и страницами Vogue
мне нравится твоя установка
на саморазрушение
пухлые бледные губы
преждевременная усталость

COMEDOWN
COMEDOWN

размытый ангел неправильной формы
висит над горизонтом,
притворяясь кометой
ты не хочешь рожать детей
за пару лет до конца света

кому нужны новые дети
за пару лет до конца света?

COMEDOWN
COMEDOWN




 Ты слишком неподвижен

Лень было блуждать в лабиринте страстей,
В себе нерешимость убить.
Ты ждешь человека, который придёт
И укажет, кого любить.

Ты мышцы напряг и окостенел,
Ты в стартовой стойке стоишь.
Достанет он стартовый пистолет,
Выстрел, и ты побежишь.

Взаимосвязи сплелись и слились,
Ты муху боишься обидеть.
Ты ждёшь человека, который придёт
И укажет, кого ненавидеть.

А он всё не шёл, не хотел иль не мог,
И был его путь видно долог.
И ты неприятно был удивлён,
Когда прочитал свой некролог.

Как в зубной кабинет
Ты простоял много лет,
Глотая слюну и дрожа.
И мессия твой
Не заметил тебя.
Ты слишком уж был неподвижен.

Теперь же ты ждешь, чтоб явился к тебе,
Броню твоих стен сокрушив,
Хотя б человек, который пришел,
И сказал бы тебе, что ты жив.




 Cерая мышь!

мне снится сон:
я серое надел пальто
но снять не смог
приросло ко мне оно

- так и должно быть! так!
ты под наркозом спишь
и превращаешься
в мышь! в мышь!
в серую, серую мышь!
в серую, серую мышь!

открыв глаза я понял
что мышью стал, но поздно
раскрыл я рот, но чудо!
лишь громко запищал:
- за что? зачем?
что я такого натворил?
я тихо жил и лишнего
не натворил!

- так и должно быть! так!
ты был не во сне, дурак!
и превратился
в мышь! в мышь!
ни за что! просто так!
просто ты подвернулся под руку
дурак!
твой пример обогатит науку!
твой пример обогатит науку!

нам нужен эксперимент
мы должны знать все на свете
почему идет дождь
и отчего рождаются дети
любой ценой! любой ценой!!
любой ценой!!! любой ценой!!!!




 Новая любовь

я всегда считал что клад этот мой и не думал ни с кем им делиться
но я оставляю тебя сторожить этот клад и пускай тебе больше не спится
как собаке на цепи сторожащей лабаз с ошейниками и поводками
если нам нужно что-то еще кроме нас ничего уже нет между нами

новая любовь будет совсем другой
я не буду стоять как нищий с пустой рукой
новая любовь или совсем никакой

я нашел в своем кармане фотографию с безумным лицом
я нашел в своем кармане окурок с кровавым кольцом
я бросил их на землю чтобы ты не взяла мой след
я не хочу быть глазами которыми ты смотришь на свет
нет и нет...

женщины верны тому кто с ними а мужчины верны себе
я дал тебе имя я возьму это имя и верну это имя судьбе
я нашел свободу она повсюду но не там где она дана
и я буду королем ушедшим в изгнание а ты будешь моя страна




 Камера пыток

если ты стоишь под дождем, вспомни о том
что когда-то здесь было лето
если ты теряешь свой путь - не забудь
не забудь о том, что я где-то
новая весна впереди - подожди
время возвратится по кругу
и тогда пройдем мы с тобой по одной
улице навстречу друг другу

я просыпаюсь утром с тяжелой головой
и понимаю, что тебя нет рядом со мной
я поднимаю шторы, я смотрю в окно
я не знаю зачем мне ходить и дышать
я не знаю зачем мне существовать

если каждый день похож на камеру пыток
на пахнущий резиной синтетический напиток
Я слишком долго утверждал, что любовь-это бред
это проще простого пока ее нет
я пытался ширяться, пытался пить
я устал притворяться, что мне нравится жить
я уже не боялся сойти с ума
или позабыть свое имя

я просыпаюсь утром с тяжелой головой
и понимаю, что тебя нет рядом со мной
я поднимаю шторы, я смотрю в окно
я не знаю зачем мне ходить и дышать
я не знаю зачем мне существовать

новая весна впереди - подожди
время возвратится по кругу
и тогда пройдем мы с тобой по одной
улице навстречу друг другу........




 Городской партизан

этот город – змея, этот город – дракон
он обвивает меня со всех сторон
по позолоченным помойкам я бегу в никуда:
под ногами – асфальт, под асфальтом – вода
люди в небоскребах ненавидят меня за то,
что они - не такие, как я
они украли мои песни, убили любовь – но рано или поздно
мы встретимся вновь

я – городской партизан
я прячу самодельную бомбу в карман
я – городской партизан
я скорее умру, чем сдамся вам
я – городской партизан
вам не ударить никогда по моим тормозам

мне хочется остановить на миг потоки машин, усеять улицы
осколками стеклянных витрин
оборвать телефоны и выключить ток – тогда каждый поймет,
как он одинок
десять тонн кислоты в городской водопровод, чтобы
каждый понял как он живет
я знаю за собой лишь одну вину – я просто ненавижу эту страну

Останкинская башня с надсадным скрипом медленно падает,
словно потухшая черная свеча и протыкает острым концом своей
иглы варикозную шишку купола храма Христа Спасителя, откуда
вырываются языки пламени и черные клубы дыма и вылетают
с пронзительным писком испуганные бесы в епископских клобуках.
От нестерпимого жара Кремль как восковая декорация оседает
в Москву-реку, и все заволакивает клубами пара. Речное дно
лопается, и под ним открывается бездна, на самом дне которой
видны башни и крепостные стены затонувшей Атлантиды. Земля
расступается все шире и шире – дома, деревья, машины – все
падает в бездну. Удивленные рыбы кружат вокруг медленно
опускающихся на дно трамваев. Постепенно все успокаивается: я
стою на берегу огромного озера с теплой зеленой водой.

я просыпаюсь: четыре часа утра – я снова видел сон, во всем
виновата жара
автоответчик на кухне смотрит красным нулем: он
будет говорить, когда мы все уже умрем
смысла нет ни в чем, смысла нет нигде, никто и никогда
не ходил по воде
или я заблуждаюсь? но небо молчит – партизан бывает счастлив
лишь когда он спит

я – городской партизан
я гуляю по высоковольтным проводам
я – городской партизан
я даю сегодня волю своим мечтам
я – городской партизан
вам слабо приказывать моим мозгам



 На счастье

Красный пояс вокруг небес
Темный поезд пронзивший лес
И ночь без огня
Мертвый холод и белый снег
Острый голод и быстрый бег
Сухие глаза без дна без дна
И долгая ночь без сна без сна
Я дарю их я дарю на счастье

Горький сахар огонь воды
Утро страха и день беды
Шаг в темноту
Поцелуи холодных стен
Крики боли и вой сирен
Сухие глаза без дна без дна
И долгая ночь без сна без сна
Ты возьми их ты возьми на счастье

Я сотру следы на камне
Я сотру следы на камне
Я сотру следы на камне
Их тебе не отыскать
И снова то что есть
Останется с тобой
И то что будет
Все оставлю я тебе на счастье
Все оставлю я тебе на счастье

Сухие глаза, без дна без дна
И долгая ночь без сна без сна

Я сотру следы на камне
Я сотру следы на камне
Их тебе не отыскать
И то что будет
Все оставлю я тебе на счастье...

Поцелуи холодных стен...
Крики боли и вой сирен




Химическая женщина

неоновые пальцы на пылающем лице
виниловые губы в синтетической пыльце
ты светишься во тьме как неземное существо
ты превращаешь в золото любое вещество

химическая женщина
каков твой состав?

химическая женщина
химическая женщина
я не могу уйти отсюда
так и не узнав
химическая женщина
каков твой состав?




 Твоя тень

я — твоя тень
я стою у тебя за спиной
и если ты выйдешь в окно
я выйду вместе с тобой
и если ты будешь с другими
я буду стоять у дверей
и ждать когда ты поймешь
что это — другой

ведь ты никогда
не смотришь назад
и выйдя живой из огня
ты не вспомнишь о том
кто принял огонь на себя

но я — твоя тень
мне не нужно дешевых наград
я просто иду за тобой
повторяя каждый твой шаг
и каждый новый день
начинается так:
покорно как собака
я падаю к твоим ногам

ведь ты никогда
не смотришь назад
и выйдя сухой из воды
ты не вспомнишь о том
кто дышал под водой за тебя

но что мне с того
этот выбор сделан не мной
дело вовсе не в том
чем ты лучше других
или хуже
с точки зрения логики
нет смысла в вопросе
зачем я иду за тобой

если я — твоя тень

1996





 Не имеет значения

ты стоишь на моем пути
ты не даешь мне
сойти с ума

твое имя? не имеет значенья
убежденья? не имеет значенья
материал изготовленья? не имеет значенья
женщина или мужчина
человек или машина
не имеет значенья
не имеет значенья

ты стоишь на моем пути
ты не даешь мне
сойти с ума

где твой дом? не имеет значенья
кто твой бог? не имеют значенья
ничего не имеет значенья кроме спасенья
останови паденье –
нас уже ничего не держит

где твой дом? не имеет значенья
кто твой бог? не имеют значенья
ничего не имеет значенья кроме спасенья
женщина или мужчина
человек или машина
не имеет значенья
не имеет значенья


Час наслажденья за годы мученья.
Замысел грязный и осуществление.
Лишь огненный дождь принесёт очищение
Другой стороне холма.

Ты всё это знаешь, но в чём же причина
Того, что порою тебя беспричинно
Тянет в разверзнутую пучину
Другой стороны холма?





 Подросток

это было рано утром в мой любимый час
я искал свежий ветер на пустых мостовых
я пил воду из-под крана и жевал чёрствый хлеб
и я встретил человека - это старый сюжет
я заранее знал что он будет необычен
я сказал ему здравствуй и похлопал по спине
с тайной мыслью нащупать его ангельские крылья
с тайной жаждой увидеть надпись на стене
надпись огнём на этой стене
но он был из глины но он был из плоти
он сумел бы вряд ли даже пройтись по воде
он отвел мою руку и сказал мне улыбаясь:
ты ошибся, мальчик, я такой же как все
такой же как ты такой же как все
это было рано утром в мой любимый час
я искал свежий ветер на пустых мостовых
я купил себе газету на последний пятак
и отправился назад по другой стороне
шагая назад по другой стороне
и под звук моих шагов между каменных стен
ситуация сама превращалась в стихи
и когда путь завершился последней строкой
я почувствовал руку у себя на плече
шум ангельских крыл пустота за спиной
и я кинулся назад чтобы его отыскать
и придя назад на место я стоял как во сне
это случилось здесь но наверно не со мной
только надпись огнём на холодной стене
"такой же как ты такой же как все"




 Аленький цветочек

прости, принцесса, прости
мне скучно в этом дворце
твои поцелуи свели на нет
шерсть у меня на лице
но твои лошади
чувствуют тоньше –
они хрипят и бьются,
встречая мой взгляд
твои родные глядят исподлобья
и ждут, когда я отправлюсь назад

прости, принцесса, прости
мне тошно в этом раю
слишком часто я их ненавижу
слишком редко тебя люблю
но ты так привыкла
ходить по паркету
тебе будет трудно
ходить по земле
январской ночью
в берлоге на листьях
я буду грустить по тебе

аленький цветочек, аленький цветок……

прости, принцесса, прости
что я уродлив как бес
что ты прекрасна как птица
на синих равнинах небес
но когда ты лижешь их гнусные руки
ты становишься старше
на тысячу лет
я когда я смотрю тебе
прямо в глаза
ты торопишься выключить свет

прощай, принцесса, прощай
я благодарен тебе
теперь я знаю
как пьют из золота
и как кушают на серебре
как носят всю жизнь бархат
но умирают в дерьме
январской ночью
в берлоге на листьях
я буду грустить о тебе

аленький цветочек, аленький цветок……





Размышления компьютера о любви

Дорожный знак сказал мне: дороги нет!
В гостинице табличка: свободных мест нет!
Но твое лицо сказало: свободно!
А твои глаза казали: лови момент!
Хочу проникнуть в кухню твоей души,
Хочу приютится в прихожей твоей мечты,
Найти уголок в гостиной твоей любви.
Пустынная улица,
Сотни неверных теней за спиной,
И каждая тень – еще один день,
В одиночестве прожитый мной.
Хочу захлопнуть у них перед носом дверь,
Хочу отгородиться от них спиной,
Хочу проникнуть на кухню твоей души.
Хочу приютится в прихожей твоей мечты,
Найти уголок в гостиной твоей любви.

Дорожный знак сказал мне: дороги нет!
В гостинице табличка: свободных мест нет!
Но твое лицо сказало: свободно!
А твои глаза казали: лови момент!
Я в игру твою согласился играть
И решил притвориться, будто бы нет:
Грязной посуды на кухне твоей души,
Чужих ботинок в прихожей твоей мечты
и новой тени за моей спиной.



Мертвая мечта плохо пахнет


улицы пусты и в парке кусты покрыты росой
чистое стекло вымыто мягкою дождевою водой
я встал под теплый душ обнажив свою душу
нагой и босой
но этот липкий запах тяжелый и грустный
он остался со мной

мертвая мечта плохо пахнет
мертвая мечта плохо пахнет

я стал брезглив: эти губы пахнут кладбищем летом
типографическая краска не может отбить запах мертвых газет
и цветы на окне собирают и мух
лишь самых отпетых
отравленный нюх не обманешь пакетом
дурных сигарет

этот запах въелся под кожу до самых печенок как краска стыда
этот запах сделал сердце открытой могилой
не закрыть никогда
и тот кто стоя рядом ничего не почует
не знал нашей мертвой мечты
но тот кто уклоняется от поцелуев
чувствует то же что ты




 Технологичный брак

Техника покоряет Землю
Я покоряю тебя
Разные цели но те же средства
Удобство и простота
Кто принесет тебе утром кофе
Только одно из двух
Преданный муж или честный робот
Тот и другой лопух

Встречи в седьмом часу
И квартиры подруг
Утром лишь пять минут
И троллейбус домой
Сколько так можно жить
От софы до софы
Технологичный брак для всех
Смотри проспект

Цель двух полов продолжение рода
Стих восьмой бытие
Правда еще есть моральный кодекс
Но он не известен мне

Ужин нельзя превращать в похмелье
А завтрак в поздний обед
Свойственно всем холостым безделье
Ну а женатым нет
Ось не должна буксовать
У настенных часов
Вот непреложный закон для некормленых ртов
Дети всегда растут на примере отцов

Встречи в седьмом часу
И квартиры подруг
Утром лишь пять минут
И на службу пора
Сколько так можно жить
От софы до софы
Технологичный брак для всех смотри проспект
Весьма логичный брак для всех смотри проспект
Вполне приличный брак для всех смотри проспект
Совсем обычный брак для всех смотри проспект
Почти привычный брак для всех смотри проспект



***

свежее утро
разбудит нас порывами ветра
отбросит навечно
ненужные окна и двери
сорвет с нас одежды
и ржавые знаки различья
и только тогда
позволит нам выйти из дома

свежее утро
сметет наши урны и тюрьмы
погонит вдоль улиц
кучи хамского хлама
свежим утром
многое станет лишним
и трудно будет вспомнить
с кем шла битва

но свежее утро не может
тянуться вечно
свежее утро не может
тянуться вечно

свежим утром
мы выйдем из каждого дома
разобрать старый мусор
расчистить унылую землю
и слабому сердцу
много станет жалко
и каждый спрячет
что-то себе на память




Стеклянный дом

камни за пазухой морщат
мой новый пиджак
ты чистишь на кухне
старую тулку отца
гости приносят на блюде
праздничный торт
под кремом которого
спрятаны плитки свинца

но в стеклянном доме
опасно камнями бросаться
в стеклянном доме
никто не рискнет подраться
и в стеклянном доме
ненависть сжимает сердца
но я вынужден терпеть
выражение чужого лица

разносчик телеграмм
приносит лотерейный билет
и открытки в которых
капает хрустальная ложь
он сует мне в карман
целлофановый пистолет
и вручает тебе
перевязанный ленточкой нож

но в стеклянном доме
опасно камнями бросаться
в стеклянном доме
никто не рискнет подраться
и в стеклянном доме
ненависть сжимает сердца
но я вынужден терпеть
выражение чужого лица




 Мертвые цветы

над водой ива в белом платье
под водой омут ждет невесту
тяжело камнем с неба падать
но в твоем мире мне будет тесно

посмотрел в спину как ударил
подарил жернов и веревку
под водой сгинет моя память
без тебя, милый мне будет ловко

ты принеси мне на прощанье
пышный букет мертвых цветов
железный венок с траурной лентой
строгой как смерть, но только ты принеси…

не роняй слезы в горький виски
прошлым днем долго сыт не будешь
я читать тала твои мысли
ты меня больше не позабудешь

над водой ива в белом платье
под водой омут ждет невесту
тяжело камнем с неба падать
но в твоем мире мне будет тесно

и все же ты принеси мне на прощанье
пышный букет мертвых цветов
железный венок с траурной лентой
строгой как смерть, но только ты принеси…




 Ленивые огни

спокойные ночи
холодные линии
из серебра
горящая влага
дым сигареты
колдовские слова
как белая кожа
по черной коже
сверчок телефона
забытые номера
твои клаксоны
далекие саксофоны
и свободные свитера

пусть плавиться лед
под твоей рукой
ты, чьи пальцы
в моих волосах
невидимый навсегда

лимоны в бокалах
полночное солнце
мой барабан
ночи кларнетов
под тонкой рубашкой
два острия
как черная кожа
по белой коже
как тени на льне
танцы в прихожих
из этих сброшенных
замшелых туфель
разольется луна

пусть плавится лед
под твоей рукой
ты, чьи пальцы
в моих волосах
невидимый навсегда




 С тобой, но без тебя

Как поёт, как звучит колокол
Остывая в висках литым золотом
Я у подножья безумной мечты
Все готово к подъёму, готов ли ты?

Все со мной, ты во мне, в добрый путь!
Не солгать, не сойти, не свернуть
Вверх, где начало каждой реки
Ах, если бы снегом упасть с высоты…

Ни ступеней, ни уступов, помоги мне!

Скала бесконечна, а пропасть бездонна
И скалит раскрытую пасть
Без тебя, как без рук по отвесному склону
Отпустить тебя - значит упасть

Всё, взбираться нет сил
Этот путь меня не сломил
Вот теперь я сниму с тебя сеть
Развяжи крылья, нужно лететь…

Без ступеней, без уступов, навсегда
Ты сойдёшь с меня словно вода.
Возвратишься на равнину с новой рекой
Не лови меня ты холодной рукой…




***

Их лица бледны, их одежда черна,
Время их - ночь, светило - Луна.
Символ их - Анк, их металл - серебро,
Их постель - это гроб, их напиток - вино.
Они пишут стихи, они песни поют,
И не знают, зачем в этом мире живут.
И, присев на надгробной плиты уголке,
Они лезвием чертят узор на руке.
Мрачный замок, вампиры, могилы, кресты,
Праги архитектура, Будапешта мосты.
Слезы падают в книгу, ресницы дрожат,
А страницы, как листья, желтеют, шуршат....




 Ночная радуга

ночная радуга зажата у меня в руке
ночная радуга трепещет в моем кулаке
поднеси её к губам, и ты сразу увидишь
ангелов в небе и цветы на луне

ночная радуга взойдет
и ты сразу увидишь
ночная радуга взойдет
и ты сразу услышишь
музыку мертвых
и закружишься в танце
под алмазными звездами
на красной траве

ты не участвуешь в шествии безногих людей
едущих в машинах безумных людей
из ушей у них идет
коричневый дым
ещё вчера ты тоже хотел бы быть таким

но теперь все это кажется
немного смешным –
для чего тебе в ухе коричневый дым?
ты кружишься в танце
по красной траве
с ночной радугой зажатой
в твоем кулаке

ночная радуга взойдет
и ты сразу увидишь
ночная радуга взойдет
и ты сразу услышишь
голос любви в золотом мегафоне
установленном прямо
в твоей голове




 Другая сторона холма

Эй, вы там,
На другой стороне холма!
Как вы там
На другой стороне холма?
Я кричу, словно камни, кидая слова.
Знаю я, что мне не докричаться
До другой стороны холма.

Хлебное поле затянул плевел,
Жаркое пламя гасит ветер,
Раковая опухоль меня встретит
На другой стороне холма.
Коварный разум возводит стены,
На тело и дух установлены цены,
Холодный приказ и насилия сцены
На другой стороне холма.

Час наслажденья за годы мученья,
Замысел грязный и осуществленье, -
Лишь огненный дождь принесет очищенье
Другой стороне холма?

- Ты все это знаешь, но в чем же причина?
Того, что порою тебя беспричинно
Тянет в разверзнутую пучину
Другой стороны холма




 Марсельеза

Я сделаюсь странным и войду как герой
В новый кадр который
Начнется с черной пряди волос на моем плече
Я прощу наш стиль неубранство домов
Носки на креслах нашу постель
Которая пахнет похмельем и колесом обозрения

Сегодня мы будем пить Королевскую Кровь
Бокалы на стол на плаху топор!
Сегодня мы будем пить Королевскую Кровь

Кусая губы и проплакав глаза
Треть жизни уходит
Как голые плечи - усталые свечи -
Не накинут халат
Но романтика это - твой смазанный грим
Марсельеза - черный эротический блюз
Бомба на плечах ядра между ног
песня воробья

Сегодня мы будем пить Королевскую Кровь
Трепещите тираны!
Вперед батальоны!
сегодня мы будем пить Королевскую Кровь!





 Кукла

Любви мне живой не надо,
Хватит терзать себя.
Мне надо простую куклу
Серийного образца.

Одежда была бы сшита
Модно и был бы вкус.
Глаза раскрашены ярко,
Без голоса обойдусь.

- Девочка, где твой бантик?
Я видел в тебе всегда,
Когда сдирала джинсовый фантик,
Колеса и провода.

Но дальше под проводами
Кукла была живой.
Подсунули эту куклу
С фабричным дефектом – душой.

Все это открылось позже.
Подлый торгаш продал
Эту ненужную роскошь,
Чтобы я психом стал.




Пропасть

- Если
Заглянул ты
В эту пропасть,
Скажи мне, голова не кружилась?
Был ли света луч в глубине?
Разглядел ты хоть самую малость?

- Я видел город и водопад.
Водопад гремел как сотня орудий.
Я видел дно ущелья веков,
И я узнал – нас там не будет!

- Если
Заглянул ты
В эту пропасть,
Скажи мне, может все-таки есть надежда?
Был ли проблеск дня в темноте?
Разглядел ты, как восход забрезжил?

- Все было словно в полутьме
И я смотрел лишь миг – боялся сорваться.
Только одно было ясно мне,
Только одно – туда не добраться!

- Ясновидящий, это ложь!
Мы жили живы и будем жить вечно!
Младенцу понятно, что ты лжешь
И ложь твоя так бесчеловечна!
Зачем же руку мою берешь?
- Чтоб подвести тебя к краю ущелья:

ВЗГЛЯНИ САМ!




 Мир на стене

Настало пять часов. Куда ты так спешишь?
Спешишь домой прийти и шторы опустить.
В бумажный мир войти плакатов на стене
И там скорей забыть, что зря весь день прожит.

Между двух стен мечется взгляд
И оживляет каждый плакат.
Каждый плакат словно окно.
Смотришь ты жадно через стекло.
Песни звучат те, что тебе
Помогут попасть в мир на стене.
Настало пять часов. Куда ты так спешишь?
Спешишь домой прийти и шторы опустить.
Среди плакатов ты забудешь то, что дни
Слились в огромный день с восьми и до пяти.

Каждый плакат словно окно.
Смотришь ты жадно через стекло.
Каждый плакат запечатлел
В мире мечтаний высший предел.
Песни звучат те, что тебе
Помогут попасть в мир на стене.
И взгляд твой как телевизор.
Программы разнообразны.
Ты любишь думать о вечерах
где-то в Майами-Бич,
утро на Плас-Конкорд,
ночь на Сансет-Бульвар.
Заочно!
Ты любишь Гиндзу в ночных огнях
и ранчо на Йелоу-Крик,
мартини в Сан-Тропе,
и звуки Корнеги-Холл.
Hi-Fi!
В мыслях этих все желанья
Темных уголков сознанья
Разом ты исполнишь, потому что
В самодельном мире все легко.
Я уверен, ты не стал бы
Лезть в те джунгли, если б лучше знал их.
И не стал бы слушать эти песни,
Если б их перевели тебе.




 Ты слишком неподвижен

Лень было блуждать в лабиринте страстей,
В себе нерешимость убить.
Ты ждешь человека, который придёт
И укажет, кого любить.

Ты мышцы напряг и окостенел,
Ты в стартовой стойке стоишь.
Достанет он стартовый пистолет,
Выстрел, и ты побежишь.

Взаимосвязи сплелись и слились,
Ты муху боишься обидеть.
Ты ждёшь человека, который придёт
И укажет, кого ненавидеть.

А он всё не шёл, не хотел иль не мог,
И был его путь видно долог.
И ты неприятно был удивлён,
Когда прочитал свой некролог.

Как в зубной кабинет
Ты простоял много лет,
Глотая слюну и дрожа.
И мессия твой
Не заметил тебя.
Ты слишком уж был неподвижен.

Теперь же ты ждешь, чтоб явился к тебе,
Броню твоих стен сокрушив,
Хотя б человек, который пришел,
И сказал бы тебе, что ты жив.




 Актер в черно-белой ленте

Был вечером ветер и яростный дождь.
На мокрую тряпку весь город похож.
Прошедшая ночь превращается в ложь,
И утро лежит как заточенный нож.
Серое небо висит над душой.
Скрип тормозов над сырой мостовой.
Холодно в комнате – ты не встаешь,
И утро лежит как заточенный нож.
- Серое небо и серая грязь.
Серых предметов взаимосвязь.
Я вижу кругом только
серую грязь!
Увидишь ты синего неба куски
Над макушкой своей и встаешь на носки,
И тянешься пальцами к облакам.
Вдруг больно бьют тебя по рукам…
- Выкинь глупые мечты, вернись на землю,
Вспомни, что ты говорил вчера при встрече.
Вспомни, как ты подписал одну бумагу.
Ну что, вспомнил?
- Я всё забыл,
Верните солнечный свет!
- Нет, это декорация к другому фильму.
Это декорация к цветному фильму,
А ты – актер в черно-белой ленте.
Ну что – вспомнил?
- Я помню всё,
Но я вижу солнечный свет!




 Призрачный гость

Мокрый асфальт,
Меркнущий свет фонарей.
Я бы хотел
Добраться домой поскорей,
Но я боюсь, что мне не дойти.
Я собьюсь нарочно с пути
В мой дом.
Растворюсь как соль в воде
И растаю как снег в руке.
Во тьме город ночной
Вместе со мной недвижим.
Замерли мы на полпути
Вместе с ним.
Может сейчас словно в дурном сне
Странные в ночь крикнут слова мне:
- Что ты стоишь? Поспеши! Робкий…
- Зря ты дрожишь – не свернешь с тропки!
- Как ни плутай ты придешь к дому:
Третий подъезд, седьмой этаж…
- Словно в пустоту в комнату свою
Войдешь ты призрачным гостем!
Призрачный гость в доме моем – это я…




 Лишняя деталь

В тесном коконе лежу,
Датчик в нос,
Трубка в рот.
Через трубки ем и пью
И наоборот…
На экранах всё мерцает.
Всё живет и дышит без меня.
Трудно осознать зачем нужен здесь я?
По внутренней связи разносится голос:
- Слушаю вас, командир!
- Это центральный полетный компьютер?
- Да, это я, командир.
- Могу ли я взять на себя управленье?
- Это запрещено!
- В чем же причина скажи мне, машина?
- Ты подвержен ошибкам, ты слаб.
-Я не согласен с таким положеньем…
-Желаешь играть ты главную роль?
- Я только аппендикс – ненужный придаток…

…к системе над которой потерял контроль!
Трудно осознать зачем нужен здесь я?




 Полный круг

Я снова у вас в гостях,
Вы молоды так же, ребята,
И снова портвейн на столе
Как в семьдесят пятом.
Как в семьдесят пятом, когда
Ты училась курить на веранде,
А Саша играл на басу
В школьной команде.
Мы сидели, молчали,
И время, казалось, застыло,
Покрыто серебряной пылью
Наших иллюзий.
И ваш малыш под столом
Мешал нам снова и снова,
И ты наклонилась к нему,
Шепнула какое-то слово.
И мне показалось, друзья,
Это было когда-то запретное слово "нельзя".
Полный круг завершен:
Рыцари тертого джута
Спят в очарованном замке -
Замке уюта.
Но я все ищу почему-то
Принцессу, которой
Я должен отдать поцелуй,
Чтоб отогреть ото сна
Струны лютен и в прах
Обратить колдовство...
Я снова у вас в гостях,
Вы молоды так же, ребята,
И снова портвейн на столе
Как в семьдесят пятом.
Но семьдесят пятый проплыл,
Как станция мимо вагона,
И кто-то остался в купе,
А кто - на перроне.
Нетронута пломба стоп-крана,
Мне это не кажется странным,
Я знаю - тогда был желанным
Пункт назначенья.
Я вполне реалист,
Но я не скажу вам, что хуже -
По-разному выглядит мир
Для тех, кто внутри и снаружи.




 Пылающая улица

куда ведет эта улица
вверх или вниз
ближе к небу в алмазах
или прямо в ад?
где-то там за плечом
оставался мой дом
но времени нет
оглянуться назад

улица горит
и ты должен бежать
если ты и не сгоришь
оставшись стоять
задние ряды
пройдут по твоей груди
пылающая улица
не стой на пути!

я увидел указательный знак
прибитый на гвоздь
я встал и попытался его прочитать
но слепой вонзил мне в спину
свою тонкую трость
я блюститель попытался
меня расстрелять

улица горит
и ты должен бежать
если ты и не сгоришь
оставшись стоять
задние ряды
пройдут по твоей груди
пылающая улица
не стой на пути!




 Ангелы святого Фомы

Больные ангелы - довольно жалкий тип,
поскольку ходят как-то наперекосяк:
Без крыльев равновесие не удержать,
нелепый пух на головах - как?неужели
на ангелов и то ощипщики нашлись?
один, похоже,вовсе выжил из ума:
орет едва стемнеет "mind the gap"
как будто в юности деспетчером работал
порой они наверх глядят с печальным видом,
но тут же опускают взоры в кофе,
в больничный кофе,чтоб судьбу свою узнать.
А что тут знать, когда итак все ясно:
чтоб вырваться лишь нужно вспомнить, как летают,
но где взять сил и как начать разбег?



 Шаг в пустоту

я поймала твой взгляд
здравствуй потерянный брат!
ты мне не можешь сказать
где здесь на небо дверь?
солнце уже не взойдет
над городом скучных людей
если бежать, то бежать
теперь

руки твои крепки
губы твои – из огня
если я не решусь
ты подтолкнешь меня
что там у нас за спиной?
холод закрытых дверей?
если лететь, то лететь
скорей

сделаем шаг в пустоту
разве мы хуже птиц
сделаем шаг в пустоту
от надоевших лиц
Сделаем шаг в пустоту
не закрывая глаз
сделаем шаг в пустоту
от тех, кто не понял нас

ты можешь быть королем
ты можешь быть порнозвездой
но ты не откупишься от
той, что пришла за тобой
сердце в моей груди
стало твердым как лед
если идти, то идти
вперед

сделаем шаг в пустоту
разве мы хуже птиц
сделаем шаг в пустоту
от надоевших лиц
Сделаем шаг в пустоту
нет нам дороги вспять
сделаем шаг в пустоту
от тех, кто остался ждать




 Тайный знак

мы стоим с тобою с разных сторон
перед омутом ночной темноты
для тебя как отражение – я
для меня как отражение – ты

и распахнуты как окна глаза
перед зеркалом разбитых времен
то, что ты воспринимаешь как явь
для меня похоже больше на сон

нам не ясно кто здесь друг
кто здесь враг
каждый шаг – тайный знак
нам не ясно кто здесь друг
кто здесь враг
каждый шаг – тайный знак

тайный знак на запотевшем стекле
может стать началом новой войны
тайный знак на почерневшей стене
может быть начало нашей любви

там где вера разбивается в пыль
там где ветер превращается в штиль
там где крылья надо с хрустом ломать
чтобы снова научиться летать

нам не ясно кто здесь друг
кто здесь враг
каждый шаг – тайный знак




***

архитектор дороги
размещает шлагбаум
на каждой развилке
вооружаясь линейкой
он срезает пространство
он верит Эвклиду
он видит две точки там,
где поставят две точки
но между ними мы
но между ними мы
пересекаемы

линия проведена линия
синяя
или красная
разделяя властвует
чья-то линия
черная или белая
состоящая из мыслящих точек

директивность движения
карандаш подкрепляет
графитовым стержнем
метафизика боли
китайская пытка




Монета

В пустую комнату я вошел
в пустую комнату я попал
в комнате я ничего не нашел
в комнате я ничего не застал
шесть погасших черных свечей
шесть безлунных ночей с шести сторон
"кто здесь живет" - мой голос сказал
все шесть отвечали - "ты твой сон"

"но в ком же в ком заключен мой дух
кто проснется когда нас придут будить?"
"только один один из двух
а кто вам самим предстоит решить"
и монета упала ко мне в ладонь
во тьме даже пальцы - и те не видны
и только на ощупь я понял что
у монеты нет одной стороны

нет одной стороны, лишь одной, но какой?
шесть стен молчат, молчат как на грех
тут сон завладел моей рукой




 Ничего особенного

Ты не Карпов, не Рокфеллер, не саудовский принц
Ты можешь пойти в кино и не бояться убийц
Ты не торгуешь героином не воруешь уран
Ты даже побоишься угнать автокран

Она не леди Диана и не мисс Италия
не Раиса, не Лолита, не путана из "Континенталя"
Она работает в конторе и ходит в садик за сыном
она давно разведена и бредит морем и Крымом

Ничего особенного
ничего особенного
В некоторых людях нет ничего особенного

Ты приходил к ней с цветами, ты приходил к ней с кольцом
Она сказала ты не сможешь стать достойным отцом
И ты не можешь заснуть ни до трех, ни до пяти
И тяжелый товарняк гремит, гремит в твоей груди

Я стоял на остановке, когда ты выпрыгнул в окно
И смотрел как санитары лили хлорку на пятно
Каким будет утро не представишь по снам
Ни один из нас не тот, кем кажется нам




 Чужая Земля

когда я проснусь
и снова буду один
под серым небом провинции
уже зажгутся огни
словно лужи глаза
словно гальки в воде
все погасшие звезды лежат
лежат на тинистом дне
эта ночь эта ночь
плотнее плюшевых штор
страшней чугунных оград
я вижу только себя
везде встречаю свой взгляд

прощай, Чужая Земля
но нам здесь больше нельзя
мы стали легче тумана
мы стали чище дождя
мы вновь вернемся сюда
но кто нам скажет тогда:
"прощай, Чужая Земля, прощай!"

возможно мы уже спускались с небес
или рождались не раз
какая горькая память - память о том
о том что будет потом
шины шепчут в ночи
утешительный бред
я слышу крик в темноте
возможно это сигнал

прощай, Чужая Земля
но нам здесь больше нельзя
мы стали легче тумана
мы стали чище дождя
мы вновь вернемся сюда
но кто нам скажет тогда:
"прощай, Чужая Земля, прощай!"




Ариадна

Рано ли, поздно ли, там и тут
Тропочку-ниточку оборвут
Острые-шустрые ножницы
Тропочка-ниточка кончится

Но пока есть ещё время
Я могу сохранить нить
В лабиринт я войду смело
Нить в пальцах…

Дам я нить тебе в руки вместо слов и кольца
А у неё два значенья, у неё два конца

Можешь ждать возле входа непрестанно
Может, вспять я вернусь, когда устану, вдруг устану…

Отклики-отзвуки в глубине
Оссыпи-россыпи в темноте,
Золото-серебро, тусклый свет
Может быть, выхода больше нет

Но пока есть ещё время
Я должна протянуть путь
Я не буду блуждать слепо
Нить в пальцах…

Можно всё прождать у входа
Можно вслед за мной пойти
Может, ты ещё успеешь
Вдоль по нити, по пути…

Если нить оборвалась, и меня рядом нет
Значит, срок мой отмерен, и потушен мой свет

Завяжи два конца узлом на память
Может быть, нить твоя прочнее станет, крепче станет…

Рано ли, поздно ли, там и тут
Тропочку-ниточку оборвут
Острые-шустрые ножницы
Тропочка-ниточка кончится

Завяжи два конца узлом на память
Может быть, нить твоя прочнее станет, крепче станет




Радость

если утром болит голова
значит, ночью болела душа
если утром болит голова
значит, ночью болела душа
я не слышал, как хлопнула дверь
когда моя радость ушла

вороны кричат за окном
и падает черный дождь
вороны кричат за окном
и падает черный дождь
невозможно ни есть, ни пить
когда ничего не ждешь

когда умирает тело
его хоронят под звон лопат
когда умирает тело
его хоронят под звон лопат
но когда умирает душа
она отправляется в ад

человек не может один
покуда он еще жив
человек не может один
покуда он еще жив
с этой пьянки никто домой
не уходит не заплатив

если утром болит голова
значит, ночью болела душа
если утром болит голова
значит, ночью болела душа
я не слышал, как хлопнула дверь
когда моя радость ушла




 Колесница свободы


грохот в ночи – гремят чугунные спицы
но никто не слышит и дома как могилы
ты один в постели и тебе не спится
подойди к окну, собрав последние силы
подойди к окну – ты совершенно нормален
это не предвестия сумасшедшего дома
это не привидения супружеских спален
не начало войны и не отзвуки грома

это просто мчится колесница свободы
по лунному броду через мертвые воды
давит колесами сильных и слабых
прокладывая путь для крови и пота

возница с лицом, закрытым каменной маской
подгоняет коней, едящих свежее мясо
кружат спицы в искрящейся пляске
и стучит метроном смертоносного вальса

это просто мчится колесница свободы
по лунному броду через мертвые воды
давит колесами сильных и слабых
прокладывая путь для крови и пота




 Пять минут неба

Ночи и дни сжались в комок как бумага когда ее лижет пламя
От всех желаний от всех тревог только пять минут только пять минут Сохраняется нами

Пять минут неба это так много мне не о чем больше просить не тебя не бога

Только пять минут...пять минут неба..только пять минут




 Дождь

Куда идет дождь?
Он идет сверху вниз
ты идешь под дождем
запах мокрых волос-
это запах дождя
у тебя нету денег
но дождь ничего не стоит
а тебе ничего не нужно

кроме дождя

прозрачные пальцы
скользят у тебя по спине
дождь сводит тебя с ума
он касается губ и сосков-
и он шепчет слова
он шепчет на ухо слова
и он шепчет слова
он шепчет на ухо слова
чего хочет дождь?

он хочет тебя

почему ты раньше
не замечала его?
он большой и сильный
он приходит с небес
не задавая ненужных вопросов




Ветер

Мне не найти понятных слов и не найти конкретных фраз
Писал сказочный роман, а вышел сбивчивый рассказ

Но кто-нибудь поймет кто-нибудь дойдет кто-нибудь услышит
Кто-нибудь рискнет кто-нибудь возьмет кто-нибудь допишет
Кто-нибудь найдет что-то для себя кто-нибудь на свете
Всюду на земле в каждой голове дует тот же ветер

Мне не прочесть всех умных книг
Не пересечь семи границ
Ловлю я в небе журавлей
Но нахожу в руках синиц

Но кто-нибудь поймет кто-нибудь дойдет кто-нибудь услышит
Кто-нибудь рискнет кто-нибудь возьмет кто-нибудь допишет
Кто-нибудь найдет что-то для себя кто-нибудь на свете
Всюду на земле в каждой голове дует тот же ветер

Возможно вижу я не то
Возможно нужно все не так
Но если кто-то знает как
Сто к одному что он дурак




Усталость

Если я пялюсь в телевизор
и кидаюсь бутылкой в экран
Не делай из этого шума
Возможно, я несколько пьян

Если я встречаясь с ворами
Мечтаю всадить в них свинец
Не делай из этого темы
Возможно, я сошел с ума наконец


Усталость
это просто усталость
усталые нервы
усталость металла
Как устает металл
если б ты только знала

Завтра все будет в порядке
Я куплю себе BMW
Я куплю себе автоответчик,
чтобы лгать, изменяя тебе

И когда мы выйдем на крышу
перед тем, как броситься вниз
рядом всегда найдется фотограф




 451 градус по Фаренгейту

пока ты куда неизвестно ходил
потушен, погашен твой юношеский пыл
пожарной командой
ты не знаешь ли, кто эти люди
в касках и масках
с лицами честных героев
нечувствительных к боли?
на всякий пожарный случай…

отвечу я сам за тебя на вопрос –
когда бы и как бы тебе не пришлось
с пути оступиться
ты увидишь сам, что эти люди
курс твой исправят
и смело растащат баграми
твой загоревшийся череп
на всякий пожарный случай…

не делай того, что не делал никто!
кто может представить последствия?
а если нарушится равновесие
между горящим тобой
и окружающей холодной средой?

пожарники созданы для того
чтобы следить за порядком,
а значит и за мной…
уж не думаешь ли ты, что это
возмутительная оплошность?
это просто предосторожность!
на всякий пожарный случай…




 Ночные братья

окна глаза зверей огни галактик
фары ночных машин на темном тракте
если б суметь огонь надеть как платье
вы бы пришли в мой дом, ночные братья

в каждой душе есть вечный и древний голос
каждый огонь хранит первобытный зов
в темной сырой земле скрыт магнитный полюс
ночью зрачки горят как огни костров

сколько известно вам самых первых истин
отблеск луны в воде и роса на листьях?
если б суметь огонь надеть как платье
взяли б меня с собой ночные братья

окна глаза зверей огни галактик
фары ночных машин на пустом шоссе
нужно спешить: ведь солнце в своих объятьях
все испарит, что скрыто в ночной росе





 Матерь Богов

я открою тебе самый страшный секрет
я так долго молчал но теперь я готов
я — Создатель всего что ты видишь вокруг
а ты, моя радость, ты — матерь богов

этот город убийц, город шлюх и воров
существует покуда мы верим в него
а откроем глаза — и его уже нет
и мы снова стоим у начала веков

матерь богов, матерь богов
мы гуляли весь день
под мелким дождем
твои мокрые джинсы
комком лежат на полу
так возьмемся скорее за дело
матерь богов

мы в который уж раз создаем этот мир
ищем вновь имена для зверей и цветов
несмотря ни на что побеждает любовь
так забьем и закурим, матерь богов

я рождался сто раз и сто раз умирал
я заглядывал в карты — у дьявола нет козырей
они входят в наш дом но что они сделают нам?
мы с тобою бессмертны — не так ли, матерь богов?

матерь богов, матерь богов
мы гуляли весь день
под мелким дождем
твои мокрые джинсы
комком лежат на полу
так возьмемся скорее за дело
матерь богов




Люди

я боюсь младенцев, я боюсь мертвецов
я ощупываю пальцами свое лицо
и внутри у меня холодеет от жути:
неужели я такой же как все эти люди

люди которые живут надо мной
люди которые живут подо мной
люди которые храпят за стеной
люди которые лежат под землей

я отдал бы немало за пару крыльев
я отдал бы немало за третий глаз
за руку на которой четырнадцать пальцев
мне нужен для дыхания другой газ

у них соленые слезы и резкий смех
им никогда ничего не хватает на всех
они любят свои лица в свежих газетах
но на следующий день газеты тонут в клозетах

люди которые рожают детей
люди которые страдают от боли
люди которые стреляют в людей
но при этом не могут есть пищу без соли

они отдали б немало за пару крыльев
они отдали б немало за третий глаз
за руку на которой четырнадцать пальцев
им нужен для дыхания другой газ





***

деньги – это фантики
от будущих конфет
фантиков можно напечатать сколько угодно
конфет все равно на всех не хватит

с перекошенными лицами
с хитрыми улыбками
с идиотскими ухмылками
они едут менять свои фантики
на другие фантики
вкладывать фантики в предприятия
по производству фантиков
приобретать фантики
которые приносят в год по четырнадцать новых
фантиков




Паркет

у них был паркет зеркальный как лед
густой как смола сосны
и младший в семье строил замки на нем
поджидая прихода весны
и весна пришла и в карманах его
завелся различный сор:
номера телефонов в табачной трухе
он их прятал как опытный вор

но мать находила чутьем матерей
и мать говорила: не смей!
она помнила, как она строила дом
и чего это стоило ей
как холодом опытных женских рук
касались реки перемен
чтоб сковал ее прочный зеркальный паркет
опора для будущих стен

а он приносил чужое тепло
и швырял его словно рюкзак
на хрупкую льдину и гладкость ее
превращалась в грубый наждак
и вот тонкая трещина в нить толщиной
в любимом ее январе…
а он наслаждался весенним теплом
и думал о летней жаре

а он говорил: иди сюда мать
и встань на моей стороне
и, пытаясь ее рассмешить, он играл
на трещине как на струне
но она слишком долго лелеяла гнев
в клетке лжи томившийся зверь –
а она выходила из комнаты вон
захлопнув с грохотом дверь

от стука дверей росла полынья
и падала прочность льда
и вот, ждавшая долго свободы и дня
на свет появилась вода
и дом их распался, и их понесло
чем далее тем быстрей
и даже отец, который молчал
оказался на льдине свей

и мать кричала, отчаяньем рук
проклиная течение вод
ты ослушался сын! впереди водопад!
ты слышишь, как он ревет
а он, улыбаясь, пел ей в ответ
посмотри, как красив водопад!
он один для тебя для меня и для всех
и никто в том не виноват

у них был паркет зеркальный как лед
густой как смола сосны
и младший в семье строил замки на нем
поджидая прихода весны
и весна пришла и с большой высоты
сбросила хрупкость их тел
но кто-то падал, а кто-то летел
кто-то падал, а кто-то летел




Цунами

Катится в окна прибой
Стекла все в пене морской
Карточный лед волной накрыт
Как гигантской слезой

Тысячи долгих веков
Пять или семь берегов
Воды их вод вернулись вновь
Исполинской волной за мной

Слева справа о чудо сам змей морской и кит!
Из окна я вижу ко мне дельфин спешит

Армия тонких плотин из глин
Ужасы зыбких плотов
Карточный дом в секунду смыт
Набежавшей волной одной

Спой мне песню спой песню морской звезды, Орфей
Песню морской звезды

Стану я сама собой средь осколков стекол и медуз на асфальте
Стану я сама собой средь останков суши и воды, ставшей грязью




 1.Около радио. Часть 1 we are…

есть голос в эфире
есть новости в мире
есть мертвый окунь в потоке
и гул в небесах
есть вкус селитры во рту
и металл на руках

есть пятна на солнце
есть влага в колодце
есть мертвый кит на песке
и стволы за спиной
и нет ничего что бы не было мной

около радио
и день дождливый
и огни автомобилей
акварель прозрачной мути
разговор лишенный сути
созерцанье чьей-то тени
с непонятным поведеньем
репортаж внезапно прерван…
телефон

есть голос что будит (здравствуйте дорогие товарищи)
есть утро что будет
есть ожидание света и происки тьмы
все есть и нет ничего чем бы не были мы




Необходимость выжить. Выход.

Выход, здесь должен быть выход
Я просто не верю, что здесь только вход
Выдох, долой душный воздух
Слежавшийся в легких тоскующий вздох

Я выключил телевизор
Я выключил телевизор
Это вызов
Это бунт

А может быть и так
Но только в этом выход
Это только выдох, выдох.
Эй, называй как знаешь, но это только выдох
Лишь необходимость выжить

Правда. Все это правда
Кровь на экране ….
Но как же, как не думать о жизни
И слышать о смерти ночью и днем

Я выключил телевизор
Я выключил телевизор
Это вызов
Это бунт

А может быть и так
Но только в этом выход
Это только выдох, выдох.
Эй, называй как знаешь, но это только выдох
Лишь необходимость выжить

Кто может мне сказать
Парень не смей кричать
Я не хочу кричать
Но не могу молчать
В ванной течет вода
Это наш час когда
Ты принимаешь душ
Я согреваю ужин

Выход, здесь должен быть выход
Я просто не верю, что здесь только вход
Выдох, долой душный воздух
Слежавшийся в легких тоскующий вздох




 Такая простая песня

Я знаю твой адрес и может быть даже телефон
Внутренний голос сегодня не дремлет
Он шепчет мне тихо: "Ты спасен..."
Город закрыл глаза
Он должен спать до утра
Зачем смотреть?
Зачем ведь речь здесь идет о двух таких простых людях
И о чем-то еще

Нет кинокамер и нет микрофонов
Нет людей
диктор сегодня
Страшную новость не скажет с экранов прервав хоккей
Дверь на площадке молчит
Пока мы ищем ключи
Закрой глазок
Закрой ведь речь здесь идет о всех таких простых людях
Таких простых чувствах
Таких простых правдах
И о чем-то еще




 Соня любит Петю

она приносит чистоту в ведре воды
субботний день
сестра ушла сказав ей вытри пыль
твой дом, ждет уборки

она снимает бельмандо
он здесь висел
пыль на лице, ведь время старит даже кинозвезд
Жан Поль, как ты выцвел

Соня Соня Соня любит только Петю
Петя, Петя Петя лучше всех не свете

Дин дон проснется телефон
труба зовет
возьми ведро и вымой пол

Соня Соня Соня любит только Петю
Петя, Петя Петя лучше всех не свете




Ритм

Друг мой сказал мне
Я чувствую ритм
Он во всем и во всех
Он везде и всегда
Музыка только его отражение
Отсвет в серой воде тусклого стекла
Как глаза того кто ушел за зеркала

Друг мой сказал мне
Я все же играю
Это самообман и я просто маньяк
Ритм ускользает как ртуть из-под пальцев
И его не поймать ни за что и никак
Делаю шаг вслед за ним
Но делаю пять
Но когда опустят шторы и погаснет свет
Зал заполнен будет снова будет второй сеанс
Ритм восстановит нас
Ритм недоступный нам
Ритм заключенный в нас
Ритм который мы

Друг мой сказал мне четыре желания
Есть в душе у меня
Как четыре огня
Быть сильной долей
Но быть первым тактом
Чтобы никто не смог сбить с ритма меня
И еще
Жалеть тех кто этого ритма не слышит
Но не прощать




 Чего это стоило мне

День, уходит снова день
За ним закрыли дверь и повернули ключ
Зря ты новых песен ждешь
С меня хватило той что я спел уже

Спеть эту песню так чтобы спрятать Боль
Ты не знаешь чего это стоило мне
Жить и улыбкой скрыть выражение глаз
Ты не знаешь чего это стоило мне

Ночь приходит снова ночь
Спокойный звук шагов звук ночных часов
Зря ты новой жизни ждешь
С меня хватило той что я жил уже

Спеть эту песню так чтобы спрятать Боль
Ты не знаешь чего это стоило мне
Жить и улыбкой скрыть выражение глаз
Ты не знаешь чего это стоило мне




 Менингит

Больные люди плодят больные слова
Стенограммы сиделок не сходят с первых полос
Под светом бестеневых ламп блестит голова
В сиреневых крапинках сбритых волос

Вечер света и плясок в сумасшедшем дому
День открытых дверей в палатах и боксах
И пожарные спорят по горло в дыму
Но стропила горят и тушить слишком поздно

Не выходи на улицу без биржей
Прячь телевизор от малышей-плохишей
Ветер несущий слюню - ядовит
Эпидемический эпидемический менингит

Я хотел бы знать кто здесь болен а кто здесь здоров
Но все психи надели халаты убив докторов
И учат латынь и пытаются спрятать клыки
Маньяк за рулем говорит кровь стирая с руки
Садись забудь мы отправляемся в путь
По той же дороге но к новой звезде
Забудь о цели и счастье народа быстрой езде

Не выходи на улицу без биржей
Прячь телевизор от малышей-плохишей
Ветер несущий слюню - ядовит
Эпидемический эпидемический менингит




***

ночь по капле
вытекает из водопроводного крана
комнату качает
на космических рельсах
даже дети знают
что любовь - это слово

скажи его снова
скажи его снова

комнату качает
на космических рельсах
я растягиваю время усилием воли
даже дети знают
что жизнь - это поезд

где ты выходишь?
где ты выходишь?

как зовут эту станцию,
станцию, станцию, станцию?

я растягиваю время усилием воли
я боюсь приближения
остановки
даже дети знают
где ты выходишь

и как зовут эту станцию,
станцию, станцию, станцию...




 Режь меня

Ты моя сладкая боль, но это ложь
В ранах останется соль, хотя в сахаре нож
И скоро эта правда станет слишком горька
Но это будет завтра, ну а пока

Режь меня режь меня режь
Режь меня режь меня режь
Режь меня режь меня режь

Ты надеваешь перчатки принимая гостей
Ты стерла пемзою пальцы почти до костей
Но вся пролитая кровь вернется обратно и
На белой майке выступят кровавые пятна
Ну а пока

Режь меня режь меня режь
Режь меня режь меня режь
Режь меня режь меня режь




 Последний день воды

Дождь прошел и улицы пусты
но остались улицы сухими
Это был последний день воды
Первый день расплавленной пустыни

Я в пустыне в городе большом
И в виде миражей остались лужи
Змеино-желтые глаза песка
Сквозь эфимерность луж глядят наружу

Все это значит лишь одно
Что скоро кончиться должно всё!

А город весь песочные часы
Песок пересыпаться будет вечно
Я бы вечно ждать хотел воды
Но вечность эта просто бесконечна

Все это значит лишь одно
Что скоро кончиться должно всё!

в этот Мир
даже Бог
может прийти
только через ****у





Труби,  Гавриил

сошел на землю Гавриил
и вострубил в свою трубу
и звал на суд он всех живых
и всех лежащих во гробу
но шел уже четвертый час
и каждый грешник крепко спал
и был напрасен трубный глас
и ни один из нас не встал
рассвирепевший Серафим
так дунул из последних сил
что небо дрогнуло над ним
и помрачилсл блеск светил
но зова медного сильней
звучал из окон мирный храп
и перьев собственных бледней
он выпусил трубу из лап
труби Гавриил труби
хуже уже не будет
город так крепко спит
что небо его не разбудит
труби Гавриил глухим
на радость твоим небесам
труби Гавриил глухим
пока не оглохнешь сам




Свежее утро

свежее утро
разбудит нас порывами ветра
отбросит навечно
ненужные окна и двери
сорвет с нас одежды
и ржавые знаки различья
и только тогда
позволит нам выйти из дома
свежее утро
сметет наши урны и тюрьмы
погонит вдоль улиц
кучи хамского хлама
свежим утром
многое станет лишним
и трудно будет вспомнить
с кем шла битва
но свежее утро не может
тянуться вечно
свежее утро
не может тянуться вечно
свежим утром
мы выйдем из каждого дома
разобрать старый мусор
расчистить унылую землю
и слабому сердцу
многого станет жалко
и каждый спрячет
что-то себе на память
ведь свежее утро
не может тянуться вечно
свежее утро
не может тянуться вечно




Бриллиантовые дороги

посмотри как блестят бриллиантовые дороги
послушай как хрустят бриллиантовые дороги
смотри какие следы оставляют на них боги
чтобы идти за ними нужны золотые ноги
чтобы вцепиться в стекло нужны алмазные когти
горят над нами горят
помрачая рассудок
бриллиантовые дороги
в темное время суток
посмотри как узки бриллиантовые дороги
нас зажали в тиски бриллиантовые дороги
чтобы видеть их свет мы пили горькие травы
чтобы в пропасть не пасть - все равно помирать от отравы
на алмазных мостах через черные канавы
парят над нами парят
помрачая рассудок
бриллиантовые дороги
в темное время суток




Прогулки по воде

с причала рыбачил апостол Андрей
а Спаситель ходил по воде
и Андрей доставал из воды пескарей
а Спаситель погибших людей
и Андрей вскричал - я покину причал
если ты мне откроешь секрет
а Спаситель ответил - спокойно, Андрей!
никакого секрета здесь нет
- видишь, там на горе
возвышается крест
и сидит десяток солдат
повиси-ка на нем
а когда надоест
возвращайся ко мне назад
гулять по воде гулять по воде
гулять по воде со мной
- но, Учитель, на касках блистают рога
черный ворон кружит над крестом
объясни мне сейчас пожалей дурака
а распятье оставь на потом
онемел Спаситель и топнул в сердцах
по водной глади ногой
- ты и вправду дурак! - и Андрей в слезах
побрел с пескарями назад
- видишь там на горе
возвышается крест
и сидит десяток солдат
повиси-ка на нем
а когда надоест
возвращайся ко мне назад
гулять по воде гулять по воде
гулять по воде со мной




Бесы

я созрел душой для прозрачных и светлых дней
мой взор стал бел как монашеская постель
я несу свой огонь не боясь от него сгореть
но послушай как страшно стучится в окно метель
каждый клубок этой пурги - живой
свет фонарей отражен льдинками злобных глаз
бесы зовут наружу в стужу уйти с пургой
туда где мертва вода и дурманит газ
белые стены храните спасите нас
без зеркал в которых соблазн
без слов в которых беда
молчанье - мое заклинанье
темнота - больная сестра
пока я жив они не войдут сюда
бесы просят служить но я не служу никому
даже себе даже тебе даже тому чья власть
если он еще жив наверху то я не служу и ему
я украл ровно столько огня чтобы больше его не красть
и бесы грохочут по крыше - такая ночь
длинная ночь для того кто не может ждать
но она улетит быстрее чем птица прочь
если б я точно не знал я бы не стал гадать
белые стены храните спасите нас
без зеркал в которых соблазны
без слов в которых беда
молчанье - мое заклинанье
темнота - больная сестра
пока я жив они не войдут сюда
пока я жив никто не войдет сюда




Иван Человеков

Иван Человеков был простой человек
и просто смотрел на свет
и да его было настоящее да
а нет - настоящее нет
и он знал что будет завтра с восьми до пяти
и что будет после пяти
и если на пути становилась гора
он не пытался ее обойти
Иван Человеков возвращался домой
на площадке там где мусоропровод
он увидел как из люка таращится смерть
и понял что завтра умрет
он взял свой блокнот и написал ей придти
завтра ровно в двенадцать часов
он не мог терпеть несделанных дел
и попусту сказанных слов
я знаю эту женщину
одни ее зовут - свобода
а другие - судьба
и если для первых она раба
вторым она святая судья
Иван Человеков гладко выбрил лицо
надел лучший галстук и ждет
спокойный и светлый и струсила смерть
и забыла где он живет
он долго ждал но потом он устал
попусту ждать и ушел
и встречая смерть он не здоровался с ней
как со всеми кто его проколол
я знаю эту женщину
одни ее зовут - свобода
а другие - судьба
и если для первых она раба
вторым она святая судья
и первые пытаются взять ее в плен
и заставить стирать им носки
но вторые знают
что тлен это тлен
и живут без особой тоски




Двадцать тысяч дней

темную ночь нельзя обмануть
спрятав огонь в ладони руки
счастливы те кто могут заснуть
спят и не слышат теченья реки
но река широка река глубока
река уносит нас как облака
двадцать тысяч дней и ночей пройдет
человек родился - человек умрет
пряди волос держа как траву
схватив твои руки как ветви ив
я себя убеждал что уже не плыву
и смеялся от счастья себя убедив
но теченье несло нас уже вдвоем
и вода отражалась в лице твоем
двадцать тысяч дней и ночей пройдет
человек родился - человек умрет
через двадцать тысяч дней и ночей
наши тени впадут в океан теней
чтобы дальше уже никуда не плыть
что вода унесла - водой не разлить
река широка река глубока
река уносит нас как облака
двадцать тысяч дней и ночей пройдет
человек родился - человек умрет




Эта музыка будет вечной

радиола стоит на столе
я смотрю на тень на стене
тень ко мне повернулась спиной
тень уже не танцует со мной
какие-то скрипки где-то
впились в чьи-то тонкие плечи
эта музыка будет вечной
если я заменю батарейки
эта музыка будет вечной
если я заменю батарейки
я испытывал время собой
время стерлось и стало другим
податливый гипс простыни
сохранил твою форму тепла
но старый градусник лопнул
как прекрасно что ты ушла
эта музыка будет вечной
если я заменю батарейки
эта музыка будет вечной
если я заменю батарейки
я должен начать все сначала
я видел луну у причала
она уплывала туда где теряет свой серп
но вскоре она возместит свой ущерб
когда батарейки заменят
эта музыка будет вечной
(я должен начать все сначала)
эта музыка будет вечной
(я должен начать все сначала)




Паркет

у них был паркет зеркальный как лед
густой как смола сосны
и младший в семье строил замки на нем
поджидая прихода весны
и весна пришла и в карманах его
завелся различный сор
номера телефонов а табачной трухе
он их прятал как опытный вор
но мать находила чутьем матерей
и мать говорила: не смей!
она помнила как она строила дом
и чего это стоило ей
как холодом опытных женских рук
касалась реки перемен
чтоб сковал ее прочный зеркальный паркет
опора для будущих стен
а он приносил чужое тепло
и швырял его словно рюкзак
на хрупкую льдину и кожа ее
превращалась в грубый наждак
и тонкая трещина в нить толщиной
в любимом ее январе»
а он наслаждался весенним теплом
и думал о летней жаре
а он говорил: иди сюда мать
и встань на моей стороне!
и пытаясь ее рассмешить он играл
на трещине как на струне
но она слишком долго лелеяла гнев -
в клетке лжи томившийся зверь -
и она выходила из комнаты вон
захлопнув с грохотом дверь
от стука дверей росла полынья
и падала прочность льда
и ждавшая долго свободы и дня
на свет появилась вода
и дом их распался и их понесло
чем далее тем быстрей
и даже отец который молчал
оказался на льдине своей
и мать кричала отчаяньем рук
проклиная течение вод
ты ослушался сын! впереди водопад!
ты слышишь как он ревет?
а он улыбаясь пел ей в ответ
посмотри как красив водопад!
он один для нас с тобой и для всех
и никто в том не виноват
у них был паркет зеркальный как лед
густой как смола сосны
и младший в семье строил замки на нем
поджидая прихода весны
и весна пришла и с большой высоты
скинула хрупкость их тел
но кто-то падал а кто-то летел
кто-то падал а кто-то летел




Я и мой друг

мы жили в кругу: я и мой друг
витая в нем как заколдованный звук
отражаясь от стен которые вдруг
вставали за метр от пропасти
мы лелеяли круг как свою колыбель
в нем всегда за апрелем начинался апрель
и каждая щель понималась как цель
нагадить уверенной юности
я и мой друг знали все про луну
писали сценарий послезавтрашнему сну
и шли на прогулку как на войну -
три плевка через левое
это было признание трех величин
составляющих магию юных мужчин
результат результатов и причина причин
в этой троице были за целое
мы искали все три не ведая сна
снисходительность женщин смелость вина
и третье - то для чего имена
не более чем заклинания
и мы их находили и жизнь была
как матери наши преступно добра
но мы были во власти капризного зла
и считали наш клад подаянием
и был вечер был вечер не хуже других
и мы очень легко отыскали двоих
и пришли на квартиру знакомых своих
поджидать наступления третьего
мы сидели и пили прошел битый час
и тревога волной накатилась на нас
луч надежды явился на миг и погас -
нас залили холодные сумерки
мы видели женщин и пили вино
но мы потеряли третье звено
и терялась уверенность в том что оно
так не было прежде
и мне показалось что а двери звонок
а друг закричал: посмотри на восток!
я еще успел посмотреть на восток
и увидеть то что он видел
а потом налетело скрутило смяло
треснул круг разбросав прямо в лица стекло
я пытался прикрыть своим телом его
но друг был прекрасной мишенью
я был вязок и сложен - ажурный металл -
я еще сохранялся - искрил но стоял -
я хотел уцелеть потому что я знал -
это может окончиться чем-то
и когда все утихло угасло как день
я увидел его распростертую тень
и какое-то чувство: скорбь или лень
или то и другое вместе
и я встал на колени но плакать не смог
я смеялся шепча: да простит тебя бог
и в пыли отыскал тот амбарный замок
которым наш круг замыкался
затем был простой изумительный дождь
я был потрясен татуированный вождь
когда краску всю снял его ласковый нож
обнаружив обычную кожу
я снял боевую кольчугу юнца
и кольцо волшебством отделил от кольца
и рассеял по ветру остатки свинца
и поставил часы на сегодня




Бегущая вдаль

я не могу заснуть и так бывает всегда
когда восходит твоя одинокая звезда
катящаяся вдаль на спицах лучей
далекое светило беззвездных ночей
мы были поджары как пара гончих псов
нас сводил с ума наш здоровый пот
мы чуяли друг друга через стены домов
и снились друг другу всю ночь напролет
мы боялись себя мы дичились других
весь мир кроме нас знал нашу мечту
обнять эту ночь где окна слепы
раздавив в объятьях ее пустоту
но я сидел с тобою не касаясь руки
слушая твой голос как радио небес
заполняющее музыкой море тоски
зовущее оленей в безвыходный лес
бегущая вдаль
бегущая вдаль
неужели тебе никого не жаль
никто не может поспеть за тобой
за бегущей вдаль
одинокой звездой
я терпел много лет но в одну из ночей
я встал и бесшумно открыл окно
держась за перила твоих лучей
я выполнил то что мне снилось давно
я шагнул в пустоту
но лунный бич ударил меня по рукам
по ногам хлестнула звездная плеть
и я понял что мне ничего не догнать
и я понял что мне слишком поздно лететь
и в этих окнах что были прежде пусты
я вдруг увидел глаза устремленные вверх
ловящие свет одичалой звезды
в ответ на ее несмолкающий смех
каждый из них шептал другое имя
каждый из них хранил свою печаль
но мне казалось что я делю вместе с ними
одну и ту же звезду бегущую вдаль
бегущая вдаль
бегущая вдаль




Летучая мышь

светла как печаль безмятежна как сон
ты влетаешь как птица садишься на пальцы
и я снова спасен
беззаботная лень безымянная тень
ты накроешь мой дом туманным крылом
и закончится день
но в безлунную ночь как бездомная ночь
не выдержав счастья по зову несчастья
ты уносишься прочь
оставляя мне пыль оставляя мне прах
унося мою душу мерцающим камнем
в бессильных когтях
ведьма или ангел
птица или зверь
вернись я оставлю
открытым окно
и незапертой дверь
смерть или спасенье
свет ты или тьма
если не вернешься
я впервые узнаю
как сходят с ума
мое отраженье лицо мертвеца
плывет без движенья а глубинах зеркал
в ожиданьи конца
если ты принесешь назад талисман
иней на стеклах без дыма сгорит
и разгонит туман
но если ты опоздаешь хотя бы на миг
они треснут как лед и на пол упадет
снежно-белый старик
и камень в когтях станет серым свинцом
и ты рухнешь бессильно разбив свои крылья
рядом с мертвым лицом




Прозрачный поезд

прозрачный поезд стоит на путях
стеклянный поезд отправляется вдаль
пока он не уехал я чувствую страх
когда он исчезает приходит печаль
он скроется за лесом он мелькнет за рекой
обронит мне в зрачки хвостовые огни
закрою я глаза непослушной рукой
чтоб следом за слезой не сбежали они
призрачный поезд осторожен как тать
стеклянный поезд эфемерен как луч
держась за эти рельсы я буду дышать
пока он не сорвется с железных круч
он поезд своевольный он не будет стоять
ему катиться легче разумеется вниз
и как я не пытался его удержать
на каждый мой приказ у него свой каприз
прозрачный поезд невесомый мой бред
стеклянный поезд независимый сон
и все не разберешь есть он или же нет
пока не оборвется хрустальный звон




Чужая земля

когда я проснусь
мы снова будем одни
под серым небом провинции
уже зажгутся огни
словно лужи глаза
и словно гальки а воде
все погасшие звезды
лежат на тинистом дне
эта ночь
плотнее плюшевых штор
страшней чугунных оград
мы видим только себя
везде встречаем свой взгляд
прощай, Чужая Земля
нам здесь больше нельзя
мы стали легче тумана
и хрустальней дождя
мы вновь вернемся сюда
но кто нам скажет когда?
возможно мы
уже спускались с небес
или рождались не раз
эта странная память о том
что будет потом
шины шепчут в ночи
утешительный бред
я слышу смех в темноте
возможно это сигнал
прощай, Чужая Земля
нам здесь больше нельзя
мы стали легче тумана
и хрустальней дождя...




Когти

она была создана чтоб украсить собой чью-то ночь
крупная рыжая кошка из тех что боятся росы
но она избегала рук - чем тут можно помочь -
и смеялась над каждым кто смел
с дерзостью летней грозы
и я вступил на порог стремясь изменить сюжет
она зашипела в углу когда я сказал: ты лжешь!
две сотых секунды на то чтоб найти достойный ответ
агаты ее когтей
хирургический нож
и я отступил на шаг предавая мужскую суть
и ушел как побитый пес вытирал густую кровь
оставив в ее когтях то что не мог не вернуть
докурив бессонную ночь
я вернулся за этим вновь
она улыбнулась так будто знала все наперед
и вновь нанесла удар при звуке знакомых слов
знакомая боль она сильней незнакомой жжет
я шел на третюю казнь
под грохот свинцовых висков
глаза заливала кровь но память о лестнице той
уже не нуждалась в глазах я был то ли глуп то ли смел
я шел на нее я шел как пьяный христианский святой
на берберийского льва
я кажется даже пел
но однажды я спутал час и явился еще до зари
истончав от бесчисленных ран я был почти невесом
я раздвинул душой кирпичи не касаясь закрытой двери
неслышим невидим никто
я проник в этот дом
я закрыл руками лицо ожидая знакомый ответ
но она спала в темноте но она спала в забытьи
я открыл глаза этот свет странный свет без источника свет
оставляя меня в тени
осветил мне ее черты
и при свете который светит я впервые смог рассмотреть
что рубцы на ее лице - повторены] моих рубцов
что на пальцах ев нет когтей обоюдоострая плеть
таращилась рядом с ней
зрачками тонких ремней
и завершал триумф л склонился как возглас над ней
прагматик и грубый солдат знающий хитрость войны
но ангел который там был успел мне крикнуть: не смей!
и голос он свой воздвиг
прочней крепостной стены
и я отшатнулся и вдруг усвоил науку кольца
я слышал шепот небес: Вера, Надежда, Любовь
это было мое Всегда что хранило меня от конца
и я исчез словно дым
чтобы утром явиться вновь



Она ждет любви...

она ждет любви с Востока и Запада
она ждет любви с Юга и Севера
любовь - это газ без цвета и запаха
и дни как листва опадают с дерева
она зажигает спичку от спички
она не знает как это опасно
она раздувает золу по привычке
хотя всем ясно что пламя погасло
люди идут с молоком и сыром
несметные люди довольные миром
люди идут с простоквашей и хлебом
несметные люди забытые небом
она так пьяна от этого воздуха
она влюблена в расческу и зеркало
в груди ее голубь не знающий отдыха
в глазах ее звезды за тайною дверкою
ни вор ни дурак ее не обидят
вещей золотых она не скрывает
она постарела - для тех кто не видит
она одинока - для тех кто не знает
люди идут с молоком и сыром
несметные люди довольные миром
люди идут с простоквашей и хлебом
несметные люди забытые небом




Казанова

если нет любви а твоих проводах
если холоден голос в твоем телефоне
л могу понять и могу простить
я звоню в никуда я забыл даже номер
вчерашний день не сегодняшний день
на мягких подушках не въедешь в вечность
ты повесишь на стул позабытую тень
моих присутствий и влажных приветствий
Казанова, Казакова - зови меня так
мне нравится слово
в этом городе женщин
ищущих старость
мне нужна его кровь
нужна его шалость
Казанова, Казанова - зачем делать сложным
то что проще простого
ты - мол женщина
я - твой мужчина
если нужно причину
то это причина
если голос твой слышен еще ты не спишь
ты светишься бронзой - раздетое лето
ты манишь на свет всех крылатых в ночи
но не хочешь согреть никого этим светом
подражая примеру соседских глазков
ты шпионишь постыдно за собственным телом
но не видишь на бедрах свинцовых оков
хотя можешь увидеть
даже черное в белом
Казанова, Казанова...
каждый день принесет десять новых забот
и каждая ночь принесет по морщине
где ты была когда строился плот
для тебя и для всех кто дрейфует на льдине





Под прицелом твоих окон

до сих пор встречал твой дом по пути
быстрым шагом стараюсь я мимо пройти
не взглянув на знакомые эти ступени
и на двери в которые мне не войти
то ли дом стал выше то ли я стал старше
то ли я боюсь неизбежной фальши
задержусь перед ним я всего на секунду
перед тем как снова двинуться дальше
я стою в перекрестьи твоих окон
я стою в перекрестьи твоих окон
мне известно что я здесь стою напрасно
мне известно что это окно погасло
только свет его зависнув в пространстве
продолжает еще оставаться ясным
и ложится крест на лицо и плечи
перечеркивая дела и встречи
и стоит в глазах безнадежно долго
я боюсь сказать - навсегда, навечно
я стою в перекрестьи твоих окон
я стою в перекрестьи твоих окон
как бы не был я от тебя далеко
ты найдешь меня во мгновенье ока
стоит только раздвинуть тяжелые шторы
пальцы света укажут тебе дорогу
я стою в перекрестьи твоих окон
я стою под прицелом твоих окон




Доктор твоего тела

я проснулся рано утром
я увидел небо в открытую дверь
это не значит почти ничего
кроме того что возможно я буду жить
я буду жить еще один день
я не смертельно болен
но я в лазарете стерильный и белый
и не выйду отсюда
пока не придет
доктор твоего тела
доктор твоего тела
я не буду лгать врачу
так бывало и раньше этот приступ не нов
это не значит почти ничего
кроме того что возможно
мы должны быть
мы должны быть внимательней в выборе слов
оставь безнадежных больных
ты не вылечишь мир и в этом все дело
пусть спасет лишь того кого можно спасти
доктор твоего тела
доктор твоего тела
я проснулся рано утром
я увидел небо в открытую дверь
это не значит почти ничего
кроме того что возможно я буду жить
я буду жить еще один день
и будет еще одна пьяная ночь
как пыльная моль на подушку присела
и не был я болен и не был врачом
доктор твоего тела
доктор твоего тела




Я хочу быть с тобой

я пытался уйти от любви
я брал острую бритву и правил себя
я укрылся в подвале я резал
кожаные ремни
стянувшие слабую грудь
я хочу быть с тобой
я хочу быть с тобой
я так хочу быть с тобой
и я буду с тобой
твое имя давно стало другим
глаза навсегда потеряли свой цвет
пьяный врач мне сказал что тебя больше нет
пожарный выдал мне справку что дом твой сгорел
но я хочу быть с тобой
я хочу быть с тобой
я так хочу быть с тобой
и я буду с тобой
в комнате с белым лотолком с правам на надежду
в комнате с видом на огни и с верою в любовь
я ломал стекло как шоколад в руках
я резал эти пальцы за то
что они не в силах прикоснуться к тебе
я смотрел в эти лица и не мог им простить
того что у них нет тебя и они могут жить
но я хочу быть с тобой
я хочу быть с тобой
я так хочу быть с тобой
и я буду с тобой
в комнате с белым потолком с правом на надежду
в комнате с видом на огни и с верою в любовь




Утро Полины

руки Полины
как забытая пластинка под упорной иглой
звуки ленивы
и кружат как пылинки над ее головой
сонные глаза
ждут того кто войдет в них
и зажжет в них электрический свет
утро Полины
продолжается сто миллиардов лет
и все эти годы я слышу как колышется грудь
и от дыхания ее в окнах запотело стекло
и мне не жалко ничего и бесконечен мой путь
в ее хрустальной спальне пусть будет постоянно светло
есть те кто дождутся
и те кто не дождавшись умрут
но и с теми и с другими
одинаково скучно идти
я люблю тебя за то
что твои любовники ждут
того что никогда не сможет произойти
пальцы Полины
словно свечи в канделябрах ночей
слезы Полины
зеркала и бесконечный ручей
в комнате Полины
нерешительно мнется рассвет
утро Полины
продолжается сто миллиардов лет
и все эти годы я слышу как колышется грудь
и от дыхания ее в окнах запотело стекло
и мне не жалко ничего и бесконечен мой путь
в ее хрустальной спальне пусть будет постоянно светло




Новая любовь
   я всегда считал что клад этот мой и не думал ни с кем им
делиться
но я оставлю тебя сторожить этот клад и пускай тебе больше
не спится
как собаке на цепи сторожащей лабаз с ошейниками и
поводками
если нам нужно что-то еще кроме нас ничего уже нет между
нами
новая любовь будет совсем другой
новая любовь будет совсем другой
я не буду стоять как нищий с пустою рукой
новая любовь или совсем никакой
я нашел в своем кармане фотографию с безумным лицом
я нашел в своем кармане окурок с кровавым кольцом
я бросил их на землю чтобы ты не взяла мой след
я не хочу быть глазами которыми ты смотришь на свет
нет и нет...
женщины верны тому кто с ними а мужчины верны себе
я дал тебе имя я возьму это имя и верну это имя судьбе
я нашел свободу она повсюду но не там где она дана
и я буду королем ушедшим в изгнанье а ты будешь моя страна
новая любовь будет совсем другой
новая любовь будет совсем другой
я не буду стоять как нищий с пустою рукой
новая любовь или совсем никакой




Ночные братья

окна глаза зверей огни галактик
фары ночных машин на шумном тракте
если б суметь огонь надеть как платье
вы бы пришли в мой дом ночные братья
в каждой душе есть древний и вечный голос
каждый огонь хранит первобытный зов
в темной сырой земле скрыт магнитный полюс
ночью зрачки горят как огни костров
сколько известно вам самых первых истин
отблеск луны в воде и роса на листьях?
если б суметь огонь надеть как платье
взяли б меня с собой ночные братья
окна глаза зверей огни галактик
фары ночных машин на пустом шоссе
нужно спешить: ведь солнце в своих объятьях
все испарит что скрыто в ночной росе
окна глаза зверей огни галактик
фары ночных машин на пустом шоссе
если б суметь огонь надеть как платье
вы бы пришли в мой дом ночные братья




Ариадна

рано ли поздно ли там и тут
тропочку-ниточку оборвут
острые шустрые ножницы
тропочка-ниточка кончится
но пока есть еще время
я могу сохранить нить
в лабиринт я войду смело
нить в пальцах
дам я нить тебе в руку
вместо слов и кольца
у нее два значенья
у нее два конца
можешь ждать
возле входа непрестанно
может вспять
я вернусь когда устану
вдруг устану
отклики отзвуки в глубине
осыпи россыпи в темноте
золото-серебро тусклый свет
может быть выхода вовсе нет
но пока есть еще время
я должна протянуть путь
я не буду блуждать слепо
нить в пальцах
дам я нить тебе в руки
вместо слов и кольца
у нее два значенья
у нее два конца
можно жизнь прождать у входа
можно вслед за мной пойти
может ты еще поспеешь
вдоль по нити по пути
если нить оборвалась
и меня рядом нет
значит срок мой отмерен
и потушен мой свет
завяжи два конца узлом на память
может быть нить твоя прочнее станет
крепче станет




Клипсо-Калипсо

зеркала отражали любовно
розу чистую в светлой росе
и хотелось ей быть бесподобной
но при этом такой же как все
идет идет неся свечение
звучит звучит такая музыка
- клипсо-клипсо-калипсо
клипсо-клипсо-калипсо
дьявол женщину всякому учит
и она на пружинке тугой
справа крепит янтарное солнце
слева - клипсу с жемчужной луной
это ребус шарада загадка
судьбы тех кто ее целовал
если справа - сгорал без остатка
если слева - навек застывал
идет идет неся свечение
звучит звучит такая музыка
- клипсо - клипсо - калипсо
клипсо-клипсо-калипсо




Тацу

островок в океане
пять базальтовых скал
гнезда птиц и лишайник
но наставник сказал:
„Тацу, юный воин Ямато
император велел нам
здесь оставить солдата"
поздно осенью крейсер
якорь бросил у скал
металлический голос
по-английский сказал
„Tatsu, your emperiops surrended!
Tatsu, leave your rocks, unlood your gun!
Тацу знает лишь то что
это голос врага
он не понял ни слова
ложь все наверняка
Тацу, тебе тринадцать лет
Тацу, ты маленький дракон
сорок солнцестояний
и сезонов дождей
Тацу ждет приказаний
от погибших вождей
Тацу ловит крабов в заливе
Тацу воду пьет и глядится
в зеркала дождевые
Тацу ты стал совсем седым
Тацу ты охраняешь дым




Улитка

ты дашь огонь - я дам очаг
ты знаешь что - я знаю как
война идет - там за окном
должна быть крепость - невидимый дом
слышишь слышишь поет
пламя
окна стены всегда
с нами
там где мы - там наш дом
ты дашь мне ось - я дам ей плоть
проложишь курс - измерю путь
возьми все небо - со всем что там
должна быть правда - невидимый храм
стержень стержень пронзит
сердце
свяжет свяжет зенит
с центром
вверх улитка ползет
вплоть до самых высот
вверх по склону Фудзи
вверх до самых высот
и несет на спине
свой невидимый дом
вверх вплоть до самых высот
вверх улитка ползет
вплоть до самых высот
пусть улитка вольет
свой дом в небосвод




Ленивые огни

спокойные ночи
холодные линии
из серебра
горящая влага
дым сигареты
колдовские слова
как белая кожа
по черной коже
сверчок телефона
забытые номера
твои клаксоны
далекие саксофоны
и свободные свитера
пусть плавится лед
под твоей рукой
ты чьи пальцы в моих волосах
невидимый навсегда
лимоны в бокалах
полночное солнце
мой барабан
ночи кларнетов
под тонкой рубашкой
два острия
как черная кожа
по белой коже
как тени на льне
танцы в прихожих
из этих сброшенных
замшевых туфель
разольется луна
пусть плавится лед
под твоей рукой
ты чьи пальцы в моих волосах
невидимый навсегда




Марсельеза

я сделаюсь странным и войду как герой
в новый кадр который
начнется с черной пряди волос
на моем плече
я прощу наш стиль неубранство домов
носки на креслах нашу постель
которая пахнет похмельем
и колесом обозрения
сегодня мы будем пить
Королевскую Кровь
бокалы на стол! на плаху - топор!
сегодня мы будем пить
Королевскую Кровь
кусая губы и проплакав глаза
треть жизни уходит
как голые плечи - усталые свечи -
не накинут халат
но романтика - это твой смазаный грим
Марсельеза - черный эротический блюз
бомба на плечах ядра между ног
песня воробья
сегодня мы будем пить
Королевскую Кровь
трепещите, тираны!
вперед, батальоны!
сегодня мы будем пить
Королевскую Кровь!




Мертвая мечта плохо пахнет

улицы пусты и в парке кусты покрыты росой
чистое стекло вымыто мягкой дождевою водой
я встал под теплый душ обнажив свою душу
нагой и босой
но этот липкий запах тяжелый и грустный
он остался со мной
мертвая мечта плохо пахнет
мертвая мечта плохо пахнет
я стал брезглив: эти влажные губы пахнут кладбищем летом
типографская краска не может отбить запах мертвых газет
и цветы на окне собирают из мух
лишь самых отпетых
отравленный нюх не обманешь пакетом
дурных сигарет
этот запах въелся в кожу до самых печенок
как краска стыда
этот запах сделал сердце открытой могилой
не зарыть никогда
и тот кто стоя рядом ничего не почует
не знал нашей мертвой мечты
но тот кто уклоняется от поцелуев
чувствует то же что ты
мертвая мечта плохо пахнет
мертвая мечта плохо пахнет




Стеклянный дом

камни за пазухой морщат
мой новый пиджак
ты чистишь на кухне
старую тулку отца
гости приносят на блюде
праздничный торт
под кремом которого
спрятаны слитки свинца
но в стеклянном доме
опасно камнями бросаться
в стеклянном доме
никто не рискнет подраться
и в стеклянном доме
ненависть сжигает сердца
но я вынужден терпеть
выражение чужого лица
разносчик телеграмм
приносит лотерейный билет
и открытки с которых
капает сладкая ложь
он сует мне в карман
целлофановый пистолет
и вручает тебе
перевязанный ленточкой нож
но в стеклянном доме
опасно камнями бросаться
в стеклянном доме
никто не рискнет подраться
и в стеклянном доме
ненависть сжигает сердца
но я вынужден терпеть
выражение чужого лица




Наша семья

в нашей семье каждый делает что-то
но никто не знает что же делают рядом
такое ощущенье словно мы собираем
машину которая всех нас раздавит
наша семья это странное нечто
которое вечно стоит за спиною
я просто хочу быть свободным и точка
но это означает расстаться с семьею
кто здесь есть? брат сестра тесть!
смотрите на меня я иду поджигать
в пижаме и с нелепым огнем
смотрите на меня хотя бы потому
что я просто иду
я иду поджигать наш дом
есть белая овца среди черных овец
есть белая галка среди серых ворон
она не лучше других она просто дает
представленье о том что нас ждет за углом
что с вас взять? сын дочь зять!
смотрите на меня я почти Герострат
со свечкой и босиком
вы выйдите впервые на проспект за углом
хотя бы для того
чтобы взглянуть
как пылает наш дом




Плебейка

плебейка - по твоему лицу размазан мейк-ап
плебейка - твоя любовь как телогрейка
я привожу тебя домой
как водят блудных собак
мой сексуальный партнер
и мой классовый враг
ты говоришь о Париже
но тебе куда ближе помойка
мои деды жевали нерчинский снег
мои прадеды мечтали о Полярной звезде
я потомок тех кто дал тебе свободу
чтобы ты имела тряпки и плевала на работу
плебейка - твой рот улитка ты плод вырождены)
плебейка - в твоих жилах водка уже два поколенья
я привожу тебя домой наверно это с тоски
у тебя злые бедра и тугие соски
ты говоришь об Армани
и прячешь семечки в нагрудном кармане
мои деды стояли у мешков с песком
мои прадеды харкали кровью на камнях катакомб
и вот мы одни одни в этом доме
что я могу сделать с тобой и что дать тебе кроме
унижающей тебя любви
если ты только сможешь понять
что я улыбаюсь не от наслажденья
я смеюсь над гобой
когда хозяйка нового мира
становится плачущей плотью
ты всегда голосуешь за
просто тем что ты есть просто тем что довольна
просто тем что твои глаза
смотрят всем встречным мужчинам
в область ширинки™
плебейка»



Рвать ткань

на городской помойке воют собаки
это мир в котором ни секунды без драки
Бог сделал непрозрачной здесь каждую дверь
чтобы никто не видел чем питается зверь
папа щиплет матрасы мама точит балясы
под дикий рев мотоциклов детей
они смотрят программы отмеряя стограммы
пока дети приводят блядей
здесь все готово чтобы рвать ткань
все готово чтобы рвать ткань
сметана на бананах молоко на губах
мы любим кого-то но нас любит страх
куда идти когда некуда идти
мы пойдем туда где разрывается ткань
в одну тюрьму из другой тюрьмы
нас разбудили в такую кромешную рань
мне страшней Рэмбо из Тамбова чем Рзмбо из Айн
возможно я в чем-то неправ
но здесь тоже знают как убивают
и также нелегок нрав
здесь все готово чтобы рвать ткань
все готово чтобы рвать ткань
сметана на бананах молоко на губах
мы любим кото-то но нас любит страх




Ален Делон (Взгляд с экрана)

она читала мир как роман
а он оказался повестью
соседи по подъезду
парни с прыщавой совестью
прогулка в парке без дога
может встать тебе слишком дорого
мать учит наизусть телефон морга
когда ее нет дома слишком долго
отец приходит не находит дверей
и плюет в приготовленный ужин
она старше чем мать
он должен стать ее мужем
первый опыт борьбы против потных рук
приходит всегда слишком рано
любовь - это только лицо на стене
любовь - это взгляд с экрана
Ален Делон говорит по-французски
Ален Делон говорит по-французски
Ален Делон Ален Делон не пьет одеколон
Ален Делон говорит по-французски
парни могут стараться на квартирах подруг
она тоже бывает там
но это ей не дает ничего кроме будничних утренних драм
а дома совсем другое кино
она смотрит в его глаза
и фантазии входят в лоно любви
сильней чем все те кто узнают ее
Ален Делон говорит по-французски
Ален Делон говорит по-французски
Ален Делон Ален Делон не пьет одеколон
Ален Делон говорит по-французски




Падал теплый снег

падал теплый снег
она включила свет
он открыл гараж
он завел мотор
она сняла пальто
падал теплый снег
струился сладкий газ
дети любви
мы заснем а твоих мягких лапах
дети любви
нас погубит твой мятный запах
у нее был муж
у него была жена
их город был мал
они слышали как
на другой стороне
мешают ложечкой чай
они жили здесь
жили среди нас
ты можешь спросить
ты можешь узнать
они не были боги
откуда им знать про добро и зло
они плыли по теченью
оно их принесло
нагими на холодный стол
они жили здесь
жили среди нас
и теплый снег идет
струится сладкий газ
дети любви
мы заснем а твоих мягких лапах
дети любви
нас погубит твой мятный запах




Пылающая улица

куда ведет эта улица
вверх или вниз
ближе к небу в алмазах
или прямо в ад?
где-то там за плечом
остался мой дом
но времени нет
оглянуться назад
улица горит
и ты должен бежать
если ты и не сгоришь
оставшись стоять
задние ряды
пройдут по твоей груди
пылающая улица
не стой на пути!
я увидел указательный знак
прибитый на гвоздь
я встал и попытался его прочитать
но слепой вонзил мне в спину
свою острую трость
а блюститель попытался
меня расстрелять
улица горит
и ты должен бежать
если ты и не сгоришь
оставшись стоять
задние ряды
пройдут по твоей груди
пылающая улица
не стой на пути!



Брат мой Каин

брат мой Каин был в далекой стране
убивал там детей пророка
брат мой Каин вернулсл спасать
Россию от масонов и рока
брат мой Каин за армейский порядок
и за Советскую власть
Каин тяжко контужен и не спит на кровати
потому что боится упасть
и когда он выходит в двенадцать часов
пьяный из безалкогольного бара
лунный свет станет красным на десантном ноже
занесенном для слепого удара
когда он ревет кровь течет из-под век
когда он смеется у него не все на месте
он уже не человек
он уже не человек
брат мой Каин - орудие мести
брат мой Каин - он все же мне брат
каким бы он ни был - брат мой Каин
он вернулся домой - я открыл ему дверь
потому что он болен и неприкаян
он ищет в воздухе духов дрожащей рукою
но натыкается только на нас
брат мой Каин все равно нас погубит
потому что у Каина больше нет глаз
когда он ревет кровь течет из-под век
когда он смеется у него не все на месте
он уже не человек
он уже не человек
брат мой Каин - орудие мести




Стриптиз

мясники выпили море пива
мясники слопали горы сала
мясники трахнули целый город
но им и этого мала
и когда на нас надвигается буря
они смотрят где лучше расставить кресла
чтобы видеть как антарктический смерч
свинтит нам руки и вырвет нам чресла
разденься!
выйди на улицу голой
и я подавлю свою ревность
если так нужно для дела
разденься!
пусть они удивятся
пусть сделают вид что не видят
но им ни за что не забыть...
их сны заполнит твое тело
мы любили друг друга ночью
мы начали с водки утром
и трудно трудно прятаться в тень
и быть молчаливым и мудрым
костлявые дети пустыни
стучатся в двери и просят объедков
страна вымирает как древний ящер
с новым вирусом в клетках
разденься!
выйди на улицу голой
и я подавлю свою ревность
если так нужно для дела
разденься!
пусть они удивятся
пусть сделают вид что не видят
но им ни за что не забыть...
их сны заполнит твое тело
они любят стриптиз
они получат стриптиз




Скованные одной цепью

круговая порука мажет как копоть
я беру чью-то руку а чувствую локоть
я ищу глаза а чувствую взгляд
там где выше голов находится зад
за красным восходом - розовый закат
скованные одной цепью
связанные одной целью
скованные одной цепью
связанные одной
здесь составы вялы а пространства огромны
здесь суставы смяли чтобы сделать колонны
одни слова - для кухонь другие - для улиц
здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц
и я держу равнение даже целуясь
на скованных одной цепью
связанных одной целью
скованных одной цепью
связанных одной целью
можно верить и в отсутствие веры
можно делать и отсутствие дела
нищие молятся молятся на
то что их нищета гарантирована
здесь можно играть про себя на трубе
но как ни играй - все играешь отбой
и если есть те кто приходит к тебе
найдутся и те кто придут за тобой
также скованные одной цепью
и связанные одной целью
скованные одной цепью
и связанные одной
здесь женщины ищут но находят лишь старость
здесь мерилом работы считают усталость
здесь нет негодяев в кабинетах из кожи
здесь первые на последних похожи
и не меньше последних устали быть может
быть скованными одной цепью
связанными одной целью
скованные одной цепью
связанные одной целью




Без заголовка

Веня, менеджер среднего звена, добирался на работу на маршрутке. Каждый раз он выходил на остановку с неприятным чувством. Протянув руку, ты оказываешься в тесном кругу давно знакомых, злых и малоприятных лиц. Как будто смотришь один и тот же короткий фильм на полчаса с небольшими вариациями.

За два года таких путешествий Веня овладел полезными навыками. Он научился одной рукой отсчитывать в кармане ровно 15 рублей, баллансировать на поворотах, быстро перемещаясь из стороны в сторону сохранять равновесие.

Как-то утром, протиснувшись в узкую дверцу и привычным, малозаметным движением утвердившись среди других пассажиров, он понял что в сюжете фильма что-то неуловимо изменилось. И правда, изменилось. Там, в конце салона, где обычно он видел Дядьку, Бухгалтершу, Скарабея и Педика. Правда...Это было настолько неожиданно, что Веня чуть не забыл забрать сдачу - 5 рублей. Там, зажатая между Дядькой и Скарабеем ехала девушка! Абсолютно незнакомая, эфемерная, как будто бабочка попала с банку с жужелицами.

Веня сам того не осознавая приосанился. Краешком глаза он следил за ней. Ненадолго отвлекшись, чтобы передать чьи-то деньги водителю, он вдруг услышал неприятный, резкий визг: " Я же просила, после моста!". Он обернулся. Да это кричала она. Неприятно распялив рот, она враскоряку стояла напротив дверей.

- Громче нужно говорить! - проорал водитель.

- Ты, пидор глухой, ****ь! Стой , я сказала - вопила девушка, вцепившись ярко-красными ногтями в поручень.

Веня успокоился. Его мысли набрали привычный ход: аванс - попить пива- компьютер- копить на машину.

Дети ящера

Впервые то, что они другие, замечаешь классе в 6-ом. Смотришь товарищу в глаза, в веселые ребячьи глаза, и – на тебе! – какая-то белесая пленка выросла, словно плесень, на его блестящих роговицах. И сразу взгляд стал другой: бесчеловечный, тяжелый. Взгляд рептилии. Ящера.

Я ничего не хочу утверждать голословно. Но вот исламские мистики полагают, что за плечами у любого ребенка стоят два ангела – белый и черный. И каждый нашептывает свое. К трем годам ребенок уже выбирает раз и навсегда, каким ухом слушать. Может, и так. А может, прав один британский пророк нью-эйджа, проповедующий, что на заре истории самки человеческие реально совокуплялись с чешуйчатыми пресмыкающимися и кровь рептилий все еще течет в жилах представителей человеческой расы?

Не знаю, не знаю, но чем-то эти странные дети действительно кардинально отличаются от сверстников.

В классической страшилке «Муха» гены насекомого, дремлющие в хромосомах протагониста, пробуждаются к жизни мощным ударом электрического тока – искусственной молнией. Для Детей Ящера триггером, запускающим их тайную программу господства, является слово «Мое».

Обитатели эдемского сада не знали собственности. Запретный плод не был, как предполагают отдельные этнографы, ни психоактивным грибом, ни девственностью собственного чада. Скорее всего, это было обыкновенное яблоко. Сам акт срывания его с дерева, превращения «ничейного» в «чье-то» и был источником грехопадения.

Стопроцентный человек знает, что ничто не принадлежит ему – хотя бы потому, что он смертен. Он не собирает сокровищ там, где ржа истребит их. Стопроцентный ящер этого не ведает: программа присвоения – нелепого, алчного – обусловливает все его действия.

Никто из нас на все сто процентов ни человек, ни ящер. В жилах каждого из нас – смесь кровей. Там, где ящера мало, побеждает человек. Но бывает так, что ящера – больше.

Впервые то, что они другие, замечаешь классе в 6-ом. В возрасте бар-мицвы и конфирмации. Именно в этот период в стихию детства вторгаются иерархические структуры. Именно в этот период во главе этих структур – местной ячейки комсомола, гитлерюгенда, бойскаутов, христианской молодежи – неизменно оказываются Дети Ящера.

Ты живешь, а они, тем временем, стяжают. Меняют монетки и марки, торгуют в классе копиями компьютерных игр, суживают жвачку под процент.

К окончанию института ты с ними уже почти не встречаешься. Они слишком далеко от тебя. На страницах глянцевых журналов, на экранах телевизоров. Они заняты делом: распределяют потоки ядовитой крови своих пращуров, струящиеся из проколотых коронками буров вен земли. Над ними – символы государственной власти, чешуйчатые орлы, двуглавые и белоголовые, столь похожие на древних птеродактилей. И значки валют, струящиеся по экранам мониторов – разве это не пляски вихляющего ящерова хвоста?

Мы живем на оккупированной территории. Сказка о юрких млекопитающих, выживших под ногами у чудищ, это – увы! – не легенда прошлых дней, а притча о том, что предстоит нам в будущем. Выживем либо мы, либо они – иного не дано.

А если мы, все же, проиграем, то самый мрачный и бредовый рассказ Лавкрафта вскоре окажется просто журналистским репортажем, размещенном на последнем человеческом сайте за мгновение до того, как на шею контент-провайдера легла чешуйчатая лапа потомка Дагона.

Бог больше не живет в ЖЖ

Однажды Бог подумал: «Почему бы Мне не завести аккаунт в Живом Журнале?» «В конце-то концов (так думал Бог) это вполне современный способ общения с людьми – ничем не хуже огненного столпа или горящего куста (кстати, отличная идея для Моего юзерпика!)»

Первые же посты нового юзера привлекли внимание ЖЖ-сообщества. «Прикольный виртуал!» – писали друг другу ЖЖ-исты. Очень быстро Бог стал сначала тысячником, а потом и пятитысячником. Он отвечал на вопросы, отзывался на молитвы, вступал в полемику и даже не банил нахалов, писавших под Его откровениями о Страшном Суде и будущем Вселенной «ниасилил» , «боян», «афтар, выпей йаду!» и «учи матчасть!» Он, невзирая на Свое всеведение, каждое утро запоем читал френдленту, как-то даже позабыл за этим делом вовремя вывести солнце из-за горизонта.

Однажды утром он с большим удивлением обнаружил в своей почте письмо из Abuse Team. «Дорогой друг, – писала Abuse Team, – на Вашей странице систематически публикуются материалы оскорбительные для морали, нарушающие приватность других пользователей, возбуждающие расовую и религиозную рознь, гомофобию и классовую вражду». Сначала Бог возмутился, затем на мгновение задумался о том, не перенести ли аккаунт к Мише Вербицкому, потом решил не сдаваться. Написал пост, в котором призвал всех людей доброй воли выступить на Его защиту.

Ничего не помогло – через три дня аккаунт Бога был удален с сервера. (Позже выяснилось, что настучала в эбьюз-тим группа атеистов и фундаменталистов, сколоченная каким-то то ли satana, то ли shaitan. Поговаривали, что под этим именем в реале обретался Папа Римский или Патриарх или они оба вместе).

Та ночь на планете Земля была страшной. Несколько ураганов сформировались на севере Карибского моря и, сметая все на своем пути, обрушились на побережье Флориды. Пара крупных метеоритов вонзились в пегматитовый щит Скандинавии. В Лондоне вспыхнуло Вестминстерское аббатство.

Ближе к утру Бог несколько успокоился. В конце концов, он сам сотворил этих существ из малой капли и знал, чего они стоят. Он посмотрел вниз, на Землю. В свете утренних лучей его творение было прекрасным. Где-то в диких горах мальчик пас коз. Он только что совершил фаджр, как учил отец, а теперь чистил АКМ. Автомат был памятью об отце, который стал («ИншаАлла», – приговаривал мальчик перед тем, как подумать это) шахидом два года назад. Мальчик ничего не знал про Живой Журнал, и это тоже было прекрасно.

«Джабраил!» – подумал Бог. Архангел возник по Его велению, неизбывно прекрасный. Радуясь умению отчасти угадывать мысли Единого, он спросил:

– Уничтожить Портленд?

– Да нет, – ответил Бог, – это их не спасет. Скажи, как давно в последний раз ты воплощался в пылающий куст?

Дата публикации: 15.10.2014,   Прочитано: 2569 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды