Пожертвовать, spenden, donate
Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
Изданные книги
GA-онлайн
География лекций
Календарь души30 нед.
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Биографии
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Каталог ссылок
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Книжное собрание

А. Тыугу

От физики к метафизике

Интервью с Арменом Тыугу. 17 декабря 2015

В.П. Вы с 2008 г. регулярно проводите семинары в Израиле, которые пользуются широкой известностью. Они посвящены как вопросам методов решения арабо-израильского конфликта, так и духовных исследований. Расскажите, пожалуйста о себе, своей биографии, о том, как вы пришли к идее приезжать в Израиль, к вашим методам.

А.Т. Я родился 24 февраля 1962. Первый ребенок в семье, есть сестра, есть сводная сестра. Моя жена, Натали – художник, у нас четверо детей.

Физикой заинтересовался в школе, мои родители занимались компьютерами, проблемой искусственного интеллекта. Я больше интересовался астрофизикой, квантовой физикой, потом теорией относительности.

В.П. То есть вас уже в юности интересовало, как устроен мир?

А.Т. Да, можно так сказать, но больше меня интересовало как выглядит мир на другом конце вселенной и с 14 лет я этим увлекся. Потом теоретической физикой занимался. После института я еще пять лет работал в НИИ.

В.П. А когда возник интерес к антропософии?

А.Т. Не могу сказать точно, но у меня был товарищ, который читал Штейнера, и он мне про него рассказал. Что-то об Атлантиде, показал фотографию Штейнера. Мне тогда было примерно 21 год. Возникла потребность что-то прочитать об этом. Но первую книгу я прочитал только еще полтора года спустя. Тогда книг не было в свободной продаже, а передавать другим тоже не особо было популярно. Только в 1985 году с началом «перестройки» я получил возможность прочесть книгу. Это было «Как достигнуть познания высших миров» и с первых строк она на меня сильно подействовала. И с тех я каждый год делаю упражнения, уже более тридцати лет. И постепенно эти упражнения вошли в привычку и вот преобразовались в разные методики.

В.П. С кем- то еще тогда обсуждались эти упражнения?

А.Т. Нет, у нас в группе был больше обмен мнениями о прочитанном,как достигнуть внутреннего покоя, какие чакры развивать. И я до всего доходил своим опытом. У Штейнера эти указания были очень афористичны, требовалась методика, чтобы их выполнять,разрабатывать это во всех деталях.

В.П. Можно ли сказать, что физика помогла в этом. Ведь там привыкли ставить эксперименты, опыты проводить.

А.Т. Физика помогла в определенном смысле. Ведь антропософия – это именно духовная наука и она создана для современного научного мышления. И физика способствовала тому, чтобы такой образ мышления выработать.

В.П. Интересно, что среди методологов тоже очень много было физиков.1

А.Т. Я думаю, что поскольку в СССР духовная наука была запрещена, то физика для многих людей была неким суррогатом духовной науки.

В.П. После работы в научно-исследовательском институте еще была аспирантура?

А.Т. Я уже учился в аспирантуре, когда стал антропософию изучать. Но ко времени ее окончания, в 1989 я стал решать, чем заняться дальше. То ли продолжать заниматься физикой, то ли сделать поворот в сторону углубленного изучения антропософии. Я поехал в Москву на встречу с зарубежными антропософами. Там были представлены разные направления и возможности обучения – педагогическое, лечебное, эвритмическое. (В том числе и обучение в Штутгарте на семинаре по подготовке священников для общины-христиан.)

Кстати, там я также познакомился с одном антропософом из Дорнаха, который занимался физикой. То есть были разные варианты.

Но я в принципе уже знал, что хочу быть священником. Поскольку это было со стороны судьбы подготовлено. Дело в том, что еще до этой поездки я познакомился с двумя женщинам, одна была священником, другая врачом. Обе из Штутгарта. Они приехали в Ереван как туристы и кто-то им сказал, что вот есть такой человек, который антропософией интересуется. И они меня буквально чудом нашли. То есть там была серия разных препятствий: им сказали, что у них неправильный адрес, гид заявил, что в городе вообще нет такой улицы. Но они почему-то очень хотели со мной встретится. Поймали такси, водитель оказался знаком с тем районом и довез их до места. Далее, у меня дверной звонок тогда не работал, они постучали в дверь, и я их случайно услышал. И в итоге этого знакомства оказалось, что мы смогли получить поддержку, в том числе и финансовую для обучения на пасторском семинаре в Штутгарте. Было непросто, но все получилось, хотя я даже никак особо ничего не планировал.

В.П. А почему вы все-таки не пошли в естественно-научную секцию в Высшей школе социальных наук Дорнаха, а решили стать священником?

А.Т. Я понял, что оставаться в традиционной физической лаборатории и заниматься физикой с точки зрения духовной науки – это невозможно… Для этого надо свой институт иметь и еще субсидии. Это возможно только в Дорнахе в ограниченном масштабе, там есть частные субсидии. А в любом другом месте это невозможно… пришлось бы делать, то, что требует обычная физика. То есть духовные исследования – это было бы только хобби, а не профессия.

В.П. И вы продолжали самостоятельно развивать свою методику?

А.Т. Ну, этот опыт в течении течение тридцати лет постепенно накапливался. Обычно бывали какие-то переживания и вставал вопрос как к ним прийти чисто методически. И тогда я начинал искать эти методы.

В.П. Расскажите, как произошел переход от метода выделения чувств к интуитивной или образной драме, а потом к медитативному диалогу. Это была логическая цепочка или какое-то озарение было сначала?

А.Т. Обычно бывает так, что ты пытаешься сделать какое-то упражнение, и оно не получается. Но жизнь идет своим чередом, ты чем-то занимаешься, что- то читаешь, и не только антропософскую литературу. Например, я читал книгу о взаимосвязи жизни чувств и мыслей и болезней, и автор описывал, как изменение в чувствах приводит в изменению в здоровье и это дает хорошие результаты. Это было, кажется в 1996 г. И это на меня подействовало таким образом, что на я этом пункте выделение чувств, (который описан и у Штейнера) решил сконцентрироваться и довести до той точки, когда в самом деле чувства выделяется. И в результате возникла техника выделения чувства.

В.П. Была найдена некая взаимосвязь?

А.Т. Это был скорее импульс, который побудил меня только этому внимание несколько месяцев уделять. Это привело к выводу, что одного выделения недостаточно, что должно быть еще комплементарное чувство и потом уже можно прийти к внутреннему покою.

В.П. В каком году это произошло?

А.Т. Это было примерно в 1997 г. Следующий шаг был два года спустя, когда кто-то в общине проводил семинар по библиодраме. Я там не участвовал, но один человек из нашей общины принимал участие и был очень воодушевлен. Он там в постановке сцены имел переживание в роли слепого. И у меня возникло ощущение, что вот так можно вжиться в позицию другого человека. У Штейнера описано тоже вживание в позицию другого человека, в животное, растение. И я подумал, что если это так работает, то это можно для упражнения применить. И потом я сам библиодраму стал изучать, другие аналогичные методы, метод расстановок по Хеллингеру. И увидел здесь закономерность для вживания в образ другого, как метод эмпатии. Сначала мы играли сцены из Евангелия, потом стали уже применять к разным ситуациям, так родовые драмы появились, потом драмы жизненных задач. Это уже было в начале 2000-х годов. Результатом была способность вживаться в другого. И это было главное. Потом мы пространственный элемент сократили, стали драмы на бумажных карточках проводить на столе. Но возможность вживания сохранялась. Вопрос был можно ли процесс и только центральное переживание оставить. А потом меня спросили, а как быть, если человек расстановки не хочет или вообще не может особо двигаться в пространстве. Или просто в беседе с кем-то менять позиции.

И я стал думать, как это возможно и попробовал сидя к кем-то проделать диалог провести. Это было в 2010 г., примерно. Но до этого мы уже пробовали делать короче. Просто проводили часть диалога, потом менялись стульями, первая же роль и уже диалог. Оттуда и появился созерцательный диалог. Выяснить с кем ты говоришь? С каким существом? Какое задание? И потом уже это выкристаллизовалось в нынешнюю методику созерцательного или медитативного диалога с духовным миром. Но в принципе это все продолжение разработки методики для осознанного выполнения упражнений, данных Штейнером в «Как достигнуть». На сегодня наша группа в Штутгарте изучает вопросы, связанные с тем, какие чакры активизируются в ходе диалога.2

В.П. Расскажите подробнее о причинах по которым вы регулярно, уже на протяжении многих лет приезжаете в Израиль? Вы полагаете, что ваша работа может помочь в решении арабо-израильского конфликта?

А.Т. Я впервые приехал в Израиль в 2000 г., по приглашению антропософской группы русскоязычных израильтян из Реховота. На тот момент я работал в Таллине, где при общине образовалась рабочая группа. С тех пор мы периодически поводили совместные семинары на разные темы в Израиле и в Прибалтике. В 2007 г. в Эстонии проводилось мероприятие «Неделя упражнений в мире» и на нем была проведена интуитивная драма на тему конфликта между эстонцами и русскоязычными жителями страны. Она произвела большое впечатление на израильтян. Была достигнута договоренность о проведении подобной работы на тему арабо-израильского конфликта. В 2008 г. в Хардуфе состоялся первый семинар, который вызвал интерес к подобным методам разрешения конфликта. С тех пор меня каждый год приглашают в Израиль. Вначале мы продолжали работать методом интуитивной драмы, последние годы мы используем метод диалога для разрешения тех или иных внешних и внутренних конфликтов.

Я не думаю, что я или кто-то другой способен разрешить арабо-израильский конфликт. Моя задача в том, чтобы поделиться методами, которые помогают увидеть духовные причины того или иного конфликта. И дать возможность людям, которые в этом заинтересованы научиться пользоваться этими инструментами.


Примечания:

1. Методология – мировоззрение и система практик, наиболее ярким выражением которых является системомыследеятельностный подход, разработанный российским исследователем Г.П. Щедровицким. Он в течении нескольких лет изучал физику в МГУ, а затем перешел на философский факультет. Некоторые разработанные в методологии идеи была, в частности были использованы и Арменом Тыугу. Прим. В.П.

2. О методе созерцательного диалога можно подробнее прочитать в других статьях. Прим. В.П.



Дата публикации: 15.01.2018,   Прочитано: 745 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.05 секунды