Главное меню
Новости
О проекте
Обратная связь
Поддержка проекта
Наследие Р. Штейнера
О Рудольфе Штейнере
Содержание GA
Русский архив GA
GA-онлайн
География лекций
GA-Katalog
GA-Beiträge
Vortragsverzeichnis
GA-Unveröffentlicht
Материалы
Фотоархив
Медиаархив
Аудио
Глоссарий
Каталог ссылок
Поиск
Книжное собрание
Каталог авторов
Алфавитный каталог
Тематический каталог
Поэзия
Астрология
Книгоиздательство
Проекты портала
Terra anthroposophia
Талантам предела нет
Книжная лавка
Антропософская жизнь
Инициативы
Календарь событий
Наш город
Форум
Печати планет
Г.А. Бондарев
Methodosophia
Die methodologie der anthroposophie
Философия cвободы
Священное писание
Anthropos
Аудиотека

Музыка

Владимир Мартынов - Ночь в Галиции (на стихи В. Хлебникова)

   

Ансамбль Opus Posth

Ансамбль народной музыки Дмитрия Покровского

Татьяна Гринденко, художественный руководитель

Звук: Мария Соболева, Андрей Семенов

69:50, 2001 год

"Ночь в Галиции" написана в 1996 году специально для Opus Posth и Ансамбля Дмитрия Покровского. Тексты Велимира Хлебникова ("Ночь в Галиции" и "Лесная тоска"). Вот что пишет в буклете Владимир Мартынов: "К концу средневековья музыка стала изменять своим соседям по квадривиуму — арифметике, астрономии и геометрии. Музыка сблизилась с грамматикой, риторикой и диалектикой — дисциплинами, образующим тривиум, за что и понесла суровое наказание, попав в сети литературы. На протяжении всего нового времени подобно хлебниковской русалке музыка изнемогала и билась в этих коварных сетях".

Все сочинений Мартынова, написанные с середины 70-х, когда он пришел к религиозному служению, поневоле воспринимаются сквозь призму его идей о "конце времени композиторов". Так называется его книга, после которой, как говорит сам Владимир Иванович, многие коллеги перестали с ним здороваться.

Каждый раздел "Ночи..." начинается стандартно — как бы сначала, почти с нуля; разогревается все более частым дыханием фраз и мотивов (так сказать, с равномерным ускорением); и, наконец, обрывается стандартно -на ритмическом полуслове, на неустойчивой гармонии.

Высокая степень типизации мышления, конструктивная монотония дают ощущение "одной и той же музыки", которую крутят перед тобой в разных вариантах. И это, разумеется, не просчеты автора — Мартынов слишком техничный композитор. Это просто-напросто признаки канонического творчества. В первом приближении можно сказать, что Гайдн тоже писал свои последние 12 симфоний — "Лондонских" — по единой схеме. Правда, уже во втором приближении оказывается, что для него она была не схемой, а устойчивым алгоритмом творения (можно, кстати, с большой буквы). Причем более устойчивым, чем те данные, которые обрабатывались согласно этому алгоритму. Третье приближение (впрочем, тоже очень грубое) убеждает в том, что важнейшие события у Гайдна происходят именно тогда, когда алгоритм дает сбои. А поскольку алгоритм (дыхание формы) "первее" данных (музыкального материала), получается, что сами сбои в системе (или нарушения симметрии, или остаток) — это и есть средоточие метода. Я бы назвал его "улыбкой творца" (опять же можно с большой буквы, впрочем, как кому нравится).

Приблизительно такова Гайднова метафизика; она может служить примером естественно сложившегося канонического сознания. Метафизика Мартынова гораздо более осознанная. Поэтому она производит впечатление несколько искусственной (или, мягче, более искусственной) — впечатление, которое усиливается отсутствием того самого остатка. "Ночь в Галиции" нацело делится на метод. Метод не дает сбоев. Творец не улыбнется.

И это тоже понятно. Слепой монах Хорхе из романа Умберто Эко "Имя розы" истово отрицает, что Христос когда-либо улыбался. Мартынов — религиозный художник; возможно, для него нет ничего выше... ну, скажем, метода, системы, алгоритма. Говоря музыкально, слово выше музыки (конечно, при условии, что это слово — не литература, а то можно "понести суровое наказание, попав в сети..."— см. выше).

Вот именно — Хлебников для Мартынова не литература. Вернее, композитор берет богатейший текст Хлебникова не в качестве поэтической основы, а в качестве идейной точки опоры. Он истолкован как совсем иной род словесного творчества, превращен в обширную аллегорию. Это символизм, наступательный, как гортанное архаическое пение Ансамбля Покровского: ночь в Галиции, по словам Мартынова, и есть вся эпоха авторской музыки.

1. А-А-А О-О-О Э-Э-Э И-И-И У-У-У


This text will be replaced


2. Пали вои полевые на речную тишину


This text will be replaced


3. Твои губы – брови тетерева


This text will be replaced


4. Ты, это, ветер, ты?


This text will be replaced


5. На обрыве, где гвоздика


This text will be replaced


6. Беру в свидетели потомство


This text will be replaced


7. Всюду тени те, меня тяните


This text will be replaced


8. Там не та темнота, вы ломите мошек стада


This text will be replaced


9. Как чёрный ветер


This text will be replaced


10. С досок старого дощанника


This text will be replaced


11. Слышишь, ветер, слышишь ужас


This text will be replaced


12. Ля, ля, ля, девушки, ля!


This text will be replaced


13. Поспешите, пастушата


This text will be replaced


Дата выкладки: 01.01.2008,   Просмотрено: 4159 раз,   Скачано: 4159 раз
· Главная · О Рудольфе Штейнере · Содержание GA · Русский архив GA · Каталог авторов · Anthropos · Глоссарий ·

Рейтинг SunHome.ru       Рейтинг@Mail.ru Вопросы по содержанию сайта (Fragen, Anregungen, Spenden an)
         Яндекс.Метрика
Открытие страницы: 0.05 секунды