·Главная·Содержание GA·Русский архив GA·Каталог авторов·
Glossary compiler
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я
БА БЕ БИ БО БР БУ

БЕЛОЦВЕТОВ Н.Н.

    НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (1892-1950)
     Поэт, философ, переводчик. Сын известного русского предпринимателя, финансового деятеля, титулярного советника Н.В. Белоцветова. В 20-е гг. эмигрировал из России.
     В антропософском движении с 1912 г. Написал большое количество произведений по антропософской тематике. Был ярким и самобытным автором. Таких как "О русском Граале", "Коммуна пролетарских миссионеров", роман "Михаил", впоследствии уничтоженный, но сохранившийся в отрывках, и других. На русском языке произведения Н.Н. Белоцветова в России не издавались. Является переводчиком на русский язык драм-мистерий Рудольфа Штейнера.
     Учился в Петербурге в немецкой школе, окончил философский факультет Петербургского университета; Во время Первой мировой войны был на фронте. Член Русского антропософского общества. Прочитанные им в Обществе лекции "Религия творческой воли" изданы отдельной книгой (Пб., 1915). В 1918 г. в Московском отделении Антропософского общества прочитал ряд лекций, позже переработанных в "Книгу о русском Граале". В 1921 г. через Финляндию уезжает в Берлин. Встречается с Р. Штейнером. В 1933 г. приезжает в Ригу, становится председателем Антропософского общества в Латвии. С 1941 г. живет в Германии. По некоторым сведениям, за 3 года до смерти перешел в католичество.
     Книги Н. Н. Белоцветова: "Коммуна пролетарских миссионеров". Берлин, б. г.; "Дикий мед. Стихи". Берлин, 1930; "Шелест. Стихи". Рига, 1936; "Жатва". Париж, 1953, и др. Архив Н. Белоцветова есть в Рукописном отделе ГБЛ (ф. 24,1.-6-10; 2.2,13; 3.2.11).


Биография по материалам Ф. Б. Полякова
     Белоцветов Николай Николаевич [3(15).5.1892, Петербург — 12.5.1950, Мюльхайм, Германия] — антропософ, поэт, переводчик, публицист, религиозный мыслитель.
     Старший сын Николая Алексеевича Белоцветова (1863-1935), директора Страхового товарищества «Саламандра» (в рижской эмиграции создавшего типографию того же названия, субсидировавшего издание газеты «Слово», журнала «Перезвоны» и др.), и Варвары Андреевны Белоцветовой (урожденной Тикстон). С ранних лет Белоцветов проявлял интерес к западноевропейским языкам и культуре, к музыке и театру; в его образовании доминирующую роль играла немецкая культура. В детстве и юности Белоцветов вместе с семьей неоднократно бывал в Париже, Италии и Германии. В те же годы большое влияние на Белоцветов оказала атмосфера Царского Села. Интерес к философии, в частности, к учению В.Соловьева о Софии, определил направление его дальнейшего духовного поиска.
     После 1909 Белоцветов закончил философский факультет Санкт-Петербургского университета, в 1916 — Михайловское артиллерийское училище и участвовал в Первой мировой войне.
     С 1912 Белоцветов — член Российского Антропософского общества. Переводил цикл мистерий-драм Р.Штейнера. Результаты напряженной антропософской работы получили отражение в цикле лекций Белоцветова «Религия творческой воли» (1915): 1. «Над истиной и заблуждением (проблема теории знания)»; 2. «О постоянной ценности (проблема этики)»; 3. «Голос миров (проблема религии)»; 4. «Возвращение Заратустры (религиозная эстетика будущей культуры)».
     В 1917, пережив газовую атаку под Динабургом (Даугавпилсом), возвратился в Петроград. В 1917-20 принимал участие в деятельности антропософских кружков Москвы и Петрограда, подвергаясь опасности быть арестованным и живя на нелегальном положении. Работал над романом «Михаил» (не завершен), из которого были опубликованы лишь фрагменты.
     В 1920 со своей первой женой Марией, урожденной Лейтнеккер-Дембской, бежал из России, перейдя границу с Финляндией.
     В 1921 чета Белоцветовых поселилась в Берлине. Благодаря иностранным капиталам страховой компании своего отца Белоцветов сохранял до 1941 материальную независимость и имел возможность полностью посвятить себя антропософской и литературной деятельности. В Берлине встретился с Р.Штейнером.
     19 февр. 1928 в Париже состоялась лекция Белоцветова «Духовная эволюция человека и человечества».
     23 марта 1928 под руководством Марии Белоцветовой в Берлине был основан небольшой антропософский кружок; в числе его участников была также москвичка Анна Штокмар, ставшая впоследствии женой Белоцветова. Участвовал в частном литературном объединении «Кружок Татариновой», возглавляемом Ю.И.Айхенвальдом.
     С марта 1928, т.е. с момента создания, по март 1933 Белоцветов входил в основанный Р.Блохом и М.Горлиным «Клуб поэтов» и принимал участие в двух публичных чтениях кружка (4 июня 1930 и 10 дек. 1931) и в его поэтических сборниках «Новоселье» (1931), «Роща» (1932) и «Невод» (1933).
     В 1930 в издательстве «Слово» выходит первый сборник стихотворений Белоцветова «Дикий мед». Также участвовал в работе рижского литературного объединения «На струге слов» (1929-31).
     В 1932 Белоцветов расстался со своей первой женой, впоследствии вышедшей замуж за друга Белоцветова, антропософа В.Томберга.
     4 апр. 1932 в «Русском институте германоведения» состоялась лекция Белоцветова «Антропософское учение Рудольфа Штейнера». В том же году (6 окт.) Белоцветов прочел публичную лекцию на тему «Эмиграция и антропософия».
     В марте 1933 после прихода к власти Национал-социалистской рабочей партии Германии покинул Берлин и переехал в Ригу; там 30 июня 1933 вступил в брак с А.Штокмар. Неоднократно бывал в Таллине (где в нояб. 1933 выступал на литурном вечере). Председатель рижской группы антропософов. В Риге под псевдонимом Фёдор Короткий выпустил «Песню о Григории Распутине», пародирующую фольклорную стилистику.
     В 1936 вышел его второй (и последний прижизненный) русскоязычный поэтический сборник «Шелест», в который, по мнению Ю.Иваска, «вошли лучшие его вещи».
     После заключения пакта Молотова-Риббентропа Белоцветову с семьей удалось добиться разрешения на выезд в Германию и покинуть Ригу в марте 1941.
     В июне 1941 переехал в Штуттгарт, в 1946 в Мюльгейм. Получил немецкое гражданство; в 1943 был признан непригодным для службы в вермахте по состоянию здоровья. В эти годы жил в крайне стесненных материальных условиях. Еще в Берлине начал писать также по-немецки (стих., переводы, рассказы, драматические произведения).
     В 1947 Белоцветов перешел в католичество. Последние годы жизни страдал тяжелой болезнью; после его смерти Анна Белоцветова, вторая жена поэта, издала сборник избранных стихотворений «Жатва», в который также вошло несколько текстов из двух предыдущих сборников.


Биография Н.Н. Белоцветова
Николай Николаевич Белоцветов (1892- 1950)— поэт, публицист, издатель. Проживал в межвоенной Латвии и в Германии. Родился в начале мая 1892 года в центральной части Санкт-Петербурга в богатой купеческой семье. Отец — преуспевающий купец Николай Алексеевич Белоцветов; мать — девушка из семьи коммерсантов-выходцев из Англии Варвара Андреевна Диксон-Белоцветова. В семье также росли другие дети — брат поэта Андрей и три сестры (сам Николай был старшим сыном). Отец закончил реальное училище города Мурома, затем поступил в Санкт-Петербургский горный институт. Его старший родственник Сергей Александрович Белоцветов, успешный предприниматель, работал нотариусом в губернском городе Риге, занимался журналистской деятельностью и преподавал Закон Божий в одной из рижских средних школ.
     Дом купеческой семьи Белоцветовых занимал перспективное положение в центре культурной столицы России; рядом располагался особняк семьи Набоковых. Детство Николая прошло в имении в Царском Селе и на даче под Лугой в беззаботной атмосфере, насыщенной культурно-эстетическими впечатлениями; часто автор в поздний период послереволюционной эмиграции вспоминал о своих «золотых» детских годах. Регулярно в семье Белоцветовых проходили балы, маскарады, устраивались представления в домашнем театре, в деятельности которого представители младшего поколения принимали активное участие. Николай Белоцветов всерьёз увлекался живописью и музыкой — его семья часто выезжала за границу в Италию, Францию, Германию, где молодой человек имел возможность черпать богатый культурно-исторический опыт в этих сферах. Особую склонность Белоцветов испытывал к немецкой музыке и немецкой философской концепции, поскольку он обучался в немецкой школе Санкт-Петербурга. В 15 лет он пережил первое глубокое увлечение философией, в 17 лет познакомился с идеями Владимира Соловьёва о женском божественном начале Софии. Николай Белоцветов свободно владел семью языками, в число которых также входили и древние академические языки (такие как латынь и древнегреческий).
     Очень скоро он познакомился с антропософской философией швейцарского проповедника и мыслителя Рудольфа Штейнера; именно тогда Белоцветов-младший открыл для себя значимость культурных имён поэтов Андрея Белого (бывшего страстным поклонником штейнеровского учения) и Александра Блока. Белоцветов принимал активное участие в деятельности московских и петербургских кружков антропософского общества, испытывая симпатию к мистико-оккультным идеям, культивировавшимся в этом обществе.
     С началом Первой мировой войны Николай Белоцветов оказался на фронте; в 1917 году ему удалось благополучно пережить газовую атаку у Динабурга. Антропософские духовно-ценностные установки оказали на становление его творческой личности ещё большее влияние, поскольку несколько раз в ходе военных действий ему удавалось выжить в сложных ситуациях (снаряд кайзеровских артиллерийских подразделений попал в сарай, в котором находился Белоцветов, но тот не пострадал). В связи со сменой власти в России после Октябрьской революции Николай Белоцветов как белоофицер и потомок богатой купеческой фамилии принимает решение спасаться бегством от ареста. По пути в Москву он оказывается ограбленным. В числе всего прочего грабители отбирают у Николая личные вещи и документы. Он осознаёт опасность появления в главном городе России без удостоверения личности и меняет свой путь. Через некоторое время по прибытии в Петроград он ознакомился с обнародованными расстрельными списками и обнаружил в одном из них свою фамилию, поняв, что расстрелян был именно грабитель, воспользовавшийся к несчастью для себя документами белоофицера, и осознаёт степень своего везения. Он объявляется перед своими родителями живым и невредимым и далее связывается с родственниками в Риге и великом княжестве Финляндском, которым удаётся с малыми потерями сохранить своё коммерческое дело - Сергей Белоцветов является владельцем преуспевающего акционерного общества «Саламандра».
     Семья Белоцветовых бежит из нестабильного Петрограда в более спокойную и уютную Ригу, где вскоре им удалось прочно обосноваться и наладить свои временно пришедшие в упадок торговые дела. Семья Белоцветовых с помощью старшего родственника Сергея приобретает достаточно крупный участок земли в окрестностях Риги и начинают строительство крупного имения под названием Варино.      В 1920 году Николай Белоцветов женился на антропософке, пианистке, дочери польского аристократа Марии Эмильевне; они принимают решение жить отдельно от родителей и переезжают в эмигрантский Берлин (постоянно проживают в этом городе с 1921 года), предварительно останавливаясь в Финляндии.
     В этот период Николай Белоцветов успешно завязывает перспективные контакты с литературной элитой русской Риги, периодически наведываясь из Берлина в Ригу в родительское гнездо. Первые его лирические произведения появляются на русском и немецком языках, которыми он владеет одинаково безупречно. Гораздо позже, в 1930 году в Берлине Белоцветов публикует два сборника стихотворений под названием «Дикий мёд» и «Шелест». В этих сборниках (особенно в сборнике «Дикий мёд») явственно ощущается антропософская направленность, присутствуют установки на самоценность интуитивного познания мира, в них можно отметить стремление автора к интенсивной передаче антропософской энергии в виде эвритмии.
     Всего в Берлине Николай Белоцветов проживает с 1921 по 1933 год. Этот период представляет собой один из плодотворных этапов его творческой деятельности; немецкая читательская аудитория традиционно проявляет повышенный интерес к поэтическим изысканиям Белоцветова, воспринимая выходца из России как оригинального толкователя религиозно-пантеистической философии Якоба Бёме и как страстного приверженца антропософской доктрины. В берлинский период Белоцветов активно участвует в деятельности немецких антропософских обществ, публикует многочисленные переводы немецких средневековых поэтов, пишет ряд религиозно-философских докладов, которые фрагментарно публикуются на страницах русскоязычных печатных изданий Германии. Один из наиболее нашумевших его докладов носит название «Самопознание как путь к свободе», его он прочитал на открытом заседании немецкого Вольного Философского общества, которое состоялось в 1922 году и было посвящено личности Александра Блока. В целом в его докладах актуализирована принадлежность к русско-славянской культурно-исторической сфере и к мировоззренческой модели русского мыслителя: эта направленность особо ощущается в докладах «Чаадаев и наше время» и «Антропософия как эзотерическое христианство», в которых Белоцветов развивает постулаты науки о духе и провозглашает примат сврехчувственного постижения мира в качестве ключевого способа самопознания человека как универсального космического существа.
     В Берлине он обретает духовного брата, антропософа Валентина Томберга, выходца из высокообразованной прибалтийско-немецкой семьи. Валентин Томберг родился в семье высокопоставленного губернского чиновника в Ревеле ( Таллине), был воспитан на духовных основах русской культуры, и с ранних лет он приобщился к русской философской мысли. Впоследствии Валентин стал мужем первой жены Белоцветова, Марии, а Николай, в свою очередь, стал крёстным отцом их сына. В. Томберг окончил Дерптский (ныне - Тартусский ) университет, принимал деятельное участие в антропософском движении в Германии.
     В начале 1930-ых у Николая Белоцветова завязываются тесные отношения с антропософкой Анной Штокмар, которые вскоре были скреплены помолвкой и бракосочетанием; Анна стала духовным alter ego Белоцветова; она делила с Николаем все жизненные тяготы и радости.
     Что касается дебютного сборника стихотворений Николая Белоцветова («Дикий мёд»), то он должен был издаваться в Праге, о чём с местными книгоиздателями уже была достигнута предварительная договорённость. Автор идейно сочувствовал русскому поэтическому обществу под названием «Скит поэтов», поддерживал дружеские отношения с лириками Ваулиным и Манцветовым, благодаря которым планировалось издание стихотворного сборника в пражском издательстве «Пламя». Однако «Дикий мёд» всё же вышел в престижном берлинском книгоиздательстве «Слово», директор которого Иосиф Геллен являлся одним из руководителей газеты «Руль», весьма значимой для литературной жизни русского Рассеянья. Сразу после выхода в свет сборник попадает в поле зрения русской эмиграции; следует отметить положительную рецензию известного пушкиниста Модеста Гофмана, мнение которого высоко котировалось в литературных кругах. Гофман отметил в своём отзыве, что стихотворные произведения Белоцветова «насыщены вековой культурой и отмечены высоким образованным вкусом». Также Гофман-рецензент проницательно обратил внимание на чувство меры и такта, присущее автору; практически все критики первого сборника Белоцветова выделяют повышенную степень проявления музыкальности в его поэзии. Сергей Горный, брат литературного критика Николая Оцупа, в рецензии на «Дикий мёд», появившейся на страницах «Современных записок», прямо говорит о музыкальной вибрированности смысла. Модест Гофман заявляет, что в поэтическом тексте Белоцветова присутствуют отзвуки поэзии Александра Пушкина, Федора Тютчева, Андрея Белого, но они не заглушают личных неподражаемых интонаций автора. Он также отмечает самобытность и самодостаточность поэтического мира автора «Дикого мёда», говоря о том, что, хотя он и не очень разнообразен, но всё же это его собственный поэтический мир.
     Заслуживает внимание хвалебный отзыв ведущего критика русского мира Латвии Петра Пильского на этот сборник: Пильский как бы всегда на интуитивном и рациональном уровнях чувствовал превосходство этого «полурижанина-полуберлинца» (полушутливое обозначение Белоцветова, которое впервые употребил сам Пильский) над тем, что представляла собой поэтическая Рига 1920-ых — 1930-ых годов. В довершение всего отметим высокую оценку, данную сборнику Николаем Оцупом в парижских «Числах».
     Иногда Белоцветов в своей лирике прибегает к моделированию кольцевой композиции — часто преобладает эллипсовая форма, в которой ощущается некий отстранённый невысказанный смысловой сегмент, который внутренне присутствует в тонкой, мастерски построенной музыкальности стиха.
     В начале 1930-ых годов Белоцветов интенсивно занимается стихотворными переводами своих же произведений на немецкий язык; в особенности его интересует перевод поэтической прозы. В связи с приходом к власти гитлеровской партии НСДАП в январе 1933 года Белоцветов , оформивший помолвку с Анной Штокмар, начинает чувствовать себя неуютно. Новая власть оказывает психологическое давление на русскую Православную Церковь, что создаёт Белоцветову сложности в организации венчания. Его вызывают в органы правопорядка и фактически требуют от него подписания бумаги, которая могла бы скомпрометировать его близких друзей; он категорически отказывается идти на такой шаг, после чего следуют неприкрытые угрозы скорого ареста и отправки в места «исправления трудом». Белоцветов осознаёт, что в новой Германии ему оставаться опасно и под покровом ночи вместе со своей помолвленной невестой Анной он покидает Германию и направляется в Ригу в родительское имение Варино.
     В это время его родителям, весьма состоятельным людям, принадлежали два доходных дома в центре Риги, а Варино доведено до состояния преуспевающего поместья: пышно расцвело натуральное хозяйство, работают теплицы и оранжереи, за которыми ухаживают лучшие садовники страны, на лугах у поместья пасутся мясные и молочные коровы. По приезде в Ригу Белцветов завязывает тесные отношения с поэтической группой «На струге слов», а особенно ему удаётся сдружиться с Игорем Чинновым, Клычковым, Матвеевым и Тамарой Межак. Поэтический альманах «Мансарда», который ведут «струговцы», выходит на деньги дяди Николая богатого латвийского предпринимателя Сергея Александровича Белоцветова. П. Пильский в одной из своих новых рецензий отмечает активную литературную жизнь поэтов Андрея Задонского, Игоря Чиннова и Николая Белоцветова, фактически наделяя их статусом главных лиц русскоя поэтической Риги.
     В 1936 году в издательстве Детковского в Риге выходит новый сборник Белоцветова под названием «Шелест». Вскоре после издания публикуется отзыв варшавского поэта Льва Гамалицкого, в котором рецензент отечает творческую новизну и оригинальность музыкального отображения жизненных смыслов. Также положительные оценки даются в рижской рецензии Пильского и в критической статье известного деятеля русского литературного Таллина межвоенного периода Юрия Иваска, которая публикуется в одной из наиболее читаемых газет.
     Уже на раннем этапе предчувствуя смену культурно-политической ситуации в стране, Белоцветов с женой и маленькой дочерью Людмилой предпринимают попытки поучаствовать в программе репатриации прибалтийско-немецкого населения Латвии в гитлеровскую Германию, стартовавшую в конце 1939 года. После коллективной подачи документов чиновники миграционнного ведомства принимают решение поддержвать прошение только со стороны жены (как этнической немки) и дочери, категорически отказывая Белоцветову и его родственникам. Николай Белоцветов предпринимает ещё несколько таких же безуспешных попыток воссоединиться с семьёй, изъявляя готовность покинуть уютное обжитое имение Варино и готовность променять свободные занятия творчеством и беззаботный образ жизни на лоне природы в окрестностях латвийской столицы на заведомую бесперспективность и неопределённость в недавно покинутой им нацистской Германии. В итоге Белоцветову с родителями и близкими родственниками удаётся в буквальном смысле запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда, отбыв из Риги в середине марта 1941 года, когда после аннексии Латвия уже является частью СССР. Геннадий Гроссен - журналист газеты «Сегодня», обозреватель и мемуарист, описывает эти страницы из жизни русской общины Латвии в своей книге трагико-лирических воспоминаний «На буреломе», написанной в конце 1960-ых годов. Он свидетельствует о том, что перед отъездом Белоцветов принимает сложное и болезненное решение сжечь свой литературный архив, поскольку боится оставить компрометирующие сведения.
     Через несколько недель после отъезда семьи Белоцветовых в Варино наведываются сотрудники НКВД (в Риге осталась младшая сестра Белоцветова Людмила со своим мужем). После масштабного обыска в поместье супругов арестовывают и вскоре приговаривают к расстрелу. В отношении мужа приговор был приведён в исполнение, а сестру после длительных пыток и подписания «признания» неожиданно выпускают из заключения. Сестра прибывает в Германию в июле 1941 года, когда Рига уже оккупирована нацистскими войсками.
     В Германии Белоцветовы сразу теряют финансовую независимость, с первых минут своего пребывания в Третьем Рейхе оказываясь в крайне затруднительном материальном положении. Николай Белоцветов начинанет испытывать проблемы со здоровьем — даёт знать старая травма, полученная по нелепой случайности после падения с гамака в имении Варино (он любил читать после обеда, лёжа в высоко подвешенном гамаке; где-то за пять лет до отбытия из Риги гамак неудачно перевернулся, и Белоцветов получил очень серьёзные повреждения позвоночника, так что много месяцев ему приходилось передвигаться с посторонней помощью).
     Семья Белоцветовых, дабы сводить концы с концами, открывают полулегальную мастерскую по починке плащей. Это был единственный способ заработка Белоцветовых. В 1943 году им удаётся перебраться в Штутгарт. Они селятся в четырёхэтажном доме, жители которого в связи с начавшимися интенсивными бомбардировками территории терпящей поражение гитлеровской Германии, выкапывают тоннель, в котором пережидают опустошающие налёты английской авиации (в том числе и семья Белоцветовых спасается в этом импровизированном бомбоубежище).
     В конце войны, в 1945 году, новые власти аннулируют патент на пошивную деятельность. Страдая из-за бедственного материального положения, поэт Николай Белоцветов скончался в 1950 году от продолжительной тяжёлой болезни.
     Можно отметить ещё одно заслуживающее внимание произведение Николая Белоцветова — стилизованную под народный раёшный стих «Песнь о Гришке Распутине» (была издана в Риге в газете «Сегодня вечером» под псевдонимом Фёдор Короткий), которая богато насыщена сатирическими обертонами, создающими ткань произведения. Автор создаёт остросатирический эффект посредством смысловой, ритмической и композиционной игры. Эта песнь посвящена историческим событиям конца 1916 года, которые связаны с жестоким убийством царского фаворита - прорицателя и целителя Григория Распутина, осуществлённым заговорщиками-дворянами.
     Александр Филей
на заглавную О сайте10 самыхОбратная связьВход к началу страницы
© 2008 wws2102 XHTML | CSS Powered by Glossword 1.8.12
Рейтинг SunHome.ru Рейтинг@Mail.ru Над сайтом работают Владимир и Сергей Селицкие
Вопросы по содержанию сайта:
Fragen, Anregungen, Spenden an:
WEB-мастеринг и дизайн:
Яндекс.Метрика