Автор Тема: Идея Гетеанума  (Прочитано 12075 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Идея Гетеанума
« : 25 Авг. 2009, 19:36:36 »




Цитировать
Теперь здание построено. Его формы словно вырастают из холма. Поэтому нижняя часть здания выполнена из бетона. Я попытался создать художественные формы из этого хрупкого материала, и многие почувствовали, как гармонируют они с формами скал, как природа естественно перерастает в архитектуру.
Здесь действительно работали на основе не абстрактных понятий, а художественных ощущений. В то время, когда это было еще возможно, перед войной, — для покрытия куполов сюда с большими усилиями был доставлен норвежский шифер. Я увидел этот чудесный шифер в 1913 году между Христианией и Бергеном. Теперь он сверкает на двух куполах, и возникает ощущение, что этот зеленовато-серый блеск, отражающий солнечный свет, безраздельно принадлежит природе. И мне кажется, он даже усиливает сам солнечный свет, его значение в этом исключительном ландшафте; на его месте и должно было возникнуть нечто выдающееся, требующее обновления духовной жизни, всех наук, в определенном смысле — новое искусство.
Так выглядит здание. Нельзя не упомянуть, что в последние годы наши многочисленные коллеги, работающие в разных сферах науки, занимались здесь изучением того, как естествознание, математика, история, медицина, юриспруденция, социология и т. д. обогащаются знанием антропософской духовной науки. Таким образом в Дорнахе образовался университет, и для его слушателей предмет нашего обсуждения выполняет функцию большого зала, аудитории, где тысячи людей обретают возможность свободно общаться с друг другом.
АРХИТЕКТУРНАЯ ИДЕЯ ГЁТЕАНУМА Рудольф Штайнер

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #1 : 25 Авг. 2009, 19:48:31 »

Цитировать
На горизонтальной террасе бетонного цоколя высится деревянная часть здания. Она состоит из двух взаимопроникающих цилиндров, завершающихся двумя неполными полушариями, которые словно перетекают друг в друга по дуге, замыкая пространство большого зрительного зала и пространство зала эвритмии и мистерий. Посередине расположен подиум для оратора.
Таким образом, здание имеет дуалистическую форму, то есть состоит из двух цилиндров, которые увенчаны куполами, что отвечает общей задаче, поставленной духовной наукой, как мы ее мыслим в Дорнахе. В основе ее — духовное развитие человека. К антропософской науке приходят, ориентируясь и опираясь не на обычную повседневную логику суждений (хотя на ней, естественно, строится многое) или на обычные правила научных исследований, а претворяя в искусство в душе мерцающие силы, как это изложено в моей книге "Как достигнуть познания высших миров?", и поднимаясь в область сверхчувственного, где обнажается сущность бытия. Этот переход из сверхчувственного мира в чувственный, который совершается на глазах у тысяч зрителей и слушателей, сидящих здесь, с одной стороны, и, с другой стороны, сообщение со сверхчувственными мирами — как единое целое, воплощенное в ощущение, — нашли свое выражение именно в двухкупольном сооружении в Дорнахе. Причем оно никоим образом не мыслится как символическое. Поэтому я могу сказать: конечно, можно было бы выразить эту идею иначе, но мне представлялось художественное воплощение основной идеи именно таким.
АРХИТЕКТУРНАЯ ИДЕЯ ГЁТЕАНУМА Рудольф Штайнер

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #2 : 26 Авг. 2009, 15:11:27 »


Внутренний вид Первого Гетеанума. Акварель Г. Баравалле

Цитировать
Теперь возьмем духовную науку. Она порождается вашим внутренним импульсом. Оформляется   в   идеях.   Идеи приводятся во взаимосвязь. Вы живете в самом бытии духовной науки (извините за тривиальное сравнение, но оно чрезвычайно наглядно показывает процесс творчества в развитии от элементарно наивного, как это было в Дорнахе), вы словно находитесь в ядре ореха, и вы сами есть тот закон, по которому строится скорлупа-здание.
Однако благодаря тому, что антропософская духовная наука ориентируется на цельность человеческой природы, она не может быть противоречивой, то есть использовать произвольный архитектурный стиль для выражения своих идей. Она — больше чем отвлеченная теория, она — жизнь. Поэтому она должна создавать не только ядро, но и оболочку во всех деталях.
Творчество развивается по тем же внутренним законам, по каким строится наша речь, играются мистерии и ставятся эвритмические спектакли.
Все, что может быть выражено словами, представлено в эвритмии или мистерии, должно звучать или восприниматься в зале так, чтобы стены и их роспись  были  частью  самого спектакля, а зрители чувствовали себя его участниками. Каждая колонна должна провозглашать истины антропософской духовной науки. Именно потому, что она одновременно является наукой, искусством и религией, антропософски ориентированная духовная наука должна создать свой собственный архитектурный стиль, независимый от всех прочих стилей. Все это, разумеется, можно сколько угодно критиковать; однако все новое сначала представляется несовершенным. Уверяю вас, мне самому хорошо известны все ошибки, и если бы я во второй раз строил здание, то хотя и исходил бы из тех же принципов и законов, но результат в большинстве деталей, а возможно и в целом, был бы совершенно другим. Только в процессе возведения здания можно познать законы его сущности. Они аналогичны законам развития духовной жизни, духовного прогресса, эти законы нельзя было нарушать и при строительстве в Дорнахе.

АРХИТЕКТУРНАЯ ИДЕЯ ГЁТЕАНУМА Рудольф Штайнер

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #3 : 27 Авг. 2009, 17:23:22 »
Цитировать
Так же и мир, который мы изобразили в Дорнахе, — мир сверхчувственный. Его реальность не требует символического или аллегорического перевода в понятия. В антропософски ориентированной духовной среде здание не может быть построено в любом стиле. Всякий произвольный архитектурный стиль был бы для нее чем-то внешним, так как эта реальность есть не отвлеченная теория, а жизнь во всех ее проявлениях, которая должна выработать свой собственный стиль.
Разумеется, можно ретроспективно проследить историческую линию, охарактеризовав сущность античности посредством стоечно-балочной конструкции, затем перейти к готике и показать, что исходя из этих же конструкций она пришла к выражению жизненного содержания архитектуры в стрельчатых и крестовых сводах.
В Дорнахе была предпринята попытка выразить это жизненное содержание, органически преобразуя динамику, метрику и симметрию прежних архитектурных форм.  Мне известно, как много можно написать с позиций традиционной архитектуры против этого перехода геометрических, метрических и симметричных форм в органические, заключающие в себе органическую сущность. Однако речь шла не о натуралистическом копировании каких-либо организмов, а о постижении естественного творческого принципа природы. И если можно рассматривать опоры и балки как истинно архитектурные формы, а сущность готики видеть в стремлении к крестовым сводам и т. д., точно так же можно проникнуть и в сущность внутренней формы, формотворчества природы, которое присутствует в органическом формообразовании.
Это и должно было стать главным впечатлением от здания в Дорнахе. Уже при первых попытках создания нового архитектурного стиля цель была достигнута. То, к чему мы стремились, можно выразить следующим образом: мельчайшая деталь в величайшей взаимосвязи форм должна мыслиться только в присущем ей естественном положении; она должна находиться на предназначенном для нее месте.
Подумайте о мочках ваших собственных ушей. Ощущая свое тело как единое целое, вы должны сказать себе: мочки ушей не могут быть мизинцем на ноге или большим пальцем правой руки; в организме каждая деталь находится на своем предусмотренном природой месте.
К этому стремились в Дорнахе: здание, его архитектура, задумано как органическое целое, каждая его часть имеет индивидуальную форму и расположена там, где ей надлежит быть. Сколько бы ни приводили возражений, одно остается несомненным: была предпринята попытка перейти от геометрически-механической архитектуры к архитектуре органических форм. Этот стиль можно было бы поставить в ряд с другими архитектурными стилями, что однако не продвинет нас вперед. Художник ничего не приобретет, поскольку такой стиль возникает из элементарного. Когда меня спрашивают, каким образом отдельная форма возникает из целого, я могу дать следующий ответ.
Возьмем, например, орех. Он имеет скорлупу. Эта скор¬лупа образуется вокруг ядра по тем же законам, что и само ядро, сам орех, и вы не може¬те представить себе ее как-то иначе, нежели такой, какая она есть на самом деле.
АРХИТЕКТУРНАЯ ИДЕЯ ГЁТЕАНУМА Рудольф Штайнер

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #4 : 28 Авг. 2009, 07:25:14 »

Цитировать
Некоторые посетители Гётеанума  говорят,  что они обнаружили в нем ту или иную аллегорию или символ, но это, в сущнос¬ти, не соответствует действи¬тельности. Во всем здании в Дорнахе нет ни единого сим¬вола. Все изображенное явля¬ется непосредственно вопло¬щенной художественной фор¬мой. И я всегда чувствую фальшь словесных описаний здания. Конечно, если гово¬рить о Дорнахе опосредован¬но, можно сделать о нем со¬общение, подобное, напри¬мер, изложению какой-нибудь главы истории искусства. Но, созерцая само здание, я вос¬принимаю всякое словесное объяснение как суррогат. Та¬кое объяснение необходимо лишь для того, чтобы предста¬вить людям воплощенный в дорнахском сооружении осо¬бый способ выражения миро¬воззрения — как Сикстинс¬кая мадонна является непо¬средственным следствием христианского мировоззре¬ния, ничего не символизируя, а лишь выражая духовные пе¬реживания и ощущения ху¬дожника.
Австрийского поэта Хаммерлинга, когда он написал своего "Агасфера", тоже обви¬няли в использовании симво¬лики. Он справедливо возра¬жал своим критикам: как же изобразить Нерона, реального живого человека, которого сама история представила как символ жестокости! И ника¬кой ошибки нет в том, что возникает впечатление истин¬ной олицетворенной жестоко¬сти Нерона; напротив, было бы большим художественным недостатком, если бы вместо живого человека была изобра¬жена застывшая аллегория.
АРХИТЕКТУРНАЯ ИДЕЯ ГЁТЕАНУМА Рудольф Штайнер

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #5 : 31 Авг. 2009, 06:46:14 »

Цитировать
После того как на Мюнхенском конгрессе 1907 года в архитектурное творчество был введен принцип метаморфозы, а в проектах Йоханнесбау (1911) - принцип подвижного равновесия пространства, появилась возможность приступить к строительству самого здания. В Дорнахе под Базелем Рудольфу Штайнеру был подарен большой участок под строительство. Его свободное расположение на холмах позволило создать выразительный образ здания, не ориентируясь на существующий градостроительный контекст, как это предполагалось в предыдущих проектах. Внешний облик сооружения должен был отражать его содержание. 20 сентября 1913 года Штайнер заложил первый камень, а 1 апреля 1914 года состоялся праздник по случаю окончания первого этапа строительства.
Рудольф Штайнер в макетах разрабатывал решение фасадов и интерьеров здания. Не на чертежной доске, а из воска и пластилина возникали формы под искусной рукой мастера. Единственный в своем роде макет интерьера, изготовленный в январе 1914 года, является этапным произведением. В вибрации парящих линий он представляет не только живую форму, но и органически-пластическое произведение архитектуры, где архитектурные детали (капители, архитравы) превратились в формообразующие элементы. Кроме того, в нише малого зала Рудольф Штайнер предлагал установить деревянную скульптуру, сюжет и пропорции которой образно отражали архитектурную идею. В общей системе образов интегрировались архитектура, скульптура и живопись.
ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ГЕТЕАНУМ Хаген Бизантц 

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #6 : 27 Сен. 2009, 12:30:22 »

Макет интерьера первого Гётеанума

Цитировать
Концепция цветовых потоков, продолжавших динамическую пластику архитрава, предопределяла мотивы росписей свода купола. Свет также был частью общего художественного решения: окна с тонированными стеклами создавали в пространстве большого зала атмосферу постоянно меняющихся цветовых ощущений. Малый купол, задуманный в качестве сценического пространства, не имел окон. Сюжеты на окнах были выполнены в изобретенной Штайнером технике гравировки стекла.
Взаимодействие искусств в образном решении внутреннего пространства первого Гётеанума впервые позволило осуществить основную цель модерна: создание единого, целостного произведения искусства (Gesamtkunstwerk). Провозглашенный Гропиусом в 1919 году художественный принцип Баухауза также отражал эти творческие идеи. Но только в Гётеануме осуществилась идея объединения "под крылом архитектуры" всех видов искусств и был создан единый "организм".
Идее развития внутренних пространств должно было соответствовать решение пластических фасадов здания. По указаниям Рудольфа Штайнера, скульптурные деревянные формы должны были  словно вырастать из бетонной стены и оставлять ощущение движения и проницаемости. Художественный эффект "эфирной стены" состоял в том, что снаружи она воспринималась как нечто живое, органическое, а изнутри — как нечто отступающее, уступающее, исчезающее, прозрачное. Такое решение стены соответствовало внутренней потребности современного человека, что очевидно и в постройках Баухауза с их стеклянными стенами, то есть суррогатом "прозрачности" (например, дом Фарнс-ворта в Иллинойсе, США, архитектор Мис ван дер Роэ). Другой существенный аспект архитектурного решения фасада способ   пластического выявления соотношения сил между несущими и несомыми конструкциями. В то время, как Баухауз пошел по пути выявления конструктивных напряжений и подчинения стереометрическому единству, в каждой детали Гётеанума пытались ощутить и сделать зримыми соотношения внутренних сил. Так возникли новые формы пилястр, конструкций входов и окон, а также колонн и опор в интерьерах. Характерными в этом отношении были опоры большой бетонной лестницы с западной стороны и деревянная колонна в зале из красного бука. В обоих случаях материалы — дерево и бетон — позволили создать непрерывный плавный переход от несущих конструкций к перекрытиям, воплощенный в выразительной форме капителей.
Обсуждение этих проблем возвращает нас к вопросу о функционализме. Обычно с этим понятием связывают стиль "новой вещественности", а его основание приписывается венскому архитектору Адольфу Лоосу. При этом имеется в виду архитектура, освобожденная от всех видов орнамента, ориентированная исключительно на функциональную необходимость. Однако если у Лооса упрощение формы действительно предопределялось назначением здания, то архитекторы Баухауза использовали его представление о функции в применении к своим произведениям, созданным по совершенно другим схемам. Они трансформировали функционализм Лооса в обобщенную модель единого картезианского пространства, которое может использоваться для любых целей, так что функция здания не только не находит отражение в форме, но. напротив, остается скрытой. Если теперь вернуться к первоначальному, введенному Лоосом понятию "функционализм", он представлял в 1900 году идеал искусства будущего, который был развит и дополнен Рудольфом Штайнером.
ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ ГЕТЕАНУМ Хаген Бизантц

Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #7 : 20 Сен. 2011, 06:02:45 »


В Дорнохе

Цитировать
Сияющий зимний день, почти такой, какие случаются высоко в горах, застала я в Дорнахе в феврале 1914 года. Склоны были покрыты глубоким снегом, который сохранялся на протяжении целого месяца при сухом, прогретом солнцем зимнем воздухе, - редкость для этой местности. Воскресный покой царствовал на холме, который был заметен уже издалека из-за высоких строительных лесов. В их пронизанных солнечным светом сквозных формах, возвышающихся над бетонным фундаментом, уже намечался двойной купол. В сопровождении незнакомого голландца я вскарабкалась наверх по выложенным спиралью доскам, которые образовывали внутри между лесами примитивную лестницу. Эти леса выполняли роль форм будущего внутреннего пространства Здания; вокруг них вскоре должны были вырасти его стены.
Вновь спустившись вниз, я встретила перед деревянным бараком - столярной мастерской - доктора Штейнера. В шубе и высоких сапогах он возвращался с работы над наружными моделями, которые располагались в небольшом помещении позади столярной. Он бережно вел под руку Марию фон Сиверс, укутанную в беличью шубку. - "Она растянула себе ногу, надо быть с этим внимательными, - сказал он. - А что, Бугаев остался в Базеле?"
Когда на следующий день мы с Бугаевым шли сюда из Арлесгейма, нам навстречу в чистом зимнем воздухе уже издалека доносился через заснеженные поля оживленный стук молотков с лесов Здания; удары о деревянные балки были мягкими и ритмичными. Более трехсот рабочих трудились на лесах и в прилегающей к Зданию столярной мастерской. Примерно восемнадцать членов Общества руководили работами и осуществляли надзор. Мы встретили их всех, когда они вместе с доктором Штейнером сосредоточенно наблюдали за тем, как стройное, свинченное из досок ребро, покачиваясь в воздухе, направлялось на свое место, где его устанавливали на строго вертикальный участок деревянной стены. Эти деревянные стены, стоящие на бетонном фундаменте, состояли из толстых балок, лежащих горизонтально одна на другой. К вечеру уже были установлены несколько купольных ребер. И теперь также распознавались первые очертания малого купола вместе со стеной восточного помещения, как бы намекая на то, что за этим последует.
Работа продвигалась с невероятной скоростью. Быстро выросли стены большого купола, а через несколько дней появилась внешняя форма двух взаимопроникающих пространств. Затем сюда добавились два боковых флигеля, а ребра купола были устланы гибкими, блестящими досками.
Вскоре после нашего прибытия мы были приглашены на обед доктором Гросхайнцем и его супругой. У них в старом Бродбекхаусе (впоследствии - "склон Рудольфа Штейнера") жили Рудольф Штейнер и Мария фон Сиверс. Беседа велась в основном хозяевами дома.

http://www.bdn-steiner.ru/modules.php?name=Books&go=page&pid=7501



Первый Гётеанум в процессе строительства. Февраль 1914. Арх. Р. Штайнер

Почти сто лет спустя желания,  понимания и потребности строительства храма, даже в душе, уже нет.

Цитировать
Я хочу объяснить, почему мне не нравится идея построения виртуального Гётеанума. Гётеанум был, идея его создания была воплощена на Земле, он состоялся, исчез и остался.
Идя по формальному пути повторений мы рискуем смастерить что-то вроде православного богослужения по телевизору или (что еще хуже) интерактивную игрушку. Есть разница между тиражированием и творчеством, ремеслом и искусством. Я думаю, что повторения в мире идей быть не может, особенно через 100 лет, когда так много изменилось и на земле и в самих людях. Если мы выбираем творчество, мы должны быть готовы принять нечто совершенно новое.


Оффлайн Sergei

  • Администратор
  • Сообщений: 2 108
  • Karma: +0/-0
Re: Идея Гетеанума
« Ответ #8 : 09 Апр. 2012, 08:39:24 »
Дом Слова

Цитировать
Был праздничный вечер, когда я впервые поднялась на Дорнахский холм. Снизу я уже видела между цветущими вишнями оба купола Здания. Тогда они еще не были покрыты серебристым шифером, позднее выписанным из Норвегии, а были застланы только свежим деревом и сияли, как золотые плоды, в лучах заходящего солнца. Наверху, на дороге между столовой, помещавшейся тогда в маленьком деревянном бараке, и территорией стройки мне повстречалась группа художников в светлых красочных рабочих блузах, спускавшаяся от Здания. Большинство были мне знакомы по Мюнхену. Вечернее солнце отражалось в их сияющих глазах. Больше всего мне запомнились синие глаза Вольфхюгеля и загорелое, будто вырезанное из дерева, лицо его друга Штрауса. Они здоровались со мной так, как, вероятно, блаженные души в раю здороваются со вновь прибывшими.
Я вошла одна на территорию стройки. Здание снаружи и внутри было заставлено лесами. Позади виднелся большой барак - помещение столярной - и несколько меньших. Через южный вход я вошла в окружавшую Здание бетонную галерею, где стояли заготовленные части гигантских архитравов - трехметровые деревянные массивы, склеенные из досок; в грубом очертании они намечали контуры будущих рельефов, создавая впечатление горных формаций неких пра-миров.

Цитировать
Некоторые уже обрабатывались художниками с помощью стамесок по восковым моделям Рудольфа Штейнера. Грани этих рельефов напоминали одновременно и кристаллические, и растительные формы* Одна форма вытекала из другой, вела к другой, дополняя, завершая ее" Ничто здесь не было замкнуто, казалось, будто единое существо открывало свою любовь в многообразии форм. Сразу отпали мои опасения, что новое искусство может оказаться мне чуждым. Извечно родными явились эти формы душе.

Цитировать
На другое утро я уже издали услыхала постукивание сотен молоточков и колотушек; Юно возникает" - охватило меня счастливое чувство. Может ли быть большее счастье, чем участвовать в создании произведения, в необходимости которого ты убежден? С таким же воодушевлением возводились, вероятно, средневековые соборы. Трогательны были пожилые люди, которые могли только точить наши стамески или растирать краски, и годами преданно этим занимавшиеся. Я думаю, что друзья, работавшие в то время в Дорнахе, согласятся со мной, что мы были полны тогда чистейшего воодушевления. И если позднее наше душевное состояние иногда и омрачалось, то это происходило потому, что каждый из нас привносил с собой извне мертвые мысли и сомнения, иллюзорные чувства, слабость боли или переоценивал свою собственную личность. А когда разразился ураган мировой войны, работа в Дорнахе должна была продолжаться под знаком этой трагедии.

Цитировать
Придя в это первое утро к Зданию, я получила, Как и все художники, стамеску и колотушку. Мне показали одну из капителей в бетонной галерее и научили, как работать стамеской. В помещении столярной стояла модель Здания, сделанная самим Рудольфом Штейнером из воска. В разрезе были видны два круглых помещения с двумя пересекающимися куполами. Большее предназначалось для зрительного зала, меньшее - для сцены. По этой модели и по гипсовым моделям архитравов и капителей руководители групп указывали резчикам плоскости, какие они должны были освобождать от лишней массы дерева, удаляя его слой за слоем с помощью стамески. Направление борозд, проводимых стамеской, должно было совпадать с направлением плоскости так, чтобы получалось нечто вроде штриховки, в которой возможна игра света. Хотя удалялись очень большие массы дерева, нужно было работать очень осторожно и внимательно, иначе основа, из которой вырастали формы, могла внезапно стать очень тонкой и образовывалась дыра.
http://www.predela.net/modules.php?name=Books&go=page&pid=5702

Оба эти текста похожие, и все же они разные. Вряд ли это два разных перевода одного и того же текста, как предложил viator.


Здесь праздника нет, а на другом снимке праздник. Кто-то зачем-то удалил со снимков елки? И в тексте, как на снимках. Интересные параллели.
Цитировать
ВОСПОМИНАНИЯ О ПЛОДОТВОРНОЙ РАБОТЕ ПРОШЛЫХ ЛЕТ
МАРГАРИТА ВОЛОШИНА
В апреле 1914 года, вечером, я впервые увидала дорнахское Здание. Оба купола еще не были покрыты шифером, а лишь обшиты свежим тесом, и потому золотились среди цветущих вишневых деревьев. Был конец рабочего дня, навстречу мне с холма сплошным потоком спускались рабочие со стройки. При входе на территорию стройки в воротах меня приветствовала станка молодых художников в светлых рабочих блузах. Меня поразила радость, которой сияли их взоры.
Я знала, какой замысел стоял за этим Зданием. Подобно солнечному семени оно было погружено в земную сферу, «чтобы некогда Солнцем сделалась и она». «Еще миг, — думала я, — и моим глазам предстанут формы, обнаруживающие в веществе силы Слова, которым был сотворен мир. Но готова ли я пережить их непосредственно? (Чересчур велика была моя любовь к античному покою и совершенству.) Способна ли моя душа откликнуться на что-то новое? Ведь принуждение здесь невозможно».
Однако мои опасения рассеялись, стоило мне увидеть само Здание, все еще одетое лесами, и колоссальные формы отдельных архитравов, капителей и цоколей. Эти деревянные скульптуры, которые, подобно скалам, громоздились в вестибюле строения и в окружавших его бараках, оказались для меня чем-то совершенно новым и в то же время исконно родным.
Органические формы гранями своими напоминали кристаллы. Одна форма вытекала из другой и сама вела к новой форме. Одна форма ручалась за другую, дополняя ее и завершая. Трехчастные окна замыкались в единство. Ступени лестниц, расходящиеся, словно круги по воде, гостеприимно приглашали по ним подняться. Выглядело все так, будто некое существо этим многообразием жестов проявляло свою любовь, которая в живом метаморфозе все собой обтекала и наполняла. Здесь душа дышала свободой.


А в этом тексте появляются лестницы. А это уже сотворчество.
Цитировать
На следующее утро я еще издалека заслышала стук сотен молотков и киянок. «Рождается!» — охватило меня счастливое чувство. Ведь мыслимо ли большее счастье, чем участвовать в рождении угодного Богу? Разве само переживание рая не является участием в рождении угодного Богу, того, в чем тело мира и тело человека все еще едины? Уверена, люди, которые в те месяцы принимали участие в работах в Дорнахе, согласятся со мной, если я скажу, что то чистейшее воодушевление, которое наполняло нас тогда, было сродни такому райскому переживанию. И если впоследствии настроение сделалось иным, это произошло оттого, что каждый из нас принес с собой из мира мертвые мысли, иллюзорные чувства и недостаток мужества. Да и в самом мире разрушительные силы развязали бурю мировой войны, так что работы в Дорнахе должны были продолжаться под ее трагическим знаком.
Когда в это первое утро я появилась в Здании, мне, как и остальным художникам, выдали долото и киянку, подвели к капители и показали, как надо резать.
http://bdn-steiner.ru/forums/index.php/topic,859.msg9193.html#msg9193