Автор Тема: Неделя мира - 2009 в Израиле  (Прочитано 5094 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн Владимир

  • Администратор
  • Сообщений: 401
  • Karma: +0/-0
Неделя мира - 2009 в Израиле
« : 07 Сен. 2009, 09:35:41 »
Неделя мира-2009 в Израиле:
Совместный поиск путей к миру
– через углубление в судьбы народов в современную эпоху


4 – 10 октября 2009 г., кибуц Ардуф (Израиль)


<p>К теме:
Мир – не цель, которую можно просто достигнуть. Это процесс, который надо созидать все вновь и вновь. Чтобы преодолеть конфликт, необходимо расширить душу и принять точки зрения различных сторон. Но и этого не достаточно: необходимо построить мост между внутренним постижением и деятельностью во внешнем мире.
На Святой земле внутренний и внешний конфликты проявляются в обостренной форме. Каждый такой конфликт касается не только людей, живущих в Израиле, – он касается всего мира. Мы попытаемся глубоко вникнуть в судьбы еврейского и арабского народов, познакомиться с их народными духами, понять их задачи и их положение среди других народов в нашу эпоху.
В работе будут использованы разные методы: беседа, построение видимого образа ситуации, изучение через искусства, лекции, сообщения, встречи.
В первую половину дня – углубление в тему в двух группах, с Арменом Тоугу и Ильзе Веллерсхоф-Шуур (Wellershoff-Schuur).
Во второй половине дня – работа с искусствами, лекции, беседы, художественные выступления – все в рамках основной темы.
Предполагается знакомство с кибуцем Ардуф и его окрестностями, посещение соседей-арабов, трудовая помощь инициативе «Врата к человеку», экскурсии по Галилее (Акко, Тверия, Назарет).

Рабочие языки: иврит, арабский, немецкий, русский, английский

Место проведения: антропософский киббуц Хардуф на севере Израиля, инициатива „Врата к человеку“.

Размещение в интернате (лечебно-педагогической инициативы), детском саду или у жителей кибуца и окрестностей. Возможно жить в кемпинге в палатке (погода теплая).

Стоимость: 350 Евро, включая участие, экскурсии, проживание, питание. Нуждающимся в скидке просьба обратиться к организаторам.
Для участников из России, Украины, Эстонии, Литвы – смотри сопроводительное письмо!


Инфо и регистрация
: Регистрация до 1 июля 2009 г.
Евгения Гадилов-Йошер evgi22@yahoo.com
Роза Идлис rofa@netvision.net.il



 
Сопроводительное письмо:
О стоимости участия в Неделе мира-2009 в Израиле


Предполагаемые расходы:

Питание 9?х7=63?
Проживание 6?х7=42?
Орг. расходы + экскурсии – 110? *

Всего 215? для участников из Эстонии, России, Украины, Литвы.
Всего 350? для участников из стран Западной Европы.

Дорогие друзья, мы очень ждем вас и ищем приемлемые условия оплаты. Мы можем подыскивать варианты с более скромными условиями проживания  или финансовую поддержку для тех, кому эти расходы не под силу. Просьба к вам заявить о своем желании участвовать и своих возможностях до конца мая месяца. Это облегчит нам подготовку. 

*Орг. расходы + экскурсии взяты из расчета 50% по отношению к участникам из Западной Европы.

Финансовая группа Оргкомитета




Приложения:


<a href="http://bdn-steiner.ru/modules/Anons/files/raspisanie dnei-RU.doc">Расписание[/url]


Армен Тыугу об инициативе «Неделя мира»,
ее истории, идее и миссии


Оффлайн Владимир

  • Администратор
  • Сообщений: 401
  • Karma: +0/-0
Re: Неделя мира - 2009 в Израиле
« Ответ #1 : 07 Сен. 2009, 11:25:46 »
Протокол скайп-сессии Сателлита с Реховотской инициативной группой по организации «Недели мира» в Израиле.
5 сентября 2009 года.
Записала Роза Идлис (слышимость была не очень хорошая и были помехи; возможны отдельные неточности и пропуски слов; /неясно слышимое, записанное предположительно, дается в косых скобках/).

Ведущий – Сергей, Методолог – Игорь
Участники: Софа, Владимир, Роза, Аркадий, Лиля, Гарик.


Сергей Иванов: Всем доброго дня! Сейчас к нам присоединится Игорь.
(В незаписанной на аудио части был разговор о том, что реховотская группа должна была собраться и самоопределиться насчет сегодняшней встречи. Группа не собиралась ради этого специально, т.к., видимо, не поняли, что это было нам задание (аудиопротокол прошлой сессии случайно не записался), но все были проинформированы о сегодняшней встрече, и желающие должны были сегодня появиться в скайп-сессии)
… На прошлой встрече мы закончили тем, что ваша группа должна определиться: нужен ли вам мир внутри группы и нужна ли для этого внешняя поддержка? Если этого не произошло, если вы не самоопределились и не пришли к общему мнению, то я даже не знаю, что сейчас делать. То есть, без этого и ни туда, и ни сюда. Аркадия сейчас нет…
Софа: Аркадий в курсе, я ему передала, что было на прошлой встрече, и он готов к тому, чтобы сегодня участвовать в нашей работе. С Володей не было разговора /но он ведь участвовал в прошлой встрече/.
Сергей: Как Вы считаете, имеет ли смысл эта работа при отсутствии всех участников: Евгении, Аркадия, Владимира?
Софа: Аркадий будет, Владимир не дома, по всей вероятности, что-то происходит. Я позвоню Аркадию по телефону (у него на компьютере не высвечивается, что он в скайпе). Сергей, Аркадий сейчас подойдет к интернету.
Аркадий: Я подключился. Но я не слышал звонки. Почему?
Сергей: На прошлой встрече мы закончили тем, что в вашей группе должно произойти самоопределении: и самоопределение участников, и самоопределение группы – относительно того, нужен ли вам мир внутри группы, и нужна ли внешняя поддержка, чтобы его осуществить. Вот в чем вопрос, и без ответов на эти два вопроса двигаться дальше невозможно.
Софа: Я могу сказать, что для меня сейчас это главный вопрос – мир внутри группы, - только какой ценой? И думаю, что нам нужно третье лицо, потому что мы сами с этим не справляемся. И мое самоопределение – да. Сегодня работать по этой теме.
Сергей: Роза?
Роза: Да, у меня тоже есть этот вопрос: как можно прийти к миру в нашей группе, несмотря даже на отсутствие части ее участников. Это постоянный вопрос. /Но мой исходный запрос был на понятие мира и процедуру, позволяющую приходить к понятиям/.
Лиля: Здравствуйте. Вы знаете, я много времени думала над этим вопросом. И я поняла, что ни от кого я не могу ничего, как говорится, требовать, я могу только сама внимательно видеть, как кто мыслит, и пытаться именно с этим иметь дело, потому что иначе невозможно. Все мои попытки были плачевные, и, так сказать, я выработала для себя какой-то ключ, так сказать.
Аркадий: Теперь я скажу, а это Лиля говорила. Очень трудно на этот вопрос ответить, потому что та ситуация, которая у нас складывается. Это перемешаны несколько позиций. С одной стороны, например, есть проект «Неделя мира» и организация этого проекта. С другой стороны, есть желание рефлексировать саму организацию, как это все происходит, как мы к этому придем. И есть практические действия, которые необходимы, чтобы это свершилось. И поэтому идут большие столкновения. Когда нужно, например, что-то решать, у нас предстоит встреча с Инициативной группой, где нужно решать практические вопросы. А часть людей говорит: «Пока я не взойду к понятию мира, мы не можем двигаться дальше», а встреча ожидается, и так далее. То есть, идут столкновения такого порядка. Или процедурного порядка. То есть, здесь перемешаны даже не война людей, а, вот, непонимание, что мы разными процессами занимаемся. И вот в этом вопрос. Пока я все.
Сергей: Аркадий, в ваших словах не прозвучало ответа на два главных вопроса, которые /…/. С Вашей точки зрения: нужен ли мир внутри группы? И нужна ли внешняя поддержка для осуществления мира?
Аркадий: Мир в группе нужен. А насчет внешней поддержки я всегда рад, если мы сможем найти ключ. Вот Лиля нашла ключ. Может быть, мы все найдем ключ. Да, нужна поддержка.
Сергей: Аркадий, могли ли бы вы зафиксировать в чате свой ответ?
Роза: Я пока пишу.
Сергей: Володя, вас слышно, но очень-очень плохо. Вы могли бы ближе к микрофону. Гарик, теперь вопрос к Вам. Группа зашла в ситуацию, когда для всех очевидно, что мира в группе внутри нет. И стоит два ключевых вопроса: нужен ли мир, с Вашей точки зрения, для группы внутри группы? И второй вопрос: нужна ли внешняя поддержка для обретения этого мира?
Гарик: То, что мир нужен – и говорить незачем даже об этом. Мы знаем, что без мира нет продвижения. А поддержка – я не знаю, если есть такая возможность – пожалуйста. Просто я не вижу выхода из данной ситуации. Потому что с данной позиции получается, что непонимание и нежелание слышать друг друга – вот это самая главная беда группы.
Сергей: Спасибо, позиция понятна. Роза, могли бы Вы текст Гарика зафиксировать? Да, уже фиксируете, вижу. Володя, Вы нас слышите? И мы Вас с горем пополам, но если бы Вы приблизились к микрофону, был бы вам благодарен.
Владимир: Я все слышу, меня смущает, что не видно, что я пишу, но, может быть, сейчас будет видно, я вошел куда нужно.
Сергей: Володя, текст виден, только под именем Евгения.
Владимир: Я не очень понимаю, что значит, что у нас нет в группе мира. Что это означает? Что у нас в группе война? Или у нас какое состояние?
Сергей: Володя, Вы сами должны определить, это же ваша группа. Давайте проведем ситанализ и поймем, что есть в группе. Если Вам это нужно. Возможно. Вы можете это сделать сами. Потому что я – и тут одна из заковык – внешний по отношению к Вашей группе, и я не могу ничего навязывать и ничего утверждать, я могу лишь говорить со своей субъективной точки зрения, и она может быть ошибочной. Лучше, чем вам… вам надо внутри группы договориться. Но, если мне не изменяет память, Вы в позапрошлой сессии в субботу подтвердили, что в группе мира нет, и сами об этом говорили. Нам надо еще разобраться, что такое мир, и что такое война, но понимания и способности слышать друг друга, у вас, по утверждению участников вашей группы, нет.
Владимир: (очень плохо слышно)… у нас проходит /конфликт?/ по теме есть ли в нашей группе мир, или будет в нашей группе здесь что-то другое, или есть ли в нашей группе трудности коммуникации? Или есть ли в нашей группе трудности с совместной работой? или есть ли в нашей группе трудности у одного человека с тем, что он не может двигаться в таком же темпе? – Мне кажется, есть целый спектр возможных видений ситуации со стороны каждого участника.
Сергей: Я тогда предлагаю провести ситанализ и понять, что сейчас происходит в группе, - если вам это нужно. Возможно, это вам не нужно. Но по состоянию на сейчас Роза, Лиля, София, Аркадий и Гарик сказали утвердительно, что мир в группе нужен, и что нужна внешняя поддержка – вот результат по состоянию на сейчас.
Владимир: Я не спорю с тем, что мир в группе нужен, чем больше мира, тем лучше, но у мира есть разные качества. У нас нет какого-то общего мира, у нас нет такого мира, который объединяет всех членов группы, но у нас есть рабочее состояние, которое объединяет всех членов группы. Но у нас есть рабочее состояние, в котором мы по трем-четырем направлениям продвигаемся. С моей точки зрения. Если /с точки зрения/ группы все это как ситуация войны видится, то тогда я хочу понять от самих участников группы, что такое мир.
Сергей: Володя, Вас не слышно было. Последнее предложение было не слышно. Ближе к микрофону.
Владимир: Я предлагаю /…/ У нас есть состояние в группе, которое позволяет нам продвигаться /неразб./ У нас не группа /удовлетворения всеобщих потребностей/, у нас рабочая группа, в которой мы работаем и над вопросом, что такое мир. Мы это исследуем в Игре с Игорем, но у нас есть рабочий темп Игры, мы в прошлый раз /…/ драме. И если сейчас необходимо сделать врезку, чтобы выяснить, что такое мир, я, как бы, готов.
Сергей: Володя, у меня есть к Вам предложение. Сейчас в онлайне все, кроме Евгении, из Вашей группы. Я Вам хочу передать на полчаса функции модератора, для того, чтобы Ваша группа пришла к единому мнению. Потому что то, что Вы говорите, звучит противоположно тому, что сказали участники вашей группы.
Владимир: Пожалуйста, зачем мне передавать функции модератора? Я буду в позиции … в рефлексивной позиции и послушаю, что они считают, какое у нас состояние, что для них…
Сергей: Роза, София, Лиля, Аркадий! Володя сделал вам предложение. Я думаю, что должен с вашей стороны прозвучать ответ. У него противоположная точка зрения по отношению к вашей. Двигаться, не имея консенсусного решения, дальше невозможно. Давайте тогда поставим вопрос по-другому: может ли ваша группа, с вашей точки зрения, двигаться в том состоянии, в котором она находится? Роза?
Даже уточним: готовы ли двигаться дальше к проведению «Недели мира» в группе, которая находится в том состоянии, которое есть? Роза, Вы нас слышите?
Роза: Я слышу, да. Я думаю, что мы в любом состоянии будем двигаться. Вопрос, куда мы придем.
Сергей: Вопрос стоял четко: готовы ли Вы двигаться в том состоянии, в котором вы находитесь, дальше? Да или нет?
Давайте тогда будем уточнять и углублять вопрос для того, чтобы было понятно. Ваша группа движется к проведению «Недели мира». Если я правильно понял, задача «Недели мира» есть проведение мероприятия, на котором будет выработана субстанция мира. Правильно ли я понял? Кто мог бы мне ответить? Владимир, правильно ли я понял, что это главная задача «Недели мира»?
Владимир: На мой взгляд, /неразб./, но мы движемся.
Сергей: Владимир, я задал четкий вопрос. Правильно ли я понял, что главная задача «Недели мира» - выработать субстанцию мира.
Владимир: Главная задача /неразб./ - это подготовить и провести «Неделю мира в Израиле». А для этого надо вести целый ряд работ по разным направлениям, в том числе исследовательскую работу, идее трехсферности, в которой каждый взял на себя ответственность. При этом возникает напряжение. Но я просто не понимаю, почему я должен пятый раз высказывать свою точку зрения, когда есть /еще люди/.
Сергей: Я спрашиваю по-другому: с вашей точки зрения, какая главная задача «Недели мира»? Не подготовки «Недели мира», а «Недели мира»?
Владимир: Сергей, я сказал, я нахожусь в рефлексивную позицию, я не хочу высказываться. Я хотел бы послушать участников группы, которые считают, что у нас нет мира. А то получается, я все время говорю и говорю свою позицию – ты ко мне обращаешься. Я вас просил пока ко мне не обращаться. Я нахожусь в рефлексивной позиции. Когда сочту, что мне есть, что сказать, я скажу. И я хочу слушать других.
Сергей: То есть, Вы выходите из коммуникации?
Владимир: Я выхожу в рефлексивную позицию, да, выхожу из /неразб./
Сергей: Понятно. Значит, правильно ли я понял, Владимир, что то, что Вы сейчас делаете, дает возможность группе, которая осталась, принимать решения без вашего мнения?
Владимир: Мы сейчас в режиме проектирования игры по Сателлиту. Поэтому, как бы, этот режим не дает им возможности принимать какие-либо решения по поводу работы группы мира. На мой взгляд. То есть, на мой взгляд, это исследовательский режим работы. Поэтому они свободны.
Сергей: Игорь, могли ли бы вы прокомментировать эту ситуацию? Является ли это исследовательским режимом работы? /Или/ сейчас решаются в этой группе конкретные вопросы с конкретными выходами на воление, на принятие решений?
Игорь: Ну, тогда нужно оговорить, что именно сейчас происходит. Наверное, тут разногласие. Потому что Володя сказал, что сейчас происходит Деловая Игра. А Деловая Игра – это действительно исследовательский режим. Там никакие решения не принимаются, там не место принятия решений, там место познания. А похоже, что здесь возникло непонимание. Потому что, по идее, сейчас происходит вообще не Деловая игра, а работа Сателлита. Сейчас группа мира находится в гостях у Сателлита, или в пространстве Сателлита, по идее так. И поэтому здесь тоже, конечно, не вопрос принятия каких-то решений по «Неделе мира». Здесь тоже вопрос заключается в том, хочет ли группа включиться прямо немедленно сейчас – ну, наверное, это оно и есть – в процесс выработки субстанции мира, по крайней мере, для себя. А потом чтобы это можно было отрефлексировать и уже, может быть, даже и ввести внутрь деловой Игры, но об этом отдельно, - и потом сказать, что же такое, - «субстанция мира». Но потом это было бы /полезно/.
Значит, сейчас действительно важное решение, но не касательно «Недели мира», а касательно конкретно сейчас, что ли, действия мира. Потому что, как раз, Сателлит именно этим и занимается. Есть группа, которая занимается «Неделей мира», и, оказывается, что есть «Сателлит», такое мыследеятельностное устройство, которое тоже занимается выработкой субстанции мира. И вот, как раз, встретились два одиночества. И, возможно, Володя передает полномочия решать группе – выработать ли субстанцию мира в отношении себя или нет. Все.
Сергей: Спасибо, Игорь.
Гарик: Можно я скажу свои соображения?
Сергей: Пожалуйста, Гарик.
Гарик: Понимаете, я думаю, за все годы все наслоения /неразб./, которые накопились негативные, за пять минут удалить и решить нельзя «вот, давайте так и давайте так». И я думаю, вряд ли Сателлит сможет оказать существенную помощь в решении этого вопроса. Потому что если мы не найдем мир сами между собой, то нам вряд ли кто-то поможет. Это первое соображение. А второе соображение – я думаю, нам стоит, как говорит Володя, продолжить Игру и двигаться вперед, потому что иначе это будет топтание на месте. И, вы ж понимаете, никто не захочет сбрасывать с себя одежды до конца. Потому что у каждого накопилось свои негативные явления и прочее. Ну, я, чтоб долго не говорить, я на этом остановлюсь.
Сергей: Спасибо, Гарик, позиция понятна. Выработка субстанции мира, скорее всего, невозможна без /…./
(Фрагмент неслышимости и помех)
Владимир: Тогда было общее решение всем провести вместо Игры по проектированию Сателлита, поскольку не было людей, сессию по выработке /…/ мира, это было /…/ и мы работали /…/. В данной ситуации я хочу /…/
Сергей: Владимир, но вы не ответили на мой вопрос, чисто по-одесски. Давайте я с удовольствием дам ответ на Ваш вопрос и прошу ответить на мой.
Владимир: Здесь нет группы «Недели мира» в этой скайп-сессии. В этой скайп-сессии режим проектирования игры по Сателлиту. На данный момент, если бы можно было и другим участникам объяснить решения этой скайп-сессии. /…/ Игра по встрече с Существом Недели мира на определенном этапе мы продолжаем работать – я готов был бы участвовать. Но такого консенсусного решения не было. И если сейчас в рамках проектирования игры по Сателлиту часть участников начнет работу по выработке субстанции мира, или по понятию мира, или по отношениям в нашей группе /…/ но решений никаких /…/ неправомочны.
[19:18:23] Владимир: в этой скайпсессии режим проектирования игры по Сателлиту. Не было консенсуса насчет выработки здесь субстанции мира или понятия мира.
Сергей: Группа «Недели мира» находится в сателлитном пространстве и она находится здесь, потому что на прошлой сессии было зафиксировано, что должно произойти сегодня самоопределение группы, нужна ли группе «Недели мира» поддержка в выработке субстанции мира внутри своей группы. И я задавал вопрос, передаете ли вы свое право голоса остальным участникам группы? Примите ли вы любое их решение, находясь в рефлексивной позиции?
Владимир: Мне сейчас тяжело работать в этой рамке, потому что я не понимаю.Группа «Недели мира» реховотская просила поддержки у Сателлита помочь разобраться? В какой мы рамке? Никаких решений эта группа принимать не может.
/…/
Владимир: Хорошо. Пусть будет поддержка оказана. /…/
Сергей: Владимир, Ваша позиция сводится к /…/
Владимир: … они могут делать все, что им угодно, работать в каком угодно режиме, просить помощи у кого угодно. Эта группа участников в этом пространстве – это…
Сергей: Владимир, Вас не слышно.
Владимир: …а в какой рамке – могут самоопределяться, как хотят. Беседер. Я не против. Все, я на этом заканчиваю.
Сергей: Вас вообще не было слышно.
Владимир: Сергей, я уже несколько раз повторял: пусть они говорят, что они хотят, как люди, - это их право. Все. Я хочу послушать других людей, что они думают.
Сергей: Ваша позиция была не услышана в связи с тем, что качество связи отвратительное. Запишите ее в чате.
Владимир: Я в чате …. А я помолчу.
Сергей: Вас не слышно. Очень символическое явление. Почему-то именно Вас. Роза, вы записываете? Вы нас слышите?
Роза: Я слышу всех, но Володю очень фрагментарно.
Гарик: Что мы делаем дальше?
Сергей: Спасибо, Вашу позицию все запомнили, Вы ее высказали, и мы ее зафиксировали. Я прошу высказаться по этому поводу Розу, Софию, Лилю и Аркадия: готовы ли вы двигаться дальше в том состоянии, в котором находится ваша группа?
Лиля: Я думаю, нужно описать это состояние, как кто его видит. Я могу с себя. Тогда можно хотя бы видеть, как кто видит, и отнестись к этому. Потому что если каждый видит по-разному и каждый, так сказать, видит с разной точки зрения, поэтому невозможно и двигаться. Я предлагаю именно это. И могу начать.
Сергей: Все участники принимают это предложение?
Аркадий: Я да.
Сергей: София?
Софа: Я согласна с тем, что высказала Роза. Так или иначе, двигаться мы будем, важно, как именно. Потому что это мероприятие отменять мы не собираемся. Но для меня, например, очень важно все-таки подойти к тому, что может быть как мир в нашей группе.
Сергей: Аркадий?
Аркадий: Я согласен с тем, что Лиля предложила, а именно, описать каждому свое видение, и согласна с тем, что Софа сказала, что нужно двигаться.
Сергей: Хорошо, значит, мы проводим сейчас процедуру ситанализа. Игорь, я Вас попрошу задать процедурную рамку для этого. В каком формате мы работаем сейчас? Какую последовательность шагов мы проходим для того, чтобы получить полное понимании, где группа находится?
Игорь: Прежде всего, нужно снова удерживать рефлексивную рамку, чтобы /осознавать, что происходит/. Происходит работа Сателлита по выработке субстанции мира в группе, - в группе, которая называется группой проведения «Недели мира» в Израиле. То есть, нам нужно точно выделить, в какой именно группе, что это за группа. Значит, по-видимому, именно внутренние рамки этой группы. Первое – нужно определиться с этими рамками. Если рамки действительно таковы, значит, тогда нужно дальше сфокусироваться на внутренних рамках: что есть группа по проектированию «Недели мира», что это за группа? И, по сути, тут нужно ответить на несколько вопросов: характер этой группы, участники этой группы, и главное, что нас интересует: какие противоречия в этой группе возникли?
В общем-то, ситуация, с этой точки зрения, складывается именно из противоречий. Затем, когда противоречия будут набросаны, то они будут конституировать, и вот это и будет Реальная Ситуация группы, и тогда мы увидим сконфигурированные противоречия.
Сергей: Что имелось в виду под характером группы?
Игорь: Ну, группы есть разные. Скажем, сейчас группа носит исследовательский характер, - когда проводит Деловую Игру. А у нее, видимо, другие /затруднения/, /когда есть еще Игра/, задачи еще и организационные. Конечно, без исследования – что организуешь? Однако, одно исследование без организации далеко не уйдет. И могут быть еще какие-то задачи. И вот, характер группы складывается из ее задач. Но в ходе этого группа себя и видит: вот, организуем Неделю мира – и все, гора с плеч, так сказать, и слава богу! Или наоборот: эта группа хочет – ну, по крайней мере, сейчас видит – что хочет и дальше продолжать Дело Мира, так сказать. С той серьезностью, с какой идет Деловая Игра, - то вырабатывается Дело Мира фактически. Вот, на четвертом шаге будет встреча с его Существом, этого Мира. И как раз группа, может, сейчас как-то ощущает, кто она по отношению к Нему, потому что возникло оно /неразб./, потому что есть само по себе движение «Неделя мира», которое возникло уже давным-давно, когда группа о нем вообще ничего не знала. А теперь, как бы, эта ситуация переносится к ним. Ну вот, эти вещи, как они ощущаются, они должны быть обговорены, и это и есть характер группы. Все.
Сергей: Игорь, правильно ли я понял, что мы сейчас будем двигаться именно в такой последовательности: определение характера группы, определение участников группы, выявление противоречий и их конфигурирование?
Игорь: Характер группы, участники группы, задачи группы – это все можно в один пункт. Второй пункт – это противоречия, которые видятся участникам. И третий пункт – это нахождение конфигуратора.
Сергей: Спасибо, Игорь. Итак, я предлагаю перейти группе Недели мира в режим мозгового штурма и в чате зафиксировать каждому те задачи, которые, как он видит, стоят перед вашей группой. И даю на это две минуты.
Вопрос группе: принимаете ли вы алгоритм, который предложил Игорь?
Все, кроме Володи, согласны, Володя не отвечает. Хорошо, тогда я предлагаю в чате письменно зафиксировать те задачи, которые стоят, с нашей точки зрения, перед группой недели мира. Понятно? Есть ли вопросы по поводу того, что нужно сделать?
[19:44:06] Аркадий: Группа самоопределилась в составе 7 человек выработать программу Недели мира в Израиле, и тут же мы столкнулись с противоречием мы должны встретиться с существом мира вообще, или с существом мира в Израиле и потом мы всё время сталкивались в процедурных вопросах: проводить игру по канону или по другим вариантам проведения игры и т.д. Потом пошли столкновения по понятиям и т.д. На фоне непониманий друг друга группа постоянно встречается  и продвигается по многим организационным вопросам. Есть ещё одна трудность, что наша группа есть только часть инициативной группы, другая часть - это представители Хардуфа, и нам не легко даются скоординироваться с ними, у них другой подход и ментальность. .Лично я поставил задачу выработать мир среди нас, и тогда неделя мира пройдёт в мире.
Есть ещё столкновение внутри нашей группы - это делить наши действия по трёхчленности или по 12-ричности. часть людей думают и самоопределяют себя как представителя какого-то отдела, а другие так не считают.

Софа: В прошлом году на Интуитивной Драме выявили три задачи Инициативной группы.
Роза: Я их зафиксировала в чате:
    Задачи Инициативной Группы по подготовке Недели мира в Израиле:
    1-я задача – от Судьбы Еврейского Народа:
    Познать тайну судьбы еврейского народа в связи с судьбой человечества (Миссия еврейского народа в человечестве) и современностью (его задачи сегодня). Познание прошлого не должно быть цепями, но стать компостом, который породит новую силу для фантазии, которая поможет работать на Неделе мира с сердечным чувством того, что идет из будущего.
    2-я задача – от Прощения:
Расширить внутренний мир и принять внутренние противоречия. Научиться видеть и принимать различия между участниками конфликта и искать общее.
    3-я задача – от Представителя Арабского Народа:
«Ты должен понять, что во мне и в тебе есть общего. У меня что-то отнято, у тебя что-то отнято. Если ты увидишь, что у меня отнято,  мое сердце откроется»
.

Гарик: С моей точки зрения, пока мы не определим понятие, - надо выработать понятие, что такое араб и что такое еврей, - продвижение невозможно. Это раз. Второе – это, конечно, давать указания, учить другого, как находить мир, это легче, чем находить мир в себе. и поэтому, когда мы выработаем понятие и еврея, и араба, тогда надо будет выработать соотношение сил и пытаться их как-то уравновесить. Найти точки соприкосновения и уравновесить их, и от этой точки танцевать. Ну, это пока все. Спасибо.
Сергей: Роза, а где те задачи, которые были определены вашей группой на семинаре год назад.
Роза: Я их уже поместила в чат выше, там написано. У них немного длинные формулировки (читает). А дальше – драма не закончена. Там еще 15 факторов стояли, но началось все с того в этой Драме, что у Инициативной Группы была проблема с мотивацией, неясность мотивации. И непонятно было, куда двигаться, и после долгого топтания в районе Страха она, в конце концов, двинулась к Неделе мира и по дороге фактор «Судьба еврейского народа» дал первую задачу.
Лиля: Сергей, я думаю, что сейчас будет видно – не то что наши разногласия, а что мы видим с разных сторон. Характер нашей группы – это часть людей, которые занимаются исследовательской работой, часть людей, которые занимаются хозяйственно-финансовой работой и немножко правовой. И задачи группа сама. Так сказать, поставила. Что выработка субстанции мира – это самое главное – именно у нас в группе. Участники – в основе это 6 человек: Керсти и Володя, Софа и Роза, Аркадий и Лиля.
Роза: И Женя.
Лиля: И Женя. Так как я последние разы не была, я Женю… ну, мало видела, поэтому я не знаю, как это внести. И противоречия, которые происходят…
Сергей: Спасибо. Давайте так – до противоречий. Спасибо за полный список участников. Роза. Вы успеваете записывать? Лиля, еще один вопрос к вам на уточнение: как Вы видите, какую задачу видит перед собой группа после проведения «Недели мира»? И есть ли она вообще?
Лиля: Какую задачу? Я не знаю, мы не говорили об этом, но я думаю, что общая работа даст право больше видеть друг друга, больше понимать друг друга. Это и есть мир. Это и есть путь к миру. Потому что пока нет общей работы, то это все теоретически. А я ведь уже сказала, что есть часть группы, которая занимается исследовательской работой – это по 12-ричности. И я знаю, что когда мы начинали, тоже можно было почувствовать, что с каждым занятием становилось все более понятнее, и начинали понимать друг друга. Та /интенция этой работы/, которую мы вели в Деловой Игре, она достаточно трудная, потому что каждый стоит на своей позиции, и при подъеме иногда очень трудно оставить свои представления. И отсюда проблема…
Сергей: Подождите, Лиля, Вы, как бы, перепрыгиваете на следующий шаг. То, что Вы говорите, очень важно, но оно не вовремя. Не беспокойтесь, я к Вам /обращусь/, как только мы закончим первый шаг.
Я хочу обратиться ко всем участникам группы: выложенные задачи, то есть список задач  является ли полным?
[19:37:03] Владимир Поляк: Я кажется прорезался и Я так понимаю, что мы вернулись к началу работы.
[19:37:58] Владимир Поляк: Мою задачу видно:
[19:38:56] София: есть еще все то, что входит в решение конкретных вопросов сотрудничество с другой стороной.

Софа: Для нас сотрудничество со второй стороной является очень серьезной задачей.
Сергей: Какой второй?
Софа: Вторая сторона – это, как бы, вторая часть группы, которая работает по организации «Недели мира». И это еще одна задача. которая стоит перед нашей группой. Потому что это люди, которые живут на большом расстоянии от нас, ивритоговорящие люди, и есть в этом своя задача: как организовать коммуникацию, как решать вопросы, как это делать вместе, потому что они это делают иначе.
Сергей: София, правильно ли я Вас понял, что «Неделю мира» организовывают две группы: одна занимается исследовательской работой и она почти в полном составе представлена здесь, и вторая занимается организационными вопросами?
Софа: Это не совсем так. Есть внутри Реховотской группы те, которые занимаются исследовательской работой, и те, кто занимается организацией, - это те же люди, но не в полном составе. Есть еще совершенно другая группа с местожительством в другом месте. У них свои есть ориентиры для того, как это делать. И то сотрудничество, которое мы строим, оно является важной частью того, что предстоит на «Неделе мира».
Сергей: Я не понял, почему вторая группа движется отдельным путем или не движется. Чем занимается вторая группа?
Софа: Они находятся на том месте, где будет происходить этот семинар. Они занимаются больше хозяйственными вопросами практическими на месте и финансовыми. Все, что касается связи, приглашений, регистрации участников и самой идеи «Недели мира», ложится на группу реховотскую.
Сергей: То есть, реховотская группа решает вопросы содержания и приглашения людей. Группа местных занимается вопросами финансов и организации.
Софа: Не организации, а организации на месте. Все, что касается организации, делается в двух частях, потом мы обсуждаем эти вопросы, и финансы тоже. И содержание, оно оговаривается. Все вопросы оговариваются. Мы, как бы, моно сказать, продумыванием больше, /чем они, занимаемся…/.
Сергей: То есть, подготовкой содержания занимается реховотская группа и обсуждает полученные результаты с группой на месте. Группа на месте в основном занимается организационными вопросами, но коммуницирует по этому поводу с группой реховотской.
Софа: Не совсем так. Реховотская группа /неразб./ занимается вопросами содержания, но это, можно сказать, большей частью, конечно. Но и там тоже происходит эта работа. И потом типа пленума происходит: каждая группа проводит работает отдельно, потом собираемся, проводим тапа пленум и там обсуждаем и утверждаем. И то, что касается организационной работы, - то же самое. Тем, что касается организационной части подготовки, больше занимается реховотская группа. Та группа будет заниматься организацией на месте, то есть вопросами проживания, питания и так далее.
Сергей: То есть, если я правильно Вас понял, по сути дела существует две группы по подготовке «Недели мира», каждая из них работает и над содержанием, над оргвопросами.
Софа: Да, в той или иной степени. Реховотская группа встречается несколько раз в неделю: есть еженедельная встреча по организации, которая происходит по вторникам, есть деловая Игра, которую мы проводим, - сейчас с Игорем, есть у нас встречи, и есть группы, которые занимаются исследовательской работой. Это разные люди из одной и той же группы участвуют в этих трех видах работы.
Сергей: Спасибо, София. Игорь, как с Вашей точки зрения, можем ли мы обсуждать ситуацию, не имея представителей другой группы из группы на месте? Или мы ограничиваемся ситуацией только внутри реховотской группы? Или мы расширяем рамку для всей группы организаторов «Недели мира» и включаем в это обсуждение группу на месте?
Игорь: Да, конечно же, ограничиваемся данной группой. Между двумя группами, как раз, особой войны нет; может быть, есть трудности в общении понятные, совершенно разный менталитет, но это ж не война. Мир и война простираются в чувствах, а не в возможностях общения. Это могут быть совершенно разные люди, имеющие общие задачи и питающие мирные чувства друг к другу, но не могущие коммуницировать по техническим причинам. Это одно. И когда внедряются чужеродные сущности, которые не являются техническими помехами, а, так сказать, оккультными помехами, инфернальными помехами, то это совсем другое. Вот это есть война! В отличие от технических помех. Поэтому интересным является не взаимоотношения между группами, хотя, может быть, в какой-то момент это будет иметь значение. Но сейчас мне видится, как раз, что очень важным является пережить, как рождается мир в группе. И это будет самое /ценное исследовать?/: это, с одной стороны, действие сейчас происходит, и нужно отдавать себе отчет, что это действие, и идет исследование одновременно, которое не менее важно, чем та Деловая Игра, которая проходит параллельно.
Так что, одним словом, другую группу можно оставить и /неразб./, она не играет сейчас существенной роли.
Сергей: Спасибо, Игорь. Я попробую сейчас собрать все, что было наговорено. Мы говорим сейчас о реховотской группе. Реховотская группа занимается подготовкой содержания «Недели мира» и занимается оргвопросами, реховотская группа, имеющая перед собой задачи коммуникациеи с группой на месте. Реховотская группа занимается, в том числе, и финансовыми вопросами, я их буду выделять отдельно, для того, чтобы было четко видно весь расклад. И я еще хотел бы углубиться по содержанию. Вот, /стало ли задачами по содержанию?/ есть понятия миссии, роли и задач еврейского народа, есть вопрос – задача понятия прощения, есть вопрос слышания арабского народа, правильно? И если есть дополнения, прошу меня дополнить. Ничего ли я не упустил?
Аркадий: Не знаю… Дело в том, что я пытался писать и, может быть, это потом выйдет, но у меня, например, совершенно есть другое представление. Внутри себя я сказал, что я не буду этому мешать, но я не разбираю конфликт между арабским и еврейским народом. Для меня не это главное. Есть в этом плане тоже какое-то разногласие. Хотя я этому не мешаю. Я не считаю, что…
Сергей: А что для Вас главное, Аркадий?
Аркадий: Для меня главное – выработать субстанцию мира внутри нас и скоординировать эти действия с той группой. И вот это и будет главное. И то, что если мы найдем, как правильно коммуникацию наладить, как мы научимся слышать друг друга, - я не хочу сейчас далеко говорить: если мы научимся работать по 12-ричности и так далее, - тогда это будет нечто новое, и это и будет тот остров или та точка, на которую и будут собираться люди и строить мир независимо от национальных и других отличий. Поэтому каждый – я там еще не вписал: у нас там было даже столкновение – одни говорили, что мы будем «Неделю мира» вообще должны повести, или «Неделю мира в Израиле», даже в этом, то есть сплошные… каждое слово мы сталкивались буквально. Я там написал немножко. Поэтому это не столкновение войны, я не вижу в этом войны, это просто такой путь у нас. Все.
Сергей: Спасибо. Ну, в общих чертах, если подытоживать, то под содержанием имеется в виду – это объединяет всех участников – получить и выработать субстанцию мира. Пути, масштабы и рамки мы сейчас пока не обговариваем. Хотя я просил бы Аркадия сейчас зафиксировать этот важный момент, что при переходе ко второму пункту мы будем говорить о том, что существует проблема рамок, что есть разные видения того, что делается, ради чего это делается, и каким путем это может быть достигнуто.
Итак, мы имеем реховотскую группу в составе 7 человек, это Владимир, София, Роза, Аркадий, Лиля, Керсти и Женя. Группа имеет перед собой задачи организационного плана, финансового плана, содержательного плана. В содержании объединяет всех понимание необходимости выработки субстанции мира. И еще одна задача, которую ставит перед собой группа – это коммуникация с группой на месте. Роза, я просил бы Вас это все зафиксировать в чате. Сейчас 19.37. Мы, в принципе, в 20 часов планировали заканчивать. Поэтому есть предложение провести рефлексию проведенного сегодня и попрощаться до среды. В среду мы приступаем к определению противоречий внутри группы. И прошу каждого внутри группы подготовить доклад на эту тему на 2-3 минуты, не больше.
[19:58:41]: Рефлексия Владимира. То что происходит, видится мне как попытка, третья по счету, за последнее время со стороны двух позиций представленных в группе. НЕ буду показывать пальцами. В 2006 году по идее реховотской ощины и в 2009 г. по работе с  тельавивской общиной я на 95 процентов готов отказаться от очередной игры.
Аркадий: В среду у нас с Лилей группа, и Софы и Розы не будет.
Сергей: Значит, давайте это перенесем на следующую субботу. Группа согласна продолжить движение по предложенному Игорем алгоритму в следующую субботу?
Аркадий: Мы еще в понедельник встречаемся.
Сергей: В понедельник мы встречаемся в рамках своей Деловой Игры.
>[19:59:42] Владимир Поляк: Я хотел бы, чтобы все провели рефлексию в чате по поводу понедельника.
Сергей: Давайте мы определимся, когда мы продолжаем работу начатую. Есть предложение провести это в следующую субботу в 18.00. Принимается? Аркадий, София, Лиля, Гарик, Роза – да. Володя?
[20:00:06] Владимир Поляк: эта Игра закрылась, начинается новая. Мне жаль больше времени и сил спасибо.
Владимир: Я был координатором скайп-сессии с Игорем. Теперь я вижу из того, что происходит, что эта игра закончена. Вы начали новую игру.
Сергей: Нет, подождите. Мы ничего нового не начинали. Мы ведем параллельную работу с определением того, где находится группа.
Владимир: (очень плохо слышно, постоянные прерывания звука). … Игру. Я отказываюсь ее координировать. Группа хочет /…/ - это ее право, никаких возражений. Но я свою роль эту закончил. Эта группа не может двигаться дальше с тем /капиталом/, который мы уже наработали, и /начать/ драму, о которой мы говорили. Группа требует начать /…/ субстанцию мира и так далее…
Сергей: Володя, Вы, такое впечатление, что слышали кого-то другого.
Владимир: Я все слышал, все прочитал, я высказал свое мнение. Я не думаю, что у нас есть /неразб./ Пусть до понедельника группа решит, что она хочет. Я не могу продолжать игру с людьми, которые считают, что у нас группа находится в состоянии войны. И хотят еще один день тратить на то, чтобы начать все сначала. /неразб. …/ У меня больше нет сил участвовать.
Сергей: Володя, я понял так, что Вы выходите из работы участников и работы группы?
Владимир: У нас есть группа по вторникам, которая /решает/ вопросы независимо от /…/. И есть люди, которые несут реальную ответственность – не за попытку начать /в который раз/ исследовать чисто /неразб./ Поэтому я не выхожу из этой группы. Я просто заканчиваю скайп-сессии по продолжению Деловой Игры по восхождению к Идее «Недели мира».
Сергей: Правильно ли я Вас понял, что в следующую субботу вас тоже не будет /неразб./?
Владимир: /В следующую субботу однозначно не будет/.
Сергей: Все, спасибо. Я бы тогда хотел провести рефлексию участников этой сессии. Роза?
Роза: Ну, мы сегодня занимались самоопределением, будем ли мы сегодня и в каком формате заниматься выработкой субстанции мира в группе по подготовке «Недели мира». Оказалось, что здесь камень преткновения большой, и мы… в итоге договорились, что в субботу оставшаяся часть группы готова продолжить эту работу по выработке субстанции мира, а Володя вышел из этой игры, и, значит, нам придется вырабатывать субстанцию мира без него…
Сергей: Если Вы закончили рефлексию, есть предложение говорить одно слово: спасибо, - и это будет означать, что мы можем передавать слово другому. Вы закончили рефлексию?
Роза: Спасибо, я еще подумаю, у меня с рефлексией плохо.
Аркадий: Я хочу поблагодарить в лице Сергея Сателлит, что именно такая работа проводится, я почувствовал, что именно пространство нам уступили, впустили нас и хотят нам помочь, и это придает мне внутренние силы, и ожидания, что будет оказана нам помощь. Потому что, на самом деле, я тоже не вижу никакой войны. Я. серьезно, не вижу войны никакой. И когда говорят 2война, война», - я ее не ощущаю. Дело не в войне, а вот в том, в той картине, которую мы пытались сейчас описать. Это всего-навсего мы находим коммуникацию, или мы находим понимание друг друга. Я говорил уже, что перепутано много событий. Поэтому я хочу поблагодарить всех и я готов продолжать работу независимо… э… потому что меня, честно говоря, тоже многие вещи, как Володя говорит, напрягают, но ради выработки субстанции мира я готов участвовать в продолжении работы. Мне она интересна.
Сергей: Спасибо, Аркадий. Лиля:
Лиля: Я хочу сказать, что мне очень жалко, что Володя не продолжит с нами, очень жалко. И я тоже могу сказать, что это не война, это с разных точек зрения каждый смотрит. Но такая работа может очень нам быть полезной, потому что именно когда мы сами будем смотреть на свою работу, анализировать ее, мы сможем увидеть, может быть, что не дает нам понять друг друга, - я могу так сказать. Спасибо.
Сергей: Готовы ли Вы продолжать работу в субботу в 18.00?
Лиля: Я постараюсь быть.
Сергей: Спасибо, Лиля. София?
Софа: Для меня сегодня самое тяжелое переживание – это то, что Володя вышел из той работы, которую мы собирались проводить и которую проводили. Потому что все то, что скрепляло эту работу, это желание, чтобы никто не выпал. И, возможно, в связи с этим бвли разные компромиссы, где-то конфликт, где-то компромисс, у все было желание, чтобы это сотрудничество состоялось. Но, с другой стороны, и поэтому я не знаю, как без такой вот противоположной стороны можно обойтись в такой работе. Я вижу, что именно когда есть этот противоположный взгляд, он дает эту остроту видения. Но, вместе с тем. я очень рада, что есть возможность участвовать в такой работе и в таком пространстве, которое видит все позиции, удерживает суть происходящего и находит вот эти /…/. Мне очень важно этому учиться. Спасибо большое.
Сергей: Спасибо Вам. Правильно ли я Вас понял, что в следующую субботу в 18.00 Вы тоже в онлайне?
Софа: Да.
Сергей: Спасибо. Гарик?
Гарик: Ну, во-первых, спасибо большое всем за участие. Насчет Володи – ничего страшного не произошло, не надо похоронным голосом таким говорить. И, с моей точки зрения, два часа прошло, и почти что не было никаких продвижений, были только одни разговоры. Ну, мало продвинулись. А так, всем большое спасибо. Если будет возможность, я в субботу подключусь. Все.
Сергей: Спасибо. Игорь, могли ли бы вы сделать методологическую рефлексию сегодняшней сессии?
Игорь: Ну, во-первых, даже не методологическая, а просто по ощущению: какая огромная разница: или группа работает сама по себе, или она работает в сателлитном пространстве. Когда группа работает уже несколько лет, то отношения между людьми уже представляют собой некую обнаженную нервную систему. То есть, все нервы обнажены. Вроде бы, с одной стороны, люди должны друг друга с полуслова понимать, но, с другой стороны, когда некоторое время проведено вместе, и рефлексия при этом недостаточно сильна, то в группу, как бы, врастают некоторые существа, которые, как известно, называются «духи препятствий». И они собой заполняют пространство между людьми. И когда мы говорим: «Вот, главная проблема, что мы друг друга не слышим», - почему не слышим? Что, уши закрывают? Нет, а вот, действительно, в каналы коммуникации вклиниваются эти существа.
И вот, как раз сегодня, если были рефлексии, то очень ярко можно было пережить, что вдруг откуда-то берется мысль, что Деловая Игра заканчивается, а вместо нее начинается эта – как бы, вообще все сначала, или с начала начинается Деловая Игра, - хотя, конечно же, ничего подобного нет, это совершенно два разные пространства, и Деловой Игры никто не заканчивал, а это тоже не новая Деловая Игра, а работа в сателлитном пространстве, которую, действительно, предлагается вести параллельно, именно, в усиление Деловой Игры, а не вместо нее. И вдруг эти коварные духи внушают такую мысль, и она вдруг становится само собой разумеющейся. Понятно, что просто так такое выдумать невозможно, и поскольку, если нету должной рефлексии, тогда эти духи обретают колоссальную силу и просто парализуют работу группы. И тогда возникает решение, что группа не продвигается. То есть, вроде бы, и то сделали, и то сделали, и тут уже что-то организовали, но как будто бы какой-то зыбучий песок затягивает все, что делается годами даже и захватывает это. И, по большому счету, дело стоит на месте, хотя может быть огромное количество частных успехов и достижений, но все это тут же заглатывается этими невидимыми вампирами. Это все, видимо, имеет отношение к тому, о чем пишет Пелевин в своем трактате Эмпайр-В. Просто в полное /неразб./ жизненных сил группы и каких-то ее успехов.
И, значит, если вернуться к тому, с чего я начал: группа, которая работает сама по себе, она не может встать себе же на голову и смотреть на себя со стороны, и обеспечить себе такую мощную рефлексивную позицию, чтобы все это было ясно, как божий день. В этом большая беда. Это для группы фактически /неразб./ и в конечном итоге приводит к ее полной остановке. И, как раз, вот сателлитное пространство – это и есть искусственное выстраивание этой новой позиции, когда выстраивается потолок, второй этаж, так сказать, над /неразб./. В сателлитном пространстве всегда идет работа на двух плоскостях, двухплоскостное мышление: есть какое-то содержание, но всегда обязательно происходит осмысление, КАК происходит работа.
Вот это и есть принципиальное отличие методологической работы от любой другой – это работа в двух плоскостях: одновременно работа и над ЧТО, и над КАК. Если нет работы на двух плоскостях, это не методология.
Я еще и к тому, в чем суть статьи, которую я написал (ЧТО не ДЕЛАТЬ?). Методология начинается именно с этого. Любые другие техники, которые не обеспечивают этих двух плоскостей, это не методология, это просто прикладная психология. И вот, Сателлит специально это вырабатывает.
Мне видится, как раз, что выработка субстанции мира в принципе начинается с выстраивания второго этажа. Потому что на уровне КАК, когда люди вместе соединяются с КАК в осмыслении того, что происходит, то между ними немедленно воцаряется мир на втором этаже, если грамотно технически делать выход на второй этаж в на нем удерживаться. На уровне ЧТО может быть какой угодно конфликт, не будем говорить «война», потому что здесь нет непримиримых противоречий, озлобления безусловно нет, поэтому мы можем говорить не о войне, а именно о конфликте, и то даже не между людьми, а засильи этих сущностей, которые парализуют работу, и /неразб./ не слышат. И вот эти препятствия между людьми, вот эти стены, это, в данном случае, играет роль конфликта. Но второй этаж дает возможность немедленно пережить мир и единодушие. И затем, по-видимому, когда этот мир есть на втором этаже, то он может постепенно спускаться и на первый. И в этом суть работы Сателлита и, по-видимому, суть вообще выработки субстанции мира. Конечно, что это такое и как это – это постепенно будет становиться все более ясным.
Значит, первый вывод методологический, что важно – двухплоскостная работа, когда на втором этаже, где мир есть по определению, - если у людей нет озлобления между собой, тогда они очень легко приходят к единодушию на втором этаже, потому что там нету между ними содержательных споров. Там люди единодушны в своих целях, поэтому готовы строить общую метапозицию.
А второй элемент – это, как мы помним, Сателлит – это два ключевых принципа, это профессионализм и публичность. Вот это, можно сказать, профессионализм – работа двухплоскостная. Второе, очень важное, – публичность. Для того, чтобы эти самые вампиры не могли разойтись, - они очень боятся, вампиры, как мы знаем из фильмов ужасов, что вампиры боятся света. Эти вампиры боятся духовного света. Духовным светом является видение. То есть, если группа не находится сама по себе в этом пространстве, а есть еще другие, кто совершенно не заинтересованные лица, - и это очень важно, - которые принципиально не имеют тяготения к той или иной стороне, симпатий к тому или иному члену, никакого внутреннего отношения к целям данной группы, - наличие таких доброжелательных, но не заинтересованных участников коммуникации и создает принцип публичности. На их глазах развернуть бурную деятельность вампирам совершенно невозможно.
И вот, в этом плане можно было бы подумать, каким образом работа могла бы обрести публичный характер. То есть, конечно, было бы здорово, если бы здесь присутствовали еще и другие участники в этом. Но они сейчас сами находятся в пралайе. Вот, кстати, в этом отношении есть интересное предложение Владимира Селицкого, который является администратором известного сайта Библиотека Духовной Науки http://bdn-steiner.ru/ . Мы с ним говорили о том, чтобы подобную работу в скайпе синтезировать с возможностями сайта. Который является весьма посещаемым. А для Сателлита публичность – это его хлеб большой, это его кровь, это его /лоно/. Без публичности нету Сателлита. Одного профессионализма, какой бы он ни был высокий, совершенно недостаточно. Как раз сайт и дает возможность публичности. И если бы на сайте, с одной стороны, публиковать материалы, которые вырабатываются здесь, давать с ним ознакомляться широкой публике или даже вступить в коммуникацию на форуме с этой широкой публикой, - с другой стороны, кто-то из этой широкой публики захочет быть введенным в более узкий круг работ /как здесь/, тогда эта публичность могла бы быть обеспеченной, хотя бы, на территории не каких-то людей с улицы, а люди, которые в материале духовной науки и смогли бы внести также и свой важный вклад по содержанию.
А то получается, что небольшая группа людей решает задачи, которые должно решать все человечество, что тяжело и не вполне справедливо. Может быть, и значительно большее количество людей готово к этому присоединиться и подставить свои плечи под то, что делает несколько человек. Тогда и сама работа над данной темой, то есть, сама содержательная работа могла бы получить значительное подкрепление. Я предлагаю подумать над этим. Роза, насколько я знаю, тоже находится с Владимиром Селицким в коммуникации, и мог бы с этого получиться интересный проект. Все. Спасибо.
[20:18:17] Владимир Поляк: Игорь есть реальный факт высасывания сил. Третий раз проводится попытка дезавуировать игру и начать новые врезки и вырезки. Эти вампиры захватывают определенных одних и тех же людей, которые не в состоянии выйти в рефлексивную позицию и хотят бесконечно познавать и познавать ради познания. Мне нужен Сателлит, чтоб выйти в рефлексивное пространство. Керсти и Женя ранее утратили силы, теперь их утратил и я. Поощрение позиций разрушить Игру, которая ведется, и есть следствие действия вампиров.
Сергей: Спасибо, Игорь. И в завершение я хотел бы поблагодарить группу Реховотскую за мужество, которое она проявила, невзирая на все давление, которое на нее производилось на протяжении этой сессии. Мне было сегодня, невзирая на то, что это давление я ощущал на себе, легко работать с вами. Я благодарен вам за то, что вы готовы продолжать эту работу. Мне видится, что сам факт того, что Реховотская группа пришла в пространство Сателлита, оно важно для самой Реховотской группы, для возможности слышать друг друга, и важно для Сателлита, поскольку дает возможность реализовать в публичном пространстве те намерения, которые мы вырабатывали на ОДИ по зарождению пространства Сателлит. На сегодня предлагаю сессию считать закрытой. До встречи в субботу 12 сентября в 18 часов.



Оффлайн Владимир

  • Администратор
  • Сообщений: 401
  • Karma: +0/-0
Re: Неделя мира - 2009 в Израиле
« Ответ #2 : 17 Сен. 2009, 12:08:52 »
Протокол скайп-сессии Сателлита с Реховотской инициативной группой по организации «Недели мира» в Израиле.
12 сентября 2009 года.

Записала Роза Идлис (слышимость была не очень хорошая и были помехи; возможны отдельные неточности и пропуски слов; /неясно слышимое, записанное предположительно, дается в косых скобках/).

Ведущий – Сергей Иванов, Методолог – Игорь Фишман
Участники: Софа, Женя, Владимир, Гарик, Анатолий, Элла, Аркадий, Лиля, Роза.


Первые минуты скайп-сессии не записались на аудио.
Игорь: …Лучше определить: кто заказчик на эту встречу, так тот и будет Дизайнером.
Сергей Иванов: Итак, я обращаюсь к участникам Реховотской группы: кто готов взять на себя функцию собирающего содержание, функцию Дизайнера?
Роза: Я готова.
Сергей: Хорошо, спасибо, Роза, тогда у меня есть к Вам просьба: пролистать распечатки прошлой нашей сессии и выделить главные задачи, которые мы тогда зафиксировали.
Роза: Я тогда не успела записать задачи, я писала протокол. Можно их добавить сейчас?
Сергей: Да, добавляйте и озвучивайте.
Роза: Задачи, которые стояли перед инициативной группой, которая взялась проводить это мероприятие, прежде всего – познать существо Дела, которое нас свело, самоопределиться по отношению к нему индивидуально и как группа, стать проектной командой и спроектировать его и затем стать реализационной командой, распределиться, кто что делает. Но у нас это не получилось все, и в этом я вижу причину…
Сергей: Роза, Вам три минуты на сбор материала, а пока – к нам присоединился сейчас Анатолий, здравствуйте! Я Вас прошу представиться. Возможно, Реховотская группа знакома с Вами а Вы с ними, но, поскольку мы сейчас находимся в сателлитном пространстве и есть люди, которые незнакомы в полном составе с Реховотской группой, Вам несколько слов для того, чтобы представиться и сказать, почему Вы здесь сегодня.
Анатолий: Элла и Анатолий, мы входили много лет в Реховотскую группу. Но в последнее время уже несколько лет, скажем так, в пассивном режиме. Тем не менее, ее дела группы нас очень интересуют, мы пытаемся постоянно быть в курсе дела. Вот, в общем-то, говоря, почему мы здесь.
Сергей: Так все-таки: почему Вы здесь?
Анатолий: Я еще раз повторяю, в общем-то, дело в том, что мы пытаемся быть в курсе дел Реховотской группы и того, чем она занимается.
Сергей: В курсе ли Вы, что Вы находитесь сейчас в специфическом пространстве, и сегодняшняя цель – выявить все противоречия… по сути, это рефлексивная работа по проделанному Реховотской группой?
Анатолий: Да, это-то я знаю, мы с Розой об этом говорили, нам Роза довольно подробно рассказала. Поэтому мы попытаемся войти в курс дела в процессе.
Сергей: Роза, готовы ли Вы озвучить те задачи, которые мы выявили на прошлой сессии?
Роза: Не знаю, готова ли я, я попробую. Значит, есть Реховотская группа, которая занимается подготовкой Недели мира в Израиле. Как выяснилось, мира нет в самой этой группе – группа так ощущает, что внутри нее мира нет, сама группа не умеет вырабатывать субстанцию мира, выработкой которой она собирается заниматься на Неделе мира. Наша задача – выработать между собой субстанцию мира, чтобы, отрефлексировав, как это происходит, внести это в тот семинар, который мы собираемся проводить.
Сергей: Спасибо. Тогда я предлагаю приступить ко второму. Я напомню, что мы на прошлой сессии получили процедуру, по которой мы двигаемся сегодня. Мы прошли первых этап – определили характер группы и участников группы, и сегодня мы должны начать с выявления противоречий, которые видятся участникам. Сейчас мы попросим методологической консультации для того, чтобы выявление противоречий произошло максимально эффективно. …Игорь пока отключился… Есть тогда предложение ко всем участникам сегодняшней сессии высказаться по кругу по поводу того, как они относятся к тому, что произошло в прошлую субботу, что изменилось за эту неделю, какие события, с их точки зрения, важные для Недели мира и для нашей работы, произошли, с каким настроением они пришли сегодня на сессию и чего ожидают от этой сессии, какие цели перед собой ставят на сегодняшнюю сессию. Попрошу я начать Аркадия.
Аркадий: Здравствуйте еще раз всем! У меня сегодня ожидания радостные. Сегодня еще добавились Толик с Эллой. И чем больше людей приходят, тем лучше, для меня это приятно. А что я ожидаю? Я ожидаю, что, выйдя на второй этаж, в сателлитное пространство, мы сможем разобраться и более ярко увидеть, что же у нас происходит. Мы много говорим о том, ЧТО, но не говорим, КАК, как выйти в этой ситуации. Просто идет взаимное, как я понимаю, неслышание друг друга, и то, что я говорил, перемешаны позиции. Так я, вот, надеюсь, что мы выйдем в то пространство, где нет разногласий и где мы сможем, так сказать,  рефлексивно смотреть на ту ситуацию, где мы сейчас. Все.
Сергей: Спасибо, Аркадий. София, Вы нас слышите? (проблемы со связью). Тогда мы продолжим с Лилей: какие Ваши ожидания, какие цели Ваши в сегодняшней скайп-сессии?
Лиля: Я могу сказать, что в течение этой недели я очень мирно работала со всеми. Это дает надежду, что эта сила будет и сегодня во мне присутствовать. И я надеюсь, что каждый что-то смог проделать за эту неделю и этот опыт принесет сегодня.
Сергей: Спасибо. Роза?
Роза: У меня за эту неделю произошло личное самоопределение по этой теме, что она мне настолько важна, что я готова прикладывать усилия, я сделала протокол и послала его Владимиру Селицкому и он его опубликовал у себя и готов начать коммуникацию по поводу того, чтобы это публичное пространство делать. Но у меня не было Вашего е-мейла, поэтому я могла только пытаться послать файл через скайп, и он, видимо, не был получен.
Сергей: Я пишу е-мейл. А расскажите, пожалуйста, суть дела. То есть, Владимир Селицкий – это, насколько я понимаю, редактор БДН? Суть протокола и о каком публичном пространстве шла речь?
Роза: Ну, он поместил у себя на сайте в ФОРУМе объявление о Неделе мира и после него поместил текст протокола нашей прошлой сессии без всяких комментариев, просто взял и поместил. Но я думаю, что нужно говорить с ним о пространстве для Сателлита особо, оговорить, что такое Сателлит, дать ему материалы по Сателлиту, и это уже не моя задача. а Ваша, представлять Сателлит. Поэтому нужно, чтобы вы друг с другом связались.
И этот протокол 15 страниц занял, и там было видно, что у нас большая трудность отвечать на поставленный вопрос, вообще удерживать вопрос и на него отвечать, и у меня тоже. Расплывается все, и трудно удерживать рефлексивную позицию по отношению ко всему. Мне было очень тяжело то, что произошло с Володей, и только после того, как в среду я подключилась в конце и услышала, что ситуация разрешилась, мне стало легче жить.
И у меня ожидания, что мы все-таки сумеем простроить лестницу на второй этаж, чтобы все могли по ней туда всходить, и что мы в этом стиле когда-нибудь научмся работать.
Сергей: Спасибо, Роза. София, Вы нас слышите? София не слышит. Игорь, мы провели короткую рефлексию прошлой недели, которая прошла между прошлой сессией и этой нашей сессией и выявили те события и изменения, которые произошли в реальной жизни. Мы готовы приступать ко второму шагу прописанной процедуры в прошлую субботу – к выявлению главных противоречий, и обращаемся к Вам с просьбой предложить процедуру, по которой мы могли бы двигаться безопасно.
(Проблемы со связью)
Давайте мы /…/ вот с какой стороны. Сделаем допущение, что точка конфликта и точка мира – это одна и та же точка. То есть, преосуществим… Игорь, пока Вас не было, я сделал предложение найти сейчас главную точку конфликта и потом преосуществить ее, потому что, скорее всего, что точка мира, точка входа в мирные взаимоотношения и в мирную работу и точка конфликта – это одна и та же точка, только они находятся в разных состояниях. Могли бы вы прокомментировать этот шаг? (обрыв связи с Игорем) Игорь, к сожалению, не может прокомментировать этот шаг. Есть ли вопросы на понимание?
Роза: Откуда это допущение и откуда взялась такая постановка вопроса?
Сергей: Постановка вопроса возникла исходя из той процедуры, которую мы определили в прошлую субботу. Мы сейчас находимся на втором шаге и выявляем главные противоречия. Для выявления главных противоречий я попрошу каждого сконцентрироваться на том, что, с его точки зрения, является камнем преткновения для всех участников, и отвалив этот камень, мы сможем войти в двери мира. Роза, ответил ли я на Ваш вопрос?
Роза: То есть, если мы увидим, в чем главное противоречие, то это и даст нам возможность найти решение?
Сергей: Да, то есть главное противоречие и есть вход в пространство мира.
Роза: У нас уже есть противоречие. Что группа, которая взяла на себя миссию подготовить семинар, где вырабатывается мир, не может выработать его внутри себя.
Сергей: Фиксируйте, Роза. А мы потом дальше будем с этим работать. Сейчас мы, наверное, будем работать в таком режиме мозгового штурма. Игорь, Вы нас слышите? Есть просьба к Вам предложить процедуру, по которой мы могли бы решить вторую задачу.
Игорь: У меня связь плохо работает сегодня, так что нужно быстренько сказать, в чем вопрос.
Сергей: Вопрос Ведущего Методологическому Консультанту: по какой процедуре мы могли бы выявить главное противоречие реховотской группы?
Игорь: Как задача формулируется?
Сергей: Выявить противоречия. Выявление противоречий, которые видятся участникам.
Игорь: Здесь просто сообщение по кругу. Каждый называет свои противоречия и потом они как-то обобщаются.
Сергей: Хорошо. Тогда мы не будем терять дорогое время. Роза, Вы свою точку зрения озвучили, но Вы ее озвучили в общем, а если бы детализировать, в связи с каким противоречием нет мира в Реховотской группе?
Роза: Ну, у меня еще внук пятилетний сказал: мира нет, потому что люди договариваться не умеют.
Аркадий: Каждый в своем пространстве, каждый хочет как можно лучше, но нету протягивающей линии между видением одного – к другому. И получается не то что конфликт – один человек живет в одном пространстве, а другой – в другом пространстве. Один видит организационные вопросы, другой – процедурные или содержательные. И все время вот такие, как бы, столкновения. Ну, грубо говоря, нет, как бы. светофора, который регулирует движение. Не трудно сейчас более точно сказать. Много их…
Лиля: Я думаю, что нет общего языка. Мы говорим на русском языке, но понимаем каждый по-своему. И, на самом деле, то, что сказал Аркадий, – когда, например, идет содержательная часть, многие в это время… им больше процедура важна. Процедура, время, – и неважно, что можно прервать, так сказать, и не погрузиться… Процедура важна для меня, но если мы не погружаемся, то процедура мне, наоборот, тогда… не то что мешает, она не делает правильного для меня. А для других наоборот: самое правильное – процедура, добежать, что бы там ни было. Каждый ставит свою задачу, цель свою… И оттого, что мы очень мало вместе занимаемся, отсюда и происходит, что нет общего языка. Это я и имею в виду – нет общего языка.
Сергей: Анатолий, Вы готовы высказаться по этому поводу?
Анатолий: Ну, я бы не конкретизировал именно по Реховотской группе, но, в общем-то, из своего собственного опыта вижу две вещи: первая – это неготовность идти на компромиссы, вторая – это неспокойствие собственное, в собственной душе.
Сергей: Как я вижу, к нам присоединился Владимир. София, Вы нас слышите? …София добавьте громкость своих динамиков. Гарик появился. Гарик, мы начали сообщние по кругу на выявление главных противоречий в группе. Высказались сейчас почти все. Пишет сейчас София. И Вам слово.
Гарик: Ну, я думаю, что, по-моему, нет желания услышать другого, это непонимание, нежелание встать на позицию другого, основная беда – это слышать только самого себя, слышать только свои интересы, видеть так: вот, моя позиция единственно правильная, а все остальное – неправильно, и любое как влево, так вправо – в кювет.
Софа: Еще ложное понимание ответственности.
Сергей: Владимир, хотите ли Вы что-то добавить или Вы до сих пор находитесь в позиции слушателя?
Владимир: Я написал: мне бы хотелось, чтобы Сергей ввел в контекст обсуждения сессию которую мы втроем провели в среду. Насчет разведения исследовательской группы, которая возобновила исследовательскую работу по тому, что такое субстанция мира, и группы по проведению деловой игры
Сергей: У меня есть встречное предложение к вам, Владимир. Я считаю, что /…/ результаты скайп-сессии в среду было бы корректнее выложить Вам. Но хотя я готов это тоже сделать.
Владимир Поляк: Ну, в среду была сессия меня, Игоря и Сергея, которая, как бы, должна была быть посвящена Сателлиту, но, как обычно, оказалось, условно говоря, – Реховотской общине. Честно говоря, я что-то никак не могу найти… Но, короче говоря, суть была в том. что мы разбирались в /…/ Сателлита. По ходу обсуждения примеров и выявления истинной сущности Сателлита, мы фактически сконструировали ситуацию в Реховотской группе по Неделе мира. Я, как бы, не могу сейчас воспроизвести весь ход дискуссии, – может быть, мы позже это выложим, – но речь шла о том, что проблема возникла /из-за того/, что здесь для одной части группы важно было провести игру по Неделе мира для того, чтобы закончить эту Игру, естественно, до Недели мира и ввести эти силы уже с пониманием в Неделю мира. И она /…/, скажем. в режиме не исследовательском, а, скажем. социально-/неразб./. А другую часть группы, которая изначально тяготела к этому, больше волновала исключительно исследовательская работа, независимо от времени ее, как бы, окончания. И вот, когда я дошел до этих /…/ Короче говоря, в итоге фактически образовалось, как бы, две группы: одна группа желает продолжить исследовательскую работу, что такое субстанция мира, и в рамках этой темы может обсуждать и что такое мир, и еще какие-то вопросы… короче говоря, она может обсуждать это хоть до следующей инкарнации. А вторая – это, как бы, такая группа людей, которые /неразб./ надеются, что успеют еще до начала Недели мира /неразб./ и выработке персонажей. И /…/ разные группы ведут разные игры. И я сказал, что я, в принципе, тогда готов в свете нового понимания продолжить Деловую Игру, этап интуитивной драмы на шахматах. То есть, если группа хочет продолжить, то я готов, так сказать, к функции координатора и самоопределиться по срокам и продолжить. Таким образом, /…/ два режима, и группа, которая работает, в данном случае, по субботам, может продолжать свою работу, не связывая себя сроками. Вот примерно, к такому выводу… таково было содержание сессии в среду. Сергей, может, что-то хочет добавить?
Сергей: Владимир, мы еще говорили о существовании третьего режима работы группы, то есть, исследовательский режим – это режим, в котором доминирует мышление; /организационный/ – все процессы, связанные с реальным миром, сроками, ответственностью, приглашениями и организацией этого процесса, – это режим, в котором доминирует воля человека; и мы говорили о том, что в вашей группе, скорее всего, присутствовал и третий режим – режим клубной деятельности, где люди в свободном режиме с доминантой чувства имеют возможность поговорить по душам и высказать все свое эмоциональное, чувственное отношение к тому, что происходит.  Поскольку группа находится в одном городе, скорее всего, что такие встречи тоже проходят, и что важно – это четко разделять особенности этой работы.
Если к тому, что мы получили на прошлой сессии, добавить выжимку того, что мы получили сегодня, то есть еще одна позиция, это конфликт вечный – формы и содержания. Говорилось, что очень часто, как бы, возникают противоречия в связи с тем, что одни считают, что необходимо придерживаться формы, сроков, ритмов, и не углубляться, если нет для этого возможности, в содержание. Другие считают, что, не проработав содержание полностью, двигаться, невзирая на договоренности о регламенте и все остальное, дальше нельзя. И третий момент, если подводить итоги, то половина говорит о смешивании рамок, сегодня работа выявила конфликт в неоднозначном восприятии формы и содержания самой работы, которую проделывают. И третье, я делаю вывод, что отсутствует разговор с позиций – в связи с этим идет отношение не к тому, что человек говорит, а /…./ идет слипание с тем, что он говорит, с той позицией, которую он занимает в ходе самой работы. Поэтому нет способности слышать друг друга. Потому что то, что человек говорит, ассоциируется с самим человеком, а это может быть всего лишь его позиция. Вот три главных момента, которые удалось выявить сегодня, с моей точки зрения. Давайте их обсудим. Возможно, что-то утеряно, возможно, что-то будет добавлено.
Еще раз повторю, что, прежде всего, /…/ выделяются точки, в связи с которыми возникают противоречия. Это слипание рамок исследовательской и организационной работы, это отсутствие баланса между формой и содержанием в работе, – об этом говорил Аркадий. И все участники говорили о том, что не хватает способности слышать друг друга, не хватает сил сконцентрироваться на том, что проговаривается и проделывается. И, если я не ошибаюсь, то тот же Аркадий говорил на эту же тему, что очень редко есть четко очерченная позиция. Я делаю вывод, что отсутствует этот принцип, как метод работы, работа с /рамками/, – как в рамках деловой Игры, так и организационных процессов. Я предлагаю всем участникам обсудить эти точки, вокруг которых возникают… то есть, вы получили не противоречия, вы получили причины, в связи с чем они возникают…
Владимир: Сергей, я сейчас озвучу свою точку зрения и, может быть, мне придется отлучиться еще раз. Я бы, может быть, упростил немножко то, что ты сказал, все-таки. У нас еще в сессии Евгения участвует. Она поставила вопрос о гармонии и эффективности. И до этого еще обсуждали вопрос о гармонии, свободе и эффективности в группе. Потому что очередной раз обсуждать неслышание и прочее – уже мы 10 лет это обсуждаем. Так вот: гармония, свобода и эффективность. Для каждого режима на каждом этапе превалирует то или другое качество, и нужно просто, чтобы гармония – это, если я правильно помню, в духовной сфере, свобода – в правовой, а эффективность – в финансово-хозяйственной. Свобода – в духовной, виноват, а гармония – в правовой, и т.д. Но так как в чистом виде это сложно разделить, тем не менее, это может быть ориентиром. Поэтому, как мне кажется, часть группы и группа по Деловой Игре… т.е должны быть каким-то образом договориться между собой и должны быть добровольно взяты на себя обязательства по пониманию, в каком режиме мы работаем. Я для себя считал, что группа проведения Деловой Игры, работающая в режиме скайп-сессии с Игорем, учитывает критерий эффективности. Поскольку эта работа, которая должна быть выполнена к определенному сроку, невзирая, так сказать, ни на какие обстоятельства, потому что есть ответственность. Вот. Часть же, видимо, считала, что работает в исследовательском режиме, где исключительно важна свобода, и нет тут никаких ограничений по времени. Я бы вот это свел к этим трем критериям, и тогда можно двигаться, не обращаясь вновь к коммунальным сферам, что кто-то кого-то не слышит или еще что-то в таком духе, да? А двигаться в русле – та группа, которая сегодня – в исследовательском режиме, вторая часть, которая движется в других сферах /…/ Спасибо.
Сергей: Владимир, правильно ли я Вас понял, что Вы, по сути дела, предложили конфигуратор всех противоречий, которые у нас возникают?
Владимир: Можно это и так интерпретировать, да.
Сергей: Какие есть еще мнения по поводу конфигурации тех противоречий, которые мы выявили?
Лиля: Я все-таки хочу обратить внимание, что оттого, что мы говорим на разных языках, мы не слышим друг друга, и это тоже очень важно. Мы говорим о гармонии, о свободе и об эффективности, но очень важно понять, что мы говорим на разных языках. На русском языке говорим на разных языках. Потому что если люди как-то прорабатывают больше друг с другом какой-то определенный материал, они вживаются друг в друга, они понимают друг друга. Если они не вживаются друг в друга, они говорят на разных языках. Вот это я имею в виду. Конфигуратор очень хороший: гармония, свобода и эффективность. Но чтобы это, так сказать, имело в полном смысле эффективность, нужно выработать какой-то язык общий. Я не знаю, куда его внести. Но когда будет слышание, слушание…
Сергей: Лиля, я с Вами согласен, и если бы вы внимательно слушали Владимира, то он, по сути, дал ответ, почему рамки – такие. Он говорит об организационно-хозяйственной и правовой сферах, и в каждой есть своя доминанта. По сути, в каждой есть свой язык. И только благодаря тому, что будет четко задаваться рамка каждой вашей встречи и каждой сессии, и в каждой из них, – скажем, здесь мы находимся в исследовательском режиме, и здесь правила такие; здесь мы находимся в хозяйственной сфере, и здесь доминирует эффективность; а здесь мы находимся в культурной сфере, и здесь главное для нас – гармония, – и все, что   /…/ и вот тебе ключик, благодаря которым все эти двери можно было бы открывать, тот замок, который мешает слышать. Но это моя субъективная точка зрения, я, в принципе, как Ведущий и Модератор не имел бы права все это говорить, но потому что у меня тоже сходные процессы происходят и вокруг меня, поэтому я высказал свою субъективную точку зрения.
А сейчас я возвращаюсь в позицию Ведущего и обращаюсь ко всем участникам сегодняшней сессии отнестись к предложенному Владимиром конфигуратору противоречий. Итак, начинаем. Аркадий?
Аркадий: Я передаю, я попозже.
Роза: Я согласна с этим конфигуратором. На первый взгляд, он на месте.
Сергей: А могли бы более шире дать ответ?
Роза: Ну, действительно, когда группа встречается, присутствуют эти три аспекта. Во-первых, мы хотели бы действовать, исходя из идеи, и когда принимаются наспех какие-то решения, не связанные с идеей, или, еще хуже, противоречащие идее и каким-то принципам, с которыми мы уже сжились, то это вызывает протест и это можно это понять, с одной стороны. С другой стороны, клубный режим, когда люди хотят просто встретиться и почувствовать друг друга, услышать друг друга – и тогда это может противоречить и работе по понятиям, и эффективному решению организационных вопросов и профессиональных вопросов. Когда же решаются конкретные хозяйственные вопросы, вопросы координации – это нужно быстро и профессионально, а кто-то может вообще не быть в курсе этих вопросов, не заниматься этим, и они хотят, чтобы их ввели в курс, и тогда не решатся вообще никакие вопросы.. И эти вещи могут сталкиваться, потому что не определены рамки встречи, не определена процедура встречи, не определены позиции участников, нет ответственности, кто дизайнер, кто что, все это размыто, и все слипается. И этот архетип – гармония в клубной встрече, свобода в исследовании, в понятийной работе, где важно непрерывно удерживать связь с идеей, а когда мы переходим к решению конкретных координационных вопросов – тогда это совсем другой режим, понятное дело. И если мы их не будем смешивать, может быть, будет легче. Но чтобы развести наши встречи по этим типам и чтобы их построить, ввести работу из позиций, тоже нужно определенное мастерство, которым я не знаю, кто у нас владеет. То есть, мне кажется, основная проблема – невладение методологией. Как только мы пытаемся что-то из нее применить, выясняется, что мы это не понимаем. А когда мы пытаемся понять, выясняется, что на это нет времени, и что это вызывает раздражение у части участников.
Владимир: Роза, ты не могла бы говорить за себя, а не за всех участников? Учти, что Сергей Иванов, насколько нам известно, гораздо меньше знаком с методологией, чем ты. Извиняюсь.
Сергей: Откуда у вас, Владимир, такая информация точная? Гораздо меньше – это во времени?
Владимир: Я думаю, что во времени.
Роза: Я за себя говорю, что я – не владею. Я пытаюсь, у меня это не получается, и я зависима, в этом смысле, от того, кто ей владеет и помогает, фасилитирует. И, с другой стороны, я не хочу действовать, не исходя из идеи, как попало, это меня в ступор приводит. Поэтому, может быть, выход в том, чтобы действовать там, где человек самоопределился и взял ответственность, и чтобы от него не ждали активности там, где он не может ее проявить. Я это вижу для себя.
Сергей: Спасибо, Роза. Вы смешали, конечно, много рамок, в том числе и то, что нужно делать, когда завершится наша работа. И из этого изложения /неразб./ вся ваша группа, когда мы завершим – определить принципы, исходя из которых будет действовать ваша же группа, чтобы эти принципы послужили своего рода таким витамином С, усиливающим иммунитет вашей группы – к этой идее подтолкнула нас вот эта рефлексия Розы. Я думаю, что для вас это было полезно, если вы /неразб./ София, Вы нас слышите? Вы можете что-то добавить?
Софа: Я думаю. Но пока у меня нет ничего добавить. Я не могу возражать, если мне нечего добавить, или что-то предложить другое.
Сергей: Но как вы ощущаете – после сказанного Владимиром /…/ – появилось ли чувство облегчения?
Софа: Мне трудно самоопределиться, потому что уже не однажды этот конфигуратор фигурировал. Но воз и ныне там. Может, сегодня что-то изменится.
Сергей: Я Вам гарантирую, что при такой позиции ничего не изменится. Как вы считает, ту работу, которую мы проделали, она что-то /неразб./
Софа: Я Вас плохо слышу.
Сергей: Как Вы считаете – выявленный конфигуратор противоречий – чем он поможет в реальной работе? Мы же тут не просто поговорить собрались.
Софа: Я согласна, что есть смешивание рамок и отсутствие позиций. С этим я согласна. Какой конфигуратор подойдет нам, я пока не могу сказать.
Аркадий: Я бы хотел несколько слов сказать, если можно. Дело в том, что именно по трехчленности мы и пытались работать и их разделить. Но была еще попытка – включить еще и 12-ричность. А это то, чем мы пока еще не владеем. И получается, опять же, ситуация, что да, 12-ричность – это хорошо, это здорово, но мы не владеем. А трехчленность, так сказать – на этом мы можем, на сегодняшний день, разделиться и работать такими группами. И вот тут опять столкновение: «Давайте по 12-ричности!», – но мы этим не владеем. «Так давайте по 3-ченности!», – так хоть как-то мы этим владеем. И вот это тоже надо видеть.
Сергей: Какие у вас есть предложения?
Лиля: Я согласна с конфигуратором.
Аркадий: Я согласен с конфигуратором, и Лиля то же самое сказала. Ну все.
Сергей: К нам недавно присоединилась Евгения. Женя, Вы могли бы отнестись к тому, что было предложено, и высказать, как может, благодаря полученному материалу, развертываться гармоничная работа?
Женя: /не слышно/
Сергей: Понятно. Женя сказала, что она не полностью вошла в курс дела и не может отвечать на этот вопрос. Тогда вопрос к Анатолию и Гарик еще не отвечал.
Гарик: Я могу ответить. Если Вы ждете от меня ответа, так я могу сказать так, что очень часто на нашей встрече, если беседа ведется на духовном уровне, то есть, понимаете, вот, когда человек говорит, и его слышат, его понимают, и в группу входит дух группы, и люди улыбаются, и понимают, и все хорошо. Но как только в человеке начинает говорить дух противоречия, критики именно, неприятия – все, входит какое-то существо, и все идет вразнос. Поэтому, я считаю, что надо держать беседу в духовном ключе и обдумывать свое слово, чтобы не делать дисбаланса в разговоре друг с другом. Потому что стоит /…/ и вот, в ответ тебе идет… раз, удар по челюсти. Ну вот это я хотел сказать.
[19:47:40] Сергей Иванов says: Благодаря чему можно держать беседу в духовном ключе?
Сергей: Спасибо, Гарик. Анатолий?
Анатолий: Я пока пропускаю, я пока не могу конкретизировать.
Сергей: Игорь, Вы нас слышите? По сути, мы прошли все три шага, мы получили конфигуратор. Мы отнеслись к предложенному конфигуратору, он был принят. Но можно ли считать, что наша работа на этом завершена? Есть просьба к Вам прокомментировать то, что через что мы сегодня прошли.
Игорь: Какой конфигуратор? По трем сферам, да?
Сергей: Да, по трем сферам. Противоречия возникают в связи со слипанием этих трех сфер, трех форматов работы. И, по сути, все противоречия относятся к одной из трех сфер.
Игорь: Ну что, если сегодня есть кворум, то можно сделать три параллельно работающие группы, чтобы каждая группа проработала свою сферу, сформировала четко, в чем противоречие было до сих пор в этой сфере, как оно проявлялось и какое разрешение этого противоречия можно сформулировать в виде принципов, которые могли бы лечь в основу дальнейшей работы группы мира. Задачи на Пленум будут заключаться в том, чтобы отрефлексировать, каким образом могут эти принципы быть пережиты как субстанция мира, – если они всеми признаются.
Сергей: Игорь, если я правильно понял, мы проводим сейчас самоопределение участников по отношению к одной из трех групп?
Игорь: Вначале нужно, чтобы была принята процедура. Если все согласны, тогда сделать самоопределение и разбиться на три группы. Вот именно с таким заданием. Группы по архетипу: какие противоречия в хозяйственной, какие – в политической и какие – в духовной.
(В ходе самоопределения по сферам выяснилось, что Владимир, Анатолий и Евгения ограничены временем и не могут участвовать в этом сегодня.)
Сергей: Тогда есть предложение: вот этот скайп-акт перенести на следующую субботу. По сути, выявленные принципы в каждой из трех групп могут быть проявлением той субстанции мира, о которой мы говорим. И это очень важная часть работы. И, возможно, есть смысл… с моей точки зрения, она достойна, чтобы провести ради нее отдельную сессию. Есть просьба отнестись к этому предложению всех участников.
Роза: Сергей, я не расслышала.
Сергей: Поскольку не все участники могут участвовать в этой работе, а она является принципиальной, /неразб./ получение принципов в каждой из трех сфер и есть проявление той квинтэссенции мира, которую мы искали всей группой. И, с моей точки зрения, эта работа достойна выделения ради нее отдельной сессии. Поскольку сейчас без десяти восемь, мы не сможем проделать это полноценно за следующие 10 минут. Поэтому есть предложение, в связи с тем, что Владимир, Евгения, Анатолий не будут участвовать в этой работе, перенести эту работу на следующую субботу. Роза, Вы меня слышали?
Роза Да. Но принципы уже Володя озвучил – вот эти вот гармония, свобода и эффективность?
Сергей: Да, но это же не принципы вашей группы. Они должны быть детализированы. Вы готовы с этим принципами работать, это уже готовые рабочие /неразб./?
Роза: Да.
Сергей: Слава Богу, тогда я Вас поздравляю. Что думают остальные?
(Все согласны)
Аркадий: Вопрос на понимание: а как мы будем делиться по группам на скайпе?
Сергей: Создадим вместо одной группы, в которой мы здесь общаемся, три подгруппы. А потом на Пленуме будем встречаться. Есть отработанная технология, я поделюсь и помогу организовать эту работу в группах.

Владимир: Если мы на сегодня закончили, я хотел бы сделать два объявления. А, еще рефлексия…
Роза: Еще не все самоопределились по сферам.
Сергей: Мы самоопределение начнем в субботу с чистого листа, как говориться. Есть предложение провести рефлексию короткую. Рамка рефлексии – есть предложение отрефлексировать вопрос: что реховотская группа получила сегодня?
Владимир: Я хотел бы сделать объявления очень короткие, потому что я должен уйти.
Сергей: Пожалуйста, Владимир.
Владимир: Ребята, во-первых, я хотел бы предложить, если можно самоопределиться по продолжению Деловой Игры. В понедельник с 18 до 20. Игорь должен еще /подтвердить/. Второе – я хочу сказать, что Яаков приедет один, и время с 16 часов – во вторник. Но мы это еще обсудим. Все. Спасибо.
Аркадий: я могу по рефлексии сказать, что у меня первое приятное ощущение – столько сегодня людей было, это придает силы. И второе, что мы продвигаемся – это еще больше дает силы. И я чувствую, что мы можем, наконец, увидеть, где мы находимся, чтобы двигаться вообще в своем развитии дальше. Поэтому всем большое спасибо. Единственное, что раз в неделю – это, мне кажется, очень долгий срок. Хотелось бы, как-то, еще встречаться. Получается. в среду мы не можем – у нас подготовка к празднику. Какой-нибудь другой день. Но ощущаю, что раз в неделю – это маловато. Все. Спасибо.
Лиля: Спасибо большое всем. Встреча была мирная. Это уже дает шанс надеяться, что родиться нечто новое. Спасибо.
Гарик: Я тоже хочу сказать большое спасибо всем. Я вижу, нашего полку прибыло. Хотя я тоже не всегда бываю в этом полку. И я тоже чувствую, что что-то должно измениться в понимании и понятиях в наших встречах. И надеюсь, что будет все аколь беседер.
Сергей: Спасибо, Гарик. Буду благодарен, если кто-то мне переведет последние две фразы.
Гарик: – Аколь беседер – это все хорошо.
Софа: Беседер – это в порядке, Гарик.
Сергей: Беседер. Роза?
Роза: Мы продвинулись по сравнению с предыдущей встречей на один шаг, мы наметили следующий этап. Спасибо.
Сергей: А как Вы считаете, в чем именно мы продвинулись?
Роза: Мы продвинулись в том, что присоединился Володя, который выпал в прошлый раз, что предложен некий архетип, и мы можем попробовать по нему расположить то, что нам казалось противоречиями. И что нам напомнили еще раз, что важно, чтобы рамки не слипались, и про самоопределение по позициям, чего у нас не выдерживалось.
Сергей: Спасибо, Роза. Готовы ли вы дальше работать с позиции Дизайнера?
Роза. Да, и я буду делать протоколы.
Сергей: Спасибо, Роза. София?
Софа: Я сегодня фактически была /неразб/ нашей встречи, я была выключена. Я не слышала то, что происходило. Но затем мне важно было, что определены эти болевые точки конфликта, и то, что намечено на следующий раз – по осознанию, пониманию, продвижению…именно, встреча с этими болевыми точками.
Сергей: Спасибо, София. Анатолий?
Анатолий: Ну, я был очень рад участвовать сегодня в этой работе группы. И мне очень хочется верить /неразб./ Спасибо.
Сергей: Тогда всем спасибо и до встречи в следующую субботу в 18.00.