Автор Тема: Вопросы методологии  (Прочитано 23547 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн EWC

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 189
  • Karma: +0/-0
Вопросы методологии
« : 16 Июль 2009, 00:27:50 »
Спасибо Владимиру за "прорывную" инициативу.

Есть некий вопрос, несколько необычный,и  сформулирую я его по возможности :P

Проблема,собственно,такова( Витает она уже давно, и, как выяснилось из дисскуссий на этом форуме, не я один на нее выхожу):
   вот есть наследие Штейнера. Люди приходят, соответственно, к нему, к изучению антропософии, с разных позиций. Далее, предполагается, что речь все-же идет о науке, о духовной науке. Соответственно, научность, как метод, предполагает определенную школу, т.е. научность есть обучение по определенным правилам, или методам, которые должны быть разносторонне обоснованы и представлены, в противоположность обучению вообще, которое может происходить разнообразными путями, и с разнообразными результатами. Далее, научность предполагает известное системное знание, основы которого не должны трактоваться произвольно, хотя в процессе развития их понимание может изменяться.Поэтому также должны вырабатываться общие критерии оценки суждений.
Иначе каждый будет нести отсебятину,ссылаясь на свои откровения, перевирая Штейнера и др.Есть еще чем продолжить список, но пока этого достаточно.
   Теперь смотрим, что мы имеем в антропософии, а прошло с момента ухода Штейнера с физического плана уже немало лет, -  и констатируем в целом отсутствие вышеуказанных признаков, за исключением отдельных личностей, которые прошли своим путем достаточно далеко, и следовать за ними не всегда и не у всех получается, поскольку они предъявляют уже результаты своей эволюции.
   Речь тут не идет о выработке ясновидения, хотя этот вопрос (или претензию) здесь тоже высказывали ("Штейнер дал упражнения, все разъяснил, так где же новые ясновидящие?"). Речь идет именно о работе с содержанием Наследия.
   Теперь, конкретизируя, хотелось бы услышать от Вас, как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)? Каким может быть общий план работы с Наследием, какие основы должны быть изучены досконально, а какие вещи являются, так сказать, "высшими курсами"? Какова общая тематизация (структура) нашего знания? Что можно было бы предложить в этом направлении, если мы бы решились основать русскую Школу ( - не вальдорфскую, разумеется ::) , хотя это тоже неплохо)? Как могла бы быть построена работа с учетом контроля знаний (то, что называют обратной связью)?
    Вплотную к этому стоит ряд вопросов по поводу эффективности существующих методов групповой работы, о чем также хотелось бы услышать . Мое мнение, что практикуемые на данный момент методы (например, повсеместное чтение) тормозят именно общее научное развитие.


Оффлайн Bondarew G.A.

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 25
  • Karma: +0/-0
Вопросы к методологии
« Ответ #1 : 29 Июль 2009, 16:21:28 »
Спасибо Владимиру за "прорывную" инициативу.

Есть некий вопрос, несколько необычный,и  сформулирую я его по возможности :P

Проблема,собственно,такова( Витает она уже давно, и, как выяснилось из дисскуссий на этом форуме, не я один на нее выхожу):
   вот есть наследие Штейнера. Люди приходят, соответственно, к нему, к изучению антропософии, с разных позиций. Далее, предполагается, что речь все-же идет о науке, о духовной науке. Соответственно, научность, как метод, предполагает определенную школу, т.е. научность есть обучение по определенным правилам, или методам, которые должны быть разносторонне обоснованы и представлены, в противоположность обучению вообще, которое может происходить разнообразными путями, и с разнообразными результатами. Далее, научность предполагает известное системное знание, основы которого не должны трактоваться произвольно, хотя в процессе развития их понимание может изменяться.Поэтому также должны вырабатываться общие критерии оценки суждений.
Иначе каждый будет нести отсебятину,ссылаясь на свои откровения, перевирая Штейнера и др.Есть еще чем продолжить список, но пока этого достаточно.
   Теперь смотрим, что мы имеем в антропософии, а прошло с момента ухода Штейнера с физического плана уже немало лет, -  и констатируем в целом отсутствие вышеуказанных признаков, за исключением отдельных личностей, которые прошли своим путем достаточно далеко, и следовать за ними не всегда и не у всех получается, поскольку они предъявляют уже результаты своей эволюции.
   Речь тут не идет о выработке ясновидения, хотя этот вопрос (или претензию) здесь тоже высказывали ("Штейнер дал упражнения, все разъяснил, так где же новые ясновидящие?"). Речь идет именно о работе с содержанием Наследия.
   Теперь, конкретизируя, хотелось бы услышать от Вас, как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)? Каким может быть общий план работы с Наследием, какие основы должны быть изучены досконально, а какие вещи являются, так сказать, "высшими курсами"? Какова общая тематизация (структура) нашего знания? Что можно было бы предложить в этом направлении, если мы бы решились основать русскую Школу ( - не вальдорфскую, разумеется ::) , хотя это тоже неплохо)? Как могла бы быть построена работа с учетом контроля знаний (то, что называют обратной связью)?
    Вплотную к этому стоит ряд вопросов по поводу эффективности существующих методов групповой работы, о чем также хотелось бы услышать . Мое мнение, что практикуемые на данный момент методы (например, повсеместное чтение) тормозят именно общее научное развитие.
   
   Как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)?

   В этом пространно поставленном вопросе можно вопросительные предложения сделать утвердительными и они послужат уже ответом. К этому я мог бы добавить следующее. Рудольф Штайнер называл Антропософию Духовной наукой. Это значит, что Антропософия полностью отвечает всем современным критериям научности. Но кроме того, ее критерии и шире и значительнее и, конечно, сложнее тех критериев. Она как бы двойная наука. Ее монизм охватывает двойную чувственно-сверхчувственную  реальность. И такую усложненную реальность призван познавать антропософ.
   Общеизвестно, что всякая сложная система научного познания имеет собственную методологию. Имеет ее конечно и антропософия. Лишь методологически организованное познание может быть научным. Такова аксиома науки.
   Не следует пугаться научности слова «методология». Ее, попросту говоря, можно понимать как  методическую стратегию. Т.е. как умение организуя свое познание непротиворечиво сочетать разные научные методы, методики, не упустив при этом ничего ценного.
Поясним это простым примером. Чтобы стать инженером, нужно изучать математику, физику, механику, определенную отрасль промышленности, экономику. Если во всем этом ограничиться лишь методами познания  в физике, то получится абсурд. А чтобы в профессии на практике сочетать математику с экономикой, с менеджментом и проч., нужно стать несколько творческим, владеть методологией, не забывать об общих принципах, законах, на которые опираешь свое познание и жизнь.
   Рудольф Штайнер дал в Антропософии гигантскую методологию, призванную обновить всю цивилизацию, во всех ее факторах, т.е. до основания метаморфизировать ее. И в этом состоит главное достоинство антропософии. Однако на практике сложилось так, что люди, считающие себя антропософами, об этом не знают и не хотят знать. Частично с этим считаются те, кто работают в «инициативах»: медицине, вальдорфских школах, сельском хозяйстве. Однако всеобщей методологией Антропософии не интересуются и они. Так это было и во времена Рудольфа Штайнера. Было много «оккультистов»  и мало ученых науки о Духе. Много страданий доставляло это ему (Рудольфу Штайнеру). Сотни раз он объяснял, призывал увидеть, понять что он дает науку об единой чувственно-сверхчувственной реальности. Что даже посвященный в новое время – это в первую очередь методолог, а не ясновидящий. Что мир, цивилизация ждет от антропософов фундаментальной научности, а не рассказов о том, что есть астральное тело, или кто в кого перевоплощался.  Но его как бы в этом и не слышали. Поэтому он писал Марии Яковлевне Штайнер, что одна лишь она понимает его.
   Но Рудольф Штайнер не только страдал, но и боролся. И его борьбу должны продолжить мы. Мы должны понять, что просто чтение антропософских текстов – это только первый, хотя и совершенно необходимый, этап работы. А далее нужно овладевать методологией, что делает антропософа исследователем, а не собирателем разрозненных элементов знания.

   С чего следует рано или поздно но по-настоящему начать работать с Антропософией?
   Мы знаем, что Рудольф Штайнер, создал высшую школу Духовной науки. Номинально она существует по сей день. Многие с гордостью считают себя ее членами. Но тут нужно стать реалистом. Нужно спросить себя так: во внешнем мире тоже существует Высшая школа. Чтобы попасть в нее нужно пройти начальную (среднюю) школу. А у нас в Антропософии начальная школа есть? Отовсюду можно услышать: Нет, ее нету.  У нас сразу можно стать профессором и академиком – членом Высшей школы. Но если это так, то как можно серьезно к такой Высшей школе относиться?
   Относиться к ней нужно серьезно, и даже очень серьезно. А для этого каждому следует  задуматься над вопросом: Какова наша начальная школа и как нам ее пройти?
   Рудольф Штайнер говорил: подлинным антропософом является человек, способный в любом возрасте усадить себя на школьную скамью. Заметим: школьную, а не университетскую. Русским, так он совсем категорично  советовал (см. у А. Белого)  - Руки по швам! За парту и учить алфавит! Алфавит Духовной науки, разумеется.
   Многие в этом случае вероятно скажут: а я только это и делаю; постоянно читаю циклы.  Что ж, это очень хорошо.  Это необходимо в любом случае. Однако подумает о том, что означает для ребенка сесть за школьную скамью.
   Ребенок в школе не просто что-то узнает. Он получает воспитание. Процесс познания-воспитания, глубинно изменяет все его существо.  Школа для ребенка - это его «Сумерки Богов», это «Гибель Волгаллы» его группового сознания. Это драма-мистерии его существа.  Он утрачивает жизнь своего Духа. Его мозг минерализируется.  Он начинает Дух рефлектировать., т.е. отвергать.  Да, он при этом становится личностью, но и совсем другим существом.
   Нечто подобное должен пройти и взрослый антропософ в начальной школе антропософии.  Он должен метаморфизировать себя в обратную сторону.  Стать вновь ребенком, но сохраняя индивидуальность.  Он должен от рефлексии вновь прийти к живому мышлению и для этого метафорфизировать себя как видовое образование.

   Начальная школа Антропософии имеет три класса. Первый класс – методологический. Во втором необходимо овладеть языком эзотерики, на котором говорили в Мистериях, на котором написан Апокалипсис. В Антропософии этот язык восходит к школе пифагорейцев. На нем разговаривали розенкрейцеры. С помощью лишь языка понятий многое в нашей методологии и в содержании Антропософии трудно выразить.
   Для краткости скажу, что в моей работе с методологией этот язык эзотерики, читатель моих книг встречает в рисунках. (Потому их так много.) В них сказано больше, чем на языке понятий. Наконец, в третьем классе необходимо практически овладеть созерцающей силой суждения, начать мыслить восприятийно, непосредственно воспринимая понятия из объекта восприятия.
   Школа Антропософии не требует никакой формализации. Она может осуществлять себя в одном человеке, в двух, в 30-40. Поскольку мы тут стоим в самом начале, то мы можем также существенно помогать друг другу в процессе совместного обучения. Такая начальная школа должна существовать во всех наших сообществах. Тогда прекратятся распри, борьба эгоизмов. Все окажутся заняты серьезным делом. Склоки же часто идут от безделья. Мы прекратим топтаться на месте. Мы наверстаем упущенное нашими предшественниками. Мы разовьем «эзотерику снизу» (см. нашу работу, «Рождественское собрание 1923-2005»)

   В цикле моих методологических работ, я предпринял первую попытку систематически описать методологию Рудольфа Штейнера. В них могут находить много недостатков. Ведь это первая попытка. Но я надеюсь, что эта работа будет подхвачена другими, сделана лучше и подвинется дальше. А пока хотелось бы заинтересовать других тем, что уже открыто.
   Что кажется кому-то сложным, можно популяризировать, выразить  иными способами. Мы, повторяю, находимся в самом начале, соприкасаясь с сущностным ядром Антропософии.



Оффлайн mggia

  • Участник
  • Сообщений: 10
  • Karma: +0/-0
Вопросы методологии
« Ответ #2 : 02 Сен. 2009, 16:21:49 »
Спасибо Владимиру за "прорывную" инициативу.

Есть некий вопрос, несколько необычный,и  сформулирую я его по возможности :P

Проблема,собственно,такова( Витает она уже давно, и, как выяснилось из дисскуссий на этом форуме, не я один на нее выхожу):
   вот есть наследие Штейнера. Люди приходят, соответственно, к нему, к изучению антропософии, с разных позиций. Далее, предполагается, что речь все-же идет о науке, о духовной науке. Соответственно, научность, как метод, предполагает определенную школу, т.е. научность есть обучение по определенным правилам, или методам, которые должны быть разносторонне обоснованы и представлены, в противоположность обучению вообще, которое может происходить разнообразными путями, и с разнообразными результатами. Далее, научность предполагает известное системное знание, основы которого не должны трактоваться произвольно, хотя в процессе развития их понимание может изменяться.Поэтому также должны вырабатываться общие критерии оценки суждений.
Иначе каждый будет нести отсебятину,ссылаясь на свои откровения, перевирая Штейнера и др.Есть еще чем продолжить список, но пока этого достаточно.
   Теперь смотрим, что мы имеем в антропософии, а прошло с момента ухода Штейнера с физического плана уже немало лет, -  и констатируем в целом отсутствие вышеуказанных признаков, за исключением отдельных личностей, которые прошли своим путем достаточно далеко, и следовать за ними не всегда и не у всех получается, поскольку они предъявляют уже результаты своей эволюции.
   Речь тут не идет о выработке ясновидения, хотя этот вопрос (или претензию) здесь тоже высказывали ("Штейнер дал упражнения, все разъяснил, так где же новые ясновидящие?"). Речь идет именно о работе с содержанием Наследия.
   Теперь, конкретизируя, хотелось бы услышать от Вас, как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)? Каким может быть общий план работы с Наследием, какие основы должны быть изучены досконально, а какие вещи являются, так сказать, "высшими курсами"? Какова общая тематизация (структура) нашего знания? Что можно было бы предложить в этом направлении, если мы бы решились основать русскую Школу ( - не вальдорфскую, разумеется ::) , хотя это тоже неплохо)? Как могла бы быть построена работа с учетом контроля знаний (то, что называют обратной связью)?
    Вплотную к этому стоит ряд вопросов по поводу эффективности существующих методов групповой работы, о чем также хотелось бы услышать . Мое мнение, что практикуемые на данный момент методы (например, повсеместное чтение) тормозят именно общее научное развитие.
   
   Как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)?........................................и т.д

  Я тоже присоединяюс к этим вапросам и хотелос бы более подробно
узнать о Методологии от Господина Бондарева;
А также если возможна более конкретнее, указании о мотериалах.

с уважением и сблогодарностью!   

Оффлайн happy

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 570
  • Karma: +0/-0
  • Пол: Мужской
Re: Вопросы методологии
« Ответ #3 : 19 Сен. 2009, 16:52:26 »
<...>   вот есть наследие Штейнера. Люди приходят, соответственно, к нему, к изучению антропософии, с разных позиций. Далее, предполагается, что речь все-же идет о науке, о духовной науке. Соответственно, научность, как метод, предполагает определенную школу, т.е. научность есть обучение по определенным правилам, или методам, которые должны быть разносторонне обоснованы и представлены, в противоположность обучению вообще, которое может происходить разнообразными путями, и с разнообразными результатами. Далее, научность предполагает известное системное знание, основы которого не должны трактоваться произвольно, хотя в процессе развития их понимание может изменяться.Поэтому также должны вырабатываться общие критерии оценки суждений.
Иначе каждый будет нести отсебятину,ссылаясь на свои откровения, перевирая Штейнера и др.Есть еще чем продолжить список, но пока этого достаточно.
   Теперь смотрим, что мы имеем в антропософии, а прошло с момента ухода Штейнера с физического плана уже немало лет, -  и констатируем в целом отсутствие вышеуказанных признаков, за исключением отдельных личностей, которые прошли своим путем достаточно далеко, и следовать за ними не всегда и не у всех получается, поскольку они предъявляют уже результаты своей эволюции.
   Речь тут не идет о выработке ясновидения, хотя этот вопрос (или претензию) здесь тоже высказывали ("Штейнер дал упражнения, все разъяснил, так где же новые ясновидящие?"). Речь идет именно о работе с содержанием Наследия.<...>
<...>Я тоже присоединяюсь к этим вапросам и хотелось бы более подробно
узнать о Методологии от Господина Бондарева;
А также если возможна более конкретнее, указании о материалах.
с уважением и сблагодарностью!   
Методология всегда напоминает о себе, когда готовишься сделать новый качественный шаг, когда отмечаешь переполненность-перенаселенность. Чтобы перестроить систему ценностей нужен каталог, нужен навигатор-компас.
Антропософия не исчерпывает себя гидом-описанием сверхчувственных миров и рекомендациями по их достижения. Она и в чувственном - термин не точен - мире вполне действенна как наука.
В этом ключе хочу упомянуть GA002 "Очерки теории познания...". Возможно, структуру свода знаний антропософии удастся сформировать на основе работ наподобии GA002, где говорится о вещах, казалось бы, простых и обыденных.
В частности, там приводится, что в познавании через восприятие чувств человек противопоставляет себя миру, в то время как в мышлении человек един с миром. Такое ветвление, imho, можно вынести на первый уровень свода знаний.

Оффлайн urga

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 994
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #4 : 24 Сен. 2009, 19:42:33 »
цитата "В частности, там приводится, что в познавании через восприятие чувств человек противопоставляет себя миру, в то время как в мышлении человек един с миром".

Довольно неосмотрительное утверждение. Именно в я-ядре человек независим от мира, тогда как в астральном, эфирном и физическом в наибольшей степени сливается с влиянием мира.

Даже если вести речь о познании, то если бы не мыслящее я-ядро, человек бы не мог отделять самость от ощущений. Вероятно, GA 002 это самый ранний Штейнер?

Оффлайн happy

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 570
  • Karma: +0/-0
  • Пол: Мужской
Re: Вопросы методологии
« Ответ #5 : 26 Сен. 2009, 21:34:25 »
цитата "В частности, там приводится, что в познавании через восприятие чувств человек противопоставляет себя миру, в то время как в мышлении человек един с миром".
Довольно неосмотрительное утверждение. Именно в я-ядре человек независим от мира, тогда как в астральном, эфирном и физическом в наибольшей степени сливается с влиянием мира.
Даже если вести речь о познании, то если бы не мыслящее я-ядро, человек бы не мог отделять самость от ощущений. Вероятно, GA 002 это самый ранний Штейнер?
Да, GA002 это самое раннее. Тем не менее, эта работа оставлена Штейнером as-is.

Говоря о методологии, стоит принять во внимание два потока, которым методология необходима. Первый это поток собственно антропософии. Второй это поток знакомства с антропософией и изучения антропософского наследия. Структура свода знаний в обоих потоках различна. Вот аналогия: чтобы самолету взлететь, пилоту надлежит уметь управлять самолетом при разбеге на земле. 

Другими словами, для собственно антропософии уместно то, что называется developer-guide. "Антропос" Бондарева это конкретный пример.

Наряду с developer-guide, нужен user-guide для тех, кто, начиная знакомиться с антропософией, осознает, что имеет дело не с интеллектуальной наукой-технологией. На форуме периодически задаются вопросы о методологии знакомства. Поскольку антропософия подразумевает качественную трансформацию у изучающего ее, имеет смысл обозначить возможные ступеньки на этой лестнице. Использовать в user-guide опорные точки, связанные с единством или противопоставлением своего Я и мира, представляется целесообразным. Именно это единство и противопоставление особенно обостряются вначале и остаются столь же острыми и далее.

Надлежит внести разъяснение о предложенном ветвлении еще раз. Оно касается именно user-guide. В него необходимо добавить еще одну категорию - искусство. Получается вот такой верхний уровень антропософского user-guide:

1. свод знаний о том, как "Я" и мир оказываются едиными - телеология (телеология - наука о целях)
2. свод знаний о том, как "Я" сквозь восприятия чувств воспринимает свою отделенность от мира - драматургия
3. свод знаний об искусстве - творчество

Этим разделам 1-3 правильные цвета придать бы. Крашу их в navy для удобства прочтения.

Оффлайн Bondarew G.A.

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 25
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #6 : 05 Окт. 2009, 19:05:15 »
   Как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)?........................................и т.д

  Я тоже присоединяюс к этим вапросам и хотелос бы более подробно
узнать о Методологии от Господина Бондарева;
А также если возможна более конкретнее, указании о мотериалах.

с уважением и сблогодарностью!   

Часть первая

   Отвечая на этот вопрос, я буду слегка соотноситься со статьей Игоря Фишмана. Когда я ее читал, у меня возникла мысль: а не может ли оказаться возможной созидательная, позитивная, духовнонаучная дискуссия о главной сути содержания и значения Антропософии в нашем мире? Интернет мог бы позволить вести ее прямо-таки в планетарном масштабе. Ну да, интернет – это конечно изобретение Аримана. Но пусть и он служит духу. Ведь и он нуждается в спасении.
   А еще мне стало яснее, что на первом этапе контактов в процессе познания самым главным является понимание одним того, что имеют в виду другие. Да, это первая и очень трудная проблема. Особенно, когда речь идет о духовнонаучных понятиях. Тут каждому нужно постараться как можно проще и с самых разных сторон, многократно разъяснять: о чем он говорит, что имеет в виду, - а другим – пытаться хорошо слышать его и иметь терпение. Часто, даже соглашаясь с человеком, мы не понимаем его.
   Современный человек, как правило, заключен, как в кокон, в призму своих излюбленных представлений. Она преломляет, часто меняя до неузнаваемости, всё, что достигает его ушей. Антропософы при этом не составляют исключения.
   С учетом всего этого я и постараюсь ответить на этот, несомненно, очень важный поставленный мне вопрос.

   Начнем наше рассмотрение с предварительного вопроса: с чего вообще следует начинать, повстречав Антропософию и испытав к ней неподдельный интерес? По моему глубокому убеждению, сначала следует основательно и довольно продолжительное время просто почитать труды Рудольфа Штайнера – его книги и циклы лекций. Процесс этот следует длить до тех пор, пока не откроется и не станет волнующим переживанием тот факт, что наша жизнь, сколь бы интересно она ни протекала, была блужданием наугад с завязанными глазами, что подлинная реальность жизни ошеломляюще грандиозна, что наравне с тем потоком истории, культуры, который мы может быть даже упорно изучали в университете, но так и не поняли зачем он возник и куда он ведет, постоянно существовали иная история, иная культура. Какая-то часть человечества постоянно живет в ней, обладая пониманием такого смысла и значения всего происходящего, в отношении которого мы, образованные люди современности, - сущие дети.
   Нам открывается, что наша теперешняя жизнь есть лишь звено в цепи многих наших жизней, что мы были участниками многих и многих событий истории, что история эта, в конце концов, есть наша биография.
   Но мы идем и еще далее. Мы узнаем, что в праотдаленные эпохи, когда мы в полуживотном состоянии вели бытие, напоминающее бытие эмбриона до его рождения, плавали в мировом океане, великом лоне всего человечества, уже были получеловеческие-полубожественные существа нашего рода, намного обогнавшие общее развитие. Они организовывали наши движения в особого рода ритмические танцы, которые были магией развития.
   Потом образовались континенты, они разрушались и снова возникали; мы странствовали по земному шару, став постепенно прямоходящими существами. Все это совершалось силой могучего действия духовных существ, Божественных Иерархий. Они трудились, имея местом своего обитания планетные сферы и звезды. На Земле были их представительства, некоего рода школы ускоренного развития, центры Мистерий.
   Если уйти в еще более отдаленные времена, то там совершались еще более грандиозные события. Мир Богов (Иерархий) приходил к некоего рода овнутрению и овнутрением тем была материальная, чувственная вселенная. Она ритмически сгущалась и снова одухотворялась, уходя в вечность через точку овнутрения.
   Те далекие эпохи, состояния образуют биографию человечества как единого целого, которое еще только надлежит через изучение сделать также частью автобиографии.
   Пройдя через длинную череду подобного рода изумляющих открытий, мы незаметно для себя переходим в следующую фазу нашего индивидуального развития. Этот переход сильно напоминает тот, который мы претерпели, когда в процессе наивного, скажем, дикарского созерзания природы у нас стала рождаться потребность познавать ее. Может быть тут лучше подумать о переходе от детского к взрослому состоянию. На пути познания Антропософии мы этот переход переживаем еще раз во взрослом состоянии и даже не один раз. Этапы потом идут  один за другим, мир периодически открывается все в новом и новом свете и нам остается лишь периодически смеяться над собственной самоуверенностью, которая была у нас на пройденном этапе.
   Итак, человек приходит к переживанию потребности систематически разобраться в том, о чем он узнал из Антропософии. В силу усвоенных в современной эпохе образования и воспитания он спрашивает о законах того развития, которое описывает Антропософия. Вернее сказать, он обращает внимание на то, что в уже познанном им дано описание не только и не столько удивительных фактов развития, сколько его закономерностей: закономерностей развития усложненной, чувственно-сверхчувственной реальности.
   Это развитие оказывается крайне своеобразным. Будучи всеобщим развитием мира, всех его существ, оно в познающем его субъекте встает как история его собственного сознания, самосознания, Я-сознания. Всеобщая эволюция мира начинает представать нам в виде учения о сознании, т.е. теорией познания. Мы обращаем внимание на то, что наше познание обусловлено формой сознания, которое периодически метаморфизируется, что внешняя наука описывает как эволюцию видов.
   Человек прошел через целый ряд видовых метаморфоз, и ключевым в них было рождение новой формы сознания, движущегося эволюционным и культурно-историческим путем ко всё большей индивидуализации.
   Это совершенно неверно, будто бы уже в каменном веке человек стал разумным чуть ли не в современном смысле слова и отличался от нас лишь объемом информации. Неверно даже будто бы Спартак и Лев Троцкий обладали одной формой сознания.
   Антропософия тут раскрывает глаза на памятники культуры, которые при правильном их понимании, неопровержимо свидетельствуют о том, что уже в исторической стадии развития человек претерпел коренную видовую метаморфозу. Она не сопровождалась значительными преобразованиями его физического облика, но до основания изменила структуру его личности. Можно даже сказать: она впервые в эволюции сделала его личностью.
   Метаморфоза эта имела отношение к взаимосвязи эфирного и астрального тел с телом физическим. Связь эта стала такой, что человек оторвался от господствовавшей прежде групповой формы сознания и уже духовно-душевно выделился в самостоятельный вид как отдельный человек. Физически это выразилось в формировании тонких структур мозга. Человек начал рефлектировать двойную реальность, которую прежде воспринимал. А в зеркале его сознания сверхчувственная реальность не отразилась, вернее сказать, отразилась лишь в форме понятий. Возникло понятийное мышление. Чтобы в этом убедиться, нужно сравнить труды Аристотеля с трудами Платона, Сократа и тех, кто были, как философы древней Греции, до Сократа. А всех их сравнить с Гомером или с авторами Ветхого завета. Тогда мы без принуждения поймем, что мы имеем там (в греко-латинской культуре) дело с фундаментальной метаморфозой сознания, которая коренится в метаморфозе трехчленного тела человека, т.е. является видовой. Возник вид «человек рассудочный», а прежде (он продолжает часто встречаться и до наших дней) был более общий вид: «человек разумный». "Древние египтяне еще обладали даром ясновидения. У них вовсе не было предметного сознания, а было сознание образное. Это значит, что они видели не форму предмета или человека, приближавшегося к ним, а его душевное, которое выражалось в красноречивых образах и т. п." Р. Штайнер. Лекция от 13 февраля 1911 г.)
   Поняв все это, мы пробуждаемся в Антропософии еще раз и благодаря этому обращаем внимание на то, что Антропософия сообщает человечеству наиважнейшую для него весть, что оно подошло (в наиболее продвинутой, в развитии части, у европейских, в первую очередь, народов) к очередной видовой метаморфозе. Она и на этот раз совершается в основном душевно-духовно, вызывается новым отношением астрального и эфирного тел к физическому, а чисто физиологически это сопровождается совсем тонкими изменениями в структурах высшей нервной системы.
   Новая метаморфоза подобна предыдущей, но и существенно отличается от  нее. Дело тут обстоит так, что в далеком прошлом видовые метаморфозы человека вызывали Иерархии, действуя через силы природы и магию земных водителей человечества (магия, заметим попутно, бывает не только черной). В греко-латинскую культуру видовая метаморфоза была и естественной и в значительной мере совершилась под действием культурно-исторической деятельности человека, т.е. зависела от его индивидуальной деятельности, от его участия в ней. Поэтому в Греции, вероятно, были лишь сотни, ну может быть тысячи людей рассудка. Потом это вошло в силы наследственности и теперь их в мире – миллиарды.
   Новая метаморфоза, которая «человека рассудочного» делает «человеком свободным» (Homo liber), целиком зависит от его индивидуальных усилий. По этой причине стало необходимо метод осуществления видовой метаморфозы, которым в прошлом владели Боги и посвященные великих Мистерий, полностью предать в руки отдельного человека.
   Это собственно и делает Антропософия, в чем состоит ее великая, ни счем не сравнимая по значению всемирно-историческая роль.
                                                                       
                                                                                 (продолжение следует)

Оффлайн urga

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 994
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #7 : 05 Окт. 2009, 22:42:28 »
Мне думается, что не надо "изучать антропософию". Надо изучать мир и познавать себя. Тогда и вопрос "научности" окажется на своем месте.

Оффлайн EWC

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 189
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #8 : 06 Окт. 2009, 01:28:32 »
   Новая метаморфоза подобна предыдущей, но и существенно отличается от  нее. Дело тут обстоит так, что в далеком прошлом видовые метаморфозы человека вызывали Иерархии, действуя через силы природы и магию земных водителей человечества (магия, заметим попутно, бывает не только черной). В греко-латинскую культуру видовая метаморфоза была и естественной и в значительной мере совершилась под действием культурно-исторической деятельности человека, т.е. зависела от его индивидуальной деятельности, от его участия в ней. Поэтому в Греции, вероятно, были лишь сотни, ну может быть тысячи людей рассудка. Потом это вошло в силы наследственности и теперь их в мире – миллиарды.
   Новая метаморфоза, которая «человека рассудочного» делает «человеком свободным» (Homo liber) целиком зависит от его индивидуальных усилий. По этой причине стало необходимо метод осуществления видовой метаморфозы, которым в прошлом владели Боги и посвященные великих Мистерий, полностью предать в руки отдельного человека.
   Это собственно и делает Антропософия, в чем состоит ее великая, ни счем не сравнимая по значению всемирно-историческая роль. 
                                                                 

То есть:  в эпоху души сознательной, мистериальное начало вступает во внутреннее культурного развития, становясь внутренним движителем оного?

Если так, то должно быть верно следующее: ранее мистерии создавали(и направляли) культуры, теперь впервые культура должна создать мистерии...                                                                         

 

Оффлайн Mari

  • Активный участник
  • Сообщений: 452
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #9 : 06 Окт. 2009, 10:14:05 »
Правильнее сказать – ранее  мистерии основывали посвященные, ведомые духовным миром, т.е. они получали свои откровения как милость духовного мира. Наша эволюция зависела от существ, развитие которых не связано было изначально с Землей. Забота посвященных – заботиться о правильном переходе от одной культурной эпохи к другой. Забота Бога – осуществлять переход от одной планетарной эволюции к следующей. С эпохи души сознательной постепенно водительство человечеством передается посвященным, которые изначально были связаны с земной эволюцией и свое посвящение получают из собственных сил Я, исходя только из возможностей человека, т.е. христианские посвященные. Мистерии основывает не культура, а личности, которые опережают развитие, предвосхищают ее, а это посвященные. Мистерии могут вступить во внутреннее любого человека в эпоху души сознательной, самопосвящение, и эти мистерии раскрыты в антропософии.

Оффлайн Bondarew G.A.

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 25
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #10 : 06 Окт. 2009, 13:07:38 »
   Как Вы видите последовательность и метод изучения содержания антропософии в научном духе (если Вы согласны с такой постановкой)?........................................и т.д

  Я тоже присоединяюс к этим вапросам и хотелос бы более подробно
узнать о Методологии от Господина Бондарева;
А также если возможна более конкретнее, указании о мотериалах.

с уважением и сблогодарностью!   

Часть вторая

   Видовые метаморфозы человека есть следствия всего мирового процесса эволюции. Они приходят как ничем не преодолимая необходимость. Если на их пути возникают препятствия, они сносят их, какими бы они ни были. И метаморфозы эти есть великое благо для человека.
   В новой метаморфозе человек должен от рефлектирующего мышления подняться к созерцающему, когда он получает идеи, воспринимая их из объектов восприятия.
   Эту метаморфозу человек осуществляет хотя и индивидуально, но из всей полноты своего земного бытия. Ибо бытие это как раз и готовит человека к ней. И так было и в прошлые исторические эпохи. Поэтому всем им присущи соответствующие их специфике даже не методы, а целые учения о методах – методологии – бытия и познания. Все они приспособлены как раз к формам сознания, а не к воззрениям исторических эпох. Формы сознания в них первичны, из них рождаются методологии.
   До появления человека рассудочного методологии древних цивилизаций можно называть методо-Софиями, поскольку в них наличествует прямое, нерефлектированное восприятие божественной мудрости. (Дело здесь не в игре понятиями, а в способности познающего потенцировать их содержание). Например, методология жизни многочисленных племен друидической культуры, длившейся тысячи лет и распростравшейся от берегов Атлантики до озера Байкал, была позже записана в виде северо-германской мифологии. Это не сказки наивных племен, а, так сказать, прамая онтологическая методология, методо-София, согласно которой люди организовывали все области своей жизни, социальные, личные отношения и т.д.
   Эпос Гомера – это уже методология, в которой мифология обработана созерцающим ( к которому мы стремимся) мышлением, однако еще не индивидуализированным, полуясновидческим, обладающим известной слепотой в отношении материальной основы жизни (поэтому Гомер – слепой). Поэтическое сознание Гомера – среднее между чистым созерцанием и мышлением в понятиях. Мифология древней Греции составляет основу ее методо-Софии.
   Методо-Софией древних евреев был Ветхий Завет. Он не был просто объектом веры. Он был учебником и законом жизни. Вся она была организована согласно этим писаниям. И как таковая она воздействовала на массовое сознание людей.
   Русские былины являются отзвуком онтологической методологии культуры древних славян во 2-8 веках и при их переходе к Христианству.
   Методологией Христианской цивилизации является Новый Завет. Его эзотерическое понимание составляет онтологию методологии. Экзотерическое понимание породило материалистическую цивилизацию, в которой мы теперь живем, с ее методологией. Эту последнюю необходимо наполнить онтологическим смыслом и претворить в методо-Софию следующей цивилизации.
   Методология современной цивилизации страдает тем недостатком, что она имеет отношение лишь к половине действительности, которая к тому же заключает в себе лишь мир следствий целостной реальности.
   Далее методология эта есть плод рассудочного мышления, границы которого достаточно убедительно обозначил Кант. Вся методологическая работа современности имеет в виду лишь рефлектирующее сознание. В рамках его, насколько мне известно вел работу и Г.П. Щедровицкий. Он несомненно был незаурядным мыслителем ( мне довелось его слушать в 70-е годы, хотя семинара его я не посещал), но он работал целиком в сфере философии.
   В среде антропософов, работающих с «Философией свободы», много говорится о смене характера мышления, о «мышлении о самом мышления» и при этом все остаются все в той же, мыслящей в понятиях форме сознания. А суть дела заключается именно в смене его формы, в отказе от рефлексии и в переходе к воспринятийному мышлению. Но этот главный момент, от которого зависит смена эпох в развитии человека, либо обходится вниманием, либо боязливо замалчивается.
   Для современного человека является аксиомой, что при отказе от рефлексий его ждет сон или галлюцинации. Антропософия дает метод, как практически снять дневное бодрственное сознание и оказаться в состоянии бодрствовать в пустотном сознании, пока в нем не явится идея воспринимаемого объекта.
   Таким мышлением владел Гете, о нем мечтал Фихте. Рудольф Штайнер возвел на нем гигансткую методо-Софию, которая позволяет (я перефразирую выражение Игоря Фишмана) обеспечить «максимальную осознанность любой деятельности… в принципе», т.е. в ее чувственно-сверхчувственной реальности, осознание ее прафеноменальных основ, истоков.
   Методология Антропософии, начинается в сфере рассудочного, но она предполагает наличие иного субъекта познания, способного неким образом «выворачиваться» в процессе деятельности мышления на другую сторону своей субъектности.
   Лишь в таком случае мы приходим к чистому мышлению, т.е. к мышлению, свободному от всякой чувственности. А такое мышление протекает совсем по иным, чем рефлексия, законам в мире интеллигибельных, т.е. иерархических существ, хотя и не требует сверхчувственного восприятия.
   Техника «выворачивания» сознания происходит с помощью лемнискатообразного восхождения мыслительного семичленного цикла. В моих книгах я много даю описаний его. В таком мышлении важно переживать качество его элементов. В этом залог перехода к созерцаемости идей.
   Принцип «выворачивания» в эволюции универсальный, - выворачивания, овнутрения и объективаций. В групповом сознании человек пребывает на его окружности, имея отношение к его центру, персонифицированному жрецом, а ныне вождем, авторитетом. В 4-5 вв. до Р.Х. человек начал в групповом сознании овнутряться и так делаться субъектом.

                 
               
                 
                  Обработка рисунка А.Бергер

Таково происхождение рассудочности, интеллектуальности. Она всем хороша, кроемее одного: она исчерпала свои возможности и не может служить дальнейшей эволюции человека.

  Нужно:
   Еще раз вывернуться на сторону бывшего группового сознания, но не утрачивая черт индивидуальности, сохраняя «Я», вернее снимая низшее «Я», прийти индивидуально в соприкосновение с высшим «Я».

               

               
                Обработка рисунка А.Бергер
 
   Такова последовательность метаморфозы сознания от групповой ступени к индивидуально-рассудочной и к ступени сверхсознания.
   Созерцающим мышлением обладает Homo liber, поскольку он способен освобождаться от всякой чувственности и мотивы деятельности черпать в мире нравственных интуиций.
   И таковы основные черты методологии Антропософии и последовательность научной работы с Антропософией.
   В заключение спросим себя: а что будет с человеком, который не желает об этом ничего знать?
   Своим отказом он не выходит из развития, только оно тогда принимает характер отставания. Происходит это не в год, не в два; длится тысячелетиями и даже эонами. Но предпосылки к этому лучше не создавать. Особенно в наше время величайших возможностей.
   Когда рыба попадается на крючок, и это большая рыба, то она может пол-часа таскать за собою рыбака, думая при этом, что она все-таки что-то съела (например, лягушку). Однако в конце концов она будет хвостом вверх торчать в ведре у рыбака.
   Человеку следует очень внимательно относиться к своей духовной пище.
   До встречи. Г. Бондарев.

Оффлайн Bondarew G.A.

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 25
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #11 : 06 Окт. 2009, 13:22:01 »
На одной высокоинтеллектуальной тусовке при обсуждении понятия стратегии присутствующий на ней генерал (не свадебный!), чтобы как-то выровнять позиции, изрек: "Я человек простой. И стратегия у меня простая: мне нужно ответить всего на два вопроса: где мы находимся? и куда наступать?".

Р.S. Тот генерал в статье И. Фишмана совсем неправильно выражается. Он говорит об очень примитивной тактике, сводит стратегию к тактике эпохи «оловянных солдатиков». Стратегия его – как избежать ответственности. Какая же это «стратегия»: отказ от мышления, от познания? Впрочем, советские «стратеги» часто такими и были и потому положили столько миллионов солдат. Они не знали, что им делать, не умели знать. Их делание было не деланием.

Оффлайн Mari

  • Активный участник
  • Сообщений: 452
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #12 : 06 Окт. 2009, 21:56:04 »
В эпоху души сознательной, как отмечает и Бондарев Г.А., главное –это метаморфоза нашего мышления, поэтому основными являются работы Р.Штайнера, которые наиболее этому способствуют, а именно: «Философия свободы», «Как достигнуть познания высших миров», «Эгоизм в философии», «Загадки философии» и другие философские работы Доктора. Особенно «Философия свободы», ее Доктор называл еще философией активной воли. Уже как-то на форуме звучало – когда Доктора спросили, какую из своих книг он спас бы от пожара – только одну, он ответил –«Философию свободы».

Оффлайн urga

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 994
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #13 : 06 Окт. 2009, 22:01:10 »
Правильнее сказать – ранее  мистерии основывали посвященные, ведомые духовным миром, т.е. они получали свои откровения как милость духовного мира. Наша эволюция зависела от существ, развитие которых не связано было изначально с Землей. Забота посвященных – заботиться о правильном переходе от одной культурной эпохи к другой. Забота Бога – осуществлять переход от одной планетарной эволюции к следующей. С эпохи души сознательной постепенно водительство человечеством передается посвященным, которые изначально были связаны с земной эволюцией и свое посвящение получают из собственных сил Я, исходя только из возможностей человека, т.е. христианские посвященные. Мистерии основывает не культура, а личности, которые опережают развитие, предвосхищают ее, а это посвященные. Мистерии могут вступить во внутреннее любого человека в эпоху души сознательной, самопосвящение, и эти мистерии раскрыты в антропософии.
Хороший ментальный поток пошел - буквально сегодня думал об этом и соглашусь с вами. Человек развивался исключительно воздействием на него из-вне другими Духами. Теперь человек способен опереться на собственную природу и путем работы с ней приходить к посвящениям.

Оффлайн Mari

  • Активный участник
  • Сообщений: 452
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #14 : 07 Окт. 2009, 10:31:41 »
Это и есть главное в понимание человеческой свободы – действовать из себя и реализовать из своих возможностей – «Вы Боги». Правильное понимание Евангелий – это понять, что они – гимн человеческих возможностей, прославление человека. Христос, как подчеркивается Доктором, ни одну секунду не действовал, исходя из Своих возможностей Сына Бога, а только из сил человека Иисуса из Назарета. Он реализовал возможности человека и за три года прошел 11 планетарных эволюций человека, поэтому и говорит –«Я Есмь путь», поэтому Его называют Сыном Человеческим. Идея Человека – это бессмертное Я, которое называем Христос.

Оффлайн urga

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 994
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #15 : 07 Окт. 2009, 22:25:53 »
С "бессмертным Я" все пока что обстоит не так просто. когда человек воплощен на земле, его Я (манас) фактически является кама-манасом. а ведь при развоплощении содержание кама-манаса тоже умирает. Обычное Я отнюдь не бессмертно. Бессмертным оно может стать путем преображения. Этот процесс чем-то подобен феномену света как его объясняют физики: члены человеческого существа улавливают излучения, поглощают их  переходом на большую вибрационную частоту. при развоплощении мы как бы вновь излучаем эту накопленую энергию, но излучаем уже в нащу индивидуальность (СамоДух и пр.)

Оффлайн EWC

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 189
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #16 : 07 Окт. 2009, 22:28:34 »
Мистерии основывает не культура, а личности, которые опережают развитие, предвосхищают ее, а это посвященные.  
 
   Ну да... А теперь культура все более творится именно развитыми личностями, а не посвященными (в древних мистериях личность - это именно то, от чего старались избавиться). Это показывает ее история от р.х. до настоящего времени. Даже отрицание культуры (в т.н."масс-культуре") подтверждает усиление этой тенденции. Но суть этой культуры как таковой - сделать индивидуальное доступным другим индивидуальностям, т.е. обществу (а не "массам", опять же), и это экзотерический процесс.
   Эзотерическое, относящееся к мистериям, посвящению, есть не более чем  принцип самодвижения, ранее трансцендентный культуре, в той же степени, как и принцип самосознающего Я. И вот теперь культура   должна быть способна метаморфизировать себя, для чего ей требуется "переварить" принцип мистерий, сделать его имманентным. И все "мистериальные" и "эзотерические" функции станут вполне понятными принципами, в том числе и "предвосхищение своего развития". См., в качестве примера, немецкую философию. Это и есть мистерия нового типа, и создана она отнюдь не посвященными. Наука не может быть тайной.
 -------------------------------------------   
   Впрочем, дело идет туго. Гетеанизм, должный последовать вторым примером, не был развит. И Штейнер не мог действовать исключительно в этом, новом ключе развития, не найдя достаточного отклика в современной ему культуре. Он сам говорит, что не было бы нужды в циклах, если бы были поняты основные книги. Многое было воспринято в старом ключе "мистериального эзотеризма". Может быть поэтому антропософия  (во-многом) остается за бортом современности? (А современность за бортом своего счастья)
----------------------------------------------
    Как-то так я уловил мысль Бондарева.

Оффлайн EWC

  • Бондаревские чтения
  • *
  • Сообщений: 189
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #17 : 08 Окт. 2009, 11:41:18 »
По ч.2
Таково происхождение рассудочности, интеллектуальности. Она всем хороша, кроме одного: она исчерпала свои возможности и не может служить дальнейшей эволюции человека.
   Тут можно было бы спросить, глядя на рисунок, где треугольник диалектики становится лемнискатой между низшим и высшим Я (последний, справа): а не происходит ли уже этот процесс (восприятия идей в мире высшего Я) и в том обычном "диалектическом" познании? Ведь переход от антитезиса к синтезу не является собственно рассудочным, а содержит качественное начало восприятия истины. Поэтому, как акт, он не может быть абстрактно формализован. (Этим человеческое мышление превосходит, например, искусственный интеллект, который может имитировать синтез, но не может реально синтезировать). Не вступает ли уже в синтезе в сознание что-то из-за границы низшего Я, что до этого не являлось содержанием этого низшего Я? По крайней мере,  познание мне представляется именно так, иначе это просто "перетирание" в ступе одного и того же, вариации, систематизации, каталогизации и т.п.
   В чем же тогда принципиальное отличие созерцающего познания от диалектического? Мир  истин ведь один и тот же.

Оффлайн Mari

  • Активный участник
  • Сообщений: 452
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #18 : 09 Окт. 2009, 21:37:48 »
У человека есть несколько Я. Самое высшее Я находится в царстве первой иерархии, оттуда оно излучается, светит во все тела человека – физическое, эфирное, астральное. Можно сравнить, например, я низшее как то, что получаем когда на пути света стоит темное стекло, т.е. это то же Я, но отблеск, так же с я в эфирном и астральном теле. Когда мы говорим о метаморфозе сознания, подразумевается расширение восприятий – не только материальный мир реален для сознания, но и эфирный, соответственно и я тогда другое. Низшее я, связанное с материальным миром восприятий, действительно исчезает после смерти. В божественный духовный мир проносим экстракт физического и эфирного тел – то, что связано в них с вечным, это не исчезает и от инкарнации к инкарнации становится больше. Этот экстракт и составляет  в Божественном духовном мире основу для нашего Я, в которую оно излучает свет и подготавливает новую инкарнацию, дает силы для построения более совершенного физического тела, которое способно из сил Я в земной жизни достигать более высокого духовного. Подобное происходит и каждую ночь во сне. Мы должны глубоко засыпать, сон без сновидений, тогда просыпаемся мы обновленными и сильными, но пробудиться мы можем только Христовой силой. Если ее в душе недостаточно, то душа во сне не погружается в такой глубокий сон, и человек, проснувшись, не обновляется, т.е. он быстрее стареет и больше болеет.

Оффлайн urga

  • Завсегдатай
  • Сообщений: 994
  • Karma: +0/-0
Re: Вопросы методологии
« Ответ #19 : 09 Окт. 2009, 22:56:19 »
Уважаемая Mari, вы упускаете из виду ту часть хроник акаши, которая заполняется оригинальными мыслями человека (на поане манаса). Конечно, развоплощенный человек содержит в себе преобразованные части трех низших проводников, но в антропософии термин "Я" употребляется ОДНОЗНАЧНО - как четвертый член человека, его манас. Заметьте, как часто Доктор заявляет, что сознание внешне появляется с внедрением АСТРАЛЬНОГО тела, хотя на самом деле подразумевается внедрение Я ВМЕСТЕ с астральным телом. Это к тому, что в воплощенном состоянии действует КАМА-МАНАС, а в развоплощенном мы уже имеем право говорить о высшем Я (Само-Духе).
Еще интересно в одном из циклов рассуждение о трех переживаниях Я в связи с оккультным развитием. С выхождением в эфирный мир появляется "другое Я", способное к превращению. Доктор так и пишет, что человек познает в силовом теле себя как то Я, которое плывет в кармическом потоке событий. (далее следует сталия слышания мировых мыслей-слов). Но только на следующей ступени человек открывает себя как подлинное Я, являющееся существом духовного (ментального) плана и формы бытия (уже третье переживание Я).