Пожертвовать, spenden, donate
Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
Изданные книги
География лекций
Календарь души37 нед.
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Биографии
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Каталог ссылок
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Книжное собрание

А. Тыугу

Созерцательный диалог (из лекции 2014 г.)

Я очень рад, что я здесь и как раз этот вечер посвящен теме созерцательного (медитативного) диалога, общения с духовным миром. Ровно 28 лет назад, ровно в конце августа, день в день я познакомился с книгой Штейнера «Как достигнуть познания высших миров». Я прочитал его как читают самый захватывающий роман. И с тех пор не прошло, наверное, ни одного дня, когда бы я не работал с этой книгой, иногда чисто медитативно, иногда снова читая. В каком-то смысле я сейчас просто расскажу плоды этой работы 28 лет.

Понятие медитация сегодня по-разному понимается разными людьми. Я расскажу, каким образом медитация понимается в антропософии или Рудольфом Штейнером представляется. Уже название этой темы раскрывает это понятие. Медитация по Штейнеру — это беседа с духовным миром. Но не просто с каким-то духовным миром, а с конкретными духовными существами всегда. Медитация — это не образы, которые видят, как часто это сегодня понимается. Это не погружение в себя, чтобы покой найти внутренний. Все эти шаги — подготовительные шаги. Цель всех этих шагов — встретиться лицом к лицу с духовными существами и вступить с ними в диалог. Уже здесь надо преодолеть определенный предрассудок, предубеждение нашего времени, что в мире есть что-то, что является не сущностным. Первые наставления по медитации в книге «Как достигнуть» звучат таким образом: учись отличать существенное от не существенного. По-русски и по-немецки существенное и сущностное родственные слова, указывают на то, что там должна быть сущность, существо. Существенное всегда связано с существом, которое через это проявляется. Путь медитации в принципе приводит ко встрече с тем существом, которое скрывается за каким-то внешним проявлением.

Внешним проявлением может быть мысль, чувство, волевой импульс, любое восприятие внешних чувств. С точки зрения духовного исследователя, если он видит красный цвет, то его первый вопрос: что за существо стоит за этим внешним проявлением? С кем я имею дело? Не — с чем я имею дело, а — с кем я имею дело. Духовный исследователь скажет: если я сейчас переживаю красный цвет, то за этим стоит духовное существо, которое вызывает во мне это переживание. Если мне пришла в голову какая-то мысль, то за этим стоит духовное существо. Кто это? Если в душе поднимается чувство, за этим стоит духовное существо. Кто это? Вопрос: с кем я имею дело, это первый вопрос, которую задает себе медитант. Второй вопрос, который он себе задает: перед какой задачей ставит меня встреча с этим существом. Первый вопрос можно назвать поиском истинного имени. А второй вопрос, можно сказать, переживание своей кармической задачи. В принципе, этот путь может идти дальше. Ведь если приходишь к переживанию своей кармической задачи, то опять можно спросить: какое существо стоит за этой задачей? Допустим, ты имеешь переживание красного цвета, спрашиваешь, какое существо стоит за этим. Идя путем медитации приходишь к познанию, что за этим стоит серафим, конкретный серафим. Оказавшись перед этой духовной властью ты чувствуешь, что ты должен измениться, ты не можешь оставаться таким, каким ты есть. Вот это переживание я называю переживанием своей задачи. Там начинает воля говорить. Теперь есть два пути. Или человек спрашивает себя как эту задачу во внешнем мире реализовать, может быть это какие-то упражнения внутреннего развития, может быть это какие-то внешние действия. Или же он может сказать, это новое переживание, переживание задачи, это тоже какое-то духовное существо — с кем я имею дело? И опять ищешь истинное имя. Эта вторая задача приводит к третьей задаче. Можно и дальше идти, все дальше и дальше.

Таким образом странствуешь в духовном мире, от существа к существу, а задачи, это как мостики между двумя пунктами. В оккультизме это называют чтением сокровенного письма, оккультного письма. Я сегодня приведу пример такого пути, но перед этим хочу ещё несколько важных пунктов отметить. На таком пути происходит встреча с кем-то и эта встреча всегда имеет волевой характер. Одновременно можно такую встречу назвать беседой с этим духовным существом. Чтобы правильно провести такую беседу, надо ещё от одной привычки избавиться. Это привычка обычной беседы на физическом плане. На физическом плане, если я с кем-то беседую, я точно знаю — я здесь, а другой там. И я точно знаю, то что я говорю, идет от меня, идет к другому. То что снаружи ко мне приходит — это говорит другой, не я. На духовном плане все наоборот.

На духовном плане, если хочешь беседовать с духовным существом, то сперва должен научиться то, что ты говоришь или думаешь, иметь перед собой, как внешнее. Это Рудольф Штейнер называет научиться видеть себя со стороны. И также слышать. Но это на самом деле должно быть правильно проделано. Недостаточно просто с себя фильм снять и потом смотреть как со стороны, как я выгляжу. Нужно научиться внутренне молчать и тем не менее слышать извне то, что сам говорил или думал. Это сложнее, чем просто видеть себя в образе. Фактически создаешь образ самого себя и слышишь как ты сам обращался к кому-то. Рудольф Штейнер называет это — духовное эхо. Если слышишь свое эхо духовное, тогда ты совсем по другому переживаешь свое высказывание, совсем из другой, из обратной перспективы. Возникает обратная перспектива: ты слышишь себя снаружи, а в душе возникает реакция на это, как своего рода ответ. В нормальной беседе в физическом мире это была бы моей реакцией на то, что говорит другой. Но в этом состоянии, когда ты себя выделил, то, что в душе как реакция переживается, это ответ того духовного существа, к которому ты обращаешься. Вы видите, как говорит Штейнер — это его слова, для того, чтобы в духовном мире общаться, нужно поменять перспективу. Самого себя со стороны слышать и видеть, а духовное существо в себе переживать. В этом заключается принцип медитации. Рудольф Штейнер говорит — таким образом и живут в духовном мире, иначе нельзя ничего истинного познать в духовном мире.

Второе, почему важно узнать, с кем я имею дело. В драмах-мистериях есть такое место, где Мария сперва переживает образ своей прошлой инкарнации в средние века. Мария, это один из персонажей мистерии. И поскольку она находится на пути духовного ученичества, то она слышала от своего учителя, что когда человек снова приходит на землю, его жизнь, она не повторяет предыдущей жизни, а радикально в других условиях изживается. А тут она смотрит на свою прошлую жизнь и сравнивает с этой жизнью и говорит себе: тут социальные взаимоотношения очень похожие на то, что я сейчас имею. Она сравнивает эти две жизни и говорит, они похоже, но мой учитель мне говорил, что такого не должно быть. Наверное это ошибка. Если бы она бы не была эзотериком, она бы, скорее всего, поступила бы следующим образом — раз учитель сказал, что так не должно быть, значит это ошибка и я должна это оставить в сторону. Но она находится на пути духовного ученичества и делает то, что нужно сделать. Она говорит: какое духовное существо стоит за этой мыслью? За мыслью о похожести — так мой учитель говорил. А кто сейчас говорит? Кто сейчас говорит, смотри, эти мысли похожи, поэтому это не правильно, созерцание твое не истинно. Для эзотерика за любой мыслью, за любым чувством всегда стоит духовное существо. Первый вопрос перед тем, как я от него приму задачу: с кем я имею дело? Если бы она приняла задачу от этого существа, не спросив сперва, кто это, то она должна была бы сказать — это видение не правильно и я должна его отбросить. Эта была бы задача от этого существа. Но она сперва узнала, кто говорит и пришла к познанию — это говорит Ариман сейчас. В духовном мире разные существа могут те же самые мыслеформы использовать в зависимости от ситуации. Один раз это был Бенедикт, ее учитель, в другой раз Ариман. Но когда она пришла к познанию существенного за этой мыслю, что это был Ариман, тогда она поняла свою истинную задачу. Истинная задача была - не отбросить видение, а понять, проверить, не может ли оно тем не менее быть истинным. Она пришла к своего рода открытию, что такие ситуации тоже могут быть, когда жизни похожие, хотя учитель этого не говорил. Этот пример показывает, что если не знаешь, кто говорит, то можешь свою задачу пережить не правильно. Мы в основном так и живем, нам приходит какая-то мысль в голову, от этого возникает какой-то волевой импульс и мы что-то делаем следуя этой мысли. Иногда это правильно бывает, иногда неверно. Эзотерик никогда так не поступает. Если пришла какая-то мысль, которая побуждает к действию, то он сперва спрашивает: кто стоит за этой мыслью? Или за чувством, или за волевым импульсом? Если узнаешь имя, может быть, твоя задача радикальным образом меняется. Уже знаешь, я должен не то делать, что я раньше думал, а совсем другое. Этот принцип Штейнер тоже называет- что духовные существа могут человека обманывать. Но только, если ты не знаешь, с кем имеешь дело. А если ты знаешь его истинное имя, оно уже не может лгать. Тогда ты можешь заставить его говорить истину. То, что я сейчас описываю, это немного в образе на самом деле, потому что все это происходит в этой обратной перспективе диалога. Скажем, когда я говорю «заставить говорить истину», это не означает, что я кого-то извне беру, хватаю и пытаю, заставляя сказать истину. Наоборот, я так вживаюсь в это духовное существо, что я слышу, что оно на самом деле имеет в виду, а не то, что внешне, кажется оно говорит. Это вживание в другое существо есть ключ к истинному познанию. А чтобы этому научиться, нужно сперва научиться отделяться от самого себя. Пытаясь делать такие упражнения — смотреть на себя со стороны, внутренне молчать и слышать, что я сказал, как в эхо, в духовном эхо, эти упражнения, если их так абстрактно описать, конечно, сложно сделать.

Практически я 28 лет занимался этим вопросом, каким образом методически возможно сделать то, что Штейнер описывает как упражнение. Каким образом можно научиться отделять себя от своих чувств на какое-то время. Каким образом можно придти к внутреннему молчанию и тем не менее слышать, что ты говоришь. На этом пути есть вспомогательные методы. Один из таких вспомогательных методов описал Штейнер в одном цикле о розенкрейцерах. Он назвал его, наверное можно так перевести: ведомый диалог. То есть, он описывает такую ситуацию, где мастер помогает ученику придти к духовному переживанию, пережить истинное имя определенного существа, свою задачу. Но он помогает не таким образом, что он просто описывает упражнение и ученик их пытается делать. Он более активно в этом участвует. Допустим, он делает так, что для того, что бы ученик себя услышал, как в эхо, мастер повторяет ученику то, что он — ученик — сказал. Ученик сначала говорит что-то, потом приходит к внутреннему молчанию, и потом другой человек ему повторяет его же высказывание. Тогда уже действие в душе слушающего самого себя радикально отличается от того, когда я сам говорю что-то. Человеку проще пробудиться к восприятию духовного при такой поддержке другого человека. Другой момент, где нужна помощь, это в узнавании истинных имен существ, потому что переживание внутреннее сперва неопределенно, оно воспринимается как какое-то чувство. Я с кем-то сейчас имею дело, а кто это, я не знаю.

Чтобы узнавать имена, нужно антропософию знать, потому что одна часть антропософии — это описание духовных существ. Если человек знает антропософию, а потом идет этим путем, то он узнает эти существа из описаний. Это похоже на того человека, который изучал ботанику и потом пошел в лес и нашел эти растения. Или наоборот, он был в лесу и потом изучил ботанику и нашел эти растения там. Если бы ботаники как науки не было, он просто ходил бы в лес без всяких понятий, то он бы имел переживания, но не имел бы названий, имен. Такие люди тоже есть, что они приходят-уходят, но они похожи на тех, кто в лесу видит только зеленое. Чем больше есть истинных понятий в сознании человека, проработанных другими, тем лучше он ориентируется в том, что он переживает. Это вторая может быть помощь на пути духовного исследования. Кто-то идет этим путем и ещё кто-то сопровождает его. Если он знает истинные имена существ, то он может помочь другому их найти.

Третий род помощи, это когда опять-таки двое идут каким-то путем, один смотрит в каком-то направлении и что-то замечает, а все остальное не замечает, потому что он в этом направлении не смотрел. Один смотрит направо и видит, что там горы и скала. А другой, может быть, в это время смотрел налево и увидел море там. Оба правы, просто они смотрели в разные стороны, на том же пути находясь. Если они свои переживания соберут потом в одно целое, тогда у них будет более полная картина того, где они были. Если они начнут спорить, один говорит — там было море, а другой говорит — нет, там были горы, то это та ситуация, которая обычно при духовных исследованиях в группах встречается. Если совместно идти на духовном пути, надо научиться терпимости в большей мере, чем на физическом плане, потому что на любое существо можно посмотреть с 12 разных точек зрения, и между ними будут диаметрально противоположные описания. И надо будет вот из таких противоречащих описаний получить истинное имя.


Вопросы и ответы:

Вопрос: Как вы воздерживаетесь от ошибок, от иллюзий, которые привносятся фантазией в процессе такого пути, потому что легко смотреть на разные аспекты себя и при этом ошибиться?

Ответ: То, что я здесь описывал, смотреть на свои аспекты — это ведь только подготовка к тому, чтобы начать переживать духовную реальность. Вопрос не в том, на что я смотрю, а вопрос в том, что я непосредственно здесь и сейчас переживаю. Переживание, если оно реальное переживание, оно всегда в настоящем происходит. Любой человек может в принципе научиться отличать - это воспоминание о прошлом переживании, или это реально сейчас есть. Эти два состояния по разному действуют на душу. Воспоминание из прошлого забирает часть жизненной силы. Переживание в настоящем, в действительности, оно всегда дает. Это, конечно, тонкие духовные процессы, и надо упражняться, чтобы научиться их различать, но таким образом учатся отличать, это я себе чисто представляю, или это реальное переживание. А второй вопрос, правильно ли я это называю. Это вопрос имени. Тут уже надо антропософию хорошо изучать. И ещё одно качество, способность в душе, надо познакомиться с ним. Оно у всех людей есть, надо его в себе просто открыть. Это называет Рудольф Штейнер — чувство истины. Оно усиливается в той мере, в какой я становлюсь способной видеть и слушать себя со стороны. Оно становится путеводителем, говорит Штейнер в «Как достигнуть» в поиске истинных имен. Это похоже на то, что ты имеешь в сердце переживание, это в сердечной чакре есть переживание, а в лобовой чакре ты имеешь понятие, хочешь назвать его. Если они соответствую друг другу как форма и содержание, тогда в сердце возникает переживание резонанса, чувство истины. Оно говорит тогда да. А если форма и содержание еще не соответствуют друг другу, тогда нет этого резонанса. Скажем, если искать существо за красным цветом, то может быть есть какое-то переживание в начале. Потом ты начинаешь искать к нему понятие из духовных иерархии — какое существо создает в душе человека вот это переживание. И проходя эти понятия доходишь до пункта — Серафим, и сразу переживание другое, чем при других именах. Это такие пункты, которые правильнее переживать, чем объяснять. Их надо проделать самому, чтобы понять, что имеется в виду, потому как если опыт есть, это становится понятным. Я хочу сейчас рассказать один такой медитативный путь в виде, скажем так, демонстрации.

Возьмем строчку из начала книги Бытия. По-русски это звучит так: «И дух божий витал над бездной и водами». Это тоже мысль. Опять эзотерик может спросить: какое духовное существо стоит за этой мыслью? Если возникает в душе потребность понять это, тогда можно начать медитацию. Медитация начинается, первый шаг — это выделить самого себя. Но ты должен создать ситуацию, что ты не один со своей этой мыслью, а ты говоришь: Я и вот этот мой импульс понять, найти имя духовного существа за этой мыслью, это два разных существа. Тут я, а там кто-то другой. Нужно создать диалоговую ситуацию, значит, Я и Другой. Этот другой — это мой импульс понять, какое существо за этой мыслью стоит. Но это только подготовка к медитации ещё, это отделить себя от своего импульса узнать это другое существо. Если это во фразу оформить этот шаг, то это звучит приблизительно так: Я есть Я, я вот здесь, а ты существо, которое стоит за моим желанием понять вот эту мысль из Торы. Здесь человек, здесь его желание (Армен рисует на доске) в душе живет. Теперь он должен это переживание сперва перед собой поставить. Но он не говорит — тут я, а там мое желание. Оно в образе может быть видно. На самом деле это другое существо, как за образом внешним, физическим человека я знаю, это я там, индивидуальность. Здесь духовная индивидуальность, а это — желание понять — его внешнее проявление. Значит, я говорю: Я есть Я, а ты — духовная индивидуальность, которую я воспринимаю в виде своего желания понять это предложение из Торы. Это ещё обычное состояние диалога. Если бы я так остался, я бы никакой духовной беседы не смог бы провести. Я должен перенести свое сознание сюда — на место другого, на место духовной индивидуальности — и от сюда увидеть себя, говорящего: «Я есть Я, а ты — духовное существо, стоящее за моим желанием понять это предложение из Торы». В этот момент я оказываюсь в обратной перспективе. И то, что идет как реакция на это высказывание, это есть реакция этого существа. Внутренне возникает новое переживание, которого до этого не было, услышав себя внешним образом. Если возьмем эту строчку, то приходишь к переживанию сперва неопределенному несколько, его трудно сперва назвать словами. Потом, постепенно ища, как это можно словами описать, замечаешь, что это переживание чего-то очень большого, скажем так. Ты начинаешь искать образы, потому что слов не хватает. Если я говорю, переживание чего-то очень большого, то это пространственный образ уже. Одновременно чувствуешь, что находясь в этом переживании, ты сам оказываешься в состоянии глубокого благоговения. Обычно сперва есть какое-то переживание, не можешь назвать его. Потом находишь образы для этого, они разные бывают эти образы. Эти образы, они носят имагинативный характер. Но остаться просто на описании образов, это ещё не достаточно, это не означает — я уже знаю, кто это. Если ищешь дальше, то зная антропософию, ты можешь пройти по иерархиям. Если уже имеешь до этого медитативный опыт, то скорее всего, опираясь на этот опыт уже, можешь сказать, это одна из высоких духовных иерархий, которая в душе сейчас, с которой ты встречаешься. Но ещё не знаешь, какая. Потом к этому переживанию добавляется ещё одно переживание — не просто чего-то большого, а чего-то, точнее кого-то уже, кто имеет большую мощь, силу, власть. Чего-то очень сильного, мощного. Переживание этой мощи, это внутреннее переживание. Ты чувствуешь себя уже как бы на пороге, что если эта мощь, она тобой будет переживаться, то может тебя разорвать. Твоя душа не в состоянии вместить в себя. Если бы ты таким образом дальше бы шел, то это бы тебя убило физически, скажем так. Или внутренне разорвало. Уже можно там начать искать имя. Есть там ещё нюансы в этом переживании, которые приводят к имени Духи Форм, Власти, как в антропософии их называют. В еврейской традиции это Элохим. Чтобы теперь эти имена проверить, нужно опять сделать тот же шаг. Услышать это имя от сюда — с точки существа. Построить снова свой образ и услышать, как этот образ говорит: Я есть Я, а ты Дух Формы. Но не духи формы — Элохим — я сейчас сказал в единственном числе. Это Элоа. Сперва приходишь к такому переживанию, что ты … можешь проверить, можешь сказать: ты — Ангел, или Архангел. И совсем другое переживание будет при этом, чем в тот момент, когда ты говоришь снова — Дух Формы. Имя Ангел не вмещает всего того, что оно вместит. Имя Архангел не вмещает. Они не вмещают эту мощь, и они не верны. А это имя вмещает. И это переживание здесь происходит — на точке существа — и ты переживаешь: да, это верно. Идет резонанс. Слышишь себя снаружи и внутренне переживаешь, это правильно. И одновременно чувствуешь себя уже поставленным перед задачей и я опишу его: ощущаешь себя поставленным перед задачей в этом переживании не потерять себя, в этом благоговении. Можно сказать так: уметь внутри себя сохранить свободное пространство, границы держать. Потому, что если оно полностью тебя охватит, тогда тебя разорвет. Я сейчас описал после имени уже задачу. Теперь можно сказать, какое существо стоит за этой задачей? Задача — сохранить себя как духовное существо при встречи с этой властью духовной. И снова начинается поиск имени. Приходишь к новому переживанию. Возникает образ, я назвал, свободного внутреннего пространства или способности вот это пространство держать свободным, если хочешь, или наоборот, пускать туда что-то, если хочешь. Иоанн описывает это, называется ключом Давида, который отворяет, и другой не может затворять, затворяешь, и другой не может отворять. Если ищешь имя этому существу, которая за этой способностью стоит, то приходишь к понятию, которую в антропософии называют «Свое Высшее Я», со способностью вот этого ключа Давида. И опять переживаешь как задачу, она звучит таким образом: если хочешь дальше идти путем этой медитации, то ты должен теперь оставаться в переживании своего высшего Я, держать с ним в чувстве связь. В этой медитации это означает, можно сразу сделать. Опять, можно сказать, поменяешь перспективу. Раньше перспектива была такая: вообще-то я здесь, но время от времени я в других существах нахожусь. Но это другие, а я здесь. А теперь при этом шаге оказывается, ты приходишь сюда и знаешь, что это твое истинное я. А то, что ты до этого называл своим я, это всего лишь твое зеркало. Твое истинное место, твое собственное, если ты в духовном мире двигаешься, должно быть в Высшем Я, а не здесь — где стоит то, что раньше называлось Я. Это называется — перенести позицию я-сознания в свое Высшее Я. Это в принципе называется интуиция, когда ты имеешь переживание своего высшего Я, и знаешь, что это твое высшее Я. Они соединяются. То есть, ты переживаешь интуицию самого себя как духовного существа. Если ты имеешь эту интуицию уже, как переживание, тогда можно получить моральную интуицию.

Моральная интуиция, эта та задача, которую ты переживаешь из своего высшего Я. Если ты переживаешь задачу от другого существа, как здесь был Дух Формы — он поставил задачу, можно так сказать, или ты чувствовал себя поставленным перед задачей не терять самого себя при встрече, то это инспирация Духа Формы. Ты встречаешься с кем-то другим и слышишь свою задачу, образно говоря. При этом втором шаге ты встречаешься с самим собой и слышишь свою задачу, никто другой тебе говорит, ты сам себе говоришь. Поэтому это не инспирация, это интуиция. Это то, что Рудольф Штейнер попытался описать в «Философии свободы». Ты переживаешь здесь моральную интуицию обратиться к той части, которую ты оставил — которую раньше называл своим Я и которая теперь стало чем-то для тебя внешним. Моральная интуиция с позиции своего собственного высшего Я звучит так: обрати внимание, свой взор духовный на ту часть, которую ты раньше называл своим Я. Ты смотришь с точки Высшего Я на то, что ты раньше называл своим я и встает переживание той, не проработанной ещё части твоей сущности, которая как хаос в воле живет твоей, не проработанный хаос в воле. Когда духовно обращаешься к тому существу (которую раньше называл своим Я), то переживаешь тот хаос, который не пронизан твоим высшим Я, и ты понимаешь, что означает строчка в Библии, которая говорит: в начале отделил Бог небо от земли. Вот эта часть (не проработанная) есть «тохувабоху». А твое высшее Я — это небо. Ты уже приходишь, значит, ко второй строчке. Эта земля (не проработанная часть), хаотичное состояние, а это небо — твое высшее сознание. Это там описано, в Библии, после встречи с Божеством, второе переживание: как небо отделяется от земли, а земля в таком хаотичном состоянии. Снова ты встречаешься с существом и встает вопрос, какую задачу он ставит. Можно идти таким образом дальше. И мы будем все время приходить к следующей строчке, потому что Тора написана по тому же духовному принципу, как и все в духовном смысле истинные сочинения. Это духовный путь. Если ты теперь к этому существу (которого раньше называл своим Я) дальше обращаешься, то за ним встает следующее существо. Оно больше. Оно опять очень большое, как и первое, но у тебя ощущение возникает, что ты не можешь его видеть, оно во тьме находиться. Можно сказать, эта хаотичная часть твоего существа как бы выступает из тьмы, а Тьма находится за ним. И если ищешь имя этого существа, то ты приходишь к имени — Основа Мира, Божественная Основа Мира. Вот физики говорят, из вакуума рождается все. Ты переживаешь это сперва как Ничто, безграничное Ничто, Тьма, если по другому назвать. Но следующее переживание — ты находишь там все. Это слова Фауста: в твоем ничто — он сказал это Мефистофелю — я думаю найти все. Опять стоишь перед задачей. Здесь задача звучит иначе, она комплементарна той первой задаче. Первая задача была — ты стоишь перед Властью, мощной духовной, и должен сохранить внутри пустоту, свободу. Здесь задача наоборот — ты стоишь перед Ничто, и должен из себя породить нечто, чтобы не потерять себя в этом Ничто. Можно сказать, ты должен научиться самого себя держать без опоры на что-то, опираясь только на самого себя, так как вокруг тебя только ничто. И приходишь к следующей строчке: и дух Божий витал над водами. Можно опять идти дальше. Вот это — медитация. Если я теперь эти задачи себе запишу и спрошу: ну как мне это делать, научиться в Ничто себя держать? Или научиться ключ Давида применять? Так приходишь к конкретным духовным упражнениям. Скажем так, здесь ты движешься в астральном или в духовном мире. Смотря где — если переживание в образе имеешь, это астральный мир, если ты начинаешь инспирации иметь, это уже нижний духовный мир. А если узнаешь истинные имена, ты находишься в верхнем духовном мире, там где интуиции. А здесь находится физический мир. Если ты теперь спрашиваешь, вот эти задачи, которые при движении в духовных мирах получил, как их применять здесь, в физическом мире, то таким образом я уже строю мостик между духовным и физическом мирами. В принципе Рудольф Штейнер так и описывает, что духовное знание всегда обязывает. Не правильно было бы идти этим путем, собирать задачи, но потом их забывать. Такое духовное познание бы ослабляло душу. Поэтому, прежде чем попытаться что-то узнать, нужно себе осознать, что это ставит тебя перед какими-то задачами и что придется это выполнять. Я думаю, на этой Неделе Мира мы этим будем заниматься и ещё второй частью — каким образом идти вместе этим путем. В группе. Для этого надо сперва придти к одному и тому же месту в духовном мире. Потом нужно научиться духовно встречаться, как Я с Я. Если такая встреча в группе происходит, то одновременно возникает переживание общего пространства. Это пространство даже принимает конкретные архитектурные формы, как имагинация. Можно даже сказать, такие формы мы здесь находим в формах храмов. А если спросить, что за духовное существо в той имагинации проявляется, какую мы имеем, то приходишь к имени того духовного существа, которое сейчас инспирирует эту группу. И каждый может получить от этого существа своего рода наставления и задачи. Рудольф Штейнер называет это в конце своей книги «Как достигнуть» — храм Высшего Познания.

Вопрос по поводу астрального мира, духовных миров и как там всё выглядит в этих мирах?

Ответ: Если имеешь переживание, которое как образы возникает — я сказал: большое пространство, это образ — то весь мир таких образов, его называют астральным миром. Всегда, когда ты перед какими-то образами стоишь, ты находишься в этом мире. А если ты приходишь к переживанию, скажем, задач — эти задачи, это не образы, они связаны с волей уже — мир этих переживаний называют духовным миром. Его называют нижний Девахан. А если ты приходишь к переживанию истинных имен, тогда ты находишься в верхнем Девахане. Это разные переживания. Эти разные ступени, они отличаются.

Вопрос по поводу того, как создается намерение к медитации совместно с другим человеком, если кто-то в тяжелом состоянии?

Ответ: Если в исходной ситуации нет у другого этого намерения, а намерение только у одного, то начинают со своего намерения медитацию. Он говорит: «Я есть Я, а ты мое желание помочь другому» — в медитации говорит. «Кто ты?». Может быть он придет к Ангелу Хранителю другого человека, как к имени этого намерения, и получит от Ангела задачу, которая должна помочь этому человеку. Тогда он должен посмотреть, как он может эту задачу претворить в жизнь. Может быть, там будет несколько задач и одна из задач будет рассказать другому человеку о такого рода медитациях и у него пробудить к этому желание. Но если такой задачи не будет, значит не надо это делать. Значит нет этой задачи вместе с другим эту медитацию делать. Это феноменологический путь, тут нету схем, что вот так правильно, а так не правильно. Ты идешь от одной задачи к другой, те которые получаешь, должен делать.

Вопрос: По дороге сюда я пытался делать такую медитацию с беспокоящей меня мыслью. Но в антропософии обычно что рассказывают о медитации, работают с цветом, с чем-то таким внешним. Но я пытался взаимодействовать с чем-то внутри себя. В антропософии нет уж так много таксономии, есть только Люцифер, Ариман. У Юнга, в мифологии есть больше. Я не знаю, как находить имена.

Ответ: У Юнга нет духовных индивидуальностей, там есть образы. Это астральный мир. Девахана там нет. А как я сказал, пока мы живем в астральном мире мы не можем быть уверены в истинном имени. Это проблема. Пока я не знаю имени, но это я могу только в Девахане узнать, кто это, я могу быть введен в заблуждение таким существом. В антропософии Рудольф Штейнер описал самые первые встречи, которые имеешь, если от земли поднимаешься в эти миры. Страж Порога довольно быстро появляется. Двойник тоже. Ангел Хранитель. Люцифер, Ариман. Они очень быстро появляются, они близко находятся к нам. Если таким путем дальше идти, далеко зайти, то можешь оказаться в областях, где нету имен в антропософии. Не читал и не нашел. Эти миры бесконечно большие, нет конца. Будешь похож на ботаника, который открывает новые растения. Никто ещё не описал, теперь ты должен описать и имя дать. Но имя даешь, приводя его в какое-то отношение к другим, уже известным существам. Просто для начальных шагов есть вот этот справочник ботанический, с которой можно ходить.

Вопрос: А как знать, где остановиться? По описанию это потенциально бесконечный процесс.

Ответ: Не только остановиться, ты должен потом весь путь обратно пройти, чтоб на землю вернуться. Медитацию нельзя прерывать, надо ее обратно проделать. Штейнер говорит, дайте ей прозвучать в душе. Но это надо очень конкретно делать. Обычно внешняя реальность как бы определяет, сколько у тебя есть потенциала. Сколько есть и времени и сил. И количество задач. Количество задач тоже потенциально бесконечно. Если бы оно было бы конечным, жизнь была бы не интересной….

Вопрос: А почему нельзя закончить на одной задаче, сделать ее и потом уже продолжить и получить следующую задачу? Почему надо идти по цепочке вперед и получить так много?

Ответ: Не надо, не надо… В принципе я останавливаюсь тогда, когда мне задача уже понятна, как его делать. И потом как раз делаю. Иногда бывает так, что первая задача звучит абстрактно, и не ясно, как ее выполнять. Тогда говоришь с существом этой задачи, и находишь вторую задачу. Она оказывается в каком-то смысле ключом к первому. Если это тоже ещё не достаточно, приходишь к третей задаче, она объясняет вторую. В принципе через энное количество шагов ты оказываешься в такой задаче, которая приблизительно звучит так: пойди туда, сделай то-то. И это уже понятно.

Вопрос: То есть на самом деле вопрос идет об одной и той же задаче, которая все проясняется и проясняется?

Ответ: Это как русская матрешка. Они все связаны. Это организм. То что я описал, это живое мышление, как называет Р. Штейнер. Органическое живое мышление. Это все части этого организма.

Вопрос: А мы точно знаем, что с последующими шагами задача будет спускаться к физическому миру, к точным указаниям, или мы это не знаем наперед?

Ответ: Мой опыт с медитациями пока говорит, что это так.



Дата публикации: 18.09.2018,   Прочитано: 679 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.04 секунды