Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Поэзия

Ножкин Михаил (род. 1937)

Песни

Россия Я люблю тебя, Россия, Дорогая наша Русь, Нерастраченная сила, Неразгаданная грусть. Ты размахом необъятна, Нет ни в чём тебе конца. Ты веками непонятна Чужеземным мудрецам Много раз тебя пытали - Быть России иль не быть: Много раз в тебе пытались Душу русскую убить. Но нельзя тебя, я знаю, Ни сломить, ни запугать, Ты мне, Родина родная, Вольной волей дорога. Ты добром своим и лаской, Ты душой своей сильна. Нерассказанная сказка. Синеокая страна. Я в берёзовые ситцы Нарядил бы белый свет, Мне всю жизнь тобой гордиться, Без тебя мне счастья нет! Последняя электричка Па-па-па-па-ра-па-ра-па-ра-па-ра-ра... е-е Как всегда, мы до ночи стояли с тобой, Как всегда, было этого мало, Как всегда, позвала тебя мама домой, Я метнулся к вокзалу. Припев: Опять от меня сбежала Последняя электричка, И я по шпалам, опять по шпалам Иду домой по привычке. А вокруг тишина, а вокруг ни души, Только рельсы усталые стонут, Только месяц за мною вдогонку бежит, Мой товарищ бессонный. Припев. Уж восток не спеша начинает гореть, Завтра рано вставать на работу. Только хочется петь, и бежать, и лететь, Только спать неохота. Припев. Не унять непонятную радость мою - Так вот каждую ночь коротаю. Завтра снова с любимой до звезд простою И опять опоздаю. Припев. Не жди ты меня, пожалуй, Последняя электричка, Уж я по шпалам, опять по шпалам Пойду домой по привычке. Пойду домой по привычке. Пойду у-у Честно говоря Мы вам честно сказать хотим: На девчонок мы больше не глядим. Они всю жизнь нам разбивают сердца, От них мучения нам без конца. Сколько можно им песни петь, Сколько можно капризы их терпеть, Быть под наркозом их пленительных глаз И слышать каждый раз отказ, опять отказ? Припев: А как без них прожить, а ну скажи, скажи? Без них-то, мы куда? да просто никуда. Недаром все века их носят на руках, И нам опять придется руки подставлять. Мы вам честно сказать должны: Больше жизни девчонки нам нужны. Ну кто нам скажет, что приходит весна? Ну кто покоя нас лишит и сна? Кто разбудит в душе любовь? Кто заставит в мечту поверить вновь? Кто поцелует нас хотя б иногда, Кто с нами жизнь разделит раз и навсегда? Припев. А я ее люблю Раньше думал я, что нет любви на свете, Что любовь бывает в сказках, да в кино. А недавно вдруг одну девчонку встретил, И планета закачалась подо мной. С той поры и я поверил в чудеса, На беду свою всё думаю о ней. Полюбил, а почему, не знаю сам, Есть же лучше, и красивей, и умней. Припев: А я ее люблю, ее одну, Я на других теперь и не взгляну. Как сумасшедший на свиданье к ней бегу И ничего с собой поделать не могу. Ах, любовь моя – нежданная награда, Беспокойное спокойствие души. Лед и пламя в ней, и боль моя, и радость. Ей одной теперь судьбу мою вершить. Не могу понять – ну что я в ней нашел Словно вдруг хлебнул волшебного питья, Только с ней мне почему-то хорошо, До свиданья, холостая жизнь моя. Припев. Не могу понять – ну что я в ней нашел Словно вдруг хлебнул волшебного питья, Только с ней мне почему-то хорошо, До свиданья, холостая жизнь моя. Припев. И ничего с собой поделать не могу, И ничего с собой поделать не могу, И ничего с собой поделать не могу. Под городом Ржевом Под Ржевом от крови трава на века порыжела, Под Ржевом поныне шальные поют соловьи О том как под Ржевом, под маленьким городом Ржевом, Великие, долгие, тяжкие были бои... Под Ржевом и ночью и днем не смолкали сраженья, А враг был одет и обут и силен и жесток, Под Ржевом сжималось, сжималось кольцо окруженья И наши от пуль и от голода падали с ног. Под Ржевом болота, повсюду болота-болота, Трясина да кочки, да ямы да редкий ивняк. И в эти болота без счета, без счета, без счета Врезались герои отчаянных наших атак! Под Ржевом в кровавой, свинцовой, сплошной круговерти Не дрогнули славные дети родимой земли, Рванулись в прорыв окруженья Долиною Смерти, И в этой долине бессмертье свое обрели! ..А ныне в долине колышется хлебное поле, А ныне в долине снимают тройной урожай, А там под землею в три слоя, в три слоя, в три слоя - солдаты, солдаты, солдаты России лежат... А дома поныне все ждут их, всё ждут - не дождутся, В сердцах у родных все кипит неоконченный бой, А дома все верят, надеются - вдруг да вернутся! Хоть в песнях, хоть в мыслях, хоть в сказках вернутся домой... Под Ржевом от крови трава на века порыжела, Под Ржевом поныне шальные поют соловьи, О том, как под Ржевом, под маленьким городом Ржевом Великие, долгие, тяжкие были бои... Свободный вечер Мы целый день в трудах, Мы целый день в заботах, Но вечером всегда, кончается работа, И вот он наступил свободный вечер, И пусть туда кто хочет, держит путь, А мы к друзьям торопимся навстречу, Сегодня мы решили отдохнуть. Припев: Потанцевать мы собрались, Развеселись, прошевились, А ну-ка под руки – подруг, А ну-ка шире круг, Шире круг. А ну-ка потянись, А ну-ка шире плечи, А ну-ка улыбнись, У нас свободный вечер, Свободных вечеров не так уж много, Пусть все вокруг смеется и поет, Пусть ноги поработают немного, Пусть голова немного отдохнет. Припев: Потанцевать мы собрались, Развеселись, прошевились, А ну-ка под руки – подруг, А ну-ка шире круг, Шире круг. (4 раза) Весна Весна пришла, весна-красна примчалась Веселой светлой сказкой наяву И звонкою капелью застучала, И зеленью пронзила синеву. Весна пришла, и по ее веленью Покой опять взорвали соловьи, И снова жизнь рванулась к обновлению, В сто крат умножив радости свои. Весна пришла, и солнце ввысь взметнуло И распахнуло двери и сердца, И в каждый дом с разбегу заглянуло, И улыбнулось детям и отцам. Весна пришла, и это не заметить Немыслимо, и мимо не пройти, Ведь нам весна надеждой доброй светит, И нам с весною вечно по пути. Весна-красна, мы в ней души не чаем, Цветами и улыбками встречаем. Повсюду нынче властвует она Великая и вечная весна! Песня солдата Разве можно былое забыть? До сих пор годы мчатся, как пули... Мы суровой солдатской судьбы До краёв всем народом хлебнули. В душах вечный осколок торчит, Память бьёт бухенвальдским набатом. И поныне в народе стучит Опалённое сердце солдата. Мы в атаку вставали страной, Всем народом дрались в рукопашной. Мы Победу добыли ценой, О которой подумать-то страшно. Не всегда ль мы достойны её, Забывая порою, что свято? И частенько нам спать не дает Беспокойное сердце солдата. Мы по чести обязаны жить, Позабыв пьедесталы и нимбы; По-солдатски Отчизне служить - Где бы, кто бы и кем бы ты ни был. Нам, сегодняшним, в завтра идти, Вспоминая о прошлом крылатом. Пусть стучит оно в каждой груди, Бескорыстное сердце солдата. Нам война не нужна никогда. Мы с рождения - мирной породы, Ну, а если вдруг снова беда - Мы в атаку опять всем народом! Будем к новым победам идти Так, как шли ветераны когда-то, А пока над планетой летит Наша мирная песня солдата. Песня о возрасте Ах, как быстро годы наши мчатся, Как кружит нас дел круговорот… Не успеет новый день начаться – Вечер уж толчется у ворот. Только что с уроков убегали, Только что влюблялись в первый раз, А уж половину отшагали, И осталось полпути у нас. Припев: Давай опять пойдем весне навстречу, Давай в глаза рассвету поглядим. Еще не вечер, еще совсем не вечер – Все главное, быть может, впереди. Ничего почти не изменилось, Только ночи стали чуть длинней, Только сердце чуть угомонилось, Только жизнь узнали до корней, Да забот прибавилось к тому же, Да надеждам чуть прикрылась дверь. Но зато мы вдвое крепче дружим, Втрое крепче любим мы теперь. Мы бежим, бежим за синей птицей, Да не всем догнать ее дано. Каждому свое, как говорится, Только жизнь прекрасно все равно, Только вешать голову не надо, Только нос не надо опускать – Счастье наше ходит где-то рядом, Только нас не может отыскать. Припев: Давай опять пойдем весне навстречу, Давай в глаза рассвету поглядим. Еще не вечер, еще совсем не вечер – Все главное, быть может, впереди. Песня о быте Друзья мои! Давно ли клятву дали Не прыгать в паутину брачных уз И вечерами страстно воспевали Наш беспокойный холостой союз? Но время шло – вы все переженились, Мужьями стали. Так смешно – Осели, раздались, остепенились, И внутренне, и внешне изменились. Лишь я холостяком остался, но… Мне с жизнью холостой пришлось проститься – Уж очень этот быт меня заел. Решил и я, друзья мои, жениться, Чтоб избежать домашних всяких дел. Теперь, с супругой время коротая, Я ощутил женитьбы этой вред: Она романы модные читает, А я стираю да варю обед. Снова быт, снова быт, быт заедает, И как с ним быть, как с ним быть – прямо и не знаю. Мы в кооператив анкету сдали: Построимся – пусть бесятся враги. И мебель, и бельишко распродали, И по уши залезли все в долги. А дом готов, пора переселяться. Была б кровать – поставили б в углу. Но, чтоб с долгами, братцы, рассчитаться Придется спать три года на полу. Снова быт, снова быт, быт заедает, И как с ним быть, как с ним быть – прямо и не знаю. Купили полированную мебель На радости соседям и гостям. Кто только ни смотрел, кто только не был, И все вокруг завидовали нам. Гостям-то что? Сиди, соси конфетки, А мне – не тронь, не встань, не ляг, не сядь… Обедаю теперь на табуретке, Чтоб на столе следов не оставлять. Снова быт, снова быт, быт заедает, И как с ним быть, как с ним быть – прямо и не знаю. На лето переехали на дачу. Здоровую овчарку завели, Чтоб эту дачу не уперли, значит, И нас бы заодно не унесли. Красивая собака, дорогая – Ведь украдут же, ясно дураку. Не спит собака, дачу охраняет, И я не сплю – собаку стерегу. Снова быт, снова быт, быт заедает, И как с ним быть, как с ним быть – прямо и не знаю. В искусстве я ценителем был тонким, И живопись, и зодчество любил. Теперь вокруг кастрюли да пеленки, Театры и музеи я забыл. Сижу у телевизора, старею, Вдвоем с женой играем в «дурака». И кто из нас двоих с женой дурнее Не выяснили мы еще пока. Снова быт, снова быт, быт заедает, И как с ним быть, как с ним быть – прямо и не знаю. А жизнь бежит в заботах неотложных. Уж четверть века я давно прошел. Работаю, друзья мои, как лошадь, А получаю – вроде, как осел. И целый день приходится носиться: То в ясли, то на рынок, то к врачу. А ночью холостая жизнь мне снится – Я даже просыпаться не хочу. Снова быт, снова быт, быт заедает, И как с ним быть, как с ним быть – и черт его не знает! Песня о начальниках В наш век стремительный, поспешный, Работа – многих славный путь. Мы все работали, конечно, Когда-нибудь и кем-нибудь. Мне как-то довелось трудиться В одной артели небольшой. Я к делу был, как говорится, Привязан телом и душой. В хорошем дружном, коллективе Работа полным ходом шла: Мы выполняли директивы И перевыполняли план. Все хорошо. Но, как назло, Нам все с начальством не везло. Вот, скажем, первый – старикашка, Тот нас все время обижал: Выговорами унижал, То вдруг расценки понижал, То увольненьями пужал – Короче, нас совсем прижал. Ну, мы, конечно, возмущаться начали, Хотели было с жалобой идти. Нам нового начальника назначили, Сказали, что уж лучше не найти. А начальник-то, надо признаться, Оказался любитель приврать, Очень, братцы, любил потрепаться Да с трибуны очки повтирать. Ну, мы, конечно, возмущаться начали, Хотели было с жалобой идти. Нам нового начальника назначили, Сказали, что уж лучше не найти. А начальник-то волю почувствовал, Сразу запил райкому назло. Пил да пил, да совсем не закусывал, И, конечно, его развезло. Ну, мы, понятно, возмущаться начали, Хотели было с жалобой идти. Нам нового начальника назначили, Сказали, что трезвее не найти. А начальник-то дядя старательный Поначалу грешил кумовством, А потом, приглядевшись внимательно, Воровством занялся воровством. Ну, мы, понятно, возмущаться начали, Хотели было с жалобой идти. Нам нового начальника назначили, Сказали, что честнее не найти. А начальник-то, дальше куда уже, Был по женской по линии слаб: Всей артелью бывало и за уши Не оттащишь от этих от баб. Ну, мы, конечно, возмущаться начали, Хотели было с жалобой идти. Нам нового начальника назначили, Сказали, что приличней не найти. А начальник на лодыря смахивал, Все сидел да вздыхал глубоко, Все ходил да ушами размахивал. Оказался – дурак дураком. Ну, мы, конечно, возмущаться начали, Хотели было с жалобой идти. Нам нового начальника назначили, Сказали, что умнее не найти. А начальник-то люду рабочему Был не друг, не товарищ, не брат: Он все матом рабочего потчевал, Кулаками махал, говорят. Ну, мы, конечно, возмущаться начали, На общее собрание собрались, и… Нам нового начальника назначили. Ну, с этим по домам и разошлись. Ну, не мог я терпеть безобразия, И ушел из артели дрянной. Вот, ребята, какая оказия Приключилась однажды со мной. Образованные просто одолели... Теперь любой киногерой За интеллект стоит горой, Шуршит дипломом и спешит к высокой цели. А тем, кто проще, нет житья, Карьера кончилась моя – Образованные просто одолели. Меня воспитывать давно Взялись в театре и в кино, И даже в цирке, и на радио и теле… И каждый знает – как мне быть, И каждый учит – как мне жить… Образованные просто одолели. Нам дали премию на всех. Взялись делить – и смех, и грех: Мы друг на друга паровозами пыхтели. Один кричит, что он главней, Другой кричит, что он умней… Образованные просто одолели. Сосед мой взял, да заболел И вызвать доктора велел. Но собрались родные у его постели, Сказали – сами мы врачи, И вот лежит сосед, кричит… Образованные просто одолели. Мы в позапрошлый выходной Вдруг не поладили с женой, И сразу тещи и свекрови налетели. Одни вопят: «Ты не гордись». Другие учат: «Разводись». Образованные просто одолели. Сказал директору народ, Что он от жизни отстает, Что он четыре класса кончил еле-еле. Директор сморщился слегка И сразу жалобу в ЦК: Образованные просто одолели. У нас в семье есть референт, Два кандидата и доцент. В обед за стол все дружно сели да поели. Они торопятся удрать, А мне посуду убирать… Образованные просто одолели. Распределяют на завод Сто инженеров каждый год, Ученых даже присылают раз в неделю. А на заводе говорят: «У нас нехватка в слесарях. Образованные просто одолели». Есть бухгалтерия у нас, И там с меня в который раз И подоходный, и бездетность взять успели, За ДОСААФ, за профсоюз. А с чем же я-то остаюсь?.. Образованные просто одолели. Меня попёрли из кино - Мне это, в общем-то, смешно, Что заменить меня очкарики сумели. Со мной не сладили б «друзья», Но падежов не знаю я – Образованные просто одолели! А завтра что будет?.. Зимою, весною и летом Нам счастье дают по билетам. Порою приходится тяжко Без маленькой этой бумажки. Но только сегодня планета Не очень-то верит в билеты. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Мы век в коммуналке страдали, Но всё же квартиру нам дали. Там нету ни газа, ни света, И треснули стены при этом, Вчера потолок обвалился, Сегодня уж пол провалился - Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Любовь нынче вышла из моды, Повсюду разводы, разводы. Семейное счастье пропало – Разводятся все, кто попало: От друга сбежала подружка, От деда сбежала старушка. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Курносые наши девчонки Короткие носят юбчонки, У ихних мамаш, между прочим, Юбчонки намного короче. Конца этой моде не вижу – Юбчонки всё выше и выше… Товарищи, граждане, люди - А завтра-то, завтра что будет? Жестоки мы стали к природе: Леса на бумагу изводим, И бедные звери, и птицы Не знают уж, где приютиться. Всю зелень попилим, порубим, Всю рыбу потравим, погубим. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Когда-то отдельные лица Могли на Эйнштейна коситься, То Зощенко вдруг запрещали, То джаз никуда не пущали, Потом на генетику выли, Потом кибернетику крыли. Товарищи, граждане, люди, Когда же их больше не будет? За модные туфли, от силы, Ты раньше двадцатку платила, Тридцатку потом отдавала, За сорок потом доставала, Потом за полсотни хватала. Теперь и шестидесяти мало. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? На транспорте нынче – проблемы: В метро не вмещаемся все мы, В троллейбусы еле влезаем, В автобусы чудом вползаем, И едем, обнявшись, как братья, И рвутся костюмы и платья… Товарищи, граждане, люди! А завтра-то, завтра что будет? На фабрике гвоздик стащили, Потом молоток утащили, Кирпичик потом утянули, Станочек потом не вернули, Потом уж полцеха украли И крышу совсем разобрали. Товарищи, граждане, люди, А завтра уж нечего будет! Когда-то с любимой супругой Мы ели белугу с севрюгой, Потом судака покупали. Потом на треску с ней напали. Теперь на мерлузу насели И всех осьминогов поели. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Не только коньяк или водку – Мы спирт потребляли в охотку, Потом самогон с денатурой, Теперь – нитролак с политурой. И тащат сегодня повсюду Мешками пустую посуду… Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Мы темные силы низвергли, Чертей всевозможных отвергли. Потом, чтоб не верить в кого-то, Богов развенчали в два счета. И нынче мы, дружно и твердо, Не верим ни в бога, ни в черта. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? Ну, что наша жизнь? Лотерея. С годами мы стали мудрее, В зените двадцатого века Мы стали беречь человека. И жить нынче лучше народу В сравненьи с тринадцатым годом. Товарищи, граждане, люди, А завтра-то, завтра что будет? А на кладбище... (многие до сих пор безосновательно считают автором этой песни Владимира Высоцкого) Говорить о творчестве что-то мне не хочется. Я - поэт особенный, я на том стою, Чтобы с авторучкою за столом не корчиться, А идти в интимную, в томную струю. Чтобы мои плёночки на заветной полочке Берегли, как старое крепкое вино, Чтобы мои песенки пели втихомолочку, Трезвые ли, пьяные - это всё равно. Я творю затворником песни подзаборные, Я мыслёнки тайные прячу между строк, Я беру «Три звездочки» под икорку чёрную Да шагаю в творческий в тихий уголок. Обожаю загород городской бугористый - Меж крестов протопаю торною тропой, И гитара рядышком, друг мой перебористый, И твори, что хочется, отдыхай и пой! Четверть века в трудах и в заботах я, Все бегу, тороплюсь да спешу. А как выдастся время свободное – На погост погулять выхожу. Там, на кладбище, так спокойненько, Ни врагов, ни друзей не видать, Все культурненько, все пристойненько – Исключительная благодать. Нам судьба уготована странная: Беспокоимся ночью и днем, И друг друга грызем на собраниях, Надрываемся, горло дерем. А на кладбище так спокойненько, Ни врагов, ни друзей не видать, Все культурненько, все пристойненько – Исключительная благодать. Друг на друга мы все обижаемся, Выдираемся все из заплат, То за лучшую должность сражаемся, То воюем за больший оклад. А на кладбище так спокойненько, Ни врагов, ни друзей не видать, Все культурненько, все пристойненько – Исключительная благодать. Ах, семья моя, свора скандальная, Ах, ты, пьяный, драчливый сосед, Ты квартира моя коммунальная – Днем и ночью покоя все нет. А на кладбище так спокойненько Среди верб, тополей да берез, Все культурненько, все пристойненько, И решен там квартирный вопрос. Вот, к примеру, захочется выпить вам, А вам выпить нигде не дают, Все стыдят да грозят вытрезвителем, Да в нетрезвую душу плюют. А на кладбище так спокойненько, От общественности вдалеке Все культурненько, все пристойненько, И закусочка на бугорке. Заболели мы автомашинами: Дай нам «Волгу», «Москвич», «Жигули», Обеспечь запасною резиною И гараж вынь хоть из-под земли. А на кладбище так спокойненько: Каждый в личном своем гараже, Все культурненько, все пристойненько, Все наездились вдоволь уже. Старики, я Шекспир по призванию, Мне б «Гамлетов» писать бы, друзья. Но от критики нету признания, От милиции нету житья. А на кладбище, по традиции, Не слыхать никого, не видать, Нет ни критиков, ни милиции – Исключительная благодать. Шуты Шуты шагают по планете! А смех – он цель свою найдёт, Смешное в нас самих таится. Боится смеха даже тот, Кто ничего уж не боится. И ни герой, ни царь, ни бог, И ни законы, и ни святцы – Никто, никто ещё не смог Народу запретить смеяться. Весёлым людям легче жить И дольше жить на белом свете! От смеха шар земной дрожит – Шуты шагают по планете! Шуты идут, шуты острят, Смеются над безумством века, Шуты нашли себе царя - Царя природы человека. Они его боготворят И, на корону не взирая, Ему всю правду говорят, Гнев высочайший презирая. Его величество смешил И Беранже, и Брехт лукавый, Булгаков правдою служил, Твардовский веселил державу. Шутов не гладят по спине, На них взирают с укоризной! Шуты – как Тёркин на войне, Шуты – как Райкин в мирной жизни. Так смейся, смейся, человек! Ты – главный царь на этом свете. Хохочет наш двадцатый век – Шуты шагают по планете! Я давно уж пополнить готов Беспокойное племя шутов Потому что давно убеждён: Человек для улыбки рождён. Буду вместе с шутами ходить, В стену лбом – бом, бом, бом! – колотить, Из газеты сверну колпачок – Вот ещё вам один дурачок! Нас много, шутов, И каждый готов Поспорить с судьбой-злодейкой, С гитарой и без, С дипломом и без, С копейкой и без копейки! Вот бы взять бы нам рогатки, дурачкам, Да палить из них по розовым очкам! Всю бы проволоку колючую стянуть И на гитары вместо струн бы натянуть. Вот бы правду говорить заставить всех - Вот бы смех-то был, вот это был бы смех! А пока – клянусь свободой колпака! – Глупо гневаться, мой царь, на дурака. Нас много, шутов, И каждый готов Поспорить с судьбой-злодейкой, С гитарой и без, С дипломом и без, С копейкой и без копейки! Шутов не купить, Шутов не продать, Шутам не страшны угрозы! Шагают шуты, Хохочут шуты, Смеются шуты… сквозь слёзы… Дело было вечером... Дело было вечером, Делать было нечего. Петя пел, Борис молчал, А Сергей ногой качал, Мила в зеркальце глядела, Таня просто так сидела, Николай ловил осу, Юра ковырял в носу. И сказал ребятам Петя: «Мы пока что с вами дети, но когда пройдут года – кем же станем мы тогда?» И сказал ребятам Вася: «Я уже в четвертом классе И, конечно, буду скоро Крупным кинорежиссером. Буду ездить за границу: В Канны, в Рим, в Париж и в Ниццу. Фестивали посещать, Мэров-пэров навещать. Со всего большого мира Соберу я сувениры. Буду я везде и всюду, А в Москве – проездом буду. Плавать мне во всех морях, Заседать во всех журях». И сказал ребятам Саша: «Буду я – как дядя Паша. Эту школу брошу вскоре, Перееду к синю-морю. Я хозяйничать люблю: Двухэтажный дом куплю, Обнесу его забором, Заведу собачек свору. Летом – каждую кровать Буду дачникам сдавать Вплоть до зимнего момента. А зимой – пускать студентов. Буду я, как говорится, Квартирантами кормиться. Буду жить да припевать, Да винишко попивать». В разговор вступил Сережа: «Я работу выбрал тоже, Я уже решил, ребята: Буду я «начальник блата». Папа с мамой говорят: «Нынче все решает блат». Буду утречком вставать, Все по блатам доставать, Всех устраивать по блату, Всех проталкивать куда-то, Заведу знакомых всюду. Взятки брать, конечно, буду. Буду брать, пока дают, А не брать – так засмеют. В жизни главное, ребята: Жить не только на зарплату». И сказал ребятам Коля: «Буду я, как дядя Толя, И, соседям на беду, В алкоголики пойду. Это нынче очень модно И почти что всенародно. Алкоголикам давно Все у нас разрешено: Можно драться и ругаться, И на улицах валяться, На милицию плевать, Людям жизни не давать. И общественность у нас Помогает в трудный час: Алкоголиков под ручки И на эти… на поручки». И сказала тут Людмила: «Я уже давно решила Стать писательской женой, И не спорьте вы со мной. Мне с пеленок стало ясно: Это выгодно ужасно. За писателя пойду, Домработниц заведу, Буду модно одеваться, Перед всеми задаваться, Из себя воображать, На машине разъезжать, И по творческим домам Буду ездить я сама. Отдыхать зимой и летом Буду с самым высшим светом. И сказал ребятам Юра: «Я пойду в номенклатуру: Буду всюду я ходить, Буду всем руководить. Главная моя забота – Научить других работать. Всем давно пора понять: Надо перевыполнять Ночью, днем, в жару и в холод, Города, деревни, села. Догонять, перегонять, Честь мундира не ронять, Чтобы до седьмого пота, Чтоб работать и работать, И давать, давать, давать, Чтобы отрапортовать». А в углу сидел Ванюша. Он молчал и только слушал, А потом сказал: «Друзья, Вот о чем подумал я: Всем бездельничать охота, Но работать должен кто-то? Должен кто-то в семь вставать, Всех кормить и одевать, Шить рубашки и штанишки, Суп варить, печатать книжки, В детский садик нас возить, Строить, рыть, пахать, косить? Кто-то должен – это ясно, Значит, только подрасту – Стану я рабочим классом Иль в колхозники пойду». Все к Ивану подбежали, Обнимали, руки жали И сказали наконец: «Ты, Ванюша, молодец! Ты умнее нас без спора. Ты давай – ворочай горы, Создавай, твори и строй, Добывай и землю рой. Ну, а мы, как говорится, Будем все тобой гордиться». Дело было вечером, Делать было нечего… А ну, давай, давай, давай... Многие люди старшего возраста хорошо помнят эстрадный номер с участием куклы-лоботряса. Я подросток нетипичный, Я всю жизнь на том стою: Дайте мне сто грамм «Столичной» - Я вам песенку спою! А ты рот не разевай, Газетки-то почитывай. А ну, давай, давай, давай - Меня перевоспитывай! Надоело в школьной массе, Я в ней по уши увяз: Я учусь в девятом классе Вот уже четвертый раз! Что мне спорт? На что мне труд С вечною заботою? Я бутылки соберу - Сдам и заработаю! А не хочу работы, друг, Ни в малейшей дозе: Я не трактор, я не плуг, Я и не бульдозер! Ростом папу обошел, Даже начал бриться: Я теперь уже большой, Я хочу жениться! А мне б по свету пошататься, А мне б проверить силу плеч! А мне б на пенсию смотаться, Мне б здоровье поберечь! Я заботу вашу чую, Все, что скажете, стерплю: Я общественность родную Больше матери люблю! Песня из кинофильма "Ошибка резидента" (слова Евгения Аграновича, музыка Михаила Ножкина) Я в весеннем лесу пил березовый сок, С ненаглядной певуньей в стогу ночевал, Что любил – потерял, что имел – не сберег, Был я смел и удачлив, но счастья не знал. И носило меня, как осенний листок. Я менял имена, я менял города. Надышался я пылью заморских дорог, Где не пахнут цветы, и не светит луна. И окурки я за борт бросал в океан, Проклинал красоту островов и морей И бразильских болот малярийный туман, И вино кабаков, и тоску лагерей. Зачеркнуть бы всю жизнь да с начала начать, Полететь к ненаглядной певунье своей. Да вот только узнает ли родина-мать Одного из пропащих своих сыновей? Самый главный день Война закончилась. И пушки замолчали, И годы сгладили великую беду, И мы живем. И мы опять Весну встречаем, Встречаем День Победы, лучший день в году. И от Камчатки до прославленного Бреста, От Севастополя до мурманских широт, Печаль и радость по стране шагают вместе, И снова память нам покоя не дает. День Победы – дня дороже нету, День Победы – самый главный день, В этот день на зависть всей планете Все награды, Родина, надень! В День Победы снова слышат люди Гром побед боевых, Майский гром гремит, как гром орудий, В память павших, во славу живых, В память павших, во славу живых! Война закончилась. Но песней опаленной Над каждым домом до сих пор она кружит. И не забыли мы, что двадцать миллионов Ушли в бессмертие, чтоб нам с тобою жить. Они исполнили солдатский долг суровый, И до конца остались Родине верны, И мы в Историю заглядываем снова, Чтоб день сегодняшний измерить днем войны. Война закончилась. И заживают раны, И в День Победы по восторженной стране, Блестя наградами, шагают ветераны, Фронтовики, герои, совесть наших дней. Но с каждым годом их шеренга быстро тает, Редеет славная гвардейская родня, И все цветы свои Весна в венок вплетает, И с ним склоняется у Вечного огня! Война закончилась. Надолго ли? Не знаем, Но знаем точно: где-то взведены курки, И пахнет порохом. И бродит мысль шальная – Проверить заново – уж так ли мы крепки?! Война закончилась. Но память поколений, Как фронтовая дружба, вечна и тверда. Нас никогда никто не ставил на колени, И не поставит ни за что и никогда! День Победы – дня дороже нету, День Победы – самый главный день, В этот день на зависть всей планете, Все награды, Родина, надень! И снова выборы И снова выборы, и снова голосуем, И снова списки депутатские тусуем, С газет, с экранов льются реки компромата, Гремят повсюду пистолеты, автоматы. Припев: Опять борьба за власть, за трон, за пьедестал, Со всех трибун привыкли горло драть, А караул устал, уже давно устал, И в помещеньи надо бы прибрать, Опять политики без устали вещают, И все вранье свое самим себе прощают, И обещают, обещают, обещают, А избиратели нищают да тощают. На время выборов обычный избиратель Для кандидата - друг и брат или приятель, Так расцелует, так обнимет, что не охни, Ты только голос свой отдай, а там хоть сдохни!.. Довольно, братцы, быть тупым электоратом, Ведь мы - народ, напомним это кандидатам, Давайте будем потрезвее, поумнее, Чтоб не пустить во власть ворюг да прохиндеев. Припев: И в их борьбе за власть, за трон, за пьедестал Пусть перестанут нас "на горло брать". Наш караул устал, уже давно устал, И в помещеньи надо нам прибрать! Время Русь собирать! Вновь над Родиной тучи багряные И набат и гудит, и зовёт, Вновь на Родину беды нагрянули, Снова стонет великий народ. Сколько ж можно терпеть, Сколько можно страдать? Всенародные кличут уста. Время Русь собирать, Время Русь собирать. Где ж ты, Иван Калита? И опять нами правят шарманщики, Снова в шорах и правда, и честь. Уж не счесть ни воров, ни обманщиков, И предателей — тоже не счесть. Всю Россию опять Разделить, разорвать Неспроста норовят, неспроста - Время Русь собирать, Время Русь собирать. Где ж ты, Иван Калита? Затащили нас в «Дни окаянные» И Россия сама не своя Всюду толпами гости незваные, Как хозяева в наших краях. Снова недругов рать, Вечных недругов рать Рыщет возле святого креста. Время Русь собирать, Время Русь собирать. Где ж ты, Иван Калита? Где ж вы, смелые, сильные, дерзкие? У кого ж нам защиты искать? Где ж вы, Минины, Жуковы, Невские, Где ж ты, Сергий, защитник креста? Гей! Великий народ, Хватит дрёму дремать, Встань, в ком вера и совесть чиста! Время Русь собирать! Время Русь собирать! Где ж ты, Иван Калита?!
Дата публикации: 27.02.2013,   Прочитано: 21842 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды