Автор Тема: ГОТОВНОСТЬ К ШКОЛЕ. СМЕНА МОЛОЧНЫХ ЗУБОВ.  (Прочитано 14068 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Галина

  • Гость
       "...У всех детей примерно в одно и то же время начинают прорезаться молочные зубы и в одно и то же время выпадать. "Падение" молочных и появление вторых, основных зубов говорит нам о важных изменениях в физической организации ребёнка, делающих его способным осваивать принципиально новые задачи и выдерживать принципиально новые нагрузки. Эти изменения связаны с тем, что жизненные силы ребёнка, формировавшие его внутренние органы, отныне высвобождаются и для внешней деятельности. Только теперь ребёнок готов к школе, и готов к нагрузке на память. Эта особенность была всеми давно подмечена, и потому не случайно даже у разных народов, школьное обучение начинается с семи лет..." (Ганелин)

        "...По сравнению с физическим рождением событие, завершающее первые семь лет жизни - смена молочных зубов постоянными, - кажется менее значительным. Однако, хотя при этом видимый результат - лишь появление постоянных зубов, в это время происходят другие, не менее важные изменения, в организме ребенка, которые можно сравнить разве что с тем моментом в жизни растения, когда на нем среди обычной зелени вдруг появляются завязи будущих цветов. В бутонах заявляет о себе новый цвет, благодаря чему растение становится более своеобразным.

            Точно так же со сменой зубов ребенок восходит на следующую ступень в процессе становления своей личности и тем самым, зачастую как бы рывком, отходит от более бессознательного мира образов раннего детства. В этом возрасте он должен покинуть узкий семейный круг и выйти во внешний мир, в общество - в школу. Свободные, произвольные игры сменяются регулярными занятиями. Веселые, свободные движения теперь должны подчиниться определенному школьному распорядку, расписанию уроков и, наконец, самим буквам, которые здесь приходится изучать.

          Выражением происходящего в ребенке переворота является шатание и выпадение мягких, лишенных корней молочных зубов, которые выталкиваются более сильными вторыми. Отныне определенные силы, которые до сих пор формировали детскую телесность, закончили свою физическую деятельность, зато тем самым они освободились для внутренней работы. Первая ступень в жизни пройдена. Примерно через семь лет после появления на свет ребенок покидает круг тех, кого евангелист Лука называет "младенцами"..." (Религия для маленького ребенка)

Галина

  • Гость
Re: СМЕНА МОЛОЧНЫХ ЗУБОВ
« Ответ #1 : 09 Март 2012, 06:51:55 »
"...Возьмем человека мало интересующегося окружающим физическим миром. Его еще может интересовать то, что непосредственно касается его телесного существования, например, то, хорошо или плохо будет он себя чувствовать в той или иной местности..., за пределы этого его интересы не выходят. Его душа остается бедной. Он не несет в себе окружающего мира.
           И когда он, пройдя через врата смерти, вступает с внутренним содержанием своей души в духовный мир, то он мало приносит с собой от того, что возвещали ему явления мира внешних чувств. Вследствие этого такому человеку трудно будет провести там надлежащую работу с духовными существами, пребывающими там. А последствием этого будет то, что он не обретет достаточно сил, энергии для созидания своего физического тела, наоборот, его душа впадает в своего рода бессилие.

           И после своего нового рождения на земле, модель, унаследованная от родителей, будет брать верх над ним. И борьба души с моделью выразится тогда во всевозможных детских заболеваниях, перенеся их, этот человек все же останется телесно слабым. Ибо у него образовалось хрупкое тело, подверженное всевозможным заболеваниям.

           В свою очередь душевно-духовный интерес человека к физически зримому миру кармически преобразуется в предрасположение к здоровью при его следующем рождении на Земле. Люди, преисполненные здоровья, в своей предыдущей жизни прежде всего имели живой интерес к физически зримому миру. В этом отношении конкретные факты земной жизни оказывают чрезвычайно сильное действие..."

"… мы в первые семь лет нашего земного существования имеем нашу субстанциональную фи¬зическую телесность, собственно, как унаследованную от ро¬дителей. Затем при смене зубов выталкиваются не только первые, молочные зубы: это есть лишь последний акт вытал¬кивания, — выталкивается первое физическое тело в целом. Второе тело, которое мы имеем до половой зрелости, таково, что мы строим его, уже исходя из нашего духовно-душевного существа, какое мы принесли с собой, когда спустились из духовного мира в физически-земное существование.

           Однако в период от рождения до смены зубов мы ведь восприняли великое множество впечатлений от окружающе¬го мира. Мы предавались всему тому, что вливалось в нас благодаря овладению языком, речью. Подумайте, сколь грандиозно то, что вливается тогда в нас вместе с речью! Кто наблюдает это непредвзято, тот наверняка согласится с Жан-Полем*(*Жан-Поль (1763-1825).), утверждавшим, что он за первые три года жизни на¬учился большему, чем за три академических, т. е. студенчес¬ких года..."


"…Мы знаем, что до начала смены зубов человек — преимущественно подражающее существо. Всему, что он видит вокруг себя, он подражает. Такой возможностью он обязан тому, что дух в его голове спит и может находиться вне тела. Своим духовно-душевным существом, спящим духом и грезящей душой, ребенок находится вне головы. Он пребывает с теми, кто его окружает, он живет их жизнью.

          Его грезящая душа преисполнена любви к ним и, прежде всего, к родителям. Когда человек проходит через смену зубов и получает вторые зубы, это означает завершение развития его головы. Будучи в телесном отношении вполне завершенной уже к моменту рождения, заключительную фазу развития голова проходит в первые семь лет жизни человека.
Формообразование завершено. В тело вошло то, что дает ему твердость, фиксирует форму. Можно сказать: когда у человека прорезываются вторые зубы, первый этап взаимодействия с миром завершен. Человек закончил то, что относится к его формообразованию, к построению его облика. Но пока, начиная с головы, привносилась форма, с человеком груди происходило нечто иное..."

Галина

  • Гость
      "...Формообразование завершено. В тело вошло то, что дает ему твердость, фиксирует форму. Можно сказать: когда у человека прорезываются вторые зубы, первый этап взаимодействия с миром завершен. Человек закончил то, что относится к его формообразованию, к построению его облика. Но пока, начиная с головы, привносилась форма, с человеком груди происходило нечто иное.

      "...Но дальше происходит следующее: представим себе развитие, которое содержит в себе все, что сегодня является земным, а также то, что принадлежит развитию солнечному и лунному; позднее внеземное отделяется от земного. То, что принадлежит Земле, движется дальше по своему пути; оно ссыхается, отвердевает, переходит в физическое состояние, и это есть то, что мы обнаруживаем сегодня, — грубая форма в потоке наследственности.

          Приобретенное же человеком после отделения Солнца и Луны вы обнаружите в том, что возникает в нем благодаря воздействию сил из Космоса. Таково положение дел. Стало быть, в качестве модели для выработки второго человека вы получаете от отца и матери как бы древнейшее произведение искусства, которое могло возникнуть лишь тогда, когда Солнце и Луна еще были связаны с Землей. Именно тогда сформировались силы, придавшие человеку его земную конфигурацию. Ведь несложно понять, что человеческое строение принадлежит Земле: попробуйте мысленно оторвать себя в своем человеческом качестве от Земли. Что вы тогда будете с ним делать?

           Было бы величайшим несчастьем, если бы после смерти вам пришлось пользоваться чем-нибудь вроде ног. Ноги имеют смысл лишь тогда, когда через них проходят силы притяжения Земли, когда мы погружаем их в силы земного притяжения. Ноги, а также и руки имеют смысл только на Земле. Итак, большая часть нашей организации в том виде, в каком она сформировалась, имеет смысл лишь когда мы являемся земными людьми.

          Но в качестве земных людей мы лишены всякого смысла для Космоса. Поэтому, приходя на Землю в качестве духовно-душевных существ, мы стремимся как раз к тому, чтобы построить совершенно иную организацию. Мы стремимся построить окружность, мы хотим вызвать в этой окружности всевозможные формы, но создавать человека, с которым нечего делать в Космосе, мы не хотим. Такой человек дан нам в качестве модели, и мы строим нашего второго человека согласно этой модели..."

Галина

  • Гость

       "...Такой человек дан нам в качестве модели, и мы строим нашего второго человека согласно этой модели.

         Поэтому в первый период жизни человека можно наблю¬дать, как постоянно происходит борьба между силами про¬шлой жизни и силами наследственности. Они борются друг с Другом, и эта борьба находит свое выражение в детских болез¬нях. Вот как тесно связано все внутреннее душевно-духовное бытие человека в раннем детстве с его физической организа¬цией.

         Итак, вы видите, как прорезываются вторые зубы, как второй зуб выталкивает первый, как они «обходятся» друг с другом. Точно так же обходится и второй человек с первым человеком. Сверхземной человек присутствует только внутри второго человека, в первом же действует чужеродная земная модель. Они работают друг в друге. И если наблюдать эту работу правильным образом, то вы увидите, как этот пребы¬вавший в доземном бытии в качестве духовно-душевного су¬щества внутренний человек вдруг на какое-то время берет верх, слишком интенсивно врабатывается в физическое, в модель, и, стремясь разрушить ее, говорит: я хочу избавиться от этой формы. Эта борьба вызывает скарлатину.
         
         Если же внутренний человек слишком слаб, если в своем сражении с моделью, стремясь придать усвоенным субстанциям свою фор¬му, он постоянно отступает, тогда эта борьба вызывает корь.

 Именно эта взаимная борьба и выражается в детских болез¬нях.

         И то, что наступает позднее, может быть правильно понято лишь в том случае, если будет учтено все сказанное.
Для материалиста, конечно, легче легкого сказать: «Да глупости все это! Ведь видно, что ребенок похож на своих родителей и на родителей своих родителей не только до смены зубов, но и после нее, он сохраняет сходство с ними еще очень долгое время».


          Это вздор. Есть более слабый тип, который в большей мере руководствуется силами наследственности и больше уподоб¬ляет своего второго человека модели. В этом случае его сходст¬во с родителями совершенно естественно, однако причиной этому является он сам, поскольку он в большей мере ориенти¬рован на модель. И напротив, есть люди, которые после смены зубов становятся совсем непохожими на то, чем они были до этой смены. В этом случае преобладает сила, идущая из доземной, духовно-душевной жизни человека, и такие люди не слишком зависят от модели.

            Таким образом, речь идет о том, чтобы просто уметь рассматривать эти вещи в правильной вза¬имосвязи. И это очевидно, поскольку все, что должно усваи¬ваться ребенком, сначала должно усваиваться и внутренне перерабатываться таким образом, чтобы Я и астральное тело оказались в теснейшем контакте с питательными веществами. Позднее в этом нет никакой необходимости.

          По истечении первых семи лет своей жизни человек никогда уже не будет в состоянии с той же интенсивностью вырабатывать что-то са¬мостоятельно, сообразуясь при этом с моделью. Все усваивае¬мое в это время он должен перерабатывать в своем Я и астраль¬ном теле таким образом, чтобы в результате получить копию модели. Поэтому здесь необходимо пойти ему навстречу, что мир и делает посредством молока, которое может участвовать во множестве процессов, вплоть до построения эфирного тела.

           Молоко является той субстанцией, которая обладает собствен¬ным эфирным телом, и, усвоенная ребенком, она действует организующим образом вплоть до эфирного тела. Поэтому его астральное, тело может скомпенсировать действие молока, и тогда может возникнуть теснейший контакт между усвоенны¬ми веществами, с одной стороны, и астральным телом и Я-организацией — с другой. Вот почему существует столь тесная, интимная связь между внутренней духовно-душевной органи¬зацией ребенка и внешними питательными веществами.

             И те¬перь вам как медикам необходимо тщательно проработать все то, о чем я сейчас говорил. Уже по самому тому, как выглядит ребенок, пьющий молоко, можно видеть, как его астральное тело и Я перехватывают молоко. Это действительно можно увидеть. Если вы медитируете над мантрами, позволяя им воздействовать на себя и высвобождать ваши душевные силы, то теперь попробуйте медитировать просто о ребенке.

            Пред¬ставьте себе, как нисшедшее духовно-душевное начало, выде¬лив модель, сразу же принимается за физические питательные вещества и как затем то, что происходит между духовно-ду¬шевным началом и питательными веществами, направляется формой модели. Если вы правильно представите себе это, а именно слишком интенсивную работу духовно-душевного на¬чала, то она уплотнится для вас в образ скарлатины. Слишком вялая работа духовно-душевного, отступающего перед мо¬делью, уплотняется для вас в образ кори. Если вы представля¬ете себе это медитативно, то от обычной медитации вы уже перешли к медитации медицинской..."

Оффлайн Галина

  • Ветеран
  • Сообщений: 1 212
  • Karma: +0/-0
"...Ужаснее всего то, что люди пытаются все понять посредством рассудка.

А в медицине вообще ничего нельзя понять при помощи рассудка. С его помощью в лучшем случае можно было бы понять болезни минералов, однако лечить их опять-таки было бы невозможно. Все относящееся к медицине долж¬но быть постигнуто в непосредственном созерцании, но внача-ле сама способность созерцания должна быть подготовлена к этому.


         У взрослого человека вы ничего подобного не заметите. Питательные вещества усваиваются пищеварительным трак¬том — это внутренний процесс-посредник, в то время, как у ребенка питательные вещества усваиваются астральным телом и Я; неготовые человеческие формы еще только должны быть образованы согласно модели.

        Медитируя о ребенке, вы видите, как разыгрывается величественная метаморфоза. Духовно-душевное как бы светится, вспыхивает, в то время как то, что попадает в организм в качестве питательных веществ, всегда приносит с собой тьму и тень. И вы можете видеть, как из света и тьмы здесь образуются как бы цвета, — это и есть то, что будет вторым человеком. Вы воочию можете увидеть, что светом в человеке является его доземное начало, тьмою же — то, что усваивается в качестве питательных веществ.

         В ребенке светлое преобладает над темным, оно происходит из доземного бытия, молоко же входит в него как тьма: вместе они образуют всевозможные цвета. Белое в физическом мире в духовном является черным. Тут всегда все наоборот. И это становится для вас доступным, когда ваше Я занято тем, чем оно в обычной жизни не занимается. Как жалко выглядят наши обыденные интеллектуальные акты!

        Интеллектуальная деятельность — это самая большая человеческая слабость.
Она заключается лишь в перетасовывании понятий. Но когда вы наблюдаете за ребенком обрисованным мною образом, вы медитируете с полным вовлечением в работу вашей Я-организации. Это как раз то, на что в дальнейшем следует обратить внимание и в нашей педагогике.

          Наблюдая детей между седьмым и четырнадцатым годом жизни в школе, например, в Вальдорфской, мы видим, что здесь уже все меняется, здесь человек уже образовал своего второго человека. Вот передо мной ребенок, он смоделирован силами доземного бытия со¬гласно модели, которая теперь отбрасывается, но наследствен¬ные силы в ребенке, разумеется, остаются. Ведь они были вложены в модель, в имитацию модели. Теперь же, поскольку внеземное начало работает над ребенком особенно интенсив¬но, ребенок делается гораздо более неземным — маятник уже качнулся в противоположную сторону.

          То, что человек был продуктом наследственности, ранее было доступно и внешне¬му наблюдению, теперь же то, что видно снаружи, возникает исключительно изнутри. Теперь должен быть завоеван внеш¬ний мир. Существо, которое было сосредоточено на собствен¬ной человеческой модели и оставляло без внимания земной мир, начинает вести себя сообразно этому внешнему миру. Здесь вам надо учесть, что между седьмым и четырнадцатым годом астральное тело и Я-организация должны работать таким образом, чтобы это сверхземное существо вновь прино¬ровилось ко внешним земным условиям. Этот процесс завершается с наступлением половой зрелости.

          Так человек в полной мере включается в земные отношения, так он смиряется с тем, что он связан земными обстоятельствами, так вчленяется в него земное начало. Это, собственно, и есть самое главное в возникновении второго человека между седьмым и четырнад¬цатым годами — то, что он приносит с собой из своего дозем¬ного бытия, поскольку собственная карма человека начинает действовать только по достижении половой зрелости. И тогда вступает в действие земное начало. Все это приходит к завер¬шению с наступлением полового созревания, и теперь уже образуется третий человек..."

Оффлайн Галина

  • Ветеран
  • Сообщений: 1 212
  • Karma: +0/-0
"...Второй человек, сама его субстанция, отбрасывается, и строится третий человек. Его деятельность направлена не на форму, а только на жизнь. Если бы он проник в форму, у нас бы образовались третьи зубы, но этого не происходит, потому что теперь человек сообразуется с внешними обстоятельствами. В этих внешних обстоятельствах кроется причина того, что человек вновь становится восприимчив к внечеловеческому. Пока он строил себя сообразно модели, он всецело был направлен на человеческое.

До тех пор, пока человек строит себя сообразно модели, он ориентирован на наследственность. Но именно в ней и заложено иссушающее начало. Модель еще со времен отделения Солнца оторвалась от своих корней, она ссохлась, зачахла. Поэтому в силах наследственности и лежит большая часть болезнетворных сил, и, строя себя согласно модели, человек фактически вбирает в себя и множество внутренних причин, приводящих к болезни.

Но по достижении половой зрелости он становится маловосприимчив к ним, поскольку он строит себя сообразно внешнему миру, а климат и все, что есть вовне, в воздухе, уже не столь вредоносно. Человек между седьмым и четырнадцатым годом здоров, но затем наступает время, когда он вновь уязвим для болезней.

Все эти взаимосвязи следует наблюдать так, чтобы не упустить из виду образа человека. Если вам это удалось, значит вы медитируете правильно. Затем вы должны суметь связать изученное вами с содержанием вашей медитации. Тогда усвоенное будет не просто теорией, а станет практикой, поскольку вы обнаружите силу, которая приведет вас к созерцанию. Это именно то, что сегодня необходимо.

Невозможно прийти в медицине к чему-нибудь стоящему, если предполагать, что развитие идет по прямой линии. Человек на самом деле складывается из ограниченных потоков развития, длящихся по семь лет, и приходящее позднее просто присоединяется к тому, что было раньше; это не поступательное движение в одну сторону, поскольку в него постоянно вторгаются новые обстоятельства. Такого рода размеренное поступательное движение, когда причиной более позднего события всегда является непосредственно предшествующее, можно найти только в минеральном царстве, в меньшей степени — в растительном, и менее всего — в человеческом.

Попробуйте таким же образом представить себе растение. Что делает сегодня человек, когда он представляет себе растение? Вот земная почва. Теперь человек представляет себе, что в нее положено семя и из него растет растение. Он настолько наивен, что представляет себе это таким образом: ну да, водород — это очень простая молекула, состоящая из двух атомов. Он перебирает в своем воображении все возможные сочетания. Алкоголь — это уже более сложная молекула: когда углерод связан с водородом и кислородом, то это уже более сложное. И вот, появляются самые сложные субстанции с самыми сложными молекулами. Было время (восьмидесятые-девяностые годы), когда писались диссертации со сложными названиями длиной в две-три строки, а то и больше. А вот чудовищно сложная молекула. Вот она становится еще сложнее. Затем она становится семенем, сложнейшим соединением. А затем из семени появляется растение.

Но ведь все это бессмыслица.

Образование семени происходит благодаря тому, что земная материя в семени вырывается из всех структурных связей и переходит в состояние хаоса, становится хаотичной до такой степени, что уже не несет в себе никаких материальных сил. И когда все земные структуры перестают существовать, тогда в полной мере может заявить свои права то, что действует из Космоса. Этот хаос сообщает о своей готовности в миниатюре воспроизвести космическое начало, космическую структуру, и таким образом в процессе образования семени Ничто оспаривает свои права у Земного и в Ничто начинает действовать космическое начало.

… Ибо дело обстоит не так, что он работает над изменением модели, а она все же остается, пусть изменившейся; нет, первоначальная модель тогда отделяется от человека, отпадает, подобно шелухе, как это происходит с молочными зубами. На нашем рисунке эта сбрасываемая, как шелуха, модель означена желтым. Дело, действительно, обстоит так, что человека, с одной стороны, теснят формы, силы модели, с другой стороны, человек хочет запечатлеть в своем физическом теле то, что он принес с собой свыше. Происходит некая борьба в течение первых семи лет жизни человека. С духовной точки зрения эта борьба означает то, что находит свое внешнее — симпатическое — выражение в детских болезнях. Детские болезни суть выражение этой внутренней борьбы.

Разумеется, подобные заболевания бывают у человека также и позднее.

Это имеет место тогда, если, например, кто-либо в первые семь лет своей жизни не слишком много сделал для того, чтобы преодолеть свою модель. Но, затем, в старшем возрасте у него может всплыть стремление все-таки обрести то, что до того оставалось у него кармически неосуществленным. Он может, например, на 28-м или 29-м году своей жизни внезапно внутренне восстать против модели, тогда он впервые резко сталкивается с ней и вследствие этого испытывает то или иное детское заболевание.

Можно заметить, если обратить на это достаточное внимание, как у некоторых детей сильно выступает то, что они существенно меняются после седьмого, восьмого года своей жизни: изменяются их жесты. И люди не знают отчего это происходит.

 Ведь ныне общераспространенное мнение в цивилизованном мире так сильно цепляется за понятие наследственности, что это перешло даже в обороты речи, в просторечие.

И когда на восьмом или девятом году жизни ребенка у него внезапно выступает нечто новое и притом такое, что органически коренится в его существе, то отец говорит: вот тебе на! Это он имеет не от меня! И мать говорит: вот уж поистине, только не от меня! Это связано с всеобщей верой в наследственность, перешедшей в сознание родителей, и согласно которой дети должны все иметь от родителей, от предков.

Однако, с другой стороны, бывает также и так, что можно видеть, как дети при некоторых обстоятельствах становятся в свою вторую жизненную эпоху, от семи до четырнадцати лет, даже больше похожими на своих родителей, чем прежде. Да, так бывает, но тут вам надлежит  со всей серьезностью принять, постичь то, как человек нисходит в физический мир.

Видите ли, психоанализ произвел, вырастил некоторые, действительно отвратительные болотные цветы, среди них, например, также и то (об этом ныне вы можете прочесть всюду), что в тайне, в своем подсознании, каждый сын влюблен в свою мать, а каждая дочь влюблена в отца, и что жизненные конфликты существуют, мол, в подсознательных «провинциях» души.

Так вот, все это, конечно, дилетантские интерпретации детской психики.

Но что тут истинного, так это то, что человек уже до своего нисхождения в земное бытие влюблен в своих родителей, он приходит к ним, потому что они ему нравятся...

Оффлайн Галина

  • Ветеран
  • Сообщений: 1 212
  • Karma: +0/-0
Продолжим исследование:

      "... человек уже до своего нисхождения в земное бытие влюблен в своих родителей, он приходит к ним, потому что они ему нравятся. Но здесь, разумеется, надо различать то суждение, которое  имеет о жизни человек, находящийся на земле, от того суждения, которое имеет о жизни человек, находящийся вне земной жизни, между смертью и новым рождением.

… Возьмем человека мало интересующегося окружающим физическим миром. Его еще может интересовать то, что непосредственно касается его телесного существования, например, то, хорошо или плохо будет он себя чувствовать в той или иной местности..., за пределы этого его интересы не выходят. Его душа остается бедной. Он не несет в себе окружающего мира. И когда он, пройдя через врата смерти, вступает с внутренним содержанием своей души в духовный мир, то он мало приносит с собой от того, что возвещали ему явления мира внешних чувств. Вследствие этого такому человеку трудно будет провести там надлежащую работу с духовными существами, пребывающими там. А последствием этого будет то, что он не обретет достаточно сил, энергии для созидания своего физического тела, наоборот, его душа впадает в своего рода бессилие.

И после своего нового рождения на земле, модель, унаследованная от родителей, будет брать верх над ним. И борьба души с моделью выразится тогда во всевозможных детских заболеваниях, перенеся их, этот человек все же останется телесно слабым. Ибо у него образовалось хрупкое тело, подверженное всевозможным заболеваниям. В свою очередь душевно-духовный интерес человека к физически зримому миру кармически преобразуется в предрасположение к здоровью при его следующем рождении на Земле. Люди, преисполненные здоровья, в своей предыдущей жизни прежде всего имели живой интерес к физически зримому миру.  В этом отношении конкретные факты земной жизни оказывают чрезвычайно сильное действие.

… В сущности, формировать приходится человека конечностей и отчасти человека груди. Задачей человека конечностей и человека груди является пробуждение человека головы, это истинная характеристика воспитания и обучения.  Вы развиваете человека конечностей и часть человека груди, а они пробуждают другую часть человека груди и человека головы. Ребенок приходит к вам с тем, что он проносит через рождение в своем совершенном духе и относительно совершенной душе, а вам следует заниматься образованием того, что он приносит вам как несовершенный дух и несовершенную душу.

Если бы дело обстояло иначе, то истинные воспитание и обучение были бы вообще невозможны. Представьте себе, что нам предстояло бы воспитывать и обучать весь тот дух, который человек приносит с собой как задатки; тогда вам, как воспитателям и учителям, было бы всегда необходимо находиться на высоте того развития, которое может проделать наш воспитанник и ученик. Вы бы вскоре оставили профессию педагога, ибо вы могли бы воспитывать лишь настолько же умных и гениальных людей, как вы сами. На самом же деле вы в состоянии обучать и воспитывать гораздо более умных и гениальных людей, чем вы сами. Это возможно потому, что вы воспитываете только одну часть человека. Лучшее, что мы можем делать, — это воспитывать волю и, в какой-то мере, чувства.  Ибо то, что мы воспитываем посредством воли (т.е. человека конечностей) или посредством чувства (т.е. определенной части человека груди), мы можем довести до той степени совершенства, какую имеем сами.

И как слуга или даже будильник в состоянии разбудить человека более умного, чем он сам, так и менее гениальный и даже менее добрый человек может воспитать человека гораздо лучшего и умного, чем он сам. Во всяком случае, для нас должно быть очевидным, что в отношении всего интеллектуального нам нет никакой необходимости стоять выше своего воспитанника, а вот, воспитывая волю, в области нашего собственного добронравия мы обязаны стремиться достичь всего, что только возможно. Воспитанник может стать лучше, чем мы сами, но, по всей вероятности, этого не произойдет, если к нашему воспитанию не добавится другое, идущее от мира и других людей.

Я говорил в этих лекциях о гении языка, гораздо более умном, чем мы сами. Мы многое можем почерпнуть, изучая, как благодаря своему строению язык служит вместилищем духа.

Гений живет и в других окружающих нас вещах, не только в языке. Подумайте: человек является в мир так, что в области головы его дух спит, а душа грезит; от самого рождения мы должны воспитывать человека, обращаясь к его воле, ибо без воздействия на волю мы не сможем подступиться к спящему духу головы.

Однако, если бы мы вообще не смогли найти доступ к духу человека головы, в его развитии образовался бы большой изъян. Когда человек рождается, его дух в области головы спит. Барахтающегося младенца мы не можем учить танцевать или эвритмизировать, а коль скоро он встал на ножки и что-то лепечет — еще не время давать ему музыкальное воспитание. С живописью также пока не подступиться.  Мы пока не в состоянии перекинуть настоящий мост от воли к спящему духу.

Позже, если мы сможем действовать через волю ребенка, мы будем влиять и на его спящий дух. Собственно, произнося первые обращенные к нему слова, мы уже пытаемся влиять на его волю. То, что мы с помощью голоса вкладываем в эти первые слова, в виде импульсов воли проникает в спящий дух головы и начинает его пробуждать.

Однако настоящий мост в первое время не может быть наведен; от конечностей с их бодрствующей волей, бодрствующим духом пока не струится поток к спящему духу головы. Здесь нужен еще один посредник. В первое время жизни человека мы, как воспитатели, имеем мало средств.

И вот на помощь приходит гений, дух, находящийся вне нас. К гению языка в начале развития ребенка мы не можем апеллировать. Однако природа имеет своего гения, своего духа. Если бы она его не имела, люди еще в младенчестве зачахли бы из-за изъяна в развитии. Гений природы создает нечто, благодаря чему может быть наведен мост. В общем процессе развития конечностей, в ходе развития человека конечностей возникает субстанция, которая, будучи в своем развитии связана и с человеком конечностей, содержит нечто от этого человека конечностей; эта субстанция — молоко..."

Оффлайн Галина

  • Ветеран
  • Сообщений: 1 212
  • Karma: +0/-0
       Готовность к школе...

Как и все, что относится к статичной проверке - сложно соотнести с человеком!
       Однако, ЕСТЬ некотрые ОБЩИЕ ориентиры, при рассмотрении которых приходит понимание, почему ДО выпадения молочных зубок НЕЛЬЗЯ учить ребенка, а ПОСЛЕ того, как ваырастают, допустим, первая пара основных зубов ОПАСНО НЕ УЧИТЬ!
       В силу сложившейся склонности - найти  подтверждение у Рудольфа Штайнера и его учеников, вот и поместила из разных источников данные исследователей.
       И, ВНОВЬ и вновь, обращаюсь к первоисточникам. Теперь работаем с материалами лекций Рудольфа Штейнера «Современная духовная жизнь и воспитание»


      «…Между тем внешняя цивилизация не знает таких явных, открытых, повседневных вещей. Знают только, что зубы нужны для еды и для произношения некоторых согласных.
          Но, как ни парадоксально это звучит, ребенок развивает свои зубы и для мышления! До смены зубов у ребенка физические зубы как таковые являются важнейшими органами мышления.
          Между тем, как в общении с окружающим миром ребенок осваивается с мышлением, как из сонной и сновидческой жизни ребенка всплывает жизнь мыслей, весь этот процесс связан с тем, что в голове ребенка выдавливаются зубы, связан с силами, выжимающимися из головы ребенка. И подобно тому, как зубы выталкиваются через десны, определенные силы выводят на поверхность мышление из неопределенной сонной, сновидческой жизни..
 И в той мере, как у ребенка режутся зубы, он учится мыслить, думать.
          Он учится думать, будучи полностью существом, подражающим своему окружению. Он подражает вплоть до самого внутреннего тому, что происходит в окружающем мире. И,в той же мере, как в ребенке произрастает мышление, вырастают и зубы. Именно в этих зубах находится сила, проявляющаяся душевно как мышление.

          Дальше первые зубы выталкиваются, происходит смена зубов, около 7 лет. Сила, производящая первые и вторые зубы, находится во всем организме, только в голове она сильнее всего показывает себя.

         Силы, выдвинувшие вторые зубы из организма ребенка, действуют затем до смерти человека уже не как физические силовые импульсы: они становятся душевными, духовными; они оживляют человеческое душевное внутреннее.
            То, что было до 7-го года органической силой, проявляется между 7 и 14 годами как душевные свойства, именно - как детское мышление.

        Оно выдвигало зубы, достигло завершения своего физического действия при смене зубов и преобразовалось в душевное действие. Эти вещи поддаются изучению только при имагинативном познании - первой ступени точного ясновидения, но не при интеллектуалистическом мышлении…

       … Из-за того, что ребенок мыслит физическими зубами, связаны так внутренне духовно болезни зубов со всей жизнью ребенка.

         Вспомните все, что происходит, когда у ребенка прорезаются зубы!
При смене зубов и освобождении мышления зубы становятся прежде всего помощниками того, что пронизывает мысли - речи.
         Теперь зубы становятся на ступень вниз (это происходит, собственно, последовательно в течение всего первого периода жизни и только завершается при вторых зубах). Но они остаются помощниками мышления, когда последнее хочет выражаться в речи.

          Нужно понять, как зубные звуки включаются во все мышление человека, как зубами пользуются именно тогда, когда человек при помощи звуков Д и Т вносит в речь определенный и определяющий мыслительный элемент: так видим мы в зубных согласных еще особое назначение зубов.

         Итак, зубы не только служат физически для кусания и произношения некоторых звуков, но являются и внешним образом, естественной имагинацией мышления. Мышление известным образом устремляется туда и показывает нам себя в зубах: глядите, мол, вот моя внешняя физиономия!..»


       В этом плане вижу несколько важных рассмотрений.
Один из моментов - имеет решающее значение. Это вот что:

        Малыша и ученика начальной школы не надо, не стоит, да НЕЛЬЗЯ спрашивать о том, что только сейчас произошло. Произошло в этот день.
         Например, пришел ваш УЧЕНИК из школы. Что слетает с нашего языка? Именно "Как дела? Что получил? С кем играл?"
Почему это вызывает у взрослых особый интерес? Это наши категории мышления! Это наши ценности!

          Из отрывка, который приведен выше, ясно просматривается ответ на вопрос, почему ЭТОГО не надо делать. Мышление происходит во сне  и, после сна, поднимается  к нам в мир. И, скажем, через зубы мы ЕГО ВИДИМ!!!!

        Вот, сприсите своего ученика утром, что там в школе было-то вчера?
          Вчера?   (... ОН ДУМАЕТ!!!)  Так на прогулке такого .... БОГОМОЛА видел!
А можно было и не спрашивать. Потому еще, что это мы ЗАСТАВЛЯЕМ его, нашего малыша, совершать этот процесс думания... Т.е. - это наша воля, не его... Мы предлагаем ему воспоминать. Убыстряя процессы, которые в каждом конкретно идут в своем ритме....